Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Большая конкуренция


Большая конкуренция

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s5.uploads.ru/IRxol.gif          http://s5.uploads.ru/y7pZK.gif
http://s7.uploads.ru/E3Ndp.gif

Морриган Джонс, Вестер Мур, Риган Портер
Июль 1886, где-то в Лондоне

Во все времена с легкостью можно было найти вещицу, на которую бы претендовала целая толпа желающих. Ценность ее в большинстве случаев могла определяться большой стоимостью или знаниями, которыми она могла наградить своего обладателя. Одну из таких вещиц и попросили оценить профессора Морриган Джонс, только вот знала ли она, что наряду с ней объявится и профессор Вестер Мур, желающий поиметь собственную выгоду с этого, как выяснилось, оккультного предмета?

Отредактировано Wester Moore (7 августа, 2018г. 13:21:31)

+2

2

- Деньги-то не очень большие обещают, миз Джонс, - с сомнением говорил Чарли, задумчиво почесывая щетину.
Морриган, аккуратно собиравшая разложенные на столе записи, метнула на него ироничный взгляд. Она затруднилась бы определить статус Чарли: вернее всего было бы назвать его агентом, однако момент, когда она успела оным обзавестись, мисс Джонс как-то прозевала - в основном оттого, что ее вины в случившемся не было никакой. Чарли просто в какой-то момент появился в ее чинной лондонской жизнь и без особых предисловий начал подкидывать то, что сам именовал "халтуркой" - за кое-какие отчисления с оплаты, естественно - мотивируя это исключительно заботой о благосостоянии миз Джонс, которая, ясное дело, помрет в канаве без опеки со стороны опытного человека. Мисс Джонс к происходящему относилась с ироничным любопытством: лет пять назад они с Чарли, случайно нанятым ею в одном из портов, прошли джунгли Амазонки, и человеку, которому некогда она доверяла сплавлять свое мечущееся в лихорадке тело по великой реке, она вполне доверяла и подыскать себе работенку в столице Британской империи.
Но сама ситуация казалась ей забавной.
- Ты же знаешь, - после паузы весело сказала мисс Джонс, аккуратно укладывая бумаги в портфель, - я работаю за интерес, а не за деньги. Выглядит интересно?
Ее "агент" подумал и кивнул.
- Выглядит интересно.
И в тот момент Морриган еще плохо представляла себе, насколько он прав.

Ее встретили трое почтенных джентльменов и два констебля; все по очереди склонились к ручке мисс профессор, потом так же чинно проводили леди в дом - сама процедура была умиротворяюще-британской: по дороге присутствующие успели обсудить погоду и здравие Ее Величества; и пока Морриган натягивала перчатки, один из джентльменов живо рассказывал о своем африканском сафари. Мисс Джонс слушала вполуха: едва они вошли в комнату, ее вниманием безраздельно завладел свиток, разложенный на столе вопиюще небрежно - и джентльмены, и полисмены, по всей видимости, не считали находку сколь-нибудь ценной даже исторически, и историка для оценки вызвали, по всей видимости, исключительно для успокоения совести.
Морриган осторожно разгладила старую рукопись - пергамент, не паприус, козий или овечий - изъеденную временем и от него же потемневшую; низко склонилась над ней, вглядываясь в мелкие строчки текста - угольные чернила, отлично сохранились - бегущего справа налево - Ближний восток, письмо семитского происхождения. Взгляд сразу выхватил знакомое слово, потом другое и еще одно - Морриган зацепилась за строчку и побежала по ней дальше, к черной дыре, зияющей в самом центре рукописи, проеденной то ли безжалостными веками, то ли, столь же немилосердным огнем, и последнее слово - "тфиллин" - оборвалось у самого обугленного края, оставляя фразу незавершенной.
"Да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем,
И навяжи их в знак на руку твою, и да будут они начертанием между глазами твоими.
И напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих..."
У Чарли, стоило признать, имелось идеальное чутье - иначе объяснить догадливость малообразованного проныры Морриган не могла никак - все древности, за исключением отлитых из золота, должны были казаться ему одинаковым старым хламом, но он проявлял удивительную способность отличать настоящий старый хлам от мнимого старого хлама, даже не взглянув на оный.
Морриган почувствовала, как вспотели затянутые в холщовые перчатки ладони.
- Откуда это у вас? - спросила она, поднимая глаза на присутствующих.
Умолкшие джентльмены переглянулись.
- Эту бумагу конфисковали этим утром в порту у французских контрабандистов, - за всех ответил констебль, - она представляет какую-то ценность, мисс Джонс?
- Этой рукописи, - чуть помедлив проговорила Морриган, - не менее двух тысяч лет. Она написана на сочетании арамейского и библейского иврита, и по совокупности признаков я рискнула бы предположить, что это - один из утраченных Свитков Мертвого моря. Нужно, конечно, провести дополнительные исследования, но навскидку непохоже на подделку. Я сама плохо разбираюсь в оккультных науках, но судя по содержанию, это некий оккультный трактат, часть "Война сынов света против сынов тьмы". Я бы настоятельно рекомендовала...
Профессор Джонс помедлила.
- Я бы настоятельно рекомендовала передать его на изучение в Бримстоун. И вызвать оккультиста.

Отредактировано Morrigan Jones (18 июля, 2018г. 18:20:36)

+2

3

И как он мог упустить этот свиток, когда он находился уже практически у него в руках! Франциск передал Муру, что древняя находка будет ожидать его в порту сегодня утром и будет она у французских контрабандистов, готовых спокойно расстаться с ней за кругленькую сумму. Надо было просто прийти пораньше, хотя бы на полчаса, тогда они бы быстренько провернули свою сделку и разошлись довольными каждый в свою сторону. Но нет, надо было заскочить спозаранку в Бримстоун, чтобы подписать какие-то глупые, совершенно никому ненужные бумаги, а потом уже перед выходом столкнуться с этим мерзким профессором с Брасс Холла и вступить с ним в дискуссию длиной как раз таки в эти заветные полчаса. В итоге, когда Вестер прибыл в назначенное место в порту, он увидел, как двое доблестный констеблей скручивают его контрабандистов и изымают сокровенные находки. Попадаться на глаза полисменам совершенно не хотелось, как и не хотелось быть уличенным в сомнительных связях с контрабандистами, поэтому Вестеру не оставалось ничего, кроме как стоять в сторонке и с горечью наблюдать за происходящим. После в голове его не созрело мысли лучше, чем последовать за тремя неизвестными ему джентльменами, хранившими у себя все отобранные находки. Он понятия не имел, каким образом собирается подбираться к заветной вещице, понимал, что действовать придется по ситуации, поэтому сейчас самое главное хотя бы не упустить свиток из виду, а то на поиски его и так ушло порядка полугода.
Когда контейнер со всеми изъятыми у горе-контрабандиста вещами, занесли в большой дом, пришлось засесть на лавочке на противоположной улице, благо совершенно неподалеку тут был небольшой сквер, да и погода сегодня была располагающая к прогулкам, поэтому одинокая фигура профессора, сидящая на лапочке, не вызывала особых подозрений. Так просидел он порядка двух часов, изучил вдоль и поперек утреннюю газету и даже стал свидетелем некоторых интересных сцен. За это время те трое незнакомых мужчин успели выйти из дома в сопровождении двух констеблей и вернуться обратно, только компания их ужа насчитывала на двух людей больше, и одним из новеньких оказалась светловолосая девушка, со спины показавшаяся Муру смутно знакомой, но к сорока годам зрение уже начинало подводить профессора, поэтому он отбросил попытки узнать незнакомку.
Посидев на лавочке еще немного и поняв, что от сиденья уже начинает болеть пятая ночка, было принято решение встать и начать действовать хоть как-то. Возможно, назвав свое имя, он сможет произвести впечатление на незнакомцев, кем бы они ни были, и те позволят ему изучить документ. А если нет, то придется что-нибудь врать… как чаще всего и бывает, собственно.
Вестер постучал в дверь здоровой рукой, затем ей же поспешил поправить ворот рубашки и пригладить волосы, которые скорее всего растрепались от ветра, пока он прохлаждался в сквере. Буквально через минуту дверь ему открыл один из незнакомых мужчин, а позади него показался молодой констебль.
- Профессор Мур? – Парень произнес прежде, чем сам профессор успел открыть рот. Лицо его вытянулось от удивления, но, кажется, он был рад видеть профессора. Так уж получалось, что судьба частенько сводила оккультиста и молодого полисмена, в большинстве случаев последний просто ловил первого, когда тот занимался не совсем законными делами, например, шатался у какой-нибудь антикварной лавки и действовал хозяину не нервы или просто пытался проникнуть куда-нибудь, чтобы добыть что-нибудь.
- А, Луис, здравствуй. Как поживаешь? Все еще живешь со своим старшим братом? – Вестер растянулся в довольной улыбке.
- Вы знакомы? – Подал голос мужчина, стоящий между ними.
- О, да, прошу простить мою бестактность, мое имя Вестер Мур, и я являюсь профессором оккультизма на одном из факультетов Бримстоуна. Возможно, вы слышали обо мне?
К досаде профессора незнакомец помотал головой. Мур слегка недовольно скривился в лице, понял, что сейчас придется много врать, и продолжил:
- Понимаете, до меня дошли вести, что вы обладаете одним очень ценным артефактом, очень важным для оккультизма и ритуалистики, поэтому с вашего позволения, мне бы очень хотелось на него взглянуть. Констебль Вилфорд подтвердит, что я не какой-то самозванец, правда же, Луис?
И молодой человек оживленно закивал.

+2

4

Письмо оказалось у него на рабочем столе буквально перед ланчем, на нем была короткая пометка из двух букв, написанных витиеватым очерком, который довольно сложно подделать довольно сложно спутать с каким угодно другим, а потому Риган не стал откладывать прочтение на "потом", сразу разрезав конверт извлекая короткое письмо, написанное на хорjшей плотной бумаге.

"Мои люди в порту доложили, что не далее, как назад в порту было задержано несколько контрабандистов, на борту корабля которых среди всего прочего находился свиток, который может представлять для нас определенную опасность, а потому должен быть в скором времени уничтожен. Я бы хотел, чтобы ты изучил его и раздобыл всю возможную информацию о его содержании, а так же предоставил мне сведения о его дальнейшем перемещении. Всем остальным мы займемся позже."
Риган аккуратно сложил письмо и поднялся, обходя стол и прихватывая с собой конверт, чтобы подпалить их и оставить догорать на подносе, на котором ему подали утренний чай. Когда бумага окончательно потонула под острыми зубами пламени, не оставляя ни единого намека на то, что могло хоть как-то выдать старательно сохранявшего секретность патрона, Риган выбросил пепел в камин и покинул кабинет, дабы как можно скорее добраться до порта, в котором один из на[одящихся под его опекой люденов доложил, куда увезли товар и контрабандистов, за что был одарен благосклонной улыбкой и небольшой похвалой, чем остался доволен и позволил себе удалиться дальше выполнять свою пока что скромную работу. Будет и дальше таким же ответственным - и в жаловании прибавит, и дослужится до определенного ранга.
Риган в свою очередь остановил кэб и, погрузившись в него, назвал необходимый адрес, откидываясь назад и наблюдая за проплывающей мимо улицей. Он размышлял о том, что такого может содержать в себе поименованный документ, что его патрон попросил Ригана лично заняться этим делом разрешить его как можно скорее: раскрывал ли он какие-либо тайны его наставников, или же содержал прямое указание к тому, как можно помешать им вести свои исследования и изыскания, что несомненно должны заменить качество жизни в более приятную сторону. Попросив остановить чуть в стороне от нужного дома, Риган расплатился и дальше пошел вперед уже сам, внимательно смотря по сторонам и выискивая кого-то, кто либо заказал этот артефакт у контрабандистов, либо так же, каким бы то ни было образом получил информацию о нем из своих источников - кого-то достаточно подозрительного, но никто в глазах Ригана не смог претендовать на ту или иную подходящую роль, а потому мужчина смело двинулся внутрь здания, поднимаясь и постучав для приличия, а после отворяя дверь и шагая внутрь.
- Я прошу прощения за беспокойство, я пришел по адресу? Я ищу мистера.... Ох, профессор Мур, - он изобразил предельную степень удивления на своем лице, но после довольно широко и дружелюбно улыбнулся, - Никак не ожидал Вас здесь увидеть и не ожидал, что Вы заинтересованы в литературе Российской Империи, - он вскинул брови, подходя к Муру и протягивая ему руку для рукопожатия.

Отредактировано Regan Porter (26 июля, 2018г. 13:48:00)

+2

5

За дверью случилось какое-то короткое оживление - увлекшаяся изучением свитка Морриган с трудом оторвалась от чтения, бросила вопросительный взгляд в сторону входа, и один из джентльменов, перехватив взгляд мисс Джонс, недоуменно пожал плечами, вслух предполагая:
- Должно быть, оккультист прибыл.
- Это хорошо.
За оккультистном послали какое-то время назад: Морриган спешно нацарапала записку, вкратце обрисовывавшую ситуацию, которая была вручена мальчишке-курьеру вместе с обещанием целого шиллинга за труды, так что тот исчез стремительно, лишь пятки сверкали. Профессор Джонс осталась наедине с джентльменами, которых неожиданно взбудоражила новость о необычайной ценности свитка: с затаенным неудовольствием она наблюдала за тем, как расслабленное любопытство в их глазах сменяется на алчную заинтересованность, кою Морриган неоднократно наблюдала во взгляде заказчиков времен своей юности. Лорд Чамли кружил вокруг стола хищной птицей, сэр Феншо поглядывал с интересом; полисмены, не являвшиеся стороной вопроса, выглядели подчеркнуто безразличными, но Морриган знала, что и их содействие можно купить.
Все можно купить.
Большинство людей всегда пересчитывали древности на звонкую монету, и те, кто не думал о том, насколько выгодно вещица будет смотреться в его личной коллекции, размышляли о том, за какую сумму ее можно продать в коллекцию чужую.
- Эта вещь в неправильных руках, - убеждала присутствующих профессор Джонс, - может наделать бед. Ее необходимо изъять.
На нее смотрели с легким недоверием: при всем уважении к археологическим навыкам профессора, на эксперта по оккультизму она не тянула, и потому слова ее легко было объявить попыткой несведущего перестраховаться или обычным стремлением музейщика утащить вообще все в музей. Помощь человека сведущего представлялась неоценимой, потому что сама Морриган разбирала текст с большим трудом отчасти из-за не слишком хорошего знания языка, отчасти - от весьма поверхностного знакомства с предметом.
Обстановка делалась несколько нервной, и когда со стороны лестницы послышались шаги, Морриган мысленно возблагодарила Бога. Дверь отворилась, позволяя ей разглядеть вошедшего: на мгновение прищурившись, профессор в следующий же момент заулыбалась узнаванию.
- Профессор Мур! Очень рада вас видеть.
Она обогнула стол, походя стягивая перчатки и протягивая руку для приветствия. Профессора Мура Морриган знала весьма шапочно, ибо сферы их научных интересов пересекались довольно редко, лишь в случаях, похожих на этот; однако недонократно слышала в его адрес лестные рекомендации, и оттого полагала, что именно его участие в происходящем - редкая удача.
- Вы очень быстро, - с улыбкой поприветствовала Вестера профессор Джонс, - это хорошо. Вам передали мою записку? Мы с джентльменами тут дискутируем о судьбе свитка, я настаиваю на его передаче в Затонувший Музей, но господа хотят послушать ваше заключение. Я...
Она осеклась, поняв, что умудрилась не заметить еще одного участника беседы: темноволосый господин, стоявший чуть поодаль, казался Морриган смутно знакомым, однако попытка припомнить, откуда именно, заняла у мисс Джонс несколько долгих мгновений и завершилась полным фиаско - они будто бы встречались в университете, но, по всей видимости, настолько мельком, что имя не отложилось у нее в голове.
В таких случаях, давно поняла Морриган, самым верной стратегией поведения становилась честность.
- Простите, профессор, - со смущенной улыбкой повинилась Морриган, в свою очередь протягивая руку и второму гостю, - мы встречались в Бримстоуне, но я совершенно позабыла ваше имя. Морриган Джонс, профессор Затонувшего Корпуса. Вы, наверное, коллега мистера Мура?..

+2

6

Это оказалось даже слишком легко. Не то чтобы Вестер сильно расстроился, но рассчитывал он все же на более высокий уровень сложности в преодолении задачи проникновения в нужный дом за нужным артефактом. В какой-то момент ему даже показалось, что его ждали, но задаться вопросами он не успел, со спины раздался знакомый голос, произнесший его фамилию, заставивший обернуться и удивиться еще больше.
- Мистер Портер? – Мур вытянул ладонь правой покалеченной руки, которую всю жизнь привык держать ближе к телу. Все, кто был знаком с ним, знали об этой особенности. Незнакомцев, как правило, подобное могло ввести в заблуждение, но благо Риган Портер был не из последних. – Литература Российской Империи? Отнюдь, литературу я, конечно же, люблю, но не настолько, чтобы намеренно куда-то идти. Мы что, в каком-то музее? Библиотеке?
Вестер оглянулся по сторонам, потом посмотрел на каждого из присутствующих, те отчего-то тоже начали оглядываться. Но да не суть, ему сейчас вообще ни о литературе думать надо. Воспользовавшись тем, что люди приняли его за того самого оккультиста, за которым они посылали, профессор проследовал за констеблем и другим мужчиной в дальний зал, где и должен был лежать свиток.
- Профессор Джонс! – Совершенно не скрывая удивления произнес мужчина, когда за последние две минуты повстречал очередного коллегу. Со стороны это все больше напоминало незапланированный пед.совет, по-другому такую большую концентрацию преподавателей в одном помещении объяснить сложно. – Какая приятная встреча. Быстро?
Вестер уже и позабыл, что приняли его за какого-то другого оккультиста, но быстро исправился. По всей вероятности, профессор Джонс была приглашена полицией и этими незнакомыми людьми для оценки изъятых у контрабандистов вещей, что весьма логично, ведь Морриган Джонс настоящий профессионал своего дела, об этом Мур знал практически наверняка, и пусть пути их практически никогда не пересекались, репутация всегда бежит вперед человека.
- Ах, да… Да-да, записка, конечно. К счастью, я просто был поблизости, потому и подоспел так быстро. – Он улыбнулся и уже жадно муравил взглядом стол, на котором лежал такой желанный свиток. – Мисс Джонс, это мистер Портер, преподаватель литературы, он, кажется, хотел что-то узнать о Российской Империи, я прав?
Мур оглянулся на мужчину, припоминая, почему его судьба занесла именно сюда. Что ж, от свитка ничего подобного он вряд ли узнает, если только тот не был в самой этой Российской Империи создан, кто знает… Поскорей бы взглянуть.
- Могу я подойти? – Изнемогая от желания, Вестер посмотрел на всех присутствующих и, получив одобрение, чуть ли не подпрыгивая прошел к столу, держа руки прямо перед собой. Пусть все остальные пока знакомятся, разговаривают о литературе, погоде, контрабандистах, и обо всем что угодно, лишь бы не мешали смотреть на этот желанный артефакт. Еще совершенно непонятно, какую именно судьбу ему определили, но незнакомцы по всей видимости были государственными служащими и работниками каких-то музеев, и вероятно хотели поместить древний документ под стекло. Знали бы они, какую ценность он представляет для оккультного сообщества! Если догадки Вестера были верны, то манускрипт этот прольет свет на некоторые загадки, связанные с потусторонним миром и демонами в частности.
Теперь же вставал весьма законный вопрос: стоило ему подтвердить ценность документа или сказать, что это ничего не значащий пергамент с накаляканными на нем символами. При каком раскладе эти достопочтенный джентльмены соизволят отдать свиток в руки профессора, чтобы он мог обстоятельно его изучить?

+1

7

Стоит сказать прямо - такой расклад его не устраивал совершенно: еще двое профессоров, один из которых мог, пусть и после некоторого изучения, понять содержание документа, его смысл, насторожиться. Риган сильно сомневался в том, что Мур будет каким бы то ни было образом использовать артефакт по прямому назначению, но, судя по письму магистра, даже простое прочтение его содержания могло поставить под удар все то дело, которым они занимаются. Документ любой ценой должен пройти мимо Мура. Возможно, нахождение здесь профессора Джонс может оказаться полезным: в руках археолога старинный оккультный артефакт окажется простой музейной ценностью, а на его толкование может уйти довольно много времени - гораздо дольше, чем у того, кто преподает оккультные науки.
- Как и сказал профессор Мур, я преподаю литературу на факультете Уроборос, - Риган пожал женщине руку и немного смущенно улыбнулся, - В этом районе я должен был встретиться с одним уважаемым букинистом, что привез несколько старинных экземпляров "Слова о полку Игореве", но, очевидно, ошибся адресом, - Риган сдержанно рассмеялся, и развел руки в стороны, - Но, теперь я слишком заинтригован происходящим здесь: профессор археологии, профессор оккультизма, уважаемые стражи порядка. Будет ли мне позволено выступить свидетелем всего происходящего? Может быть, и мои услуги окажутся полезными? - он обвел всех присутствующих взглядом и, кажется, его предложение не встретило видимого отпора, а следовательно можно проследовать за устремившимся вперед Муром, что довольно быстро и ловко оказался возле обозначенного артефакта.
- Какая фантастическая страсть к новому и неизвестному, - благодушно отметил Портер, оставаясь немного за плечом Вестера и рассматривая документ перед ним - такого угла обзора было вполне достаточно для того, чтобы обозреть находку, завезенную сюда контрабандистами. В голову невольно закрадывается мысль о том, что некоторые подобные вещи при своем создании не обладают такой силой, какой могут напитаться со временем: путешествия, разные люди, разный спектр эмоций, что подпитывает ту или иную ценность, напитывая ее такой мощью человеческих эмоций - а, чаще всего, такие документы питают от крови, злобы, жажды, алчности и человеческих страданий - что финальная разрушительная сила любого древнего артефакта начинает пугать даже матерых мастеров своего дела. Признаться честно - Риган даже не рискнул бы прикоснуться голыми руками к этому свитку.
"Ты так уверен в этом... А, может быть, наоборот - ты приложил бы все усилия к тому, чтобы им завладеть?"
Ехидный голос внутри на секунду отвлекает Ригана, но помогает вынырнуть из собственной задумчивости, включаясь в происходящее.
- Что ж, вынужден авторитетно заявить, что это не "Слово о полку Игореве", - Риган снова улыбнулся, ловя взгляд профессора Джонс, - Но, вещь вне всякого сомнения интересная, - он посмотрел на Вестера, - Профессор Мур, что скажете?

Отредактировано Regan Porter (15 августа, 2018г. 10:38:59)

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Большая конкуренция