Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Дальние берега » Очень странные дела


Очень странные дела

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s7.uploads.ru/ac4DM.jpg

Марк Эдвардс, Джейд Шэналл и Морриган Джонс
16 ноября 1886, Фритаун, Британская Западная Африка

Обнаружив свои вещи перевернутыми неизвестным злоумышленником, профессор и ее студенты ищут искавшего, а находят неприятности.

+3

2

В комнате царил погром – вещи, вытащенные из шкафов и чемоданов, разбросаны, пара стульев перевернула, белье с кроватей скинуто на пол. Марк, увидев подобную картину, так и застыл на пороге с ключом в руке, не понимая, что за стихийное бедствие пронеслось в его отсутствие.
Гостиница во Фритауне была небольшая и единственная, но номера студентам и преподавателям посостоятельнее постарались выделить более-менее чистые, без живности, и с окнами на побережье, а не во двор, где обслуживающий персонал занимался своими бытовыми делами, типа стирки, общипывания кур, выбивания матрасов и прочим подобным ежедневным трудом. Покинул комнату Эдвардс утром, когда отправился проводить Роуз с профессором Уотерсом, решившим поднабраться местного фольклора в небольшом поселении по соседству. Сам не пошел с ними по простой причине – никто не звал – Уотерсу нужен был лишь одно человек, который может быстро все законспектировать, так как если профессор конспектировал сам, то прочитать позже не мог никто – сам он в том числе. Роуз записывала четко и бегло, да и сказки любила, так что вдвоем они и отправились. Марк лишь проводил до окраины Фритауна, а после зашел на почту отправить домой письма. Вот и все. Не так долго и отсутствовал. 
Номер у Марка с Уиллом был на двоих, но приятель тоже ускакал чуть свет к своей блондинке, с которой познакомился на пожаре. Ключ от номера у него, конечно же, был, но вряд ли бы Уилл стал устраивать подобный кавардак ни с того ни с сего.   
Но на всякий случай все же стоило уточнить.
- Уилл? – Марк достал револьвер и осторожно прошел внутрь комнаты. – Ты здесь?
Ответа не последовало. Да и не кому было отвечать – в номере, кроме Марка, никаких посетителей не оказалось – ни Уилла, ни воров.
- Ну что за свинство, – Эдвардс опустил оружие и вздохнул, осматриваясь и представляя размеры уборки. Это ж теперь все вещи надо распихать по своим местам! Он так до вечера не управится. И Роуз нет, чтобы помочь.
И вопросов из всего этого было три: кто, как и зачем?
Кто?
Марк быстро поднялся и принялся сам перебирать вещи. Деньги и документы оказались на месте, книги и инструменты тоже (да кому они, собственно, кроме археологов нужны?), одежда, на первый взгляд, вроде бы цела и невредима, если он сам что-то не позабыл. Разве что про вещи Уилла Марк толком ничего сказать не мог – здесь только приятель сам мог решить, но разыскивать по Фритауну его сейчас Эдвардсу совсем не хотелось. Так что могли быть за воры, если они ничего не взяли?
И зачем?
Зачем перерывать все вверх дном, если ничего не брать? Разве что искали что-то определенное. Но вот нашли или нет – кто бы сказал. Да и не мог Марк припомнить, что такого особенного у него внезапно могло оказаться – никаких реликвий и редкостей он в поездку не брал. Опять же Уилл… Хрен его знает, что он мог с собой  в Африку притащить.
Как?
Самый непонятный вопрос, и в то же время самый решаемый. Ключи были у Марка и у Уилла. Но запасные точно есть у персонала гостиницы, надо только узнать, у кого именно. Или Уилл мог свой обронить и не заметить – может он сейчас вообще без ключа ходит? Или можно вскрыть отмычками – Марк о таком читал, да и сами с друзьями в детстве баловались, играя в грабителей и пытаясь открывать двери хитро завернутыми обломками проволоки.
Эдвардс подошел к окну, проверяя, заперты ли ставни, и нет ли там с улицы приставной лестницы. Чем черт не шутит! Может он на двери грешит, а вор в окно залез? Но нет, окна не взламывали, и лестницы он не обнаружил.
Вот ведь дьявол!
В общем, надо было найти управляющего и выяснить, что происходит, и как подобное допустили.
С этим намерением Марк и вышел в коридор, где почти нос к носу столкнулся с Джейд. И кузина, судя по выражению ее лица, тоже была совсем не в духе.

+4

3

Дела постепенно входили в привычную колею - весь их путь до Фритауна вполне укладывался в понятие "нормального", по меркам путешественников, так что про себя профессор Джонс уже успела чуть-чуть выдохнуть. Если где-то существовал некий метафизический лимит неприятностей, ей хотелось бы надеяться, что для них он был исчерпан, и далее их ожидают исключительно бытовые неурядицы, обычные для любого длительного путешествия, за решением которых Морриган и провела первую половину дня. В гостинице разместили не всех - менее удачливым членам экспедиции пришлось довольствоваться проживанием в обычном лагере, налаживание быта в котором требовало определенных усилий, и возвращаясь в гостиницу после очередного жаркого спора с профессором Обри, профессор Джонс отчаянно надеялась на мирное окончание дня. Она планировала написать пару писем, заполнить журналы, почитать; потом, возможно, спуститься в паб, пропустить там стаканчик джина и поболтать с кем-нибудь...
Профессор Джонс ошибалась.
Ошибку свою она осознала ровно в тот момент, когда перешагнула порог собственного временного жилища, да так и замерла в дверях, обводя пораженным взором творившийся в комнате кавардак: номер ее, бедный, но чистенький, сейчас выглядел так, будто по нему пронесся смерч, безжалостно разметавший все вещи. Перевернутые чемоданы валялись на горе выброшенной оттуда одежды и высыпавшиеся оттуда инструменты раскатились в разные стороны; немногочисленные разложенные на полках вещи тоже сбросили - осторожно переступая через раскиданные на полу книги, Морриган добралась до стоявшего у окна стола, лишь для того, чтобы обнаружить его в столь же плачевном состоянии. Полевой журнал оказался безвозвратно испорчен залившими его чернилами из опрокинутой чернильницы, бумаги пребывали в полнейшем беспорядке - кто-то искал что-то, весьма поспешно и очень неаккуратно, явно не заботясь о том, что вторжение заметят.
Ну вот только ограбления не хватало.
Она бросилась к перевернутому чемодану, поспешно залезла за подкладку, проверяя сохранность спрятанных там денег и документов, и выдохнула с облегчением: до них грабитель то ли не добрался, то ли не заметил их, как не заметил он и оставленную на столе мелочь, весьма дорогой компас с прикроватной тумбочки, часы с инкрустацией и - что самое странное - массивное золотое кольцо из ее ящика. Профессор Джонс удивленно нахмурилась: с одной стороны, конечно, стоило бы радоваться, что любимая вещица осталась при ней, но с другой - это ставило под вопрос мотивы грабителя. Вещи, даже дорогие, нетронуты; деньги не взяли, все документы на месте, будто тут все перевернули вверх дном только ради того, чтобы устроить полнейший беспорядок - и Морриган, выпрямляясь, настороженно хмурилась, вновь окидывая взором окружающий хаос. В замешательстве она дернула ручку оконной рамы, проверяя, плотно ли закрыто окно - та не поддалась, значит, если только преступник не сумел каким-то образом закрыть за собой окно снаружи, в комнату он проник другим путем; но дверь она только что открыла собственным ключом, и замок выглядел совершенно нетронутым! Неужели кто-то подобрал отмычку? Взял запасной ключ у портье, быть может?
За лежащий на столе клочок бумаги взгляд Морриган зацепился совершенно случайно: не припомнив среди своих вещей ничего подобного, она рассеянно подцепила бумажку пальцами и в следующее же мгновение обеспокоенно нахмурилась - на обрывке аккуратным, незнакомым почерком было выведено предупреждение:"Ваш путь ведёт в бездну, вернитесь домой".
Профессор Джонс в замешательстве опустила руки.
Во всем произошедшем ей начинало чудиться участие студентов, ради хорошей шутки способных на любую глупость, а к качеству юмора они в основной своей массе оказывались удивительно нетребовательны, так что перевернуть профессорскую комнату вверх дном и оставить загадочное послание могло бы считаться неплохой забавой. В любом случае, уточнить у них, не имеют ли они отношения к произошедшему, было бы нелишним: все еще сжимая в руке записку, Морриган, аккуратно переступая через разметанные вещи, пробралась к двери и выскользнула в коридор.
Искать студентов долго не пришлось - с ними она столкнулась буквально за поворотом.
- Мистер Эдвардс! - поприветствовала Морриган студентов. - Мисс Шэналл, доброго дня. Скажите-ка мне вот что...
Подозрительная речь ее, впрочем, оборвалась на полуфразе, едва профессор бросила взгляд поверх плеча Марка - даже полуприкрытая дверь в номер не мешала различить полнейший хаос, царивший в его комнате; и это заставляло предположить, что...
- Погодите, - перебила сама себя Морриган, - в вашем номере тоже кто-то порылся? И в вашем, мисс Шэналл? Что-нибудь пропало?

Отредактировано Morrigan Jones (10 сентября, 2018г. 12:50:04)

+3

4

Кажется все начинало налаживаться. По крайней мере после всего, что происходило во время пожара и после него, именно так это выглядело. Слухи об убийстве капитана еще немного покурсировали и затихли, подавленные более насущными делами. Но оно и к лучшему, незачем кому-то постороннему знать ни про рукопись, ни про то, что произошло на самом деле. Хватало и того, что проклятые бумажки не давали покоя самой Джейд, которая, несмотря на первоначальные намерения, все-таки улучила момент и, оставшись одна, более-менее внимательно их просмотрела. И первым порывом было уничтожить их к чертовой матери, несмотря на всю потенциальную историческую ценность. Правда, археолог в девушке все-таки победил и вместо того, чтобы отправиться в огонь или воду при ближайшем удобном случае, бумаги отправились на дно дорожного саквояжа с одеждой. Пусть полежат до возвращения в Лондон, а там уже она решит, что с ними сделать. Придя к этому выводу, Джейд постаралась выкинуть рукопись из головы, тем более что по прибытию в Фиртаун, у нее появились более насущные дела. Раздосадованный задержкой, суетой и тем, что ассистентка за этим дни имела дерзость проваливаться в неизвестном направлении, а не выполнять положенную ей работу, профессор Гилберт с раннего утра нагрузил мисс Шэналл работой, от которой она смогла отделаться только сейчас. Его возмущение было вполне справедливым, так что девушка и не подумала возмущаться, к тому же, все-таки действительно пора было сосредоточиться на том, ради чего она, собственно, и приехала.
Так что освободилась Джейд только сейчас, да и то, вряд ли надолго. Впрочем, чуть-чуть отдохнуть и заполнить дневник времени у нее хватит. По крайней мере мисс Шэналл так считала, пока не переступила порог их с Роуз номера. В небольшой комнате, в которой всего-то и умещалось, что две узкие кровати, не менее узкий шкаф, небольшой столик и одинокий колченогий стул, казалось, прошел ураган. Их с Роуз постели были перевернуты, вещи вытряхнуты из саквояжей, а книги и бумаги до этого момента аккуратной стопкой лежавшие на столе, валялись на полу. И Джейд, застывшая на месте в полном шоке, не поручилась бы за их целостность.
"Какого черта? - пронеслось в голове, пока девушка все такими же круглыми глазами взирала на бардак. – Нас ограбили?" - как будто всего, что происходило до этого было мало. Да и кому бы тут в голову пришло грабить двух студенток? Не возят же они с собой все богатства, а наличных денег не так уж много, чтобы на них позариться. Да и кто бы связываться стал? Но все из головы девушки вылетело, стоило только ей наткнуться взглядом на тот самый саквояж, где под кучей личных вещей хранилась рукопись. Джейд собственноручно задвигала его в самый дальний угол под кроватью, сейчас же он валялся на перевернутом матрасе, демонстрируя девушке абсолютно пустое нутро. Коротко выругавшись, мисс Шэналл наконец отмерла и кинулась к своим вещам. За деньги и одежду да и все остальное да она не переживала, но вот бумаги Моррисона… Оставалось надеяться, что в поисках денег неизвестный грабитель просто вышвырнул их как что-то ненужное. Увы, уже через  десять минут интенсивных поисков, вот и вроде бы не много у них с Роуз вещей было, но в таком беспорядке Джейд показалось, что они на пару прихватили всю гардеробную и библиотеку заодно, стало ясно, что пропала именно рукопись. Оба кошелька были на месте, как и их содержимое, другие вещи тоже хоть и пострадали от рук торопливого воришки, но не исчезли.
- Чеееерт, - Джейд замерла посреди комнаты, с досадой сжимая кулаки, а потом подорвалась и выскочила из номера, практически нос к носу столкнувшись с Марком. – Марк, ты кому-нибудь говорил про рукопись?! – с ходу раздраженно-взволнованным тоном выпалила девушка. Кузенам Джейд рассказала про реальное положение дел и рукопись сразу, несмотря на то, что обещала офицеру Ройсу помалкивать, но в них мисс Шэналл была уверена. До этого момента, ведь если кто-то из них проболтался, то… А ведь был еще и Том, который вопросов, конечно, не задавал, но видел, что она что-то забирала из вещей Моррисона. Но пока под руку попался именно Марк. И если бы только он.
- Добрый день, профессор Морриган, - взяв себя в руки, насколько возможно, вежливо кивнула Джейд и отпустила рукав рубашки Марка, за который машинально ухватилась. Правда, тут же вздрогнула и удивленно распахнула глаза. – В вашем номере тоже?.. – то, что номер Марка тоже перевернут, девушка заметила только сейчас. Это уже вообще переходило все границы. И ладно Марк, они почти постоянно были втроем, могли подумать, что Джейд передала ему рукопись, но причем тут профессор? – Кое-что из личных бумаг пропало. – Максимально правдоподобно, ибо врать профессору, если планируешь продолжать учебу, все-таки не стоит, но не вдаваясь в подробности, ответила Джейд. – По крайней мере у нас с мисс Тайлер.

+3

5

Про рукопись?
- Какую рукопись? Ты о чем? - Марк не сразу вообразил, о чем речь, когда Джейд накинулась с вопросами.
Ну, да, она рассказала, что творилось возле дирижабля, пока он возился с Османом, но, по правде, Эдвардс тогда был слишком увлечен собственными подвигами, чтобы слушать внимательно и вникать в ее повествование. А уж о рукописи, что кузина себе припрятала, он и подавно забыл, пока Джейд сейчас ему о ней не напомнила. 
- Я не рассказывал, - заверил он, разведя руками. – А почему ты спрашиваешь?
Он поспешно замолчал, когда подошла еще и профессор Морриган. Раз уж он обещал Джейд молчать о ее тайне, то лучше было молчать, даже не смотря на то, что с этой тайной, видимо, что-то стряслось.
- Добрый день, профессор, - приветствовал Марк присоединившуюся к их компании женщину. По виду, тоже чем-то взволнованную. Чем именно, выяснилось почти сразу же, как только и она, и кузина взглянули на комнату за его спиной. Эдвардсу даже неловко стало. Надо было чуть попроворнее закрывать дверь, а не демонстрировать беспорядок на весь этаж, даже если устроен этот погром не им, а кем-то неизвестным.
- У меня ничего не пропало, - заверил он поспешно и все же затворил дверь. – По крайней мере, на первый взгляд. А вот у моего приятеля не знаю – надо будет его отыскать и расспросить. Но все деньги и документы на месте. Какая-то бессмыслица копаться в вещах и ничего не прихватить. Не находите? А у вас мисс Джонс что-то пропало тоже?
Марк уже понял насчет Джейд, которая сначала спросила его про свою тайну, а потом упомянула о пропавших «личных бумагах». Значит, ее рукопись могли стащить, а вот что могли взять у профессора? Можно было только гадать.
- Замки не взломаны, - продолжил Марк свои догадки. – Значит, кто-то воспользовался ключом и проник вполне законно. Я как раз шел искать местного управляющего, чтобы узнать, у кого есть запасные ключи. И… может полицию вызвать, раз у вас что-то пропало? У меня-то все на месте, я просто хотел поставить в известность, что здесь творятся не очень хорошие дела, но если кража… то может все же заявить о ней, как положено?

Отредактировано Mark Edwards (26 ноября, 2018г. 19:02:30)

+2

6

- Что именно? - моментально заинтересовалась пропажей Морриган. - Если это вещи личного свойства, можете не описывать подробно, мисс Шэналл, но хотя бы в общих чертах - письма это, документы, записи?
Стыдно признаваться, что она была почти рада тому, что у кого-то что-то украли: так мотивы неизвестных преступников, до того весьма туманные, становились хотя бы понятными. Значит, это все-таки ограбление, и раз кроме упомянутой мисс Шэналл пропажи воры не тронули более ничего, логично было предположить, что именно эти - или подобные им - бумаги они и искали, но обнаружили искомое злоумышленники только у Джейд. Все это, впрочем, не объясняло появление загадочной записки в комнате Морриган - выуживая из кармана клочок бумаги, профессор отстраненно прикидывала в уме, какова вероятность того, что эта записка - лишь попытка отвлечь внимание от кражи, переключить его с реальной пропажи на пустые угрозы? Не будь мисс Шэналл столь бдительна, она могла бы и не заметить исчезновение бумаг.
- У меня ничего не пропало, - в свою очередь отчиталась Морриган, - и даже наоборот, прибавилось. Вот это, - она протянула записку студентам, - я обнаружила на письменном столе. Вы не представляете, кто мог бы оставить такое послание? Может слышали во Фритауне что-то от здешних, недовольных присутствием археологов?
Ей приходилось сталкиваться с недовольством местных жителей: не всем нравились вторжения иноземных ученых, упорно лезущих в чужие святыни, и порой неприязнь принимала весьма опасные формы; впрочем же против версии об участии туземцев говорило все то же похищение бумаг. Ограничься все разгромом и пугающим посланием, Морриган стала бы предполагать саботаж, но кража делала интерес преступников меркантильным... хотя зачем же тогда мешать одно с другим?
- Да, - приняла решение профессор, - в любом случае стоит сообщить властям. Кража и угрозы - весомая причина для беспокойств. Займетесь, мистер Эдвардс? И если у вас будет время, не справитесь о положении дел в лагере? Вдруг туда тоже кто-то пробрался. Я оставляла его в порядке, но мало ли... Я пока спущусь вниз и попробую расспросить и управляющего о ключах, и работников о том, не видели ли они чего странного. Составите мне компанию, мисс Шэналл, или сначала хотите заняться уборкой?

+2

7

- Документы, несколько листов. - Все так же неинформативно, но опять-таки почти правдиво ответила Джейд, беспокоясь еще больше. слишком уж специфичными эти самые документы были, чтобы можно было списать на простую кражу. Ведь для обычного вора деньги и инструменты, за которые можно выручить какие-никакие деньги, куда предпочтительней каких-то старых бумаг.
"Если только не ради этих самых бумаг все и затевалось, - про себя подумала девушка, пытаясь одновременно с этим взять себя в руки и придать лицу хоть и хмурое, но серьезное, а не встревоженное сверх меры, выражение. - Если Марк с Роуз действительно помалкивали, а им у меня оснований не доверять нет, то остается только Том или..." - мысль о мистере Моррисоне пришла в голову внезапно и заставила стиснуть зубы. Да, он должен находиться под арестом у военных, вряд ли офицер Ройс позволил бы выпустить этого человека после того, что узнал. Но какова может быть вероятность того, что Моррисон сумел сбежать? Кто мог гарантировать то, что эта вторая его личность, напавшая на них в джунглях, не вернулась? Да в сущности никто, только если выяснять у военных напрямую содержится ли этот человек все  еще под стражей. И, скорее всего, тут же бы Джейд и кинулась это выяснять, а заодно и искать Тома, чтобы и у него уточнить насчет бумаг и обыска, но при профессоре девушка себя держала в руках. Не то, чтобы она не доверяла женщине, но все-таки предпочитала пока держать подробности при себе. По крайней мере пока непонятно, кто и для чего стащил бумаги. Хотя определенный ответ на вопрос "для чего" у Джейд все-таки был, и это вселяло еще больше беспокойства.
На записку леди Шэналл взглянула езе более мрачно, а на ум сразу пришло предупреждение Моррисона или того, кто им был.
"Вас еще добьют... Не что-то ли подобное он имел в виду?" - Джейд кинула на Марка обеспокоенный взгляд, потом посмотрела на профессора.
- По крайней мере лично я пока не сталкивалась с настолько недовольными местными, да и методы наверное были бы другие. - Бывало и карами им грозили, и местные власти запреты накладывали, и даже до стычек доходило. - Ключи могли украсть внизу, когда персонал отвлекся. - Задумчиво кивнула она кузену. Свои замки Джейд не проверяла, но его суждению более чем доверяла.
Может быть, даже сейчас девушка не была бы так уверена, что в этом не замешаны местные, если бы не чертовы бумаги. Которые все-таки надо было уничтожить, едва они попали к ней в руки. А теперь их надо срочно найти. Чтобы там не накрыло профессора после того ритуала, но Джейд точно помнила, что он провел его дневную часть. То есть, скорее всего, он его не завершил. Она сама, разумеется, лишь пролистывала бумаги, и не думая экспериментировать с этой вещью. Так что вполне возможно, что вор, точно знавший, что забирает, захочет довести все до конца. И, если рассуждать подобным образом, то времени у них оставалось не так уж много.
"А ведь я понятия не имею, чем это может закончится для всех." - Подумала Джейд, чувствуя, как в душном коридоре гостинице ей вдруг резко становится очень холодно. Девушка быстро передернула плечами, отгоняя это наваждение и пытаясь собраться. Сейчас точно не время раскисать.
- Я с вами, профессор, - быстро кивнула она, - убраться можно и потом, только записку Роуз оставлю, чтобы она не волновалась и догоню вас.
Дождавшись, когда профессор Морриган чуть отойдет, Джейд ухватила Марка за локоть и прошептала ему на ухо:
- Найди в лагере Тома и спроси, не упоминал ли он случайно, что я что-то забирала у Моррисона, - про то, что именно бывший однокурсник, а ныне компаньон по аспирантуре, стоял тогда на стреме, Марк знал. Да и самого Тома - тоже. - Только обо всем остальном не распространяйся, и проверь - взяла ли Роуз с собой оружие. - Сама Джейд с таковым уже предпочитала не расставаться, все так же скрывая длинными полами жилета.
Оставив записку для Роуз и попросив ее не трогать бардак до возвращения, Джейд поспешила нагнать профессора. В том, что из персонала удастся что-то вытянуть, она сомневалась. Заметь они что-нибудь, наверняка бы предупредили сразу. Но поговорить все-таки действительно стоило. Возможно, не они, так крутящиеся поблизости и любопытствующие дети что-то видели. По себе и своим кузенам Джейд прекрасно помнила, насколько малышня может быть наблюдательной и сколько всего, не предназначенного для из ушей, может услышать.

+2

8

- Хорошо, я все проверю, профессор, - согласился Марк и протянул ключи от своей комнаты кузине. – Держи. Если не поверят, что кто-то проник в комнату, и пойдут смотреть, то покажешь, что натворили.
Джейд он доверял, как себе, и не волновался, что с ключами или оставленными вещами может что-то случится. Зато волновался из-за содержания записки. Возможно, угрозы, оставленные в комнате мисс Джонс, и не связаны с похищением у Джейд, но если связь имелась, то ситуация становилась опасной. Правда, тут все равно получалось много нестыковок: если украли рукопись у Джейд, то зачем рылись у него самого, а записку оставили вообще профессору? Бред какой-то, если рассуждать здраво. Но оставался вариант, что вся ситуация пока просто не была видна, поэтому и казалась такой нелогичной и притянутой за уши.
В общем, пока Марк гонял у себя в голове подобные мысли, он успел добраться до импровизированного лагеря, где хранилось под надзором студентов оборудованием для экспедиции. Добираться было недалеко – одна улица и поворот за угол. Да и Томас отыскался почти сразу – сидел под растянутым от солнца тентом, уткнувшись носом в книгу. Хорошо, что вахту нес не один, а то проворонил бы все на свете – даже Марка не заметил, пока тот его не окликнул. Но встреча и дальнейший разговор не принесли никаких результатов (если не считать, что отрицательный результат – тоже результат)  – Томас утверждал, что никому не говорил о действиях Джейд, да и на лагерь никто не нападал, ничего не пропало – дежурившие студенты помирали со скуки, когда выпадала их очередь сторожить бримстоунское добро. 
- И не говори никому про рукопись, даже если сейчас начнут спрашивать, - попросил Марк.
- Конечно, - кивнул Томас. -  Я же обещал. Обидно даже, что мисс Шеналл меня в чем-то подозревает.
- Она не подозревает, она расстроена пропажей, - поправил Эдвард. – В общем, я пошел, а вы смотрите в оба – вдруг и сюда нагрянут воры. Тем более, пока непонятно, что им вообще нужно.
Для убедительности Марк рассказал и про записку с угрозами, а потом отправился обратно.
Но только успел пройти несколько шагов, как в голову пришла очередная гениальная идея. Документ Джейд украла у… Моррисона (Эдвардс попробовал вспомнить имя, но точно все же не был уверен, что вспомнил правильно). И сейчас тип этот должен был находиться под охраной военных. А что если сбежал? Или есть сообщники? Нет, Марк не рассчитывал, что его так просто пропустят к заключенному, да и вообще что-либо о нем расскажут. Но все же у него был шанс разузнать, как обстоят дела. Шанс звали Рэндалл. Купер после ловли крокодила относился к Марку вполне по-приятельски, а так как он тоже военный, то должен был что-либо о Моррисоне знать. Ну, или разузнать, если его об этом попросить.
Марк задумчиво постоял еще минуту, пялясь на яркое солнце, но умнее ничего в голову не пришло. И он отправился на поиски канонира.

Отредактировано Mark Edwards (26 ноября, 2018г. 19:01:42)

+2

9

пост написан в соответствии с выданной мастером информацией

Холл встречал Морриган безмятежной тишиной: отель этот, ничем не походивший на лондонских шумных и людных собратьев, по всей видимости, испытал первый за всю свою историю наплыв постояльцев лишь с прибытием бримстоунской экспедиции, и после того, как все утряслось, вновь привычно задремал. У входа под раскидистой пальмой дремал швейцар, пригревшись на солнышке, да где-то в подсобном помещении шуршал бумагами скрывшийся с глаз портье - вот и весь аншлаг. В косых лучах солнца, падающих на деревянный пол, клубилась принесенная с улицы пыль, и горячий ветер время от времени доносил в распахнутое окно обрывки разговоров со двора.
Звон колокольчика почти моментально вызвал портье, будто лампу потерли.
- Чем могу помочь, миз?
- Мы хотели бы сообщить о краже, - Морриган было почти жалко разрушать безмятежность здешней обстановки, но она по обыкновению сразу переходила к делу, - кто-то проник в наши номера. Семь, восемь и пятнадцать, возможно другие, я пока не могу уточнить, не все студенты вернулись.
Лицо портье вытянулось, и по заметавшемуся взору профессор могла понять, что тот сейчас лихорадочно соображает, чего именно им будет стоить произошедшее. Точнее так - как дорого обойдется, потому что репутация отеля пострадает бесспорно, а вот насколько непоправимо...
Только не поднимайте скандал, читалось в глазах портье. Только не поднимайте скандал, Иисус, Аллах, Будда, пожалуйста, только не...
- Конечно, миз... мы сейчас же... Джим! Джим, проснись!
Швейцар встрепенулся, сонно моргая - здешнее уютное болото приходило в движение, оживая от ужасной новости - и это еще Главный не в курсе произошедшего! Ух, что поднимется!
- Двери не были взломаны, - сочла нужным уточнить Морриган, сочувственно глядевшая на только что проснувшегося и между делом кивнула нагнавшей ее Джейд, - значит, их могли открыть ключом. У кого, кроме вас, есть доступ к ключам от номеров?
Лицо портье приобрело оттенок пальмы, под которой прохлаждался Джим: между строк вполне спокойного вопроса профессора ему почудилось обвинение, отмыться от которого было бы непросто и которого, по-хорошему, там не было - парнишка представлялся Морриган чересчур растяпой, чтобы оказаться злонамеренным.
- Вы думаете... это  кто-то из персонала?
- Понятия не имею, - Морриган нарочито безразлично пожала плечами, - и не мне решать, но я просто пытаюсь осознать произошедшее. Так у кого, кроме вас, есть ключи?
- У горничной. Вроде все. Джим, беги за полисменом, слышишь?
- Хорошо. - кивнула профессор Джонс, хотя хорошо явно не было.
Взмокший портье нервно вытер ладони о форму. Проморгавшегося Джима как ветром сдуло.
- А есть в гостинице еще постояльцы, кроме нашей экспедиции?
- Нет, миз. Мисс Стоун если только. Точно, мисс Стоун, но больше никого, Богом клянусь!
- Хорошо. А из чужих кто-то был тут этим утром?
- Мистер Бонгани, - напряг память портье, - и отец Сэмьюэл, он приходил к кухарке. Ее-то сын, Амади, того... преставился. Вот он пришел утешить, благословлял еще...
- И все?
- И все. Вы не думайте, Джим на посту бывает прикорнет, но я - ни-ни. Я бы знал.
- Ладно.
Морриган нахмурилась.
С мистером Бонгани она общалась лично: черный, как эбеновое дерево, и такой же высокий, сверкающий ослепительной белозубой улыбкой, он щеголял почти безупречным английским выговором, нетипичным для чернокожего, и столь же неожиданным костюмом, не посрамившим бы и лондонского денди. Обоими вещами мистер Бонгани нескрываемо гордился, обе демонстрировал под всеми углами; а кроме того живо интересовался делами экспедиции и предлагал в них непосредственное участие: мистер Бонгани оказался местным следопытом по найму, предлагавшим свои услуги в основном белокожим охотникам, но не гнушавшийся, по всей видимости, и археологов. Над его щедрым предложением Морриган честно обещала подумать - и расстались взаимно довольные друг другом: профессор Джонс отправилась в лагерь, а куда делся мистер, только ему и ведомо.
Мисс Стоун она, кстати, тоже мельком видела - какая-то английская миссионерка, по всей видимости, та оказалась крайне взбудоражена появлением такой оравы людей и успела справиться о причинах, прежде чем унестись куда-то по своим делам. Впечатление она производила заполошное, но точно не дамы, способной устроить погром в чужом номере; впрочем - и про себя Морриган вздыхала, думая об этом - мало кто из хороших злоумышленников производил впечатление злоумышленника.
В этом чать мастерства.
- Ладно.
Морриган хлопнула ладонью по стойке и повернулась к Джейд.
- У вас есть вопросы, мисс Шэналл? Это пострадавшая, кстати.
Портье поспешно поклонился.

+2

10

- Конечно, - кивнула Джейд, принимая ключи у Марка. Выглядела она при этом несколько отстраненно, мысли продолжали лихорадочно крутиться вокруг рукописи и сожалений о том, что ученый в ней взял верх над здравым смыслом. Ведь знала, что оставлять рукопись не стоило, с Моррисоном общалась, и тем не менее сама наступила практически на те же грабли.
«И как это мне в голову не пришло еще и ритуал провести?» - Едко подумалось мисс Шэналл. Конечно, она могла бы попытаться оправдать себя тем, что не представляла, что подобное может случиться. Но такое оправдание выглядело бы слишком жалко. Да и девушка все-таки привыкла отвечать за свои поступки, а не оправдывать их невнятным «не знала» и «не думала». Впрочем, самобичевание тоже приходилось сейчас задвигать на задний план, сосредоточив свое внимание на том, что лепетал портье.
Не сказать, что в живых людях Джейд разбиралась так уж хорошо, но на по ее скромному мнению этот человек выглядел вполне искренне. Хотя, это растерянность и испуг вполне искренне можно было сыграть, так что поспешных выводов мисс Шэналл делать не стала.
«Итак, трое, не считая персонала, - про себя подумала девушка, припоминая по внешнему виду только мистера Бонгани, да и то смутно, - замечательно…» - девушка с досадой стиснула кулаки, но практически сразу же постаралась успокоиться и взять себя в руки. Да, очень тревожно от всего происходящего и крайне не нравится, что в это оказались вмешаны Марк и Роуз, но холодная голова сейчас была нужна как никогда. И возможно все-таки стоило сообщить профессору Морриган больше деталей, раз и она оказалась втянута… Но вот тут Джейд притормозила, взглянув на свою наставницу под другим углом. Понятно, что кузены влипли в эту ситуацию из-за нее, но профессор…
«А что если вся эта история с запиской и обыском в ее номере – полная ерунда для отвода глаз?» - от этой мысли за милю несло разыгрывающейся паранойей, но в сложившихся обстоятельствах даже подозрения в адрес собственной преподавательницы не казались слишком уж дикими. Так что, возможно,  не стоило их принимать всерьез, но и окончательно сбрасывать со счетов – тоже.
- Да, есть один, - быстро кивнула девушка, покосившись на профессора и переводя взгляд на портье. – Не крутился ли рядом с гостиницей этот человек? – зрительная память у Джейд всегда была прекрасной, да и Моррисона она и до той встречи в лесу видела, так что описала девушка горе-ритуалиста весьма подробно. – Может кто-то видел кого-то похожего рядом? Мальчишки там? Местный персонал?.. – конечно, в лоб, да еще и при профессоре, которая наверняка тоже поймет, кого Джейд описывает, спрашивать такое было не слишком разумно, но жизненно необходимо. Получив ответ, девушка вновь посмотрела на профессора Морриган.
- Что мы будем делать дальше?  Беседовать с другим персоналом и теми, кто был в гостинице или сразу обратимся к властям? Кража это пустяк, но угрозы – уже куда серьезнее, – мисс Шэналл очень постаралась, чтобы голос звучал ровно и, главное, правдиво, а не нервно. Обратиться к властям – вполне разумный выход в данной ситуации, хотя лично она сама, разумеется, ограничиваться этим точно не собиралась. И если профессор Морриган решит остановиться на этом, а по идее так и должно быть, то она сама продолжит поиски, попытавшись уложиться до заката. Была еще, конечно, надежда на то, что вор окажется более осмотрительным и не станет ничего предпринимать, но слабая.

+2

11

С Купером не вышло ничего стоящего – в маленьком расследовании бардака в номерах он ничем не мог помочь. Или не захотел, что было равнозначно.
Отыскался канонир в порту у причала, где что-то выяснял с нанятыми для ремонта корабля рабочими.  Марк не стал уточнять, что именно -  его больше волновали свои собственные вопросы. Но Рэндалл лишь развел руками и сослался на государственную тайну. Как всегда! Марку испытал жуткое чувство дежа вю – только что вот также было с поискам Гейбла, и снова извечная тайна! У него быстрыми темпами формировалось устойчивое мнение, что у военных тайны везде, даже там, где их, в общем-то, и нет.
Но все же кое-что полезное Марку выведать удалось (пусть и не так много, как бы хотелось): Моррисон до сих пор сидел под замком, и из посетителей к нему пустили только священника для исповеди. Что ж, следовало из этого только одно – сам опальный профессор никак не мог попасть в гостиницу и перевернуть все в номерах, утащив при этом фолиант у Джейд.
С другой стороны…
Марк остановился в тени разросшихся у дороги деревьев и обернулся к причалу.
У Моррисона могли быть сообщники. Сообщников никто не отменял. Вот только как он с ними связался, если болтал с одним священником?
Марк задумчиво почесал затылок, взлохматив кудрявую шевелюру, и хмыкнул – теории у него выходили одна другой страннее. Первая гласила: священник, что приходил, был с Моррисоном заодно и либо передал информацию о манускрипте дальше исполнителю, либо сам пробрался в гостиницу, чтобы выкрасть документ. Вторая теория казалась еще более фантастичной: священник не знал Моррисона до исповеди, но заинтересовался манускриптом, услышав что-то про обряд и, соответственно, совершил кражу сам или нанял исполнителя. И самая сказочная - третья: священник вообще не был священником и специально явился к Моррисону, чтобы узнать про обряд, о котором что-то уже знал до всех этих происшествий.
Была и четвертая – священник не причем. И ее тоже не стоило скидывать со счетов.
В общем, в гостиницу Марк вернулся полный новых подозрений и в холле сразу наткнулся на Джейд и профессора Морриган.
- В лагере все в порядке, - отрапортовал он, искоса глянув на портье, который мгновенно сделал вид, что совсем чужими разговорами не интересуется, а на самом деле, наверняка, грел уши о свежие сплетни. – Никаких посторонних, никаких происшествий. Все вещи на месте.
Он взглянул на Джейд и чуть заметно отрицательно мотнул головой, мол, нет, Томас никому ничего не болтал. Про Моррисона тоже решил рассказать попозже, чтобы не вовлекать в историю мисс Джонс, раз кузина не хочет ей ничего говорить.
Какого же было удивление Марка, когда в ответ ему рассказали о том, что некий священник наведывался и в гостиницу! Отец Сэмьюэл… С ним определенно требовалось встретиться. Вдруг именно он и был у Моррисона? Жаль, фамилии того, кому исповедовался опальный профессор, Купер не знал.
- Дорогая кузина, - Марк многозначительно глянул на Джейд. – Мне очень срочно нужно тебе сказать одну важную вещь. Мисс Джонс, разрешите мне ненадолго увести у вас мисс Шеналл? Небольшие семейные проблемы. Минутка – и я ее верну обратно.
Профессор не возражала (или сделала вид, что не возражает), и Эдвардс, взяв Джейд под локоть, быстро вывел ее на крыльцо.
- Послушай, я на обратно пути заскочил узнать, что с Моррисоном, - сообщил он чуть ли не шепотом. – Так вот: он сидит под замком до сих пор. Его охраняют, и посещения запрещены, так что он точно не мог у тебя что-то украсть. Но! К нему приходил священник. И сюда тоже, так что я бы узнал один это человек или нет.
Дольше Марк решил не задерживаться, чтобы мисс Джонс ничего не заподозрила, и вернулся вместе с Джейд обратно в холл гостиницы.
- Я бы поболтал первым делом с патером, – вынес он свой вердикт. – Как думаете? - мисс Стоун и мистер Бонгани он вниманием обошел – слишком увлекся идеей с коварным священником. - Портье, наверняка, знает, где сейчас искать отца Сэмьюэла.

Отредактировано Mark Edwards (26 ноября, 2018г. 19:00:40)

+2

12

Профессор Джонс, в свою очередь, раздумывала о том, стоит ли поступить как хочется или как правильно: цивилизованное решение проблемы с привлечением представителей властей представлялось чересчур медленным - у экспедиции имелся график, из которого они и так выбивались - и не гарантировало никакого удовлетворительного результата; а Джейд, меж тем, была совершенно права - игнорировать угрозы было бы по меньшей мере неосмотрительно. Личное разбирательство его, впрочем, результатов тоже не гарантировало, но пусть даже иллюзорное ощущение подконтрольности ситуации успокаивало.
- Одно другому не мешает, - приняла наконец решение Морриган, - господа констебли пусть делают свое дело, а мы всегда можем задать пару ни к чему не обязывающих вопросов в частном порядке. Так ведь? Если мистер Эдвардс считает необходимым побеседовать с падре, то я, пожалуй, разыщу следопыта. Мы с ним уже беседовали, странным не должно показаться. Встретимся тут после того, как все выясним - я оставлю у портье записку для полиции.

Отыскать мистера Бонгани сложности не составило: следопыт будто нарочно крутился где-то поблизости от экспедиции и явился буквально через четверть часа после того, как Морриган отправила за ним мальчишку с запиской. Это казалось одновременно объяснимым - если он действительно желал заполучить эту работу - и подозрительным - в свете произошедшей кражи - и профессору Джонс сейчас сложно было понять, надумывает ли она себе что-то, высматривая за белозубой улыбкой следопыта что-то угрожающее.
Они сидели в пабе неподалеку от гостиницы, полупустом в это время суток, если не считать пару завсегдатаев, выглядевших так, будто они не покидали заведение уже несколько суток: один из них неосмотрительно поблескивал новенькими часами, сосредоточенно пересчитывая расставленные перед ним стаканы; второй храпел. Морриган полоскала в стакане глоток джина, к которому пока не притронулась; мистер Бонгани давно осушил свой.
- Проводника лучше вы не найдете, мисс, - глубоким баритоном увещевал он профессора, - я здешние места как свои пять пальцев знаю.
Морриган задумчиво глядела на ладонь, казавшуюся неестественно светлой на черной руке, и думала, что выбрала, пожалуй, не ту мишень для подозрений. Охотно рассказывавший о себе следопыт, по всей видимости, был крайне заинтересован в работе на экспедицию - Бог знает, по какой причине; может, университет с мировым именем, по его мнению, платил вернее и щедрее, чем приехавшие на сафари аристократы - и угрозы с его интересами как-то не вязались. Если археологи сейчас повернут назад, плакали его денежки, разве не так?
С другой стороны - и Морриган искоса поглядывала на мистера Бонгани, хорошо поставленным голосом расписывающего свои таланты - это все может быть тщательно продуманным спектаклем. Может, его энтузиазм уже неплохо оплачивается какими-нибудь конкурентами спонсоров университетской экспедиции - в погоне за открытиями и сокровищами люди не гнушались никаких средств, а тут речь шла даже не о людях, а о демонах, в средствах в целом неразборчивых.
Может, у мистера Фламерса есть какие-то соперники и недоброжелатели? “Ваш путь ведет в пропасть”, - гласила записка, и кому, как не проводнику в эту пропасть заводить?
- Я переговорю с профессором Обри, - подытожила Морриган, зеркаля радушную улыбку мистера Бонгани, - мне нравится ваш подход и ваши навыки, но я, увы, не решаю ничего одна.
Следопыт просиял - ему явно казалась, что сделка почти заключена. Профессор расплатилась за выпивку; мистер Бонгани, чуть замешкавшийся, заторопился, чтобы нагнать леди и галантно распахнуть ей дверь; и вместе они вышли из полутьмы паба под лучи экваториального солнца. Морриган приложила ладонь к лицу, пытаясь определить, который сейчас час и как долго они беседовали.
Время казалось ей потраченным впустую.
- Четыре, мисс Джонс, - услужливо подсказал следопыт.
Морриган кивнула и медленно растянула губы в улыбке, не сводя взгляда с часов в его руке.
Тех самых, что получасом ранее поблескивали на поясе у пьянчуги.

Отредактировано Morrigan Jones (8 ноября, 2018г. 19:22:03)

+1

13

(совместно с отцом Сэмьюэлом)

Как и рассчитывал Марк, портье, конечно же, не отказал ему в просьбе и подсказал, где скорее всего можно разыскать сейчас отца Сэмьюэла. Вот только подсказка эта оказалась весьма расплывчатой  - пастор на месте не сидел, а занимался делами прихода, поэтому искать его можно было по всему городу.
- Да не волнуйтесь так, мистер, - попытался успокоить портье, заметив, что настроение у студента заметно упало. – Отца Сэмьюэла здесь все знают – он уже пять лет как приехал во Фритаун. Поспрашивайте у людей, и вам сразу укажут, куда пошел. 
- Поспрашиваю, спасибо, - заверил Марк, и, разузнав, что пастору около сорока лет, что тот среднего роста, статный и темноволосый, отправился на поиски. Описание тоже получилось немного усредненным, но вполне могло послужить отправной точкой. Идею завалиться с вопросами к кухарке, Марк сразу отмел – у бедняжки и так горе, да и важного она много не скажет, разве что только то, что и так рассказал портье.
Следующие час-полтора Эдвардс усердно пытался разыскать неуловимого священника. Он успел побывать в церкви, на местном рынке, в порту, больнице, трех домах местных жителей, и только после этого наконец-то нагнал отца Сэмьюэла прямо на улице.
- Отец Сэмьюэл! Подождите! – крикнул Марк, подбегая к нему. – Фух,  еле вас нашел, - он отдышался и только тогда понял, что в лоб спрашивать у патера про Моррисона как-то не очень вежливо. Да и не ответит он правду, если виноват. – Хотел узнать у вас про Фритаун и ваш приход… И моя родственница хотела бы исповедоваться, а еще помочь чисто из сострадания нашей кухарке, ведь говорят у нее горе? Слышал, вы приходили в гостиницу? Мы, видимо, разошлись.
Пастор остановился, смотря на несущегося к нему студента с вежливым терпением. Его благожелательное и спокойное лицо лишь на миг чуть напряглось, когда Марк заговорил, а потом он даже нахмурился.
- У вас так много дел к служителю Бога за всего-лишь пару дней пребывания во Фритауне, - мягко и немного с иронией проговорил Настоятель, - но важность исповеди всегда священна, давайте начнём с неё, ибо нет ничего важнее чистой совести на дальнем пути. И ясной головы. Если ваша родственница в добром здравии, на что я уповаю, то тогда я буду готов выслушать её исповедь в нашей церкви в любое время дня и ночи.
Он улыбнулся, чуть кивнув.
- Что же до праздного интереса к моему приходу - боюсь сегодня я не смогу поговорить об этом. Увы, Африка - страна созданная Богом для испытания нашей воли, полна трудностей и опасностей, и местные жители всегда нуждаются в поддержке. Я думаю, праведная миссис Линдерман, работающая на кухне гостиницы, не откажет в протянутой в трудный час руке, но будьте осторожны, её горе свежо, а неловкие слова отягощают душу. Ступайте, сын мой, - священник осенил Марка знаком, намереваясь уйти.
- Подождите, - остановил его Эдвардс, вовсе не собираясь так просто сдаваться. – Исповедь – это, конечно, замечательно, но моя родственница смущается одной мелочи. Пока мы сюда добирались, на нее напал жуткий тип по фамилии Моррисон. Чуть не убил. Сейчас его держат под замком, но вы к нему ходили – мы случайно это увидели. Зачем вам ходить к преступнику?
Марк лгал по полной, но лгать ему было не привыкать с детства, так что выглядел он вполне серьезным. А как еще оставалось подловить этого Самьюэла, если не враньем? Если он был и там, и там, – и у Моррисона, и в гостинице, - то только он мог рассказать кому бы то ни было про книгу Джейд.
Пастор снова остановился, и на этот раз взял секунду перед ответом, в которую он внимательно вглядывался в глаза студента.
- Любой человек имеет право на исповедь, - медленно и весомо проговорил он, - А злопамятство - грех, сын мой, и грех твоей душе. Его душа тоже была отягощена, этим грехом и другими, и он хотел облегчить этот груз перед Богом, в чём я не в праве отказать, и что никто другой не в праве препятствовать этому.
Ещё секунду он смотрел на Марка внимательно, а потом склонил голову на бок и сказал:
- А не хочешь ли ты, сын мой, сейчас исповедаться? Мы в обители божией и кабинка исповедальни пуста, а я вижу, что тебя что-то тяготит.
Эдвардс аж просиял, когда отец Сэмьюэл сознался в посещении Моррисона. Так вот, значит, кто во всем виноват! Оставалось совсем чуть-чуть поднажать, и он выведет пастора на чистую воду!
- Меня тяготит то, что вы устроили бардак в моем номере, украли книгу у моей кузины и угрожали нашему профессору! – выдал Марк в лоб, уже не стесняясь, да и револьвер на поясе придавал ему уверенности. Если потом окажется, что он промахнулся с выводами, то исповедаться и покаяться никогда не поздно. Но Эдвардс пока что был в себе уверен, а от этой уверенности еще и опрометчив. Быть может, следовало бы сдержаться и действовать более осторожно, но его уже понесло во все тяжкие. – Советую вам поскорее все вернуть и не доводить дело до вашего же ареста из-за сговора с Моррисоном. 
Пастор молчал. Он молча моргнул и потом сделал шаг навстречу Марку, положил руку на его плечо и произнёс:
- Сын мой, я выбрал это служение, чтобы прощать людям их грехи и заблуждения, но Бог прощать будет только искреннее раскаяние, когда предстаёшь перед ним на страшном суде, - пастор чуть сжал руку, - Я прощаю тебе твою клевету и грубость, но хочу напомнить тебе, что не все так снисходительны к другим. Наш верный инспектор бесспорно выслушает тебя, но не обнаружив у меня того, в чём ты меня сейчас оклеветал, может обозлиться на тебя. Тебя тяготит преступление совершённое против тебя? В таком случае может тебе действительно стоит пойти сейчас к защитникам правопорядка и заявить об этом?
- Верно, что не обнаружит, - хмыкнул Марк и отступил на шаг назад. – Вы уже сто раз успели бы все перепрятать… Но у Моррисона были только вы, и про книгу знали, соответственно, тоже. Так что не надо говорить мне про клевету, если… Если вы, конечно же, соблюдаете такую мелочь, как тайна исповеди. Вы ведь никому не рассказывали про ритуалы и книгу, отец Сэмьюэл? Значит, вы во всем и замешаны, хоть я и не понимаю, ради чего.
Лицо отца Сэмюэля потемнело, и он нахмурился.
- Ритуалы? О каких ритуалах ты говоришь, сын мой? Ты ведь не занимаешься демонопоклонничеством? Это самый страшный грех, страшнее только рваться к запретным знаниям, что губят душу и разум. Слепо, оголтело, без оглядки. Вы ведь не стремитесь к запретным знаниям, когда говорите про ритуалы? Что бы не сказал Моррисон это, как вы знаете, тайна исповеди. А сейчас оставьте меня, - жёстко закончил он.
- Нет, отец Сэмьюэл, никакими ритуалами я не занимаюсь в отличие от вас, так что позаботьтесь о своей душе, а не о моей, - усмехнулся Марк и весело добавил: - Прощайте. А если я не прав, то приду к вам на исповедь, даю слово.
Он оставил рассерженного пастора в покое, понимая, что ничего уже больше не выведает, и быстрым шагом направился обратно к гостинице, собираясь рассказать кузине и мисс Джонс обо всем, что удалось узнать. Уверенность, что отец Сэмьюэл как-то во всем замешан, так Марка и не покинула, а наоборот разрослась и стала крепче.

Отредактировано Mark Edwards (27 ноября, 2018г. 15:45:43)

+1


Вы здесь » Brimstone » Дальние берега » Очень странные дела