Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру
1-31

августа

События в мире
В ночь с 19 на 20 Августа в акватории Англии появился "корабль-призрак". Полупустой, с сошедшей с ума командой на борту. Газетчики смакуют страшные подробности.
Китобойные суда в лондонском заливе готовятся к выходу в море. Неспокойно синее море... В воздухе витает запах розмарина и печеных яблок.
Германия и Россия грозят друг другу войной. Ирландцы хотят независимости. В Калькутте туги принесли в жертву Кали очередного губернатора.
29.10
Чем дышит полузатонувший Лондон? О насущных проблемах, вам расскажут газеты, о скрытых - ваше собственное любопытство.
04.10
У нас стартовал новый квест, к участию приглашаются все желающие.

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Лилиан Сантар, 20 лет, виконтесса, миссионер


Лилиан Сантар, 20 лет, виконтесса, миссионер

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Лилиан Сантар (Lilian Santar)

https://38.media.tumblr.com/dcb2afb1d3e3dff50992366dc2c7d318/tumblr_nsx8covUny1rucui8o2_500.gif

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Лилиан Маргери Сантар, 20 лет (род 30 декабря 1865) , человек, медиум, но дар ещё не проснулся.

2. Род деятельности
Леди, виконтесса, миссионер

3. Внешность
Шарлотта Райли (Charlotte Riley)
Невысокая (160 см), хорошо сложенная, по меркам времени, леди с копной вьющихся крупными кудряшками каштановых волос. Она вполне соответствует своему положению - бледна, ухожена, с мягкими, не знавшими тяжёлой работы, руками.
Чаще всего производит приятное впечатление при светском общении - деликатна и улыбчива,  не кривляется, не повышает голос и не прибегает к жеманным жестам. Привлекательное лицо с запоминающимися чертами: широкая нижняя челюсть, выдающиеся скулы, широкий рот, раскосые тёмно-карие глаза, нос с небольшой “фамильной” горбинкой.
Лили не брезгует и не злоупотребляет косметикой. Сейчас молодая виконтесса “на выданье”, потому частые выезды в свет, в сезон, обязывают выглядеть не просто хорошо, а очень хорошо, чем и занимается её камеристка. Девушка предпочитает не тугие причёски, собственные волосы позволяют ей обойтись без шиньона (или прибегать к нему редко и только на балы). Одежду выбирает со вкусом.

4. Способности и навыки
Получила хорошее домашнее образование, а также продолжает заниматься самообразованием.
Знает этикет высшего общества, верховую езду, языки (французский, хинди) и ведение хозяйства большого поместья. Весь “минимум” светской леди: литература, игра на клавесине, рукоделие (чаще всего вышивание), танцы. Она понимает в политике, войне и экономике ровно настолько, насколько может понимать дочь политика и военного. Но, в силу воспитания, да и просто нежелания вникать в эти темы, девушка никогда не рассуждает на них дальше застольных разговоров.
Лили имеет очень хороший певческий талант, но пела, конечно, разве что на приёмах или для домашних.
Обучалась сестринскому делу и медицине, поскольку участвовала в миссионерских миссиях.
Страстно интересуется кораблями и морскими путешествиями, может рассказать о устройстве судна много больше обычной леди (если б её ещё об этом спрашивали).
Начитана, крайне любознательна, любит приезжать в Бримстон на открытые лекции по самым разным предметам. Что-то ей нравится больше, что-то меньше. К удивлению самой Лили, её очень заинтересовало инженерное дело, возможно виной тому прекрасный лектор. Хотя понимает предмет девушка всё равно немного смутно.
Лили ещё не доводилось причинять вред человеку, но старшие двойняшки в своё время научили стрелять из пистолета. Дальше тренировок она его не применяла.
В качестве одного из хобби Лили увлекается садоводством и прекрасно разбирается в экзотических (для Англии) цветах.

5. Общее описание
- Конец 1865 потряс всю Великобританию, и, конечно же, не обошёл многочисленное семейство молодого графа Бакингемшира, Роланда Сантара. Бедствие, накрывшее провинцию, не только уничтожило почти все поля и маленькие города, но и перепугало беременную на последнем месяце супругу графа, леди Агату. Стресс вызвал преждевременные роды, а найти акушера в творящемся безумии просто не получилось. В итоге роды принимала камеристка, пока часть слуг искала потерявшихся двойняшек и помогала пострадавшим в бедствии.
Дом был полон криков, приказов, суеты, страха, и в этой странной какофонии сам факт рождения ещё одного, уже пятого, ребёнка просто не отобразили. Уже ближе к рассвету, когда эхо рушащегося мира устало греметь, детей нашли, выживших организовали, дворецкий, вместе с утренним напитком, сказал графу, что леди Агата родила девочку, но дурно чувствует себя и хочет видеть мужа. Тяжёлые роды подорвали здоровье графини, но последствия роковой ночи будут тянутся долго и заберут её жизнь только 7 лет спустя.
Дочь родилась чуть-чуть недоношенной, но здоровой.
- Детство леди Лилиан Маргери было, в целом, показательно хорошим. Девочка воспитывалась няней и матерью, которая с каждым годом всё реже покидала поместье, и находила в воспитании девочки отдушину. К тому моменту, как Лили исполнилось 5, все старшие уже вступили в возраст, когда им было не зазорно баловать младшую. Это подпитывал и факт доброго и спокойного характера викотнессы, не отличавшейся капризностью или норовистостью. В своеобразной семейной игре леди Агата воспитывала в Лили “маленькую хозяйку семейного очага”, приучая уважать нужды и потребности старших прежде своих. Также, мать рано наставляла девочку, что женщины военных должны смириться с фактом редкого присутствия мужчины в доме и их тяжелой службы. Это был тот аргумент, что графиня повторяла скорее себе. Граф Сантар, занятый возвращением былого влияния и получением нового, старательно выслуживался и карабкался по карьерной лестнице. Он редко бывал дома, и каждый раз для графини это становилось маленьким праздником. Она всегда ставила мужа на первое место, так привыкла думать и Лили.
- До смерти матери в 1873, у Лили было  только одно памятное и неприятное событие. В связи с катастрофой и открытием врат Ада в Лондоне, в Бекингемшире появился религиозный культ “Страшного суда”. Приверженцы этой фанатичной секты, в основном представители низшего и низшего-среднего класса, объединённые отдельными баптистами и приходскими священниками, были уверены, что произошедшее и был судный день, и все уже давно попали в чистилище, а значит - должны искупать свои грехи, иначе никого не пустят в Рай. Для лишившихся всего людей религиозный фанатизм был опиумом. Но к 1872 течение приобрело агрессивный характер. Конечно же, виновниками “заточения” стали “живущие в праздности”. Один раз они даже дошли до графского поместья, в отсутствие самого графа и его старшего сына, Кристофера, и в некотором смысле взяли его в кольцо, посылая на головы жителей проклятья и кидая камни в стены. Вышедшую к ним леди Агату чуть не потащили “причищаться”, но графиню сберегли слуги. Культ сидел у поместья чуть больше суток, ужасно перепугав Лили. Тогда она решила для себя, что религия - это плохо, но через дюжину лет она поменяет это мнение. Фанатиков разогнал вернувшийся на следующий день отец и больше о “Страшном суде” в их провинции не слышали.
- Смерть леди Агаты, хоть и была ожидаемой, всё равно безвозвратно уничтожила что-то сильное, греющее сердца Сантаров эти годы. Будто бы великий домашний очаг долго-долго заливал дождь, но все сидящие вокруг верили - капли закончатся раньше, чем огонь. Чуда не случилось. Лили полностью перешла на попечение гувернанток и нянь, и смешные попытки ребёнка быть “хозяйкой дома” конечно же ничего не меняли.
- В 1874 в парламенте было решено восстанавливать влияние на колониях. За 8 лет английский флот сумел разобраться с внутренними проблемами, и нашёл резервы для отправки корпусов во все ключевые колонии. Роланд Сантар получил весьма высокую, и крайне ответственную должность генерал-губернатора Индии. Он собрал всё своё семейство и отправился через океан.
- Об индии у Лилиан очень смешанные воспоминания. Это было тяжёлое время, но оно было полно ярких красок, какими пестрила сама колониальная страна. Почувствовавшие за 8 лет свободу индусы совершенно не хотели возвращаться под тяжёлую руку английского ига. Успели опять поднять голову сипаи, были разрушены многие железнодорожные пути, проложенные англичанами. Индия бурлила, пережив голод и рост языческих культов.
Практически вся компания и деятельность отца отличалась радикальными мерами, а застольные разговоры нередко сводились к расизму по отношению к “местным дикарям”. От природы избегавшая конфликтов Лилиан  никогда не высказывала своего критичного мнения о ситуации или высказывала его мягко, но смотреть на злые и напуганные глаза местных, обращённые на семью Сантар, девушке было откровенно тяжело. Уже в 14 она списалась с уважаемым доктором, который оказывал помощь не только английским офицерам, но и мирным жителям. Леди Лили хотела заниматься миссионерской деятельностью, поскольку она с рождения не любила оставаться без дела и мечтала заниматься чем-то созвучным с совестью. Обучение первой помощи и медицине не вызвало протеста в семье, и маленькая леди пыталась сгладить то впечатление, которое производила на местных английская диктатура.
- В самой семье тоже было не всё гладко. Старшие братья со временем просто углубились в свой служебный долг и их общение с сестрой было, преимущественно, эпистолярным. Когда девочке было 11, Александр, один из двойняшек, очередной раз рассорился с отцом на почве характера, и “ушёл хлопнув дверью” в самостоятельную жизнь, покинув отчий дом. С ним же поехала Аленари. Пытаясь удержать на плаву этот корабль, Лилиан постоянно списывалась с братьями и сестрой, разговаривала с отцом, училась вести хозяйство, разговоры, даже изучала совершенно неинтересную ей политику, всё, лишь бы заменить леди Агату. Но, несмотря на явнее внешнее сходство, мудростью и влиянием матери на семью она, конечно, не обладала. Но попытки свои Лили не прекращает до сих пор, проявляя фамильное упорство и собственную терпеливость. За эти неровные годы она прекрасно отточила мастерство уклончивой светской беседы, улыбок и иронии, когда тяжело, молчания, когда оно нужно, умения проникнутся даже к самому несговорчивому собеседнику.
- Как ни старалась Лилиан, к 17-ти её годам активная благотворительная деятельность имела странный эффект - её стали противопоставлять отцу, а не отождествлять с ним. Девушку заваливали письмами просители. Виной этому была и активная светская жизнь, которую она вела с ранних лет. Во-первых, положение графа обязывало. За выслугу ему также выделили колониальной земли во владение, и теперь он был “соседом” многих богатых колонистов, с незамужней и не обвенчанной дочерью. Во-вторых, быть затворницей не желала сама Лилиан. Подпитанная рассказами братьев и сестры - моряков, она страстно полюбила корабли, и на приёмах её то и дело окружали морские офицеры, коих девушка радовала умелыми комплиментами и живой, с юмором, речью. У неё появилось много друзей из сословия интеллектуалов-миссионеров, приезжающих в Индию с гуманитарными миссиями и дающих уроки местным детям. У неё появились друзья, о которых она никогда не говорила ни отцу, ни братьям, ни даже своим служанкам - защитники индийских сепаратистов и просто местного населения. Нет, конечно девушка не связывалась с террористами и сторонниками беспорядков ради протеста. Но она увидела достаточно обратной стороны английского вмешательства, чтобы тайно помогать тем, кто защищал действительно мирное население от агрессии. Хоть в семье этого и не замечали, но Лилиан была настоящей Сантар, а значит она была смелой и не лишённой авантюризма, как и все члены семьи.
- Именно на почве этих своих убеждений она и познакомилась, и стала украдкой помогать Арону Ферро, бывшему английскому офицеру низкого ранга, который официально “умер” и дезертировал, помогая местным. Молодая девушка, пребывавшая в возрасте юношеского максимализма, конечно не могла обойти такую авантюру стороной. Ей приходилось прилагать всю свою сообразительность и находчивость, дабы правда не вскрылась. Конкретно она помогала медикаментами и информацией, если кому-то из граждан угрожал арест или обыск. О её участии сами индусы не знали, ведь реализовывал всё Арон. В их маленьком заговоре были и другие люди, миссионеры, медики, учителя, а значит рано или поздно он бы может и открылся, но в 1883 отец возвращается в Англию, получив хорошее место в парламенте.
- К 1883 большая часть семьи уже уладила свою жизнь, так или иначе. Кристофер, самый старший брат, больше и больше времени проводил с отцом, готовясь перенимать часть дел, ведь он был наследником. Вальден (второй сын) снискал семейного счастья, пусть и без одобрения отца, и Лили с удовольствием общалась с невесткой и маленькой племянницей. Аленари и Александр (Алек) продвигались на службе во флоте. А леди Лилиан предстоял Сезон.
- Не сказать, чтобы Лили не понимала важности и закономерности помолвки. Но перейти к платьям, веерам, балам, клавесинам и романсам после эпидемий тропических болезней, борьбы с голодом и какарами, момандами и вазирами на северо-западе было… странно. Она словно всему училась заново. С некоторой растерянностью молодая виконтесса поняла, что ничего не знает о лондонском дворе и жизни столицы, ведь последний раз была там совсем-совсем ребёнком. Ей наняли очередную гувернантку, которой следовало обучать её придворному этикету. Жизнь резко поменялась. Жизнь стала скучной. Казалось, такой бурный город, как Лондон, должен был впечатлить молоденькую леди, но ровесницы сильно уступали девушке в образовании и жизненном опыте, говорили только о мужчинах. А сам город откровенно пугал, если не сказать - ужасал. Он был мрачным, укутанным смогом, суетным и пахнущим рыбой. Нищета Лондона была немногим меньше нищеты Дели, а местные военные зачастую носили форму только на парады и казались Лили страшными позёрами. Но самым ужасным девушка считала сам факт того, что в Лондоне были демоны, и что такая мерзость, как продажа души была легализована правительством. Это до сих пор не укладывается у неё в голове.
- Некоторой отдушиной стал Бримстон. Любознательная леди то и дело выбиралась на открытые лекции, с удовольствием крутилась в среде молодых студентов, даже завидуя им. Не то, чтобы ей не нравилась грядущая участь жены какого-нибудь высокородного юноши, она всегда была семейной девушкой, но горящие глаза, вера в то, что знания могут поменять что-то в творящимся кошмаре будто бы успокаивали её, хотелось верить, что ты тоже можешь что-то поменять.
- Пусть Лилиан, положено статусу, и не покидала дом в одиночестве, у неё всё же была возможность жить вне вакуума светской жизни за счёт миссионерской деятельности. Здесь, как оказалось, она нужна даже больше. Это добавляло ей очков на “рынке невест”, бесспорно, помимо большого состояния, приятного характера и внешности, связей отца. Но занималась помощью нуждающимся Лили совершенно искренне.
- Возможно этим она и привлекла какого-то демона, который, как казалось самой Лили, её преследовал. Иначе объяснить постоянное появление этого… мужчины в самых неожиданных местах Лили не могла. Он то и дело попадался ей на пути: домой из Бримстона, когда захромала вдруг лошадь; у любимых портных; у стен детского приюта, которому она помогала; и даже  на приёме одной из престарелых леди. Лилиан не решалась рассказать об этом отцу, Вальдену или Кристоферу, она даже не знала имени мужчины с неестественными глазами, которые постоянно смотрели на неё, как на мышь, но отделаться от чувства преследования не могла. Тогда то она и вернулась в “лоно церкви”. Одна из оказывавших ей фавор леди брала её с собой на воскресные проповеди, и Лили постепенно прониклась уважением и симпатией к местному отцу-настоятелю. Очень мудрый мужчина с лукавыми глазами выслушал её на исповеди, и смог успокоить. Что удивительно, с того дня она больше не видела и самого демона.
- Замужество Лили пока не складывалось. Наметившаяся было партия не состоялась, прочие женихи и даже достойные джентльмены, с которыми Лили было приятно общаться, упорно не устраивали либо родителя, либо Кристофера, а большое чувство всё не приходило. Пока случай не столкнул её снова с Ароном Ферро. Был январь 1886, и, отдыхая от сезона, Лилиан занималась делами одного детского приюта, который спонсировала она и её патронесса. У решётки двора она увидела, и не сразу узнала мужчину из той далёкой, безумной индийской молодости, который также удивлённо смотрел на неё. Неровное и странное общение началось снова. Почти что бродяга, контрабандист, человек держащий крупную банду в бедных кварталах и леди. Их всё ещё объединяло желание помочь тем, кто остался на обочине жизни, пусть Ферро и Сантар подходили к этому по-разному. В том, что их странное и весьма урывчатое общение переросло в серьёзное чувство Лили не признаётся себе до сих пор, стараясь вежливо отказывать знакам внимания. Девушка не забывает о разнице в положении, да и то, что происходит в доме заставляет забыть о личных чувствах...
- Будто бы под влиянием этого мрачного города, даже семья вместо радости приносила больше разочарования и горя. Умерла супруга Вальдена, с которой Лилиан успела подружиться, очередной раз, и серьёзно, рассорились Алек и отец, а сам отец… Лили боиться признаваться себе, но граф Роланд Сантар совсем-совсем далёк от мужчины, которого она знала всё детство. Даже своему исповеднику девушка не доверила то, что тревожит её весь последний год. Покалеченные слуги, жестокие слова, мрачная и гнетущая атмосфера дома в котором будто бы поселился кто-то другой. Кто-то страшный в обличье её отца. А потом, вместе с экспедицией, пропала любимая сестра Аленари.

Об игроке

6. Способ связи
Кину в ЛС администрации, игрокам - по запросу

7. Пробный пост

Свернутый текст

Неловко получилось. Лилиан бы добавила, что крайне неловко, хотя со стороны могло показаться, что баронетту и весь честной народ разыгрывают 2 бродяги. Маркиз фон Хорст выглядел под стать маркизу фон Геллеру, и оба они не выглядели как подобает их титулу. Мужчина оброс, замёрз, ёжился от холода и кашлял от болезни. От статного аристократа, сопровождавшего Императора и смотревшего на людей проницательным до мурашек взглядом сейчас осталось разве что привидение! Но как же интриговала мысль, что он единственный из всей свиты, кто сейчас ещё ходит по этой земле... спустя месяц!
Рейно, Рейно, что же твориться. Неужели это сын герцогини Мариолы?!
Удивлённый взгляд Лилиан переходил с одного маркиза на другого, она не знала, какие правильные слова должна сказать в этом случае, ведь она много ниже по титулу их обоих, но точно знала, что обоим надо срочно привести себя в порядок! И подлечиться...
— Я в порядке, маркиз, — упрямо заявил мальчик с ссадинами и в лохмотьях, держа спину так ровно, как позволяло его воспитание, достоинство в условиях лёгкой побитости. — Но мне необходимо вернуться домой. Очень срочно, пока матушка и... отец не хватились, — на упоминании о герцоге фон Геллере найдёныш явственно побледнел. Лилиан вспомнила сурового и чеканного Генриха и тоже побледнела. Пожалуй, следовало действительно начать разъяснять ситуацию этих странных встреч:
— Приветствую, маркиз фон Хорст, — девушка присела в книксене. — Я извиняюсь, что не могу ответить на все ваши вопросы... Я сама только сейчас увидела... кхмм, маркиза фон Геллера. Вы меня, наверное, не помните, меня зовут Лилиан Маргарет фон Кессен, я дочь барона Раймонда фон Кессена. Вы... о вас не было вестей с декабря.
На самом деле Лили думала сказать, что у маркиза крайне болезненный вид, но в последний момент она посчитала это невежливым. Чуть замешкавшись она осмотрела улицу и заведения, которые на ней располагались, и выдвинула предложение:
— Господа, если вы мне позволите, я думаю нам стоит уйти с улицы в тёплое место.
— Нет, нам нужно сейчас же домой, — немного занервничал Фридрих, очевидно уже понимая все возможные последствия своего побега. Лили осмотрела больного до шатания фон Хорста, побитого, до дворняги фон Геллера и решила, что это не самая лучшая из идей...
— Милорд, простите мне мою дерзость, но вы уверены, что хотите вернуться во-дворец в таком виде?
Мальчик опустил глаза на свою... остатки своей одежды и грязную хламину, в которую кутался, равномерно зарумянился, неохотно проговорив:
— Возможно вы и правы, миледи...

Отредактировано Lilian Santar (12 сентября, 2017г. 15:12:17)

+6

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

0


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Лилиан Сантар, 20 лет, виконтесса, миссионер