Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Заблудшая душа


Заблудшая душа

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s3.uploads.ru/CEKPb.gifhttp://s7.uploads.ru/CMiws.gif
http://s3.uploads.ru/HjpZA.gifhttp://sg.uploads.ru/Jm32y.gif
Музыкальная тема

Mikael Carlyle&Victoria Grace
11 сентября, Лондон, церквь Святого Михаила

Простите меня, святой отец, ибо я согрешил...

Отредактировано Victoria Grace (3 августа, 2018г. 21:40:06)

+1

2

Большую часть времени настоятель Карлайл проводил в своей церкви. Ему тут нравилось. Нравилось, когда небольшой светлый зал был полон прихожан, нравилось, когда он пустовал, и кроме самого настоятеля и пары-тройки священнослужителей и рабочих никого в церкви и на всей ее территории не было. В такие редкие часы он мог уделить время молитве, чтению писания, простым размышлениям или изучению наук, которых человек его положения и рода деятельности изучать в принципе не должен. Много времени он уделял и своим прихожанам, искренне пытался выслушать и помочь советом каждому, даже если тем просто нужно было выговориться и посетовать на жизнь, на жену или на мужа, на тирана-начальника. Но некоторые из них действительно обращались за помощью, как, например, поступила Сьюзан Хаббард после прошедшей воскресной службы. Эта женщина исправно приходила в церковь каждое воскресенье, а порой и на неделе, сидела в первом ряду и нередко принимала участие в приходской жизни. Она рассказала настоятелю о своей племяннице, которой, по ее мнению, необходима помощь наставление на путь истинный, с которого молодая женщина волей, не волей свернула. Подобные фразы часто звучат из уст старшего поколения, им всегда кажется, что молодые живут совершенно не так, как положено и как надо. Порой они бывают правы, а порой просто не хотят мириться с мыслью, что мир и жизнь не стоят на месте, все меняется, и мировоззрение и уклад жизни людей в том числе.
Поспешные выводы Микаэль делать не любил, а потому любезно согласился оказать всю посильную помощь, как только Виктория, так звали племянницу миссис Хаббард, придет в церковь и захочет рассказать о своих возможных проблемах и недугах. Когда женщина пришла, он встретил ее сидя на одной из скамеек в окружении мальчишек из хора, те оживленно рассказывали забавную историю, приключившуюся с ними на досуге, но быстро все смекнули и засобирались, как только поняли, что настоятель больше не может уделять им свое время.
- Мисс Грейс? – Кралайл подошел ближе к высокой черноволосой женщине, черты ее лица были достаточно резкими, кожа бледной и в целом весь внешний вид казался измотанным, но все это не уменьшало возможной красоты Виктории Грейс. – Ваша тетя, миссис Хаббард, предупредила меня о вашем приходе. Прошу пройдемте, ни к чему стоять в проходе.

+2

3

Виктория была раздавлена. После всего случившегося она практически не спала, много курила и не меньше пила, не смотря на жёсткий запрет тётушки и кузена, не смотря на вредность служанки, что выливала содержимое бутылок. За пару дней Грейс довела себя до истощения, то и дело прислушиваясь к внутренним голосам. Они были тут, но после кончины Марви, кажется, поутихли. Они не кричали и не звали, не вмешивались в ход вещей, не требовали крови, они молчали...но Виктория-то знала, что они были на месте, и сейчас просто трусливо прятались по углам её подсознания. Их Господин оказался слаб....
После погрома в дорогом особняке, Айзек как-то странно смотрел на Викторию, будто бы знал, что она там тоже была. Он знал, или очень быстро догадался сопоставив дважды два. Он пригрозил тем, что запрёт Грейс в комнате навсегда, если она не перестанет "Выкидывать фортели" как он выразился, и что не для этого он спасал её от тюрьмы. Впервые это прозвучало из его уст так зло и обидно.
В связи со всем этим, Виктории пришлось согласиться со Сьюзанн, на встречу с настоятелем, правда в голове Вик творился такой сумбур, что она тут же забыла его имя, а уточнят было жутко не удобно. Не сложно догадаться, что Грейс откладывала этот визит до последнего. Потому что не хотела, потому что боялась...потому что не знала что говорить при таких встречах.
Так или иначе, совершенно не выспавшаяся, высохшая от внутренних терзаний и жутко осунувшаяся, Виктория, заказав кэб и заранее уговорив своё отсутствие с тётушкой, направилась в церковь Святого Михаила. По дороге её экипаж застал дождь и глядя на потёки воды на стекле Грейс раздумывала о том, как же она далека от всего этого. Последний раз она посещала церковь когда ещё были живы дед и бабушка, а это было непростительно давно...Непростительно давно и будто бы не с ней.
Когда кэб подъехал к аккуратной, вытянутой и весьма мрачной церкви, дождь всё ещё продолжался. Он всё ещё невнятно крапал, лениво подмачивая прохожих, мостовую и практически уже голые деревья. В этом году, осень настала рано и совершенно неожиданно. Виктория не взяла с собой зонта, поэтому в лоно церкви она вошла мокрая от капель дождя, что неуклюжим движением смахнула со своей аккуратной чёрной шляпки с синей вуалью закрывающей глаза и бледные губы.
Не смотря на мрачный экстерьер церкви, внутри было куда уютнее, и всё так как помнила Виктория. Она некоторое время простояла у притвора, не решаясь сделать шаг, когда, кажется сам настоятель обратился к ней. Его сложно было не узнать, по крайней мере тётушка описала настоятеля церкви весьма красочно, и как оказалось ни капли не приврала, хотя приукрашивать Сьюзан умела.
- Я...Добрый день, - Вик не могла понять нужно ли поклониться, или присесть в привычном книксене. Из-за этого она выглядела рассеяно и ни сделала ни чего, она просто пошла следом за настоятелем.
- Прошу прощения святой отец, я не упомнила вашего имени, - проговорила Вик, разглядывая невероятной красоты витражи на окнах, - Позвольте я присяду, - она остановилась не дойдя до алтаря. Третьи сутки без нормального сна давали о себе знать, а в этих стенах её усталость будто бы увеличилась вдвое и начинала придавливать к земле...а ещё Вик почувствовала, как на задворках подсознания шевелится что-то чёрное, то, что оставил после себя Марви.

+2

4

Микаэль не любил делать выводы наперед, потому совершенно не думал о том, как могла выглядеть его гостья и как она будет себя вести. Он любил делать выводы лишь полагаясь на собственный опыт и впечатления, и если тетя Виктории уверена, что девушку необходимо направить на истинный путь, то прежде чем бедняжку наставлять, ему было необходимом самому в этом убедиться.
- Меня зовут Микаэль, и уверяю, Вам совершенно не за что извиняться. Ведь это я забыл представиться. – Он мягко улыбнулся и прошел вместе с Викторией в глубь зала, присев там, где та сочла нужным. Ему было совершенно не принципиально, где сидеть. Если бы на улице не шел дождь, можно было бы выйти наружу, чтобы специфический запах, царящий во всех церквях, не оказывал отрицательного влияния на девушку. От мисс Хаббард он знал, что племянница посещала церкви редко, а некоторым людям, особенно непривыкшим к этому, от общей атмосферы могло становиться дурно, и дело тут не во внутренних бесах или проклятьях, а в обычном восприятии.
- Не стесняйтесь говорить, если Вам вдруг станет не хорошо. Моей целью является помочь Вам, и я постараюсь это сделать. Пожалуйста, расскажите мне о вашей жизни, Виктория. Что-то я знаю от вашей тети, но мне бы не хотелось полагаться на слова, пусть и близкого Вам, но другого человека.
Настоятель легко вздохнул и покрутил головой по сторонам, всем своим поведением пытаясь дать понять женщине, что он не требует от нее сиюминутного ответа и покаяния во всех грехах. Если ей нужно время помолчать, пусть молчит, он уделит ей столько времени, сколько потребуется.
- Я порядка десяти лет провел в путешествиях по миру. Повидал много стран, повстречал еще больше людей. Я рад, что Господь позволил мне пройти весь этот путь, и пускай в нем было как хорошее, так и плохое, я не жалею ни об одном дне. А Вы, Виктория, жалеете о чем-либо?

+2

5

Жалела ли она? Виктория действительно задумалась над вопросом заданным падре. Она ни когда не думала обо всём этом под таким углом. В начале всего этого она была зла, потом занималась самоуничтожением на пару со своими "гостями" в голове, а сейчас...сейчас она была опустошена, но ни на минуту, ни на секунду она не жалела ни о чём.
- Нет...- это прозвучало тихо, но весьма твёрдо, - Я ни о чём не жалею святой отец, - Виктория взглянула на отца Микаэля и задержала взгляд на его глазах, почему-то они показались Виктории очень уставшими, куда более уставшими чем её глаза. В этот момент она словила себя на мысли о том, чем живут такие люди как отец Микаэль? Как сильно, та ответственность что лежит на его плечах может давить на него?
- Но иногда, мне кажется, что всё могло сложиться иначе, - добавила она отводя взгляд на большое распятие над алтарём. Должно быть это прозвучало слишком банально, и падре слышал это от каждого второго, - Простите святой отец, Вы наверное думаете, что я очередная барышня с очередными проблемами, не слишком обременённая по жизни. Я даже предполагаю, что могла Вам рассказать моя тётушка. Я право слова искренне люблю её и ценю её заботу, но ни она, ни Ваш Господь не в силах мне помочь. Она ведь не сказала о том , что не так давно я посещала Лондонский Бедлам? - поинтересовалась Виктория продолжая лениво блуждать глазами по убранству церкви.
"Ваш Господь?" зашуршали голоса в ушах и от этого Виктория буквально на мгновение, но перестала дышать "О, это его заденет!" Заденет? ЗАДЕНЕТ!" уже громче проговорил новый голос. Виктория впервые слышала его, но он был отдалённо похож на тот голос которым говорил Марви, только на не знакомом ей языке "Его Господь тебе не поможет...иди к нашему Богу" "Найди Его" вторили остальные, тихо шелестя подобно ветру в ушах. От этого Виктория немного поёжилась, ощущая как волоски на руках становятся дыбом, а по позвонку пробегают мурашки.
- Три года назад, - начала она неожиданно для себя, понимая, что её рассказ звучит слишком уж сумбурно, не имеет ни начала, ни конца и больше походил на рассказ ребёнка, который всё ещё не умеет излагать свои мысли, - Три года назад, я потеряла себя. В тот день, когда закрутилась вся эта история, из забытья вернулась...не только я, - Виктория вновь вернула взгляд остекленевших глаз на отца Микаэля. В голове бушевал тот, кого оставил после себя Марви, он бился в истерике, смеялся, и ударялся о сознания с таким звоном, что Виктория стала терять землю под ногами. Он упивался происходящим, тем, что Виктория была бессильна и уже просто не могла бороться с его натиском, да и не хотела. Возможно стоило поддаться?

Отредактировано Victoria Grace (27 августа, 2018г. 15:18:16)

0

6

Пусть настоятель и слышал подобные слова уже очень много раз, ему они никогда не надоедали. Все дело в том, что люди хоть и очень любили считать себя индивидуальностями, на самом деле очень мало отличались друг от друга. У всех них в конечном итоге желания одинаковые, потребовалось время, чтобы это понять, а сейчас Микаэль знал это наверняка.
- Не могло. – Он ответил так же тихо и спокойно. – Все случилось именно так, как должно было. В любой ситуации человек совершает или не совершает определенные действия лишь потому, что в данный конкретный момент ему кажется, что так будет правильно. Может быть, спустя время, мы будем оглядываться на прошлое и думать, что можно было поступить по-другому, но если вдруг ситуация повториться, мы поступим точно так же, не взирая ни на что.
Мужчина улыбнулся уголком губ и посмотрел на Викторию. Ему нравилось слушать тех, кто приходит в эту церковь, еще больше нравилось чувствовать, что он может чем-то помочь.
- Мой Господь? Милая, мисс Грейс, Господь вовсе не мой, он ничей. Он не может у кого-то быть, а у кого-то нет. – Микаэль очень старался, чтобы слова его не выглядели поучительно. – Господь всегда с нами, он наблюдает за каждым нашим поступком, и даже порой если кажется, что он нас покинул, надо знать, что это не так. В самый трудный момент он всегда поможет, нужно лишь  верить в это. А даже если не верите… знаете, ему это совершенно не важно. Все это, - Микаэль обвел рукой воздух вокруг себя, - нужно лишь людям. Почему-то большинство привыкло считать, что стать ближе к Господу можно лишь в церкви. Что он услышит их молитвы и исповеди только тут. На самом деле это место по сути ничем не отличается от любого другого, тут только запах специфический и очень хорошая акустика. Если бы здесь сейчас играла музыка, Вы бы могли это оценить, я уверен.
Однако место это было спокойным, и хоть настоятель и говорил, что оно по сути своей ничем не отличается от других мест в Лондоне, находиться в церкви ему нравилось больше всего. Он считал ее домом больше, чем настоящий дом, находящийся в другой части города. Сейчас там живут лишь слуги, сам Карлайл заходит туда лишь пару раз в неделю, а потом снова возвращается сюда. Тут есть и личные вещи и одежда, даже небольшая уборная. Больше ему ничего не требовалось.
- Что Вы имеете в виду, Виктория? В каком смысле «вернулись не только Вы»? – Карлайл немножко развернулся в сторону женщины, чтобы сидеть к ней лицом. Порой каким-то внутренним чутьем он понимал, что разговор в данный момент может затронуть темы, непонятные непосвященным людям. Самым тяжелым в этом во всем было делать вид, что ты не понимаешь ничего. – Давайте начнем сначала. Просто расскажите, как все было тогда, три года назад. В Вас что-то изменилось?

+1

7

"Ты сказала слишком много! Тварь! МАЛЕНЬКАЯ тварь!"
Это промелькнуло в голове Виктории и она действительно почувствовала себя виноватой, но не перед теми кто сейчас шумел в её разуме, а почему-то перед отцом Микаэлем.
"Болтливая сука!"
- Я каждый день вспоминаю то с чего это всё началось, - продолжала Виктория, не слушая голоса внутри, она их не боялась, уже нет, они скорее были бесплатным дополнением к её жизни. Однако, после происшествия с Марви они снова напомнили о себе, после долгого перерыва, - Я не хочу говорить об этом снова, святой отец.
Теперь ей стало невыносимо сложно смотреть в глаза этому человеку. И не смотря на своё нежелание она начала рассказ, впервые за эти годы желая расплакаться.
- Я ведь капитан, святой отец. Мы люди в большей степени суеверные, чем принадлежим Господу. Сейчас я думаю, что если бы больше верила в Христа, а не в то что нельзя плевать против ветра, всё могло сложиться иначе.Я ни когда не вела праведную жизнь, даже сейчас пройдя всё это, я не знаю как молятся люди. И тогда, три года назад, мы пришли после долгой навигации. Нас задержали в порту дольше обычного, и когда наконец мы ступили на твёрдую землю, мы закатили пирушку. Такую отвязную, что и вспоминать в этих стенах стыдно. - Виктория замолчала, она знала, что ей нужно рассказать всё, и дело даже было не в том, что её душа требовала этого, а скорее в том, что отец Микаэль, как говорила тётушка, действительно располагал к себе, располагал к той мысли, что он действительно может помочь.
- В ту ночь я стала невольным участником...обряда, - еле слышно добавила Грейс, всё ещё не в силах взглянуть на Карлайла, - Меня хотели сделать служителем Дагона, - слова давались ей тяжело, но не смотря на вновь возникшую какофонию в голове Вик старалась продолжить.
"Она произнесла имя ГОСПОДИНА! В ЭТИХ СТЕНАХ! Болтливая сука!"
Виктория болезненно прикрыла глаза, потому что от этих голосов, боль начала бить в висок, становясь невыносимой. Теперь Грейс почувствовала себя как тогда, в железной хватке изменившегося Марви, сейчас все её заслоны снова кто-то ломал, пробираясь через преграды, что она соорудила у себя в голове.
- Простите...меня, - Виктория рывком поднялась со скамьи, при этом выронив сумочку из рук, - Мне нужно идти, святой отец, - она постаралась поднять сумку, но это вышло как-то неуклюже, при этом она зацепилась подолом за край лавки,от чего шов неприятно хрустнул, но дырки не оставил.
- Всё это плохая идея...- она виновато взглянула на отца Микаэля, капилляры её глаз вновь полопались от напряжения, она вмиг побледнела и лишь отрицательно кивнула головой, стараясь как можно быстрее скрыться от осуждающего взгляда Иисуса на распятии, - Простите меня...

0

8

Как это обычно всегда бывает, ни родители, ни любые другие близкие родственники, ни друзья, порой не знают, что на самом деле происходит с дорогим им человеком. Миссис Хаббард говорила, что ее племяннице нужна помощь, и в этом она не ошиблась. Только вряд ли женщина могла предположить, что именно происходит с Викторией, через что ей пришлось пройти в своем путешествии, и что пережить. Даже сам настоятель до конца не мог предположить подобного, лишь упоминание Дагона помогло ему понять всю серьезность ситуации.
- Виктория, Вам не хорошо? – Микаэль поднялся следом за мисс Грейс, рукой хотел коснуться ее плеча, но не успел, его гостья слишком стремительно поспешила к выходу. Нагнал он ее лишь у дверей, и нет, не постарался вернуть обратно на скамью, напротив, помог открыть тяжелую деревянную дверь и выйти наружу, на свежий прохладный воздух. Он придерживал Викторию за плечи и отвел чуть в сторону, медленно спустившись с каменных ступеней. – Пожалуйста, присядьте.
Лавочка, стоявшая вдоль дорожки, ведущей к церкви, была мокрой после дождя, поэтому настоятель предусмотрительно положил поверх деревяшек свою сутану, сложив ее в несколько раз. Сам при этом остался в одной рубашке, и сейчас Карлайла не волновало, что ему пришлось, возможно, так непочтительно отнестись к святой одежде. Больше всего его волновало состояние Виктории и опасения, что она действительно может уйти. А если уйдет, вряд ли что-то ей позволит вернутся снова. Он посадил женщину на лавочку, сам согнулся в ногах и коснулся своей теплой рукой ее ледяной кисти, постарался заглянуть в глаза, в которых читалось напряжение и смятение.
- Вам не хорошо там, внутри? Нам не обязательно говорить в церкви, если вам так будет спокойно, мы можем говорить, где угодно. Виктория, я думаю, вы сами понимаете, что вам необходима помощь. И я, как мне кажется, могу вам ее оказать. Тот обряд, участницей которого вы стали, он прошел не до конца, не завершился? Однако что-то внутри вас все же поменялось. Я правильно понимаю? Вы чувствуете это в себе, и этому не понравилось, что вы пришли сюда? Пришли ко мне.

+1


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Заблудшая душа