Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Эвелир Медон, демон


Эвелир Медон, демон

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Эвелир Медон (Avelir Medon)

http://s8.uploads.ru/t/en83r.jpg

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Эвелир Медон,  демон, на вид около 25

2. Род деятельности
Демон, обожающий души творческие, страстные, пылкие, в каком-то смысле, Эвелир – настоящий эстет. В людском мире Лондона прочно заняла нишу оперной примадонны, активно посещает светские мероприятия и никогда не откажет себе в удовольствии какого-то соблазнить.

3. Внешность
Angelina Jolie.
Пропустить эту особу в толпе почти невозможно. Среднего роста, болезненно изящная, с плавными, почти томными движениями, она обладает лицом античной статуи: светлая кожа, темные длинные волосы, густой копной волнистых прядей укрывающие премиленькую головку, уверенно сидящую на хрупкой с виду шейке.  Чуть вздернутый маленький носик забавно морщится, когда она чем-то недовольна; открытый чистый лоб философа, симметричные брови, большие миндалевидные глаза необычайного цвета. Да, ее глаза нельзя не приметить, в тени густых ресниц они подобны расплавленному золоту, лишь в минуты поглощения чужой души, как в пик наслаждения, они светлеют настолько, что похожи на отблеск солнечного света на хрустальном бокале. Полные чувственные губы и маленький, но из тех, что называют «упрямым», подбородок завершают приметы ее лица.
Фигура, хоть и несколько худощавая, обладает плавностью очертаний и достаточной «аппетитностью» форм, хотя бедра несколько уже, в модных платьях этот «огрех» отлично маскируется. Руки гармоничной длины, запястья очень тонкие, ладонь удлиненная, с «музыкальными» пальцами. Ногтевая пластина чаще всего заострена, но умеренно, в целом вписывающаяся в форму овала.

4. Способности и навыки
Весьма стандартный набор.
Она легко перемещается в пространстве и создает  желаемое в пределах доступного демону её уровня; Эвелир обладает аурой, которая схожа по смыслу с афродизиаком – прилив сил, возбуждение,  похоть, желание прикоснуться, слушать, видеть, творить с ее именем, поэтому она идеальна как Муза, чем и пользуется, конечно, во всю. Но, так как лжет демонесса так же виртуозно, артистично и с самоотдачей, все ее клятвы любви не стоят ничего, в чем несчастные люди, попавшие под ее чары, убеждаются вскоре, но, чаще всего, совсем не против, даже несмотря на эти знания, отдать свою душу. Продать душу демону за ночь с демоном, это, по мнению Эвелир, тоже хороший торговый маневр, особенно, в Англии с ее чопорностью и ужасно нудной моралью.

5. Общее описание
Эвелир – анаграмма известного в Аду имени Великого Герцога, которому эта демонесса когда-то преданно служила, настолько, насколько способно служить безумно обожающая господина собака. Если хотите навсегда заиметь Эвелир врагом – ткните ей в лицо этим сравнением. Даже свое настоящее имя она утратила, перестав использовать, чтобы еще раз подчеркнуть свою лояльность, но Велиар, как известно, покровитель похоти, страстей плотских и лжи, разумеется, лишь благосклонно принимал чужое раболепие, как должное. Многие века шли в этой службе, «работником» Эва была плодотворным, успешно используя свои возможности и поставляя господину с огромным наслаждением особо талантливые души. Доводилось ей и попадать впросак, возвращаясь в Ад ни с чем; в такие моменты трудно сыскать было демона злее и агрессивнее, проигрывать Эва не любила, а проигрывать под взором Велиара – особенно.  Герцог же, скорее, находил ее потуги дополнительным развлечением, которые веками в Аду приедались, а, может, просто дела не было до одной из своих подданных, которых у него не два и не три, а легионы. Но любому всегда нравится чувствовать себя особенным, оцененным, и Эвелир сама себе придумывала обоснование, почему господин остался милостив; ей, натуре своенравный, горделивой, как любой «Музе», даром, что ли, так называли смертные, необходимо было верить, что имеет особое значение для герцога.
В последний раз пребывания на земле, среди людей, она затеяла очень опасную авантюру, положив глаз на одну чистую, светлую душу, не много, не мало, протеже самого Папы Римского, прелестного, как сам Эрос, юношу, соловьем поющего в хоре. Игра была увлекательной, азартной, попутно полегло немало душ в коварные коготки, но зато саму демонессу чуть не протестировали на «бессмертность». Кое-как удрав в Ад, она готова была поклясться, что своим спасением обязана впервые вмешавшемуся Герцогу, пусть и не своими руками, ибо по другому такую удачу объяснить не могла. Таких совпадений даже в Аду не бывает, что говорить о земле. Впрочем, с такими вопросами к Велиару ходить – можно и в немилость попасть, свою благосклонность высшие афишировать не любят. Притихнув, Эва довольно долго вела себя крайне неприметно, потешая свое самолюбие этими мыслями, но, в день разлома, снова отправилась на землю.
Необычная внешность, манеры, сильный, полный обертонами голос, который даже сравнили с голосами мифических сирен, - все это идеально служило теперь цели, а отпавшая необходимость скрывать свою сущность позволила Эвелир развернуться во всю мощь. Она словно сорвалась с цепи, и это было отчасти правдой; трудно удержаться, с ожесточением поняв, что спас тебя не твой обожаемый хозяин, о чем ей любезно шепнули доброхоты среди своих сородичей. Демоническим речам верить нельзя, но в этот раз что-то будто щелкнуло в ней, толкая выйти на опасную тропу интриг не только среди людей против людей, но, повышая ставки, против своих соплеменников.
Она обольстительна. Она очаровательна. Она бесподобна на сцене, и жизнь для нее – как подмостки. Ее манеры, на грани неприличия, все же завораживают, а голос способен навсегда лишить души и сердца. – Так шепчутся о ней восторженные критики. А она многозначительно улыбается, выслушивая чужие излияния, цепляя людей за их потаенные и явные амбиции, желания, мечтания и устремления, обещая вечно быть их преданной Музой и помочь подняться к вершинам творческого Олимпа, познать славу и почитание, или же, если душа не алчна, но ранима и одинока, сбивая ее с пути идеальной игрой в великую любовь. Глядя на Эвелир, никто не усомнится, что демоны – такие же, как люди, подвержены слабости, тревогам, чувствам; такая прекрасная и женственная, чьи руки ласковы, а глаза так сияют, когда губы воспевают любовь  - каким же чёрствым надо быть, чтобы назвать ее злом, считают поклонники, и мисс Медон активно поддерживает в них эту иллюзию, потому что она в ее игре очень на руку.

Об игроке

6. Способ связи
e-mail
7. Пробный пост

Свернутый текст

Ньют, - имя всегда называется, чтобы привлечь внимание, и сейчас это, по своему нужно, -  спаси его, - решительный взгляд, полная готовность к неизбежному, и через секунду, получив незримое согласие – глаза в глаза – она срывается с места, из-за своего укрытия, которое, на самом деле, не стоит ничего. Если бы обскури интересовала ее персона, то он давно превратил бы перевернутую машину в ничто.  Но обскури, кажется, поглощен своим… горем? Яростью? В голове все еще не может уложиться информация о том, кто там, за этой тенью, да и как, когда на переваривание и принятие таких новостей требуется время, которого у Тины нет. Может быть, если бы судьба дала ей спокойно сесть и обдумать, то она не стала бы говорить этих слов Ньюту, а попробовала бы докричаться до подростка, который когда-то и стал причиной ее изгнания из аврората. Но неприязни к нему у нее не было и быть не могло; в тот приснопамятный вечер мальчик не просил о помощи и не звал ее, она пришла сама, пришла – и вмешалась, потому что все внутри Тины взывало о справедливости. Она с сестрой лишилась родителей давно, но недостаточно, чтобы боль исчезла, да и может ли такая боль исчезнуть хоть когда-нибудь? Их жизненный путь был труден, двух сирот, нужных только друг другу, и потому ей было невыносимо смотреть, как мать – лишь по названию, не по призванию – вымещает свои комплексы и обиды на том, кто способен лишь сжаться в комок и молча ронять слезы.
- - Мистер Грейвз! – ее голос звучит уверенно, но недостаточно, срываясь на фамилии в неровное дрожание.  Девушка собрала в себе все мужество и всю решимость, но их недостаточно, когда бьешь по своему, пусть даже делая это в виду жесткой необходимости, колоссального давления обстоятельств, ради спасения – попытки спасения – невинной души ребенка, пусть даже делая это в треть силы, точно зная – отразит. Мистер Грейвз – известный человек, талантливый волшебник, добившийся высокого положения, но для Тины он, кроме прочего, бывший непосредственный начальник, который всегда относился к ней… нет, слово «забота» тут было бы неуместно, Персиваль не выделяет никого, но, пожалуй, она сказала бы – «приязнью».  И вот сейчас она, стоя посреди разрушенной улицы, в своем излюбленном а-ля мужском костюмчике с нелепыми штанами и пиджаком, в которых попросту тонет своей хрупкой фигурой, наводит снова и снова палочку, с которой срывается заклятие, на человека, который был к ней добр. Настолько добр, насколько может быть таковым Персиваль Грейвз, но все таки… разве это правильно? – на мгновение бьется в разуме мысль. И без того бледная кожа становится белее мела, в глазах дрожит влага и за нею, все же, решимость, а тонкие губы упрямо сжаты и все равно дрожат. Ей нужно лишь отвлечь внимание мужчины, дать Ньюту то самое – драгоценное – время, и все же внутри переворачивается то в одну, то в другую сторону весь мир.
- Я должна помочь Ньюту.
- Я должна спасти мальчика.
- Я должна отвлечь мистера Грейвза.
- Мысленно повторять самой себе, снова и снова, потому что вера – самое сильное, что есть у любого человека, маг он или нет. Вера не в бога или дьявола, но в идею, в правоту того, что делаешь, иначе сил не достанет, и так просто сломаться, переступить черту, за которую настоящему волшебнику, нет, настоящему аврору перешагивать нельзя. Тьма всегда так близко, она повсюду, но думает ли Тина, отступая назад перед широким шагом движущимся на нее Грейвзом, что знаменитый мракоборец поддался тлетворному влиянию Тьмы? Нет, она считает, что он просто видит ситуацию в ином свете, не в таком, как она, и настырно намерен двигаться вперед. Пожалуй, у нее нет даже времени задуматься, чье видение более правильное, нет времени усомниться под давлением опыта и авторитета противника, преклонить голову и уступить. Вместо этого она, напротив, преисполняется живой решимости и прекращает отступать, усиливая натиск в ответ, и два заклятия схлестываются, сталкиваясь, сливаясь в одно бледно-голубое пламя, ослепляя и вынуждая жмуриться, морщиться – но не отступать.
- Все свою жизнь Тина делала только то, что считала правильным. В ее сердце свой взгляд на мир, на справедливость, и пусть это слишком часто мешало строгой послушности букве закона, но оно же и придавало сил жить, придавало смысл всему, что она делала и к чему стремилась. Сегодня Грейвз вынес ей смертный приговор – вынес по букве, той самой букве, закона, и пусть вспоминать об этом тяжко, но она не испытывает к нему ненависти так же, как к мальчику. Он просто не мог поступить иначе, в это смутное время, когда само существование магов может оказаться под нешуточной угрозой. Он видел ситуацию так, как ее не могла увидеть Тина, но ведь им было не поменяться местами, не пережить день заново – в ролях друг друга.  Стоило ли рисковать так, ввязываясь в историю с незнакомым волшебником, подвергать угрозе все, что дорого – наверное, бывший начальник сказал бы однозначное «Нет». Наверно, спроси кто-то ее прежде, она тоже сказала бы «Нет», но сегодня… карты легли вот так, и разве оказалось, что неправильно?
- - Тина, - укоризненно и одновременно как-то устало доносится до ее слуха голос мистера Грейвза через шум заклятий, и девушка сначала недоуменно распахивает в ответ глаза, чувствуя, как яркий свет жжет роговицу, но потом вспоминает, тут же, что палочка – не единственное из доступного арсенала этого противника.  – вечно ты там, где тебе не рады. - Резкий скрежет заполняет собой фон, и она едва успевает рухнуть на землю, когда поднятая магией машина пролетает ровно там, где Голдштейн только что стояла, но, спешно вскидываясь, она видит лишь улицу. И, опираясь ладонью на мокрую мостовую, осторожно, вся собравшись, поднимается, спешно скользя взглядом по сторонам, ища подвох, но, кажется, вокруг лишь город, а эпицентр схватки переместился куда-то… куда?  Волнение заставляет часто дышать, а сердце стучит гулко, громко, но вместе с тем, Тина надеется, что ее выходка не оказалась напрасной, отчаянно надеется, что Ньют сумел помочь обскури, потому что иначе…
Попытка не пытка, так говорят немаги. Но ей, вновь рвущейся в гущу событий, не хочется даже думать о провале, не потому, что это обидно или досадно, а потому, что тогда ее невезучесть станет не случайностью, а приговором. Она не задумывается о том, сумеет ли оправдаться перед Министерством, Президентом и его заместителем, которого она только что атаковала, и не важно, тогда будет неважно, с какой целью – потому что цель не была достигнута. Но все это будет лишь пустым сожалением, по сравнению с горечью от осознания того, что несчастный, не знавший ничего хорошего в своей жизни подросток погибнет от рук тех, в чьих рядах мог бы когда-нибудь оказаться. От рук тех, кто, более всех, должен был бы понять его – но вместо этого… - Ну уж нет, - решительно сжимаются губы, и тень сомнения исчезает с бледного, покрытого испариной волнения, лица, прежний огонь уверенности в своем решении загорается в карих глазах.

Отредактировано Avelir Medon (11 июня, 2018г. 16:49:01)

+2

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

0


Вы здесь » Brimstone » Архив анкет » Эвелир Медон, демон