Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, заинтересованные в интригах демоны, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)
06.03
С любопытством продолжаем следить за событиями в мире. Обратите внимание на обновление темы Что происходит?

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Джеймс Стаут, 28, член Палаты Лордов


Джеймс Стаут, 28, член Палаты Лордов

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Джеймс Роберт Стаут (James Robert Stout)

https://media.giphy.com/media/lgPT078YquWmk/giphy.gif

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Джеймс Роберт Стаут/28/человек (медиум).

2. Род деятельности
Виконт, член Палаты Лордов, светский лорд.

3. Внешность
Andrew Scott.
Рост 180 см.
Волосы темные, глаза синие. На руке несколько длинных шрамов. Хромает на левую ногу, когда злится, врач говорит, что это психосоматическое расстройство.

4. Способности и навыки
Обладает искаженным даром медиума. Поначалу его способности проявлялись незаметно, он мог предсказать, что следующим заиграет уличный музыкант или выиграть в рулетку, после дар обострился и стал весомо мешать его обычной жизни. Он видит случайные факты прошлого или будущего человека, прикасаясь к нему или к вещи. Иногда он ничего не видит. Свой дар совершенно не контролирует.
Получил прекрасное домашнее воспитание, обучен верховой езде, игре в карты и другим шалостям высшего света.

5. Общее описание
Я поднял окно и высунулся, вглядываясь в дождливую темень позади.
Я не мог сказать, что там осталось — город, полный людей, или лишь один человек, полный отчаяния, — ничего не было ни видно, ни слышно.© Смерть - дело одинокое
Рэй Брэдбери.

Одним дождливым осенним днем на свет появился Джеймс, наследник рода Стаутов и отрада отца. Все свое время глава семьи посвящал выездам в свет, а мать была столь болезненна, что скончалась, когда Джеймсу было семь лет. Но это его не сильно опечалило. Преимущественно он видел лишь своих учителей, которые чуть ли не с пеленок обучали его езде верхом, разным языкам и наукам, а потому к родителям он привязаться попросту не успел.
Отец менял учителей, и прежние няньки, которым доверял Роберт, уходили, уступая место обходительным незнакомцам, находящим большое удовольствие в присмотре за маленьким наследником. В этом не было ничего удивительного, учитывая, сколько отец им платил.
Его семья была вполне обычной и в их доме не было каких-то особых легенд о необычайных способностях предков. В жизни мальчика вообще не присутствовало ничего сверхестественного. Он просыпался, ходил на уроки, ел, его учили держать себя за столом, его учили правильно одеваться, а потом, после завтрака, отец уезжал куда-то «по делам», и многочисленные кухарки с прислугой оставались наедине с маленьким хозяином. Нет, он не был слишком избалован и ему нельзя было отдавать поручения слугам, напротив, старый лорд держал сына в ежовых рукавицах, при удобном случае говоря, что строгость есть благодетель воспитания. У старого лорда вообще было много любимых фраз, которые не несли в себе ровно никакого смысла, эту истину Джеймс узрел лет в одиннадцать и впервые разочаровался в своем загадочном отце.
Когда в обед слуги, разморенные жарой и уставшие, пили чай в каморке или спали, Джеймс гулял по саду, смотря на внешний мир сквозь решетку забора. У него не было ни братьев, ни сестер, так что все дни своего детства он проводил, начисто лишенный друзей и сверстников. Его одиночество тяготило его временами, и чем старше он становился, тем полнее вся пустота собственной жизни взваливалась ему на плечи.
Единственным его собеседником был все тот же отец. Он уже был стар, и с каждым годом его почтенный возраст проявлялся все полнее. Справедливости ради стоит упомянуть, что звали старого лорда Гарри, он был из традиционных джентльменов и до самой смерти посещал многочисленные мужские и конные клубы.
И вот Гарри все чаще стал приглашать сына вечерами в свой кабинет, лениво заводя разговоры то о политике, то о экономике, то о королевской семье, то о окружающих светских кругах. Поначалу он относился к сыну осторожно, и Джеймс замечал это. Гарри задавал вопросы, иногда улыбался и ходил по комнате, то и дело протирая чистое пенсне. И слушал. Это было для Стаута самым ужасным. Он видел, что отец оценивает его, и эта оценка взрослого человека, единственного авторитета, была очень страшна для юноши в первое время. Постепенно отец стал чаще улыбаться. Начал брать Джеймса с собой в свои клубы, снисходительно учил его играть в покер, делать выгодные ставки на лошадей и делать гордое лицо при игре в бильярд. Все эти навыки вскружили Джеймсу голову. Его домашнее обучение продолжалось, но все эти новые приоритеты, которые преподавал ему отец, казались еще более бесценными. Он с нетерпением ждал каждого вечера их разговора и каждой их поездки куда бы то ни было. Их связь спустя долгие годы холодного воспитания начала крепнуть, а позже и вовсе стала практически идеальной…
Иногда на вопрос «почему» нет ответа. И это страшно.© Зелёная миля
Стивен Кинг.

Как-то раз пятнадцатилетний Роберт учил очередной урок языка в саду. Он лениво листал осточертевшие страницы и, крайне сонный, пытался что-то понять. Стояло лето, пекло солнце, но в тени деревьев было прохладно. Из полудремы его вывело тихое рычание. Джеймс поднял голову и увидел перед собой, как он сначала подумал, испугавшись, волка, но тут же понял, что это всего-лишь соседская собака. Обычно дружелюбная издалека, теперь, вблизи, она такой не выглядела.
В общем, все почти обошлось. Джеймс отделался парой укусов, которые до сих пор остались продолговатыми шрамами на руке, а собаку застрелили. Причина была в подкопанном заборе. Все слуги, в том числе и те, которые поздно прибежали, получили выговор от Гарри, он их уволил. Отец пришел в такой праведный гнев, что уволил и садовника, который плохо смотрел за территорией, и сторожа. Он рвал и метал целую неделю, оставшаяся часть прислуги ходила на цыпочках, зато, продвигаемый маразмом, Гарри решил, будто его наследника специально хотят убить, и отныне приказал не подпускать к нему никого, ибо он сам будет заниматься воспитанием.
Что же к тому моменту имелось? Джеймс был счастлив. Какая-то его часть говорила, что отец поступил не совсем справедливо, но вторая злорадно поддерживала хаос, наступивший в доме. Он стал обращаться со слугами на манер отца, он перенял у Гарри старческую жестокость и упрямство, что на молодом человеке смотрелось не так, как на старом. Его характер, мягкий и добрый в одиночестве, наконец получил свободу и разгул, ведь отец всем своим видом показывал «да, сынок, поступай так же, как я».
Иногда угли лучше костра.© Зелёная миля
Стивен Кинг.

Зимой, ночью, он, играясь с охотничьими гончими, случайно убил служанку по имени Эмбер. Он не любил ее, кажется, и их короткий роман был настоящей тайной. К сожалению, спасти ее не удалось, а случившееся обернули в несчастный случай.
Их дом превратился в настоящий ад. В свете их начали боязливо уважать, а жестокость отца все крепла, и теперь весь его мир был сосредоточен на сыне. К концу жизни он стал увлекаться всякими теориями заговора, что для хорошо обученного Джеймса было нелепым. Отец потерял в его глазах авторитет, к тому же, он был полностью свободен в действиях. Его уже насытило общество дам, балы и званные вечера, он сыскал себе репутацию крайне непростого характером человека, с которым было опасно иметь дело.
И вот однажды весной отец скончался. Джеймсу было двадцать семь лет. Он проводил его в последний путь с легкой грустью, вспоминая, каким прекрасным отцом был Гарри до того, как тронулся рассудком, и постепенно его горе, которое съедало Стаута изнутри, начало превращаться в гнев. Он стал еще более жесток с прислугой и резко отложил свою предполагаемую женитьбу на дочери банкира. По наследству к нему перешло членство в Палате.
Начиная с того эпизода в саду, когда Джеймса покусала собака, то ли от шока и переживаний, то ли от случайного совпадения в нем проснулись чрезвычайно любопытные способности. Если до этого он мог предсказать дождь или что выпадет на подброшенной монетке, то теперь обнаружил, что способен предвидеть будущее и прошедшее через касания. Он хранил это в тайне и даже боялся этого. Тысячу раз его случайные касания в гардеробной приводили в легкий ужас, а рукопожатия стали настоящей пыткой.
Он не выбирает, что и когда увидеть, но перед смертью отца, во сне, он видел Эмбер.
И она улыбалась.

Об игроке

6. Способ связи

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

7. Пробный пост

Пост

Церемония обещала быть крайне торжественной, по крайней мере настолько, насколько могут быть торжественны похороны. Мистер Блэквуд был знаменит своими журналистскими фокусами и ни на йоту не отступался от принципов своей собственной морали и справедливости. Александр подозревал, что это он иногда путал карты парламенту и что вся грязь, вытекающая в желтую прессу касательно нерадивого правительства была его заслуга, но он никогда не имел случая убедиться в этом основательно. Тем не менее Джордж Блэквуд был плохим типом. Очень плохим типом для таких мерзавцев, как Мартинес. Ни одна их встреча в узких кругах не проходила без дружеского рукопожатия и обмена любезностями, но после они расходились по своим местам и старались не встречаться. Джордж знал, что Александр может легко его убрать, только свистнув своим, а Александр знал, что у Джорджа наверняка много компромата на него, которого хватит на десяток местных газет. Так что его смерть была довольно радостным поводом, но Мартинес провел не одну бессонную ночь, представляя, как покойный обличает его с того света. Ему ли не знать, что мертвые опасны чуть ли не вдвойне живых?
Людей было очень много. Мужчина мог поклясться, что здесь были не только почитатели и доброжелатели, но и другие, подобные ему и его ненависти. Черные зонтики выделялись пестрым новым пятном среди серого и мрачного кладбища. Стук дождя прошелся по маковке часовни, зашелестел по траве. Были здесь и журналисты, брезгливо оглядывающиеся на грязь, топчущиеся на месте и хмурые. Александр вздохнул и лениво оглянулся на дымчатое небо, переполненное снующими воронами, которые, будто подпевая молитве, издавали эхообразные выкрики. Некоторые птицы усаживались на памятники и могилы, другие ютились на ветвях, поглядывая на собравшихся черными бусинками глаз. Вампир стоял чуть поодаль от толпы, ловя скрытые любопытные взоры, окруженный свитой джентльменов его круга. В одинаково дорогих траурных строгих костюмах стояла вся их группа, в которой смешались телохранители и Генри Уайт, постоянно оглядывающий носки ботинок в поисках грязи и являющийся одним из членов парламента.
Наконец мерная речь прекратилась, рыдания смолкли и наступила минута ожидающей тишины. Александр встрепенулся, поправил воротник черной рубашки и вышел вперед, к гробу, с немым почтением сложил руки за спиной, ссутулившись, будто тяжесть момента и правда давила плечи. На него тут же устремились глаза пришедших.
— Этот день, день нашей всеобщей скорби по мистеру Джорджу Джеймсу Блэквуду, — начал Александр, приняв на лицо мученическое выражение сдерживаемой печали. — Многие и вас, дамы и господа, знали этого чистого, чудесного человека. Pobre hombre, скончался в самом расцвете сил, и ведь кто знал? Внезапная тяжесть этого горя легла на плечи его уважаемых родственников, — в числе родственников стояла престарелая мать, напялившая дурацкую шляпу с фетром, располневшая, но с умным видом кивавшая каждому слову Александра, будто показательно освещая, кто пришел на похороны к ее сыну и не это ли его слава? — Я выражаю искренние соболезнования семье Блэквуд. В нашей памяти Джордж останется великим борцом за правду, человеком, что защищал нищих и обездоленных, вскрывал истину, какой бы ужасающей она не была. Я призываю вас выразить молчаливое участие к судьбе этого молодого человека, которому шел всего тридцатый десяток, к его юному, горячему сердцу, ведь все мы смертны, и quien sabe, когда похожая участь настигнет и нас. Покойся с миром, Джордж, — на этом он окончил свою речь и показательно достал платок, утирая сухие веки. Первой воодушевленно зааплодировала мать, за ней и остальные, с почтением вторя пожилой мадам.
Мартинес тут же удалился, не изменяя своей позы, но выпрямившись и наблюдая за тем, как люди последний раз прощаются с покойным, зачем-то снуют у могилы, а персонал наконец закапывает несчастного. Насколько знал Александр, его хватил приступ посреди улицы, хотя в этом не было ничего удивительного: Джордж отличался полнотой, как и его мать.
Наконец служба была завершена и люди стали расходиться. Кто-то, пользуясь случаем, семенил к Александру и Генри, выражая им свое почтение и начиная бессмысленные разговоры. Это так быстро надоело им обоим, что по приказанию охрана окружила их и всем отвечали отказом, ссылаясь на большое горе, охватившее этих людей и мешавшее им сейчас вести разговоры.
— Ну что? — Произнес Генри, отряхивая пиджак. — Я думаю, мы можем отправляться?
— Конечно, — кивнул Мартинес, поглядывая на часовню. — Но я еще побуду здесь. Проездом передайте моему лакею, чтобы слуги отвечали всем нуждающимся, что я на траурной церемонии и не ждали меня ранее девяти вечера. Я доберусь сам.
— Церемония? Вы же отклонили приглашение на застолье семьи Блэквуд, если я не ошибаюсь?
— Не ошибаетесь. Мне нужно побродить здесь и собраться с мыслями.
Они продвигались по дорожке, усеянной гниющими листьями, позади основной массы людей. Мартинес провожал Уайта к воротам.
— Я разделяю вашу скорбь, сэр, но не опасно ли будет вам находиться здесь?
— Нет, Генри, нисколько. Предупреждая твой вопрос, я пробуду здесь от силы десять минут и тут же отправлюсь к своему знакомому, сэру Уиджу. Старик уже стар и ему не помешает компания, к тому же, мы собирались решить кое-какие вопросы…
— Я мог бы ради вашей безопасности поинтересоваться у Уиджа, прибыли ли вы, и если нет…
— Нет! — резко оборвал его Мартинес, тут же с опаской оглядываясь и усмиряя тон голоса. — Нет, спасибо вам, Генри, за заботу, но, уверяю вас, со мной все будет в порядке, — вампир перешел на спокойный и ласковый тон, стремясь загладить прошлую ошибку.
— Хорошо, мистер Мартинес, a demain.
— А demain, мистер Уайт.
Они расстались, Мартинес остался стоять у ворот, в тени раскидистого клена, чтобы никто из толпы не увидел его. Вся свита была отправлена домой.
Когда скрип экипажей и хор голосов стих, дождь начал лить сильнее. Сложив зонт, Александр накинул на себя темный плащ, который все время церемонии таскал один из охранников, а позже, как было условлено, передал ему. Капюшон надежно укрыл глаза и лицо Александра и он, прислушиваясь к окружающему миру, торопливо направился к свежезакопанной могиле, по пути надевая перчатки под угрожающие раскаты грома.
Земля стала влажной и Мартинес, присев, зачем-то растер ее в пальцах, размышляя над дальнейшим планом действий. Ему было необходимо откопать труп и забрать то, что у него теоретически могло быть. Ключ. Проверенные люди вчера сообщили ему, что все ценности покойного тот хранил в своей комнате, предположительно в ящике стола, и что у него был ключ в единственном экземпляре, отпирающий все замки в комнате. С извинениями они доложили, что неизвестно, куда этот ключ отправился, но был слух, что в могилу с покойным положена какая-то важная вещь. К сожалению, они не могут располагать данными, что именно там хранится.
Мартинес встал и покачал головой. Копать ему было не сподручно и он вышел за ворота кладбища, ожидая найти очередного пьяницу. Пьяница нашелся сидящим в облезлом кусте, ежившийся в обнимку с допитой бутылкой и мирно спящий. Александр толкнул его в бок носом сапога, и тот, поворчав, очнулся, поднимая к вампиру свои зеленые мутные глаза.
— Чего надобно? — презрительно выдал мужик, вставая и разминая затекшие плечи.
— Дело есть. Раскопать могилу. — Мартинес не стал тянуть события и чеканил слова. — Лопата есть? Плачу гинею.
Эмоции мужика сменялись поразительно быстро и от недоумения он тут же перешел к восторгу. Кивнув, метнулся по дороге и попросил подождать его пять минут, «тут рядом».
Вернулся пьяница с лопатой и в потрепанном дождевике. Александр кивнул ему и повел к могиле. Дождь чуть ослабил свою силу, но небо будто стало темнее, и ветер с неистовством трепал деревья.
Через пару минут пьяница уже начал копать, в то время как Александр стоял в сплетении кустов сирени возле одного из многочисленных ангелов с поломанным носом. Он оглядывался в поисках людей, но пока все было столь тихо и пустынно, что волноваться не приходилось. Возможно, план удастся.

Отредактировано James Stout (5 июля, 2017г. 22:27:30)

+2

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

0


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Джеймс Стаут, 28, член Палаты Лордов