Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Behind the scenes


Behind the scenes

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://sh.uploads.ru/t/6rPHu.png

Вестер Мур и Беатрис Уэйнрайт (НПС)
30 октября 1886 года, Лондон, театр мистера Огервиля

Театр мистер Огервиля переживает не самые лучшие времена, беды сыпятся на него, как из рога изобилия, вынуждая закрыть свои двери и отменить все спектакли. Но что стоит за этим? Злой умысел конкурентов, решивших избавиться от слишком успешного режиссера и его труппы? Или все намного сложнее, и к бедам мистера Огервиля приложили руку иные, куда более мистические силы, как шепчутся об этом сами актеры и работники театра? Слухов на этот счет в определенных кругах ходит множество. Так что нет ничего удивительного в том, что кое-кто все-таки решает во всем разобраться. И уже не важно, что один из участников хочет искренне помочь своему хорошему знакомому, а второй - найти новую историю, достойную быть описанной в книге. В конечном итоге все пути ведут в театр, а там уже - будь, что будет.
[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

Отредактировано Henrietta Manro (27 апреля, 2018г. 09:07:00)

0

2

С улицы здание театре казалось совершенно безжизненным, хотя Беатрис точно была уверена, что внутри должны быть как минимум директор и рабочие, упаковывающие имущество театра. По крайней мере если верить заметке в газете, ну и собственным глазам, разумеется. Афиши, еще недавно возвещающие о репертуаре были содраны и лежали под стеной, дожидаясь, то ли пока их занесут внутрь, то ли выкинут. Впрочем, чем меньше народа, тем проще будет проскользнуть внутрь и все осмотреть.
Разумеется, женщина бывала здесь и раньше в качестве зрительницы. Невозможно вести светский образ жизни и не посещать подобных мест. В салонах за чаем или партией в вист дамы любят блеснуть своей утонченностью и культурностью, а что может быть культурнее обсуждения очередной театральной премьеры? Или скандала, это смотря, что окажется более интересным. Впрочем, лично миссис Уэйнрайт действительно любила театр и посещала спектакли не только ради того, чтобы не выбиваться из общества и иметь возможность поддержать разговор. И до определенного момента, относительно новый камерный театр привлекал ее исключительно с культурной точки зрения.
А потом поползли слухи. Сначала смутные, передаваемые «по секрету» ближайшим подругам, и Беата не придала им значения, больше увлеченная окончанием очередной книги. Потом эти слухи обросли подробностями, настолько феерично-нелепыми, что женщина ими все-таки заинтересовалась и стала больше внимания уделять таким разговорам. Потом обвалилась сцена под актерами, и вот наконец финальным аккордом стала заметка в газете.
К этому времени Э.Л.Картер как раз закончил очередной свой роман и задумался над сюжетом нового. Нет, наметки у Беатрис были, она всегда держала в голове две-три истории, которые можно было взять за основу новой книги, но в последнее время истории попадались какие-то невеселые и просто необходимо было найти что-то такое, что позволило бы написать не столь мрачную вещь. История с театром Огервиля подходила для этой цели просто идеально. Поспешностью выводов миссис Уэйнрайт никогда не отличалась, но в этот раз была склонна предполагать, что сюжет скорее уйдет в детективную линию, а мистика, если и будет, то лишь как изюминка. Хотя, кто знает? Пока что она не определилась даже с героями, как всегда предпочитая разобраться с реальной историй. И начать решено было с мисс Клермонт. В конце концов, если все настолько плохо, то девушка должна уже подыскивать себе новое место работы. Значит, вполне можно ее заинтересовать выступлением в новом театре, а заодно и вытянуть все известную мисс информацию.
Встреча с юным дарованием, разыгравшем перед гостьей целое представление, дабы та ни на миг не усомнилась в ее таланте, оставила двойственное впечатление. С одной стороны – мисс Клермонт слишком напоминала Беатрис Анну и это всколыхнуло не самые приятные воспоминания. Но с другой – рассказала она действительно много, мисс была очень хваткой и умной особой, и как никто другой умела наблюдать и подмечать детали. Неприятности у директора начались не так давно, и поначалу все было достаточно невинно и не выходило за рамки мелких пакостей, которые можно было бы списать даже на самих актеров. Одному могло не понравится повышение голоса, второму – что ему предпочли кого-то другого, и так далее. Как выразилась сама мисс Клермонт: "Вы же понимаете, что наша среда тот еще серпентарий". Но потом пакости стали более масштабными и угрожающими жизням, до сцены были еще не раз обвалившиеся вдруг декорации и небольшой, вовремя спохватились, пожар. Сцена стала лишь последней каплей в череде слишком случайных случайностей, которые больше попахивали не саботажем, а полноценным проклятием. При этих словах девушка по-настоящему испуганно вздрогнула, правда, как выяснилось мгновением спустя лишь от того, что побоялась, будто гостя сочтет – проклятие подвешено на саму актрису. Миссис Уэйнрайт заверила, что ни о чем таком не думала и отбыла, все-таки не спеша сбрасывать эту версию со счетов. В конце концов, и это возможно, как и то, что от конкурентки просто попытались избавиться. Но с выводами она пока все равно не спешила, предстоял еще разговор с директором театра. Вот тут, конечно, могли возникнуть проблемы, это не актриса, спешащая подыскать себе новое место, но в собственных силах Беатрис была уверена. Но несмотря на это выходить из экипажа женщина не торопилась, уже минут пятнадцать как разглядывая здание театра и задумчиво постукивая свернутой газетой по обтянутой перчаткой ладони. Сидящий на козлах возница недовольно ворчал, не давая себе труда понижать голос, но пассажирка заплатила более чем достаточно, чтобы ворчанием на простой он и ограничивался. С собственным экипажем было бы проще, но Беатрис предпочла воспользоваться наемным, мало ли кто из знакомых случайно заметит, от расспросов потом не отделаешься.
- Жди здесь, - бросив газету на сиденье, миссис Уэйнрайт наконец выбралась с помощью возницы из экипажа и быстро направилась к театру. По крайней мере она определилась в одном, в этот раз герой должен быть из этой среды, но актером его делать не стоит.
Центральная дверь оказалась не заперта и женщина спокойно вошла и так же спокойно добралась до того самого зала с провалившейся сценой, не встретив ни души. Странное, надо признать, ощущение и даже немного пугающее. Впрочем, несмотря на это к так и не отремонтированной сцене она подошла быстро, с интересом рассматривая торчащие доски. В строительном деле она не разбиралась, но даже на ее дилетантский взгляд дерево было ничуть не гнилым и довольно крепким. Может подпилили? Стоило бы подняться по лесенке и проверить...
- Эй! Это что такое?! – увлекшись рассматриванием, Беатрис пропустила тот момент, когда в зал вошел один из служащих театра. Едва приметно вздрогнув, молодая женщина тем не менее выпрямилась и повернулась к нему с самым надменным лицом.
- Наконец-то хоть одна живая душа! – процедила она, меряя мужчину раздраженным взглядом. - Я вынуждена находиться тут уже бог знает сколько времени и хоть кто-то появился только сейчас! И это при том, что я намеревалась всего лишь поговорить с мистером Огервилем, а потеряла столько времени. Как будто у женщины моего положения больше других дел нет. - Беатрис поморщилась, про себя досадуя, что работник появился так рано. Ей бы еще пять минут… Конечно, с мистером Огервилем она все равно собиралась разговаривать, но осмотреть сцену тоже не мешало бы, для большей достоверности в описаниях.
- Ну так театр же закрыт и находиться тут нельзя. – Сбить его с толку, впрочем, оказалось  не так легко. – А кабинет директора в другом крыле. Я провожу. – Мудро решив, что посетительницей начальство разберется лучше, мужчина развернулся и повел женщину прочь из зала.
Шли молча, служащий даже не оборачивался, зато Беатрис вовсю пользовалась возможностью и вертела головой по сторонам, рассматривая детали интерьера словно в первый раз тут оказалась. Впрочем, так и было, этот пустынный и какой-то унылый дневной театр резко отличался от своего вечернего собрата, полного народа, света, блеска и шума. И это тоже стоило взять на заметку.
Когда они подошли к очередной двери, ничем особо не выделяющейся на фоне прочих, кроме разве того, что она была приоткрыта, служащий театра вежливо постучал и сообщил:
- Мистер Огеривль, к вам тут посетительница, говорит, что хотела бы о чем-то поговорить.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

3

- Во имя всего святого, Бенджамин, возьмите же себя в руки, прекратите разыгрывать трагедию!
Профессора Мура можно было назвать очень терпеливым человеком, десятки студентов, проходивших через него, могли запросто это подтвердить, но любому терпению рано или поздно приходить конец, особенно, если собеседник попросту не желает ничего слушать и продолжает гнуть свою линию. Уже сложно сказать, сколько времени профессор провел в небольшом кабинете своего друга, ведь когда он выходил из дома, утренний холод все еще пробирал до мурашек и изо рта шел пар, а сейчас, если выглянуть в окно, все признаки указывали на полноценный день. Он уже порядка получаса безуспешно борется с форточкой, желая ее открыть, потому что в кабинете становилось нечем дышать, но форточка подобно своему хозяину просто не желала поддаваться на уговоры профессора.
- Трагедия? Друг мой, этот театр больше никогда не увидит трагедии, все кончено! – Бенджамин Огервиль манерно взмахнул рукой и снова откинулся в своем скрипучем кресле, страдальчески прикрыв глаза. – У меня больше нет совершенно никаких сил, чтобы противостоять этому злому року.
- А у меня больше нет сил смотреть, как мой дорогой друг закрывает одно из немногих заведений, куда мне не противно ходить вечерами, как и многим людям в Лондоне. Ну приключились с тобой некоторые неприятности, с кем не бывает? У всех в жизни случается черная полоса, это надо просто пережить, к чему такие радикальные меры.
Вестер забирает из рук руководителя театра стакан с бренди, который был уже далеко не первым, не обращает внимания на протесты и вместо стекляшки подает в руки мужчине одну из афиш.
- Посмотри, от чего ты отказываешься, посмотри, чего ты лишаешь людей. Где они теперь будут смотреть Шекспировские постановки? Где найдут такого «Гамлета» и смогут насладиться такой прекрасной Офелией, м?
- Это все совершенно не важно, Мур, как же ты не поймешь! – Пожилой мужчина отбрасывает в сторону плакат и возводит руки к небу. Не исключено, что сейчас он так же, как и Вестер, думает, что разговаривает с самым упрямым и глупым человеком в этом мире. – Столько несчастий просто не может произойти за такой короткий промежуток времени чисто случайно, все это определенно какой-то знак, вероятно, таким образом Господь говорит мне, что пора остановиться, ведь слава не может длиться вечно. Ох, как же я был слеп, Вестер, как же был слеп…
Продолжить свой спор у мужчин не получилось, в дверь постучались. То был один из служащих театра, достаточно серьезный и суровый мужчина, внимательно следящий совершенно за всем, что тут происходит. К сожалению, был он весьма молчалив, а потому Вестеру никогда не удавалось узнать о нем подробней.
- Надо же, посетитель. – С некой издевкой в голосе произносит Мур, а потом оборачивается к двери, смотря на незнакомую молодую женщину. Он и позабыл, что все еще держит в руках стакан со спиртным. – Прошу Вас, уважаемая, может быть Вам удастся составить с этим страдающим телом конструктивный диалог, но я сильно сомневаюсь, я бьюсь над этим делом уже несколько часов.
Вестер смотрит на стакан, морщиться, спешит оставить в сторону, главное, подальше от Бенджамина. Вновь поворачивается к окну, безуспешно дергает ставни, а потом опять оборачивается к незнакомке.
- О, прошу меня простить, я Вестер Мур, профессор в Бримстоуне и истинный ценитель творчества вот этого вот человека. В данный момент пытаюсь его вразумить не закрывать театр, но все это безуспешно. Если Вы пришли за этим, то постараюсь сэкономить ваше время, сказав, что все бессмысленно.

+1

4

- Вот как? - наличие в кабинете директора театра кого-то ещё стало неожиданностью, но растерялась Беатрис лишь на пару мгновений. Это, конечно, выбивалось из плана, как и то, что мистер Огервиль может заливать свое горе алкоголем, но жизнь была бы крайне пресной, если бы все всегда двигалось по намеченному плану. - Значит, мисс Клермонт не преувеличила масштабы бедствия. Добрый день, господа, меня зовут Беатрис Уэйнрайт. – Скрывать свое имя она тоже не собиралась, дабы не путать саму себя. Конечно, она привыкла держать в голове сразу несколько сюжетных линий, никогда не путая их между собой, но врать вслух всегда труднее.
- Мисс Клермонт, а причем тут она? – мистер Огервиль, к его чести, за отнятым стаканом не потянулся, а попытался сосредоточить изрядно рассеянное внимание на вошедшей даме. Правда, ненадолго, вновь повернувшись к другу и раздраженно махнув рукой. – Да, все бесполезно! Мне подают знак… - на этих словах Беата навострила уши, хотя и состроила удивленное, а не заинтересованное выражение лица. – Да оставь ты в покое это чертово окно! – вместо продолжения вдруг рявкнул директор театра, заставив молодую женщину чуть не подпрыгнуть и удивленно округлить глаза. Ого, кажется, все еще более серьезно, чем она предполагала. Иначе с чего бы хозяин театра так нервничал, да еще и пил в середине дня?
"Что ж, получается я не прогадала, заинтересовавшись этой заметкой." - Про себя улыбнулась Беатрис.
- Прошу прощения, - несколько виновато  кашлянул мистер Огервиль, - так причем тут мисс Клермонт? И присаживайтесь, пожалуйста. – Видимо, посчитав, что от посетительницы так легко не избавиться, мужчина решил вспомнить о хороших манерах и указал даме на стул.
- Благодарю. – Миссис Уэйнрайт улыбнулась и воспользовалась вежливым приглашением. – Один мой хороший друг, который крайне заинтересован в судьбе этой мисс. И она с ним поделилась своим беспокойством по поводу театра. А поскольку сам он сейчас лично присутствовать не может, но прекрасно осведомлен о том, что мисс Клермонт имеет склонность несколько преувеличивать, то он попросил меня оказать такую любезность и уточнить настолько ли все серьезно. – Беатрис пожала плечами и снова улыбнулась, выразительно глянув на оставленный в сторону стакан. – Но вижу в этот раз она не преувеличивает. – Что ж, подобная сцена вполне годилась для книги и даже можно было ее совершенно не перерабатывать – драмы, которую так любит читающая публика, тут было достаточно.
- Не преувеличивает, вы даже не представляете себе насколько не преувеличивает! – мистер Огервиль в нервическом жесте сплел пальцы. – Театр закрывается и это окончательное решение! И не ты, - он кинул сердитый взгляд в сторону друга, - ни ваш друг это решение не изменит! – на последних словах у директора театра вырвался тяжелый вздох. Видно было, что хоть он и тверд в своем решение, но далось оно ему с трудом.
- Мистер Огервиль, возможно, вы преувеличиваете масштаб трагедии, - сочувственно произнесла Беатрис, - в конце концов неприятности бывают у всех…
- Это не неприятности, это злой рок. – Пожалуй, в голосе мужчины было слишком много патетики, но Беата сделала скидку на то, что имеет дело с представителем театра, а они склонны привносить и в реальную жизнь толику сценического пафоса и излишних эмоций.
"Но тем достоверней будут описания, в конце концов до этого момента мне не приходилось с этой братией общаться." - Сохранить на лице сочувственное выражение было  достаточно трудно, но девушка вроде пока справлялась, ничем не выказывая своего любопытства.
- Рок? Какой рок может быть в обрушившейся сцене? Я бы скорее предположила подгнившие опоры или саботаж. Только и всего. Разве стоит лишать актеров работы, а зрителей удовольствия? – Беатрис не стала демонстрировать то, что знает несколько больше того, что содержала в себе газетная заметка. И, не зря, Огервиль, изрядно накрученный спором с другом и алкоголем, употребленным в процессе, вдруг вскочил.
- Подгнившие опоры или саботаж?! – возмущенно вопросил он у молодой женщины, которая даже соизволила удивленно похлопать ресницами, реагируя на столь бурное проявление эмоций. – Идемте! И ты, друг мой, чтобы вы оба своими глазами во всем убедились! – мужчина с несолидной поспешностью прошел к двери и распахнул ее. – Ну же, идемте! – и первым же выскочил в коридор.
- Кхм, - внутренне Беатрис была вполне довольна тем, как развиваются события, но ничем не показала этого, несколько смущенно кашлянув и растеряно протянув, переводя взгляд с дверного проема на мистера Мура, - я как-то не ожидала столь бурной реакции. – Но тем не менее молодая женщина поднялась, на ее лице было написано явное сомнение. Хотя если бы не присутствие профессора, который в отличии от мистера Огервиля сохранял ясную и трезвую голову, то она бы без сомнений рванула за директором театра, вряд ли бы он обратил внимание на такой энтузиазм постороннего человека.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

5

Эмоции Мура менялись практически с каждой новой секундой, и он даже не пытался их скрыть, его лицо очень красноречиво передавало все отношение профессора к происходящему. Когда зашла речь о проклятье, он закатил глаза и фыркнул, скрестив руки на груди, все еще стоя у этого несчастного окна, пусть больше и не пытался открыть. К огромному сожалению, людям свойственно приписывать все свои неудачи чему-то необъяснимому, чем разбираться во всем самим и искать причину несчастий в себе. Зачем думать, что проблема у тебя, если можно свалить ее на демонов/проклятья/ведьм/чупакабру и прочих существующих (или нет) монстров. И да, пусть демоны и не являются образцами добродетели, но стоят они далеко не за всеми людскими проблемами, однако уже вовсю являются козлами отпущения. А вот когда новая гостья мистера Огервиля, мисс Уэйнрайт, не согласилась с рассуждениями последнего, Мур тут же встрепенулся и стал слушать их разговор уже с большим вниманием. Неужели тут появился еще один глас рассудка?
- Пожалуйста, Бенджамин, держите себя в руках. Не стоит так эмоционально реагировать, у Вас больное сердце, доктора поблизости нет, откачивать Вас некому. – Вестер все же отошел от окна и послушно последовал за своим другом, который был очень решительно настроен и желал показать неверующим людям, как сильно они заблуждаются. Пропустил вперед женщину и ответил ей почти что шепотом, чтобы идущий впереди директор их не слышал. – Театр был его жизнью, мисс. К тому же, у людей искусства очень тонкая душевная организация, таким как мы, ее не понять.
- Я тебя слышу, Мур!
Профессор скривился, рассеянно улыбнулся своей новой знакомой, пожал плечами, и оставшийся путь они прошли в тишине. Все же алкоголь совершенно по-разному действует на людей, у мистера Огервиля он, например, обострил слух.
- Прошу вас, идите аккуратней, кто знает, что еще тут может произойти! – Мужчина поднимается по скрипучей лестнице на сцену, идет буквально на цыпочках, боясь вызвать ненужный шум. Вестер же идет спокойно и под конец даже пружинит ногами на покосившихся досках, чем чуть ли не доводит Бенджамина до обморока. – Аккуратней! Мисс, идите сюда! Смотрите-смотрите… - он указывает пальцем в разные точки дыры, - доски ничуть не прогнившие, не старые, не подпиленные, все опоры целы, нет совершенно никаких следов чужого вмешательства! И что это если не злой умысел потусторонних сил? Что если таким образом, они просят меня остановиться? О, я прекрасно знаю, о чем говорю, ведь невозможно вечно купаться в лучах славы, рано или поздно необходимо остановиться или… - голос становится совсем тихим, – или тебе помогут остановиться.
- Бенджамин, такого не бывает. – Вестер больше не может терпеть, еще чуть-чуть и он он наверняка сорвется, потом выйдет из театра и пошлет за доктором, сказав тому, что его дорогой друг лишился рассудка. – Деревянный пол не может просто так проломиться, если только ваша мисс Клермонт не весит, как настоящий слон, тогда такое возможно. Бенджамин, я уже много лет изучаю всевозможные ритуалы, демонов и ведьм, и могу с уверенностью тебе сказать, что таким никто из них заниматься не будет, если только ты сам же не наступил какому-нибудь очень обидчивому господину на хвост. Заканчивай ломать комедию и вызывай уже ремонтную бригаду, а потом ложись и поспи, на трезвую голову все воспринимается несколько иначе.
На этих словах Мур развернулся на каблуках на сто восемьдесят градусов, и хотел было двинуться обратно к лестнице и откланятся, вот только странный звук откуда-то сверху заставил его остановиться. Звук все нарастал и следом послышался скрип и скрежет, будто что-то ломается. Он запрокинул голову и только благодаря настоящему чуду успел сделать еще один шаг в сторону и увернуться от летящей прямо на него деревянной балки. Через несколько секунд грохот раздался снова, и в этот раз деревяшка приземлилась рядом с мисс Уэйнрайт и мистером Огревилем.
Последний от увиденного побледнел еще сильнее и заикающимся голосом произнес:
- Й-я же г-говори-ил!

0

6

На слова мистера Мура Беатрис улыбнулась и кивнула:
- Понимаю, - еще одну улыбку на эмоциональную, и подтверждающую слова профессора, реакцию женщина подавила, - у каждого свои слабости. – Ей мистер Огервиль ничего говорить не стал, но по сердитому сопению было ясно, что и ее реплику он услышал. Впрочем, для Беаты это сейчас не имело значения. Все складывалось даже более удачно, чем она изначально рассчитывала. Их проведут прямо к сцене и будет возможность рассмотреть "место преступления" очень близко, а еще взглянуть на зал со сцены и оценить каково это, чтобы в будущей книге все описания были как можно более достоверными.
"Нет, все-таки определенно очень хорошо, когда все складывается не так, как ты задумываешь." - Решила про себя Беатрис, стараясь не отстать от размашистой походки мужчин и одновременно с этим вновь осмотреть антураж внутренних рабочих помещений театра, куда обычно зрителей не пускали. Разве что особо высокопоставленных, но лично миссис Уэйнрайт в их числе бывать не доводилось. Так что сейчас она наверстывала это упущение, отмечая так же, что все конкретно в этом театре содержится в хорошем состоянии и так и кричит о недавно сделанном ремонте.
Тогда наверняка и зал ремонтировали недавно, и сцену… Некачественный ремонт? Или мистер Огервиль знает что-то такое, что заставляет его думать о роке? Молодая женщина перевела взгляд на спину владельца театра и даже открыла было рот, чтобы спросить нечто подобное, но они уже пришли и вниманием Беатрис вновь завладела сцена.
- А вы обращались в Сктоланд-Ярд? – поднимаясь вслед за мистером Огервилем поинтересовалась Беата. – Консультировались с плотниками, чтобы точно утверждать, что ничего из вышеперечисленного невозможно? И, если не затруднит, то миссис, а не мисс, спасибо, - спохватилась она, опускаясь около одной из дыр и с интересом трогая торчащие обломки. Сама она плотником не была, а потому понятия не имела, можно ли сломать сцену так, чтобы все выглядело естественно.
"Так, значит, надо проконсультироваться с плотниками, - отметила женщина про себя, прислушиваясь к словам профессора Мура с живейшим, хотя и тщательно скрытым, интересом, - и запомнить то, что говорит Мур, это точно будет не лишним…"
- И обязательно пошлите за полицейскими, - добавила Беата, поднимаясь на ноги, - вы ведь этого не делали? – судя по выражению лица Бенджамина Огервиля, он этого действительно не делал и не собирался даже внимать добрым советам. Но их дело предложить. – Скажите, профессор Мур, а как бы все выглядело, если бы вмешалась… - начала было Беатрис, но раздавшийся над их головами треск заставил ее заткнуться и резво, насколько это позволяли юбки, отпрыгнуть в сторону. Подобно своим героям и благодаря своевременно полученным консультациям, женщина предпочитала сначала убраться от источника опасности, а уже потом любопытствовать. Впрочем, в отличии от того же Мердока Гейта, доблестного сыщика Скотлонд-Ярда из ее романа, от испуганного и совершенно не наигранного вскрика она не удержалась. Все-таки не каждый день потолочные балки сыпались ей на голову.
- Феерично. – Беатрис нервным жестом поправила шляпку и прикрыла перчаткой нос и рот, дожидаясь, пока осядет поднятая пыль и деревянные стружки. – Мистер Огервиль, а здесь есть вход наверх? Насколько я знаю в театре должны быть леса, по которым работники театра перемещаются во время спектаклей для смены декораций? – женщина несколько побледнела, но не выказала никакого желания сбежать отсюда как можно быстрее и сообщить таинственному другу, что с театром лучше не связываться.
- Что? – переспросил несчастным голосом мистер Огервиль, - вы о чем, миссис?
- Я не сильна в мистике, в отличии от профессора Мура, - Беатрис с достоинством отряхнула юбку, - и для меня это все больше напоминает саботаж, сотворенный руками человека, а не мистических сил. Так что возможно, наверху могут быть улики или даже сам злоумышленник, так удачно, - женщина позволила себе ироничную, хотя и несколько блеклую после произошедшего улыбку, - сыграл роль мистических сил. – Страх постепенно отступал, уступая место азарту. Такой сюжет для книги! Это же просто находка!
- Есть такой проход, - раздался от двери мрачный голос того самого мужчины, что привел ее к директору театра, - аккурат за кулисами. – На грохот прибежал не только он, но и еще пара рабочих.
- Вы не против осмотра, мистер Огервиль? – деловито поинтересовалась Беата и вновь вздрогнула, когда вниз рухнула, к счастью, даже никого не попытавшись задеть, запоздалый и не такой большой кусок деревяшки. – Профессор Мур, вы как подниметесь наверх? – поинтересовалась Беатрис у мужчины, который тоже по счастью не пострадал.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

7

Нечасто на профессора сверху что-то падало, и уж тем более редко это «что-то» угрожало его жизни, поэтому, смотря на упавшую с потолка доску, мужчина на несколько секунд задумался, а не поверить ли ему в чудеса, но ученый ум возобладал быстро и списал все на счастливую случайность. Он медленным шагом вернулся обратно, аккуратно осматривая деревянные балки и то и дело поднимая взгляд вверх в надежде увидеть там хоть что-нибудь, а быть может и кого-нибудь. Увы, вверху была лишь темнота, и миссис Уэйнрайт озвучила вопрос, который почему-то не пришел на ум ему самому. Он даже не сразу заметил, что в зале собралось некоторое количество людей, вероятно, прибежавших на шум. Все же каким бы спокойным сейчас не было лицо Вестера, в глубине души он поистине испугался за собственную жизнь, ведь упади эта балка ему на голову в лучшем случае дело закончилось бы сотрясением, в худшем – проломленным черепом. А уж если чего-то профессор в данный момент и не хотел, так это умирать или становиться полностью недееспособным.
- О, я с превеликим удовольствием поддержу вашу затею, миссис Уэйнрайт, чего только не сделаешь, чтобы не доказать человеку, что в произошедшем нет ничего потустороннего. – Мур отвлекся от созерцания потолка и кинул взгляд на свалившуюся чуть позже деревяшку поменьше, она была словно финальным аккордом во всей только что разыгравшейся неожиданной симфонии. – Уважаемый, будьте любезны, проводите нас к тому проходу. Бенджамин, Вам бы тоже не помешало присоединится, чтобы лично во всем удостовериться.
- В чем еще вы собрались удостовериться, Вестер? Разве всего этого вам не достаточно, чтобы понять, что именно за чертовщина тут происходит?
- Всего этого мне с избытком хватает, чтобы понять, что театру требуется капитальный ремонт и полная замена всех деревянных конструкций. Если человек идет по улице и сверху на него падает камень, никто не видит в этом проклятья, все понимают, что камень откололся от крыши или мальчишка-хулиган решил неудачно пошутить. Здесь все в принципе то же самое, только мальчишек-хулиганов не видно.
Дождавшись, пока служащий театра поднимется к ним на сцену, Вестер в компании миссис Уэйнрайт направились за ним за кулисы. Мистер Огервиль продолжил стоять на своем месте, повторяя уже всем известную песню о злом роке и разглядывая дырку в полу, которую, кажется, уже изучил вдоль и поперек. Скорее всего, чуть позже он присоединится к двум скептикам, просто ему нужно еще немного времени.
- Эта лестница. – Мужчина коснулся деревянной конструкции не очень-то внушающей доверия и поднял взгляд, смотря несколько уровней своеобразных этажей, используемых актерами и другими работниками, чтобы устанавливать декорации на сцене и для перемещения.
По всей видимости участь первому подняться по лестнице выпадала именно Вестеру и не желая заставлять даму ждать он стиснул зубы и двумя руками схватился за деревянные перекладине, отчетливо ощущая ноющую боль в правой кисти и предплечье. Эта рука совершенно отвыкла от подобных нагрузок, к тому же, они вообще были для нее вредны, но, как он сам сказал чуть ранее: что не сделаешь, чтобы доказать собственную правоту.
Наверху их ждали вещи, неаккуратным образом брошенные то тут, то там, доски, канаты, какие-то инструменты и просто невероятное количество пыли.
- Просто чудесно. – Мур делает шаг вперед и слышит, как под ногами начинают скрипеть доски. Замирает, но через несколько секунд продолжает аккуратно продвигаться к сцене, пока они с миссис Уэйнрайт не оказываются прямо над мистером Огервилем. Забавным казался факт, что следов недавнего человеческого присутствия тут наверху на первый взгляд совершенно не наблюдалось.

+2

8

Настаивать на присутствии мистера Огервиля наверху Беатрис не стала, как и рваться лезть первой. Сколь бы не было велико ее любопытство, не стоило демонстрировать заинтересованность так яро, это выглядело бы слишком подозрительно. Да и куда удобней по шаткой конструкции было забираться после, убедившись, что она не последует примеру потолочных балок.
"Хотя наверное, будь там кто-то наверху мы бы услышали, - раздумывала женщина, пока они поднимались наверх, - но с другой стороны, существуют разные способы уронить что-то, и близкое присутствие не обязательно." - По крайней мере в одном способе, состоящем из набора веревок, проволоки и спускового механизма Беата точно знала, и даже видела его работу на практике. Версию с мистикой она не отрицала, но относилась с изрядной долей скептицизма, который, конечно же, не помешает вставить эти элементы в книгу. В истории о театре она и вправду смотрелась бы уместно, особенно, если создать соответствующую атмосферу. Как, например, вот здесь наверху.
Доски мягко пружинили под ногами, несколько нервируя и заставляя крепче цепляться за тонкие и чисто символические перильца. Но даже если бы их не было, это бы не заставило отступить миссис Уэйнрайт, обилие пыли – тоже, хотя такое ее количество намекало, что в последнее время сюда никто не забирался.
"Или все-таки настолько хорошо замел следы?" - представить это было весьма не просто, хотя бы потому, что столь искусный в заметании следов индивидуум вряд ли бы стал размениваться на театр.
- Скажите, профессор Мур, - женщина оперлась на перила и несколько рискованно свесилась вниз, рассматривая находящуюся под ними сцену, - если бы в этом деле были действительно замешаны какие-то мистические силы, как утверждает мистер Огервиль, это как-нибудь проявлялось? – Беатриса перевела взгляд на потолочные балки, точнее, их обломки, торчащие неровными краями. На спил это совершенно не походило, но с другой стороны – можно же пилить не до конца, а лишь надломить балки, а потом в нужный момент заставить упасть вниз. – Я все-таки думаю, что к несчастьям театра приложило руки не провиденье, а некто более материальный, но все равно любопытно. Вы же в этом разбираетесь. Так как бы мы могли понять, что тут замешано проклятье? Таинственные звуки, холод, самопроизвольное движение предметов, как на спиритическом сеансе? – Беата легкомысленно улыбнулась, выглядя лишь слегка заинтересованной ответом, но не выясняющей все всерьез. Хотя на самом деле так и было, глупо не воспользоваться моментом и не получить полезную информацию. Можно, конечно, ее потом и в книгах поискать, но зачем, если случай свел с человеком, сведущим в этой теме? К тому же использовать эту информацию можно будет и после, отойдя от привычки писать что-то более реалистичное и углубиться в мистику. Судя по тому, с каким увлечением к ней многие относятся, подобный роман будет пользоваться спросом. Впрочем, сейчас совершенно не стоило спешить, не изменять своей привычке заниматься одной историей.
- Жаль, что ближе не подобраться, - женщина прищурилась, вновь сосредотачиваясь на делах насущных. – Хотя по идее такие подвесные мостки должны подтягиваться, чтобы можно было менять потолочные декорации.
- Так точно, миссис, - мистер Огервиль наверх не полез, но все тот же работник видимо посчитал, что оставлять гостей тут одних невежливо. Мало ли что они натворить могут. – Вон на той стороне мешки с песком висят и ручка. – Он указал на противоположную сторону. – Если ей воспользоваться, аккурат к балкам и поднимемся, мы на них все и крепим.
- Хм, а это все в рабочем состоянии?
- Когда последний раз все делали – работало, - пожал плечами мужчина, - как раз когда сцена провалилась.
"То есть использовать для того, чтобы повредить балки, тоже можно было, а там немного подпилить, и все готово." - Женщина потерла подбородок, прикидывая, что же делать дальше. Происходящее нравилось ей все больше и больше, оно давало ей простор для воображения и уверенность, что история выйдет преинтереснейшей.
- Осмотримся тут? – вопрос был обращен к профессору, но первым нахмурился работник, глянувший на женщину весьма недовольно.
- Лучше вниз спустится, а то тут того и гляди все сыпаться начнет… Мало вам деревяшек на голову? – получилось у него не слишком вежливо, но похоже что его больше заботила безопасность, нежели правила приличия. Бетарис только брови приподняла и, никак не комментируя слова мужчины, решительно шагнула к сваленному в кучу тряпью. Работник на это нахмурился, но пытаться препятствовать чокнутой дамочке не стал, как и говорить что-то еще.
Беатрис же уже не пыталась изображать человека, который мало заинтересован в происходящем и просто выполняет просьбу хорошего друга. Впрочем, теперь у нее было хорошее оправдание в такой заинтересованности – голову-то чуть не пробило именно ей, и оставлять это вопиющее происшествие просто так было нельзя.
В тряпье, оказавшимся частью реквизита и почему-то сценических костюмов, на первый взгляд не было ничего интересного. Только пыль, от которой Беата сдавленно кашляла в кулак и даже пару раз чихнула, но когда она встряхнула и отложила последнюю тряпку, на полу обнаружилось кое-что интересное. Мелкая-мелкая стружка, которую вполне можно было принять за обычный сор, если бы не пять минут назад рухнувшие балки и подозрения в их подпиливании.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

Отредактировано Henrietta Manro (27 мая, 2018г. 16:34:30)

+1

9

- Как на спиритическом сеансе? Нет, миссис Уэйнрайт, ничего подобного тут не было бы. Видите ли, все эти странные звуки, неожиданные передвижения предметов, голоса из неоткуда и прочее в подобном роде – все это лишь блеф и глупость по стороны хитрых алчных «ведьм» и «колдунов», которые желают лишь одного, а именно, вытянуть из доверчивых людей деньги. Они играют на ваших страхах, на вашем горе, они очень хорошо разбираются в человеческом поведении и прекрасно предугадывают, что именно надо сказать, как себя повести. И все эти разговоры о том, что духи где-то среди нас и что они хотят с нами поговорить или что-то еще, лишь искусно придуманная ложь. Настоящие проклятья и реальные ритуалы требуют огромной затраты сил, совершить подобное под силу далеко не каждому. Даже я, имея за плечами практически двадцатилетний опыт в оккультизме, могу ошибиться в расчетах и сделать что-то не так. Поэтому, отвечая на Ваш вопрос, скажу, что просто не думаю, что у Бенджамина могут быть такие могущественные враги, которые могли бы подобное сотворить. К тому же, при детальном осмотре можно было бы найти детали проведенного ритуала, но ничего подобного я не заметил.
Профессор обожал рассуждать на подобные темы, особенно, когда его об этом просили. Он наслаждался этими моментами, мог бы говорить часами, приводя все больше и больше доводов, доказывающих свою правоту, и, возможно, когда они с молодой женщиной спустятся вниз на твердую землю, он продолжит. А пока не нужно слишком вдаваться в рассуждения и следить за собственной безопасностью, иначе вместо балки вниз рискует полететь он сам.
- Чтобы быстро здесь перемещаться, необходимо иметь хорошую сноровку. Неподготовленному человеку будет не так-то просто пройти здесь, не издав никакого шума и не оставив следов. – Вестер слушал разговор Беатрис и мужчины, пожелавшего подняться вслед за ними. Женщина задавала весьма правильные и очень интересные вопросы, а вот рабочий стремился вернуться обратно. – Интересно, почему балки не упали вовремя последнего спектакля? Если они были хлипкими, была большая вероятность, что они свалятся на головы актерам. Такое бы заметили. Значит, сломали их уже после.
Если уж быть полностью честным, то конструкция эта действительно не внушала особого доверия, потому Вестер был даже рад проследовать за миссис Уэйнрайт чуть в сторону. Осмотреться действительно не мешало, раз уж они взялись распутывать эту загадку, то нужно изучить все как можно более тщательно. В конце концов, чем быстрее они убедят Бенджамина, что ничего страшного во всем происходящем нет, тем быстрее он возьмется за ремонт и вновь откроет театр. А там уж и до очередной блистательной постановки недалеко.
- К нашему обоюдному счастью, деревяшек над нашими головами практически нет, так что опасаться особо нечего. – Ответил Мур работнику, чье выражение лица несколько помрачнело. Во это по всей видимости ему тоже не очень-то и нравилось, однако у него получалось сохранять хладнокровие в сложившейся ситуации и не вдаваться в панику подобно своему директору. – Будьте здоровы, миссис Уэйнрайт. Что такое? А… Как интересно…
Под кучей пыльного старого тряпья обнаружились деревянные опилки, и все бы ничего, да только зачем было закидывать их вещами, когда можно было убрать и подмести? Ответ напрашивался сам собой: у того, кто эти опилки оставил, попросту не было времени их убирать. Очень сложно оставаться полностью объективным, когда в руки тебе буквально идут улики (а это именно они), которые подтверждают вину неопознанного злоумышленника. Кто он, наши новоиспеченные детективы, конечно же, не знают, но теперь у них еще больше прав предполагать, что человек этот реальный, а не пришел в театр из потустороннего мира.
- Это обычный мусор, тут такого полно. – Словно прочитав мысли, мужчина поспешил вклиниться. Был бы Вестер более мнительным, обязательно бы счет, что тот пытается оправдаться или что-то скрыть, но таким он не был.
- Вот как? И много у вас тут мусора, прикрытого тряпками?
- Когда театр закрылся, рабочие попросту побросали свою работу. Совершенно не исключено, что кто-то здесь что-то чинил и не посчитал нужным убрать за собой.
- Зато посчитал нужным прикрыть весь этот сор.
- Послушайте, мистер…
- Да-да… - Мур махнул на мужчину рукой, совершенно теряя интерес к этой бесполезной беседе и все больше увлекаясь изучением близлежащих вещей и обстановки в целом. – Если человек оставил после себя опилки, то где-то поблизости должен быть и инструмент, правильно? Там, откуда мы пришли, никаких признаков присутствия человека в ближайшее время мы не нашли, значит… - профессор медленно двигается вперед, постепенно подбираясь к другому краю сцены, - они могут быть здесь.
На первый взгляд казалось, что ничего необычного нет и здесь. Такая же лестница вниз, такие же тонкие перекладины по обе стороны дорожки, да только что это лежит на самом краю? Вестер быстренько преодолевает оставшееся расстояние и подцепляет двумя пальцами небольшой платок с вышитыми на нем инициалами. Встряхивает и с мягкой ткани на пол медленно падают несколько таких же деревянных опилок.
- Миссис Уйэнрайт, Вы любите детективы? – Спрашивает Вестер у своей спутницы, не отрывая взгляда от находки. – Кажется, нам предстоит в одном поучаствовать.

+1

10

Была бы возможность, Беатрис обязательно бы записала все, подобная информация никогда не бывает лишней и абсолютно не важно, использует ли она ее сейчас или когда-нибудь потом. Но, поскольку записывать возможности не было, женщина просто запоминала. И до поры придерживала уточняющие вопросы, проявлять любопытство тоже необходимо с умом и в меру.
- Спасибо, - откликнулась Беата, собирая стружки и задумчиво перекатывая их между пальцами. – Да, потусторонние силы и рок похоже не стесняются использовать вполне земные инструменты. А какие работы требовали, чтобы рабочие что-то пилили?
- Не обязательно пилили, - мужчина хмуро глянул на миссис Уэйнрайт, - могли подравнивать декорации, с фанеры тоже сыплются опилки.
"Ну да, и прикрываются тряпьем, чтобы с первого раза не было заметно." - Насчет этого миссис Уэйнрайт была полностью согласна с профессором Муром. Просто так мусор не прячут, только если хотят его намеренно скрыть. Впрочем, это еще под вопросом. Возможно, у них обоих разыгралась паранойя. Хотя в свете всего происходящего это не удивительно.
За мужчиной Беатрис последовала очень аккуратно, в том, что быстро и ловко перемещаться по подрагивающими под ногами мостками может только привычный к этому человек. Что круг подозреваемых нисколько не сужало, наверняка не только рабочие сцены, но и сами актеры это могут делать. Что возвращало ее  к мыслям об обиженном актёре, хотя это было бы слишком банально, но зато логично.
- Просто обожаю их, - искренне заверила профессора женщина, тоже в свою очередь впившись взглядом в платок, - но и Скотланд-Ярд всё-таки лучше вызвать. - Конечно, последний тут был совсем не к месту в плане того, что самостоятельное расследование доблестная полиция зарубит на корню, но ведь именно так и должна рассуждать приличная дама, отродясь не замеченная ни за какими расследованиями.
- Но пока полицейские не прибыли, я поучаствую в расследовании, мне не очень нравится, когда на голову что-то падает и пытается убить. - Все-таки, сколь бы это ни было опасно, но таинственный злоумышленник изрядно помог с оправданиями в такой заинтересованности.
"Не зря же говорят, что все, что не делается, все к лучшему, и уж материала для новой истории я наберу, и типажей - тоже." - Про себя довольно улыбнулась Беатрис, изучая пока что главную улику. Или попытку запутать потенциальное расследование. По крайней мере вышитая монограмма наталкивалась именно на второй вариант.
Забирать платок у профессора женщина не стала, вместо этого осматривая все вокруг. Здесь явно было чище, чем на том конце, с которого они пришли, из чего можно было сделать вывод, что если кто-то и пилил балки, то подбирался он именно с этого конца.
- Скажите, мистер... - Беатрис замялась, намекая, что полезший с ними работник театра до сих пор не представился.
- Роберт Мейси, мэм. - Мужчина правильно истолковал заминку.
- Очень приятно, - кивнула Беата, - так вот, мистер Мейси имеет ли значение с какой стороны сюда забираться?
- Да, - рабочий задумчиво поскреб затылок, - лебедки-то с обеих сторон, но пока тут не покрутишь, та с места не сдвинется. - Он махнул в ту сторону, откуда они только что пришли.
- Ясно... - Беатрис задумчиво посмотрела на профессора Мура. Кто бы не пилил балки, забирался он именно отсюда, чтобы разблокировать лебедки. Да и судя по чистоте, времени он тут проводил не мало, возможно даже прятался или отдыхал именно в этом углу.
- Профессор, а вам раньше доводилось расследовать что-то? Ну помимо того, что связано с вашей профессией? - поинтересовалась женщина, вновь опускаясь на колени и внимательнейшим образом осматривая пол. Мало ли, вдруг обнаружится ещё что-то интересное помимо платка. Вряд ли тот, кто вредил театру настолько искусен в скрытности, чтобы не оставить следов.
- Скорее всего забирались именно тут, - в щели между досками что-то блеснуло, заставив миссис Уэйнрайт довольно хмыкнуть и попытаться подцепить это ногтями, - и сначала открепляли верёвку здесь, а потом уже как-то пробирался на другой конец и подтягивал все. Можно же почти до самых балок подняться, так? - Беате наконец удалось подцепить вещицу и потянуть на себя.
- Это исключено, мэм, - покачал головой Роберт, - одному такое не под силу, да и узлы не тронуты. Вот смотрите... - но стоило мужчине прикоснуться к "нетронутому" узлу, как тот на диво легко поддался и часть мостков, та, где они стояли,  под углом ухнула вниз. Беату швырнуло на перила, если бы не они и реакция, позволившая вовремя вцепиться в них, то женщина бы и вовсе слетела, а так в полет отправилась лишь так и не рассмотренная находка и шляпка миссис Уэйнрайт. Впрочем, все ещё было вполне возможно, конструкция продолжала падать. Недолго, всего пару секунд, а потом Роберту Мейси всё-таки удалось ухватить верёвку и ценой титанических усилий замедлить падение, хотя и не остановить его вовсе, но уменьшить угол наклона.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

0

11

Говорят, по-настоящему начинаешь ценить вещи только тогда, когда их теряешь. Когда-то что-то у тебя есть, ты можешь этого и не замечать, относиться как к должному и прибывать в полной уверенности, что это «что-то» у тебя никогда не отнимут. Но жизнь всегда преподносит нам сюрпризы и, такое чувство, только и ждет, когда сможет посмеяться над очередным самонадеянным глупцом. Когда ты обеими ногами твердо стоишь на земле, ты и помыслить не можешь, что через несколько секунд эта самая земля исчезнет из-под твоих ног, и ты бодро полетишь вниз. На испуг не было времени, все произошло очень быстро. Если бы не толика удачи и врожденная ловкость всех присутствующих наверху людей, внизу на поломанной сцене могли бы лежать три таких же изломанных тела. Если бы не мистер Ричард Мэйси и его сильный руки, для Вестера и Беатрис все могло бы закончиться весьма плачевно.
- Я долго не удержу! – Сквозь стиснутые зубы с натугой произносит мужчина, и профессор через силу заставляет себя взглянуть вниз. Он сам понимает, что долго в таком положении не провисит, ведь держится он по сути лишь одной рукой, вторая в любых физических нагрузках становится совершенно бесполезной. Прямо под ними деревянный пол сцены, а в паре метров впереди видны накиданные работниками вещи и мешки с чем-то, очень хочется надеяться, мягким.
– Ну, была-не была. – Вестер разжал ладонь, крепко держащую перилла, и непроизвольно зажмурил глаза, все же лететь вниз не самая приятная перспектива. Он чувствует как тело скользит но неровной поверхности деревяшек, как одежда то и дело цепляется за любые шершавые и остры места, а потом было ощущение полета, продлившееся как казалось вечность, на деле же прошло всего ничего, но впечатлений хватит на целую жизнь.
Профессор приземляется прямо в кучу с тряпьем, которая если и уменьшила урон от падения, то весьма незначительно. Превозмогая боль в спине, пояснице и своей пятой точке, перекатывается в сторону, чтобы уступить место следующему летящему. Когда все трое новоиспеченных акробатов оказываются внизу, деревянные балки слетают окончательно и какое-то время еще качаются вдоль сцены, но потом и другой трос не выдерживает – балки с грохотом падают на несчастную сцену.
- Еще бы чуть-чуть… Как Вы, миссис Уэйнрайт? – Вестер подходит к женщине, предлагая свою помощь, с благодарностью кивает мистеру Мэйси, но тот лишь одаривает парочку взглядом в стиле «если бы вы туда не полезли, ничего бы не случилось».
- Какой ужас… Какой ужас! Ну, что я вам говорил? – Бенджамин Огервиль кжается стал еще бледнее, хотя казалось куда больше. – Я уверяю тебя, Вестер, я закрою этот театр к чертовой бабушке, чтобы больше ни один человек, даже такой неверующий, как ты, не пострадал!
- Бенджамин, успокойся, я уверен, всему можно найти логическое объяснение, например, мы…
- Логическое объяснение?! – Взревел директор. – Не может быть этому логического объяснения! Это злой рок, проклятье! Неужели вы не понимаете, что высшие силы пытаются сказать нам, чтобы мы прекратили искать причину?
- Тогда объясни мне, друг мой, почему твои высшие силы обронили это. – Профессор подсовывает директору под нос платок, который все это время крепко сжимал в больной руке, и косится на миссис Уэйнрайт. Женщина что-то старательно выискивала на полу и вскоре распрямилась, протянув вслед и свою руку с находкой. – Ты знаешь, кому могли принадлежать эти вещи, Бенджамин?

+1

12

Честно говоря, когда подгоняемая любопытством и поиском новых сюжетов Беатрис сунулась в этот театр, она представляла себе все совершенно не так. И уж точно в ее дневной распорядок не входили полеты на рушащихся опорных конструкциях и весьма рискованные прыжки. Корсет, кажется, при этом вознамерился раздавить ребра напрочь, а уж синяков женщина себе наставила несомненно. Но с другой стороны, упади они вместе с помостом, все было бы намного хуже. А так хоть с трудом, но удавалось выровнять дыхание и кажется ничего не было сломано.
"Зато какой опыт, и все ощущения можно будет описать ну очень достоверно." - Иронично хмыкнула про себя Беата и поднялась, опираясь на руку профессора Мура.
- Благодарю, я в порядке, - отдышавшись, выдавила она, стараясь не морщиться и не ощупывать правый бок. Тем более что мистеру Огервилю было достаточно и самого факта падения сценической конструкции, чтобы окончательно утратить душевное спокойствие. Сама же Беатрис тратить время на пустые споры не стала, отдышалась и решительно направилась к месту падения в надежде отыскать то, что она так старательно пыталась вытащить еще наверху. Шанс успешно найти мелкую вещицу был, конечно, небольшим, но попытаться все-таки стоило.
"Нет, но дело приобретает все более интересный поворот, - отметила женщина, первым делом подбирая и отряхивая собственную шляпку, безнадежно испорченную, впрочем, рухнувшими на нее досками. Печально, но это как раз тот случай, когда правила приличия можно опустить, не надевать же ей в самом деле испорченную вещь. – Кто-то явно успел побывать наверху не так давно и заодно открепил трос. Или не успел закрепить?"
Впрочем, дело становилось не только интересным, но и опасным. Вряд ли, конечно, вот это происшествие готовили для них. Даже если гипотетическому злоумышленнику пришло в голову подслушать их разговор с директором театра, провернуть за такой короткий срок столь сложную операцию невозможно. Они ведь действительно пробыли в кабинете не так долго, чтобы можно было успеть добраться до сцены и ослабить тросы, а до этого еще и балки подпилить. Да еще и совершенно не факт, что они вообще могли полезть наверх. Так что скорее это просто неудачное стечение обстоятельств. Или удачное, как уж посмотреть для кого. В целом же, удача действительно была пока на их стороне – дважды повезло уцелеть, синяки и ушибы совершенно не в счет, и ту самую мелкую вещь женщина все-таки умудрилась найти. Хотя разгибаться в радостном предвкушении все-таки так резко не стоило, даже если до этого про отшибленный бок как-то подзабылось.
- И я бы с удовольствием дала по зубам чем-нибудь тяжелым этим самым высшим силам. – Манеры-манерами, но после такой встряски пусть только кто рискнет осудить некоторую кровожадность Беаты и пренебрежение ими. Тем более что на раскрытой ладони в тонкой перчатке лежала самая что ни на есть материальная пуговица. Конечно, платка и этой пуговицы для настоящих улик было бы маловато, если бы не одно «но» - если это всего лишь случайно оброненные работниками театра или актерами вещи, их бы давно подобрали. Да и когда кругом творится такое, то любая мелочь будет казаться очень подозрительной.
- К тому же помимо этого там наверху были опилки, да и канат, судя по тому, с какой легкостью развязался, до этого тоже трогали. Насколько я могу судить, до этого момента высшие силы проявляли себя не настолько материально. – Возможно, сарказм в голосе был излишнем, но с учетом экстремального спуска и взвинченности – так же вполне понятным.
Мистер Огервиль моргнул пару раз, переводя взгляд с одной улики на другую. Весь его вид теперь выражал скорее растерянность, чем испуг.
- Пуговица, - мужчина откашлялся и взял с ладони миссис Уэйнрайт злосчастную пуговицу, - с форменной куртки работника театра, вот на ней и вензель, - он продемонстрировал другу рисунок на тускло поблескивающей пуговице, - а что касается платка – то он может быть чьим угодно. Но опять-таки у работников они тоже есть. Но я… - он осекся, натолкнувшись на два очень выразительных взгляда, а потом махнул рукой, словно бы наконец сдаваясь под натиском более рациональных оппонентов. – Мистер Мейси, принесите ключи от подсобных помещений, где хранится рабочая униформа. – Предугадывая дальнейшую просьбу, приказал мистер Огервиль.
Роберт молча развернулся и пошел за ключами, хотя в какой-то момент лицо у него стало очень выразительным и на нем крупными буквами прочиталось совершенно нелестное мнение рабочего о двух неугомонных экземплярах, которые даже после такой встряски не желают успокоиться.
Подсобные помещения "радовали" обилием кое-как наваленных мешков, всевозможных тюков и прочего реквизита. Чувствовалось, что театр действительно спешно освобождает место и съезжает отсюда. Вот тут Беату посетила вполне здравая мысль, что даже если на какой-то форменной куртке и будет отсутствовать пуговица, то они вряд ли узнают, чья она. Но беспокойство оказалось напрасным – на кармане первой же куртки оказалась вышита фамилия. Нововведение странное, конечно, но для них с профессором Муром очень даже удобное.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

13

О, это прекрасное чувство, когда ты уверен, что приближаешься к разгадке, когда просто чувствуешь, что идешь по верному пути, а не стоишь на месте, не теряешься в предположениях, и на вопросы, наконец, начинают появляться ответы. Призрак театра постепенно становился осязаем и приобретал вполне реальные человеческие черты. Предполагать что-либо конкретное пока было очень рано, одна профессор Мур нутром чувствовал, что они вместе с миссис Уэйнрайт стали на шаг ближе к разоблачению таинственного негодяя, удумавшего уничтожить такой хороший театр.
Только войдя в подсобные помещения, пришлось бороться с желанием чихнуть. Воздух там оказался достаточно затхлый и пыли было достаточно. Очевидно, что в последнее время сюда мало кто заходил, потому что помещение не проветривалось и все выглядело каким-то покинутым. Вдоль одной стены располагались вешалки и небольшие шкафчики, в которых должна была храниться форма всех сотрудников. Сейчас, как заметил мистер Огервиль, вся одежда должна быть на своих местах, потому что люди по большей части уже не работали, остались лишь единицы, такие как мистер Мэйси, которые до сих пор верно исполняют свои обязанности, не смотря на причуды своего директора. Но у Ричарде Мэйси с пуговицами было все в порядке – Мур успел хорошенько оглядеть его и даже не обратил внимания на недовольные бурчания со стороны мужчины.
- Вышиты имена? – Вестер прочитал в слух одну фамилию и обернулся на друга.
- Да, мне показалось это нововведение очень полезным. И посетителям удобней, когда им надо обратиться к работнику в случае чего, да и вообще. Зато каждая форма закреплена за определенным человеком, и они несут ответственность за ее сохранность, ведь она отнюдь не дешевая.
И они начали проверять. Поочередно брали в руки каждый пиджак, аккуратно осматривали его и на всякий случай зачитывали фамилию, тогда Бенджамин достаточно быстро вспоминал человека и говорил, кем он работал и чем занимался. На удивление, он помнил всех своих сотрудников и о каждом мог что-то рассказать. Наверное, этот факт определенно делает из него хорошего работодателя. Осмотрев последнюю вещь и не найдя среди них испорченную, Мур опустил руки и с досадой вздохнул. А ведь успех был так близко.
- Это все? Больше нигде они не могут быть? – Спросил он с надеждой.
- Нет, тут все. Но постойте, я что-то запамятовал… - Бенджамин нахмурился и посмотрел на миссис Уэйнрайт. – Вы зачитывали фамилию Боу? Она должна была звучать дважды, потому что в труппе моей работали два брата с этой фамилией. К сожалению, с ними пришлось расстаться, но я просил их вернуть форму, ведь зачем она им?
- То есть не так давно ты уволил двух братьев? – Вестер переглянулся с Беатрисой. Увольнение – достаточно весомый повод, чтобы желать театру и его владельцу напастей. – И за что же?
- Они предлагали усовершенствовать одну из постановок и добавить в нее, смешно сказать, элементы акробатики. Видите ли, оба они были очень хорошо развиты физически и имели неплохую подготовку, поэтому очень хотели реализовать свои таланты, но мне их предложение показалось совершенно неуместным, поэтому я отказал. Разгорелся скандал, и мне пришлось указать им на дверь. Больше братьев Боу я не видел.
- А контактная информация у тебя не сохранилась? Может, мы могли бы сходить к ним, поговорить.
- В журнале в моем кабинете всяко записан их адрес, только я не понимаю, зачем он вам, ведь они же не… - И тут Огервиль осекся, а один из его глаз нервно дернулся. – Вы что, думаете, что они…
- Нельзя ничего исключать, Бенджамин.
- Да быть того не может. Они бы не посмели.
- Вообще-то, сэр, - Вмешался в разговор Ричард Мэйси, все это время стоя у двери. – Уходя, они бросали множество проклятий в Ваш адрес.
- Чепуха какая-то.
- Вообще-то, Бенджамин, слова, сказанные в гневе, могут обладать очень большой силой. Да и люди, желающие отомстить, способным на многое. Давайте не будем делать выводы раньше времени, но так же не будем упускать из виду любую возможность что-либо выяснить. Если эти братья будут невиновны, мы продолжим искать дальше, не проверить мы должны. Давай вернемся в твой кабинет.

+1

14

Писать детективные истории оказалось значительно интересней, чем участвовать в них. По крайней мере на данный момент, когда они просто перебирали форменные куртки в поисках той единственной, на которой была оторвана пуговица. И это им с профессором еще повезло, что в театре строго следили за порядком и никто из работников не ходил неряхой. А что, если бы все было совсем наоборот?
Впрочем, энтузиазм Беатрис это остужало мало. Пусть ничего мистического в истории с театром не оказалось, тем не менее детективный роман, который последует из этой истории вполне себе хорошая вещь, особенно, если растянуть все действие, добавив в сюжет интриг и романтическую линию. Ну а что, читающим женщинам такой поворот событий очень даже по душе и многим к тому же уже даже не важно, к какому жанру принадлежит книга.
Да и не маловажным фактом было то, что Беата лично хотела отправить преступника за решетку за весь вред, который он причинил. Была в этом и здоровая доля эгоизма, полет их всех мог угробить, и желание обезопасить от подобного других. К тому же, если все действительно так, как думает профессор Мур, и те два брата ушли крайне оскорбленные и озлобленные, то кто знает, ограничатся ли они только закрытием театра. Или же под угрозой окажется еще и жизнь мистера Огервиля? Не то, чтобы миссис Уэйнрайт была такой альтруистичной натурой, готовой самоотверженно защищать жизнь практически незнакомого ей человека. Но она ведь все равно в это влезла, так почему бы и не довести дело до конца?
Кажется, реальное объяснение всем неприятностям, произошедшем в театре, несколько успокоило его владельца. Может быть мистер Огервиль и не поверил до конца ни своем другу, ни доказательствам, ни словам Мэйси, но спорить он уже не стал, вместо этого поведя их в свой кабинет. То ли решил, что это бесполезно, и проще сделать как ему говорят, то ли и в самом деле внял голосу разума в их лице. Но в любом случае, искомый адрес они получили.
- Мистер Огервиль, я надеюсь, что пока мы будем разговаривать с этими братьями, вы не поспешите закрыть театр. – Такая покладистость со стороны еще недавно столь эмоционального мужчины несколько настораживала Беатрис, так что она предпочла перестраховаться.
- Я уверен, что разговор с ними ничего не даст, поскольку они не причем, - махнул рукой директор театра. В его голосе вновь прозвучала уверенность убежденного в своей правоте человека. – Что касается закрытия, то еще слишком много надо сделать. Вы оба как раз успеете вернуться, и поймете, что прав я.
Молодая женщина только вздохнула, не став ничего добавлять. Понятно же, что пока у них на руках не будет доказательств, все их слова будут отскакивать от сознания мужчины как об стенку горох. Вместо этого она посмотрела на профессора Мура.
- Ну что, профессор, отправляемся? – возможно, тут бы стоило немного притормозить и подумать, а еще лучше все-таки дождаться вызванной полиции, но желание во всем разобраться самой было куда сильнее. Так что они покинули здание театра и направились по выданному мистером Огервилем адресу, благо что экипаж так и дожидался Беату у театра. Возница, конечно, не обрадовался, ни тому, что нанимательница так долго проторчала в театре, ни тому, что приходится ехать в достаточно бедный и непрезентабельный район, но щедрая оплата компенсировала все его недовольство.
Район, в котором обитали братья Боу, и в самом деле не отличался ни изысканностью, ни особой чистотой. Дома стояли тут однообразно-серые, кое-где хозяева, конечно, пытались украсить их хотя бы цветами и яркими занавесками, но цветы либо давно высохли, либо впали в сон на зиму, а занавески из пестрых и нарядных давно превратились не в слишком чистые и линялые тряпки.
- Итак, вот этот дом. – Беатрис с задумчивым видом посмотрела на обшарпанную дверь, перед которой их высадили. – Что будем делать? Просто постучим и когда дверь откроют, спросим не они ли устраивают саботаж? – женщина чуть усмехнулась, в красках представив себе после этого лица братьев Боу. Можно еще было попытаться проникнуть в их дом как-то по-тихому, но представить себе этот вариант было куда сложнее, нежели предыдущую картинку.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

15

Несмотря на то, что Вестер не верил в присутствие потусторонних сил в театре, покинул его он с облегчением. Просто вся царившая там атмосфера понемногу давила на него, да и люди там обитали причудливые. Правильно говорят, что люди искусства очень часто не от мира сего и живут на своей волне. Тем не менее, было большой удачей получить адрес братьев Боу и тот час же отправиться прямо на него, ведь какой смысл откладывать? Если приедет полиция, придется заполнять кучу всяких бумаг, отвечать на вопросы, показывать им сцену и ходить по десятому кругу. Куда проще добиться весомых доказательств самостоятельно, а уж потом предоставить их констеблям и постараться убедить тех, что улики верные и добыты честным путем. Но об этом можно подумать чуточку попозже, сейчас же перед парой новоявленных детективов стояла другая задача.
- Я думаю, нам совершенно не обязательно вламываться к ним в дом тайно, мы можем вполне добиться того, чтобы они пустили нас сами. – Мур хитро улыбнулся и прошел во двор к дому, который совершенно не отличался ото всех остальных домов этого района, выглядел достаточно бедно и скудно. Если бы сам Вестер пожил недельку в таком районе, ему бы самому хотелось убивать. – У меня в расследованиях не очень большой опыт, но мы всегда можем выдать себя не за тех, кем являемся, правильно?
Сказав это, профессор постучал в дверь костяшкой указательного пальца, через несколько секунд повторил стук снова уже более настойчиво и, наконец, внутри дома послышались шаги.
- Я говорю вам, мисс Хэйл, они именно то, что нам нужно, вы просто не представляете, какая находка нам попалась… О, здравствуйте, сэр! – Вестер говорил специально громко, с примесью радости и восторга в голосе, а когда увидел угрюмое лицо хозяина дома, даже просиял и махом снял шляпу со своей головы. – Просим прощения, что мы являемся к Вам без приглашения, но не могли бы вы уделить нам чуть-чуть своего драгоценного времени? Вы же мистер Боу, верно? Один из братьев Боу, игравших в театре этого Бенджамина Огервиля? Ох, я так рад, что его театр закрывается, поистине, он был совершенно бездарные и недальновидный человек, но Вы, сэр… Вы… я был на всех Ваших преступлениях, вы сияли словно звезда посреди темного неба. – Вестер приложил руку к сердцу, если бы было нужно, даже выдавил бы слезу. – Ах, что же это я, совершенно забыл представиться! Сэмюэль Барлоу, для друзей Сэм или Сэмми, можете называть меня Сэмми, я совершено не против, тем более, очень надеюсь, что мы с Вами подружимся. Дело в том, что я собираюсь открывать собственный театр, и в труппу буду набирать только истинных знатоков своего дела, и вы, сэр, по-моему, один из них. Мисс Хэйл моя помощница. Ну так что, сэр, Вы не против обсудить мое предложение подробней?
Повисла тишина, длящаяся секунд десять, а затем хмурый мужчина на вид лет тридцати нерешительно отошел в сторону и приоткрыл дверь, пропуская незваных гостей в дом.

0

16

- Да, наверное, - кивнула Беатрис, следуя за мужчиной, - у меня тоже нет такого опыта, так что придется все придумывать на ходу. – Да и по сути, какая им разница, как все будет сделано, главное, результат. Не факт, что даже это может помочь и их пустят на порог. Зачастую те, у кого совесть не чиста, сами подозревают всех вокруг и стараются держать их на расстоянии. Вот и открывший им, до того, как Беатауспела поддержать игру профессора Мура, мужчина был мрачен и уставился на них не то угрюмо, не то угрожающе. Что, впрочем, не помешало женщине растянуть губы в самой лучезарной улыбке и проскользнуть в дом вслед за профессором.
Коридор был узким, темным, достаточно неуютным и практически пустым, словно бы зеркально отражая своей нарочитой бедностью и сам дом, и всю улицу, на которой он стоял. Не то, чтобы миссис Уэйнрайт всегда мыслила стереотипами, но сейчас все окружение очень настраивало на такие мысли. Интересно и полезно было бы оглядеться более внимательно, но так глупо подставляться женщина не стала. Раз они пришли сюда ради братьев, то такое любопытство помощницы скорее всего вызовет ненужные подозрения. Тот и так продолжал выглядеть напряженным и настороженным, хотя эти эмоции сейчас отступили под натиском удивления и промелькнувшего тщеславия. Последнее, пожалуй, играло им на руку, на этом чувстве достаточно легко сыграть, если действовать осторожно.
- Не против, - чуть помедлив и за это время внимательно осмотрев неожиданных визитеров, кивнул мужчина. – Только это неожиданно.
- И откуда вы про нас вообще узнали? – второй мужчина появился неожиданно, выходя в коридор из одной из комнат. Этот был ниже брата ростом, но чуть шире в плечах, лица из-за царящего в коридоре полумрака разглядеть хорошенько не удавалось.
- Странный вопрос, - помощнице вроде бы молчать не полагалось, так что Беатрис без стеснения вступила в разговор, - тем более от человека, достаточно долго вращавшегося в театральной среде. – Миссис Уэйнрайт улыбнулась. – А в это время, тем более, что закрытие театра Огервиля у всех на слуху. – Тон был нарочито легкомысленным, однако, при этом женщина внимательно наблюдала за братьями Боу, пытаясь уловить их реакцию.
- Ну допустим, - медленно кивнул все тот же брат, переводя взгляд с «Сэмюэля Барлоу» на «мисс Хэйл», - и что же вы можете нам предложить?
- Позвольте! Позвольте! – шумно возмутилась Беата, эмоционально всплескивая руками. Эта ее манера поначалу вызывала у местной сдержанной публики удивление и молчаливое неодобрение, но сейчас полузабытая привычка пришлась очень кстати. – Мы будем разговаривать здесь? А как же хваленое английское гостеприимство?! Мы проделали достаточно долгий путь, чтобы до вас добраться! И в итоге мы вынуждены стоять в коридоре, разговаривая о важных вещах.
"А до этого пережили еще не самые приятные моменты и спор с мистером Огервилем…" - мысленно добавила миссис Уэйнрайт, но вслух добавлять не стала. Это было бы в высшей степени неразумно, все равно, что сразу же начать кидаться обвинениями в том, что они покушались на рассудок мистера Огервиля и жизнь всех остальных обитателей театра. Ее слова заставили братьев напряженно переглянуться, но все-таки их с профессором провели дальше, в не менее пустую, но чуть более светлую комнату. Вообще в доме все выглядело как-то пусто и нежило, словно бы братья Боу проводили здесь не так уж много времени.
- Теперь вас все устраивает? – заговорил уже тот, кто их впустил. Вместо ответа Беата только беспечно улыбнулась и перевела взгляд на "начальство", которому и следовало сейчас начать разговор. Сама же женщина вновь постаралась незаметно оглядеться, рассматривая обстановку и самих братьев, чьи лица сейчас были на свету. Судя по их выражению, расслабляться они не спешили, но и подозрительности в них поубавилось, на гостей они смотрели скорее с интересом, смешанным с раздражением такой бесцеремонностью.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

Отредактировано Henrietta Manro (23 июля, 2018г. 23:45:01)

+1

17

В доме было неуютно. Обычно любая гостиная обустроена так, что в ней хочется остаться подольше, расслабиться, выпить чашечку чая. Даже у самого Мура благодаря стараниям его слуг в гостиной было приятно находиться, хоть гостей в его доме было немного. Но у братьев Боу не было желания не то что попросить чашечку чая, а просто уютно устроиться на диване. Хотя какая им с миссис Уэйнрайт может быть от этого разница? Внутрь они вошли, даже сумели добиться небольшого доверия и заинтересованности к своим персонам, и именно это им было нужно.
- О, как я счастлив, что имею возможность говорить сразу с вами двумя. Вы ведь слышали, сэр, все, что я говорил на пороге? – Вестер посмотрел на второго мужчину, неожиданно присоединившегося к ним. Тот медленно кивнул. – Чудно! Видите ли, господа, мы живем в век неумолимо развивающегося прогресса, невозможно отрицать его влияние на все сферы общественной жизни, и театр не может быть исключением. Бенджамин Огервиль хоть и считал признанным мастером своего дела лет, скажем, десять назад, все же неисправимый старовер, который полагает, что незачем совершенствовать и развивать то, что и так работает хорошо. Это я о постановках. Понимаете, мир искусства очень тесен, поэтому, когда этот глупец уволил двух подающих большие надежды молодых людей, способных творить невероятные вещи, я узнал об этом быстро и решил времени даром не терять. И вот я здесь. Прошу прощения, можем мы попросить  у вас чаю или хотя бы стакан воды? Когда я много говорю, у меня в горле пересыхает.
Вестер улыбнулся самой своей милой и располагающей улыбкой и переводил выжидающий взгляд с одного брата на второго, пока один из них молча не развернулся и не ушел, вероятно, в сторону кухни. Когда он вернулся, в руках его не было никакого подноса, никакого сервиза (о чем профессор только думал?), он просто держал две кружки, благо, наполненные теплой водой и вроде бы нормальной заваркой.
- Благодарю. – Мур протянул к чашке слабую руку. Тут даже особо утруждаться не пришлось, чтобы проявить неосторожность, не удержать пальцами тоненькую ручку и вылить весь чай на свою «помощницу». Придется надеяться, что миссис Уэйнрайт простит его за это, но им просто необходимо осмотреться в доме и найти хоть какие-то следы вмешательства братьев в театр. Сделать это сложно, когда за тобой постоянно смотрят две пары глаз.
- О, какой я неуклюжий! Мне так жаль! Мисс Хейл, ваше платье! Где у вас уборная, если на застирать сейчас, на платье может остаться пятно. О, мне так жаль!
Мур причитал и практически плакался, пока просьба его не была исполнена, и помощницу не увели в неизвестном направлении.
- Я заплачу вам за разбитую чашку, не переживайте. Давайте я пока расскажу вам, какую постановку планирую сделать, и какие роли хочу дать вам.

+1

18

Пока профессор Мур говорил, Беатрис помалкивала, исподволь рассматривая внимательно слушавших «начальство» мужчин. На закоренелых негодяев они отнюдь не походили, хотя то, как они держались и мрачные лица все-таки отталкивали. И в другой ситуации женщина к ним бы и близко не подошла. Теперь бы еще придумать, как от них отделаться и поискать то, ради чего, собственно, они сюда и прибыли.
"Но все-таки типажи достаточно интересные, хотя в книге на главные злодейские роли их ставить точно не стоит, - на какое-то мгновение отвлеклась от насущного миссис Уэйнрайт, - не пойдут. Разве что…" - тут один из мужчин, словно почувствовав на себе ее внимательный взгляд, отвлекся от профессора Мура и быстро посмотрел на нее. Беата тут же растянула губы в милой улыбке, натренированной за годы общения с изысканным лондонским обществом. Впрочем, у совершенно не изысканного бывшего работника театра она вызвала только еще большую хмурость. Правда, профессор вновь быстро вернул внимание к себе, затребовав чего-нибудь выпить.
И если бы Беатрис предполагала, что за этим последует, она бы заблаговременно морально подготовилась. Нет, платья для дела не жалко, в конце концов, их была целая гардеробная на все случаи жизни, но по крайней мере она бы не разбила и вторую кружку, роняя ее в тот момент, когда на бежевой юбке растеклось куда более темное пятно. Но с другой стороны, тогда бы весь спектакль, да и испуганный вскрик, не были бы столь достоверными.
- Да-да, - женщина прижала руку к груди, выравнивая дыхание, - я сейчас смою пятно, не волнуйтесь, мистер Барлоу, все в порядке. Извините, что я вам такое беспокойство причиняю, - а эти слова вместе с извиняющей и милой улыбкой достались братьям, - но мне действительно лучше воспользоваться вашей ванной комнатой.
Братья переглянулись, что-то для себя решая, и, видимо, пришли к выводу, что женскую истерику выносить будет проблематичный, чем один раз проводить американку до требуемой комнаты. Один из них Беату и повел, молча топая и даже не оглядываясь, чтобы проверить, идет ли женщина за ним. Миссис Уэйнрайт, разумеется, шла, не собираясь творить глупостей, пока не останется одна. Правда, повели ее не в уборную, а на кухню.
- Обратную дорогу найдете, мисс? – как можно вежливей поинтересовался Грегори Боу, поглядывая в ту сторону, где беседовали его брат и «режиссер».
- Конечно! Огромное спасибо! – женщина с решительным видом направилась к несколько кривому, но все-таки крану, тут же стягивая с рук перчатки и включая воду. Пятно следовало замыть, хотя бы для отвода глаз. Мужчина еще немного помедлил, но все-таки ушел. Бетрис медленно досчитала до тридцати, старательно (и совершенно бесполезно) растирая воду по пятну, а потом подобрала подол и тихо скользнула из кухни прочь. Следовало отыскать более личные помещения и вещи, в которых можно было бы покопаться в поисках улик.
Тем временем старший брат, оставшийся в комнате с профессором Муром несколько расслабился. Все складывалось как нельзя более удачно, и эта парочка, хоть и свалившаяся на их головы совершенно внезапно, оказывала им весьма неплохую услугу.
- Да хорошо бы, - кивнул Дерек Боу, - и вопрос оплаты – тоже бы хорошо обсудить. А про чашку – забудьте. – Он махнул рукой, весь обратившись в слух.
Беатрис тем временем быстро обнаружила искомое помещение, квартира не отличалась огромными габаритами. А в помещении – следы поспешных сборов. Несколько полусобранных сумок неряшливо валялись на полу. Их женщина и принялась исследовать в первую очередь, бдительно прислушиваясь к доносящимся звукам.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

19

Человеческое тщеславие поистине не знает границ. Завлечь можно абсолютно любого, в этом профессор был убежден наверняка, главное лишь знать за какие ниточки тянуть и куда давить. И вот человек, который две минуты назад сидел напротив тебя с самым что ни наесть тяжелым взглядом, уже достаточно добродушно беседует с тобой о возможных радужных перспективах совместного сотрудничества. А уж когда речь заходит о гонораре…Навешать фальшивых обещаний профессор мог с три короба. Благо вранью он учился у лучших мастеров этого дела – у собственных студентов. Те даже дьявола убедят, что душу свою обязательно ему занесут, только не сейчас, а чуточку попозже. Вестер в красках расписал на хочу придуманное здание театра, как все там красиво и слажено, описал вымышленную труппу актеров, которые уже имелись у него в запасе (образы эти были собирательные со всей его хороших друзей и знакомых), ну и конечно же не поскупился назвать цену за предполагаемый билет и выступление. Оставалось лишь надеяться, что жажда наживы и упование собственным превосходством утихомирит подозрительность братьев и рано или поздно те совершат прокол или оступятся на чем-то. А еще надо надеяться, что миссис Уэйнрайт с умом воспользуется своим положением, потому что больше шанса остаться наедине ей не представится, и если они с писательницей сами допустят ошибку… в этом случае судьбе их можно будет лишь посочувствовать. Братья Боу с легкостью справятся с женщиной и профессором, у которого одна рука фактически является недееспособной и отбиваться он может разве что собственной шляпой.
- Надеюсь, все в порядке? – как можно более добродушно интересуется Вестер, когда к ним присоединяется второй мужчина. Это значит, что он оставил Беатрис и не намеревается за ней следить, а если вдруг кто-то решит проверить, как она там, Вестер придумает, как подать сигнал женщине. Во всяком случае, он в это искренне верил. Наверное, придется разбить еще что-нибудь.
- Как я уже и говорил, я видел практически все выступления с вашим участием, ваша физическая подготовка вызывает у меня одно восхищение. – Профессор непринужденно поднялся с дивана и принялся расхаживать по комнате туда-сюда. Он вроде как смотрел себе под ноги, когда отвешивал очередную порцию комплиментов, но периодически косился в разные стороны, подмечая какие-нибудь интересные детали в обстановке квартиры. Она хоть и была небольшой, при должном желании в ней можно было легко спрятать то, что не предназначалось для чужих глаз. Например, строительные инструменты, стоявшие за шторой, хотя внутри квартиры не было и следа ремонтных работ. В небольшом железном саквояже было видно лезвие пилы, его профессор заметил, когда совершенно не нарочно раздвинул штору, чтобы посмотреть на «чудесный вид из окна». Стоит ли говорит, что с того места его тут же попросили уйти. Браться разом подскочили на ноги и вся легкость просто смылась с их лиц.
- О, прошу прощения, я просто хотел посмотреть…
- Что-то дамы давно нет. – Сквозь зубы процедил один из братьев и уже корпусом развернулся в сторону кухни.
- О,  вы же знаете этих женщин, ха-ха, - Вестер постарался посмеяться как можно более громче, - у них в платьях столько юбок, что они могут часами их отмывать. Я уверен, она скоро к нам присоединится.
Однако лимит доверия Вестер к своему сожалению исчерпал, его уверения не произвели на братьев впечатления, а потом один все же направился на кухню, а второй, скрестив руки на груди, остался стоять рядом с Муром. Улыбке на его лице больше не было.

+1

20

Беатрис прекрасно понимала, что времени у нее не так уж много. Сколько времени может понадобиться, чтобы отмыть пятно? Не так много. И моложая женщина рассчитывала только на то, что мужчины в таких вопросах обычно сущие бездари. В первом саквояже поначалу не обнаружилось ничего особо интересного, личные вещи кое-как сунутые то ли в спешке, то ли по простой небрежности. Зато на дне обнаружилась кое-что действительно стоящее – пухлая такая пачка фунтов. Хмыкнув, Беата быстро пролистнула банкноты. Сумма даже на такой беглый взгляд выходила внушительная. Даже если Огервиль и расплатился с уволенными братьями, то вряд ли сумма была именно такой.
"Выходит, это была не только личная месть. А дело обрастает все новыми деталями. – Как и книга, но об этом миссис Уэйнрайт подумала лишь вскользь, сосредоточившись на делах насущных. – Пожалуй, уже одной этой суммы будет достаточно, чтобы полиция ими заинтересовалась, но вот как теперь эту полицию сюда привести? Задержать самостоятельно тоже вряд ли удастся." - Беатрис здраво оценивала свои силы – ее конек это хитрость и изворотливость, возможно, еще и огнестрельное оружие, но никак не физическая сила. Профессор же вряд ли справится с двумя сразу. Или даже с одним. Они-то явно привыкли к постоянному физическому труду. Особенно, если вспомнить учиненные в театре разрушения.
Во второй сумке ничего интересного не обнаружилось, хотя Беатрис, по правде говоря, надеялась найти там униформу. К тому же еще и из гостиной донесся какой-то подозрительный шум, намекавший, что пора закругляться.
- Проклятье… - сквозь зубы выругалась женщина, быстро закрывая сак и оглядываясь. Убогая обстановка предоставляла не так уж много мест, где можно спрятать компрометирующую вещь. Первым делом это, разумеется, был шкаф, чьи дверцы рассохлись и скрипели так, что наверное слышно было на всю квартиру. Впрочем, это быстро вылетело из головы – искомая униформа неряшливой кучей валялась именно там. Даже и искать не пришлось.
Беатрис быстро выхватила из нутра шкафа одну из ливрей, встряхивая ее и осматривая. Все пуговицы на ней были целы, но зато из внутреннего кармана, явно пришитого вручную и наспех, с тихим стуком вывалился револьвер. Миссис Уэйнрайт быстро проверила барабан. Патрон был всего один, остальные то ли использовали, то ли изначально так и задумывалось. А вот это было еще интересней.
Обстановка в гостиной тем временем все больше накалялась. Особенно, после злобного рыка: «Ее там нет!», сотрясшего, кажется, весь дом.
- Значит, спектакль и новая труппа? – угрожающе переспросил оставшийся с профессором Муром Дерек, делая шаг к нему. В то время как Грегори сразу помчался в спальню, где у них как с братом как раз шли сборы, когда нагрянули нежданные визитеры.
При виде влетевшего в комнату разъяренного мужчины Беатрис вздрогнула, на несколько мгновений растерявшись, но почти сразу же вскинула револьвер и нажала курок, не думая о том, что в этот раз убийство вряд ли можно будет выставить несчастным случаем или смертью от естественных причин. Тут уже однозначно или она выстрелит, или ей голову проломят, так что было не до размышлений. Увы, те несколько мгновений, что Беата медлила, сыграли с ней дурную шутку, выстрел ушел в молоко, а руку с револьвером как клещами сдавило, в то время как Беатрис впечатали в раскрытую дверцу шкафа. Многострадальная спина, которой в этот день и так уже досталось, отозвалась глухой болью, а шкаф покачнулся и осыпал Грегори вещами с верхней полки.
На этот раз эффект неожиданности сработал в пользу Беатрис, ослепленный какими-то тряпками мужчина ослабил хватку и женщина тут же этим воспользовалась, выдергивая руку и с силой впечатывая рукоять пистолета в висок мужчины. Тот покачнулся, налетел на шкаф, который не выдержал такого обращения и рухнул. Беата едва-едва успела отскочить.
На этот раз выстрел и грохот спустя пару мгновений действительно сотряс квартиру, заставив наступавшего на профессора Мура Дерека рефлекторно обернуться. Как многие мужчины достаточно массивной комплекции, сделал он это всем корпусом, невольно оставляя открытой спину. Досадная оплошность, но происходящее в другой комнате выбило его из колеи.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

21

Вот и все. Вот и пришел конец их небольшой пьесе. Из Мура никогда не получался хороший актер, обычно он слишком скоро давал выход своим эмоциям, распирающим его изнутри, поэтому даже удивительно, что им с Беатрис удалось продержаться так долго. Тем не менее капитулировать и раскрывать все свои карты он не собирался, как минимум, постарается дать отпор, ну а том будь что будет. Умирать, конечно, не хотелось, у профессора было еще много планов, поэтому нужно постараться хотя бы выжить.
- Значит, спектакль и новая трупа?
- Да… Вы мне не верите? – Глядя на мужчину, Мур медленно пятился от него. Победить в поединке у него уж точно не было никаких шансов. Дерек Боу был сильнее, больше и скорее даже ловчее. Только вот несколько тупея, потому что стоило из другой комнаты раздаться выстрелу, как он тут же обернулся, переключив все свое внимание туда. Этим профессор, уже было прижатый к стенке, не замедлил воспользоваться. Схватив достаточно увесистый томик библии со стола [это был первый и последний раз, когда ему помогла религия], он прицельно зарядил твердым корешком прямо в темечко злодею, от чего тот пошатнулся и схватился за голову, отступил на несколько шагов. Конечно, лишить мужчину сознания Вестер и не рассчитывал, все же силенок у него было не то чтобы много, тем более при травмированной слабой правой руке. Зато он смог выиграть тебе немного времени, чтобы выскользнуть и, перепрыгивая через мебель, добежать до комнаты, откуда раздался выстрел. Он молился, чтобы с миссис Уэйнрайт было все хорошо, чтобы выстрел, прогремевший на весь дом и скорее всего на всю улицу, не был сделан в нее.
- Беатрис! – Вестер затормозил у косяка, увидел испуганную и растерянную женщину и второго брата, медленно поднимающегося с пола и с остервенением откидывающего одежду. Протянул женщине руку и притянул к себе. – Быстро!
Времени медли у них не было, Дерек уже оправился от удара и словно разъяренный бык смотрел на них их гостиной, а потом рванул с такой скоростью, что профессор и писательница еле-еле успели заскочить на кухню и захлопнуть за собой дверь. Он сильного удара она чуть было не сошла с петель, но обязательно сойдет, это лишь вопрос времени.
- Там дверь во двор! – Вестер подбежал к другому краю кухни, нервно подергал ручку. Заперто! А тем временем хлипенькой двери меж комнатами оставалось всего каких-то пару ударов, чтобы треснуть пополам и пропустить через себя уже двух пришедших в себя братьев. Вестер и Беатрис переглянулись, обоим было понятно, что если они сейчас не выберутся через эту дверь, то ждет их далеко не самое приятное будущее. – Кочерга, возьмите ее!
Мур принял из рук женщины кочергу, просунул ее в щель ближе к замку в надежде, что трюк удастся.
Две двери распахнулись одновременно. Из одной в кухню вбежали разъяренные братья Боу, а из другой на улицу буквально вывалились Вестер и Беатрис. Только убежать им далеко не удалось, дорогу преграждал высокий забор.

+1

22

[nick]Джеральд Кроу[/nick][status]Инспектор полиции[/status][icon]https://b.radikal.ru/b23/1810/08/16782ed8cb3d.jpg[/icon]
Упаси все, кто может, работать с творческими личностями, особенно теми, кто слишком уверен в себе! И театр этот, гори он синим или зеленым пламенем, каким угодно его нанимателям.
Какому именно демону было надо, что бы причина проблем театра оказалась не мистической, а очень даже реалистичной, инспектору было все равно. С ними он предпочитал не общаться, дабы не портить впечатление о себе, а вот с посредником общался с удовольствием. Мистер Файнс был человеком, выглядел очень респектабельно, платил аккуратно, вопросы задавал правильные, невозможного не требовал, даже на праздники присылал вино. Если учесть, что ни разу мистер Файнс не потребовал нарушить ход следствия, отпустив преступника, то с ним и, через него, с демонами, иметь дело было приятнее, чем с некоторыми людьми.
Вызова к театру инспектор ждал не долго, но дождавшись и прибыв на место с констеблями и сержантом, дал волю эмоциям. Профессор и леди! Отправились! Сами! В дом к преступникам! Нет, люди положительно не хотят облегчить работу полиции, не умирая и не попадая в неприятности.
Оставив самого толкового и приземленного констебля записывать показания директора, включая его беседы с упомянутыми господами, инспектор устремился дальше, по адресу, который дал директор.
На стук в дверь ни кто, ожидаемо, не открыл. Но на этот случай Джеральд брал с собой сержанта, человека не самого, может, сообразительного, но зато способного открывать запертые двери и фонтаны красноречия в молчаливых людях.
- Полиция! - заорал сержант, вламываясь в дом и выхватывая пистолет. В душе здорового детины тлела надежда, что им окажут сопротивление, может, даже вооруженное и можно будет размяться, - стоять!
За сержантом, на тщательно выверенном расстоянии, что бы не попасть под размах и разгул справедливости, следовали инспектор и еще два констебля.
Увидев противников - а сердитые вооруженные мужчины, если они не полицейские, то они только противники, - сержант испытал подъем чувств, после чего выстрелил одному в ногу, а другому заехал в челюсть.
- А ну смирно! - заорал он, - полиция!
- А вон преступники! - заорал раненый, тыча по направлению к беглецам, - грабители!
Инспектор быстрым шагом пересек кухню и выглянул во двор, после чего испытал примерно те же чувства, что и сержант, потому, что профессор и незнакомая леди были живы и, кажется, даже целы.
- Вяжите их, - обратился он к своим и перевел взгляд на детективов-любителей, - профессор  Мур, я полагаю? Мэм?

Отредактировано Kitty de Cassar (9 октября, 2018г. 17:14:23)

+2

23

Если бы у Беатрис было время восхититься очередным сюжетным поворотом, а читатели на самом деле любят такие щекочущие нервы моменты, она бы восхитилась и даже непременно выстроила бы в голове сцену, похожую на то, что происходило сейчас. Но когда опасность в буквальном смысле дышала в спину, подобные мысли как-то сами собой выветривались из головы. Причем напрочь, оставалась только одна и самая главная – нужно спасаться. Впрочем, в панику женщина не впадала. У них еще была возможность унести ноги, да и довести дело с театром до конца. Вот только от всего этого детективов-любителей отделяли два разъяренных амбала, которым очень не хотелось отвечать за свои действия.
Ну, по крайней мере, они с профессором Муром оба были пока живы и целы. И у дома имелся еще один выход, правда, закончившийся тупиком в виде забора. Никогда еще такой простой и привычный глазу предмет не вызывал у миссис Уэйнрайт такого отвращения. Ровно столько же, сколько наступавшие на них с мужчиной преследователя, и, глядя в перекошенные лица, Беата невольно попятилась. Вот теперь, пожалуй, можно было паниковать, поскольку ситуация достигла той критической точки, когда в хороших книжных историях автор обычно вставляет «бога из машины», который помогает героям. Вот только в настоящем ждать подобного не стоило, и тем неожиданней был рык, прокатившийся по дому. За других женщина не поручилась бы, но сама она даже вздрогнула, не веря своим ушам. А когда в поле зрения появились полицейские, даже облегченно выдохнула, не испытывая никакой жалости к братьям, скорее наоборот, после того, как они еще и попытались перекинуть вину на них с профессором.
«Какое счастье, что доблестная полиция в реальном мире все-таки поумнее той, которую изображают в некоторых книгах… Хотя все-таки они сначала делают, а потом предупреждают что там, что здесь.» - про себя выдохнула Беатрис, нервным жестом проводя по волосам в тщетной попытке поправить растрепавшуюся прическу. Шляпку молодая женщина потеряла еще раньше. Впрочем, шляпкой потери не ограничивались – чайное пятно на юбке, оборванный по одному рукаву манжет, наверняка еще и синяк во всю спину, наверняка оные появятся еще и на запястье. Но с другой стороны – она жива, относительно цела, материала и личных впечатлений для книги имеется даже с избытком, преступники пойманы (кто знает, дождались бы они полицейских, не задержи их миссис Уэйнрайт и профессор Мур), а все потери можно списать как несущественные.
«В конце концов, платье же у меня не одно, а репутация – одной потенциальной сплетней больше…» - про себя решила Беата, но оборванную манжету все-таки постаралась как-то приладить, чтобы оторванный край не так бросался в глаза.
- А вы, простите, кто? – представиться Беатрис не спешила, вместо этого практически сразу же переведя разговор в деловое русло. - Там в доме полно улик, указывающих на то, что они напрямую замешаны в неприятностях мистера Огервиля, в том числе и револьвер с единственной пулей, - по правде к полицейским любых чинов и рангов женщина относилась с изрядной настороженностью, как всякий человек, у которого есть свои тайны, которые могут потянуть на тюремный срок или казнь, - пуля где-то в стене. – Добавила Беата, заработав от одного из констеблей недовольный  взгляд, в котором ясно читалось все его мысли насчет того, что любители в целом и женщины в частности лезут в дела профессионалов. Но именно сейчас ей было плевать на подобное отношение, вслед за выплеском активности навалилась усталость и догнал запоздалый страх, заставивший зябко передернуть плечами и опереться рукой на тот самый злосчастный забор.
- Полагаю, теперь театру мистера Огервиля ничего не угрожает, - впрочем, голос женщины прозвучал вполне ровно, на наигранную бодрость сил сейчас просто не осталось.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+2

24

Какое множество вариантов действий может подсказать мозг, когда ты загнан в угол, но ни при каких условиях не собираешься сегодня умирать. Меньше чем за минуту Вестер смог обдумать несколько возможностей перелезть через забор, потом подумал залезть на крышу дома, потом бросится в рассыпную, но так как и их и преследователей по двое, такой план абсолютно точно был неудачным. В голову пришла мысль даже закричать, авось кто-нибудь бы их услышал и прибежал на выручку. Так, к счастью для них обоих, и произошло. Причем не пришлось даже кричать. Когда братья выбили дверь и уже перешагнули через порог кухни, вышли на задний двор, прямо за ними послышался выстрел. Сначала казалось, что стреляли они сами, поэтому Мур машинально отвернулся и как настоящий джентльмен попытался загородить собственной спиной даму. Ведь это была его идея пойти в этот дом, это он придумал выдать себя неизвестно за кого и разыграть этот маленький спектакль. В тот момент план казался удачным, но вот именно сейчас в нем наблюдались некоторые прорехи. Что ж, никто в нашем мире не идеален, только вот профессор совсем никак не думал, что неудача в плане будет для него настолько плачевной.
Но никакой боли он не почувствовал. Услышал лишь крик, и после обернулся, увидел одного из братьев, лежащего на земле и державшего себя за ногу, и второго припертого лицом к стене дома. А рядом с ними констеблей, сержанта и даже самого инспектора. Удача ли, что такая компания оказалась аккурат рядом с этим домом, именно в тот момент, когда Вестеру и миссис Уэйнрайт требовалась помощь?
- Уж не знаю радоваться ли, что мое лицо настолько узнаваемо в полиции. – Страх от погони еще не прошел, а потому профессор даже не сумел нормально улыбнуть и лишь спустя какое-то время додумался протянуть руку инспектору. – Вы как раз вовремя. Как вы тут так удачно оказались?
То, что история закончилась хорошо, Мура, несомненно радовало. Еще радовал тот факт, что именно они с Беатрис смогли выйти на след плохих парней и, рискуя собственными жизнями, вывели их на чистую воду.
- Значит Господин Огервиль уже все рассказал вам? Не могу дождаться, когда же мы вернемся обратно и скажем ему, что все напасти прекратились, и он может снова продавать билеты на ближайшую пятницу и выходные. Надеюсь, он снова запустит Гамлета.
Мур хлопнул в ладоши и посмотрел вдаль, туда, где одни полицейские под белы ручки уводили братьев Боу, а другие осматривали весь погром, царивший в доме.
- Вы не подбросите нас до театра, инспектор? Если, конечно, у вас не осталось тут дел. По дороге мы сможем дать вам показания и объяснить, почему решили действовать самостоятельно, не привлекая слуг закона. Я был уверен, что так у нас будет больше шансов поймать злодеев с поличным. И вроде как это получилось, да?
Бодрость духа снова вернулась к профессору, и выходил на улицу он уже в приподнятом настроении, окрыленным собственным успехом и предвкушая просмотр любимого спектакля в выходной день.

+2

25

[nick]Джеральд Сноу[/nick][status]Инспектор полиции[/status][icon]https://b.radikal.ru/b23/1810/08/16782ed8cb3d.jpg[/icon]
- Сержант, - коротко скомандовал инспектор, сделав жест рукой. Мол, слышал даму? Приступай и отойди от преступников, нам надо, что бы они могли говорить с нами, а не с медиумами.
- Сэр, - кивнул сержант Грейсон, пнул на последок одного из братьев, скомандовал, - увозите их, ребята, -  и, прихватив одного из констеблей отправился проводить обыск.
- Скотленд-Ярд, старший инспектор Джеральд Сноу, - представился он эффектно растрепанной даме, которая, к ее чести, не орала, не рыдала и не падала в обмороки всем на руки. Продемонстрировал жетон и галантно предложил, - хотите присесть? Задержанных уже увели.
После чего перевел взгляд на профессора, которому приключение явно понравилось. Что ж, его, профессора, можно понять, вряд ли преподавание таит в себе те же опасности.
- Мистер Огервиль описал вас достаточно точно, - улыбнулся Джеральд, - а я пару раз посещал ваши открытые лекции. Собственно, владелец театра нас сюда и направил, умоляя поспешить.
Стоило бы, конечно, объяснить, почему гражданские не должны самостоятельно заниматься расследованием, да еще и втравливать в это даму, даже если дама сама жаждет, но... Но судя по профессору, из этой лекции он сделает лишь один вывод и перестанет доверять полиции, а запретить, увы, законов, да и методов нет. Поэтому, раз не можешь предотвратить - возглавь! Лучше уж быть поблизости и знать, что в следующий раз в гости к преступникам полицию все-таки позовут.
- С удовольствием вас послушаю, - он сделал приглашающий жест, - конечно, надо в участке, но мы обойдемся и театром.
Тем более, что леди в участок вести не хотелось. Она и так напугана, а участок это не то место, где можно чувствовать себя в своей тарелке. Пьяницы, воришки, проститутки, нервные коллеги, грязь, запахи. В кабинете у него, конечно, другая атмосфера, но до него надо дойти.

+2

26

- Нет уж, благодарю, - Беатрис покачала головой и слабо улыбнулась, - меньше всего мне хочется задерживаться в этом доме дольше необходимого. Беатрис Уэйнрайт. – Представилась она в ответ, сохранять инкогнито было бессмысленно и не слишком вежливо, когда старший инспектор так любезно представился. В то, что все закончилось, да еще так благополучно, когда, казалось бы, надежды уже не осталось, до сих пор не верилось. Но тем не менее братья Боу получат свое наказание, они с профессором оба живы, и лично у Беаты собран такой материал, что даже сквозь все еще сковывающий страх прорывается желание сесть и писать. Оставалась только пара заключительных штрихов и отказать себе в удовольствии лично понаблюдать за финальной точкой женщина не могла. В конце концов, умение доводить все до логического конца было одним из ее достоинств.
«А тут осталось совсем немного, - самонадеянно подумала миссис Уэйнрайт, - в том числе и посмотреть на мистера Огервиля, когда он поймет, что вся эта история благополучно закончена.» - Уж такой момент Беатрис точно не могла пропустить, и никакие переживания и страхи ее от этого отвратить не могли. С другой стороны… Беата кинула взгляд на чайное пятно, коснулась пальцами оборванного кружева и вспомнила о потерянной шляпке. Ехать в подобном виде даже ради конца истории не стоило, если ей хотелось сохранить хоть какую-то репутацию.
- Кхм, только у меня одна просьба, господа, - уже следуя к выходу из дома обратила Беатрис к мужчинам с вежливой и милой улыбкой, - не могли бы мы прежде чем ехать в театр, посетить мой дом? Боюсь, что мой вид не слишком располагает к появлению в обществе. А мне бы очень хотелось все-таки тоже лично присутствовать в завершении этой истории. Обещаю, много времени это не займет.
Если у господ мужчин и были какие-то возражения, то они придержали их при себе и просьбе вняли. Так что первым делом экипаж направился к ее дому. Разумеется, оставлять мужчин дожидаться на улице было совершенно дурным тоном, а правилам этикета в большинстве случаев Беатрис предпочитала следовать, так что они были приглашены на чай, долженствующий скрасить время ожидания.
В доме, помимо уютного сухого тепла и мягких тонов их встретила чернокожая экономка, смерившая двух неожиданных гостей и встрепанную хозяйку таким взглядом, словно она не служила в доме, а была как минимум хозяйкой и родной матерью Беаты.
- Нэн, распорядись насчет чая и пришли ко мне Лизу, хорошо? – предвосхищая вопросы, попросила женщина, после чего еще раз заверила инспектора и профессора, - я быстро, - и скрылась на втором этаже. Та, кого назвали Нэн, только неодобрительно покачала головой, но к гостям обратилась вполне вежливо, хотя и с легким акцентом, который не смогли изжить все прошедшие годы. – Прошу за мной, господа.
Небольшая гостиная, куда их провели и где довольно быстро накрыли чай, отличалась строгостью линий без излишеств и безделушек, к которым обычно могли быть склонны дамы. Впрочем, лично Беатрис считала ее весьма уютной, предпочитая создавать этот уют за счет теплых тонов и качественных функциональных изделий вроде того же ковра, единственного напоминания об Индии, или подушек-пуфиков, лежащих на изящном диванчике и креслах.
Долго, как и обещала, Беата возиться не стала, приведя себя с помощью горничной в порядок пусть и не с армейской скоростью, но все-таки достаточно быстро, не видя смысла копаться и как-то изощряться. Не на очередной же прием собирается. Так что заминка и правда вышла небольшой и в театр они прибыли довольно скоро. А там их уже встречал еще более взволнованный мистер Огервиль, который, похоже, уже искренне раскаивался в том, что дал другу этот злосчастный адрес.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

Отредактировано Henrietta Manro (5 ноября, 2018г. 02:51:36)

+2

27

Вестер Мур не был лишен некоторого тщеславия, как и любой ученый, изобретатель или деятель он безумно радовался, слыша, что какой-нибудь незнакомый человек посещал его лекции, интересовался предметом, настолько близким ему самому. Поэтому стоило только старшему сержанту заикнуться об этом, профессора уже было не остановить. Следуя к выходу из дома за мисс Уэйнрайт, он уже было принялся расспрашивать мужчину на какой именно лекции тот присутствовал, какой вопрос там поднимался, все ли ему было понятно, а если нет, то Вестер с радостью ответит на все возникшие вопросы. К просьбе Беатрис он отнесся с пониманием, на секунду отмечая про себя, что и ему неплохо было бы привести себя в божеский вид, но когда вокруг происходит столько интересного разве можно отвлекаться на подобное? Конечно, у женщин на эти вещи несколько другие взгляды, а вот Мур вполне мог еще несколько часов потерпеть свой замыленный костюм и слегка помятую шляпу-котелок. Все время до дома женщины и внутри, когда они с мистером Сноу пили довольно недурной чай, мужчина рассказывал инспектору с чего и началось их импровизированное расследование, в красках описал, как его любезный друг, мистер Огервиль, сетует на нечистые силы, и как они вместе с мисс Уэйнрайт и еще один работником чуть было не разбились, падая с подвесных платформ над разрушенной сценой, но всему виной, конечно же, были непрочные крепления. Никаких приведений и злых чар в театре быть попросту не могло. Когда к ним вышла Беатрис, чашки даже не успели опустеть, то ли Мур был так увлечен беседой, то ли эта женщина первая на его веку, кто так быстро переодевается и причесывается.
Вскоре они добрались до театра, у входа которого уже, переминаясь с ноги на ногу, стоял Бенджамин. Все произошедшие события добавили хозяину театра еще лет десять, минимум, кожа на его лице слегка обвисла и побледнела, залысина, казалось, стала еще больше, и только сейчас Вестер обратил на это внимание. Широко улыбнувшись, он подошел к другу и крепко приобнял его своей здоровой рукой, хлопнул по плечу.
- Все кончено, Бенджамин, теперь можешь спать спокойно. В подробности вдаваться не буду, а то тебя того и гляди удар хватит, если ты услышишь про перестрелку и… ну, тише-тише. – Профессор легко рассмеялся, наблюдая, как меняется лицо мужчины. – Мы с мисс Уэйнрайт, как видишь, живы. Конечно, не обошлось без помощи старшего сержанта Сноу, за что ему огромное спасибо. Но злоумышленники схвачены и больше театру ничего не угрожает. Можешь снова вешать афиши и звать рабочих, чтобы те починили тебе сцену.
- Надо было сразу посылать полицейских, не надо было вам идти к Боу. Так это правда… все их рук дело? – Огервиль посмотрел на каждого по очереди, все еще не веря до конца, что его бывшие работники действительно могли быть способны на подобное.
- Мой тебе совет: в следующий раз относись к выбору кадров внимательней. Ну что, зайдем внутрь? Нам, наверное, стоит заполнить какие-то бумаги или дать расписку? – Мур оглянулся на Джеральда, когда они вошли в холл. – Думаю, мы с мисс Уэйнрайт можем в письменном виде изложить все, что произошло, чтобы у вас были доказательства.

+1

28

[nick]Джеральд Сноу[/nick][icon]https://b.radikal.ru/b23/1810/08/16782ed8cb3d.jpg[/icon][status]Инспектор полиции[/status][sign]Меньшее зло существует[/sign]
Даме отказать было невозможно. Кроме того, это давало абсолютно легальный повод провести время в приятной компании образованных и интересных людей, не отягощенных проблемами с законом с той или иной стороны. А после признания о посещении лекций переодевание дамы было благославлением Божьим, ибо инспектор не врал. В Брим он возвращался с удовольствием, не забывая о том, что кроме внимательности, надо быть всесторонне развитым человеком, что бы и ловить преступников и не обнаружить однажды, что прогресс ушел далеко вперед, а ты остался на забытой платформе.
И то ли миссис Уэйнрайт обладала даром быстро переодеваться, то ли за беседой с профессором - буквально личный семинар же! - время пролетело быстро.
Поправлять профессора, что он - старший инспектор, а сержант отдельная личность, Джерри не стал. Это же явно оплошность, а не оскорбление, так что можно и не заострять внимания. Важнее было, что бы все прошло тихо-мирно, пока они в театре.
- Люди, которые виноваты в погроме, сейчас в участке, - кивнул Сноу, проходя следом, - не переживайте, господин директор, это были временные трудности. Вы не против, если мы воспользуемся кабинетом для оформления бумаг?
Директор кивнул, провожая гостей.
- Да, да, - закивал он, успокоенный конкретной просьбой, которую можно выполнить, - проходите, я сейчас приберу там стол... вы же знаете, да, куда идти?
Мистер Огервиль заторопился, обгоняя гостей, спеша навести небольшой порядок в кабинете.
"Бутылку спрятать", хмыкнул про себя полицейский, но комментировать не стал. Кто он такой, что бы обличать маленькие слабости директора театра?
Его внимание привлекло другое. Сперва показалось, что сквозняк качнул декорации или их задел кто-то из рабочих. Сноу нахмурился, пытаясь сообразить и, раньше, чем понял, развернулся к опасности лицом, загораживая миссис Уэйнрайт.
А к ним приблизилось, так, что между людьми и этим созданием, которое можно было бы назвать призраком, было метра четыре, нечто... прозрачно-туманное.
-И кто б вы были, - зашелестел призрак, - 
Болотной сонной ряской
В стоячих водах Леты, если б тут
Не всколыхнулось всё и все. Услышьте, люди.
Объявлено, что виноватых вы вроде бы нашли.
Но. Не все так просто и бесстыдным действом
Я прокляну вас, так же, как меня
Прокляли. Ибо дух мой жаждет отомщенья.

0

29

Давать письменные показания Беатрис не особо хотелось, поскольку начало ее истории для полиции могло выглядеть не слишком убедительно. Но с другой стороны, если свидетелем всего происходящего была она, то с какой стати им глубоко интересоваться загадочным «другом», который попросил разобраться в ситуации. Да и в целом, в любопытстве нет ничего криминального. Так что женщина быстро выкинула все из головы, переключив свое внимание на мужчин и последний этап их приключений. Пожалуй, день и эта история удались на славу, даже с учетом всех неприятностей и попыток самоубиться, а иначе назвать ее авантюру нельзя, сначала на той платформе, потом в доме криминальных братьев. И книга выйдет замечательной, даже забавной.
«Да, хоть где-то должно все кончится хорошо и приключения будут не страшными, а забавными.» - Про себя усмехнулась Беата. Впрочем, в плане хорошей концовки все ее книги были одинаково оптимистичны, даже несмотря на то, что издатель порой требовал разнообразить это торжество добра и справедливости чем-то в духе «и жили они недолго и несчастливо, и умерли в один день в страшных муках.» Хотя, если бы читателей это не радовало, книги  не продавались бы настолько успешно, и рекомендации превратились в ультимативное требование.
На суету мистера Огервиля женщина отреагировала улыбкой и про себя подумала, что надо будет обязательно взять билет в этот театр, когда его владелец восстановит сцену и вновь станет ставить здесь спектакли. А потому не сразу обратила внимание на странное движение инспектора, закрывшего ее от кого-то. Или от чего-то. При виде неторопливо плывущего к ним приведения Беатрис почувствовала, что волосы под шляпкой натурально становятся дыбом. Глупый вопрос «Это призрак?!», первым пришедший в голову, в ней и застрял, из горла не вырвалось ни звука. Какой бы интерес миссис Уэйнрайт не испытывала к потустороннему и всему, что с ним связано, в реальности она по большей части сталкивалась с шарлатанами и поддельными спиритическими сеансами, где роль призрака играл живой человек. Ну а в книгах, имея достаточный багаж знаний, можно вписать что угодно, все равно читатель проверить не сможет.
И первый контакт был весьма впечатляющ. В обморок, правда, Беата все-таки не грохнулась, закаленные нервы не позволили, но женщина побледнела, слушая призрака и не спеша идти на контакт, как некогда делал один из ее персонажей.
Призрак же, закончив вещать, приблизился еще немного, а потом резко, пронзительно взвыв, резко метнулся в стену, обваливая прислоненные к ней декорации. Беатрис и мужчины стояли от них достаточно далеко и под обвал не попали, но миссис Уэйнрайт все равно непроизвольно вздрогнула и отшатнулась.
- Похоже, выводы, что театру ничего не угрожает, несколько поспешны, - хриплым голосом выдала молодая женщина, ошарашено глядя в стену, словно ожидая, что призрак вынырнет обратно и процитирует или уронит что-нибудь еще. И ее ожидания оправдались, правда, не здесь. Где-то впереди раздался чей-то вопль, а вслед за ним оглушительный грохот. Беатрис отмерла и с поразительной скоростью возвращая себе присутствие духа, хотя цвет лица по-прежнему оставался таким же бледным, рванула в ту сторону:
- Там же зрительный зал с проломленной сценой. – Сообщила она. Было все еще страшновато, но любопытство и желание собрать еще материалов, пересиливало страх.
У распахнутых настежь дверей уже толпились работники театра, а внутри клубилась пыль. Впрочем, даже через нее было видно, что на этот раз пострадала огромная люстра, висящая, а теперь лежащая, в центре зала и погребшая под собой центральные кресла сразу нескольких рядов. У двери, бледный и держащийся за сердце, сидел один из работников театра, который, судя по всему и стал свидетелем буйства призрака.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

0


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Behind the scenes