Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » письма друга


письма друга

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

https://78.media.tumblr.com/ea3a14f27220fd752cf52f5d177dd44d/tumblr_nmnlb7JLZn1sjoq1co1_500.gif

Шон и Колет
Новый Орлеан 9 лет назад. Сентябрь.

Черная тень отступила, забирая друга. Но не оставила ее ни с чем.

0

2

Писалось под это

Этот зал был буквально создан для того, чтобы в нём от духоты и полутени к тебе приходили видения, и Шон был уверен, что так и работает бизнес "королевы Орлеана". Вот он весь: свечи, в таком количестве что с ними не надо камина, тяжёлые занавесы на стенах, дизориентирующие в пространстве, пахнущие травы, масла, тяжесть, но роскошь, что-то похожее на негу, но негу опасную. И много людей, общее эмоциональное настроение которых давало им больше для своей веры, чем всё это. Причастность...
И он, севший чуть поодаль, нарочито чтобы выбиваться и бросаться в глаза. На колени мужчина поставил чемоданчик Фила, приметный и непримечательный одновременно. Он смотрел с нарочитым праздным скепсисом, он смотрел так, как требовало его прикрытие сейчас - Шон Блейк пришёл сюда не потому что что-то или кого-то искал, он пришёл, потому что его привёл, почти притащил его новый деловой партнёр. Весьма суеверный бизнесмен из нового Орлеана, который "благословляет" свои сделки через мадам Лаво, чтобы они шли лучше.
Но на самом деле внутри Шон ужасно тревожился, и вся эта атмосфера - обманчивая, но какая продуманная! - его скорее волновала, чем вызывала неприязнь. Его волновала встреча с женщиной из писем, он даже не знал, хочет ли он просто преедать последнюю волю Уинрика или... узнать нечто большее?
А больше всего он переживал за то, что может привести к Колет Девон тех, кто охотится за чемоданчиком. Именно поэтому, узнавший её адрес ещё в первый день в Новом Орлеане, он не бросился в салон вудуистки, просить "сеанса" с её ученицей. Именно поэтому он уже две недели искал прикрытия, потому что даже не чувствовал - он знал, что за ним должны следить. Шон слишком хорошо понимал, что взять билет до Нового Света из старого - не такая уж и проблема. Как и убить женщину.
Шон нарочито ленно проводил глазами по лицам, по входящим и выходящим из залы людям, он пытался угадать, кто из них мисс Девон, и была ли она среди цветных слуг хозяйки.
- Лорд Блейк, - раздался сбоку голос партнёра, который только-только закончил "священный ритуал" передачи денег достаточно полноватой, но искусно прячущей свою непримечательную наружность за экзотикой, женщине. Это и была мадам Лаво, женщина, чьё умение говорить вызывало у Шона и восхищение, и недоверие. Она ему со значением улыбнулась, он отзеркалил её улыбку. - Мадам Лаво хочет значить, что тревожит вас так сильно?
Шон на секунду удивлённо вскинул брови, даже не зная, было ли что-то в его лице не так, или Мари Лаво всего-лишь хитро подцепляет людей на внезапные вопросы?
- Меня?... Пожалуй меня тревожит атмосфера, - решил ответить абстрактно Шон, и женщина таинственно улыбнулась одними уголками губ. Когда вот так вот смотришь в эти угольки глаз темнокожей хозяйки дома довольно легко обмануться. Она сделала пару шагов навстречу и положила ладонь на лоб мужчины. Шона окутал запах фруктов и пряностей, настолько насыщенный, что голова могла закружиться уже от этого.
- Духи видят твою душу и глубинное в ней. Они будят это, чтобы найти ответ. Не атмосфера тревожит тебя, это твои настоящие тревоги поднимаются из глубин сознания. Закрой глаза, скажи мне, что ты сейчас видишь?
Этот спектакль был слишком хорош, чтобы не поучавствовать в нём просто потому... просто потому что это действие действительно странным образом окутывало тебя.
Шон закрыл глаза и перед мысленным его взором, конечно же, предстало странное содержимое чемодана, которое он хотел передать. Мужчина сдержал ироничную улыбку, и соврал:
- Я вижу своих детей.
- Что делают твои дети?
"Что они делают? последнее время я и сам задаюсь вопросом - что и зачем делают маленькие дети".
- Играют, - коротко ответил мужчина, где-то в этот момент он почувствовал на себе новый взгляд. Он не удивился этому, возможно кто-то из гостей решил впиться любопытным взглядом в скептичного новичка-англичанина с его "книжным акцентом".
- Они играют у воды, - женщина сказала это так уверенно, так со значением, что картинка без труда предстала перед мысленным взором лорда Блейка. Вот, значит, как это работает... - Олокун не покровитель невинности и детей, но он не тронет их и воды не заберут их, я попрошу об этом.
Женщина убрала руку, Шон смог, чуть тряхнув головой и отгоняя окутывающий пряный запах, открыть глаза и увидеть, что буквально в шаге от них стоит молодая негритянка, несколько нетипичная для чёрных Америки - худенькая, курносая, с аккуратным ртом - так что возможно с примесью светлых кровей, и протягивает мадам Лаво какие-то предметы, судя по всему, ритуальные. Взгляд девушки то и дело падал на чемоданчик.
- Спасибо, Колет, - грудным и бархатным голосом ответила Мари, забирая из рук девушки предметы, а у Шона внутри всё замерло. Он невольно снова посмотрел на девушку, и посмотрел может пристальнее мимолётного. Значит это она? Девушке не было и тридцати. Стоило придумать способ ненавязчиво остаться с ней наедине, но как?

+2

3

"Моя дорогая Колет,
Я не знаю, сколько еще смогу продержаться, но я чувствую, что они с каждым разом приближаются ко мне все ближе и ближе. Вчера я имел неприятный разговор с известным тебе человеком, если его так можно назвать, и он - разговор - закончился совершенно не так, как мы с тобой предполагали. Как ты можешь понять, шанс упущен, и у меня не осталось выбора.
Я помню, что ты просила ни в коем случае не поступать так, как я собираюсь, но прошу тебя, пойми - если я не пройду этим путем, то всё, что мы с тобой сделали за время моего пребывания в Новом Орлеане, пойдет прахом. А это может подставить тебя и еще нескольких близких мне людей, а я просто не могу допустить ничего подобного. Я переберусь в доходный дом и продолжу свои изыскания. Там безопасно. По крайне мере, до поры. Я обживусь, налажу дела и можно будет начинать действовать. И я очень надеюсь, что таким образом никто не пострадает. Правда... Прости, я повторяюсь, но ты знаешь, насколько это важно для меня. И, я надеюсь, что, прежде всего, это не заденет тебя - ты просто обязана прожить дольше, пройти дальше, завершить начатое, быть может, и не попасть на дно той пропасти, в которую я затянул тебя. Да... Что бы ты ни говорила, виноват в этом я и только я, Колет.
Сейчас это все, что я могу сказать тебе, чтобы не подставить под удар.
Я обязательно напишу тебе, как только все закончится. Я распишу все, что тебе необходимо будет узнать, расскажу все подробности, но только не сейчас. Надеюсь, ты это поймешь.
Не прощаюсь.

Навсегда твой,
Фил."

Это письмо пришло год назад, и, с тех пор, Колет не получила ни единой строчки. Оставалось только доверить Филу, оставалось только ждать, потому что она совершенно точно не может сорваться туда, не может прибежать по указанному в письме адресу и попросить его рассказать все лично. Хотя бы потому, что по этому адресу она его уже не найдет. Если все пройдет хорошо и закончится удачно, искать Фила уже будет бесполезно до следующего визита почтальона. Да и после него тоже - письма никогда не приходили с одного и того же адреса больше двух раз и всегда с разной периодичностью.
Ждать. Нужно просто ждать и верить в него.
Колет аккуратно складывает письмо, что она перечитала уже много раз, прячет в его в разрезанный конверт и оборачивает черной лентой, крепко привязывая его к пачке остальных писем Фила, прячет в шкатулку, запирая ее, а затем скрывает все в тайнике под половицами комнаты, что любезно выделила ей Мария. Она тяжело вздыхает, словно воздух вокруг настолько густой, что едва заталкивается внутрь - Колет волновалась, боялась за Фила, потому что прекрасно знала, что тьма оставляет след, что неприятности всегда идут с ним рука об руку, а потому опасалась самого худшего. Фила всегда хотел кто-нибудь убить, всегда кто-нибудь стремился причинить ему вред тем или иным способом, подточить его душу, сломать его волю, а потом и всего его. Она не хотела бы этого допустить, но что она могла сделать? Только вручить ему талисман, попросить богов оберегать его - не больше. Девушка смотрит на свое отражение в зеркале, потом на напольные часы с тяжелым маятником, истертым пылью и временем - пора спускаться. Сегодня Мария принимает важного постоянного гостя с его партнером. Очередное шоу, после которого они станут чуть-чуть богаче. Колет сбрасывает повседневные одежды, аккуратно складывая все на постели, сбрасывает обувь и облачается в белоснежную тунику, что буквально светилась на фоне ее кожи, оборачивает волосы белоснежным платком. Шею тянет от множества амулетов, запястья устали носить ритуальные украшения, но такова участь таких, как она - последователей темного, мрачного учения. Строгий порядок, строгие правила, иначе ты упустишь единственный шанс.
Внизу она замечает Мадам вместе с ее гостями, но пока только сворачивает в кладовую, чтобы достать все необходимое - мел, черные свечи и несколько ингредиентов, необходимых именно для этого обряда. Уложив все в аккуратную корзинку, Колет передает все Мадам и замирает. Замирает, стараясь не выдать моментально поднявшегося в душе урагана, когда видит чужого мужчину с чемоданчиком Фила в руках. Чемоданчиком, который он никогда не выпускал из рук, никого и никогда не подпускал к нему, никому не позволял заглянуть внутрь. И теперь самое главное сокровище ее доброго друга в руках у какого-то прилежного почитателя талантов Мадам Лаво. Колет стискивает зубы и мягко улыбается в ответ на благодарность наставницы, делает небольшой шаг назад. Сейчас не время выяснять, но она знает, что просто так этот человек отсюда не уйдет. По своей воле или нет.

Отредактировано madame Devon (20 июня, 2018г. 13:18:48)

+2

4

Он дальше был ужасно невнимателен. Вся символика, весь обряд, тяжёлый от благовоний, пьянящий от странных запеваний мадам Лаво, тёмный и мистический, идущий с барабанами, стал какой-то мистической декорацией к тем схемам и к тем мыслям, что охватывали Шона. Он думал, как ему поговорить с Колет Девон, не выдавая своего внезапного интереса. Он думал над условными словами и знаками, он думал о самой девушке, о том, стоит ли вообще вовлекать кого-то назад в это дело. Мадам Лаво пела, странно, дико, на африканский манер. На этот раз она возносила хвалу какому-то Дамбала Ведо, и у Шона, признаться, уже немного кружилась голова от всех этих политеистических богов.
- Духи наполняют комнату, - глубоко, почти судорожно вздохнув проговорила мадам Лаво и сжала крепко руки Шона и его партнёра, что она взяла в свои до этого. Мужчина перевёл взгляд на неё, смотря как быстро, почти лихорадочно двигаются её зрачки под веками, - Папа Легба открывает двери и указывает путь, у него все ключи, все перекрёстки, все повороты и все дороги. Он проведёт вас верной. Дамбала Ведо, отец всех Лоа, он хранитель успеха и покровитель дел, он будет приставом над вашим делом...
Она продолжала говорить, сильно, звучно, но Шон, хотьи одурманенный всем происходящим, продолжал смотреть на мари отрешённо, а на Колет Девон - украдкой. Один раз он перехватил её взгляд и он опять показался ему очень внимательным и даже колким, но тому виной могло быть приглушённое освещение и тени свечей, пляшущих по стенам.
Надо упомянуть имя и назвать место... или нет, не стоит. Если она "внезапно" окажется в том же месте, где и он, это сразу заметят и на такую знакомую обратят внимание. Рисковано. Подать ей знак о слежке и предложить встретиться на её условиях? Но как?! Стать постоянным гостем у Мари Лаво? Признаться, помимо длительности этого пути, это ещё и ужасно затратно, "королева Мари" брала больше самой дорогой путаны.
Эта самая женщина в тот момент потянула руки мужчин друг другу и скрепила их, накрыв своими ладонями, пришлось вернуть внимание всему этому. Мари поочерёдно смотрела в глаза то одному мужчине, то другому, продолжая улыбаться со значением и знанием.
- Ваш путь будет успешен, господа. Вы оба угодны лоа, и они благосклонны вам.
- Благодарю, о мадам, - партнёр говорил с искренностью, Шон - с английской сдержанностью, он лишь чуть поклонился и улыбнулся уголками губ:
- Благодарю. У вас очень... радушные лоа.
Мари чуть-чуть хмыкнула:
- Лоа любят веселье. Мараса, которых мы также приветствовали в начале ритуала, что дети - их надо угостить сладостью, другой лоа оценит сигару, а третий ром. Не откажитесь сейчас выпить и поесть с ними, комната наполнена теми, кто смотрит на вас, - мадам Лаво распрямилась и кивнула Колет и слугам, - Я ненадолго покину вас господа, после столь тесного контакта этому бренному телу нужен небольшой отдых, мадам Девон, моя ученица, посмотрит за тем, чтобы вы не обидели духов и они не обидели вас, покуда вы празднуете с ними ваш деловой союз.
Напоить клиента, дать ему покурить тяжёлого табака и расслабить... Хитро. Довольный человек даже не получив желанного знака свыше не скажет ничего дурного. И Шон бы рад был придаться мысленной оценке стратегии Мари Лаво в её стремлению к величию и богадству, но он даже не проводил женщину взглядом из комнаты. Потому что понял, что только сейчас у него будет шанс намекнуть на аудиенцию, или хотя бы на знание.
Его партнёр, явно ждавший этой части представления, одобрительно посмотрел на поставленный слугами на стол ром.
- Лоа куда щедрее Христа, вы не находите? - со смешком спросил он у Шона, наливая себе алкоголь.
- Кто знает, Христос превращал воду в вино, и завещал это вино на каждом столе, - лорд Блейк лукаво улыбнулся, и приподнял бокал, а потом перевёл взгляд на ученицувеликой мадам, раз уж сама мадам ушла и позволила этому случится.
- Мадам Девон, а какой лоа отвечает за тайны и судьбоносные встречи? - это просто праздное любопытство, не так ли?

+1

5

Обученный Марией мальчишка отбивал ритм, погружающий Марию в глубокий транс. Колет никогда не переставала удивляться тому, как эта полная и, казалось бы, на первый взгляд грузная женщина, с такой легкостью исполняет все - даже самые сложные обряды, которые обычными клиентам они никогда не показывали. Создавалось впечатление, что она словно теряет всякий вес внутри собственного тела, становится легкой, словно одно из тех перьев, что тонут в крови из разрезанной напополам гадюки, а потом вспыхивают каким-то мистическим образом, добавляя масла и остроты во все происходящее вокруг. У Колет плывет перед глазами - картинка размазывается, и она практически не слышит четких слов молитвы, возносимой Марией, но это только секундное помутнение, что сейчас отступит. И она увидит то, что видела всегда - долгую дорогу впереди, освещенную Луной, что словно умирает от того, как много от нее откололось камней, мелкой крошки и осколков, она увидит грязный поток по левую руку и бескрайнее темное поле по правую. С самого дна реки к ней тянутся руки тех, кто не смог дойти до сегодняшнего дня, но кто очень хочет что-то ей сказать, дать ответ, который Колет совершенно точно не понравится, но она пока и не будет его слушать. В поле же она видит далекую, недоступную фигуру, облаченную в длинное белое ритуальное платье, фигуру, к которой Колет хочет прикоснуться, которую хочет взять за руку и спросить как можно больше, задать те вопросы, которые тревожат ее сильнее прочего, попросить рассказать все тайны бытия, на которые она сама никогда не сможет найти ответа. Но, чем ближе она пробует подойти к этой фигуре, тем шире становится дорога, на которой она стоит, те дальше становится этот призрак потерянного прошлого, неуловимого настоящего и непостижимого будущего - что-то не дает ей свернуть с выбранного пути, оковы, ловушка, в которую она заперла сама себя. И вся проблема в том, что она знает, где искать ключи, но страшится этого больше всего остального.
Видение отступает, как только смолкает голос Марии, а Колет успевает сообразить, что все это время пялилась на черный чемоданчик в руках странного незнакомца, что одним только своим видом смог вернуть ее обратно в реальный мир, снова почувствовать холодную волну тихой злости, постепенно перерастающей в ярость, волну, подгоняемую страхом того, что до нее все-таки добрались. Страха не перед тем, что Фил втянул ее в заведомо гиблое дело, но страха перед тем, что она не успеет сделать всего, что должна, что кто-то выдернет ее с ее пути намного раньше, чем нужно. Именно этого допустить никак нельзя. Фил был замешан в по-настоящему темных делах, потому что считал, что нельзя выиграть в войне, не обзаведясь парочкой союзников с другой стороны, не замарав руки в чужой крови, и хотя бы раз не отправив союзника и доброго друга на верную смерть. Фил отдавал себе отчет в уплаченной цене, а Колет заразилась этим, словно вирусом, какой-то экзотической болезнью, от которой нет никакого лекарства, и теперь в ней жила частица этого человека, в ней проросли его мысли - юношеская голова, это почва благодатная, можете не сомневаться. Фил винил себя в этом, но Колет не позволяла ему так думать. Потому что в любой борьбе нужны союзники, а теперь у нее появился реальный шанс набраться сил и нанести сокрушительный удар. Или хотя бы помочь нанести этот удар.
Она так думала. Она в это верила до сегодняшнего дня, пока не увидела этого самого человека, держащего в руках душу Фила - все то, ради чего он был готов пожертвовать жизнь. Другим путем отобрать у него эту вещь было просто невозможно.
И вот - Мадам Лаво оставляет их наедине со всеми впечатлениями, наедине со своей ученицей, что в случае чего отвлечет внимание на себя, пока сама хозяйка набирается сил. Главное, чтобы не отключилась, но на этот счет у Колет есть инструкции.
Человек с чемоданчиком Фила приближается к ней, задает вопрос настолько прозрачный, что хочется плюнуть ему в лицо, но вместо этого Колет делает шаг ближе к нему и чуть приподнимается на полупальцы, изысканно выгибая босую ступню.
- Здесь так сразу и не объяснить, лучше показать, - шепчет она, слабо улыбаясь, а после обхватывает его запястье длинными узловатыми пальцами, да делает это так сильно, что в пору появиться синякам, - Идем со мной, милорд. Я все вам покажу, - Колет отступает и тянет мужчину следом за собой, уводя его через холл в узкий коридор для прислуги, выводя к небольшой оранжерее, где Мария выращивала необходимые для ритуалов растения. Ловкой рукой Колет хватает со стола ножовку и прижимает ее острием к кадыку мужчины.
Лицо ее тут же вместо ласкового становится немного диким, Колет скалится и грозится перерезать глотку мужчине.
- Откуда у тебя этот чемоданчик? - словно только что убитая в ритуале змея шипит девушка, впиваясь ногтями в руку, которой незнакомец держал душу Фила, - Говори, иначе я закопаю тебя в этой самой оранжерее по кусочкам.

+1

6

Писалось под это

Неужели она поняла его верно? Похоже, что так! Главное теперь было не выдать себя лицом, и Шон приложил все усилия, чтобы остаться спокойным, но сердце забилось тревожно. Он хотел немного ответов, и эта девушка сможет ему их дать, не правда ли? Ему казалось пару секунд, пока девушка увлекала его за собой, что он идёт не просто по коридорам, а по дороге к новому, но это, конечно, была всего-лишь фантазия, плод одурманенного благовониями разума, иллюзия глаз от контраста тёмной кожи и белой одежды.
Но чёрт возьми, Шону нравилось так обманываться!
Вплоть до того момента, пока ему не приставляют к горлу острый предмет.
От шока Блейк сделал шаг назад и впечатался в стену. Девушка, на голову ниже его, в три раза уже его из хрупкого цветка пустыни очень быстро стала леопардиком. Когтистым таким... Похоже она и сама знает, что ей грозит опасность, не так ли?
Шон сглотнул, ему захотелось засмеяться от собственной наивности, но он понимал, что это самый неуместный жест из возможных.
Блейк заговори спокойно и смотря в чайные глаза мадам Девон.
- Фил Уинрик просил передать некоторое содержимое этого чемодана вам, если с ним что-то случится, - он сделал паузу, - Случилось. Пару месяцев назад его повесили в моём доходном доме, где он снимал комнату. Почтой отправлять чемодан или письма было рисковано, одну ложную посылку перехватили. Собственно, рисковано было и просто приходить к вам, мисс, за мной всё ещё следят. Поверьте, если вы сейчас передавите в том месте, мы оба будем в крови, я, возможно, мёртв, и точно не успею ни рассказать вам ничего, ни узнать кое-что от вас.

+1

7

- Если тебе хотя бы на секунду показалось, что меня испугает кровь или твой труп, то ты глубоко ошибаешься, - Колет оскалилась сильнее прежнего и уперла кончик резака в глотку человека напротив.
С одной стороны, все эти меры предосторожности можно было понять - если он и правда тот, за кого себя выдает, значит он понимает, какую реакцию может встретить среди всех, кто имел хоть какое-то отношение к Филу Уинрику. Излишняя предосторожность, подозрительность и способность в любой момент впиться в глотку тому, кто хотя бы движением уха покажется подозрительным и желающим причинить вред. У Фила было достаточно врагов, чтобы все его друзья заразились его подозрительностью и отчужденностью. И Колет, которая знала его практически с молодых когтей, исключением не стала, а потому она сделала небольшой шаг назад, чтобы защититься в случае чего - все-таки, этот мужчина был гораздо крупнее нее - и перебралась пальцами с его запястья на ручку чемоданчика, дернула, чтобы забрать его и отстранилась на расстояние вытянутой руки, все еще держа мужчину на острие кинжала.
Чемоданчик положила на столик рядом с горшками и мешками с землей, открывая его и рассматривая вещи Фила, аккуратно проводя пальцами по его книгам, по его записям.

- Смотри, - Фил подался ближе и раскрыл свой дневник на нужной странице. Колет посмотрела на записи - страницы были исписаны мелким забористым и невероятно аккуратным почерком, по углам красовались какие-то узоры - словно магические печати, усыпанные рунами, - Вот, - он показал на одну из рун, а Колет кивнула.
- Да, там было то же самое, - она коротко глянула на мужчину, а потом снова на рисунок.
- Узнаешь? Понимаешь, что это могло бы значить? - он понизил голос до заговорщического шепота, внимательно смотря на Колет. Тогда он выглядел безумным, совершенно умалишенным, но Колет знала, что сознание у Фила было чище, чем у большинства простых смертных.
- Да, - уверенно ответила девушка, - Нужно поторопиться.

Это было, казалось бы, совсем недавно - она как будто может потрогать Фила, прикоснуться к его щеке, услышать его слова сквозь все эти вещи. Она подняла глаза на незнакомца.
- Почему именно ты? И кто его убил?

Отредактировано madame Devon (21 июня, 2018г. 15:09:22)

+1

8

Десять минут назад напоминавшая мистическое изваяние, сейчас она напоминала дикую кошку, также резко, также дико двигаясь, скалясь, смотря. За ней уже приходили? Это осторожность, или это горький опыт? Возможно всякое. Колет Девон отступала, и будь у неё звериные уши - они бы были прижаты, а будь хвост - он бы зло ходил из стороны в сторону.
Но это было обосновано, и Шон не в праве был её винить. Он не просто так забрал жену и детей. Он не просто так искал обходные пути для знакомства с Колет. Осталось только чтобы она ему поверила.
Шон неспешно поднял руки чуть выше, держа их на виду и сделал шаг навстречу в этом странном экзотическом уголке не менее странного дома.
- Я думаю, что у него не было большого выбора. Он был... странным постояльцем и я познакомился с ним по настоянию других жильцов стараясь разобраться в происходящем. И так случилось, что мы сдружились. Но за ним охотились, и он это понимал. Он оставил мне чемодан на хранение, наказав передать вам, если с ним что-то случится. Вскоре после этого его нашли повесившимся в комнате. А потом объявились "родственники", - говоря вся это Шон медленно обходил Колет, идя до табурета рядом с лейкой и цветником, также медленно выставляя его и садясь. И правда, будто бы с дикой кошкой. Он осмотрел девушку внимательнее, потом продолжил, - Я не поверил им. Не только потому что Фил меня просил, нет. Просто их документы были идеальными, а жизнь не терпит идеала, - Шон чуть хмыкнул над одной ему понятной иронией, - Они обыскивали его комнату, они вламывались в его комнату, угрожали мне и даже перехватывали ложный чемодан. Потому мне пришлось ехать лично. Вы видите, тут всё подлинное, я ничего не менял. Только смотрел...
Шон сделал паузу, рассматривая лицо Колет, которое едва заметно менялось, когда она прикасалась к вещам из чемодана. Они наверняка были близки. Не важно как - друзья, союзники, любовники, хоть тайные брачующиеся - они были близки, и сейчас Шон принёс дурную весть. И понимая это он молчал, давая Колет время понять и принять услышанное и захотеть заговорить с ним снова.

+1

9

- Они могли и вовсе не быть его родственниками, - ответила Колет. опускаясь на небольшую лавочку около столика, садясь практически в ногах этого человека. Ножовку она положила рядом с собой, устраивая на коленях чемоданчик Фила и начиная аккуратно перебирать его вещи, отыскивая в одном из дневников амулет. что она лично подарила ему в тот день, когда Фил уезжал.
- Так ты - хозяин того доходного дома, в котором Фил поселился... Он писал об этом в своем последнем письме год назад, - она качнула головой и аккуратно перевернула страницу дневника, что был у нее в руках, потом еще одну и еще. Она знала о большинстве записей, сделанных именно в этом дневнике, она помогала их составлять.
В голове у девушки билась одна-единственная мысль - кто же все-таки убил Фила? Не было совершен никаких сомнений в том, что его именно убили, обставив это все, как смерть сумасшедшего затворника - слишком уж непростой жизнью жил Фил, слишком многим успел перейти дорогу и слишком многое успел сделать, или нет.
Колет закрыла дневник и аккуратно вернула его на место, взяла стопку писем с адресами и именами - большинство получателей было именно здесь, в новом Орлеане. Остановилась она на самом последнем - адресованном ей, запечатанным особенно тщательно.
- Если ты позволишь... - проговорила девушка и сломала сургучную печать с простой буквой Ф на ней, вытащила два листа бумаги, плотно исписанных текстом с обеих сторон.

"Моя дорогая Колет..."

Она как будто услышала его голос, почувствовала, как он положил руку ей на плечо и чуть сжал. В горле моментально встал ком, но Колет сдержалась, стиснула зубы и приложила все возможные усилия, дабы не поддаться собственным эмоциям. Она скользила взглядом по строчкам, внимательно собирая все те сведения, которыми спешил поделиться с ней Фил - как и обещал, он рассказывал о том, как поселился в дом человека по имени Шон Блейк, как познакомился с ним, в какие сведения посвятил его, как жил этот год, и как разрешилось то дело, разрешения которого Колет боялась больше остального. Он подвел итоги под всем тем, что было достигнуто, что достигнуто не было, оставил несколько коротких пожеланий и рекомендаций по дальнейшим действиям.

"Человеку, который принес тебе этот чемоданчик,
ты можешь доверять с той же степенью, что и мне..."

Она подняла взгляд на мужчину, снова рассматривая его, оценивая, теперь уже другим взглядом - чуть более дружелюбным, но все еще сосредоточенным и внимательным, готовым в любой момент поймать любое отклонение, выдвинуть любое подозрение касательно того, кто сидит перед ней на самом деле. За свою недолгую жизнь, в первую очередь, Колет научилась не доверять никому с первой встречи, и даже с десятой - такие вещи в их мире достигаются с годами. Потому что первое, что всегда будет делать любой из людей - защищать собственные интересы и собственную жизнь. Это простой природный закон и его не вытравить из людей даже высокими моральными принципами. Инстинкта самосохранения нет только у младенцев.
Колет снова вернула взгляд к письму, дочитывая строки уже совсем личные и от того рвущие душу еще сильнее, практически превращая ее в обрывки, осколки, которые восстановить будет очень трудно. Трудно, но возможно.

"Навеки твой, Фил."

Колет свернула письмо и бережно вернула его в конверт, отставила чемоданчик и спрятала письмо под одеждой, практически у самого сердца, после чего закрыла чемоданчик и снова посмотрела на Шона Блейка.
- Так вы лорд... Надеюсь, меня не четвертуют за мою дерзость... - проговорила она как-то без особенной тени улыбки, больше с чем-то мрачным и бесконечно печальным.

+1

10

Они точно не были его родственниками. Они точно были его врагами. Теперь они враги самого Шона, но он всё ещё не знает, кто - "они"?... Насколько сильно могущество этих людей, насколько их много, какие ещё тайны хранит чемоданчик, люди, кому адресованы письма, странные артефакты в нём? Сколько тайн хранил сам Фил, будто бы разбудивший Шона от 30-ти летнего сна? Он хотел знать ответы до дрожи внутри, но мужчина давно научил себя терпению, ещё в колледже, ещё в 13 лет, и он терпел.
Украдкой блуждал взглядом по темнокожей мадам, смотря как мимолётно и едва заметно меняются её эмоции с резких и напряжённыз на мягкие, грусные, погружённые в себя. Он не удивился бы, если бы она сейчас заплакала бы, и даже считал это нормальным. Но Колет Девон дочитала письмо, свернула его аккуратно и убрала с сухими глазами. Только голос остался бесконечно печальным, как и бывает у человека уже откричавшем своё. Внутри.
- В Новом Свете нормально не любить лордов, - мягко, негромко и с сочувствием проговорил Шон, выдержав небольшую паузу и блуждая взглядом по содержимому чемоданов. - Я не могу сказать, что знал его. По крайней мере точно не как вы, мадам, но Фил кое что разбудил во мне. Он был моей полной противоположностью. Тому мне, с каким он познакомился, конечно. Он разбудил меня, а потом ушёл оставив с ворохом вопросов. Я хочу получить на них ответы, - он опустил глаза на Колет, - Вы мне поможете?

+1

11

- Я рада, что вы это понимаете, милорд, - прозвучало с некоторой издевкой или с чем-то очень на нее похожим. Колет не плакала - она вообще повидала достаточно, чтобы сдерживать эмоции и не демонстрировать их никому. Кто-то легко мог бы сказать, что она бесчувственная сволочь, ведь погиб ее хороший друг, с которым они прошли многое, но Фил всегда четко понимал, что именно он делает, чем все может обернуться, и потому не хотел по себе ни лишних слез, ни громкой тризны. А потому Колет оставит эту боль внутри себя, и с огромной радостью вложит ее в удар, что нанесет по тем, за кем Фил гнался всю свою жизнь, от чьей руки он принял смерть - тогда удар получится по-настоящему сокрушительным, превратит всех в мокрое кровавое пятно. Лучшая месть за Фила - продолжить его дело и закончить его, чтобы дух друга успокоился и наконец-то смог отдохнуть, отойти на покой окончательно.
- Фил это умел, - говорит Колет, - Он мог пробудить в людях что-то невероятное, желание бороться, изменить его взгляд на саму суть жизни, - она снова берет в руки его дневник и достает от туда амулет, - И он искал способ сохранить жизнь такой, какая она есть - со всеми нашими недостатками, но не тронутую теми, кому здесь не место, - Колет перехватила амулет поудобнее и убрала остальное в чемодан, закрывая его и аккуратно ставя на лавочку рядом с собой, после чего поднялась и подошла к Шону, надевая амулет - совершенно неприметную небольшую плоскую косточку и несколько бусин на простой веревочке - ему на шею, - Фил его не носил, но он убережет хотя бы от некоторых бед, - она смотрит в глаза мужчины, - Я помогу тебе ответить на те вопросы, в которых понимаю сама. Остальные ответы мы будем искать вместе - это мое главное условие, - она накрыла рукой его плечо, - Но не здесь. Сейчас мы вернемся обратно, а вечером, когда сядет Солнце, я буду ждать тебя внизу улицы, в баре, на втором этаже. Скажешь, что у тебя есть ключ от комнаты номер пять. Тебя проводят.

+1

12

Вечером того же дня.
После разговора в оранжерее у Шона ещё часа два внутри всё покалывало ощущением того волнительного беспокойства, которое бывает у людей, стоящих на пороге нового этапа в своей жизни. Наверное, зря мадам отправила его домой, потому что там, в круговерти несколько скучных бухгалтерских задачь на Шона ненадолго накатили сомнения в правильности того шага, который он собирается сделать. Он стоял перед зеркалом и крутил висящий на шее кулон, так странно не смотревшийся на новеньком, аккуратном костюме. Но заслышав за дверью шаги жены, лорд Блейк спрятал его под одежду. Куда-то туда же он запрятал и сомнения, стараясь уговорить себя тем, что такие вещи не решаются в одну голову перед ужином.
А к вечеру он сказал, что новый партнёр настоял на визите в местный мужской клуб,  где по классической английской традиции ни дамам, ни детям нет места, и взял кэб до указанного мадам Девон заведения.
То, в свою очередь, не отличалось ничем принципиальным от любого другого паба Нового Орлеана, но для англичанина представлял из себя весьма колоритное зрелище. Обслуживающий персонал здесь был цветной, посетителей было не так уж и много, а на стенах, по углам, висели африканские маски. "Королева Мари" задала очень интересную моду в этом странном городе.
Шон не стал задерживаться и оглядываться лишний раз, чтобы не привлекать к себе внимание. Он сразу прошёл к стойке:
- У меня есть ключ от комнаты номер пять, - сказал он уверенным тоном, лишь чуть крепче сжав ручку того самого чемоданчика. Оставить его у Колет он не мог, из соображений осторожности, но все письма, которые могла разослать девушка, были отданы ей. Владелец паба, белый американец с выходящими из моды бакенами, чуть по-птичьи наклонил голову и кивнул, махнув рукой.
- Да, сейчас провожу.
Он грузно двинулся на лестницу вверх, и также тяжело внутри Шон делал каждый шаг. Сможет ли он так всю жизнь совмещать быт публичного дельца и лорда, и необходимость скрываться? Куда он вообще ввязывается?
Но за секунду до двери он оддёрнул себя. Ты не можешь знать точно, пока не поймёшь. Пока не узнаешь всю подноготную. Он должен понять хотя бы чем занимался Фил, что это за тайны и сможет ли он потом спать спокойно, оставив их позади?
- Мадам ждёт вас, проходите, - трактирщик махнул рукой на пятую комнату и пошёл по коридору назад. А Шон ещё с пару секунд рассматривал латунный номер на дереве, прежде чем предупредительно постучать и войти.
- Мисс Девон? - негромко спросил Шон, заходя в комнату и сразу оглядываясь.

+1

13

- Тебя давно не было, дорогая, - Джеймс выпрямился, отрываясь от стойки, чтобы проявить к девушке должное уважение и почтение, как самый настоящий джентльмен, хотя ему по всем правам рождения до такого было далеко, - Хочешь чего-нибудь? - он тепло улыбнулся девчонке, что была не сильно старше его собственной дочери.
- Нет, спасибо, - Колет улыбнулась из-под капюшона и мотнула головой, - Я жду кое-кого, проводишь? - узкая темная ладонь в перчатке скользнула по столешнице и оставила а противоположном краю несколько моет, что тут же скрылись под более широкой и мозолистой ладонью хозяина забегаловки. Тот протянул ей ключ от нужной комнаты и кивнул.
- Конечно, исполним все в лучшем виде, не переживай, дорогая, - мужчина махнул рукой и проводил скрывшуюся на втором этаже девушку взглядом.
Колет же скользнула по коридору в дальнюю комнату под номером пять, повернула ключ в дверном замке и скрылась в темном чреве номера, который хозяин никогда никому не сдавал, потому что знал, что за один такой вечер Колет Девон даст денег больше, чем все постояльцы - разношерстная, но в целом неприятная шушера - за целую неделю. Да и девчонка ему симпатизировала, да и помогла однажды, так что он считал себя просто обязанным оказывать любую посильную помощь ей в ее делах, в которые нос он предпочитал не совать. Себе же дороже.
Колет скинула плащ, оставаясь в костюме мужского фасона - какая ужасная дерзость молодой особе так наряжаться, но в Новом Орлеане на такие вещи после захода Солнца чаще всего внимания никто не обращал. За вечер она успела разослать некоторые письма, придержав парочку просто потому, что была не уверена - живы ли получатели, а потому любой контакт, инициированный ее стороной мог попросту стать опасным. Дожидаясь Шона, Колет опустилась в кресло и посмотрела сквозь пыльные занавески на погружающийся в ночь город. Понимает ли этот человек, во что вообще ввязывается? Хотя, раз однажды заинтересовался Филом, то навсегда оказываешься вовлечен во все подобное, если пройдешь точку невозврата. А у Шона был чемоданчик, за ним была погоня - точку невозврата он уже прошел. Пути назад нет, пусть он этого и не понимает.
Она не успела уйти в свои мысли слишком глубоко - в коридоре послышались шаги. Две пары ног - грузно шаркая по скрипящим доскам шел сам хозяин, а поступь за ним - возможно, Шон, но Колет на всякий случай поднялась и спряталась за шкафом, вытаскивая из-за голенища высокого сапога кинжал. Дверь отворилась и ее гость прошел внутрь, окликнул ее и осмотрелся. Колет угадала в голосе и силуэте Шона, а потому вышла к нему из тени.
- Я здесь, - девушка спрятала кинжал и показала на кресло, - Присаживайтесь, милорд. Свет зажигать не будем для нашей же безопасности, - она чуть пожала плечом и опустилась на край скрипучей кровати и рассматривая мужчину, - Здесь можно говорить свободно.

+1

14

Маэстро, музыку

В этом полумраке он больше видел силуэты, чем людей, но два тёмных глаза было сложно потерять. Шон зашёл и прикрыл дверь, нашёл стул, взял его и поднёс к подножию кровати, сев напротив Колет и рассматривая худой силуэт, в темноте практически теряющися из-за кожи. Он понимал, что должен задать вопрос... вопросы, которые его интересовали, и не знал, готов ли. Он мешкал мгновение, но всё же начал.
- Что за создания извне? Кто это? Это как демоны? Это сами демоны? Если так, то мы однозначно уже проиграли эту битву, - Шон чуть иронично улыбнулся.
- Это гораздо хуже, чем демоны, Шон, - Колет покачала головой, - Это Древние. Существа гораздо могущественнее, чем все остальные. Они способны уничтожить всё живое.
На этих словах внутри будто сцепилось два зверя, которые крайне редко беспокоили мужчину все эти годы - зверь абсурда и зверь страха. Это же звучит абсурдно, не так ли? Всё живое, это уже что-то библейское, что-то от судного дня. Но а что если да? Что если такое возможно? Зачем?!
Лорд Блейк чуть хмыкнул покачал головой, он чувствовал эту внутреннюю борьбу так, как вообще давно ничего не чувствовал. До покалывания пальцев.
- Такое... такое ведь не может существовать? - глупый вопрос, мы часто задаём их, когда сомневаемся, когда озвучиваем своего внутреннего скептика. Но вот, они сидят друг напротив друга не зажигая свет из страха, что их найдут. И убьют. За тайну. За такие тайны убивают. Шон глубоко вздохнул.
- Зачему кому-то вызывать что-то подобное? Это же самоуничтожение! КТо бы что не говорил, человек стремиться эволюционировать, жить лучше, а не хуже. Мы хотим выживать, а не умирать, так зачем?
- Ты прав, никто не хочет умирать, даже демоны, - Колет чуть качнула головой и задумчиво посмотрела в окно, но после вернула взгляд Шону, - Человек стремится выживать и развиваться, но только тот человек, что мыслит свободно. Человек, разум которого не отравлен влиянием кого-то извне.
Шон опять замолчал. Мир там за окном, он куда сложнее и опаснее, он вообще Другой. Не вписывается в рамки рационального мышления... по крайней мере того, которым обладал сам Шон. Он шире, но проход за черту общих знаний имеет цену. Вот такую, как здесь и сейчас...Лорд Блейк надавил на переносицу и откинулся на стуле, смотря пристально в глаза женщины... девушки напротив.
- А что есть у вас против этих созданий? Как вы будете бороться?

+1

15

Мир за окном и правда куда больше, чем все привыкли замечать: большинство людей не смотрит дальше собственного носа, дальше того забора, за которым они возвели огромный дом с крепкими стенами и толстыми дверьми. Они привыкли каждый день заботиться о том, как бы прожить еще год, пережить зиму или хотя бы один лишний день, проснуться утром. Добывать пищу, одежду, одевать своих близких и делать так, чтобы дети жили гораздо лучше них... Хотя, для последнего нужно быть рангом чуть выше, чем те люди, что идут мимо них по улице: чаще всего все хотят сделать из собственных детей свое подобие, напрочь отрезая все пути к достойному будущему, к другой двери, за которой возможно было найти спасение для всех, но нет. Подобному подобное, каждый должен знать свое место, занимать ту нишу, какую им определил кто-то когда-то, оставаться без права на собственный голос.
Да взять хотя бы ее собственное положение, положение других чернокожих на этом континенте - какой-то белый однажды сказал, что те, кто живет в теплых странах и отличается языком, повадками и манерами от прекрасного белого населения, должны прислуживать богоизбранным народам, а все несогласные должны страдать и умирать. Даже, если ты белый. Но Колет знала, что под землей колеса уже стучат по рельсам. Осталось не так долго.
Но это все - совершенно бытовая история, что была отодвинута подальше, когда на ее пути появился Фил: если они не достигнут успеха в своем деле, то спасать от гнета будет уже некого: линчеватели и линчуемые будут погребены под одной стопой. Тьма придет за всеми, тьма густая настолько, что нельзя будет отдышаться даже в том случае, если она тебя едва заденет или пройдет слишком близко. Это будет что-то гораздо страшнее, чем превосходство одной расы над другой, чем все войны вместе взятые, чем братоубийство.
Колет посмотрела на Шона, стараясь в этом полумраке уловить игру его эмоций, его взгляд, прекрасно понимая весь скептицизм и все неверие: Фил, а теперь и она сама взяли его за руку и сломали скорлупу собственной скучной и однообразной жизни богатого английского господина, занятого своими делами, меняя пейзаж за окном с красивой изумрудной рощи на истлевшие кости тысяч и тысяч павших в борьбе тьмы и света.
Мир за окном не просто большой - он огромный и пугающий.
- А что у нас могло быть, Шон? - Колет посмотрела на свои руки, сложенные до этого на коленях, подняла их, показывая изъеденные работой по дому и саду ладони мужчине, - Мел и травы в одной руке, ножовка в другой, - она опустила руки, - Нам противостоят люди, Шон. Люди с искалеченным сознанием, озлобленные и опасные. Но они все еще люди, и их можно обыграть. Нужно только немного сноровки.

+1

16

Она протянула ему руки и он смотрел. Спокойно и внимательно разглядывал тонкие кисти, где выбеленные ладони контрастировали с тёмными прожилками мягкой кожи, но видел не их. Он видел в своём мысленном взоре эту горстку людей, разрозненных по всему свету авантюристов, оккультистов, вудуистов, те, кто случаной узнал, те кто ступил на дорогу и шли по ней почти на ощуть. Этими вот руками. А иногда хватали не то, иногда почва под их ногами проваливалась.
Шон рассматривал эти руки и думал, что у него есть то, чего нет у них - деньги, связи, какое-никакое влияние, которое он может помножить.
Но он также смотрел и думал, что сейчас у него на хвосте трое... или больше... странных людей, вполне возможно убийц, а всё что есть у его хрупкого союзника - мел, травы и ножовка. Он перевёл взгляд назад, на Колет.
- А что если вы уже в проигрыше? За мной уже приехзал хвост, я уверен, хоть и не видел. Мы хитрим и юлим, но сейчас бежим от своры гончих, благоухая как запуганная лисица. Если мы не может противостоять им даже сейчас, поможет ли мел, травы и ножовка потом? - он не заметил, как "вы" сменилось на "мы". Тихий низкий голос мужчины не был напуганным, но это был голос разума, ещё имеющего свои доводы и кладущего их на стол, как карты из руки.

+1

17

- Твой хвост это не проблема. Именно для этого я здесь, - Колет улыбнулась уголком губы и поднялась с постели, расстегивая пиджак и аккуратно складывая его на постель, следом сняла жилетку, сапоги, оставаясь только в белой рубашке и брюках, - Отойди в тот угол вместе со стулом, - она указала на дальний угол, а сама полезла под кровать, поднимая две дощечки, открывая в полу дырку, из которой была извлечена связка свечей черного и белого цвета, ткань с завернутыми в нее сушеными цветами и еще несколько ритуальных предметов, а так же посеревший немного от пыли платок, которым девушка завязала волосы на точно такой же манер, как и днем в доме Марии.
Ловким движением, Колет сдернула прохудившийся коврик с пола, открывая смазавшуюся от времени и ног печать Папы Легбы.
- В этом мире у нас есть сильные сторонники, Шон, - Колет зажгла несколько белых свечей и одну черную, выставляя их полукругом, - Демоны. Не самые надежные и действуют только ради собственного блага, но Фил понимал, что они не хотят прихода Древних точно так же, как и мы, а потому иногда с ними можно сотрудничать, не доверяя при этом ничего существенного, ничего больше необходимого. Это трудно, и нужно иметь большую силу воли, чтобы устоять перед их соблазнами, - она взяла в руку мел и опустилась на колени, освежая рисунок на полу, - К их помощи мы прибегали в самом крайнем случае. Возможно, именно его последняя попытка была замечена теми, кто за ним охотится, потому его и нашли, убили... - Колет стиснула зубы на этом слове и проглотила подкативший к горлу ком - некогда плакать по друзьям, у нее есть еще дела на этом пути. Когда победят, тогда и смогут почтить память павших.
Колет закончила с рисунком и поднялась, вытягивая из сапога кинжал, протирая его и подходя к Шону.
- Дай свою руку.

+1

18

Всё последующего было так странно. Женщина, раздевающаяся в темноте, могла натолкнуть на любые неприличные мысли, но лорд Блейк был так поглощён рассуждениями о той грани, по которой они ходят, что всё это лишь вызвало недоумение, звон в голове обескураженного человека. Он не успел спросить - что делает маленькая негритянка, когда та извлекла мелки и стала чертить на полу. Лунный свет, забивавшийся в тёмное окно, так и играл на этих контрастах - черное и белое, монохромное - кожа и рубашка, пальцы и мел, белки глаз и зрачки. Чёрная ручка и блеснувшее лезвие.
Чувствуя это внутреннее сопротивление, этот поток разумного, старого, напуганного прошлого, он медленно протянул ей руку, чувствуя смесь предвкушения, непонимания и ожидания. Он хотел верить, что это не горстка отчаянных сумасшедших, запутавшихся в паутине больших страстей. Он хотел верить, что они могут, и что скоро они сделают шаг вперёд. И это желание душило доводы разума, будто бы поднимаясь в противостоящем потоке, он делал новый шаг навстречу уверенности легче.
Особенно потом, когда за небольшой болью пошёл ритуал.
Это было иначе. Без тяжёлых пьянящих благовоний, барабанов, пёстрых слуг, без веских взглядов. Это было по-настоящему и это приворожило...
Лорд Блейк неотрывно, будто с музыкой в голове наблюдал всё что делала Колет дальше, и где-то там он перешёл эту реку сомнений, будто бы увлечённый маленькой горячей рукой негритянки.

+1

19

Может быть, они и правда кучка сумасшедших, что собралась бороться с ветряными мельницами, со страшными монстрами, которые придут в этот мир и сметут все живое. Горстка энтузиастов, объединенных одной-единственной идеей, завязанной на жажде жизни, на жажде остаться в этом мире - пусть и не всегда честном и порядочном, не всегда приветливо принимающем каждую новую жизнь, но в мире, что был для них родным, к которому они привыкли, с которым иногда несогласны, но который любят больше всего на свете. Ради своих семей, ради своих друзей, ради своих домов, а иногда и просто ради всех живущих вокруг них - в одном городе, деревне, в одной стране, на одном материке. Они делают то, на что способны, вкладывают то, что могут вложить, жертвуют собой, приносят что-то в жертву, вступают в опасные сделки, отдают последнее. Таков их стиль жизни, так они смотрят на окружающий мир. Колет точно такая же, она отдает эой борьбе то, что может отдать - отдаст жизнь, если придется, отдаст собственную душу, пусть и сделает это тогда, когда других выходов не останется. Фил втянул в это Шона - он знал, что делает, он рассчитывал на то, что Шон сможет оказать ту поддержку, какая нужна всем им, их маленькой ячейке - одной из немногих, но сражающейся особенно яростно, противостоящей чистому злу. Ради чего-то, но совершенно точно не ради собственной выгоды. Хотя, это как посмотреть.
Колет рассекает ладонь Шона, пускает кровь и подставляет под ее капли желтые маргаритки и лиловый индиго, окропляя цветы жертвенной кровью, а после опускается на пол перед ритуальным рисунком и прикрывает глаза, отпуская себя туда, где ей смогут оказать помощь, если она будет достаточно убедительна, если ее жертва будет принята, а ее просьба расценена, как достойная. Она - не мадам Лаво, совершенно точно нет. Она не делает этого ради обогащения, она расчищает путь, развешивает указатели пусть с иногда пространной информацией, но информацией, способной помочь идущему вперед, держащему меч. Она - щит, закрывающий спину. Она - коса, срезающая траву на пути. Фил был в ней уверен, уверенным может быть и Шон. Она поможет ему, отдаст все, лишь бы он продолжал и продолжал идти вперед.
И это благородство и позволяет ей смело смотреть в невидящие страшные глаза тех, кому она возносит свои молитвы. Она чувствует невидимую длань у себя на плече, ощущает, как стоящий за спиной склоняется к ней и шепчет на ухо, диктует и направляет, отвечает на вопросы. Она чувствует, как все тело сковывает судорога, от которой она выгибается в практически неестественную дугу, только каким-то чудом не падая на пол, словно ее покровитель придерживает ее за спину и талию до тех пор, пока она не закончит. Колет просит сделать так, как ей нужно, как нужно человеку за ее спиной, и лоа дают ответ, что проходит сквозь ее грудь, словно острие кинжала. Отцы и Матери ее мира всегда рядом, всегда откликаются, если их дочь достаточно прилежна. Все, как в смертной жизни, только ставки и слова совершенно другие.
Папа Легба отпускает ее, а Барон закрывает проход между мирами - только тогда Колет заваливается на бок и тяжело дышит. Она взмокла, у нее ломит тело, но она получила то, о чем просила.
Она чувствует руки, но это не тот холод, что веет от лоа, это человеческое тепло. Шон. Как он оказался рядом? Впрочем, это не важно.
- Больше они тебя не побеспокоят, - говорит она немного сипло, поднимает тяжелые веки и поворачивает голову к Шону, прислоняясь лбом к его руке, - Даже, если ты встретишься с ними взглядом - они тебя не узнают, ничего не скажут, и не тронут...

+1

20

В какой-то момент завораживающее стало страшным. Зрачки глаз на тёмном лице побелели и женщину начала трясти судорога. Шон было бросился вперёд, но замер, остановленный спонтанной мыслью о том, что его вмешательство может сделать только хуже. Он замер и стоял согнувшись у женщины, губы которой беззвучно двигались, а движения отдавали неестественностью марионетки, а с руки Шона капала кровь, потому что он совсем забыл про порез.
Ещё мгновение и Колет выгибается, заваливаясь на бок и Блейк кинулся наперерез, подхватив её у пола. Женщина тяжело и судорожно дышит, а её белую рубашку пропитывает кровь с руки Шона.
- Дьявол, - тихо ругнулся он, сев на пол и притянув Колет себе на колени другой.
- Больше они тебя не побеспокоят, - говорит девушка на выдохе, и Шон бросает на неё мимолётный недоверчивый взгляд. Лёгкая испарина блестит в скудном комнатном освящении. Было ли что-то? Даже если не было, Колет похожа на человека, который верит в то, что делает. В ней нет напускной торжественности. Потому Шон тактично оставил свои сомнения при себе, достал из кармана платок, зажал им порез, а потом подняла девушку на руки, донеся до кровати.
- Я не знаю, что вы делали, но оно очевидно вас истощило. Надо отдохнуть, - голос у мужчины был негромкий, едва переходящий планку шёпота. Будто бы в страхе разрушить странную атмосферу этой странной встречи. Он аккуратно сел на край кровати и задумчиво посмотрел на лицо негритянки, - Удивительная вы девушка, Колет. Будто из другого мира.
Это ведь и был другой мир. Завтра утром, наверное, ему будет странно вспоминать эту ночь. Мужчина хмыкнул, покачал головой, а потом и вовсе рассмеялся.
- Вы знаете, я сказал жене, что иду в мужской клуб. Не хочу обременять её подозрениями. Так что наверное мне потребуется внизу хорошенько выпить и раскурить пару сигар, - он улыбнулся с самоиронией на лице.

Отредактировано Shawn Blake (27 июня, 2018г. 13:26:43)

+1

21

Оказавшись на кровати, Колет выдохнула, облегченно прикрывая глаза и расслабляясь - тело постепенно отпускало напряжение, она постепенно возвращалась в прежнее состояние, хотя руки и спина все еще ныли. Хорошо, что Шон был здесь и поймал ее, иначе Колет бы точно разбила себе голову.
- Я говорила с лоа, с духами, что хранят меня... - зачем-то начала объяснять она, - И принесла им жертву в обмен на исполнение моей просьбы, - она чуть повернула голову, рассматривая мужчину в полумраке, создаваемом светом свечей. Он перепугался? Да, наверняка. В этом ритуале не было той театральности, какой душила своих клиентов Мария, в нем было то, что действительно дает какие-то результаты, он был серьезнее и опаснее, потому что менять чьи-то мысли куда сложнее, чем просто благословлять сделки на удачу. Кроме того, наверняка, все еще не верил в происходящее, в то, что увидел: все непосвященные проходят через это, через стадию отрицания и легкой насмешки над тем, что им довелось пережить. Это способ борьбы со страхом, с неизведанным. Так поступают многие.
- Я иду по предначертанному мне пути, не больше, - отзывается она со слабой улыбкой, накрывая ладонью руку Шона, чуть сжимая, - Иду и веду тех, кому нужна моя помощь, - она посмотрела на него и тоже слабо засмеялась, перенимая веселость Шона, немного даже заражаясь ею, принимая так, словно она была лекарством от напряжения.
- Поцелуй на рубашке оставить? - отозвалась женщина и глубоко вдохнула, собирая оставшиеся силы, - Иди вниз, я сейчас спущусь. Мне тоже нужно выпить...
Она отпустила его руку и аккуратно поднялась, притягивая к себе жилетку и пиджак, чтобы скрыть следы крови Шона и собственную усталость, снова стать той подтянутой Колет Девон, какая встречала гостей у Марии Лаво.
Тьма забрала у нее Фила, но дорога сделала поворот и вывела ее к Шону. Им предстоит много работы прежде, чем кто-то из них уйдет за старым другом.

Отредактировано madame Devon (27 июня, 2018г. 17:25:38)

+1

22

- Поцелуй? - со смехом переспросил Шон, стараясь переключить все мысли на эту весёлостью. Он любил выходить из ситуаций с юмором, иначе недалеко до паранойи, - Тогда уже я буду обременён не её тревогами, а скандалом, - ответил он смеясь. Колет выглядела лучше, заметно лучше чем в темноте с белыми глазами, а потому в просьбе Шон ей не отказал - зачем бы человеку не нужна была уединённость, он имеет на это полное право.
- Я закажу нам обоим, - сказал он с лёгчким кивком и тихо прикрыл за собой дверь, спускаясь в бар к цветным посетителям. Сколько прошло? двадцать минут? Тридцать? Шону показалось - не меньше часа. И не меньше нескольких миль в неизвестность.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » письма друга