Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Сюрприз на обочине


Сюрприз на обочине

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://sun1-5.userapi.com/c824503/v824503328/17739e/2lJWLhrukRQ.jpg 

Shawn Blake & Violetta Bryant
9 октября 1886 года
Лондон и окрестности

         В некоторые моменты мы опрометчиво не ожидаем опасности, в некоторые моменты - помощи. А что бывает, когда два этих момента совпадают? Никому не дано это знать...ведь развязка прекрасна своей непредсказуемостью...

Отредактировано Violetta Bryant (17 мая, 2018г. 23:04:08)

+1

2

Если никогда не думаешь о последствиях,  это всегда тебе мстит.

Импульсивный и азартный нрав Виолетты ни дня не давал ей покоя, иногда она словно ощущала не подавляемый призыв сотворить что-то надменное и дерзкое, дабы успокоить больное самолюбие и утолить голод тщеславия. Ей нравилось ощущать свое превосходство и это объясняло многие необдуманные действия со стороны молодой ведьмы, о последствиях которых она предпочитала даже не думать. Да и не было их -  никаких ощутимых последствий. Пару недель назад она позволила себе одну абсолютно отвратительную вольность…хотя, пожалуй, началось все это гораздо раньше, грезить о такой наглости, как присваивание чужого гримуара, долгое время было для Летты вещью запретной, но, к сожалению, не всегда нахалка могла держать свои амбиции в узде, так что около полугода назад она всерьез решила пересмотреть свои мнимые запреты, припоминая, что она леди свободная,  поэтому придумывать себе ограничения, значит, остановиться в развитии.  Себя она будет убеждать, что всему виной ее вздорный характер. Не взваливать же такую непосильную ношу, как оправдание изъятия ( слова кража Летта намеренно избегала даже в собственных шальных мыслях) у ведьмы из-под носа особо приглянувшейся книги на отсутствие, например, здравого смысла?
А, может, это случилось и около трех недель назад, загруженная плотным расписанием в театре ведьма немного путалась в хронологии, но никогда не ошибалась в фактах. Теперь ценная вещь находилась в ее владении, чему она несказанно радовалась, ведь как она и предполагала, заполучить ее оказалось поразительно просто, впрочем, Летту немного смущало отсутствие ожидаемой шумихи вокруг этого события – было приятно послушать о себе в третьем лице даже нелицеприятные вещи.
Виолетта размеренно прогуливалась по улице, выйдя из театра, едва заметно морщась, при виде типичной для таких мест грязи. Вздорным характером оправдать ее поздние прогулки по переулкам Лондона было уже нельзя, так что она делала это исключительно в целях самовоспитания. Она смотрела по сторонам, припоминая свою прошлую жизнь, и думала о том, кем она стала, пожалуй, только такие суровые методы, помогали ей сдерживать себя в рамках разумного. Подобные прогулки она совершала редко, но всегда стандартно развлекалась тем, что смотрела сверху вниз на бедняков, к которым некогда сама относилась, брезгливо фыркала и демонстративно запахивала дорогое меховое манто, позвякивая золотыми браслетами на руках. Ей бы следовало подумать о своей безопасности, но рыжая красавица уже давно считала себя неприкосновенной персоной, которую никто не сможет обидеть, даже в моменты откровенной провокации. Она никогда не давала милостыню и отрицательно отзывалась о благотворительности, считая это уделом слабых.
Она продолжает медленно идти по главной улице, замечая, что сегодня потемнело слишком рано, с подозрением смотрит на небо, а после на тусклые фонари. Вот уж лентяи, могли бы сотворить что-нибудь  с городским освещением, так и споткнуться недолго. Внезапный резкий порыв ветра заставляет ее поежиться и непонимающе оглядеться. Девушка останавливается и усмехается, словно сама не верит странным ощущениям…нет уж, ей вовсе не страшно, ей подозрительно. Она уже давно не верит в странные случайности, будучи уверенной, что любого рода совпадения – происки демонов и ведьм. Какие глупости. Виолетта поправляет волосы, поплотнее закутывается в манто и смело шагает вперед. Не стоять же ей как неразумной простолюдинке посреди улицы, упиваясь своими подозрениями. И почему в этом перенаселенном городе неожиданно никого не оказалось именно на этой улице именно в этот час? Она отгоняет от себя неприятные мысли, пока  вдруг не отмечает в растянутом на мостовой отсвете фонаря отчетливо промелькнувшую тень, Летта вовсе не собиралась оставить этот факт без внимания. Ежели это уличные хулиганы, их надлежит призвать к ответу, она все-таки честная горожанка, и не заслуживает такого обращения со стороны малокультурных пьяниц, коих в городе немало. Только налетевший следом ветер бессовестно запутывает длинные рыжие волосы, отчего они падают на лицо, девушке требуется несколько секунд, чтобы исправить это безобразие. А когда она, наконец, справляется, прямо перед собой на расстоянии около пары метров вместо пустынной улицы видит вполне себе материальный силуэт. Виолетта от неожиданности отпрыгивает назад и только теперь замечает, еще несколько стремительно двигающихся в ее сторону людей. Да, это определенно были люди..две ноги..две руки..и даже голова, только взгляд какой-то нездоровый. Ведьма уж было хватается за свое заветное колечко, только вот незадача, их слишком много, чтобы она могла управиться со всеми разом, а второго шанса, может и не получится. Летта предпринимает попытку сосчитать их, но не тут то было, ее отвлекает предмет в руках у одного из мужчин. Вилы? Серьезно? С каких пор разъяренные крестьяне слоняются по улицам города? Она пятится назад, придерживая руками длинную юбку, стремительно соображая, как бы изящно выйти из этой топорной ситуации.

+1

3

Дамы в Лондоне до печального часто оказываются в беде. Виной тому перенаселённость самого крупного в мире города, буйный нрав бедняков или пуританские законы морали, развитая проституция или ещё десяток возможных косвенных причин, но факт оставался фактом. А лорд Блейк не был, в свою очередь, героем газетной статьи или морали. Он вообще возвращался домой от друга в неприлично поздний час, по неприлично грязной улочке на своём бруме, в компании одного только кучера, когда увидел в окне всю эту сцену и пришёл к этому самому выводу - дамы в Лондоне до печального часто оказываются в беде.
- Господа! - крикнул мужчина, перехватывая трость ближе к середине, и давая знак кучеру сойти с козел, - Мне кажется это свинство даже для грабежа.
Вышеуказанные "господа", были разношёрстным сбродом в пять человек, с очень рыбьими глупыми глазами и, почему-то, вилами. За секунду до оклика Шона происходило следующее: двое из них схватили девушку за запястья и ппотащили в разные стороны, а третий, опустив вилы, что-то ей говорил. В общем, сцена была откровенно такой, что её нельзя понять иначе и поступить иначе тоже нельзя. Потому Шон и остановил карету, спрыгнул вниз и шёл вперёд быстро, чеканя шаг деревянными каблуками ботинок и опустив голову в цилиндре. Честно говоря, ответа на свою реплику он не ждал, крикнул отвлечь внимание, быстро преодолел расстояние до громилы с вилами и пока тот что-то гаркал, направив на Шона вилы, с размаху опустил набалдашник трости на правое плечо мужчины, ближе к шее, дабы тот выпустил вилы. И началось то, что началось - драка.
- Быстрее, в карету, мисс! - крикнул Шон, сдирая плащ и кидая ему в лицо второму оппоненту, пока кучер от души врезал плетью третьему. Четвёртый и пятый двинулись на защитников дамской жизни и чести с решительностью бессмертных таранов, что было плохой новостью. Удар трости в живот немного остудил пыл одного из них, зато бугай с вилами в свою очередь чуть не заехал по голове самому лорду Блейку. Эффект внезапности пропадал...
- Салли, давай назад к карете, - негромко сказал он кучеру, взмахом трости стараясь держать пёрших мужчин на безопасном расстоянии. Главное, что стук каблуков девушки был за спиной, и Шон очень надеялся, что та не побоится забраться в чужую карету.
Шону чуть не прилетело в челюсть, прилетело таки в руку, когда он понял, что градус героизма достиг разумного максимума и рванул назад к карете, на подножке крикнув кучеру:
- Салли, гони! - потому как "грабители" с упорством и совершенно нехарактерным здравому поведению напором неслись сначала за Шоном, потом за каретой и отстали только потому, что четыре лошади быстрее человека, даже ненормального.
Шон нырнул с подножки в карету, захлопнул дверь, снял цилиндр (в бруме таки была дама), и только сейчас посмотрел на спасённую. И, признаться, был очень приятно поражён. Это была красивая, даже очень красивая девушка, где-то немного за двадцать, с правильными чертами лица, эдакой красотой воспеваемой прерафаэлитами. Она действительно походила на "Офелию" Джона Милле, а лорд Блейк любил и прерафаэлитов и эту картину в частности.
- Мадам, вы в порядке?

+1

4

Виолетта, и это было очевидно из образа жизни который она вела, считала бег чем-то низкосортным и плебейским. И это вовсе не потому, что она допускала мысль, что будет выглядеть не эстетично, конечно нет, она прекрасна всегда, это все скорее потому, что убегать чаще приходилось воришкам, бездомным и прочему сброду, который она всячески презирала.  Безусловно, она могла порхать по сцене, изображая легкомысленную Джульетту или наивную Полли Пичем, но этим все и ограничивалась.
В данный момент Виолетта предпочла забыть о собственных предрассудках во имя сохранения собственной жизни и подхватив руками юбку, рванула в указанную ей так кстати появившимся джентльменом сторону. Она все же опасливо оборачивается и даже отмечает, что ей немного не по себе, если не сказать больше – она слегка испугалась. А как еще она могла отреагировать, когда абсолютно невосприимчивые к внешним факторам мужланы, пытались душу из нее вытрясти?  Самым отвратительным было то, что Летта, как бы не хотела этого отрицать, четко услышала имя, которое ей еле слышно шептал стекляноглазый страхолюдина с вилами. Пожалуй, ее даже слегка прошиб холодный пот. Во-первых, от осознания того, что магия во истину прекрасна и всесильна, а во-вторых, от того, что ее как-то вычислили и уж теперь этим маленьким сюрпризом ее неприятности не ограничатся. Девушка от досады даже топает ногой, останавливаясь у маленькой кареты. Вот поэтому мамаши в фартуках твердят своим сопливым детям, что воровать плохо.  Потому что потом рано или поздно за это настигнет вот такая вот чертовщина. Впрочем, тут огромное значение имеет жертва, отбери она «конфетку» у ведьмы попроще, за ней бы сейчас не гнались последствия в лице магического возмездия. Девушка немного медлит, прежде чем забраться внутрь. Она уверена, что этот отчаянный и видимо не совсем разумный герой в цилиндре, никак не связан с той, кто решил устроить Летте веселую жизнь? Ладно, с ним то она если что справится.
Она вертит головой из стороны в сторону и вздыхает от осознания сковавший ее по рукам и ногам безысходности. Конечно, никто не гарантирует, что хозяина брума не насадят на вилы вместе с его кучером. Это будет такая огромная потеря, для всех бедовых дам в округе. Виолетта ловко забирается внутрь и за остатком сцены наблюдает уже из относительно безопасного укрытия. Сейчас самое главное убраться отсюда поскорее, а там уж неприятная ситуация как-нибудь решится, особенно, если ведьме удастся окопаться у себя дома, где ей как минимум не страшны никакие вилы, у нее даже метлы, как это не прискорбно, не обнаружить.
Мужчина на поверку оказывается на удивление изобретательным и ловким, а еще, пожалуй, живучим, иначе как объяснить, что они уже так ловко и скоро тронулись с места, а на нем ни единой царапины. Впрочем, эти его качества вполне уравновешивались тем, что он был сущим неудачником. А как еще назвать человека, которому не посчастливилось встретить ночью на улице ведьму, которую вполне очевидно и вообще не стоило бы спасать, так еще и втянуть себя в ее грядущие неприятности. Девушка оборачивается назад, незаметно для себя облегченно выдыхая, когда силуэты растворяются в ночном тумане.
Стоит ей услышать его вопрос, как она, не сдержавшись, вопросительно выгибает бровь и поднимает голову. У мужчины была очень элегантная располагающая внешность и бархатный голос, но, бедненький, наверное, его вилами по голове сильно ударили. Хотя, может он просто от природы такой глупенький. А иначе как объяснить, что он сначала бросается спасать незнакомку, вместо того чтобы пошустрее проехать мимо, а теперь такие странные вопросы задает?  Как она может быть в порядке? На нее только что напали пятеро мужиков с вилами! Будь у Летты чуть меньше присущей ей исключительной выдержки и не будь она, в конце концов, колдуньей, она бы уже билась в истерике и заливала мужчине слезами костюм. Впрочем, она должна вести себя хоть немного вразумительно, иначе он подумает, что с ней что-то не в порядке и высадит ее где-нибудь в темном переулке. Виолетта, конечно, не могла позволить себе расплакаться, она все же мнила себя очень благородной и нравственной особой, но вот изобразить шок – идея куда более приемлемая и менее затратная, не зря же она актриса, а не продавщица в какой-нибудь лавке.
Девушка поджимает чуть дрожащие губы и произносит непривычно тихим для себя голосом:
-Я, пожалуй, немного испугалась, - Летта хлопает голубыми глазами, не сводя с мужчины испытующего взгляда и театрально всплескивает руками, - Чего только не увидишь на этих улицах, право слово, такой ужас, такой кошмар, куда катится этот город…-она качает головой и с мрачным видом потирает запястья, на которых остались красные следы от крепкой хватки, - Если завтра выступят синяки – это будет такое несчастье, мне на сцене такого совсем не положено, гримерам придется помучаться,  - сокрушается девушка, наблюдая за сидящим рядом, в ее душе все еще теплилось подозрение, что он так или иначе не случайно проезжал мимо, но чинить допрос показалось ей преждевременным.
- Они были люто жуткие, с вилами, в городе…где это вообще видано, - девушка возмущенно фыркает, всем своим видом демонстрируя, что страх сменился искренним негодованием,  а после мягко улыбается, - Меня зовут Виолетта…Виолетта Брайант..я актриса, не случалось ли вам бывать в Королевском театре? Тогда бы вы точно должны были видеть меня, - она горделиво приподнимает подбородок, - Я так благодарна Вам за мое спасение, это такая удача для несчастной актрисы, что Вы в этот вечер проезжали мимо и не побоялись заступится за честь и здоровье столь непримечательной особы, как я, - она опускает взгляд, разглядывая носки своих туфель, - Я буду счастлива отблагодарить Вас, достану Вам билеты в ложу на любой спектакль, какой пожелаете, а может даже не на один, - если Вы, конечно, переживете эту ночь, впрочем, как и я. Виолетта, естественно, свои мысли не озвучивает, только смотрит опасливо по обочинам дороги. А затем выверенными жестами поправляет слегка растрепавшуюся прическу.
- Вы не будете так любезны, подвезти меня? Я понимаю, это такая дерзость с моей стороны напрягать Вас еще раз, но я теперь одна и шагу не смогу сделать, у меня подогнутся ноги от страха или я упаду в обморок, прямо в грязь…Вы же не позволите этому случится? – обычно этот смазливый обходительный тон очень даже работал, Летта верила, что все мужчины очень похожи друг на друга, а значит вариативностью подхода к ним можно себя не утруждать, даже ради такого импозантного джентльмена, в обществе которого она сейчас оказалась.

+1

5

Спасённая "Офелия" ужасно перенервничала, это было видно. И потому что она спешила представиться вперёд, и по дрожащим губам, и по сумбурной речи, сменившему страх негодованию, но Шон ничуть не винил её за такое. Любая другая леди на её месте бы уже заливалась слезами, похищая второй платок спасителя, но мисс Брайант выдерживала некую, как ему казалось, робкую смелость. Это восхищало. А вот причины её присутствия на тёмной улице и странных мужчин - интриговали.
- Вы прекрасно держитесь, мисс, - Шон вежливо улыбнулся, достаточно легко и ненавязчиво отвесив этот маленький комплимент, - Сейчас редка такая выдержка и смелость. И прошу простить моё невежество, я хоть и люблю театр, последние несколько сезонов прошли мимо меня. Не смею брать с вас плату, это гражданский долг мужчины, в конце концов, но буду рад посмотреть на вашу игру, - продолжал, как считал сам мужчина, успокаивать девушку комплиментами, не подозревая, что спектакль сейчас уже играется перед ним, и весьма успешно. Завороженный как обстоятельствами, так и внешностью мисс Брайант Шон слишком сгорал от любопыства, чтобы заметить хоть какую-то фальш. - Конечно я вас подвезу, какой смысл был вас спасать, если я снова оставлю вас одну на улице, мисс? Куда ехать?
Когда спутница назвала адрес, Шон постучал через плечо в окошко к кучеру и передал Салли ,куда ехать. Карета свернула, мерно покачиваясь, а лорд Блейк с вежливым интересом украдкой рассматривал спутницу, думая, как бы изящнее задать вопрос.
- Знаете, мне хочется завести какую-нибудь бестактную тему, покуда мы едем, - начал Шон, нарочито хитро улыбнувшись, и выдержав небольшую паузу, - Говорят, за кулисами театра страсти творятся пострашнее, чем в операх Верди. Но о таком не говорят и не пишут. Но о таком всегда хочется узнать, как и о всякой тёмной тайне.
Ну действительно, это ведь могли быть угрозы конкурентов, по крайней мере Шону, прикидывавшему предтечя ситуации это показалось настолько логичным, что он даже решил вывести девушку на беседу эдаким иносказательным намёком. Многие актрисы бояться освещать угрозы, и грязь закулисья из-за скандалов. Скандалы - это всегда пятно такое, какое английское общество (живущее по принципу - можно всё, пока оно не станет заголовком газеты) не простит.

+1

6

Это общество существует в плену условностей. На придирчивый взгляд Виолетты, все эти правила, каноны и нормы морали, церемониальные речи и расшаркивания даже повседневную жизнь превращали в подобие театрального представления. Только в этой пьесе она вечно забывала свои реплики, и талантливо импровизировала, размениваясь фальшивыми эмоциями и улыбками. Был у этой тактики один пренеприятный минус – стоило ведьме попасть в ситуацию, выходящую за рамки типичной, и она немного путалась, как все же следует вести себя, чтобы не выделяться из касты обывателей. Летти нервно теребит локон рыжих волос и, чуть прищурившись, кивает. Зачем она кивает, понятия она не имеет совершенно. Но ведь этот обходительный джентльмен что-то говорил ей, а у нее вроде шок, значит неадекватная реакция на реплики собеседника – это вполне естественно. Так ведь? Она каждое мгновение все ждала, что он захлопает и скажет, что ее актерская игра на высшем уровне, но хотелось бы немного правды. Впрочем, приятный во всех отношениях простофиля смотрел на нее как-то сочувственно, хвалил за выдержку и крайне сдержанно себя вел, и похоже, вот уж невидаль в наше время, делал это вполне искренне. Летта безусловно немного поразилась. Ее мало что нынче удивляло, но вот поведение и эмоции не сдобренные щедрой долей притворства – это именно та редкость, которую она почти не встречала. Понаблюдать было крайне интересно, а уж попробовать на вкус – сущее наслаждение.
-Вы так любезны, - она произносит на выдохе и устало откидывается назад, без лишних сомнений назвав свой адрес. Почти. Рыжая бестия нередко прибегала к хитрой выходке, называв вместо своего дома номер соседнего, между домами был переход, о котором мало кто знал, да и прогуляться по улице лишние десять метров – вовсе не зазорно. А вот для свойственной ей подозрительности и осторожности – это отличное успокоительное. Стоит ли упоминать, почему она не любила незваных гостей?
-Что же Вы, спрашивайте, что Вам угодно, будучи членом театральной диаспоры я видала бестактности и похуже, - уголки губ ползут вверх в подобии улыбки, прежде чем она поднимает взгляд на мужчину. И с чего бы ей его так пристально разглядывать? В его то годы, он бы научился лгать, скрывая это, поталантливее ее самой.
-Ах вот оно что! – Летти театрально всплескивает руками, - Ваши рассуждения очень интересны и не лишены логики, творческие люди, как это не прискорбно, все немного – она делает неоднозначный жест и запутывает тонкие пальцы в волосах, - …эксцентричны…имеют иное мировоззрение, иные ценности, цели и порой, увы, даже средства их достижения, - она драматично вздыхает.
Этот джентльмен просто находка. Пока голова ведьмы была занята мыслями о неотвратимости наказания за украденный гримуар, она совсем забыла о том, что ей надо как-то ненавязчиво соскользнуть с подозрений в ее собственную сторону. Все же ситуация была из ряда вон выходящей -  она гуляет по темным улицам, в нежелательном сопровождении крестьян с вилами. Но не феноменальный ли случай? Было бы неплохо, если бы он и все остальное за нее присочинил и до дома ее все-таки довез в целости, тогда бы цены ему и правда не было, если, конечно, ценность людей все-таки начнут однажды измерять в золоте.
-О чем это я…ах да, - девушка так старательно изображает растерянность, что уже сама начинает себе верить, - У труппы взаимоотношения похуже, чем между тори и виги, многие уже давно перешли от латентных конфликтов к открытым противостояниям, - причитает Летта, - Но это ведь и правда личные дела театра…Вы же не думаете, что это как-то связано с произошедшим? Нет-нет..это было бы так отвратительно,  я ведь всегда беспредельно честна с каждым …- она касается пальчиками лба и манерно хмурится, словно впадает в глубокую задумчивость, а потом прислоняет ладонь ко рту, делая шумный вдох, - Ужас..ужас..Вы так правы в ваших наводках, возможно, я была слишком неосмотрительна, у нас была такая неприятная ситуация при подготовке последней премьеры – «Опера нищих», Вы не могли не слышать о этом чудесном произведении…впрочем, смею ли я просить Вас о конфиденциальности? Мой длинный язык сослужит мне плохую службу, ежели этот разговор пойдет дальше нас с Вами, - она как-то чересчур многозначительно на него смотрит.
Летта, конечно, всего лишь подыгрывала своему новому знакомому. Никаких конкурентов в театре у нее не было, и не будет, пока она тихонечко колдует и незаметно получает главные роли, наслаждаясь всеобщим восторгом и обожанием. Но мнение обывателей о театре не обмануть, оно ведь и правда сводится к интригам, закулисным подставам и заговорам. И хотя такое и было в ее театре, на подобные глупости ведьма внимания не обращала, а ее саму это ни в коем разе не задевало.  Но если ему так хочется, почему нет…будут ему скандалы, все же он ее спас, было бы грубо отказать человеку в такой глупости как выдумка.
Прежде чем продолжить беседу, она предусмотрительно смотрит на пустынную улицу, по которой они едут. Ничего. Какое счастье, что ничего.
- А вот скажите, - она прищуривается, не успев вовремя прикусить свой язычок. Хотела же петь лживую песню про угрозы в театре. И почему она так склонна к перепадам собственного капризного настроения, - Эти нападавшие..не показались ли Вам знакомыми или может немного странными? – она едва склоняет голову у плечу, отчего создается впечатление, что в вопросе укрылся какой-то подвох, - Я понимаю, что было темно, но все же…если бы Вы встретили кого-то из них днем, Вы бы его узнали? – она нетерпеливо складывает руки на коленях, теребя одно из многочисленных колец на пальце. Она, конечно, интересуется вовсе не ради праздного любопытства, ее заинтересовали детали, которые она сама не углядела. Не так легко вменить четырем мужчинам столь стойкое внушение, у нее бы, что печально, такой фокус не сработал. Может, тут все вышло как-то иначе…только вот..Летти вздрагивает и как-то неожиданно для себя ежится, будто от порыва ледяного ветра.
-Вы это слышали? Собаки..- где-то совершенно точно лаяли псы, как-то предупредительно злорадно подвывали, и ведьме это вовсе не нравилось. Впрочем, у нее вполне могла развиться паранойя, мало ли в городе бродячих животных, - Меня в детстве чуть было не покусала собака, я  с тех пор немного их опасаюсь, не заостряйте внимания, - Летти отговаривается первым, что приходит в голову, и еще раз смотрит на улицу, но к своему счастью, видит лишь пустынную мостовую.

+1

7

Итак, он был прав. Конечно, борьба за внимание хуже борьбы за власть. В первой тебя убивают за действия, а во второй из простой зависти. Женское коварство и зависть вообще ужасное сочетание, и хоть Шон и вполне допускал то, что его спутница могла кусаться также или больнее, не отдать должное её образованию и слогу он не мог.
- Вам стоит рассказать о таком своему покровителю, - совершенно спокойно и уверенно сказал он, ни на минуту не сомневаясь, что у столь эффектной и образованной девушки есть покровитель, особенно учитывая её сферу деятельности. Ничего зазорного в этом мужчина также не видел, потому смотрел прямо и спокойно, - Поверьте, такие вопросы не стоит решать лично. Я уверен, что вылавливание нерадивого конкурента лучше делать мужчинам. И да, те нападавшие были очень... хммм настойчивыми. Понимаете, логика уличных воров и грабителей весьма проста: когда дело начинает угрожать здоровью и жизни, оно не стоит свеч. Здесь же они готовы были нестись за каретой, лишь бы причинить вам вред, - Шон вдруг вспомнил, что один из мужчин что-то говорил мисс Брайант. А ещё он вспомнил, что не представился и даже на секунду задумался, стоит ли? Разговор ушёл много дальше, да и... кхм, он немного опасался жёлтой прессы, а потом у решил просто сделать вид, что так и надо. - Будто зомбированные. Но я предполагаю, что им просто очень хорошо заплатили. Либо они имеют личные связи с теми, кто хотел вам навредить. И я боюсь, что узнаю кого-то из них разве что по случайности. Понимаете, в драке вы чаще смотрите на руки и что в них, нежели на глаза и носы.
Улыбнувшись ещё раз, он подхватил мимолётно упомянутую тему уже просто потому, что слушать женщину было приятно. Поставленный слог, выверенные жесты и совсем немного жеманности. Такой ненавязчивой, что непонятно, делает ли она это намерено, или это вошло у неё в привычку. Есть виды искусства, в которых ты прощаешь фальш в угоду красоте: опера, балет, женское кокетство. 
- «Опера нищих» - звучит очень авангардно. Это сатира?
За окном кареты забесновались собаки, но лорд Блейк, как обладатель и любитель гончих, конечно не увидел в этом ничего зловещего, в том числе потому, что пока мостовая была пуста. Он улыбнулся мисс Брайант мягко, немного снисходительно.
- Там может быть кошка, там может быть ещё одно ограбление, может даже тело или просто пьяница. Не все собаки лают по нам или для нас, не переживайте ми...
И тут  карета стала ехать куда менее ровно и плавно. За спиной Шона раздалось тревожное ржание, брум дёрнулся, руганулся кучер - Салли, а потом лай и вой стали громче, злее и ближе. Карета снова дёрнулась и под конское ржание понесла.
- Салли?! Что за Дьявол? - лорд Блейк полуобернулся и открыл окошечко кучера, просто чтобы увидеть, что на кучерские козлы, запрыгнула собака, которую Салли сразу ударил хлыстом. Она слетела с кареты, отрыв обзор. сбоку от четвёрки лошадей неслись дворовые псы, злобно рыча и пытаясь запрыгнуть на спины животных, впиться им в ноги, достать до кучера. Эти псины выбегали с переулка домов справа, и недавно пустая мостовая заводнялась собачьим кортежем. Обезумевшие животные, их было пока штук 12 или 15, едва ли не прыгали под карету, лишь бы... что? Остановить?
- Гони, - кротко бросил он кучеру, захлопнув окошко и повернувшись к спутнице. Все черты лица лорда Блейка заостлириль в контрастном тусклом освещении кареты, он ещё раз внимательнее глянул на спутницу.
- У вас сегодня аншлаг неприятностей, мисс Брайант, - в тоне мелькнули первые нотки недоверия и настороженности. - Держитесь крепче.

+1

8

Этот примечательный джентльмен задавал слишком много вопросов, и не каких-то там пустых вопросов, а очень даже логических. Виолетта привыкла к расспросам в свой адрес, но чаще всего ее спрашивали о любимом цвете, приглянувшемся парфюме или моделях шляпок, сейчас же, ей приходилось внимательно следить за ходом его мыслей, чтобы ненароком не угодить в какое-нибудь болото и не запутаться в собственной лжи. Она уже даже подумывала разобидеться и на вопросы не отвечать, не обязана же она заниматься удовлетворением чужого любопытства, даже  за спасение собственной жизни, но развернувшийся за пределами кареты футуристический накал страстей разрешил эту ситуацию иначе.
Летти ведь даже любила животных. Впрочем, это не самое верное утверждение, правильнее сказать – она любила их больше, чем людей. Собаки со своей преданностью и виляющими хвостами казались ей даже милыми, в дни особо хорошего расположения духа она даже позволяла себе провести ладонью по голове какой-нибудь особо доброжелательной псины или потрепать по холке лошадь. Впрочем, после сегодняшнего происшествия, она и от этого минимума постарается воздержаться. Девушка мрачно усмехается оттого, что оказалась права. О да, собаки могут выть даже на луну, но нынче они брехали по ее пропащую душу.
Мерный ритм лошадиного хода внезапно становится чересчур хаотичным, а стук копыт перекрывается безумным собачьим лаем.  Виолетта осторожно выглядывает в окно, с единственной целью – оценить опасность, так сказать, в лицо. Не то чтобы ей хотелось окончательно разочароваться в сложившейся ситуации, но она пытается сосчитать бесчисленных черношкурых взлохмаченных псов, несущихся за каретой, пытающихся нагнать и прыгнуть на спину лошадям или сигануть под тяжелые обода колес. Разбрызгивая во все стороны слюну и сверкая бесноватым взглядом желтых глаз, они продолжают свой путь даже после того, как получают удар  копытом от одной из лошадей. Летти качает головой – собакам само собой такая невнятная агрессия не свойственна, а уж инстинкт самосохранения и тем более болевой синдром, свойственны даже примитивным существам, но эти напрочь игнорировали все законы биологии и продолжали маниакально преследовать свою цель.  Ведьма бы очень хотела, чтобы это было всего лишь совпадением, но она прекрасно знала, что совпадения - это хорошо завуалированное колдовство, поэтому их просто напросто не существует.
Она снимает с шеи шелковую шаль и, незаметно выбрасывает ее в окно, пока взволнованный ситуацией спутник отвлекается на своего кучера. Девушка немного нервно прикусывает губу, когда пара псов останавливаются, чтобы схватить зубами тонкий кусочек ткани и разодрать его на кусочки, а после ринутся дальше следом за каретой.
- Да, быть может, я разбила зеркало или просыпала соль, что еще может навлечь такие неприятности? Хотя не исключено, что фортуна отвернулась от нас обоих, - на ее лице при этих словах не появляется даже призрачной улыбки, Виолетта вовсе не шутит, ему страшно не повезло встретить ее сегодня, а ей страшно не повезло оказаться в такой ситуации в принципе, да еще и связанной по рукам и ногам ввиду невозможности применить даже самую простую магию. Мужчина был чересчур проницательным, он бы, очевидно, это заметил.  Не имея возможности напряженно размышлять в столь некомфортных условиях, она предусмотрительно упирается рукой в стенку кареты и морщит свой маленький нос, наблюдая резко изменившийся настрой ее спутника. Безусловно, она бы тоже не обрадовалась, окажись она в такой ситуации. Если бы он только знал, что стоит ему легкий мановением руки выкинуть ее на мостовую и все его личные неприятности прекратятся, но за это Летта и любила всех этих занудных поборников морали, им такой отвратительный бесчестный поступок даже во сне бы не приснился, а вот для нее это было в порядке вещей.
-Далеко мы так не уедем, - мрачно констатирует Летти, когда сначала слышится очередное громкое ржание лошади, а затем брум кидает резко влево. Лошади, и их можно понять, начинают жалобно храпеть и постепенно перестают слушаться, каждая из них, хотя и не видит угрозы из-за шор на глазах, чувствует опасность, а прирожденный инстинкт набатом в голове требует ей спасаться, и даже боль от хлыста кучера уже не усмиряет этого пыла.
-Мы недалеко от Темзы? Просите кучера повернуть на набережную, скорее, - девушка неожиданно для себя просит чересчур настойчиво, она вовсе и не планировала приказывать, но в данной ситуации вежливостью пришлось пренебречь ненадолго, иначе бы многоярусные фразы, соответствующие этикету,  растянулись на драгоценных пять минут. Собаки, и это знала даже актриса-белоручка, ориентируются на запах, и даже если их смогли столь умело заколдовать на нападение, то уж интеллект и сознание сродни человеческому им привить не могли точно, значит если им удасться сбить их со следа, у них будет немного времени форы. Виолетта подрагивающими пальчиками начинает снимать отороченный дорогим мехом плащ. Вещицу ей было безудержно жаль, но ей ведь ничего не стоит выпросить у щедрого покровителя новый,  а вот она любимая замене не подлежит в любом случае. Пока она расстегивает золотую булавку, накалывает палец и несколько капель крови остаются на позолоте и падают на плащ, Летта ненадолго прикрывает глаза, и только после скидывает с плеч тяжелую алую ткань. Она недоверчиво смотрит на мужчину напротив.
- Боюсь, что придется прыгать, а он чересчур тяжел, вынуждена признать, - она выглядывает  наружу, когда карета немного снижает скорость, чтобы неуклюже вывернуть на неширокую набережную Темзы. Этот неловкий маневр оказался фатальным - то ли тот факт, что Летти неосмотрительно высунулась, то ли то, что брум стал чуть более досягаемым, но одна из собак бросается на дверь и девушка едва успевает отшатнуться назад, ведь острые белые зубы лязгают в паре миллиметров от ее руки. А вот кучеру повезло меньше – пока он справлялся с обезумевшими лошадьми, псы, будто бы поняв как им эффективно остановить карету, прыгают на мужчину и сбивают его на мостовую. Летти очень рассчитывала, что они успеют доехать до невысокого моста, у его основания была насыпь, на которой вполне успешно можно было бы укрыться на короткое время, но теперь они оказываются в ситуации крайне неприятной, набережная была до невозможности длинной, лошади вот-вот грозили остановиться, а идей у ведьмы так и не появилось. Она в отчаянии всматривается в туман, когда замечает впереди небольшие деревянные леса, выступающие в реку на добрых 10 метров и метров на пять поднимающиеся от воды. Девушка не имела представления, зачем они здесь – может заготовка для очередного моста или понтона, но конструкция выглядела крайне спасительно.
- Видите? Нам надо как-то выпрыгнуть, если мы окажемся над водой, псы нас не достанут, у нас будет пару минут форы, пока они будут преследовать карету, это я Вам гарантирую, мистер пожелавший не называть даме своего имени, - она едва улыбается, - Вам прыгать первым, а я следом, - Летти  теребит ткань злосчастного плаща, будто бы он спасет их от всех грядущих напастей и нетерпеливо ерзает.

+1

9

Шон сразу отметил перемену в поведении спутницы. Заметил, прищурился, но не растерялся, чувствуя внутри прилив эмоций, похожий на тот, который он испытывал, столкнувшись с экзотичной мадам Девон. И с её предупреждением о том, что шаг дальше, это шаг в болото, из которого он уже ней выйдет. Пока лорд двигался по болоту в лодке, в которую сегодня явно подобрал не самую обычную женщину.
Он проницательно глянул на неё и молча резко кивнул:
- Салли, к Темзе, притормози у набережной, - Шон крутанул в руке трость, внутри которой был кинжал, и ещё раз пожалел отсутствия пистолета. На секунду в этой бешеной скачке он задержал взгляд на мисс Брайант, очень уверенно и быстро расстающейся с дорогим пальто. Ни тени сомнений, ни искры паники, ни мгновения замешкаться, или затрястись от страха. Похоже, перед ним недавно разыграли прекрасную партию! Браво-браво, даже если его огненноволосая спутница не была актрисой по профессии, она явно была такой в душе. А вот кем она была на самом деле? Похоже к вопросам, приносящим бессонницу лорд Блейк мог добавить ещё один.
Если он, конечно, доедет до дома...
- Осторожно! - выкрикивает Шон, одновременно выхватывая кинжал из трости и кидаясь к двери, куда запрыгивала псина, клацая зубами. Почти машинальным движением он вонзил клинок в собаку, жалобно вякнувшую и упавшую вниз. Сбоку с козел слетел Салли, и карета окончательно потеряла управление, её шатало, штормило, и собаки умудрялись заскочить на любой свободный уголок. Всё было очень плохо...
- Вам прыгать первым, а я следом, - звучало почти как план. Почти.
- Нет времени на очередь, - бросил Шон, быстрым движением вырывая плащ из рук Виолетты и откидывая его в сторону, вторым резко беря её в охапку и прыгая вместе с ней в воду Темзенского залива.
Ну... что сказать... в виду того, что  Темза стала полноводнее себя прежней, вода воняла не так, как в годы его молодости. Приятнее она от этого всё равно не стала. Особенно теплее!
Шон вынырнул, сразу отцепляя от себя потяжелевший плащ, и оглядывая набережную. Некоторые собаки рвали плащ Виолетты на части, большая часть стояла на набережной, лая, воя, но не прыгая за беглецами, беснуясь на набережной. А вот чуть по-отдаль встал Салли, псам до кучера не было никакого дела.
- Салли! Постарайся нагнать карету! И поезжай домой! - крикнул Шон кучеру.
- А как же вы, лорд Блейк?! - отозвался кучер.
- Я позже, - домой он свою новую знакомую не повезёт... Кстати, её платье, оно может утянуть спасённую к чертям на дно. Он продолжал держать Виолетту одно рукой, совершенно не представляя, насколько хорошо она плавает. Повернувшись к ней мужчина свой план действий:
- Мисс Брайант, вы хорошо плаваете? Нам стоит добраться хотя бы до того небольшого островка, собаки даже если поплывут - мы без труда сможем отбиваться от них на подходе, - он указал на небольшой островок с рыбацкими снастями вокруг и всего пятью-шестью домами на нём. Бедняцкими, конечно, - Но прежде я по-буду окончательно неприличным, раз уж вы отметили, что я не представился, я ещё и попрошу вас снять платье, и прямо сейчас, - он немного рассмеялся, но глаза его продолжали колко смотреть на собак, которые примирялись где спрыгнуть и стоит ли. В воде они всё равно не погли кучаться - вода в пасть натечёт.

0

10

И почему мужчинам свойственна эта абсолютно непереносимая черта характера – ультимативно демонстрировать всем окружающим, что они мужчины? Ведь поступи этот нетерпеливый и склонный изображать из себя героя джентльмен иначе и послушай он Виолетту, им точно не пришлось бы прыгать в воду, ведь на то она и была ведьмой, чтобы изредка решать житейские проблемы абсолютно извращенными способами. Хотя тут еще стоило поспорить, что извращеннее – ледяная грязная вода или колдовство? Она просто не успевает возразить или иным образом воспротивится, потому что все происходит так стремительно и вопреки ее воле, но вот уже через мгновение ее сначала словно обжигает холодом воды, а потом она начинает отплевываться, морщится и отчаянно перебирать ногами, пытаясь остаться на поверхности. Ее прекрасное платье, ее идеальная прическа, весь ее хитрый косметический антураж… Перво-наперво она жутко расстраивается, так жутко, что в пору расплакаться, а потом очень сильно злится и раздражается на этого отчаянного спасателя, что подпортил ее идеальный план и окунул ее в воду, так сильно злится, что явно борется с желанием его утопить. Она в очередной раз фыркает, убирая с лица мокрые рыжие волосы, и вздрагивает от омерзения – что в ней в этой воде содержится, что у нее запах как из сточной канавы? Летти не оставляет без внимания триумфально возвращения кучера, которого псы, ясное дело, не тронули, к ее огромному сожалению. Она хитро прищуривается, когда тот в отчаянном порыве на всю набережную оглашает фамилию мужчины, которую тот так нагло скрыл и даже позволяет себе улыбнуться, несмотря на свое плачевное положение.
Если этот самый лорд Блейк, что так самоотверженно не дает ей уйти под воду, не глуп, а он совершенно не глуп, это Летта заметила еще с первой минуты их знакомства , то он уже заметил во всем этот подвох. Именно поэтому у нее внутри заворочалось неприятное беспокойство вместе с желанием поскорее избавиться от общества нового знакомого и как можно осторожнее исчезнуть. Собаки могли бы из солидарности все-таки искусать кучера до полусмерти, чтобы так откровенно не палить Виолетту, могли бы не драть ее плащ на кусочки, он все же стоил кучу денег, но эти собаки были запрограммированы портить ей жизнь.  По этой причине они и сейчас стояли на берегу и лязгали зубами, устрашая ее и ее спутника своим неистовым лаем.
Летти, честно признаться, не умела плавать, да и где ей, собственно учится? Отцу в ее детстве явно было не до уроков плавания, он был слишком занят тем, что сводил концы с концами, а девушку даже после это не слишком эстетичное, на ее взгляд занятие, не слишком привлекало, да и вообще она старательно избегала лишнего контакта с водоемами, имея четкое представление, что хоть и не может утонуть, но объяснять кому-то, почему так получается, если она совершенно не умеет плавать, ей не хотелось. Именно поэтому на вопрос мужчины она нерешительно мотает головой.
- Что,  простите? – брови у девушки манерно взлетают вверх. Это уже слишком, на такие жизненные повороты Виолетта просто не рассчитывала.
- Знаю я ваше имя или нет, снимать платье я не намерена совершенно точно, мы еще с Вами не на той стадии взаимоотношений- фыркает девушка, пытаясь отшутится, и как-то неуютно ерзает, словно подумывает избавится от его крепкой хватки и…и что? Пойти ко дну? Очень мило, Летти, очень мило, если уж у тебя хватило наглости украсть чужую книгу, то должно хватить ее же, чтобы снять платье, которое, уж честно признаться стало неимоверно тяжелым, хотя бы из-за своей шикарной юбки, которой ведьма так гордилась, и вполне вероятно не дало бы им проплыть даже каких-то жалких десять метров.
-Эта дурная ситуация не оставляет мне выбора…-трагично провозглашает Виолетта и намеренно поворачивается к лорду лицом, нахально демонстрируя свое декольте вкупе с откровенным недовольством на лице и ловко заводит за спину руки, пытаясь расшнуровать платье. Мокрая шнуровка проскальзывает между пальцами и поддается не так легко, как ей хотелось бы.
-Раз уж Вы сегодня решили выйти из амплуа воспитанного лорда и  поиграть в нахала, не будите ли Вы так любезны, дернуть посильнее и порвать шнуровку, я признаю, что не могу справиться с ней самостоятельно, а иначе платье просто не снять, - она драматично вздыхает, благо скромность не была ей свойственна, поэтому, когда одно из ее любимейших платьев, благодаря совместным стараниям, скрылось в глубине мутных вод Темзы, она скорее грустит из-за утраты предмета гардероба, а не из-за того, что осталась в тонкой нижней сорочке. Впрочем, это все произошло очень вовремя, потому как одна из собак, все же прыгает в воду, а ее примеру следует еще пара, пока другие носятся вдоль берега. Летту передергивает и она сразу забывает о своей потере и смотрит в сторону того самого островка, на который ранее показывал мужчина.
- Туда, давайте поплывем туда, - она стучит зубами и немного нервозно кивает в нужную сторону, а потом  начинает не очень умело перебирать ногами, пытаясь удержаться на воде, благо плыть было не далеко. Девушка пытается не думать о том, что водится в этой воде, насколько она грязная и холодная, а уж тем более о том, как ужасен ее внешний вид сейчас.
Только когда они добираются, наконец, до острова, она понимает какой над рекой стоял густой туман – противоположного берега и собак было уже совсем не видно. От холодного ветра ее бьет озноб, а от мокрой одежды только холоднее. Ведьма спешно пытается отжать воду из своих длинных рыжих волос, и присматривается – вокруг словно бы никого и ничего живого пока не было. Только густой как молоко туман и колючий осенний ветер.
-Они могли нас потерять…псы ориентируются по запаху, а эта гадкая вода уж точно его перекрыла, - она вынужденно чихает и зябко обхватывает себя руками.
-Давайте уйдем с открытого пространства, здесь так безумно холодно, - она подозрительно оглядывает на покосившиеся строения неподалеку, - Может, найдем там сухую одежду…- или новые приключения на голову.  Только вот более разумных предложений у всесторонне униженной Виолетты не нашлось.

+1

11

Предложение даму оскорбило. Что вполне логично, оно оскорбило бы даже путану по первости, хотя бы тем, что в данном случае платье приходится снимать даже не для работы. Но Шон был реалистом, по крайней мере тогда когда того требовала жизнь. Он терпеливо подождал все степени смирения мисс Брайант со всей этой ситуацией и даже не обиделся на язвительность. В конце концов, вместо неё могла быть пощёчина. Лишь чуть улыбнулся на колкости и согласился помочь даме раздеться. Тоже с досадой отмечая, что в этом действии нет ни капли приятного - мокрая шнуровка не так то легко поддавалась, а собаки таки решили плыть. Сдёрнув побыстрее тяжёлую ткань, он направляется подальше от обезумевших животных к островку.
Темзенский залив - то ещё местечко, Шон бы не удивился, если бы рукой задел какой-нибудь всплывший труп, напоролся ногой на железную затонувшую барженьку, но без этого обошлось.
И хотя эта идея помогла им оторваться, лучшей Шон её назвать не мог. Особенно когда они выбрались на берег. Октябрь. Смог. Холод. И ты весь мокрый. Шон чихнул лишь через секунду после спутницы, полностью солидарный с её состоянием. Потом снял с себя пиджак, отжал его, как мог, и накинул на её плечи, чтобы хотя бы прикрыть.
- Главное найти там живых, о одежде как-то договоримся. Я ещё не потерял кошелёк, - улыбка, как и ситуация, получилась трагикомичной, но он всё равно улыбнулся рыжей актрисе. - Попросим горячего, а лучше разогревающего, и вы мне расскажите что-нибудь интересное. Как вам план?
Он сделал несколько шагов в сторону домов, и его ботинки, которые он не смог скинуть в воде, утробно хлюпнули. Боже, всё-таки это было отвратительно! Со вздохом лорд Блейк снял туфли, взял их в одну руку, вторую предложил даме и двинулся к домам. На стук в первой никто не отозвался, вторая лачуга, буквально чуть-чуть пообжитее первой, встретила их лаем, и Шон заколебался, в итоге постучав в третью. Через какое-то время в окошке появился тусклый свет керосиновой лампы двигающийся так медленно, что лорд Блейк успел подумать о своём завещании, в случае туберкулёза.
- Кто там?! - неласково и брюзжаще гаркнул за дверью старческий голос.
- Мокрые и обворованные христиане, которые хотят обсохнуть и потом уйти, - подобрал не самую точную формулировку лорд Блейк.
- На этом острове воровать не у кого и некому. Проваливайте откуда пришли!
- Лондонская помощь ближнему своему, - тихим голосом со смешком проговорил лорд Блейк спутнице, а потом уже громче старику:
- Грабили нас на мосту, откуда и скинули. Мы смогли доплыть сюда и не сможем доплыть обратно, просто околеем у вас на крыльце, доставляя вонь и хлопоты. Откройте, мы безоружны и не по вашу душу. Нам бы свои сохранить.
- Дверь приоткрылась буквально на самую щёлку, достаточную для глаза, недоверчиво и со скепсисом осмотревшего обоих ночных визитёров. Это длилось утомительно долго, но наконец старик приоткрыл дверь шире.
- Чтож, что обворованы вижу. Обсохнуть дам, но жрать у меня нечего, так и знайте.
Он развернулся и пополз в недра своей пахнущее рыбой норы. Лорд Блейк вздохнул и сделал пригласительный жест:
- Дамы вперёд.

+1

12

Настроение у Виолетты испортилось окончательно. Но ей все же хватило сил, чтобы натянуто улыбнуться и поблагодарить за протянутый ей пиджак – толку от него было, правда, очень и очень мало, предмет гардероба хоть и был из дорогой ткани, оставался не менее мокрым чем все остальные вещи и таким же отвратительно пахнущим то ли тиной, то ли черт знает чем еще.  Она, сохраняя страдальческое выражение лица, брела вместе со своим новым знакомым по неприятному песку и страдальчески морщилась каждый раз, когда нога увязала слишком глубоко.  Кто бы мог подумать, что спустя столько лет прекрасной беззаботной жизни вдали от всей этой низкосортной грязи окраин ей снова придется скитаться среди жалких лачуг с просьбой оказать им посильную помощь. И как она вообще могла такое допустить? Впрочем, Летти предпочитала во всем винить мужчину. Это же он ее искупал в ледяной воде, а теперь устроил вынужденную прогулку под ледяным ветром. Виолетту систематически потряхивает от холода и она едва сдерживается, чтобы не застучать зубами.
- О, отличный план, за исключением того, что его реализация выпала на нежаркий октябрь месяц, - девушка недовольно ворчит в ответ. Впрочем, за всем этим вежливым потоком слов она не упустила эту его не то просьбу, не то предложение – «рассказать нечто интересное». Любопытно, что такого он желает услышать? Уж явно не лекцию об истории театра в Англии.  Виолетте стало как-то не по себе, когда она намеренно будит в своей душе невнятные подозрения.
-И куда все запропастились? Отправились в мир иной от несладкой жизни? – Летти не удерживается от язвительного комментария, когда им в очередной раз не открывают дверь и приходится двигаться дальше к еще более нищей, на первый взгляд, лачуге. Ведьма уже подумывала предложить нагло вломиться в дом в отсутствии хозяина. Это, безусловно, было бы аморально, но во-первых, какое дело ведьме до морали, а во-вторых, она замерзла как собака, а какое дело собакам до морали? Она уж было подумала предложить это лорду Блейку и даже решила убедить его в этом, если будет сопротивляться, как вдруг где-то в глубине рыбацкого домика загорается тусклый свет. Девушка нетерпеливо переступает с ноги на ногу и ждет, пока брюзжащий и гадкий на вид и запах старик хорохорится и не желает их запускать. Будь ситуация немного иной и не окажись она жертвой купания в Темзе, Летти совершенно верно смогла бы уговорить его, используя свое стопроцентное женское обаяние, которое, к сожалению, смыло не самой чистой водой из залива. Она едва сдерживается, чтобы не вмешаться в разговор между мужчинами и уже готовится развернуться и гордо вздернув нос уйти прочь навстречу воспалению легких, когда дверь все-таки открывается.
-Вы так добры, - сквозь зубы цедит Виолетта, прежде чем переступить порог жалкой лачуги и как-то опасливо косится на лорда Блейка, что пропускает ее первой. Очень умно, с одной стороны, акт вежливости, с другой, если на них рухнет потолок или выпрыгнет из темноты бешеный кот – она пострадает первой, а он успеет убежать. Она провожает недоверчивым взглядом хозяина, что скрывается внутри,  и делает несколько неуверенных шагов внутрь. Что-то ей здесь не нравилось. И вовсе не грязь и не отвратительный запах рыбы, что-то на более утонченном ощутимом только интуитивном уровне не рекомендовало Виолетте проходить внутрь. Она морщится, вздыхает, мнется, поправляя мокрые рыжие пряди, оборачивается на мужчину, что следует за ней, и все-таки идет дальше. Летти делает еще шаг, как вдруг врезается в стоящего в дверном проеме старика и резко отпрыгивает назад. Он смотрит на нее как-то чересчур пристально, на ее рыжие волосы, на тонкие пальцы, заглядывает в глаза, ведьму даже передернуло от его прожигающего взгляда и она немного нервно поправляет золотые кольца на пальце, а затем немного нагло усмехается.
-Вы позволите пройти? – она елейно улыбается, проскальзывая мимо него в комнату, где к разочарованию Летти было вовсе не жарко. Ее отапливала небольшая скромная печь, в которой, судя по температуре в комнате, давно остались одни угли. В таких бедняцких домах Летти уже давно не была, поэтому немного удивленно рассматривает голые стены и дешевый пол.
-Бесполезно надеяться, что нам здесь предложат чаю, Лорд Блейк, - он издает короткий смешок и поднимает вопросительный взгляд на мужчину, - Вам в таких лачугах, должно быть бывать не приходилось? – девушка крутит головой, подумывая, куда бы присесть, но все вокруг кажется чересчур неопрятным. Старик снова появляется откуда-то из пустоты, и, кряхтя, тащит при себе пару поленьев, которые бросает на пол, оставив в руках лишь керосиновую лампу. 
-Странные нынче воры пошли, - старик как-то гадковато ухмыляется, - Ограбили, значит, платье с дамочки содрали, а побрякушки оставили? Что-то в вашей поганой сказочке не сходится. Вы или снимаете все эти цацки  и оставляете мне или убираетесь вон! – он как-то самоуверенно прикрикивает и топает ногой, будто это ее испугает.
Виолетте едва хватает сил, чтобы не всплеснуть руками на собственную глупость. Это же надо было так сплоховать!
-Просто не успели…а, может, не заметили их…а может…они вообще не настоящие, фальшивка - голос у ведьмы становится каким-то чересчур тягучим, а браслеты на кисти бряцают в такт. Она прекрасно знает, что еще чуть-чуть и сломает слабовольного старика, стоит лишь щелкнуть пальцами, но позади топчется Лорд Блейк, который совершенно точно все испортит или неправильно поймет, а еще хуже если правильно. Летти отвлекается на эти мысли, не заметив до удивления странную реакцию старика, он начинает размахивать перед собой руками, отступать назад, бормотать что-то невнятное, а потом и вовсе швыряет в нее керосиновую лампу,  спотыкается и падает на спину, будто неуклюжий жучок. Это вот уже совсем неожиданно, не могла же она напутать что-нибудь или могла?
-Он, очевидно, не здоров, надо бы отправить его спать…- ведьма пожимает плечами, брезгливо удерживая двумя пальцами удачно пойманный светильник.

Отредактировано Violetta Bryant (20 июня, 2018г. 19:23:48)

+1

13

Шон колкости и ехидство женщины, как и её недовольство принимал со спокойной снисходительностью. С одной стороны - её можно было понять, с другой - за неё можно было уже не так сильно переживать. Что мисс Брайант ему уже успела доказать не столько делом, сколько эмоциями - она не так проста, как кажется. Женщина с множеством загадок и находчивостью куницы - прекрасная же встреча! За неё можно было и простить некоторые колкости, порой даже заслуженные.
Куда больше внимания он уделил лачуге и хозяину... Здесь всё, абсолютно всё было старым, покосившимся, угасающим и вторичным. Это было одновременно жутко и удручающе. И мерзко, надо сказать... весь пол по углам, вне "протоптанных троп" был усеян мусором, чешуинками и костьми рыб, огарками спичек, маслянными каплями, в общем - всякой дрянью. Тепло здесь было весьма относительно, светло... не было вообще. В общем, да, это было не самое приятное знакомство и на лице лорда такое читалось.
- Вам в таких лачугах, должно быть бывать не приходилось?
- В таких - не приходилось, - не стал скрывать Шон, - А вам, мисс Брайант?
И тут вернулся хозяин и завёл слишком наглые для старого нищего ублюдка разговоры. Лорд Блейк даже украдкой осмотрел углы - он бы не удивился, если бы за этим хламом, где-то под рыбацкой сетью обнаружились бы его детки с дубинками. Но похоже он был один. Один и решил попытаться их обворовать! Шону страшно захотелось рассмеяться.
Лорд Блейк не был жестоким, но сейчас ему захотелось просто весомо ударить старика, чтобы тот... крепко проспал, пока они не просохнут. Но раньше него заговорила сама Виолетта, и голос её звучал... тягуче пленительно. Шону на секунду показалось, что он опьянён этим голосом, но это было так мимолётно, так странно, что мысли об этом не отложились в его голове, вытесненные последующим странным поведением старика. Тот будто чего-то испугался, замахал руками, попытался швырнуть в Виолетту лампу и сбежать, но упал и завозился жуком. Шон напрягся.
- Он, очевидно, не здоров, надо бы отправить его спать…
Перевёл один только взгляд на медные от влаги пряди макушки Виолетты, а потом опять на старика. Три странных поведения вокруг одной единственной особы... Конечно, он просто устал.
Черты лица Шона в тени ненадолго стали опять жёсткими, но потом он дошёл до старика, подняв его без особого труда и тут же поморщившись - пах тот просто отвратно. Найти в этой лачуге лежанку было не трудно - тут всё было вы одной комнате - вот там уголок для готовки - чёрный от того что его не отмывали тщательно от осьминожьих чернил, тут в свалки лежит всего пара сменной одежды, грязной, конечно, грубосколоченный табурет рядом с лежанкой, который Шон подхватил и поднёс ближе к очагу, жестом предлагая сесть Летте, в другом конце полуразобранная куча ржавого мусора - всё, что приносили сети помимо рыбы, и что этот дедок надеялся переработать в что-то полезное. Это было... Это было дно.
Шон сам сел на пол и надавил пальцами на глаза, после посмотрев на небольшую круглую печку, что обещала им помочь высохнуть ближайшие два часа. Посмотрев так с полминуты, Шон поднял проницательный и чуть ироничный взгляд на Волетту, внимательнее осмотрев все её побрякушки. У мадам Лаво тоже было много амулетов...
- Вы оккультистка? Или может быть даже статься так, что заигрались с силами за пределом, не так ли? - он отвёл глаза назад на огонь, запоздало вспомнив, что для гипноза чаще всего требуется зрительный контакт, - Мне доводилось сталкиваться с разными... ищущими знаний.
Шон взял одно из брошенных полений и занялся огнём, чтобы внутри было хотя бы 15 градусов, а не 7. Может удастся растопить теплее.
- А все эти случаи... перебежали дорогу... ммм... коллеге по цеху? - продолжал он расспрашивать, не смотря на мисс Брайант.

+1

14

Виолетта долго колеблется, прежде чем сесть. Даже после того как гадко пахнущего старика убрали от нее куда подальше, вся эта лачуга и табуретка в том числе чище не стали. В конечном итоге усталость побеждает брезгливость и она со страдальческим видом все-таки присаживается на самый краешек, слегка приспуская с плеч мокрое пальто.  Хозяин еще не скоро должен проснуться, а, значит, они вполне успеют обсохнуть и уйти, надо только придумать как. Летти слегка напрягается, когда Шон садится на пол недалеко от нее и окидывает его недоверчивым взглядом. Чтобы в комнате стало теплее, ведьма была готова сжечь всю утварь, что бы здесь нашла, но знала, что такое богохульство мужчина вряд ли поймет и уж точно не одобрит. Она задумчиво перебирает влажные пряди волос,  а после позволяет себе вскинуть брови, изображая не дюжее удивление. Она, конечно, ожидала вопросов, только глупец бы их не задал или трус, а мистер Блейк не подходил ни под одну, ни под другую категорию, но причислить ее к оккультистам, вот уж сущее невежество даже для такого темного человека, как он. Девушка намеренно пропускает мимо ушей все его руссуждения и все так же накручивает на палец прядь огненно рыжих волос.
- А Вы, лорд Блейк, как относитесь к оккультистам? Мне просто любопытно, Вы меня таким образом оскорбили или комплимент сделали? – она усмехается, кривя губы, не сводя с него насмешливого взгляда. Мужчина с таким внезапным интересом уставился на старую облезлую печку, что даже забавно и совершенно не поворачивает головы.
-Вы что же это..меня боитесь? – она удивленно хлопает глазами и даже как-то наигранно обиженно надувает губы, - Не стоит, право слово, меня это как-то даже немного смущает.  В бою против Вас у меня уж точно нет шансов, я это поняла еще после Вашей встречи с нападавшими в переулке, - Летти озадаченно цокает языком, вздыхает, ерзает и силится всячески привлечь к себе внимание мужчины. Нет, ну так ей совершенно не интересно общаться, она с большим успехом может вести беседу со спящим рыбаком.
-Вы меня заинтриговали, какие же Вам встречались оккультисты, что Вы так опасаетесь даже мимолетного зрительного контакта? – она манерно протягивает слова, а на самом деле критично фильтрует в голове полученную информацию, не могут эти библиотечные чудики уметь такого, они вообще, по мнению Виолетты, больше годятся для цирковых представлений.  Получается, мужчина знает слишком мало, или, напротив, он знает что-то еще. Про какую темноту он там бормотал?
-Послушайте, нам тут сидеть не меньше двух часов, не будете же Вы все это время пытаться проделать дырку в стене взглядом? Могу Вам сразу сказать, гиблое это дело, такие фокусы еще никто не научился исполнять. Иначе бы об этом на следующий день трубили все газеты, - она пожимает плечами и, немного подумав, устраивается рядом с ним на полу, предварительно подстелив многострадальное пальто.
-Во-первых, мистер Блейк, нет, я не оккультистка, во-вторых, не следует меня боятся, в третьих, в чем-то вы были правы с самого начала нашей встречи, а в-четвертых, я не на допросе, и коротать время ответами на Ваши вопросы в мои планы не входит, но Вы мне помогли и было бы очень грубо отблагодарить Вас полным молчанием, поэтому я, пожалуй, могу ответить на еще один Ваш вопрос, если Вы, конечно, поведаете мне, с чего вдруг отнесли меня к немногочисленной касте оккультистов, а там…а там посмотрим, - Летти жеманно склоняет голову к плечу, для себя она все уже решила, ее в такие моменты редко интересовало чье-то согласие. Пожалуй, единственное, что ее действительно расстраивало, это то что он уже знает слишком много, не страдает амнезией и обладает гибкий умом и наблюдательностью, а значит стоит им добраться до цивилизации, он подведет ее под общественный суд или еще чего хуже будет прибегать к шантажу. Печально, как это печально, он ей в глубине души даже казался немного приятным.

+1

15

- Вы не так невинны, как хотите казаться, мисс Брайант, - усмехается Шон, не реагируя на откровенную и очень простую провокацию. Тем более, что огонь, такой желанный источник тепла, справлялся с "приворотом" не хуже огненных волос Виолетты, - Оккультисты мне встречались разные, - уклончиво сказал мужчина, чуть склонив голову на бок, - И отношусь я к ним по-разному. В конце концов, знание законов мира - лишь средство. Как в юриспруденции. Можно использовать это средство на защиту себя, невинных, близких, а можно во-вред.
Шон не спешил сдавать пароли и явки, да и вообще вряд ли это сделает, но девушка не отрицала. Чтож, хоть с этим стало понятнее. Шон всё продолжал смотреть на огонь, когда Виолетта не выдержала.
- Послушайте, нам тут сидеть не меньше двух часов, не будете же Вы все это время пытаться проделать дырку в стене взглядом? Могу Вам сразу сказать, гиблое это дело, такие фокусы еще никто не научился исполнять. Иначе бы об этом на следующий день трубили все газеты.
Мужчина искренне рассмеялся, и таки бросил снова взгляд на Виолетту, проницательный, внимательный, но не пристальный. Девушка использовала простые женские чары вперёд любых других.
- Вы не на допросе, - подтвердил он, - Просто если я посчитаю вас слишком подозрительной, я выйду из дома, возьму ту лодку, что я видел у одного из домиков, сяду в неё и уплыву на другой берег, оставив вас тут, одну, едва одетую, - Шон сделал паузу для того, чтобы собеседница могла принять эту информацию и снова отвернулся к огню, спрашивая себя. на всякий случай, не стал ли он относится к Виолетте иначе за прошедшие мгновения? Вроде не стал. - Давайте посомтрим по-порядку: вы гуляете одна по опасной улице. После нападения толпы одержимых мужиков вы даже не тряслись, быстро пришли в себя, во время нападения откровенно одержимых диких собак собрались и придумали что-то буквально раньше меня. Ни секунды колебания, сомнения, страха. Будто бы всё ненормальное для вас нормально. Потом старик, который шарохнулся от вашего гипноза... Боюсь, что если вы и не оккультистка, то связались с потусторонними силами.
На этом моменте Шон перестал улыбаться и снова посмотрел на Виолетту чуть-чуть внимательнее.
- Так кто на вас охотится, мисс? Это и будет мой вопрос.

+1

16

- Погодите, это что же Вы вот так просто меня бросите тут одну? – она натурально удивляется и хлопает большими голубыми глазами, - Я бы тогда, пожалуй, очень опечалилась, - она расстроенно надувает губки, прикидывая блефует он или нет и как сильно она действительно расстроится, если он и правда так поступит. Безвыходных ситуаций, впрочем, не бывает, она может разбудить этого рыбака и заставить его доставить ее на большую землю. Или она придумает еще что-нибудь, Летта считала себя находчивой, а вперед этого имела чувство собственного достоинства, и уж просить и умолять о спасении никогда бы не стала. В пору было даже оскорбиться, но она великодушно воздержалась, и все еще придерживалась театрально разочарованного вида.
- Вы разве жертва стереотипов? Может, я просто не отношусь к кисейным барышням, которых полным полно на улице, - она прячет усмешку в уголках губ и ненадолго опускает взгляд. Почему-то эти слова заставили ее вспомнить неприятные моменты из нищего детства, когда она и подумать не могла, что когда-то станет обладательницей шуб, украшений и шикарных рыжих волос.  Она, конечно, была ведьмой, и по этой причине могла похвастаться и выдержкой и предприимчивостью и отсутствием страха, но все же уроки детства тоже оставили на ее характере отпечаток, о котором она хоть и не вспоминает, но навсегда стереть из памяти все равно не смогла. Это все отвратительная атмосфера этого мерзкого места, еще не хватало Летте докатиться до сентиментальности или слезных рассказов  едва знакомому человеку о своем прошлом. Она ерзает на жестком полу и протягивает холодные ладони чуть ближе к огню.
-  В каждом человеке есть темная сторона, лорд Блейк, только одни отталкивают ее, прячут внутри себя, а другие же, напротив, заключают с ней долгоиграющее сотрудничество. Разве принимать себя таким, какой  ты есть – это не самое важное умение в этой жизни? Можете считать, что этим навыком я овладела сполна, - она горделиво встряхивает волосами, и с интересом разглядывает его неоднозначное выражение лица и словно бы нахмуренные брови. Она вынуждена признать, вся цепь событий выставляла ее в невыгодном свете, отрицать очевидное казалось ей крайне глупой и бесполезной затеей, а молчание нагоняло на нее тоску, очевидно, именно поэтому ее потянуло на философию и совершенно ненужную никому откровенность.
-Беседовать под вино было бы гораздо приятнее, не находите? - она протяжно вздыхает и ежится, будучи уверенной, что в этой халупе и слова то такого никто не слышал. Будь тут Гидеон – он бы достал бутылочку из шляпы, а вот Летти таких фокусов не умела, поэтому и сидела сейчас у чахлой печки с несчастным лицом. В кармане у мужчины тоже бы вряд ли обнаружилось желаемое. Ну какая печальная со всех сторон ситуация!
Она немного удивленно выгибает бровь на его вопрос. В этом есть какой-то хитрый подвох? Ведьма выдерживает привычную для сцены паузу и поднимает глаза на лорда.
- Что же…ладно…пожалуй, оговорюсь, что в чем-то Вы были правы с самого начала. Можете потешить свое самолюбие, - Летти ухмыляется, - Так вышло, что я взяла одну важную вещь у одной очень неприятной и мстительной, но в тоже время довольно сильной и влиятельной особы, которая теперь желает получить ее назад. Любыми способами. Как Вы успели заметить, она в своих способах довольно изобретательна, что, конечно, поражает и меня тоже, лорд Блейк. Поверьте, я такого светопредставления не ожидала, но и вернуть эту безделушку никак не могу, - Виолетта пожимает плечами, - Не могу и предположить, чем закончится все это. Но одно могу сказать Вам точно, если возьмете лодку и сбежите прямо сейчас, это будет самым верным решением в Вашей жизни. Стоит Вам расстаться со мной и Вы будете в безопасности. Вас же это волновало? – она как-то напряженно прищуривается и прикусывает губу. Она не стала сообщать новому знакомому о том, что пройдет немного времени и всем этим фокусом она тоже научится, ведь она украла не пудреницу, а книгу заклинаний, в которой спрятаны все секреты этих ловких нападений, как и способы защиты от них. Ей бы только попасть домой и тогда она точно найдет способ спасти свою драгоценную шкурку.
- Впрочем, почему-то мне кажется, а я редко ошибаюсь, что Вы не убежите просто так, Вы любопытный, у Вас есть вопросы, а это очень жестоко навсегда оставлять себя наедине с вопросами, ответы на которые получить будет уже невозможно, стоит Вам только переступить порог этой лачуги без меня, - она загадочно улыбается.

+1

17

писалось под это

- Бросьте, вам не пойдёт даже играть кисейную барышню, такая красота и характер созданы для других чувств, нежели страх разбить, - Шон опять беззлобно рассмеялся, чувствуя, к своему удовольствию, как сохнет его одежда. Ботинки, что он оставил у этой маленькой печки, конечно будут приходит в нужное сосотояние много дольше, но сейчас , довольствуясь и радуясь этому малому теплу в этой тёмной лачуге он ненадолго задумался о образе своей жизни. Одобрительно так задумался...
У него было время для рассуждений - и праздных и серьёзных, Виолетта нехотя рассказывала ему хоть что-то. От философских рассуждений и жалоб до чего-то близкого к сути. Шон выслушал, не перебивая, только глаза его чуть-чуть прищурились. Чтож... спасибо девушке за честность, если уж на то пошло. Снова отвернувшись к огню, он ненадолго задумался. Пусть и говорила она цинично, но зёрна истины в этом были. Шон был страшно любопытен. Ну, раз уж его собеседница начала издалека, почему бы и ему не сделать пируэт? Им же надо сначала просохнуть.
- В чём-то вы правы, - Шон наклонил голову на один бок, соглашаясь и не соглашаясь с рассуждениями девушки, - я не судья другим, я просто... скажем так, странник, любопытствующий. За свою недолгую жизнь я успел понять, что не бывает ничего однозначного, это точно. Но я также понял, что всегда стоит понимать, с кем ты пьёшь, ешь, спишь, говоришь. С вами я действительно не чувствую себя в безопасности, - он до парадоксально весело улыбнулся этому факту. - Но начатое я, пожалуй, доведу до конца. Я довезу вас до дома, адрес я помню. Ну и раз уж вы отметили моё любопытство, то за это я попрошу историю. О том, как вы пришли к этому. Я понимаю, что вы не скажите правды, но ваш голос скрасит это скрипящее деревом ожидание, - если он что-то и понял в людях, то это то, что их истории всегда несут тень либо страхов, либо надежд, либо желаний, даже если они совсем не несут прочей истины.
Время за разговором шло, оно почти скрыло дискомфорт от этого убогого места, где они нашли приют вместе с испаряющейся влагой. Когда волосы Летти уже завились мягкими сухими пружинками, а ветерок больше не охлаждал высохшую одежду Шона, дрова закончились, а ночь стала совсем глухой и непроглядной.
- Я думаю, даже карманники уже пошли спать, - сказал лорд Блейк задумчиво. - Пойдёмте посмотрим, в каком состоянии местные лодки?

+1

18

И откуда в людях эта страсть к ночным разговорам по душам? Почему так важно докопаться до истины, даже если истина эта губительна или неприятна?  Это делает сон спокойнее или жизнь красочнее? Да нет вроде. А зачем тогда? Может, смысл во внутренней пустоте, которую они стремятся заполнить чужими эмоциями, теми, которые никогда не испытаюм сами, или впечатлениями, которые никогда не получат? Виолетта ответа на этот вопрос не знала, то ли потому что не слишком хорошо понимала человеческую природу, то ли потому что просто не хотела его знать. Но после вопроса мужчины она как-то виновато скосила взгляд и коротко вздохнула. Лучше бы он ее ни о чем не спрашивал. Она не была чересчур болтлива, но при этом могла при необходимости вести беспредметные беседы, но когда дело, как сейчас доходило до конкретных ответов,  это немного ее напрягало, хотя бы тем, что ставило в определенные рамки, а значит и во лжи приходилось чрезмерно изощряться. Сейчас ее одолевали странные сомнения, ей с одной стороны по неизвестной причине хотелось рассказать ему побольше, с другой, голос разума напоминал ей, что надо бы помолчать, ведь потом придется избавляться от последствий неосторожной откровенности, и кто знает, сколько сил это отнимет.
- Не всем людям по своему социальному статусу положено быть амбициозными, лорд Блейк. Вы когда-нибудь задумывались об этом? Если предположить, что каждый имеет мечту, как бы романтизировано это не звучало, то получается, нас от рождения ограничивают в ней. Один мечтает о собственном пони, другой – о мороженом. Смысл бедняку мечтать о пони, он ведь никогда не получит даже мороженое? Никого, – она усмехается, накручивая на палец непослушную прядь рыжих волос, - Смысл девочке мечтать о карьере актрисы, если она никогда не сможет ею стать? Но только ведь разница в том, что каждый выбирает свой путь к цели, и если один сдается без боя, то другой готов на многое, если не на все. И вот вопрос: кто из них хуже, тот, кто смирился со своей участью и поднял белый флаг, или тот, кто получил желаемое, но не самым обычным и правильным путем? – она пристально смотрит ему в глаза несколько мгновений, будто ищет в них нотки неодобрения, - Хотела бы я знать, что Вы на самом деле обо всем этом думаете, лорд Блейк, - она хитро улыбается, - Но, к сожалению, это не дано никому. Впрочем, я итак рассказала вам чересчур много, в остальном же, как я успела заметить Вы более чем прозорливы, а значит, скоро сами заполните пробелы, если на то у Вас будет желание,- Виолетта поднимается с пола, отряхивает почти высохшую одежду, и с удовлетворением отмечает, что на улице начало светать. Она поднимает пальто, накидывая его на плечи, и позволяет мужчине пройти вперед, а пока он не видит, ловко отрывает и прячет одну из пуговиц. Не то, чтобы Летти этого сильно хотелось, но она была научена горьким опытом и знала, что всегда нужно иметь в рукаве козырь, а в кармане -  вещь человека, что может помочь при проведении ритуала. Они выходят на улицу, и Летти немного ежится, хотя в отблесках рассвета все перестало быть таким жутким, но убогость этого места свет только подчеркивал. Домики стояли почти у самой воды, там же  были привязаны хлипкого вида лодки, без весел, которые предусмотрительно прятали подальше, будто это убережет посудины от кражи, хотя кому они вообще были нужны для ведьмы оставалось загадкой.
- Как вы полагаете, хоть одно из этих чудесных видов транспорта способно преодолеть нужное нам расстояние и не пойти ко дну? – она кривит губы, придирчиво разглядывая трухлявое дерево, - Надо найти весла, пожалуй, - бормочет себе под нос,  припоминая, что у отца ее был друг рыбак, который с поразительным упорством всегда прятал их в углублении под самой лодкой и считал себя при этом гением. Она отошла всего на несколько шагов, пнула ногой нечто, напоминающее стог сена, под которым как раз и обнаружилась пара весел, но стоило ей поднять их, как откуда не возьмись, раздался уже знакомый вой, а Летти, резко повернув голову, увидела трех псов, со всех лап спешащих в ее сторону. Из раскрытых пастей на землю капала слюна, они скалились и были будто бы больше обычных по размеру. Летти на мгновение отводит взгляд, а когда поднимает его вновь, то псов перед собой уже не видит, зато слышит рычание позади себя. Повернувшись, девушка едва успевает садануть веслом по голове одной из злобных псин, едва не схватившей ее за ногу. Она отпрыгивает назад, но они появляются справа. Сколько их? Семь? Десять? Ведьма начинает путаться, ей кажется, что звери повсюду, она слышит их лай и рык, они мельтешат и мелькают, но такое невозможно, совершенно точно.  Она очень вовремя вспоминает про Шона и со всех ног несется у нему.
-Вы их видите? Собак…сколько вы видите? – она поворачивается к нему спиной и пятится, потому что перед ее глазами они появляются то слева, то справа, в разном количестве, и словно бы разного внешнего вида. Она понимает, это все игра ее больного воображения и если тут и есть собаки, то не так много, как ей кажется. Оказаться на месте жертвы в играх разума, оказалось участью незавидной, ведь у нее уже начинает кружиться голова, а на лице, как бы она не отрицала, отражается нечто вроде испуга. Летти замирает – у нее больше нет возможности медлить, если сейчас она ничего не сделает, они не уйдут.
-Мне так жаль…что вы это увидите, но иначе никак.. - она подхватывает лежащую на песке щепку, озирается по сторонам, шарит рукой в рядом стоящей лодке, выуживая ржавый нож, которым очевидно потрошили рыбу, и падает на колени прямо на влажный песок. Она собирает в горстку какие-то сухие водоросли, снимает с пальца одно из золотых колец с красным, как кровь, гранатом, проводит ладонью над лучиной, и та загорается тускловатым огнем,  поморщившись, рассекает ладонь ножом, от чего кровь капает на пламя, и то сначала немного тухнет, а после вспыхивает с новой силой,  меняя оттенок на лиловый, она поджигает сухие водоросли и траву и, сжав в руках колечко, одними губами твердит путанные слова, неуловимые чужому слуху. Дым от огня становится густым и плотным, насыщенно белым, словно стена скрывая Виолетту, ее спутника и даже лодку. Он их спрячет и защитит от любой магии на ближайшее время. Звуки постепенно глохнут, она перестает слышать вой и немного успокаивается, только лишь чувствует неприятную слабость во всем теле, все же использовать для заклинаний свою собственную кровь дело неблагодарное, только вот сейчас ей было не до того.  Летти прекрасно знает, что мужчина все видел, и, продолжая сидеть на песке, все еще сжимая в подрагивающих ладонях кольцо, думает, как бы он не дезертировал вместе с лодкой, оставив ведьму здесь.

+1

19

Он задумывался много раз. И о классовой разнице, и о выборах людей и о вторых/третьих шансах. Он мог бы много поговорить с женщиной об этом, но Шон молчал и слушал, разглядывая то языки пламени, то такие же пламенные волосы мечты прерафаэлита. Спорить о моральности сейчас будет глупо, но может им выпаст ещё случай? Она говорила о о своём театре, кто знает, вдруг ему захочется прийти? А сейчас их одежда переставала отдавать мерзкой сыростью, а ночь - усыпила всех, даже бандитов. Кроме них, тихо слоняющихся по бережку островка, не было никого, даже чаек. Шон подошёл к одной из лодок, старой, чуть позеленевшей, и критически осмотрел дно.
- Как вы полагаете, хоть одно из этих чудесных видов транспорта способно преодолеть нужное нам расстояние и не пойти ко дну?
- Я надеюсь, её хватит на 10-15 минут. Я думаю, за это время я догребу. Если мы, конечно, найдём вёсла, - кивнул женщине Шон и осмотрелся. Честно говоря, он был без понятия где и зачем прячут вёсла, потому что раньше катался всегда снимая лодки в прокатах, где последние лежали на лодке. А вот Виолетта знала, лишний раз подтверждая своё простое происхождение. Лорд Блейк уже понимал, что ближайшие пару дней будет только и делать, что думать о странной спутнице и заполнять пробелы в её рассказе. Искать причины, искать взаимосвязи. Это была загадка, из тех, которые он любил, из тех, которые он не мог оставить просто так. Из тех, которые они так любили обсуждать с Вестером за стаканчиком виски.
Но сейчас это была ещё и женщина, и её опять угрожала опасность.
- Дьявол, да ваш оппонент настойчив! - зло шикнул мужчина, подхватывая второе весло и отбивая одну из выскочивших из тумана собак. Эти мокрые дворняги появились почти что из тумана, всё такие же безумно одержимые идеей навредить. Но их было всего трое... как не было бы жалко животных, Шон понимал, что приноровившись сможет сломать им хребет веслом, если потребуется. Что же делать с набирающей панику Виолеттой?
- Вы их видите? Собак…сколько вы видите?
- Вижу, - протянул он с настороженностью. К чему такой странный вопрос? В чём подвох? - Я вижу трёх. А сколько видите вы? Что вы видите?
Иллюзия? Шон осматривался, выпуская в холодный воздух облачка пара и пытаясь понять, реально ли то, что он видит, и если да - что же видит Виолетта?
- Мне так жаль…что вы это увидите, но иначе никак..
- Что? - Успел спросить Шон, прежде чем женщина заметалась по берегу. Одна из псин попыталась прыгнуть ей на спину, и лорду Блейку пришлось откинуть её мощным ударом назад. Дворняга кувыркнулась, оттряхнулась и снова встала на ноги. И новый заход! Дьявол, да они точно одержимые! И островок молчал, не реагируя на рычания и лай псов, на выкрики людей... Какая странная ночь, почти кошмар. Почти.
Что делала женщина он видел лишь краем глаза, сосредоточенный на том, чтобы избавится от собак, но вот момент и их с мисс Брайант плащом окутывает туман... дым? Что это? Всё утопает в густом белом мареве и Шон потрясённо оглядывается, чувствуя себя будто в коконе. И в защите.
- Удивительно... - проговаривает Шон с... ноткой восхищения. Каждый обряд Колет для него - прикосновение к таинству, каждый ритуал Вестера - к знаниям. Это... это было похоже на чистую магию. Но секунда и лорд Блейк понимает, что позволил себе стоять и хлопать ртом пока девушка сидит на земле и трясётся, а там, за пеленой защитного дымного кокона наверняка всё еще собаки. Он сделал два быстрых шага к Виолетте и подняла её, крепко держа за плечи, - Быстрее, в лодку, вы выиграли нам время, это главное.
Он усадил девушку, закинул внутрь вёсла и быстро, сильно толкнул лодку в качающиеся волны залива, с разбега запрыгнув туда и сам. Первые наверное пять-десять минут он и вовсе не смотрел на спутницу - мужчина сильно и уверенно грёб, оглядываясь и проверяя, не прыгнула ли какая-то псина в воду, не ждёт ли их кто-то на том берегу. Но ночь была тихой, лунной, по Темзенскому заливу не плавали баржи, не искали счастья ночные рыбаки. Только они, как можно быстрее пересекающие расстояние до "большой земли". И только когда лодка тихо тукается о каменную мостовую, рядом с лестницей наверх, на набережную, Шон встаёт, выходит и подаёт ей руку.
- Давайте, нам тут не далеко до вашего дома. Если мне не изменяет память - полчаса. Можете идти?

+1

20

Когда лодка, наконец, оттолкнулась от берега, она смогла облегченно выдохнуть, почему-то предчувствуя, что оставшийся путь до дома будет сравнительно безопасным. Виолетта посмотрела на свое отражение в воде – вид у нее был немного пришибленный и даже, как будто, слегка несчастный, непривычная бледность и растрёпанные рыжие волосы смотрелись как-то невинно и естественно, словно она снова увидела себя лет десять назад. Она встряхивает головой, прогоняя неприятный образ, и морщится. Очевидно, ее оппонентка этого и добивалась – собаки и жуткие образы пугали Виолетту не так сильно, как собственная слабость.  Пару раз она поднимала вопросительный взгляд на Шона, ожидая от него какой-нибудь нетипичной реакции или чересчур строгого презрительного взгляда в свою сторону, но тот видимо был настолько увлечен греблей и стараниями доставить их на берег, что ему некогда было анализировать или осуждать. Она даже думала о том, стоило ли ей поступить иначе, чего обычно никогда не делала, из чего Летти вполне могла сделать вывод – все происходившее сегодня было из ряда вон выходящим.
Девушка не без помощи Шона выбирается из лодки и позволяет себе довольно улыбнуться, оказавшись на твердой земле вдали от этого неприятного во всех отношениях острова.
-Благодарю, - произносит она немного сдержанно и отпускает его руку, - Я вполне смогу дойти, не сомневайтесь, - Летти шустро  поднимается по лестнице, подальше от воды и на всякий случай озирается по сторонам, впрочем, в такое время улицы пустынны, настолько, что даже глаз радуется. Молча идти рядом было странно и даже, пожалуй, неловко. Поначалу Летти подумывала сказать, что ей вовсе не требуется провожатый и она вполне помнит, где ее дом и как туда добраться, но что-то ее останавливает. Может, чувство самосохранения? 
Ей показалось или мужчину в целом не сильно удивило то, что он увидел? Значит, вполне вероятно видел нечто похожее раньше, не зря же он вскользь упоминал оккультистов. Она протяжно вздыхает и поворачивает голову на идущего рядом лорда.
- Когда-то мне это тоже казалось чем-то невероятным, сейчас же я просто считаю, что это прекрасно, особенно тем, что это таинство, в которое посвящены совсем не многие,- говорит она двусмысленно и опускает глаза себе под ноги, едва улыбаясь уголками губ, - Ночка у нас обоих выдалась крайне неприятной, надеюсь, Вы не простудитесь и Вас не будут терзать ночные кошмары…- она закидывает на спину копну рыжих волос, от которых теперь слышится стойкий аромат соленого ветра, а не французских духов.
-Вы очень помогли мне, лорд Блейк, можно даже сказать, что благодаря Вам в первом раунде этого противостояния я вышла победительницей, дальше мне будет гораздо проще справиться, - они сворачивают на очередную пустую улицу, по мостовой которой уже резво бегают лучи рассветного солнца. Город перестал быть угрожающе жутким, таящем опасность за каждым углом и мрачно неприветливым. Если бы не неуместный внешний вид и утренняя прохлада, Виолетте бы даже захотелось чуть замедлить спешный шаг.
-Вот мы и пришли, - она останавливается у дома и поднимает глаза, ища свои окна, - Не удивляйтесь, я немного слукавила при нашей встрече и назвала Вам слегка неверный адрес, - она пожимает плечами, - Меры предосторожности, а может паранойя, у актрис между этими двумя крайностями грань очень тонка, - Виолетта как-то слишком внимательно смотрит на мужчину и поднимается на пару ступенек вверх по лестнице, что позволяет ей оказаться почти на одном уровне с ним глазами. Все это время она старается дружелюбно улыбаться, не позволяя искрам дьяволинки проскальзывать во взгляде голубых глаз.
- Спасибо, лорд Блейк, что помогли мне и проводили до дома. Встреча с Вами, несмотря на обстоятельства, была очень приятной, жаль только...что Вы ее не вспомните, - добавляет она тише и прежде чем он успевает сообразить, щелкает пальцами, браслеты мелодично звякают и блестят, играя на солнце, а она ловит его взгляд, и не моргая смотрит в глаза, после чего он уже не может отвернуться, как бы не хотел, - Не шевелитесь, прошу…Вы были так правы, избегая смотреть мне в глаза, поверьте, даже если бы я не хотела такого исхода, у меня совершенно нет выбора, - браслеты звякают еще раз, а ее голос звучит тихо и размеренно плавно, будто она рассказывает сказку на ночь. Она снимает его пальто со своих плеч и накидывает на него, а в карман, развлечения ради, прячет один из тонких браслетов, коих сотни возят в Лондон из Индии. Почему-то ей не так хотелось этого делать, как обычно. Она даже капризно надувает губы, словно сопротивляясь. Для нее это всегда казалось только веселой игрой, шутки с разумом простых людей, ей нравилось заставлять их терять воспоминания о себе, какие бы события этот момент не предваряли. Но сейчас все было немного иначе, он ведь видел, как она колдует, он догадался, что с ней что-то не в порядке, но был поразительным образом не предвзят, ей было интересно слушать его пространные рассуждения и заковыристые вопросы, она думала о том, что он способен разгадывать хитрые загадки, имея на руках совсем мало исходных данных, но, увы, все будет иначе. И ей вовсе не будет жаль, потому что  она не верила в людей, а мистер Блейк, каким бы не казался  лояльным, одним из первых прибежит к ее дому с факелом, стоит ему все понять.
Она проводит рукой по его волосам, выхватывая пару волосков.
-Вы забудете обо всем, что произошло сегодня ночью. Забудете о нашем знакомстве. Проезжая на своем бруме,  вы просто видели рыжеволосую девушку, что шла по улице в компании нескольких молодых людей, но не видели лица, остаток вечера вы провели дома и рано легли спать, а вот Ваш кучер где-то загулял и безбожно напился, - она говорит это почти шепотом, не прерывая зрительного контакта, а после делает шаг на одну ступеньку выше и холодно и безучастно касается губами его лба, чуть прикрыв глаза, - А сейчас идите домой и ложитесь спать. Утро подарит Вам приятное чувство легкости и безмятежности, - она снова щелкает пальцами, а браслеты издают характерный металлический звон. Она еще несколько минут провожает его взглядом, стоя на ступеньках, а после исчезает за дверью. Ей не придется лечь спать ближайшие часы, внушение от заговоренных Леттой браслетов, хоть и было действенным, все же могло дать брешь, а это ей было не нужно, да еще и этот кучер, который видел и вполне наверняка ее запомнил. Она всегда предпочитала старые добрые заклинания, которые осечек не давали. Кроме того, Летти подумывала вероломно подарить бедолаге какой-нибудь полный неясных образов и странных событий сон, чтобы ему было о чем подумать. Да и с поклонницей Немезиды придется придумать что-нибудь поэффективнее простого тумана. Однако, у нее все равно от встречи остался странный неуловимый осадок, который наверняка растворится в вине и крови, но останется где-то на задворках памяти.

P.S.

https://sun1-5.userapi.com/c824503/v824503328/17739e/2lJWLhrukRQ.jpg

Отредактировано Violetta Bryant (4 июля, 2018г. 08:30:42)

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Сюрприз на обочине