Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру
1-30

августа

События в мире
В ночь с 19 на 20 Августа в акватории Англии появился "корабль-призрак". Полупустой, с сошедшей с ума командой на борту. Газетчики смакуют страшные подробности.
Китобойные суда в лондонском заливе готовятся к выходу в море. Неспокойно синее море... В воздухе витает запах розмарина и печеных яблок.
Германия и Россия грозят друг другу войной. Ирландцы хотят независимости. В Калькутте туги принесли в жертву Кали очередного губернатора.
04.10
У нас стартовал новый квест, к участию приглашаются все желающие.
9.07
Обратите внимание на имеющиеся квесты. Записаться в квест, а также высказать свои предложения по сюжету можно в этой теме.

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » when in doubt, go to the library


when in doubt, go to the library

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://se.uploads.ru/c0sXC.jpg

Catherine Edwards, Charles Waterstone
12 марта 1986; Университет; библиотека Колледжа Затонувшего Корпуса.

Если в руках твоих карта сокровищ, но собою она представляет огрызок бумаги, изукрашенный каракулями, кто как не картограф тебе пригодится? Он, к слову, пригодится ещё не раз непременно. Посему, его надо найти и держать при себе.

Отредактировано Charles Waterstone (25 июля, 2017г. 00:18:39)

+1

2

-Мисс Эдвардс, на днях я имел разговор с весьма известным джентльменом.

Перо скользит по шершавой поверхности бумаги, оставляя за собой уверенный чернильный след. Чернила впитываются, приобретая насыщенную глубину, скрывая под собой графитовые волны набросков. Они еще виднеются, подводными течениями омывая новую береговую линию, но уже чувствуют свое бессилие перед этой враз возведенной границей между океаном загадок и сушей истины. Кэтрин аккуратно промокает чернила и, чуть откинувшись , любуется получившейся картиной. Торжествующая улыбка касается губ. Несомненно, это он. Тот ответ, что она искала так долго, поддавшись смутному предчувствию, этому интуитивному ощущению правильного пути, пускай и изменив самой себе, сойдя со знакомой тропинки известных фактов, с головой уйдя в область догадок и полунамеков. Она доводит недостающие линии и встает, чтобы видеть законченный лист целиком.

- Сей джентльмен был весьма заинтересован вопросами картографии.

Век карт долог. Так долог, что не одно поколение сменится прежде, чем их поверхности коснутся первые морщины досадных неточностей. А значит, прикладывая к ним руку, ты прикасаешься к вечности.  Кэтрин с улыбкой смотрит на свою работу, которая однажды, она не сомневается, позволит ей чернильным росчерком оставить в вечности свой собственный след. Если, конечно, мир снова не сойдет с ума, обращая материки в острова, закручивая волчками морские течения и опрокидывая навигацию с ног на голову. Впрочем, в любом изыскании всегда пригодится отправная точка. Ей тоже есть еще о чем спрашивать старые карты. Может быть однажды и ее картам повезет отвечать на чьи-то вопросы.

- Полагаю, у него возникли трудности в его собственных изысканиях, и я позволил себе отрекомендовать вас ему в помощь.

Конечно, это еще не победа. Разумеется, это все требует проверки. Если бы только ей самой все проверить! А если не самой,то отец наверняка найдет пару отчаянных ребят, которых не испугаешь такой мелочью, как путь, которым еще никто не решался следовать. Ей сейчас никак нельзя покидать Бримстоун, но разве это так уж непреодолимо? Кэтрин с азартом тянется к стопке бумажных листов на краю стола, чтобы набросать несколько строчек отцу. Если поторопиться, то можно успеть передать записку с нарочным в город еще до заката.

- Думаю, он еще свяжется с вами лично, чтобы обговорить удобное время для встречи.

Она едва не начинает излагать свои мысли отцу на обороте записки на дорогой хорошо выделанной бумаге, но вовремя спохватывается и откладывает перо в сторону.  Ей нет нужды перечитывать эту записку, она помнит содержание наизусть, да и работает сегодня в библиотеке лишь затем, чтобы мистеру Уотерстоуну было сподручнее ее отыскать, но, тем не менее, вновь скользит взглядом по  размашистым строчкам, виляющим по бумаге  точно пассажир, впервые оказавшийся на борту дирижабля, да , вдобавок, пропустивший пару рюмок перед полетом для храбрости. Даже не скажешь, что ее удивило больше, когда записка первый раз попала ей в руки: интерес мистера Уотерстоуна, известного промышленника и мецената, к картографии или этот забавный подчерк, который у нее никак с известным промышленником не вязался.

- Я уверен, что вы справитесь с этим небольшим заданием, мисс Эдвардс. В конце концов, нынче в Бримстоуне никто не проводит за картами больше времени, чем вы.

Разумеется, пожилой профессор Джонс имел все поводы для подобного оптимизма, да и Кэтрин лишь уверилась в своих способностях последнее время  и вовсе не допускала мыслей о неудаче. Только история,даже без всяких подробностей,  получалась странная,а чем именно  сформулировать Кэтрин не могла, хотя и раздумывала над этим едва ли не каждую свободную минуту. Не в подчерке же дело,право слово! Только чутье на странности еще с детства ее не подводило. Волнение, с которым она успешно справлялась до момента, когда последние строчки записки были дочитаны, а звук колокола возвестил об обеденном часе, на который они с Уотерстоуном сговорились о встрече, теперь вновь напомнило о себе, заставляя ее нервно сминать дорогую бумагу, складывая по сгибу раз, второй, третий,переворачивая и вытягивая, пока  в ее пальцах не оказался небольшой кораблик с чудесной пляшущей вязью по борту. Кэтрин опустила его в самый центр нарисованного ею моря и мысленно очертила путь вдоль новых извилистых берегов, стараясь не упустить ни одной детали. Почувствовав, что снова держит себя в руках, она принялась за письмо отцу, надеясь закончить еще до назначенной встречи.

+1

3

Если бы Крейтон Уотерстон был ещё жив, он непременно заметил бы, что карты - не женское дело, и доверять картографу в юбке стал бы разве что умалишённый. В юные годы, выслушивая очередную тираду в этом духе, Чарльз не раз мысленно благодарил судьбу за то, что ему посчастливилось родиться мальчиком. Не было нужды сомневаться в том, что, случись ему оказаться девочкой, ни о каком обучении в университете, ни о какой работе, ни о каких поездках по делам компании и речи бы не могло быть. К счастью, отцовского шовинизма Чарльз не разделял и полагал эмансипацию женщин необходимым и неизбежным процессом в условиях обновлённого мира. Все отжившие своё предрассудки прошлого следовало без сожалений отринуть каждому, кто решился устремить взгляд в будущее и тем более - в неизведанное. Кто знает, какими талантами могли обладать женщины, которых столько лет упорно не замечали. Возможно, именно там, где возникнут новые, прежде не заданные вопросы, именно они смогут найти ответы?
В общем, услышав, что в качестве способного картографа, увлечённого своим делом, профессор Джонс рекомендует мисс Эдвардс, Чарльз воспринял это ровно так же, как если бы то был мистер Эдвардс, однако от внимательного его взгляда не укрылось, что учёный муж заранее подготовился к обратному. Пауза, которая в такой ситуации была неизбежна, оказалась краткой в критических пределах, Уотерстон улыбнулся - возможно, это было лишним, - и попросил адрес означенной мисс, дабы связаться с ней лично и договориться о встрече.
Он не стал наводить иных справок, как непременно сделал бы его отец - если отбросить тот факт, что отец вообще не стал бы связываться с женщиной, - оставляя мисс Эдвардс заслуженное право производить любое впечатление, которое ей вздумается. Первое впечатление Чарльз считал в общении наиважнейшим фактором и предпочитал получать его при личном общении, а не в качестве междустрочного мусора в ворохе фактов, которые по сути ничего о человеке не говорят до тех пор, пока он сам не откроет рот. Чарльз знавал немало персон с безупречными биографиями, которые, едва открыв этот самый рот, делались неинтересны в той глубочайшей степени, в которой это вообще возможно, - и это в лучшем случае. В худшем же кулаки чесались это рот им прикрыть, свернув набок челюсть.
Разумеется, мисс Эдвардс к числу подобных не могла отнестись никоим образом и это стало Чарльзу ясно, едва он её увидел. Её - и бумажный кораблик, которым обернулась его собственная записка, что пущен был в плаванье по нарисованным морям карты, лежащей перед мисс картографом.
Остановившись у её стола, Уотерстоун поднял руку и мягко коснулся кончиками пальцев бумажного борта, заставляя кораблик слегка продвинуться по своему бумажному пути.
- Мисс Эдвардс, полагаю, - вежливо поинтересовался он, ища взгляда новой почти-знакомой.
Девушка подняла глаза, и Уотерстоун слегка замешкался с продолжением традиционной словесной формулы, внезапно столкнувшись с новой метафорой - похоже, они роились вокруг Кэтрин точно мошки в летних сумерках у ручья, - глаза её были голубыми совершенно как морская даль - те особенные недостижимые края, где море перемешивается с небом, - и эта лазурь оживила неживое море на столе.
Но кто оживит корабль, позволив ему плыть по этому морю, раздувая всамделишные паруса?
- Чарльз Уотерстоун, к вашим услугам.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » when in doubt, go to the library