Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Молчание - золото.


Молчание - золото.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://pp.userapi.com/c846219/v846219248/f186c/8V6fk3DIWIg.jpg

Violetta Bryant & Christopher Santar
Лондон, 1876 год

Молчание — самая удобная форма лжи. Оно оставляет лукавое право быть в курсе чужих тайн, оно умеет ладить с совестью, душой, договорится с ведьмой. Молчание - не самая дорогая цена за услуги, в результате которых ты расправишься неприятелем, не пачкая свои руки. Всего лишь надо оказаться в правильном месте и сохранить кое-чей секрет.

Отредактировано Christopher Santar (13 сентября, 2018г. 21:38:27)

+1

2

Ведьму даже спустя два года все еще поражало даже простейшее колдовство. Магия вызывала у нее нечто напоминающее наивный  детский восторг, только в отличии от детей восхищалась она чаще всего людскими страданиями и мучениями, которые порождали ее умелые заклинания, а не чудесам в принципе. Зато эмоции свои она выражала достаточно бурно, могла похлопать в ладоши, заливисто посмеяться и даже подпрыгнуть, если происходящее ей особенно нравилось. Тому виной был юный возраст, неопытность и легкая эмоциональная нестабильность, свойственная всем начинающим колдуньям. Из-за этого ей иногда не доставало осмотрительности, терпения и внимания к деталям, что и приводило к разного рода приключениям, о которых ей потом приходилось жалеть. Впрочем, Виолетта быстро училась, имела хорошую память, и даже в свои двадцать лет была нагловата, резка и совершенно бессовестна. Именно поэтому, почувствовав, что все имеющиеся у нее на руках заклинания слишком посредственны для ее рыжеголового великолепия, она, игнорируя все рамки и правила, раздобыла себе гримуар, который бы никогда не достался ей законным путем, в связи со строгой ведьминской иерархией, которую Летти, конечно же,  считала полнейший глупостью. Книга содержала больше двухсот хитрых заклятий, позволяющих забраться в человеческое сознание, производить внушение, насылать кошмары и навязчивые идеи, и обещала Виолетте множество часов веселья, о котором она так давно мечтала.
Будь ведьма хоть чуточку опытнее, она бы не стала экспериментировать с заклинаниями в таком шумном и публичном месте как бар, но, во-первых, это вполне подходило, чтобы потешить ее самолюбие, во-вторых, ей просто не терпелось  попробовать магию, предназначенную для группы людей, а лучшего варианта она просто не нашла.
Виолетта выбирает столик в самом углу, ближе к двери и нетерпеливо стучит пальцами по облезлому старому дереву, облизывая пересохшие от волнения губы. В этот час народу в заведении было не очень много, она насчитала десять человек, учитывая парочку ленивых халдеев у стойки. На девушку внимания никто особенно не обращал, а она, одетая сегодня поскромнее чем обычно, и не пыталась его привлечь. Летти достает из кармана плаща маленькую свечку, ставит ее на стол и поджигает легким движением руки, а затем сыпет на стол тонкую дорожку синего порошка , укладывая рядом десять небольших головок цветов маргаритки, сжимает в руках кусочек необработанного аметиста и  разворачивает листок, сверяясь с переписанным из книги ритуалом и повторяет про себя слова заклинания, прежде чем начать. Она снова окидывает недобрым взглядом помещение и начинает шепотом повторять заученные накануне фразы, частицы порошка начинают танцевать на деревянной поверхности, а пламя маленькой свечки вздрагивает, словно от порывов невидимого ветра, камень в ладони нагрелся и рассыпался на мелкие кусочки, стоило ей разжать руку. Виолетта пристально наблюдает за людьми в баре, поначалу кажется, ничего не происходит, но вот уже спустя пару секунд цветы начинают менять цвет и чернеть, аметист, напротив, подсвечиваться, а посетители заведения замирают со странными выражениями на лицах. Летти удивленно хлопает глазами, будто вовсе не ожидала такой реакции – глаза их были широко раскрыты, уголки губ искривлены, а на висках пульсирует маленькая жилка – они словно видят нечто ужасное, оцепенели от непреодолимого страха. Поднос из рук халдея падает на пол, бокалы и кувшин с шумом разбиваются, рассыпаясь взрывом осколков, но никто не обращает внимания. Виолетта злобно посмеивается и потирает ладошки – внушать страх и управлять людьми оказывается очень здорово, поглощенная странной накрывшей ее эйфорией она даже забывает следить за дверью, забывает оглядываться по сторонам, а уж тем более забывает, что хотела только на мгновение попробовать и тут же прекратить, чтобы не быть замеченной.

+1

3

Кристофер был зол, нет, Кристофер был просто в ярости, идя по направлению к пабу он
медленно опустить голову, чтобы в темноте скрыть стылое раздражение, которое возмущенно вонзило клыки в самолюбие. С самого приезда из Индии ему совершенно не везло, Фортуна будто бы специально повернулась к Сантару спиной, оставив вместо себя этого мерзкого типа Смита. На пару лет  младше самого Кристофа, он появился будто бы ни откуда и сразу привлек к себе внимание общества, затмив собой даже Санатра. Мало того, что он завладел дамочкой, на которую охотился Крис, готовясь уже поймать ее в свои силки, мало того, что Кристоф умудрился проиграть ему в пари крупную сумму денег, так этот мерзавец позволил себе прилюдно критиковать Сантара, то и дело отпуская «безобидные» шуточки. А самое ужасное, что все попытки исправить ситуацию, буквально летели в Бездну, ну не убивать же человека за то, что ему слишком везет в жизни, хотя… Кристоф все больше и больше склонялся к этому варианту.
От одной только мысли об этом Смите челюсть непроизвольно сжималась до скрипа в зубах. Это должно быть чья-то очень неудачная шутка. Кристофер знал, что безупречен во всех смыслах. Он прекрасно воспитан, что вполне себе доказывал на приемах, проявляя ангельскую галантность, от которой все были без ума, он был умен, на что потратил не мало личного времени, чтобы основать фундамент знаний, он был красив, это он тоже прекрасно знал, чем неоднократно пользовался, и, конечно же, он был богат с безупречной родословной и репутацией. Так почему, черт возьми, все внимание общества приковано к какому-то типу, который постепенно опускает Кристофера на ступень ниже.
Самообладание было на грани, Кристофер был зол, и ему срочно требовалось выпить потому, что если он этого не сделает, то точно позволит эмоциям взять над собой верх. Впрочем, все переживания из-за этой проблемы остаются позади, как только Кристоф переступает порог паба. Его встретила мертвая тишина, застывшие, словно восковые фигуры посетители и осколки бокалов вперемешку с их содержимым под ногами. И лишь одно живое существо сидело за угловом столиком, упиваясь происходящим. Кристофер тихо остановился в дверях держась на почтительном расстоянии, чтобы не предупредить о себе раньше положенного. Было понятно, что все это – творение рук девушки, но кто она вообще такая? Вряд ли демон, от рыжеволосой не исходила такая тяжелая аура, какая исходила от Гидеона, заставляя внутренности непроизвольно сжиматься. Впрочем, не важно,  кажется ситуация, наконец, соизволила повернуться в его сторону.
- Довольно приятное чувство – ощущать свою превосходность и власть над остальными, не так ли? - в ласковом снисхождении произнес Кристофер, медленно выходя из тени, которая скрывала в полумраке точеные черты лица. В интонациях голоса хоть и слышались теплые мотивы, но они звенели фальшивой наигранностью, суть которой Сантар не пытался скрыть, а наоборот преподносил так, чтобы эта деталь непременно была замечена.
- А представляешь, что будет, когда все эти достойные люди отойдут от транса? О, им наверняка, будет интересно узнать кто и что с ними сделал. – Буквально промурлыкал Кристоф, довольно наблюдал за тем, как его слова меняют выражение лица девушки, словно каждое слово - катализатор удивления. Сантар любил разоблачения, когда это происходило по его инициативе. – Как же хорошо, что тут оказался тот, кто мог бы их просвятить, верно? Уверен, они не пожалеют девушку, даже такую миловидную, как ты. – На лице мужчины сверкнула хищная улыбка, что ж, он всегда умел оказаться вовремя в нужном месте. Может быть уже действительно пора начать верить в судьбу?

Отредактировано Christopher Santar (17 сентября, 2018г. 21:41:54)

+1

4

А ведь все шло просто прекрасно, заклинание получилось как надо, ведьма праздновала свой маленький триумф, наслаждаясь развернувшейся перед глазами сценой. Виолетта даже подумала, что было бы еще веселее заставить их всех встать на колени и начать лаять, а может, придумать что-то более вызывающее, когда ее веселье прерывает скрип двери, а затем и звук человеческого голоса.  Так, стоп-стоп-стоп…разве она не заперла эту дверь? Она же собиралась запереть ее! Почему всегда так происходит? Почему ей так недостает осмотрительности? А ведь все начиналось так хорошо.  Летти с недоумением воззрилась на вломившегося на ее «праздник» молодого человека. Отвечать на его риторические вопросы она не намерена совершенно точно.
-Ты разве не видишь, заведение закрыто, ты зашел совсем не вовремя - ее губ касается недобрая ухмылка, и она медленно встает, поправляя пальцами мягкие складки на юбке. В ее глазах загорается недобрый огонек, но ненадолго, внезапно ведьма осознают одну очень неприятную вещь, в сущности, она ничего не может сделать этому нахалу, ведь предыдущее заклинание отняло у нее много сил, а кроме того она мало что умела делать без предварительной подготовки. У нее бы даже не получилось отрастить этому незваному гостю собачий хвост или устроить ему чесотку, а уж тем более организовать провалы в памяти или галлюцинации, которые бы могли объяснить увиденное. Она, впрочем, старается вида не подавать, и как ни в чем небывало разглядывает мужчину, игнорируя нормы приличия, свойственные истинным леди, что обычно стоят, поставив маленькие глазки в пол. Она продолжительно молчит и чуть хмурится, делая совершенно определенный вывод – перед ней не простой обыватель, не заядлый любитель выпить, а вполне осознающий свои слова и действия барыга, ищущий выгоды даже в такой неоднозначной ситуации. Ведь не выбежал же он с криками от испуга, как мог бы сделать простой рабочий, явившийся в заведение после тяжелого дня? Бедняк бы все списал на переутомление, пьяница на белую горячку, а этот хорошо одетый и лощеный во всех смыслах господин, вряд ли будет искать объяснений извне, скорее потребует их с бедняжки Виолетты, да еще этим и не ограничится.
- Мне кажется, что это место тебе  совершенно не подходит по статусу, - она чуть склоняет к плечу голову и касается пальцами рыжих волос, - Лучше бы тебе уйти пока не поздно, тем более, видишь, какая беда приключилась с этими милейшими людьми? Вдруг и с тобой такое случится, а этого никак нельзя допустить, - сладкоголосо поет Летти, даже не надеясь на успех этого мероприятия – развернись он и выйди за дверь, согласно покивав, она бы немало удивилась. Впрочем, ведьма только лишь пожимает плечами – что взять с этих неразумных людей, которые никогда не думают, во что ввязываются. Она, не сводя с него взгляда, отодвигает стул и делает высокопарный жест в его сторону.
-Присядешь? – в ее голосе проскальзывает плохо скрываемая лисья хитринка и она терпеливо ждет, пока молодой человек все же сядет, сама же опускается на стул напротив. Несколько секунд она сидит неподвижно, а после резким движением изящной кисти смахивает со стола на пол все использованные для ритуала побрякушки, а после задувает свечку. Понадобилось лишь мгновение ,чтобы комната снова наполнилась звуками. Все выходят из оцепенения и начинают невнятную возню, которой и занимались до заклинания. Халдей издает шумное ругательство и сразу же начинает собирать осколки, на его лице впрочем видны оттенки удивления, а дама за соседним столиком как-то страдальчески повизгивает указывая на жуткое пятно на подоле ее фиалкового платья. Виолетта с большой радостью бы созерцала этот забавный спектакль и дальше, но она вспоминает про сидящего напротив гостя и наигранно растягивает губы в улыбке, радуясь забрезжившей где-то в дали надежде на мирное разрешение этой ситуации для нее. 
- Ну что же ты? Будешь рассказывать им правду? Думаю, они тебе сразу поверят, только постарайся выбирать слова покороче, публика тут собирается не слишком умная и не слишком трезвая, твоя речь понравится им в качестве вечернего шоу, но не более, - она откидывается на спинку стула и демонстративно отворачивается куда-то в сторону, показывая,  что потеряла к собеседнику всякий интерес, хотя сердце у нее бешено колотится – даже если сейчас он отступится, у нее нет гарантии, что он не уцепится за этот случай и не захочет продолжить эти разборки когда-нибудь в будущем. Она холодно смотрит на лениво подошедшего к ним халдея и очень жалеет, что не умеет по щелку пальцев обращать людей в жаб.

+1

5

Женщины отличались от мужчин. Во-первых, своей праведной уверенностью в неприкосновенности. Есть еще и во-вторых и в-третьих, но все это меркнет перед этим ослепительным фактом, монолитным блоком утрамбовавшимся в их сознаниях. Сантар бы назвал это заблуждением. Одно дело благородные девицы. С ними Кристоф был галантен, обходителен, вежлив, другое же - представшая перед ним персона, даже по манере говорить можно было понять, что она не принадлежала кругам Кристофа, так еще и эти странные действия. Неужели она колдовала? Нет такую занимательную личность Крис просто не мог себе позволить отпустить. Он и раньше видел «ведьм». Они в причудливых нарядах, закатывая глаза так, чтобы при робком свете одинокой свечи, сверкали лишь белки их глаз, загробным шепотом произносят неясное хитросплетение слов, которые должны были отозваться в чужом сердце напутствием будущего, напоминанием прошлого или констатацией происходящего. Но едва ли это дар. Скорее тонкое чувство, изящный обман, игра разума.  Кристоф никогда не встречал настоящих, чья сила поистине ошеломляет. Всюду шуты да шарлатаны в искусственных коронах из картона, а их слова - лишь яркие фантики и сплошная мишура.
Вступление, в котором девушка красноречивой напоминала о том, что, казалось, стоит быть тактичнее, благополучно было пропущено Сантаром. Он давно искажал суть правил, подстраивая из под себя. И уж чьи-то границы личного пространства могли вызвать на его губах лишь ехидную ухмылку. На риторический вопрос девушки Кристоф лишь хмыкнул, предпочитая оставить его без ответа. Не станет же он отчитываться перед незнакомкой, почему онпришел в столь неброское место. К тому же ее предупреждения казались слишком очевидным блефом, а вот предложение присесть вызывало у него неподдельный интерес.
- Удивительно, - мягко произнес он, улыбаясь с покровительственными нотами удовлетворенного зрелищем зрителя, когда девушка легким движением руки развеяла зачорование - что ты им показала?- Медленно произнес Кристоф, скрывая свой интерес под вуалью бесстрастия, отвлекаясь на разносчицу - не сидеть же им за пустым столом в конце то концов.
- Позволишь? –хмыкнул Сантар, предлагая доверить ему сделать заказ, всем видом показывая, что уходить он никуда не собирается. Кристофер задумчиво постучал пальцами по деревянно столешнице, а после заказал лучшее из имеющихся вин. Девушка вновь заговорила, по-лисьи прищуривись, и Кристоф ощутил новую палитру вкуса ее характера, тонко подмечая невесомые колебания ужимок и голоса. Молодой человек не знал, что еще умела собеседница. Пока не знал, а потому лишь поджал губы, создавая ощущение того, словно он скрывает улыбку, ему даже удалось зажечь огни в глазах и сощурить нижнее веко, улыбаясь взглядом.
- Может местные посетители будут и не заинтересованы в происходящем, но уверен, вашими способностями заинтересуются и другие, и как думаете, кому из нас они поверят? – Кристоф качнул головой и не ясно сочился ли он завуалированным сарказмом или продолжал играть участливость.
– Впрочем, я ведь могу и не рассказывать, вопрос лишь в том, что вы можете мне предложить. – Отец всегда говорил, что у людей не нужно отбирать, им нужно давать возможности. Тогда они сами протянут руки в кандалы, с наивной благодарностью не успевая вовремя заметить раскрытую змеиную пасть, в которую добровольно ступили.

+1

6

Виолетта сразу смекнула, что с этим наглецом привычными методами не обойдешься. Обычно ей сходили с рук любые небылицы, благодаря ее приятной, сдобренной ворожбой, внешности, огненно-рыжим волосам и в меру глубокому декольте. Однажды она целый вечер рассказывала компании собравшихся вокруг нее мужчин про чудесные места, которые посещала, в том числе про остров, где видела летающих лошадей, а они охотно верили, лишь бы она не прекращала щебетать, заливисто смеяться и кокетничать, и надеялись, что после она позволит кому-нибудь проводить ее до дома. Виолетта была избалована мужским вниманием и попустительством ее выходок, а если по каким-либо причинам ее обаяние не работало, она ловко давила на жалость, а перед таким еще никому не удалось устоять. Но сейчас ведьма вынуждена была признать, что придется придумать что-то получше, субъект, сидящий перед ней, был совершенно далек от ее привычного круга общения, да и кроме того абсолютно не обращал внимание на ее женское очарование и как-то упрямо стоял на своем. Впрочем, Летти прекрасно понимала, куда он клонит, но усиленно делала вид, что не замечает.
- Какие глупости, право слово, ничего я им не показывала, - девушка чуть наклоняется вперед, - Но не исключаю, что их так сковал сильнейший страх, а он у каждого свой, - ведьма провожает холодным взглядом официанта и пожимает плечами, - Уверена, у тебя тоже найдется парочка, если поискать, - она теребит колечки на пальцах и кривовато улыбается, когда на столе  оказывается пара бокалов вина.  Она проводит над ними ладонью и беззвучно шевелит губами, незаметно наблюдая за его реакцией.
- А кто эти «другие»? – она невинно хлопает глазками, изображая неподдельный интерес, -  И почему ты решил, что они не посоветуют тебе обратиться к врачу? – Виолетта поднимает свой бокал и делает осторожный глоток,  не скрывая немного вызывающей манеры этого действия. Правда вот, рисковать и проверять Виолетте не хотелось, ей были совсем не нужны проблемы, она была молодой ведьмой на испытательном сроке, и если с ней будет слишком много сложностей, в любимчики ее точно не запишут. А что если этот самоуверенный молодой человек, как-то связан с посольством и его специально подослали проверить непутевую ведьму? Поэтому он такой спокойный, не слишком заинтересованный и не отвлекается на пустяки вроде ее болтовни. Она как могла всматривалась в его лицо, но оно было ей совершенно точно не знакомо. Летти немного хмурится и поджимает губы.
Интересно, что ему может быть нужно? Деньги? Вилетта не могла похвастаться безумным богатством, да и собеседник не был похож на нуждающегося.
- А ты знаешь, чего ты хочешь? – она задает вопрос немного со стороны, но не дает ему возможности ответить, - Хочешь дать мне шанс от тебя откупиться? Могу отдать тебе мои украшения. Сережки? Это настоящее золото с изумрудами.  Колечки? – она насмешливо склоняет голову чуть к плечу, - Может, тебе одиноко и холодно? Так это тебе не ко мне, я подобным не промышляю, но уверена кто-нибудь из присутствующих подскажет тебе подходящий адресок, а дальше сам разберешься, - она позволяет себе засмеяться, поправив прядь рыжих волос, - Я могу еще долго предлагать различные варианты, но мы оба знаем, что тебе на самом деле нужно.  Тебе невыносимо интересно, что еще я умею, и что я могу сделать полезного для тебя.  Я уже видела подобное, любопытство, вопреки опасениям. Каждый раз одно и тоже,- манерно вздыхает Летти.  А так как последствий уже не избежать, ведьма начинает на показ проводить рукой над свечкой, то в одну, то в другую сторону, от чего она то загорается, то гаснет, а сама не сводит взгляда с пламени, будучи уверенной, что никто в заведении не обращает на нее внимания.
-Так чего ты хочешь? Удачи? Любви? Смелости? Внимания? Красоты? Ответов? – она перечисляет привычные ей штампы немного лениво, ожидая, что ей будет очень и очень скучно исполнять чужие низменные прихоти. Впрочем, пусть он сначала скажет, а тут уж она еще несколько раз подумает, что с этим делать.

+1

7

С виду молодой человек казался расслабленным, несколько отчужденным и даже безразличным, в то время, как внутри него все было напряженно, скручено в тугую спираль, готовую в одну секунду резко распрямиться, выплеснуть наружу никому не нужные эмоции, поедающие все на своем пути. Он всматривался в собеседницу, пытаясь понять стоит ли продолжать игру. Женщина, которая знает, как пользоваться данным природой и чем-то извне - опасная хищница. Крис не сомневался, что именно такой была по натуре рыжеволосая. Даже ее лукавая улыбка таила скрытую угрозу.  Но почему Кристоф все еще позволял девушке говорить, давая лживую иллюзию на то, что она действительно способна перехватить скипетр и державу ситуации? Ему было интересно, что еще может случиться, как далеко зайти. Люди еще делились на два типа. Всех их объединяло страдание. Но разделяло действие. Кристофер относился к тем, кто привык что-то предпринимать. Кем была незнакомка? Сантару казалось, что она человек действия. Теперь поднимался справедливый вопрос. Ждать от нее чего-то... или ничего?
Кристофер чуть сощурился, на слова о страхе, а уголки губ потянулись вверх в надменной ухмылке. Он вновь промолчал, оставляя девушке простор для фантазии. Пусть ищет его страхи сколько душе угодно ( если она у нее, конечно есть), они запрятаны слишком хорошо, а на страже стоит верная пранойя, за вот страхи собеседницы буквально были написаны на ее лице. О , она боялась раскрытия, как забавно. Когда он встречался с демоном, тот наоборот не скрывал своей сущности, выставляя все напоказ, так что вряд ли она демон ну или еще слишком молода, черт их поймет.
- Я всегда знаю, чего я хочу, милая.-  В снисходительной насмешке протянул  Кристоф, что было чистой правдой. Видеть цель, помнить, что важно и всегда иметь возможность договориться с собой. Он всегда знал, чего хочет, к чему идет и чего добивается, и ему никогда не бывает стыдно за способы, которые он использует. Кристофер всегда получал то, чего хотел. Без исключений. И Когда девушка начала предлагать варианты, Сантар удовлетворенно кивнул. Его нехитрый план, где немного угроз приводят лисицу в капкан, сработал с завидным успехом.
Девушка была права. Ей было,чем ему помочь. Вот только Кристоф сомневался, что может позволить ей это сделать. Он бы хотел о многом узнать, вопреки незыблемым предостережениям о том, что мистику лучше оставлять под завесой тайны. Кристофер жил в слишком опасном мире, где шаги нужно продумывать не на один и не два. Он воодушевился, все еще ограничивая себя и усмиряя чертой немых опасений. Метаясь между двух огней, словно не зная какому принести себя в жертву. Неведению или возможной угрозе тотального краха? Стоит ли рисковать? Смотря на эту миловидную особу, которая даже немного очаровывала, он понял, что не мог отказать в веселье ни себе, ни ей.
- В первую очередь - отомстить, - тихо, почти полушепотом, отозвался Кристофер. – Вернуть свое по праву заслуженное положение, избавиться от надоедливого достаточно мерзкого типа, называй как хочешь ,сути это не поменяет. – Кристофер всегда рассуждал в таком ключе: если на дороге лежит камень, мешающий протий, то лучше убрать его однажды, чем спотыкаться постоянно, но нигде не сказано, что для этого нельзя использовать чужую магию.

Отредактировано Christopher Santar (29 сентября, 2018г. 19:46:47)

+1

8

Виолетта  улыбается чуть шире, чем положено, и даже посмеивается, ведь в глубине души она прекрасно знала, что он попросит. Все эти богатенькие чистоплюи зациклены лишь на себе и своем благополучии, а сидящий перед ней, как оказалось, не исключение. Он из тех людей, кому лесть дороже истины,  а обожание незнакомцев, дороже любви близких.  Стоит ли упоминать, что она все еще предпочитала избегать общения с такими господами, исключительно потому, что они были ей противны, а от их эгоцентричных рассуждений, ее мучило страшное желание обратить их в пыль. Впрочем, Виолетта знала, что ее это тоже ждет, учитывая ее высокие ставки на будущие, но только она никогда не потеряет разума и изящного чувства меры.
-Конечно-конечно, - она упирается подбородком в изящную кисть, на которой звякнули несколько тоненьких браслетов, - Столько возможностей, но ты на первое место ставишь любовь общества, до которого тебе и дела то нет, - она ехидно хмыкает, - Неужели по чьей-то милости тебе стало не хватать всеобщего внимания? Или твоя звезда на небе высшего света оказалась не так ярка? Вот незадача. С чего бы это? Может, чтобы поддержать свою репутацию, следует начать с того, чтобы не посещать такие забегаловки, как эта? – Летти продолжает широко улыбаться, не считая нужным сдерживать свои ядовитые замечания. А что поделать? Этот благородный господин так отчаянно притворялся неприступным и бесстрастным, а теперь вдруг выставил себя простым смертным с такими пресными и очень часто наблюдаемыми ведьмой опасениями, как не достаточно обласканное лестью имя. Она ненадолго задумывается. Обязанности наемного убийцы она на себя не будет брать, как бы он не настаивал и не потому, что не могла лишить жизни, а по той причине, что это не слишком подходит для ее магической самореализации, а испачкать руки чистоплюй при большом желании может и сам, но точно не станет, слишком уж изнеженный.  А если уговорить его на что-то иное, это будет даже полезно в качестве практики.
- Совсем не понимаю, что ты имеешь ввиду…- притворяется Виолетта, надувая губки и хлопая голубыми глазами, - Убивать твоего зложелателя я не намерена, если ты рисовал в своем воображении именно это избавление, - ведьма прячет усмешку в уголках губ, - Но зная как тебе подобные трясетесь от каждой сплетни и каждой тени брошенной на ваше честное имя, я думаю, мне не придется проявлять даже толику привычной изобретательности, чтобы исполнить твою просьбу, - она сжимает фитилек давно потухшей свечи и трет его, пока пальцы не становятся черными. Она сегодня уже прилично оступилась, надо бы избежать любой вероятности нежелательного внимания со стороны посетителей.  Она проводит пальцами по щеке холеного аристократа, оставляя две четкие черные полосы, а затем по своей.
- Не стоит беспокоиться. Это чтобы отвести от нас внимание присутствующей публики, - Летти повторяет про себя пару недлинных давно заученных строк, и мадам за соседним столиком, минуту назад пристально смотревшая на них, тут же утыкается взглядом в стол.
- А теперь попробуй донести мне, что именно ты бы хотел своего прелестному недругу. Только тебе придется показать его мне, не могу похвастаться столь детальными знаниями представителей заносчивой молодежи, чтобы услышав имя, самой его узнать. Мне понадобится время на подготовку и, пожалуй, личный контакт, иначе не сработает, - она хитровато прищуривается и немного злорадно облизывает губы, словно предвкушая что-то воистину занятное. Она немного хитрила, при должном старании она и сама могла отыскать парнишку, но это бы развязало руки ее «заказчику», а это уж совсем не было нужно ведьме.
- И еще кое-что, ты же не предполагаешь, что я поверю тебе на слово? Не стоит оскорбляться, но твое обещание хранить молчание не стоит и пенни, - ведьма самодовольно откидывается на спинку непрезентабельного стула с самодовольным видом.   Сейчас она продемонстрирует ему, что такое двусторонняя магическая клятва, больно ей нравилась эта странная языческая экзекуция, особенно с участием неискушенных.

+1

9

Девушку буквально прорвало на словесный поток. Кристофер сжал побледневшие в свете паба пальцы на краю стола, с силой сжимая его до боли в фалангах. Крис пытался понять в чем суть. Вряд ли его слова правда могли вызвать неподдельную улыбку, это очередная ужимка, очевидная пародия насмешки. Защита или удивление? Сантар скрестил руки на груди, в фальшивой расслабленности терпеливо постукивая пальцами по предмету мебели. Разъяснять он ничего не собирался. Не хотелось больше вызывать бурную реакцию, особенно, если она и правда была более, чем наигранной.
Не ее дело зачем ему то, что он просит. Кристофер, хоть и любил быть в центре внимания, но добавлять свою ложку дегтя в бочку меда предпочитал втихомолку и желательно чужими руками.
- Убивать? - не сдержал улыбки Сантар, насильно подавив смешок. - Слишком много чести,  - смеющимся голосом ответил он, а после рука скрыла лицо, потерев лоб и давая возможность вернуться на стезю холодной расчетливости. Кристоф не любил забываться, а потому сейчас он даже ощущал дискомфорт от своей недавней несдержанности. Улыбаться и смеяться перед какой-то ведьмой? Звучало как приступ самоунижения.
- Мне не нужна его смерть, я не собираюсь быть причастным к чьему-либо убийству даже косвенно. Мне лишь нужно устроить ему ряд бед, подвинуть с занимаемого им места, может слегка унизить, в общем сделать так, чтобы все поняли, что Фартуна от моего дорого друга отвернулась, а вместе с удачей отвернутся и другие. - Пренебрежительно произнес, замечая, что девушка снова начала что-то творить со свечей и на всякий случай схватил ее за руку, всем видом давая понять, что с ним лучше так не играть.
- Доверие ныне роскошь непозволительная? - С усмешкой осведомился он, когда девушка выдвинула свои требования. Вообще Кристоф относился к обещаниям серьезно. Крайне серьезно. И не особо раскидывался ими, как говорится, «Стоит только дать обещание, как судьба сделает все, чтобы ты им подавился.» Впрочем, паранойю собеседницы можно было понять, и Кристофер понимал, наверно как никто другой, ведь его собственная паранойя очень часто работала ему на руку. Нутро - или что там еще могло красноречиво кричать об осторожности? - явственно нашептывало быть крайне подозрительным и обычно это было не спроста. На месте ведьмочки он бы тоже не стал никому доверять. Что ж, можно и выслушать чужие предложения.
- Личный контакт, знакомство и прочее я тебе обеспечу, даже готов раскошелиться на эти твои необходимые атрибуты. – Кристоф взял в руки свечку и с неким пренебрежением покрутив ее, поставил обратно на место. – Какие гарантии ты хочешь? Простое « мамой клянусь», как я понимаю у нас не котируется, что ж, очень жаль. На честное слово не согласишься ты, на договор – не соглашусь я, не люблю знаешь ли ставить свою подпись на сомнительные бумаги, что же тогда? – Сантар кинул заинтересованный взгляд на девушку, ощущая на языке некое предвкушение чего-то занятного.

+1

10

Виолетта морщит маленький носик, наблюдая за тем, как незнакомец зачем-то схватил ее свечку.
- Поосторожнее с огнем, а то можно и обжечься, - язвительно цедит ведьма и прищуривается. Она очень не любила, когда трогали ее вещи, а особенно столь восприимчивый к внешней энергетике воск, а еще больше она не любила этот пренебрежительный взгляд – ей его хватило в прошлой жизни, теперь она такого просто не заслуживала.
- Не надо раскидываться деньгами, от тебя и так за километр веет богатством твоих родителей. И это так не работает, стоит мне попросить у тебя купить для меня свечку, она в моих руках никогда не загорится, а все потому, что ты обыватель и скептик, - она пожала плечами, - Но вот если бы ты что-нибудь знал, дела обстояли бы иначе, но не будем говорить о невозможном. Итак, мне будет достаточно, чтобы ты нас представил,  с остальным я, уж поверь, умело справлюсь сама, - она растягивает губы в недоброй ухмылочке.
Пожалуй, он ей показался чересчур рисковым – к ее неудаче. Другой бы убежал, сослался на белую горячку, неудавшийся жульен, переутомление, лихоманку, да что угодно, лишь бы не признавать существование в этом разношерстном мире помимо демонов еще и таинственных колдуний, что по мановению изящной кисти могут завладеть сознанием человека. Людям, как это не прискорбно, свойственно отрицание любой грозящий им опасности. Любой до последнего будет скидывать запах гари на кулинарные провалы соседей, и только когда на нем загорится шляпа, побежит за водой, чтобы остановить пожар.
-Есть опыт общения с демонами? – она издает короткий смешок, - Откуда такая контрактная паранойя? Неужто чуть не продал душу или все-таки продал и поэтому ведешь себя так неосмотрительно? – Летти заглядывает в глаза и поджимает губы. Впрочем, какая ей разница, на их сделку это не повлияет, а остальное лишь чисто женское неуправляемое любопытство.
- Не стоит волноваться, у меня с собой нет ручки, да и вся эта крафтовая бумага дорогое удовольствие, так что наше с тобой «доверие» будет иметь немного более экзотический оттенок, - ведьма на мгновение задумывается, восстанавливая в голове несложную последовательность действий ритуала знакомого ей уже давно. На деле, этим манипуляциям уже ни одна сотня лет набежала, Летте нравилось заклинание именно за его темную языческую окраску, а еще за солидный возраст, приятно было осознавать, что им пользовались еще задолго до появления самого Лондона.  Она достает из маленькой сумочки небольшой  острый ножик, еще одну вечку и моток вощеной бечевки.
-Дай мне руку, не бойся, это не смертельно, лишь немного больно, а такой взрослый мальчик ведь не боится боли?  - она хмыкает, едва касаясь пальцами его руки, и переворачивает ее ладонью вверх. Летти делает небольшой  надрез, пересекающий линию жизни сначала ему, а затем себе, а после накрывает его ладонь своей и едва сдерживается, чтобы не поморщиться, не от боли, а скорее от дискомфорта. Ведьма обматывает их руки тонкой веревкой, оставляя два длинных конца, которые подводит к пламени черной свечи.
- Альмош, Элед , Онд, Кенд , Таш, Куба,  Тетехем, я  прошу  вас,  древние духи, засвидетельствовать условия этой сделки, - она прикрывает глаза и повторяет фразу еще дважды, прежде чем легкий холод касается ее губ, щек, висков, тонких пальцев, темная пелена туманит взгляд, а окружающие звуки исчезают, оставляя их двоих в полной тишине,  - Я обязуюсь выполнить просьбу этого человека, в обмен он выполнит мою, - концы бечевки загораются слабым пламенем, которое медленно ползет вверх, - Я  клянусь накликать неудачу, пошатнуть положение в свете того человека, на которого мне будет указано. Он же в ответ клянется никогда никому не говорить, не писать, не сообщать обо мне, о нашей встрече, обо всем что увидит, услышит и почувствует, свидетелем чего станет, будь то вольно или не вольно, связано со мной, - она говорит тихим вкрадчивым шепотом, но с каждым сказанным словом внутрь через ранку на ладони словно пробирается швейная игла,  порез жжет как от прикосновения с кислотой, а кровь стекает сквозь соединенные пальцы на стол и пропитывает веревку, но пламя от нее горит лишь ярче. На мгновение у ведьмы даже перехватывает дыхание, она едва берет себя в руки, чтобы продолжить. Это все же сильная магия, о чем она постоянно забывает, когда берется творить языческие ритуалы.
-Ты должен повторить за мной, - шипит она чуть слышно, - Ego iuro ad antiqua spiritus, - она произносит эту фразу еще несколько раз, пока, наконец, молодому человеку не удается подхватить, а веревка прогорает почти добравшись до кожи, а после распадается, соскальзывая на поверхность стола, Виолетта резко убирает руку, от пореза на которой осталась лишь едва заметная красная линия. Звуки возвращаются обратно – удивительно, но все это время никто даже не повернул в их сторону головы.
- Рассказать, что бывает с теми, кто нарушает подобную сделку? – она с усталым видом хватается за бокал с вином, - Говорят их настигает жуткая болезнь крови, от которой она становится черной и густой словно смола, а потом просто застывает, переставая течь по венам. Но я никогда не видела лично, - она пожимает плечами, - И мне бы не хотелось. Думаю, на сегодня чудес тебе достаточно, скажи лишь, где нам встретиться и когда, чтобы я могла познакомиться с твоим недругом, - уголки ее губ едва заметно ползут вверх, когда она подзывает халдея, вцепляется ему в запястье, сильно сжав, и пристально смотрит в глаза, - Вино же было за счет заведения? – он немного рассеянно кивает, - Вот и славно, - Летти разжимает руку, довольно улыбнувшись, понимая что безумно устала от всех этих выкрутасов за сегодня и хочет поскорее сбежать домой.

+1

11

Кристофер прекрасно знает, что следует быть осторожным, загадывая свои желания , ведь жизнь не исполняет чьи-то желания наперекор желаниям других, скорее, создает некоторый симбиоз, в котором порой причудливо переплетается все.
Возможно он и сам бы мог справиться со своей проблемой, но, если быть откровенным с самим собой, Кристофу ужасно хотелось увидеть на что еще способны силы, не подвластные простому человеку. Весь этот мистицизм такой далекий от людей и одновременно настолько близкий, что стал частью их жизней, всегда вызывал у Сантара неподдельный интерес.
Однажды, очень давно, Кристоф услышал, как сыновья конюха собрались ловить дикого коня. Говорили, что вороной конь со светлыми подпалинами в гриве уже давно мелькает вблизи ближе к полуночи. Удивительно было то, что мальчики рассказывали, будто сами видели цепи на его ногах, которые сверкали в лунном свете жидким серебром. Все хотели поймать коня, кроме Кристофера. Ему нравилась таинственная загадочность черного цвета и серебряных цепей. По ночам он спускался вниз и ждал, всматриваясь в окна заднего двора, надеясь услышать хрустальный звон цепей, увидеть черный силуэт в черной ночи. В какой-то момент ему даже становилось жутко до мурашек, но он ловил себя на мысли, что ему даже нравится это. В кромешном ожидании бесплотной легенды он ощущал себя таким живым и таким настоящим.
Примерно с таким же интересом в глазах, как и в те вечера, Кристоф смотрел сейчас на ведьму. В голове проскакивает мысль, что наверное с его стороны слегка подло использовать магию, но все эти рассуждения о морали пропадают сразу же, как руки мужчины и женщины соприкасаются. Кристофер слушает, как девушка произносит клятву, слегка вздрагивая, когда концы бечевки загораются, подпитываясь их кровью. Со стороны это, должно быть, действительно выглядит дико, даже абсурдно. И все же это происходит, клятва дана: горящая бечевка добирается почти до кожи, образовывая нечто вроде небольшого яркого обода, внутри которого оказываются руки. Кристофер задыхается то ли от восторга, то ли от страха, то ли от смешения этих чувств. Едва удерживается от того, чтобы поддаться участившемуся сердцебиению, пересохшему горлу, и начать судорожно вдыхать воздух, ища успокоения, избавляясь от фантомного удушья.
- Ego iuro ad antiqua spiritus. - Когда последние слова произнесены,  иглой проникая под кожу, пробивая до шипения, до кости, до жара в каждой клеточке тела, Кристоф судорожно выдыхает и больше автоматически крепче сжимает запястье девушки, хватаясь за него, совсем как утопающий за соломинку.
- Напомни мне больше никогда так не делать. - Насмешливо произносит он, замечая, что голос слегка хрипит, а руки подрагивают, он , в отличии от ведьмы, отходит дольше. Глубоко дышит, пытаясь прогнать легкое головокружение, позволяя мозгу осознать что только что произошло.
- Ты когда-нибудь бывала на скачках? Нет? Что ж, значит через пару дней у тебя будет отличная возможность наверстать упущенное. – Кристофер усмехается и пригубляет вино, практически не чувствуя его вкуса, а после кивает ведьме, мол можешь идти, а я, пожалуй, еще задержусь.
***
Как говорится, в мире нет ничего прекраснее парусника в открытом море, и лошади на полном скаку. Кристофер был склонен с этим согласиться – скачки были действительно зрелищным делом: сильные добротные кони, скорость, клубы пыли, взлетавшие над толпой людей, толпа неистово выкрикивающая имена наездников, дающая им бесполезные советы и ругающая соперников. Это было одним из самых популярных развлечений и одним из самых известных мест, где люди просаживали свои деньги или уходили с крупной сумой. Именно поэтому тут так часто появлялись молодые люди, желающие испытать свою удачу.
- Майкл Смитт. – Кристофер пожал руку и изобразил на лице мягкую улыбку, скрывающую его отвращение. Он не был приятен Кристоферу. Впрочем, если задуматься, они в чем-то даже похожи, нет? Они оба знают, чего хотят от жизни, и добиваются этих целей, будучи готовыми, если что, идти напролом. Это отдаляло. Смитт никогда не станет ручным. Им нельзя управлять. А еще он лицемер с амбициями, таких не стоит бояться, но и недооценивать тоже не стоит – Кристоф это уже понял, испытав на собственной шкуре.
- Кристофер Сантар, думал вы все же не придете, и что это за прекрасное существо с вами? – Смитт буквально подскочил к Виолетте, слегка касаясь губами ее руки. – Я раньше вас здесь не видел, первый раз на скачках? О я могу многое вам рассказать, вы собираетесь сделать ставку, а вы, Кристоф или после проигрыша в карты вы больше не рискуете? – Молодой человек подмигивает Крису и улыбается задорно, явно провоцируя, на что Сантар морщится, сдерживая тихий рык. Кажется, он продешевил и надо было все же соглашаться на вариант с убийством.

Отредактировано Christopher Santar (19 октября, 2018г. 22:40:08)

+1

12

Виолетта терпеть не могла шляпки. Причина этой ненависти крылась вовсе не в том, что они ей не шли и не в причиняемых ими неудобствах, а скорее в скверном нраве и более чем экзотическом вкусе. Но вот на скачках ни в  коем случае нельзя появляться без этого головного убора, будто туда каждый раз является сама королева. Стоит ли упоминать, что к подобным мероприятиям она относилась совсем без энтузиазма?

Субъекта, о котором они накануне говорили, Летти нашла в толпе почти сразу, по прикованным к нему взглядам окружающих. Было заметно как несколько дамочек в разноцветных платьях буквально ловили каждое его слово и Виолетта немного надменно улыбается, довольная тем, что даже все они трое меркнут на фоне ее огненно рыжих волос.
- Добрый день, - она на мгновение прищуривается и мягко улыбается, чуть склонив голову в знак приветствия, подает до излома изогнутую кисть манерному молодому человеку, оказавшимся Майклом Смиттом и замирает, не сводя с него внимательного взгляда- темные непослушные волосы и какой-то до тошноты сладкий аромат экзотического табака, - Шарлотта Йорк, очень рада знакомству, - она не долго думая, называет имя официантки из бара напротив театра, не светить же своим настоящим именем, и не спешит убирать руку, всем своим видом демонстрируя, что совсем позабыла про того, с кем сюда якобы пришла. Виолетта кокетливо отводит плечо назад и восторженно хлопает глазами, будто бы едкие замечания этого самого Майкла самые умные из тех, что только можно было произнести в данной ситуации.  Она чуть поворачивает голову, любуясь кислым выражением лица ее недавнего знакомца, и едва сдерживается, чтобы не рассмеяться. А он видите ли носит фамилию Сантар, что-то она определенно слышала об этой семейке, но не может припомнить что именно, кроме того факта, что денег у них очевидно немерено, иначе бы не велись эти разговоры о проигрышах и ставках.
- Вы так проницательны, я и правда здесь первый раз – она смущенно опускает взгляд, - И буду безумно счастлива, если Вы мне все расскажете. Надеюсь, Ваши молчаливые поклонницы не сожрут меня взглядом за это, - добавляет Летти уже тише, - Идемте, Кристофер, мистер Смитт даст нам парочку уроков от профессионала, как не проиграть все свое состояние - она на мгновение кривит губы, прежде чем снова начать улыбаться и делать хорошенькое наивное личико. Виолетта не колеблясь, берет Майкла под предложенную ей руку, под ненавистные взгляды остальных девушек и вышагивает с ним рядом, изредка кивая, но избегая слушать его пустую болтовню. Им предстояло спуститься вниз из ложи через заполнявшиеся людьми трибуны, к прятавшемуся от пытливых взглядов серому кардиналу этого мероприятия – букмекеру в синей ливрее с нашитым отличительным знаком Королевы. Виолетта осторожно придерживает длинный подол платья, спускаясь по лестнице, пока, наконец, не оступается, теряя равновесие с тем расчетом, чтобы идущий рядом и невероятно уверенный в себе Майкл ее вовремя придержал. Ведьма пользуясь шансом хватается за него второй рукой, и ловко цепляет на его дорогущий костюм маленькую едва заметную булавку, которую заранее заговорила, старательно изощряясь в своих колдовских штучках.
- Простите, я сегодня поразительно неловкая, - девушка страдальчески вздыхает, на мгновние встречаясь взглядом с Сантаром, который несомненно должен быть видеть ее фокус, и в следующую секунду сбегает вниз, позабыв про обоих своих провожатых.
- Вы несомненно поставили на фаворита, мистер Смитт? – она вопросительно изгибает бровь, - Это же он? – девушка указывает на вороного коня, нетерпеливо стучащего ногой в стойле ипподрома, - Красивый…даже жалко…- Летти пожимает плечами и разжимает руку, в которой зажата купюра в один фунт.
-Я хочу поставить на эту лошадь, - она кивает в сторону тощего серого в яблоках коня, уныло стоящего в отдалении от других. Букмекер посмотрел на нее саркастически и еле слышно кашлянул.
- Но мисс, это же андердог, он не выиграл ни разу за сезон, - вкрадчиво замечает мужчина. Впрочем, сложно сказать, что развеселило его больше, глуповатый вид девушки, размер ставки или выбранный ею кандидат.
- И что же…я хочу дать ему шанс, тем более Кристофер сказал мне поставить на него, не так ли? – Летти хитро прищуривается и протягивает купюру, - Запишите, прошу Вас, эту ставку на мистера Сантара, - ведьма хихикает, наслаждаясь немного опешившим видом, уже кажется ко всему привычного служаки.
- Знаете, мистер Смитт, - она оборачивается и игриво склоняет голову к плечу, - мне кажется, ставить на победителей невыносимо скучно, тем более у них у всех есть одна неисправимая беда, они недолговечны…- Летти долго и внимательно на него смотрит. При других обстоятельствах она была рада заполучить Смитта себе в поклонники, была бы не против приглашений в театр, цветов и подарков. Он не был хорошим человеком, но таких Виолетта и не любила, ее черной душе больше импонировали недобрые темные люди,  но в Майкле совершенно точно чего-то не хватало. Он напоминал ей пустую бутылку из-под вина – красивая и даже неплохо смотрится на столе, но в ней не хватает содержимого, без него ее хочется только выбросить – вот и с этим человеком было так же, в нем не хватало содержимого, только красивая оболочка и пару сгустков эгоизма под ней.
Смитта кто-то окликает по имени и он, извинившись,  ненадолго отходит.
- Не волнуйтесь, это еще не все, - говорит она тихо и загадочно улыбается, - Я долго думала, чем же все-таки можно пронять Вам подобных, мистер Сантар, ведь проигранные деньги, преследующие неудачи – это не то, что способно полностью разбить человека вашего круга, но вот все-таки есть у вашей братии одно слабое место – искренность. Надеюсь, Вы умеете задерживать дыхание? Иначе, получится очень неловко. Не волнуйтесь, я подам Вам знак, - у ведьмы на ладони оказывается горстка невесомого бесцветного порошка.
-Майкл! – ее голос звучит звонко и все же немного ласково, - Идемте скорее, забег скоро начнется, - и когда мужчина оборачивается, а он просто не мог не отреагировать, она незаметным жестом выпускает взвесь в воздух прямо перед его носом – как уж тут не надышаться. Летти едва заметно касается руки Кристофа спустя минуту, надеясь, что он не испортил все веселье и сам не надышался сыворотки правды.

Отредактировано Violetta Bryant (23 октября, 2018г. 22:41:38)

+1

13

Кто-то скажет, что Кристофер белоручка, не терпящий грязной работы. В какой-то степени так оно и было, но ведь каждый удар кулака идет от сердца, ровно, как и хитрость, смешанная с ненавистью. Так какая разница каким методом ты добиваешься цели, которая непрерывной нитью сочится сквозь твое естество – самостоятельно или чужой магией?
Когда ведьма начала откровенно заигрывать со Смиттом, Кристоф нелестно поморщился, но звуков не проронил, все они гуляли на кончике языка. Сантар был неестественно молчалив. Такое случалось, когда он плевался ядом в своих мыслях, чтобы не сказать лишнего, что могло бы испортить всю их маленькую игру. Поэтому сейчас Кристоф сохранял терпеливое молчание, лишь сильнее сжимая кулаки в сложенных на груди руках, следуя за компанией к букмекеру.
- Знаете, в чем главный секрет ставок на скачках, Шарлотта? Необходимо проверить последние результаты участников скачек, на которые планируется ставка, и выбрать из числа победителей своих фаворитов. – Произнес Смитт, будто со знанием дела.  – И вы совершенно правы, этот вороной красавец сегодня принесет мне немалый выигрыш.  Кристофер поймал взгляд ведьмы и закатила глаза, всем видом показывая, что он думает об этом напыщенном болване и как он уже ждет исполнения договоренности. Однако ведьма играла явно по собственному сценарию нарочно дразнила Сантара, внутри которого копошилось недовольство, что он позволяет такую нахальную фривольность в свой адрес. Кристоф не успевает проследить момент, когда его вовлекают в сомнительную авантюру.Подумать только сделать от его имени ставку на полудохлое животное! Ее слова звучат неожиданно и как-то даже нелепо, ведь кто в здравом уме выберет заранее проигрышный вариант, и он в удивлении поднимает брови, пытаясь понять, чего эта женщина пытается добиться. Черт бы ее побрал, придется подыгрывать, иначе весь план грозил потерпеть трагичное фиаско. Он старался сохранять невозмутимость лица, на которое легла спокойная улыбка губ
- Шарлотта полностью исполняет мою волю, Майкл. – Спокойно произнес Кристоф, неся в своих словах двойной смысл. – И конечно же мы хотим сделать ставку. Знаете, как говорят -уклоняясь от игры, - Кристоф задумчиво опустил взгляд, пряча мысли под ресницами, - проигрываешь ее.
Никто не любил проигрывать. По крайней мере тот, кто себя уважает. Но в игре всегда есть победитель и проигравший. Игра, как жизнь. Или война. И обе эти игры без правил. Сантар умер этим пользоваться.
Когда их жертва отходит на несколько минут, Кристоф решает прояснить ситуацию. Для этого он берет ведьму за локоть, чуть наклоняя ее к себе, и заглядывая той в глаза с каким-то слишком красноречивым выражением.
- Надеюсь, ты знаешь , что делаешь, милая – буквально шипит он – Не хотелось бы, чтобы твоя кровь стала черной, достаточно уже души.- Кристофер шумно выдохнул, разжал руку и отпустил девушку, словно давая разрешение продолжить этот спектакль. Он все еще не понимал каким образом ведьма исполняет свою часть сделки, но послушно задержал дыхание от греха подальше.
На трибунах их уже ждали дамы, пришедшие с Майклом, которые о чем-то бодро переговаривались, заливисто смеясь. Они бодро жестикулировали. Тема явно была увлекательной, но при появлении Смитта под руку с ведьмой они тут же умолкли, одаривая последнюю гневными взглядами.
- Уверена, ваша ставка сегодня выиграет, Майкл. - Она проводит ладошками по его волосам, прижимаясь к его телу так, будто хочет врасти в него. Тем временем прозвучал сигнал скачки начались. Ворота открылись и лошади с всадниками на спинах полетели словно птицы.  П ыль от копыт, крик толпы, храп лошадей, казалось все это должно было возбуждать кровь, но настоящие страсти творились на трибуне. Ко всеобщему удивлению, Смитт резко оттолкнул от себя дамочку и посмотрел на нее с неким презрением.
- Не смей ко мне прижиматься! Морда той полудохлой лошади, которую выбрал Сантар и то симпатичнее твоей. Да если бы не высокое положение твоего отца, я бы тебя к себе и близко не подпустил. – Кристоф поднял взгляд. Заинтересованный, с терпкой каплей затаенных мотивов, позволив себе мимолетную ухмылку, на них было обращено уже достаочно глаз, а по толпе пошел тихий шепот.
- Уверен, Майкл не хотел так говорить, он просто нервничает из-за скачек, верно мой друг? Давайте все заботы оставим на потом, а сейчас насладимся зрелищем, ведь все только начинается, верно Шарлотта? – Сантар  в знаке одобрения кивнул девушке, чувствуя как по телу расползается приятное торжество. Смитту оставалось лишь посочувствовать, чего он, конечно же, делать не станет.

+1

14

Забег на гладких скачках редко длиться больше трех минут, для фаворита это время чаще всего приближено к двум с половиной минутам, если, конечно, речь идет о столь популярной дистанции в 2 400 метров. Три круга по ипподрому и с каждым новым поворотом напряжение должно возрастать все больше, ведь победитель может быть не ясен до самой последней секунды.  Впрочем, никому не интересна судьба лошадей, все скорее озабочены судьбами своих денег, опрометчиво брошенных под копыта этих грациозных животных с человеческим взглядом. Виолетта внимательно следила за забегом, не сводя взгляда с плетущегося позади всех скакуна, на которого поставила. Ведьма сделала это не из каприза или глупости, она была одержима идеей продемонстрировать всему стадиону как переменчива бывает фортуна – поэтому заговорила ассигнацию, надела на себя все мыслимые амулеты  и еле-еле шевеля губами, пыталась изменить ход скачек в свою пользу, полностью игнорируя законы логики. Она так увлекается, что почти не слышит эмоциональный гомон за своей спиной, который просто обязан был быть связан с Майклом, ради которого она сюда и явилась. Летти  останавливается и нехотя отвлекается от своего занятия, лишь когда ее окликает Сантар и бросает на него холодный взгляд. И что ему еще понадобилось? Неужели от нее мало на сегодня спецэффектов?
«Шарлотта» напряженно кивает и поправляет ненавистную шляпку, рассматривая едва ли не впавшую в истерику девицу, которую так грубо отшил Смитт. Она бросает последний взгляд на лошадей, в очередной раз думая, что те обладают гораздо более высоким уровнем интеллекта, чем собравшаяся здесь, чтобы померяться своим эго, золотая молодежь, и подходит к шумящей компании. Ведьма в утешительном жесте касается руки девушки и как-то чересчур примирительно качает головой:
- Не стоит так беспокоиться, золотце, в этом все мужчины – говорят, не думая о последствиях, - она криво усмехается, опуская хитрый взгляд зеленых глаз в пол, - Думаю, Вам следует сказать ему все, что думаете, он ведь совершенно точно обещал Вам блестящие перспективы и даже замужество? – вкрадчивым шепотом науськивает ведьма юную особу, все еще касаясь пальцами ее бледной кожи, - Ах да, еще он заслужил хорошенькую пощечину. Вперед,- она легонько подталкивает девицу, а сама предвкушает отменное зрелище, не двигаясь с места.
И, действительно, не проходит и минуты, как отвергнутая мисс со звонкой фамилией, буквально врезается в Смитта и истерично голосит едва ли не на весь ипподром.
-Ты! Ты обещал мне! Обещал, что будет свадьба! Таскался ко мне в дом! Ты сказал, что я намного красивее Саманты, - она тыкает пальчиком в кудрявую блондинку, испепеляя ту взглядом, - Мой отец помог тебе с повышением, а ты…ты – в этом самом месте Виолетта, само собой, манерно зевает, отмечая, что бедняга Шекспир должно быть испытывает острую боль, наблюдая с небес на подобный переполох, способный , играйся он на сцене, превзойти «Отелло» по красочности разворачивающихся драм. В завершении этой сцены, так и не решившись прокричать слово «свинья», а может какое и похуже, девица с размаху ударяет Смитта по щеке. И будь в тот день удача на его стороне (а тут уж Виолетта постаралась, чтобы сие не случилось ни коим образом), он бы просто потер щеку и снес унижение, но у богачки на среднем пальце был очень массивный перстенек с фамильным рубином, который и оставляет на лоснящемся лице Майкла крайне нелицеприятную ссадину, заставляя последнего взвизгнуть от боли, вызывая редкий смех окружающих.
Летти прекрасно слышит нарастающий гул толпы, топот копыт и утопающее в фоновом шуме отчаянное ржание. Она на секунду оборачивается, едва скрывая искры радости в глазах от предвкушаемой победы. Впрочем, праздновать было пока рано, так что она, бросив вкрадчивый взгляд на своего привередливого Заказчика, достает кипельно-белый платок и медленно приближается к пострадавшему, стирая выражение саркастичного презрения с лица.
- Возьмите, мистер Смитт, - она, впрочем, вместо того чтобы отдать вещь в руки настрадавшегося нахала, лично прижимает платок к его щеке. На ткани тут же проступают капли алой крови, а ведьма думает, что это будет очень полезно ей на будущее, кто знает, что станет с этим Смиттом завтра - Сегодня, как я посмотрю совсем не Ваш день, не так ли?  - она участливо заглядывает ему в глаза.
Виолетта была неплохой ведьмой, начинающей, но очень старательной, с помощью магии она могла легко расположить к себе любого, а пустота души придавала ей необъяснимое очарование, из-за которого перед ней открывались почти любые двери. Но вот опыта общения с категорией людей, подобных Смитту, Сантару и этим манерным девицам, ей не доставало. Именно поэтому ее съедало лукавое женское любопытство, которое еще не успело задохнуться под тяжестью ведьминского безразличия.  Она медленно отнимает руку от его лица.
- Скажите обо мне что-нибудь горько правдивое, мистер Смитт, - вкрадчиво интересуется ведьма и поджимает губы, сминая в пальцах тонкую ткань.
Парень ожидаемо надменно хмыкает, кидает на нее оценивающий взгляд и произносит ровно то, что от него и ожидалось.
- Очаровательная мордашка, все эти утонченные мелочи, отвлекающее внимание дорогое платье, но ни капли  аристократичности, ты отличный вариант на пару вечеров, но для остального тебе всегда будет не доставать породы.
Она успевает только пожать плечами, потому что уже через секунду трибуны разражаются громкими криками полными скорее немого отчаяния. А пока все остальные с шальными глазами смотрят на скаковые дорожки стадиона, Летти уже прекрасно знает, что они видят. Минутой ранее фаворит, на которого сегодня было сделано большинство ставок будто пугается собственной тени и подается вправо, сбивая темп и теряя разом несколько позиций, а плетущийся в хвосте андердог, напротив, словно бы в нем открылась невиданная прыть, с огромным отрывом уходит вперед, да так быстро, что азартные игроки не успевают даже заметить как их кровные сбережения утекают сквозь пальцы в карманы единственного человека, сделавшего верную ставку.
- Вот видите, Майкл, - хмыкает Виолетта, - Оказывается, чтобы делать правильные ставки вовсе не обязательно иметь родословную и знатную фамилию, - она усмехается, едва не добавив нечто вроде «достаточно быть неплохой ведьмой».
- Поздравляю Вас с выигрышем, мистер Сантар, - протягивает Виолетта, хитро прищурившись, и отходит в сторонку, подальше от бурлящей впечатлениями толпы чуждых ей представителей богемы.

Отредактировано Violetta Bryant (6 ноября, 2018г. 23:26:33)

+1

15

Если многие предпочитали делать то, что считается правильным, то Сантар - то, что ему было полезным. Он мог бы позволить себе вырасти беззаботным богатеем, любящим оставлять отцовский бюджет под кожаной подвязкой не бедре раскованных танцовщиц. Или сворачивать все это в трубочки, чтобы курить неизвестные вещества вместе с теми же знойными красотками. Но ему не позволяли позволять себе стать таким. И это его не расстраивало. Подобные мальчики выглядели жалкой пародией на джентльменов, коим являлся Сантар. Ему нравилось быть роскошным и солидным. А еще ему нравилось быть в центре.
Он почти польщен, что из простой сделки с ведьмой развернулось целое шоу. Почему почти? Он привык, что для него делают больше обычного, особеннее обычного. Кристофер улыбнулся, посмеявшись разворачивающейся перед ним сцене. Это было не просто красиво, но и весело. Этого молодой человек не скрывал, он бы мог даже поаплодировать, но время не настало. Сейчас он не змея. Нет. Гиена. Шакал. Голодный зверь, играющий совсем не честно. Подлый, вероломный. Он мог бы смотреть на представление очень долго, но воодушевленная толпа напомнила Сантару, что за его спиной происходить не менее интересное действие.
Вообще Кристоф любил лошадей, ему всегда нравилось чувствовать жесткую гриву, запах ветра и скорость. В такое мгновение нет больше ничего вокруг, только  ваше  единое действие, чувство  и небо. В детсвте он иногда устраивал шуточные скачки с братьями, но наблюдать за профессионалами было совсем иное. А еще здесь была неповторимая атмосфера, люди пришли сюда не с целью насладиться покоем и светской беседой, не то это место, они буквально чувствуют эту энергию, исходящую от лошадей и безумства, пропитываются ей, Сантар чувствовал ее тоже. Когда всадники показались у трибун, впереди скакали двое. Издалека узнать их было нелегко, но коней зрители скачек узнали сразу. Кристоф не сразу замечает, как его настроение начинает взлетать куда-то ввысь, выпрыгивая из привычной черты «спокойствие» и взвиваясь по эмоциональному градуснику до отметины «прекрасное безумие». Он перестает даже дышать, подается вперед, скользит жадно взглядом по бегущим животным.
- Смотри, Шарлотта - Он хочет добавить что-то еще, но язык перестает слушаться. Из глотки вырывается победный смех, он рвет ввысь, он готов разодрать связки, он тонет в негодующих криках и полных отчаяния вздохах.  Он ловит взгляд ведьмы и тоже ухмыляется. Это заразительно. Как холера. Или  бубонная чума. Но он совсем не против.
Лицо Майкла не бледное, оно приобретает омерзительный, грязно серый оттенок. И на этом лице горят черные глаза, лихорадочно. - Солнце светит всем, но под разным углом. Поэтому кто-то наслаждается великолепием прямых лучей, а кто-то довольствуется брызгами искаженных. Уверен, все образумится приятель. – Кристоф пару раз хлопает соперника по плечу и оставляет его наедине с собственным поражением
Да уж, чего стоят яркие краски, громкие речи и маячащие где-то впереди блестящие перспективы, чего стоит кружащий голову взлет, если за ним может следовать не менее сокрушительное по силе паденье? Сегодня так, а завтра эдак, вчера блестящий юноша с острым умом и головокружительным будущим, сегодня ты проиграл все свои деньги на скачках, нарвался на гнев дочери большой шишки и проиграл человеку, которого так сильно презирал. Тебе остается только посочувствовать, Майкл Смитт, впрочем как хорошо, что Кристоф редко испытывал угрызения совести. К нему уже подбирается крупье, пытаясь что-то сказать, Сантар не слушает советов по поводу дальнейших ставок и распоряжения деньгами, он лишь на автомате кивает, сжимает чек в руке и пытается пробиться сквозь толпу, которая предлагает ему вложиться в какое-то дело, сделать очередную ставку или провести «незабываемую ночь со жгучей красоткой»
- И много же ты отдала, чтобы проворачивать подобные трюки? – Интересуется он, возникая за спиной у девушки и протягивая ей чек. - Я заберу ровно столько, сколько дал тебе на ставку, процент же от победы - твой.  Я уже получил желаемое – Кристофер с удовольствием кивает на сползающего по стенке от безысходности Смитта. – Купишь себе свечек, раз уж мне этого делать не позволила. – Он одаривает девушку змеиной ухмылкой. – Хочешь пари? Как скоро общество забудет имя нашего дорого друга? Дам ему где-то с неделю, учитывая его репутацию и сегодняшний крах, что скажешь?

0


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Молчание - золото.