Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

август-ноябрь

События в мире
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
Военно-исследовательское судно "Сильвер датчес" брошено у берегов неизвестного острова! Адмиралтейство не желает комментировать подробности этого дела, но уже известно, что часть команды сошла с ума.
В ночь с 19 на 20 Августа в акватории Англии появился "корабль-призрак". Полупустой, с сошедшей с ума командой на борту. Газетчики смакуют страшные подробности.
29.11
Хотите отправится в экспедицию? Джунгли Африки и морские просторы ждут вас. К участию приглашаются все желающие.
29.10
Чем дышит полузатонувший Лондон? О насущных проблемах, вам расскажут газеты, о скрытых - ваше собственное любопытство.

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Светя другим, сгораю сам


Светя другим, сгораю сам

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i12.pixs.ru/storage/7/4/0/tumblromvq_3697161_26596740.gifhttp://i12.pixs.ru/storage/7/4/1/tumblroqes_1754457_26596741.gif
http://i12.pixs.ru/storage/7/4/5/tumblror0w_9158393_26596745.gifhttp://i12.pixs.ru/storage/7/6/1/tumblrolxu_6244442_26596761.gif

Victor Conley и Terrence Witte
Англия, Королевский Лондонский Госпиталь,  9 июня 1886 год

При поступлении в колледж Глит, вам предлагают осмотреть не только здания колледжа. Вы так же можете поприсутствовать на экскурсии в музее медицины, а заодно посетить госпиталь в котором придется проходить практику во время учебы. Вот так и оказался наш студент в этом месте, где его ждала встреча с человеком, который возможно изменит его жизнь. А может это Терренс изменит жизнь этого самого человека?

+1

2

Чувствовать себя в новом статусе - студента университета - было необычно. Особенно, когда идешь по улице и ловишь на себе взгляды прохожих, то и дело хочется гордо заявить им: "Я поступил, слышите?! Я теперь полноправный член общества и больше не сижу на шее родителей!". А когда видишь снующих туда-сюда бесцельно детей, увлеченных какой-либо игрой, то и вовсе на губах появляется снисходительная улыбка и ты твердо говоришь сам себе, что детство кончилось и время игр давно прошло. Вот только подобные мысли посещают светлые головы исключительно за стенами университета.
Терренс не тешил себя пустыми обещаниями, что будет учиться исключительно хорошо. Он вообще производил впечатление, как юноша слегка легкомысленный и несерьезный. И как-то опровергать это Витте не спешил. Ему было вполне комфортно в компании таких же оболтусов, которых впихнули в этот университет родители. С выбором факультета Терри тоже особо не заморачивался и выбрал то, что показалось ему особенно интересным и то, что не было связанно с политикой. И, как оказалось, не прогадал с выбором.
Вступительная речь декана воодушевила молодого человека. Медицина была своеобразным ящиком Пандоры, до конца неизученной и полной тайн. Там было столько маневров для новых открытий! и Терренс уже сейчас украдкой представлял себя успешным и известным хирургом, который смог победить саму смерть и подарить человечеству бессмертие. Сладкие мечты омрачились жесткой реальностью. Побывав всего раз на анатомическом представлении, пыл Терри чуть поутих. Не сказать, что это было абсолютно ужасным зрелищем, конечно. Но там было мало чего приятного, а особенно хорошо запомнился неповторимый запах, который стоял в зале. Так что следующие экскурсии ожидались с меньшим энтузиазмом.
Посещение госпиталя стало, в буквальном смысле, глотком свежего воздуха. Снова вернулось то самое воодушевление, которое было в самом начале. Да и лектор в этот раз был намного интереснее. Терренс плелся в самом конце небольшой группки студентов Глита. И, как назло, рядом были лишь неугомонные болтуны, поэтому голос доктора заглушился тихими, но частыми смешками, от чего Витте постоянно отвлекался и терял нить ознакомительной лекции. Впрочем, то, что удавалось уловить безмерно нравилось парню. Он внимательно слушал лектора, почти не отрываясь глазами от его лица. А если Терри повторял про себя уже сказанные слова, то те неизменно звучали низким бархатным голосом, от которого в самом начале экскурсии по спине юноши пробежал табун мурашек.
Был объявлен перерыв и Витте первым выскользнул в коридор, замирая около стенки и пропуская своих сокурсников, которые разбрелись по госпиталю, переговариваясь между собой и делясь впечатлениями. Сам же Терренс неспешным шагом пошел вдоль белых стен, ведя по ним кончиками пальцев и не уходя далеко от кабинета, где они остановились.

+2

3

Из года в год в этом месте собираются будущие врачи и специалисты, ученные, и просто бывает ленивые юноши и девушки, что считают, выбрали самую простую и легкую профессию. Увы, последние чаще всего отсеиваются в первый же год методом «свежих» тел, ампутаций и прочих прелестей через которые приходится пройти студентам во время практики. Благо вначале они лишь зрители, а непосредственные участники.
Вот и сегодня Виктору сообщили, что ему придется познакомиться с будущим этой больницы, в лице поступивших студентов. Сам мужчина всегда был рад поприветствовать и рассказать об истории Госпиталя, провести экскурсию по зданию. Поведать о развитии медицины, по возможности показать, что из себя на сам деле представляет работать врачом. Познакомить с нынешними рабочими буднями врачей, а если повезет, то даже посетить в настоящем времени операцию. Виктору нравится наблюдать за тем, как меняются лица молодых студентов. Как сразу становится ясно, кто из них дойдет до конца обучения, а кто попытается перевестись или не пройдут посвящения. Уже на первом ознакомлении с кровавой, но настолько фантастической профессий молодые умы округляют глаза, убегают, меняясь в цвете лица, а порой просто теряя сознания. Это напоминало ему себя в их годы. Да, уж как бы странно это не звучало, но он сам в первый день посещения госпиталя оставил свой завтрак на полу коридоров. Хотя мужчина считает, что вот ему как раз повезло с куратором. Пожилой хирург с сединой в волосах и колючим серым взглядом с первых минут заставил вскрыть тело и ознакомил наглядно, с тем из чего мы все состоим.  Красочно рассказав о каждом органе. Вот уж и правда, хороший способ сразу отсеять всех впечатлительных.
Виктор внимательно рассматривал группу студентов, как и всегда тут нашлись задиры, которым все кажется смешным и несерьезным. Нашлись и те, кому это, правда казалось интересным, и они слушали, ловя каждое твое слово. И нашелся еще один студент, что держался позади всех. Мужчине, не удалось распознать сразу к какой точно группе его можно отнести. Он держался за спинами своих однокурсников, как бы стараясь держать дистанцию. Но в то же время, изредка бросая взгляд в его сторону, Виктору казалось, он видел, как паренек двигал губами, будто повторяя за ним слова. Что скрывать, молодой человек заинтересовал и не только своим поведением. Его внешность была обманчиво привлекательной даже наверное, слишком необычное для молодых людей. Точеное лицо со слегка выступающими скулами, глубоки глаза, что кажется видят насквозь и в них наблюдается явный интерес к происходящему. Плавные движения, весь вид привлекал глаз. Его внешность казалась хрупкой, что вызывало внутри интерес, прикоснутся к волосам, коснутся белой кожи. Дабы убедится, что он реальный.
Виктор остановил свою речь, предложив устроить небольшой перерыв. На что, конечно же, все с радостью отозвались согласием, и группа ребят потихоньку разбредалась по коридорам, двигаясь ближе к лестнице. Необычный гость тоже пропал из поля зрения, но ненадолго, на радость Виктора. Стоило мужчине выйти из палаты, как тут же столкнулся с парнем лицом к лицу. Случайная встреча первыми же секундами ввела в легкое замешательство. Парень, буквально чуть не упал на Виктора. Кажется, Виктор слегка напугал, резко открыв дверь из палаты, а может студент просто опирался на нее и не ожидал такого. Но это не имело значения, секунда на то чтобы исправить положение, поддержав молодого человека за локоть.
- «Осторожней», – улыбнувшись, оглядевшись по сторонам и поняв, студент остался один из своей группы, кто не стал спускаться в столовую.
- «Вы что-то хотели узнать?» - обратив внимание, что до сих пор держит парня за руку, что вызвало внутри странную дрожью. Осторожно отпустив студента, прикрывая за собой дверь.
- «Как вас зовут?»

+1

4

Внезапно выскочивший из кабинета лектор сегодняшней экскурсии застал Терренс врасплох. И с губ юноши сорвался испуганный глухой вскрик, когда он буквально уткнулся носом в грудь мужчины. И тут же отшатнулся назад, запутываясь в ногах. И непременно бы брюнет рухнул на пол, если бы крепкая рука не поддержала бы его. Тут же сорвалось извинение, а глаза Витте опустил в пол, чуть склоняя голову.
- Простите, я крайне рассеян сегодня и от того неуклюж, - молодой человек украдкой поднял глаза и слабо улыбнулся. С нескрываемым интересом рассматривая лицо преподавателя. В глаза сразу бросились густые широкие брови, твердый и, тем не менее, теплый взгляд карих глаз, легкая небритость, прямая линия челюсти и красивые губы. Такой тщательный осмотр был скорее привычкой, и Витте делал это будто нарочно, долго разглядывая лицо собеседника, словно его совершенно не смущала затянувшаяся пауза в разговоре и откровенно непонимающий, что происходит, взгляд. Обычно после такого пристального осмотра все стремились поскорее найти зеркало и понять уже, наконец, что же с их лицами не так. Может что-то застряло между зубами? Или какое-нибудь пятнышко от соуса на щеке? Нет, ничего подобного. Просто для Терренса это было неким увлечением, и он практически приходил в восторг, когда находил на лицах незнакомцев что-то новое – например необычный разрез глаз, форма носа или подбородка. Что-то, что охарактеризовало людей, как иностранцев. Даже если черты лица были не особо понятны, все равно потом было интересно гадать по вечерам, сидя в кресле, каких же иноземцев он сегодня встретил.
А вот лицо мужчины казалось смутно знакомым. Как будто Витте уже где-то его видел, не считая. Конечно, последних двух часов лекции.
- Мне не удалось услышать половину Вашей лекции из-за…хм, - как бы погуманнее назвать болтающих соседей брюнет не знал, поэтому просто ответил, - из-за некоторого шума. Но то, что все-таки удалось, мне очень понравилось. Вы прямо смогли вернуть интерес к науке вновь и взяться за учебу со вторым дыханием. А то, признаться честно, некоторые практики, которые мне довелось увидеть, повергли меня в шок.
Терренс неловко улыбнулся и провел рукой в сторону, предлагая мужчине пройтись вдоль коридора.
- Терренс. М, точнее Терренс Витте, - представился юноша и вопросительно взглянул на лектора, с ужасом отметив, что не помнит его имя. Глаза молодого человека быстро забегали по длинному белому коридору, и парень быстро перевел тему для разговора, - скажите, а Вы давно здесь работаете?

+2

5

- "О, это не самое страшное, что происходит с нами." – улыбнувшись молодому человеку пытаясь в своей манере поддержать, дабы стереть это чувство неловкости и подбодрить студента. То как паренек рассматривал лицо Виктора, немного озадачивало и смущало доктора. Хотя мужчина сам бывало, мог долго рассматривать собеседника, особенно если этот оппонент ему был интересен и не только как личность, но и как объект. Но рассматривания друг друга слегка затянулось, Виктор непроизвольно отвел взгляд, посмотрев в сторону и обратив внимание, что на них смотрят проходящие мимо люди. Особенно интересно сложившаяся встреча стала для медсестер. Это та небольшая каста в госпитале, что любит сплетни и очень виртуозно наполняет их подробностями и красками. О Викторе и так уже достаточно ходит слухов, как в стенах этого здания, так и по улицам этого города. Он не редко оказывался объектом обсуждения газет от его врачебной практики до личных вопросов. Многих стало интересовать, почему такой успешный врач и до сих пор без пары? Что уж говорить о матери, что не забывает задать тот же вопрос при каждой встречи.
- "Поверьте на слово, всем нам первое время было не по себе от всего происходящего тут. Я не знаю не одного врача с кем работаю, чтобы тот сказал однозначно что с первых дней учебы находился в своей тарелки."– слегка склонив голову к плечу.
- "Раз уж я смог заинтересовать вас, считаю что обязан теперь буду повторить все что вы не услышали." – заметив что студент резко перевел взгляд в сторону, как бы ища того кто ему подскажет ответ на вопрос в его голове.
- "Виктор Конли, но можете называть меня просто Виктор или сер." – мужчина никогда не отличался соблюдением всех приличий в обществе и порой позволял себе вольности и не считал это плохим тоном (в отличие от окружающих, что принимали это на свой счет и могли даже оскорбится). Правда конечно если взять на рассмотрение общения со студентами, Виктор редко позволял вольное общение и обращение по имени. Только исключительным студентам, что проявили себя и доказали, что их можно считать равными себе. Но почему-то стоящий перед Виктором молодой человек, казался ему как раз тем самым исключительным студентом. Тем с кем будет приятно общаться не как со студентом, а как с товарищем по работе или тем, кто разделяет твои интересы.
- "Примерно одиннадцать лет." – задумавшись, приподняв взгляд к потолку вспоминая свои годы обучения и только после заданного вопроса поняв, насколько давно он находится в этих стенах.
- "Примерно. В качестве полноценного врача последние лет семь." – усмехнувшись, предлагая жестом руки пройтись, а то их персоны стали привлекать слишком много внимание окружающих обитателей госпиталя.
- "Вы выбрали эту науку для изучения по каким-то особым причинам?" – неторопливо идя рядом с молодым человеком, искоса иногда поглядывая на его лицо, отмечая мелочи в его эмоциях и поведении. Движения рук, на секунду нахмурившись или улыбнувшись. То как взгляд устремляет вперед, интонацию голоса и прочее.
- "Простите, конечно, за наблюдение, но просто мне показалось с вашими данными вам пошло бы стать художником." – Виктор ненавязчиво намекнул на способность парня заострять внимание на людях и беспородно рассматривать их лица, не пугаясь осуждения со стороны объектов изучения. Легка улыбка, отразилась на лице мужчины. Виктор не хотел смутить Терренса, но он просто не мог обойти вниманием сей факт. Отличительный факт поведения молодого человека. И весьма интересный, если задаться вопросом поведения людей и их привычек. Хоть Виктор и не относился к врачам с практикой близкой к психологии, но поведение окружающих порой бывает весьма интересным и рассказывает куда больше, нежели сам человек.
- "Терренс, планируете заниматься практическим вопросом хирургии или вам все же ближе теоретический план?" – пропуская молодого человека в дверной проем к лестнице. Виктор предложил выпить по чашке кофе, раз уж есть время и самому мужчине не надо пока никуда бежать по делам и, по всей видимости, сам Терренс был не против сложившегося общения. К тому же это хороший способ узнать поближе студента и раскрыть в нем потенциал и понять чем проще будет его заинтересовать, направить, помочь.

+1

6

Больница - малоприятное место, чтобы проводить в нем долгое время. Интересно, а каково врачам? Они находятся здесь постоянно, всю неделю и каждый день до вечера. Они привыкают к этому специфическому запаху медикаментов или просто не обращают на него внимание? А каково осознавать, что почти каждый день в месте, где ты работаешь, умирают люди? Терренс заметно поежился и украдкой потер нос. Нет, определенно к этому привыкнуть нельзя. Ни к первому, ни к второму. Тем не менее, от мысли, что когда-нибудь он тоже будет считаться врачом и работать в этих стенах, на губах юноши появлялась мечтательная улыбка, а перед глазами вставал собственный образ в строгом белом одеянии.
- Хорошо, сэр, - Терри улыбнулся шире и повернулся к мужчине, взглянув ему в глаза, - приятно позна...
Брюнет не успел окончить приветствие, как глухо чихнул, отклонившись в сторону и прикрыв рот и нос руками. Нет уж, щекочущий ноздри запах лекарств становился просто невыносим. В крайнем случае, вполне можно было стать врачом на дому. А что? Тоже неплохо, работать по - своему графику. Хотя, зная себя и свою лень, Терренс был уверен, что вообще работать не будет при таком раскладе.
- Ох, простите, никогда не любил больницы из-за ее специфического букета ароматов, - парень усмехнулся и выпрямился, ускорив шаг в сторону столовой, дальше Терри продолжил говорить тише, чтобы услышал только Виктор, при этом кончики ушей Витте покраснели, и он поспешил прикрыть их густыми кудрями волос, - я читал некоторые Ваши статьи, сэр, в газете. Точнее, я читал газеты ради Ваших статей.
Признаться в этом было волнительно, словно это было что-то личное. Тем не менее, некое чувство не давало парню покоя. Виктор Конли. Это имя знакомо ему не только из заголовков газет. Правая рука невольно обхватила левую за локоть и крепко сжала, в приступе ноющей фантомной боли. Ладони Терренса были чистыми, кожа гладкой и молочно-белой, но мало кто знает, что если задрать манжету рукава чуть повыше, то откроется безобразный шрам от ожога, тянущейся по всей руке прямо до основания шеи. Лицо Витте чуть скривилось, а губы поджались, и он скованным жестом предложил мужчине самому выбрать столик.
- Ох, одиннадцать лет... это очень много, - пораженно произнес брюнет, удивленно подняв брови, а потом неловко засмеявшись, - простите, просто для меня одиннадцать лет - это практически большая часть моей жизни. Ведь когда Вы только начинали учиться мне было... хм, мне было семь лет. Удивительно, - восхищенно закончил Терренс, откинувшись на спинку стула.
- Художником? Правда? - в глазах Витте отразились смешинки, и он тихо рассмеялся, запрокинув голову назад, но потом будто вспомнил где находится и произнес уже сдержаннее, - не буду хвастаться, но я недурно рисую. Многие говорят, что я выбрал, кхм, не ту профессию. Тем не менее, я здесь и успехов, конечно же, пока нет, но мой дикий интерес все еще не потух. А это я считаю главным фактором успеха.
Молодой человек задумчиво постучал пальцами по своим губам и склонил голову на бок, задумчиво осматривая зал и возвращаясь к мужчине.
- Я знаю, что я не смогу остановиться только на одной лишь теории. Так что, берегитесь, мои будущие пациенты! - последние слова Терренс произнес уж слишком громко, от чего некоторые посетители трапезной с опаской оглянулись на шумный столик.

+1

7

Усмехнувшись, смущенно на то, что паренек читает газеты ради его статей. Сам Виктор никогда бы не подумал, что у него могут быть поклонники?
- «Я думал, что это не интересно молодежи. Порой ощущение, что от этих статей и старшее то поколение засыпает. Но мне правда очень приятно, не зря значит потеряно время и силы.» - если честно сам Виктор не любитель светится в газетах и собирать вокруг своей персоны слухи. Но последнее время это кажется, стало частью его жизни. Статьи о работе требует начальство, им кажется, что так они могут показать свою больницу с лучшей стороны, раз в ней есть такие специалисты. Просто реклама не более. А вот сам Виктор желал большего. Он желал открытий, сделать что-то и правда стоящее, что изменит мир. И теперь после смерти сестры он решился все же заняться попыткой воскресить человека. Вернуть ему душу и жизнь. 
- «Только с молодыми рядом мы начинаем и правда считать года прожитые нами.» – улыбнувшись молодому человеку.
- «Но надеюсь, вас не напугало и это не станет причиной бросить свои стремления стать врачом? Года пролетают очень быстро и с другой стороны, если представить, сколько за это время было спасено жизней. Разве не ради этого становятся врачами?»  - конечно перспектива большую часть своей сознательной жизни ты проводишь в стенах учреждения, где работаешь, не радует на первый взгляд. А порой и ночи без сна.
Виктор на мгновение отвлекся от размышлений и рассуждений, наблюдая за молодым человеком. Улыбнувшись тому, как Терранс рассмеялся, то, как беззаботно у него, получается, расслабиться, хотя пару секунд назад парень явно был чем-то обеспокоен, как бы сжимаясь и пряча руку, постоянно дергая рукав. Мужчина отметил это странное действие паренька еще там в коридоре. Кажется, порой молодой человек просто не замечает этого жеста. Любопытство просто раздирало изнутри, но в меру своей воспитанности Виктор просто терпеливо наблюдал и старался отвлечься от навязчивого вопроса «почему?»
- «Я бы был рад посмотреть на ваши работы. А может мне удастся вас уговорить на портрет?» – чуть склонив голову к плечу улыбаясь пареньку искренне. Нет, конечно, запечатлеть себя на рисунке и уж тем более картине Виктор не горел никогда желанием, но он и сам любил изобразительное искусство и порой мог позволить себе парочку набросков в спокойные вечера. Поэтому это было скорей просто интерес любителя не более.
Рассмеявшись в голос на громкое заявление Терренса и реакцию окружающих людей, поднявшись из-за стола.
- «Не распугайте людей раньше времени. Чай или кофе? Кофе здесь конечно та еще гадость, поэтому посоветовал бы вам чай с мятой.» – жестом руки показывая, что все равно собирается сходить за кофеем себе и может принести и студенту. Виктор не ошибся, молодой человек перед ним был не глуп и имел иные интересы, что показывала его разносторонние познания. Это хорошо когда человек не углубляется всецело в одно дело. Хотя его учителя сказали бы иначе. Мы не должны теряться в одном деле и забывать про свою душу и то, что нам и правда нравится и доставляет удовольствие. Если мы потеряем эту тонкую грань, то потеряем себя как личности. А сидящий тут паренек был весьма интересным и приятным на общение. Его смех, движения, рассуждения. Даже шутки, что редко встретишь в этих стенах от бывалых врачей. На мгновение Виктору показалось, что ему самому лет девятнадцать, и он просто вернулся назад, где еще было все так просто и очевидно. Когда ты только строишь планы на свою жизнь, и все проблемы кажутся поправимыми. А жизнь полна нового неоткрытого и интересного.
Через какое-то время, вернувшись за столик с напитками и тарелкой мягких еще горячих булочек. Виктор еще не успел позавтракать, да и Терренс наверняка не откажется перекусить. Присев напротив молодого человека, обхватив свою чашку кофе руками. Терренс чем-то был похож на сестру, такой же открытый и весёлый, ощущение что он просто светится от предвкушения будущей учебы, от того что он сидит здесь. Виктору давно не хватало таких вот простых бесед. После смерти сестры мужчина замкнулся и старался держать людей подальше от себя, он все чаще запирался у себя в кабинете, читал и писал, писал и читал. Он искал способ, порой забываясь и засыпая прямо на книгах за столом. Смерть близкого человека выбила из под ног землю и уверенность в себе. Виктор не мог простить себя и мир за то, что у него забрали самого дорого ему человека, еще одного. Слегка нахмурившись, вглядываясь в свою чашку, на мгновения опять потеряв интерес к окружению.

+1


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Светя другим, сгораю сам