Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, заинтересованные в интригах демоны, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
20.05
Хотели узнать больше о демонах и ведьмах? Тогда вам сюда! Пополнение матчасти.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)
06.03
С любопытством продолжаем следить за событиями в мире. Обратите внимание на обновление темы Что происходит?

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Сюрприз на обочине


Сюрприз на обочине

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://68.media.tumblr.com/5c514d69e1df284b6978c8b214a48828/tumblr_ojaz2vLCpu1vi5tsuo1_500.jpg 

Shawn Blake & Violetta Bryant
9 октября 1886 года
Лондон и окрестности

         В некоторые моменты мы опрометчиво не ожидаем опасности, в некоторые моменты - помощи. А что бывает, когда два этих момента совпадают? Никому не дано это знать...ведь развязка прекрасна своей непредсказуемостью...

Отредактировано Violetta Bryant (17 мая, 2018г. 23:04:08)

+1

2

Если никогда не думаешь о последствиях,  это всегда тебе мстит.

Импульсивный и азартный нрав Виолетты ни дня не давал ей покоя, иногда она словно ощущала не подавляемый призыв сотворить что-то надменное и дерзкое, дабы успокоить больное самолюбие и утолить голод тщеславия. Ей нравилось ощущать свое превосходство и это объясняло многие необдуманные действия со стороны молодой ведьмы, о последствиях которых она предпочитала даже не думать. Да и не было их -  никаких ощутимых последствий. Пару недель назад она позволила себе одну абсолютно отвратительную вольность…хотя, пожалуй, началось все это гораздо раньше, грезить о такой наглости, как присваивание чужого гримуара, долгое время было для Летты вещью запретной, но, к сожалению, не всегда нахалка могла держать свои амбиции в узде, так что около полугода назад она всерьез решила пересмотреть свои мнимые запреты, припоминая, что она леди свободная,  поэтому придумывать себе ограничения, значит, остановиться в развитии.  Себя она будет убеждать, что всему виной ее вздорный характер. Не взваливать же такую непосильную ношу, как оправдание изъятия ( слова кража Летта намеренно избегала даже в собственных шальных мыслях) у ведьмы из-под носа особо приглянувшейся книги на отсутствие, например, здравого смысла?
А, может, это случилось и около трех недель назад, загруженная плотным расписанием в театре ведьма немного путалась в хронологии, но никогда не ошибалась в фактах. Теперь ценная вещь находилась в ее владении, чему она несказанно радовалась, ведь как она и предполагала, заполучить ее оказалось поразительно просто, впрочем, Летту немного смущало отсутствие ожидаемой шумихи вокруг этого события – было приятно послушать о себе в третьем лице даже нелицеприятные вещи.
Виолетта размеренно прогуливалась по улице, выйдя из театра, едва заметно морщась, при виде типичной для таких мест грязи. Вздорным характером оправдать ее поздние прогулки по переулкам Лондона было уже нельзя, так что она делала это исключительно в целях самовоспитания. Она смотрела по сторонам, припоминая свою прошлую жизнь, и думала о том, кем она стала, пожалуй, только такие суровые методы, помогали ей сдерживать себя в рамках разумного. Подобные прогулки она совершала редко, но всегда стандартно развлекалась тем, что смотрела сверху вниз на бедняков, к которым некогда сама относилась, брезгливо фыркала и демонстративно запахивала дорогое меховое манто, позвякивая золотыми браслетами на руках. Ей бы следовало подумать о своей безопасности, но рыжая красавица уже давно считала себя неприкосновенной персоной, которую никто не сможет обидеть, даже в моменты откровенной провокации. Она никогда не давала милостыню и отрицательно отзывалась о благотворительности, считая это уделом слабых.
Она продолжает медленно идти по главной улице, замечая, что сегодня потемнело слишком рано, с подозрением смотрит на небо, а после на тусклые фонари. Вот уж лентяи, могли бы сотворить что-нибудь  с городским освещением, так и споткнуться недолго. Внезапный резкий порыв ветра заставляет ее поежиться и непонимающе оглядеться. Девушка останавливается и усмехается, словно сама не верит странным ощущениям…нет уж, ей вовсе не страшно, ей подозрительно. Она уже давно не верит в странные случайности, будучи уверенной, что любого рода совпадения – происки демонов и ведьм. Какие глупости. Виолетта поправляет волосы, поплотнее закутывается в манто и смело шагает вперед. Не стоять же ей как неразумной простолюдинке посреди улицы, упиваясь своими подозрениями. И почему в этом перенаселенном городе неожиданно никого не оказалось именно на этой улице именно в этот час? Она отгоняет от себя неприятные мысли, пока  вдруг не отмечает в растянутом на мостовой отсвете фонаря отчетливо промелькнувшую тень, Летта вовсе не собиралась оставить этот факт без внимания. Ежели это уличные хулиганы, их надлежит призвать к ответу, она все-таки честная горожанка, и не заслуживает такого обращения со стороны малокультурных пьяниц, коих в городе немало. Только налетевший следом ветер бессовестно запутывает длинные рыжие волосы, отчего они падают на лицо, девушке требуется несколько секунд, чтобы исправить это безобразие. А когда она, наконец, справляется, прямо перед собой на расстоянии около пары метров вместо пустынной улицы видит вполне себе материальный силуэт. Виолетта от неожиданности отпрыгивает назад и только теперь замечает, еще несколько стремительно двигающихся в ее сторону людей. Да, это определенно были люди..две ноги..две руки..и даже голова, только взгляд какой-то нездоровый. Ведьма уж было хватается за свое заветное колечко, только вот незадача, их слишком много, чтобы она могла управиться со всеми разом, а второго шанса, может и не получится. Летта предпринимает попытку сосчитать их, но не тут то было, ее отвлекает предмет в руках у одного из мужчин. Вилы? Серьезно? С каких пор разъяренные крестьяне слоняются по улицам города? Она пятится назад, придерживая руками длинную юбку, стремительно соображая, как бы изящно выйти из этой топорной ситуации.

+1

3

Дамы в Лондоне до печального часто оказываются в беде. Виной тому перенаселённость самого крупного в мире города, буйный нрав бедняков или пуританские законы морали, развитая проституция или ещё десяток возможных косвенных причин, но факт оставался фактом. А лорд Блейк не был, в свою очередь, героем газетной статьи или морали. Он вообще возвращался домой от друга в неприлично поздний час, по неприлично грязной улочке на своём бруме, в компании одного только кучера, когда увидел в окне всю эту сцену и пришёл к этому самому выводу - дамы в Лондоне до печального часто оказываются в беде.
- Господа! - крикнул мужчина, перехватывая трость ближе к середине, и давая знак кучеру сойти с козел, - Мне кажется это свинство даже для грабежа.
Вышеуказанные "господа", были разношёрстным сбродом в пять человек, с очень рыбьими глупыми глазами и, почему-то, вилами. За секунду до оклика Шона происходило следующее: двое из них схватили девушку за запястья и ппотащили в разные стороны, а третий, опустив вилы, что-то ей говорил. В общем, сцена была откровенно такой, что её нельзя понять иначе и поступить иначе тоже нельзя. Потому Шон и остановил карету, спрыгнул вниз и шёл вперёд быстро, чеканя шаг деревянными каблуками ботинок и опустив голову в цилиндре. Честно говоря, ответа на свою реплику он не ждал, крикнул отвлечь внимание, быстро преодолел расстояние до громилы с вилами и пока тот что-то гаркал, направив на Шона вилы, с размаху опустил набалдашник трости на правое плечо мужчины, ближе к шее, дабы тот выпустил вилы. И началось то, что началось - драка.
- Быстрее, в карету, мисс! - крикнул Шон, сдирая плащ и кидая ему в лицо второму оппоненту, пока кучер от души врезал плетью третьему. Четвёртый и пятый двинулись на защитников дамской жизни и чести с решительностью бессмертных таранов, что было плохой новостью. Удар трости в живот немного остудил пыл одного из них, зато бугай с вилами в свою очередь чуть не заехал по голове самому лорду Блейку. Эффект внезапности пропадал...
- Салли, давай назад к карете, - негромко сказал он кучеру, взмахом трости стараясь держать пёрших мужчин на безопасном расстоянии. Главное, что стук каблуков девушки был за спиной, и Шон очень надеялся, что та не побоится забраться в чужую карету.
Шону чуть не прилетело в челюсть, прилетело таки в руку, когда он понял, что градус героизма достиг разумного максимума и рванул назад к карете, на подножке крикнув кучеру:
- Салли, гони! - потому как "грабители" с упорством и совершенно нехарактерным здравому поведению напором неслись сначала за Шоном, потом за каретой и отстали только потому, что четыре лошади быстрее человека, даже ненормального.
Шон нырнул с подножки в карету, захлопнул дверь, снял цилиндр (в бруме таки была дама), и только сейчас посмотрел на спасённую. И, признаться, был очень приятно поражён. Это была красивая, даже очень красивая девушка, где-то немного за двадцать, с правильными чертами лица, эдакой красотой воспеваемой прерафаэлитами. Она действительно походила на "Офелию" Джона Милле, а лорд Блейк любил и прерафаэлитов и эту картину в частности.
- Мадам, вы в порядке?

+1

4

Виолетта, и это было очевидно из образа жизни который она вела, считала бег чем-то низкосортным и плебейским. И это вовсе не потому, что она допускала мысль, что будет выглядеть не эстетично, конечно нет, она прекрасна всегда, это все скорее потому, что убегать чаще приходилось воришкам, бездомным и прочему сброду, который она всячески презирала.  Безусловно, она могла порхать по сцене, изображая легкомысленную Джульетту или наивную Полли Пичем, но этим все и ограничивалась.
В данный момент Виолетта предпочла забыть о собственных предрассудках во имя сохранения собственной жизни и подхватив руками юбку, рванула в указанную ей так кстати появившимся джентльменом сторону. Она все же опасливо оборачивается и даже отмечает, что ей немного не по себе, если не сказать больше – она слегка испугалась. А как еще она могла отреагировать, когда абсолютно невосприимчивые к внешним факторам мужланы, пытались душу из нее вытрясти?  Самым отвратительным было то, что Летта, как бы не хотела этого отрицать, четко услышала имя, которое ей еле слышно шептал стекляноглазый страхолюдина с вилами. Пожалуй, ее даже слегка прошиб холодный пот. Во-первых, от осознания того, что магия во истину прекрасна и всесильна, а во-вторых, от того, что ее как-то вычислили и уж теперь этим маленьким сюрпризом ее неприятности не ограничатся. Девушка от досады даже топает ногой, останавливаясь у маленькой кареты. Вот поэтому мамаши в фартуках твердят своим сопливым детям, что воровать плохо.  Потому что потом рано или поздно за это настигнет вот такая вот чертовщина. Впрочем, тут огромное значение имеет жертва, отбери она «конфетку» у ведьмы попроще, за ней бы сейчас не гнались последствия в лице магического возмездия. Девушка немного медлит, прежде чем забраться внутрь. Она уверена, что этот отчаянный и видимо не совсем разумный герой в цилиндре, никак не связан с той, кто решил устроить Летте веселую жизнь? Ладно, с ним то она если что справится.
Она вертит головой из стороны в сторону и вздыхает от осознания сковавший ее по рукам и ногам безысходности. Конечно, никто не гарантирует, что хозяина брума не насадят на вилы вместе с его кучером. Это будет такая огромная потеря, для всех бедовых дам в округе. Виолетта ловко забирается внутрь и за остатком сцены наблюдает уже из относительно безопасного укрытия. Сейчас самое главное убраться отсюда поскорее, а там уж неприятная ситуация как-нибудь решится, особенно, если ведьме удастся окопаться у себя дома, где ей как минимум не страшны никакие вилы, у нее даже метлы, как это не прискорбно, не обнаружить.
Мужчина на поверку оказывается на удивление изобретательным и ловким, а еще, пожалуй, живучим, иначе как объяснить, что они уже так ловко и скоро тронулись с места, а на нем ни единой царапины. Впрочем, эти его качества вполне уравновешивались тем, что он был сущим неудачником. А как еще назвать человека, которому не посчастливилось встретить ночью на улице ведьму, которую вполне очевидно и вообще не стоило бы спасать, так еще и втянуть себя в ее грядущие неприятности. Девушка оборачивается назад, незаметно для себя облегченно выдыхая, когда силуэты растворяются в ночном тумане.
Стоит ей услышать его вопрос, как она, не сдержавшись, вопросительно выгибает бровь и поднимает голову. У мужчины была очень элегантная располагающая внешность и бархатный голос, но, бедненький, наверное, его вилами по голове сильно ударили. Хотя, может он просто от природы такой глупенький. А иначе как объяснить, что он сначала бросается спасать незнакомку, вместо того чтобы пошустрее проехать мимо, а теперь такие странные вопросы задает?  Как она может быть в порядке? На нее только что напали пятеро мужиков с вилами! Будь у Летты чуть меньше присущей ей исключительной выдержки и не будь она, в конце концов, колдуньей, она бы уже билась в истерике и заливала мужчине слезами костюм. Впрочем, она должна вести себя хоть немного вразумительно, иначе он подумает, что с ней что-то не в порядке и высадит ее где-нибудь в темном переулке. Виолетта, конечно, не могла позволить себе расплакаться, она все же мнила себя очень благородной и нравственной особой, но вот изобразить шок – идея куда более приемлемая и менее затратная, не зря же она актриса, а не продавщица в какой-нибудь лавке.
Девушка поджимает чуть дрожащие губы и произносит непривычно тихим для себя голосом:
-Я, пожалуй, немного испугалась, - Летта хлопает голубыми глазами, не сводя с мужчины испытующего взгляда и театрально всплескивает руками, - Чего только не увидишь на этих улицах, право слово, такой ужас, такой кошмар, куда катится этот город…-она качает головой и с мрачным видом потирает запястья, на которых остались красные следы от крепкой хватки, - Если завтра выступят синяки – это будет такое несчастье, мне на сцене такого совсем не положено, гримерам придется помучаться,  - сокрушается девушка, наблюдая за сидящим рядом, в ее душе все еще теплилось подозрение, что он так или иначе не случайно проезжал мимо, но чинить допрос показалось ей преждевременным.
- Они были люто жуткие, с вилами, в городе…где это вообще видано, - девушка возмущенно фыркает, всем своим видом демонстрируя, что страх сменился искренним негодованием,  а после мягко улыбается, - Меня зовут Виолетта…Виолетта Брайант..я актриса, не случалось ли вам бывать в Королевском театре? Тогда бы вы точно должны были видеть меня, - она горделиво приподнимает подбородок, - Я так благодарна Вам за мое спасение, это такая удача для несчастной актрисы, что Вы в этот вечер проезжали мимо и не побоялись заступится за честь и здоровье столь непримечательной особы, как я, - она опускает взгляд, разглядывая носки своих туфель, - Я буду счастлива отблагодарить Вас, достану Вам билеты в ложу на любой спектакль, какой пожелаете, а может даже не на один, - если Вы, конечно, переживете эту ночь, впрочем, как и я. Виолетта, естественно, свои мысли не озвучивает, только смотрит опасливо по обочинам дороги. А затем выверенными жестами поправляет слегка растрепавшуюся прическу.
- Вы не будете так любезны, подвезти меня? Я понимаю, это такая дерзость с моей стороны напрягать Вас еще раз, но я теперь одна и шагу не смогу сделать, у меня подогнутся ноги от страха или я упаду в обморок, прямо в грязь…Вы же не позволите этому случится? – обычно этот смазливый обходительный тон очень даже работал, Летта верила, что все мужчины очень похожи друг на друга, а значит вариативностью подхода к ним можно себя не утруждать, даже ради такого импозантного джентльмена, в обществе которого она сейчас оказалась.

0


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Сюрприз на обочине