Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
20.05
Хотели узнать больше о демонах и ведьмах? Тогда вам сюда! Пополнение матчасти.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Улыбка вилисы


Улыбка вилисы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sg.uploads.ru/xclpU.png

Роуз Тайлер, Марк Эдвардс
Июль 1880 года, провинция

Лето Роуз и Марк проводят у дальних родственников Тайлер и Шэннал, вдали от удушающей Лондонской жары. И среди деревушек, многие из которых так и не восстановились и не отстроились заново после катаклизмов, изнемогая от безделья и скуки, натыкаются на очень странное место.

Отредактировано Rose Tyler (20 мая, 2018г. 19:17:04)

+1

2

- Ты точно про этот дом говорил? - Роуз с сомнением разглядывала особнячок через заросшую мхом и плющом каменную ограду.
Некогда дом, должно быть, действительно был красив - когда утопал в зелени, когда кусты роз и жимолости окружали изящное резное крыльцо, когда окна блестели чисто вымытыми стеклышками, а не щерились обломками позеленевших рам и не таращились черными провалами, а ступени крыльца были отмыты добела с песком, и дорожки посыпаны гравием...
Сейчас возле крыльца и в заброшенном саду шуршали лишь сухие стебли выгоревших на солнце трав да густой, вопреки засухе, крапивы, черепица на крыше полуобвалилась, а на ступени было страшно встать, настолько обветшалыми они выглядели. А ведь с момента разрушения прошло не так уж много времени - по меркам дома, который строили для многих поколений семьи Этель.
Или по меркам живущих в нем теперь призраков.

***
Лето выдалось таким жарким, горячим и невозможно-солнечным, что, по слухам, лондонские рыбаки не успевали продать выловленную с утра рыбу - к обеду та поджаривалась до хрустящей корочки, если попадала на солнце. Дожди не баловали, и в городе царила такая лютая духота, что все, у кого была возможность выбраться хоть куда-нибудь подальше от каменного лабиринта улиц и вони каналов, немедленно выбирались.
У Роуз и Марка такая возможность была. Роберт Стаффорд, давний друг Тайлеров, отлично знал их обоих. Его многочисленное семейство, включая пятерых детей, парочку тетушек, двоих внуков, престарелого и слегка сумасшедшего отца, добродушную жену, компаньонку-приживалку, диковатого воспитанника и добрых десятка два человек прислуги, проживало в старом, крепком, приземистом и длинном, как конюшни, двухэтажном доме неподалеку в предместьях Солсбери. Присутствие еще двоих затесавшихся родственников Стаффорды наверняка не замечали бы, если бы Марк и Роуз не спускались каждое утро к завтраку и не возвращались периодически к ужину. В остальное время студенты, едва окончившие первый курс Бримстоуна, были счастливо предоставлены сами себе, и проводили жаркие летние дни то около ближайшего озерца, упоительно прохладного даже в такую жару, то в саду, где можно было спрятаться под раскидистыми кустами смородины, почитать или поболтать.
Две недели спустя, впрочем, от книг уже тошнило, весь преподавательский состав был обсужден и обсосан до косточек, а от кокетливых взглядов кузин-Стаффордов, бросаемых на Марка из-под длинных, тщательно завиваемых каждое утро ресниц, некуда было деваться. Пришлось исследовать окрестности.
Прогулки. Купание. Рыбалка. Разговоры с местными - немногочисленными, поскольку множество окрестных деревень все еще так и не отстроились после катаклизмов.
Именно от них студенты впервые и услышали о проклятье, постигшем семью Этель.

Отредактировано Rose Tyler (21 мая, 2018г. 18:56:21)

+1

3

- Думаешь, ошибся? – Марк подтянулся на руках и взобрался на верхушку каменной ограды. Дом стоял на отшибе, и даже случайных прохожих можно было не бояться встретить, а значит, вряд ли кого заинтересует, что и зачем он делает. – Сомневаюсь, что поблизости есть еще одно заброшенное здание подобных размеров и подобного назначения, - он посмотрел на Роуз сверху вниз и улыбнулся. – Да оно это, точно тебе говорю. Пойдем посмотрим поближе, даром что ли сюда шли?
Марк спрыгнул с ограды по другую сторону от дороги, и уже оттуда крикнул:
- Идем вдоль забора – найдем где тебе сюда перебраться.
Конечно же, он не ожидал, что девушка полезет за ним следом, но забор, как и сам дом, был старым и обветшалым, поэтому логично было предположить, что он не везде остался в целости и сохранности – где-то мог и пообвалиться. Если же нет, то пришлось бы Роуз сначала подсаживать, а затем снимать вниз с забора, чтобы она, не дай бог, не переломала себе ноги – Марк переживал и прыгать бы ей самой не дал ни за что. Да и вообще, леди на заборе – это совсем неправильно. Что же касательно ворот и калиток, то те оказались довольно крепкими, отлитыми на века и вдобавок перемотанными цепью с навесным замком, так что проникнуть в прилегающий к дому сад через них никакой возможности не представлялось.
И все же оба способа проникновения на чужую территорию пришлось совместить. В одном месте ограда действительно была намного ниже, чем по всему остальному периметру - разрушилась от упавшего на нее дерева, которое спиленным лежало рядом. Произошло все, видимо, давно – дерево полностью высохло, высокая трава вокруг него была совсем не примята, а разрушенную часть забора затянуло веселеньким плющом и мхом.
Марк без проблем перебрался к Роуз, слегка подсадил девушку и помог ей спуститься на землю с другой стороны. 
- Ну вот, мы как бы забрались на чужую собственность, мисс Тайлер, - подытожил он с видом победителя. – Но думаю, никто нас не собирается здесь ловить. Если бы дом был нужен наследникам семейства Этель, его бы так не запустили. 
Дорожки в саду заросли травой, и легче было идти напрямик и наугад, чем пытаться их отыскать под высокой, пышно разросшейся луговой зеленью. Возле самого дома Марк остановился и тронул Роуз за локоть.
- Смотри, - он указал наверх. Половина ставен обвалилась, кое-где были выбиты стекла, а одно из окон второго этажа вообще зияло темным провалом, и стена вокруг него была тоже заметно затемнена. Увиденная картина странным образом оставляла впечатление тревожное и гнетущее. – Это, наверное, там был пожар. Помнишь, нам рассказывали? Где сгорела хозяйка – леди Фелисиа.
Про странный заброшенный дом на самом деле ходило множество не менее странных историй. Во-первых, все его обитатели трагически погибли, во-вторых, несчастья прочно прилепились и к их наследникам, желавшим тут поселиться, и даже к тем, кто случайно забредал в дом и оставался переночевать, а в-третьих, в доме водились призраки, которым и приписывали происходящие несчастья. Отсюда происходили и все легенды про «проклятие Дома Этель», но Марк, конечно же, не верил ни в каких призраков, считая, что людям свойственно пугаться неизвестного и неизведанного, а все несчастья – лишь череда обычных совпадений.
- Идем, - полюбовавшись на «страшное» окно, Марк потянул Роуз дальше за собой. Поднялся на крыльцо, но там ждало очередное препятствие – входная дверь оказалась заперта. – Выбьем? – начал перебирать варианты Эдвардс. – Или можно в окно. Ты еще не передумала? - он оперся рукой о дверь и посмотрел на Роуз, раздумывая, стоит ли вернуться домой или продолжить приключение.
И тут внутри замка что-то тихо, но отчетливо щелкнуло.
Марк в недоумении посмотрел место, о которое опирался, прислушался – но звук не повторился. Тогда он повторно потянул дверь на себя за кованую ручку, и та, внезапно поддавшись его усилиям, со скрипом отворилась.

+1

4

Братскую заботу Марка Роуз приняла привычно, почти не задумываясь, хоть и не без короткой, почти ностальгической усмешки: за последние годы Эдвардс стал изрядным джентльменом, недаром девицы Стаффорд начинали усиленное поднятие ветра ресницами, стоило только симпатичному гостю мелькнуть на горизонте. Но Роуз помнила его и другим — мальчишкой, не умеющим толком вилку держать, говорящим с чудовищными ошибками, и вполне способного полезть в парадном сюртуке на разграбление яблони. Мальчишку, приносящего ей толстых пушистых гусениц «познакомиться», и с неподдельной радостью наблюдавшего за выражением ее лица.
Внутри он остался все тем же мальчишкой — на этот раз влезающим в заброшенный дом интереса ради, развеять мрачные слухи. Обзавелся только хорошими манерами, оброс почти светским лоском и тем небрежным изяществом, присущим ловким, уверенным в себе, знающим свое место под солнцем людям. Она сама, кстати, таковым не обладала никогда. И все же Роуз было здорово снова почувствовать себя девчонкой, его неизменным партнером по играм и выдумкам. После всего, что произошло и после тех изменений, которые так внезапно повернули все в жизни.
- Спасибо, сэр! - высоким голосом благовоспитанной леди пропела она, спрыгивая со стены в его подставленные руки. Быстро отстранилась и оглядела дом, воздвигшийся теперь прямо перед ними.
Зловещий дом Этель внешне полностью оправдывал ходившие о нем жуткие истории. Полуобгоревший, мрачный, заросший высокой травой, цеплявшейся за подол платья. Говорили, в нем погибло, в общей сложности, почти четыре десятка человек — в разное время и по разным причинам. Кто упал на совершенно ровном месте и мгновенно сломал себе шею, кто утонул в декоративном пруду, кормя золотистых карпов, а кто-то и вовсе просто подавился куском яблока. Но больше всего людей погибло в пожаре, вспыхнувшем пару десятков лет назад — и хозяева, и их дети, и слуги. С тех пор дом был заброшен.
И все пошло с дочери одного из давних владельцев дома, леди Этель. Кто-то говорил, что она была безобразна, и оттого ненавидела мир, кто-то — что она занималась колдовством еще до появления демонов, иные грешили на несчастную любовь девицы.
- Жуткое зрелище, - прошептала Роуз. Почему-то в этом месте больше хотелось говорить шепотом — словно весь радостный звон кузнечиков, птичий щебет и отдаленные звуки деревни остались позади, за каменной оградой, а здесь повисла гнетущая, мертвая тишина, и даже трава не шевелилась под ветром.
В молчании они дошли до самого крыльца. Дом таращился на них черными провалами — злобно, мрачно, ощущаясь как недружелюбный, чужеродный организм, зачем-то угнездившийся посреди летних полей. И свой хитроумный разум подтвердил уже тем, что гостеприимно открыл перед ними замок, позволив Марку беспрепятственно отворить дверь.
Оба студента замерли на пороге.
- Может, там все-таки кто-то остался жить? - нерешительно предположила Роуз. После солнечного дня снаружи внутри, казалось, поселилась сплошная непроглядная чернота. - Ладно, - она встряхнула головой. - В любом случае, как там говорил профессор Андерсон? «Это ваша задача, мистер Эдвардс, докапываться до сути и искать объяснения», - она похоже воспроизвела голос одного из университетских профессоров, человека, готового заниматься своими изысканиями ночью и днем, в ущерб еде и сну. - Вот и пойдем. Докапываться и искать.
Она вдохнула поглубже, сделала шаг следом за Марком — войти внутрь ей первой он бы, конечно, не позволил.
Это было сродни нырянию после горячего летнего воздуха в холодную, неподвижную, затхлую воду. Темнота мгновенно сгустилась со всех сторон, и лишь позади, за спинами, еще горела полоска яркого дня.
- Эй! - негромко позвала Роуз, и ее высокий голос прозвучал неожиданно оглушительно в зловещей тишине дома. - Есть здесь кто-нибудь? Я — Роуз Элизабет Тайлер, и мы не мародеры, мы студенты Бримстоуна...
Разумеется, никто ей не ответил. Несколько долгих ударов сердца стояла тишина. Затем наверху, над лестницей на второй этаж, что-то тихо, но отчетливо стукнуло, падая на пол, покатилось, грохоча. И снова упала тишина.
- Ты слышал? - Роуз, вновь понизив голос до шепота, повернулась к Марку. - Это там... в спальне леди Фелисиа.
Почему-то идти туда и смотреть разом расхотелось. Но праздновать труса перед другом Роуз хотелось еще меньше. Да и потом, что она, старых домов не видела?
Лестница скрипела под их ногами, когда они поднимались наверх. Тяжелый ковер, устилавший ступени, кое-где протерся до дыр. Роуз ожидала, что наверняка местные разграбили половину обстановки — даже среди суеверного простонародья всегда хватало отчаянных ребят — но интерьеры дома Этель были на удивление целы.
Едва только поднявшись, они остановились вновь — здесь было совсем уж непроглядно темно, и Роуз, оглядевшись, вытащила ближайший подсвечник с огрызками свечей, протянула Марку.
- Зажги... - вот чем хороша мужская одежда, в ней всегда куча карманов, чтобы носить при себе такие полезные вещи, как, например, огниво.

Отредактировано Rose Tyler (2 июня, 2018г. 11:38:30)

+1

5

Марк не верил в призраков. В них не мог верить ни один уважающий себя разумный человек, ведь все происходящее можно объяснить рационально, логично и обоснованно с точки зрения вполне реальных природных явлений или игр человеческой психики. Отгадка всегда оказывалась проще, чем казалось сначала, вот и сейчас, когда на втором этаже раздался отчетливый стук, Марк поднял голову, прислушиваясь, но лишь покачал головой:
- Скорее всего, мы спугнули мышей, и они что-то там уронили. Или не мыши, а еще какая-то живность: здесь полно щелей – залезай любой! Хуже, если не звери, а нищие облюбовали себе угол на ночь - тогда нам спокойно тут не погулять.
Да и опасными могут быть все эти оборванцы – Марк это знал не понаслышке: он с ними рос, и прекрасно осознавал, что не все нищие так безобидны, как хотели бы казаться, когда просят милостыню у дорог и возле церквей.
Но об этом он Роуз, конечно же, не сказал: оставаться в счастливом неведении - иногда лучший вариант.
- Я вперед пойду, хорошо? – Марк пошарил по карманам, отыскивая огниво, а после зажигая свечи. По правде, ему и так казалось, что в доме не слишком темно - глаза уже привыкли к сумраку, и света, пробивающегося сквозь трещины в ставнях и щитках, закрывающих окна (а на некоторых окнах их и вообще не было, судя по обзору с улицы), вполне хватало, чтобы осмотреться. Но возражать Эдвардс не стал: если Роуз спокойнее с подсвечником в руке, то так тому и быть – никому лишний свет не мешает.
- Если хочешь, сразу поднимемся наверх и глянем, что там, - предложил Марк, с интересом заглядывая в крайний к себе дверной проем. Двустворчатые двери были распахнуты настежь, мебель внутри наполовину затянута чехлами, но сразу бросалось в глаза, что раньше здесь располагалась гостиная. Большие окна, сейчас заколоченные, наверное, когда-то доставляли много света.  Диван, кресла, пустая птичья клетка...  – Смотри-ка, тут есть рояль! – чехол с инструмента был снят, клавиатура открыта. Значит, по дому точно ползал кто-то из бродяг – хозяева бы так не оставили, уезжая.
Марк с улыбкой обернулся к Роуз, собираясь предложить сыграть, но слова так и замерли в горле, не успев сорваться с губ.
Наверху снова что-то стукнуло.
На этот раз почти рядом, у лестницы. Веселое настроение мгновенно растворилось, поддавшись нагнетаемому домом чувству опасности. Что-то здесь было не то, что именно, Марк пока еще не осознал, но понял, что веселья Дом не одобрял, как бы бредово эта мысль не прозвучала. Ступени широкой лестницы убегали вверх, в темноту – краем глаза Эдвардс заметил там неясное движение, когда поднял голову, но рассмотреть толком не успел. И в тоже мгновение сверху сорвался маленький предмет, скача по ступенькам, устремившийся вниз. Марк поймал его скорее машинально, чем осознанно – быстро наклонившись и протянув руку.
- Мяч? – он с удивлением смотрел на предмет в своей руке.
Маленький резиновый мяч помещался на ладони. Тоже мыши столкнули? Но тень, что он заметил, явно превосходила любого грызуна… Или показалось? Марк не был уверен в том, что видел.
- До этого звук был от более тяжелого предмета, - он не заметил, как произнес это вслух. Спохватился, обернувшись к Роуз. Пугать ее своими замечаниями вовсе не хотелось, но слова нечаянно вырвались, и Эдвардс чувствовал, как самому становится не по себе в этом чертовом доме. 
Так может быть уйти?
Они пришли самовольно, никто их тут не ждал. И если уйдут – трусостью не будет.
- Кто здесь? – вместо этого крикнул он погромче, вновь оборачиваясь к лестнице.
Ответа, конечно же, не последовало.

Отредактировано Mark Edwards (16 июня, 2018г. 18:02:15)

+1

6

Мыши?
Мыши не бросают мяч. Мыши не оставляют открытой крышку рояля и не переворачивают нотные листы. Мыши не стягивают чехол с мебели.
И уж точно мыши не издают тоненький, едва различимый в глухой тишине дома смешок в ответ на вопрос Марка...
- Это не мыши, - прошептала Роуз. После слов Марка дом вновь наполнился вязким, выжидательным, настороженным безмолвием, и повысить голос показалось ей не самой лучшей идеей. - Здесь точно кто-то есть...
Но если бы забрели бродяги, их присутствие было бы заметно. Развели бы огонь, поломали мебель, загадили гостиную. Нет, в доме определенно был кто-то кроме них. Кто-то еще.
Воображение Роуз, живое и богатое, тут же нарисовало дом, полный самых разнообразных хтонических тварей, похожих на ожившие кошмарища с полотен Босха, глядящих на них с Марком из темноты десятками черных бусинок-глаз. Маленькие свечные огарки в ее руке лишь усиливали это ощущение: за пределами пятна света все тонуло в непроглядном мраке, и Роуз впервые задалась вопросом, что именно они с Эдвардсом хотели здесь найти.
Она взяла мяч из руки Марка, поднесла к неровному свету. Обычная детская игрушка, резиновый шарик, некогда ярко-красный, а сейчас полинявший, поблекший. От него на руке остался неприятный бурый след, и Роуз с отвращением стерла его подолом платья.
Коридор впереди уводил, вероятно, к личным спальням бывших жильцов дома – в том числе и к покоям леди Этель, жуткого местного призрака. Роуз не верила в призраков. Ну уж нет, ни за что! Нет ничего такого, чего нельзя было бы списать на чрезмерное увлечение мистической литературой, помноженное на случайное совпадение и дополненное ярким воображением. Она всегда думала именно так – но почему-то сейчас верила в это все меньше.
- Это детская, - Роуз заглянула в одну из комнат, мимо которой они проходили. – Может, отсюда мяч и выкатился?
В полумраке дома смутными силуэтами на полу различались забытые игрушки: деревянная раскрашенная лошадь, укатившийся волчок, кукла, слепо протягивающая руки к дверям. Пол был ровным и гладким – и как мяч мог выкатиться отсюда, к тому же перескочить через высокий порожек, было совершенно непонятно.
Роуз прищурилась.
- Смотри, - она передала подсвечник Марку подержать, приоткрыла дверь пошире и переступила через порог. Рядом с лошадкой в пыли явственно виднелся след маленькой, узорчатой подошвы.
Очень маленькой подошвы.
Роуз сделала еще шаг вперед – и в этот момент рассохшаяся дверь неожиданно с грохотом и лязгом, словно железная, захлопнулась за ее спиной, перед носом Марка.

0


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Улыбка вилисы