Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, заинтересованные в интригах демоны, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
20.05
Хотели узнать больше о демонах и ведьмах? Тогда вам сюда! Пополнение матчасти.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)
06.03
С любопытством продолжаем следить за событиями в мире. Обратите внимание на обновление темы Что происходит?

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Behind the scenes


Behind the scenes

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sh.uploads.ru/t/6rPHu.png

Вестер Мур и Беатрис Уэйнрайт (НПС)
30 октября 1886 года, Лондон, театр мистера Огервиля

Театр мистер Огервиля переживает не самые лучшие времена, беды сыпятся на него, как из рога изобилия, вынуждая закрыть свои двери и отменить все спектакли. Но что стоит за этим? Злой умысел конкурентов, решивших избавиться от слишком успешного режиссера и его труппы? Или все намного сложнее, и к бедам мистера Огервиля приложили руку иные, куда более мистические силы, как шепчутся об этом сами актеры и работники театра? Слухов на этот счет в определенных кругах ходит множество. Так что нет ничего удивительного в том, что кое-кто все-таки решает во всем разобраться. И уже не важно, что один из участников хочет искренне помочь своему хорошему знакомому, а второй - найти новую историю, достойную быть описанной в книге. В конечном итоге все пути ведут в театр, а там уже - будь, что будет.
[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

Отредактировано Henrietta Manro (27 апреля, 2018г. 09:07:00)

0

2

С улицы здание театре казалось совершенно безжизненным, хотя Беатрис точно была уверена, что внутри должны быть как минимум директор и рабочие, упаковывающие имущество театра. По крайней мере если верить заметке в газете, ну и собственным глазам, разумеется. Афиши, еще недавно возвещающие о репертуаре были содраны и лежали под стеной, дожидаясь, то ли пока их занесут внутрь, то ли выкинут. Впрочем, чем меньше народа, тем проще будет проскользнуть внутрь и все осмотреть.
Разумеется, женщина бывала здесь и раньше в качестве зрительницы. Невозможно вести светский образ жизни и не посещать подобных мест. В салонах за чаем или партией в вист дамы любят блеснуть своей утонченностью и культурностью, а что может быть культурнее обсуждения очередной театральной премьеры? Или скандала, это смотря, что окажется более интересным. Впрочем, лично миссис Уэйнрайт действительно любила театр и посещала спектакли не только ради того, чтобы не выбиваться из общества и иметь возможность поддержать разговор. И до определенного момента, относительно новый камерный театр привлекал ее исключительно с культурной точки зрения.
А потом поползли слухи. Сначала смутные, передаваемые «по секрету» ближайшим подругам, и Беата не придала им значения, больше увлеченная окончанием очередной книги. Потом эти слухи обросли подробностями, настолько феерично-нелепыми, что женщина ими все-таки заинтересовалась и стала больше внимания уделять таким разговорам. Потом обвалилась сцена под актерами, и вот наконец финальным аккордом стала заметка в газете.
К этому времени Э.Л.Картер как раз закончил очередной свой роман и задумался над сюжетом нового. Нет, наметки у Беатрис были, она всегда держала в голове две-три истории, которые можно было взять за основу новой книги, но в последнее время истории попадались какие-то невеселые и просто необходимо было найти что-то такое, что позволило бы написать не столь мрачную вещь. История с театром Огервиля подходила для этой цели просто идеально. Поспешностью выводов миссис Уэйнрайт никогда не отличалась, но в этот раз была склонна предполагать, что сюжет скорее уйдет в детективную линию, а мистика, если и будет, то лишь как изюминка. Хотя, кто знает? Пока что она не определилась даже с героями, как всегда предпочитая разобраться с реальной историй. И начать решено было с мисс Клермонт. В конце концов, если все настолько плохо, то девушка должна уже подыскивать себе новое место работы. Значит, вполне можно ее заинтересовать выступлением в новом театре, а заодно и вытянуть все известную мисс информацию.
Встреча с юным дарованием, разыгравшем перед гостьей целое представление, дабы та ни на миг не усомнилась в ее таланте, оставила двойственное впечатление. С одной стороны – мисс Клермонт слишком напоминала Беатрис Анну и это всколыхнуло не самые приятные воспоминания. Но с другой – рассказала она действительно много, мисс была очень хваткой и умной особой, и как никто другой умела наблюдать и подмечать детали. Неприятности у директора начались не так давно, и поначалу все было достаточно невинно и не выходило за рамки мелких пакостей, которые можно было бы списать даже на самих актеров. Одному могло не понравится повышение голоса, второму – что ему предпочли кого-то другого, и так далее. Как выразилась сама мисс Клермонт: "Вы же понимаете, что наша среда тот еще серпентарий". Но потом пакости стали более масштабными и угрожающими жизням, до сцены были еще не раз обвалившиеся вдруг декорации и небольшой, вовремя спохватились, пожар. Сцена стала лишь последней каплей в череде слишком случайных случайностей, которые больше попахивали не саботажем, а полноценным проклятием. При этих словах девушка по-настоящему испуганно вздрогнула, правда, как выяснилось мгновением спустя лишь от того, что побоялась, будто гостя сочтет – проклятие подвешено на саму актрису. Миссис Уэйнрайт заверила, что ни о чем таком не думала и отбыла, все-таки не спеша сбрасывать эту версию со счетов. В конце концов, и это возможно, как и то, что от конкурентки просто попытались избавиться. Но с выводами она пока все равно не спешила, предстоял еще разговор с директором театра. Вот тут, конечно, могли возникнуть проблемы, это не актриса, спешащая подыскать себе новое место, но в собственных силах Беатрис была уверена. Но несмотря на это выходить из экипажа женщина не торопилась, уже минут пятнадцать как разглядывая здание театра и задумчиво постукивая свернутой газетой по обтянутой перчаткой ладони. Сидящий на козлах возница недовольно ворчал, не давая себе труда понижать голос, но пассажирка заплатила более чем достаточно, чтобы ворчанием на простой он и ограничивался. С собственным экипажем было бы проще, но Беатрис предпочла воспользоваться наемным, мало ли кто из знакомых случайно заметит, от расспросов потом не отделаешься.
- Жди здесь, - бросив газету на сиденье, миссис Уэйнрайт наконец выбралась с помощью возницы из экипажа и быстро направилась к театру. По крайней мере она определилась в одном, в этот раз герой должен быть из этой среды, но актером его делать не стоит.
Центральная дверь оказалась не заперта и женщина спокойно вошла и так же спокойно добралась до того самого зала с провалившейся сценой, не встретив ни души. Странное, надо признать, ощущение и даже немного пугающее. Впрочем, несмотря на это к так и не отремонтированной сцене она подошла быстро, с интересом рассматривая торчащие доски. В строительном деле она не разбиралась, но даже на ее дилетантский взгляд дерево было ничуть не гнилым и довольно крепким. Может подпилили? Стоило бы подняться по лесенке и проверить...
- Эй! Это что такое?! – увлекшись рассматриванием, Беатрис пропустила тот момент, когда в зал вошел один из служащих театра. Едва приметно вздрогнув, молодая женщина тем не менее выпрямилась и повернулась к нему с самым надменным лицом.
- Наконец-то хоть одна живая душа! – процедила она, меряя мужчину раздраженным взглядом. - Я вынуждена находиться тут уже бог знает сколько времени и хоть кто-то появился только сейчас! И это при том, что я намеревалась всего лишь поговорить с мистером Огервилем, а потеряла столько времени. Как будто у женщины моего положения больше других дел нет. - Беатрис поморщилась, про себя досадуя, что работник появился так рано. Ей бы еще пять минут… Конечно, с мистером Огервилем она все равно собиралась разговаривать, но осмотреть сцену тоже не мешало бы, для большей достоверности в описаниях.
- Ну так театр же закрыт и находиться тут нельзя. – Сбить его с толку, впрочем, оказалось  не так легко. – А кабинет директора в другом крыле. Я провожу. – Мудро решив, что посетительницей начальство разберется лучше, мужчина развернулся и повел женщину прочь из зала.
Шли молча, служащий даже не оборачивался, зато Беатрис вовсю пользовалась возможностью и вертела головой по сторонам, рассматривая детали интерьера словно в первый раз тут оказалась. Впрочем, так и было, этот пустынный и какой-то унылый дневной театр резко отличался от своего вечернего собрата, полного народа, света, блеска и шума. И это тоже стоило взять на заметку.
Когда они подошли к очередной двери, ничем особо не выделяющейся на фоне прочих, кроме разве того, что она была приоткрыта, служащий театра вежливо постучал и сообщил:
- Мистер Огеривль, к вам тут посетительница, говорит, что хотела бы о чем-то поговорить.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

3

- Во имя всего святого, Бенджамин, возьмите же себя в руки, прекратите разыгрывать трагедию!
Профессора Мура можно было назвать очень терпеливым человеком, десятки студентов, проходивших через него, могли запросто это подтвердить, но любому терпению рано или поздно приходить конец, особенно, если собеседник попросту не желает ничего слушать и продолжает гнуть свою линию. Уже сложно сказать, сколько времени профессор провел в небольшом кабинете своего друга, ведь когда он выходил из дома, утренний холод все еще пробирал до мурашек и изо рта шел пар, а сейчас, если выглянуть в окно, все признаки указывали на полноценный день. Он уже порядка получаса безуспешно борется с форточкой, желая ее открыть, потому что в кабинете становилось нечем дышать, но форточка подобно своему хозяину просто не желала поддаваться на уговоры профессора.
- Трагедия? Друг мой, этот театр больше никогда не увидит трагедии, все кончено! – Бенджамин Огервиль манерно взмахнул рукой и снова откинулся в своем скрипучем кресле, страдальчески прикрыв глаза. – У меня больше нет совершенно никаких сил, чтобы противостоять этому злому року.
- А у меня больше нет сил смотреть, как мой дорогой друг закрывает одно из немногих заведений, куда мне не противно ходить вечерами, как и многим людям в Лондоне. Ну приключились с тобой некоторые неприятности, с кем не бывает? У всех в жизни случается черная полоса, это надо просто пережить, к чему такие радикальные меры.
Вестер забирает из рук руководителя театра стакан с бренди, который был уже далеко не первым, не обращает внимания на протесты и вместо стекляшки подает в руки мужчине одну из афиш.
- Посмотри, от чего ты отказываешься, посмотри, чего ты лишаешь людей. Где они теперь будут смотреть Шекспировские постановки? Где найдут такого «Гамлета» и смогут насладиться такой прекрасной Офелией, м?
- Это все совершенно не важно, Мур, как же ты не поймешь! – Пожилой мужчина отбрасывает в сторону плакат и возводит руки к небу. Не исключено, что сейчас он так же, как и Вестер, думает, что разговаривает с самым упрямым и глупым человеком в этом мире. – Столько несчастий просто не может произойти за такой короткий промежуток времени чисто случайно, все это определенно какой-то знак, вероятно, таким образом Господь говорит мне, что пора остановиться, ведь слава не может длиться вечно. Ох, как же я был слеп, Вестер, как же был слеп…
Продолжить свой спор у мужчин не получилось, в дверь постучались. То был один из служащих театра, достаточно серьезный и суровый мужчина, внимательно следящий совершенно за всем, что тут происходит. К сожалению, был он весьма молчалив, а потому Вестеру никогда не удавалось узнать о нем подробней.
- Надо же, посетитель. – С некой издевкой в голосе произносит Мур, а потом оборачивается к двери, смотря на незнакомую молодую женщину. Он и позабыл, что все еще держит в руках стакан со спиртным. – Прошу Вас, уважаемая, может быть Вам удастся составить с этим страдающим телом конструктивный диалог, но я сильно сомневаюсь, я бьюсь над этим делом уже несколько часов.
Вестер смотрит на стакан, морщиться, спешит оставить в сторону, главное, подальше от Бенджамина. Вновь поворачивается к окну, безуспешно дергает ставни, а потом опять оборачивается к незнакомке.
- О, прошу меня простить, я Вестер Мур, профессор в Бримстоуне и истинный ценитель творчества вот этого вот человека. В данный момент пытаюсь его вразумить не закрывать театр, но все это безуспешно. Если Вы пришли за этим, то постараюсь сэкономить ваше время, сказав, что все бессмысленно.

+1

4

- Вот как? - наличие в кабинете директора театра кого-то ещё стало неожиданностью, но растерялась Беатрис лишь на пару мгновений. Это, конечно, выбивалось из плана, как и то, что мистер Огервиль может заливать свое горе алкоголем, но жизнь была бы крайне пресной, если бы все всегда двигалось по намеченному плану. - Значит, мисс Клермонт не преувеличила масштабы бедствия. Добрый день, господа, меня зовут Беатрис Уэйнрайт. – Скрывать свое имя она тоже не собиралась, дабы не путать саму себя. Конечно, она привыкла держать в голове сразу несколько сюжетных линий, никогда не путая их между собой, но врать вслух всегда труднее.
- Мисс Клермонт, а причем тут она? – мистер Огервиль, к его чести, за отнятым стаканом не потянулся, а попытался сосредоточить изрядно рассеянное внимание на вошедшей даме. Правда, ненадолго, вновь повернувшись к другу и раздраженно махнув рукой. – Да, все бесполезно! Мне подают знак… - на этих словах Беата навострила уши, хотя и состроила удивленное, а не заинтересованное выражение лица. – Да оставь ты в покое это чертово окно! – вместо продолжения вдруг рявкнул директор театра, заставив молодую женщину чуть не подпрыгнуть и удивленно округлить глаза. Ого, кажется, все еще более серьезно, чем она предполагала. Иначе с чего бы хозяин театра так нервничал, да еще и пил в середине дня?
"Что ж, получается я не прогадала, заинтересовавшись этой заметкой." - Про себя улыбнулась Беатрис.
- Прошу прощения, - несколько виновато  кашлянул мистер Огервиль, - так причем тут мисс Клермонт? И присаживайтесь, пожалуйста. – Видимо, посчитав, что от посетительницы так легко не избавиться, мужчина решил вспомнить о хороших манерах и указал даме на стул.
- Благодарю. – Миссис Уэйнрайт улыбнулась и воспользовалась вежливым приглашением. – Один мой хороший друг, который крайне заинтересован в судьбе этой мисс. И она с ним поделилась своим беспокойством по поводу театра. А поскольку сам он сейчас лично присутствовать не может, но прекрасно осведомлен о том, что мисс Клермонт имеет склонность несколько преувеличивать, то он попросил меня оказать такую любезность и уточнить настолько ли все серьезно. – Беатрис пожала плечами и снова улыбнулась, выразительно глянув на оставленный в сторону стакан. – Но вижу в этот раз она не преувеличивает. – Что ж, подобная сцена вполне годилась для книги и даже можно было ее совершенно не перерабатывать – драмы, которую так любит читающая публика, тут было достаточно.
- Не преувеличивает, вы даже не представляете себе насколько не преувеличивает! – мистер Огервиль в нервическом жесте сплел пальцы. – Театр закрывается и это окончательное решение! И не ты, - он кинул сердитый взгляд в сторону друга, - ни ваш друг это решение не изменит! – на последних словах у директора театра вырвался тяжелый вздох. Видно было, что хоть он и тверд в своем решение, но далось оно ему с трудом.
- Мистер Огервиль, возможно, вы преувеличиваете масштаб трагедии, - сочувственно произнесла Беатрис, - в конце концов неприятности бывают у всех…
- Это не неприятности, это злой рок. – Пожалуй, в голосе мужчины было слишком много патетики, но Беата сделала скидку на то, что имеет дело с представителем театра, а они склонны привносить и в реальную жизнь толику сценического пафоса и излишних эмоций.
"Но тем достоверней будут описания, в конце концов до этого момента мне не приходилось с этой братией общаться." - Сохранить на лице сочувственное выражение было  достаточно трудно, но девушка вроде пока справлялась, ничем не выказывая своего любопытства.
- Рок? Какой рок может быть в обрушившейся сцене? Я бы скорее предположила подгнившие опоры или саботаж. Только и всего. Разве стоит лишать актеров работы, а зрителей удовольствия? – Беатрис не стала демонстрировать то, что знает несколько больше того, что содержала в себе газетная заметка. И, не зря, Огервиль, изрядно накрученный спором с другом и алкоголем, употребленным в процессе, вдруг вскочил.
- Подгнившие опоры или саботаж?! – возмущенно вопросил он у молодой женщины, которая даже соизволила удивленно похлопать ресницами, реагируя на столь бурное проявление эмоций. – Идемте! И ты, друг мой, чтобы вы оба своими глазами во всем убедились! – мужчина с несолидной поспешностью прошел к двери и распахнул ее. – Ну же, идемте! – и первым же выскочил в коридор.
- Кхм, - внутренне Беатрис была вполне довольна тем, как развиваются события, но ничем не показала этого, несколько смущенно кашлянув и растеряно протянув, переводя взгляд с дверного проема на мистера Мура, - я как-то не ожидала столь бурной реакции. – Но тем не менее молодая женщина поднялась, на ее лице было написано явное сомнение. Хотя если бы не присутствие профессора, который в отличии от мистера Огервиля сохранял ясную и трезвую голову, то она бы без сомнений рванула за директором театра, вряд ли бы он обратил внимание на такой энтузиазм постороннего человека.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

5

Эмоции Мура менялись практически с каждой новой секундой, и он даже не пытался их скрыть, его лицо очень красноречиво передавало все отношение профессора к происходящему. Когда зашла речь о проклятье, он закатил глаза и фыркнул, скрестив руки на груди, все еще стоя у этого несчастного окна, пусть больше и не пытался открыть. К огромному сожалению, людям свойственно приписывать все свои неудачи чему-то необъяснимому, чем разбираться во всем самим и искать причину несчастий в себе. Зачем думать, что проблема у тебя, если можно свалить ее на демонов/проклятья/ведьм/чупакабру и прочих существующих (или нет) монстров. И да, пусть демоны и не являются образцами добродетели, но стоят они далеко не за всеми людскими проблемами, однако уже вовсю являются козлами отпущения. А вот когда новая гостья мистера Огервиля, мисс Уэйнрайт, не согласилась с рассуждениями последнего, Мур тут же встрепенулся и стал слушать их разговор уже с большим вниманием. Неужели тут появился еще один глас рассудка?
- Пожалуйста, Бенджамин, держите себя в руках. Не стоит так эмоционально реагировать, у Вас больное сердце, доктора поблизости нет, откачивать Вас некому. – Вестер все же отошел от окна и послушно последовал за своим другом, который был очень решительно настроен и желал показать неверующим людям, как сильно они заблуждаются. Пропустил вперед женщину и ответил ей почти что шепотом, чтобы идущий впереди директор их не слышал. – Театр был его жизнью, мисс. К тому же, у людей искусства очень тонкая душевная организация, таким как мы, ее не понять.
- Я тебя слышу, Мур!
Профессор скривился, рассеянно улыбнулся своей новой знакомой, пожал плечами, и оставшийся путь они прошли в тишине. Все же алкоголь совершенно по-разному действует на людей, у мистера Огервиля он, например, обострил слух.
- Прошу вас, идите аккуратней, кто знает, что еще тут может произойти! – Мужчина поднимается по скрипучей лестнице на сцену, идет буквально на цыпочках, боясь вызвать ненужный шум. Вестер же идет спокойно и под конец даже пружинит ногами на покосившихся досках, чем чуть ли не доводит Бенджамина до обморока. – Аккуратней! Мисс, идите сюда! Смотрите-смотрите… - он указывает пальцем в разные точки дыры, - доски ничуть не прогнившие, не старые, не подпиленные, все опоры целы, нет совершенно никаких следов чужого вмешательства! И что это если не злой умысел потусторонних сил? Что если таким образом, они просят меня остановиться? О, я прекрасно знаю, о чем говорю, ведь невозможно вечно купаться в лучах славы, рано или поздно необходимо остановиться или… - голос становится совсем тихим, – или тебе помогут остановиться.
- Бенджамин, такого не бывает. – Вестер больше не может терпеть, еще чуть-чуть и он он наверняка сорвется, потом выйдет из театра и пошлет за доктором, сказав тому, что его дорогой друг лишился рассудка. – Деревянный пол не может просто так проломиться, если только ваша мисс Клермонт не весит, как настоящий слон, тогда такое возможно. Бенджамин, я уже много лет изучаю всевозможные ритуалы, демонов и ведьм, и могу с уверенностью тебе сказать, что таким никто из них заниматься не будет, если только ты сам же не наступил какому-нибудь очень обидчивому господину на хвост. Заканчивай ломать комедию и вызывай уже ремонтную бригаду, а потом ложись и поспи, на трезвую голову все воспринимается несколько иначе.
На этих словах Мур развернулся на каблуках на сто восемьдесят градусов, и хотел было двинуться обратно к лестнице и откланятся, вот только странный звук откуда-то сверху заставил его остановиться. Звук все нарастал и следом послышался скрип и скрежет, будто что-то ломается. Он запрокинул голову и только благодаря настоящему чуду успел сделать еще один шаг в сторону и увернуться от летящей прямо на него деревянной балки. Через несколько секунд грохот раздался снова, и в этот раз деревяшка приземлилась рядом с мисс Уэйнрайт и мистером Огревилем.
Последний от увиденного побледнел еще сильнее и заикающимся голосом произнес:
- Й-я же г-говори-ил!

0

6

На слова мистера Мура Беатрис улыбнулась и кивнула:
- Понимаю, - еще одну улыбку на эмоциональную, и подтверждающую слова профессора, реакцию женщина подавила, - у каждого свои слабости. – Ей мистер Огервиль ничего говорить не стал, но по сердитому сопению было ясно, что и ее реплику он услышал. Впрочем, для Беаты это сейчас не имело значения. Все складывалось даже более удачно, чем она изначально рассчитывала. Их проведут прямо к сцене и будет возможность рассмотреть "место преступления" очень близко, а еще взглянуть на зал со сцены и оценить каково это, чтобы в будущей книге все описания были как можно более достоверными.
"Нет, все-таки определенно очень хорошо, когда все складывается не так, как ты задумываешь." - Решила про себя Беатрис, стараясь не отстать от размашистой походки мужчин и одновременно с этим вновь осмотреть антураж внутренних рабочих помещений театра, куда обычно зрителей не пускали. Разве что особо высокопоставленных, но лично миссис Уэйнрайт в их числе бывать не доводилось. Так что сейчас она наверстывала это упущение, отмечая так же, что все конкретно в этом театре содержится в хорошем состоянии и так и кричит о недавно сделанном ремонте.
Тогда наверняка и зал ремонтировали недавно, и сцену… Некачественный ремонт? Или мистер Огервиль знает что-то такое, что заставляет его думать о роке? Молодая женщина перевела взгляд на спину владельца театра и даже открыла было рот, чтобы спросить нечто подобное, но они уже пришли и вниманием Беатрис вновь завладела сцена.
- А вы обращались в Сктоланд-Ярд? – поднимаясь вслед за мистером Огервилем поинтересовалась Беата. – Консультировались с плотниками, чтобы точно утверждать, что ничего из вышеперечисленного невозможно? И, если не затруднит, то миссис, а не мисс, спасибо, - спохватилась она, опускаясь около одной из дыр и с интересом трогая торчащие обломки. Сама она плотником не была, а потому понятия не имела, можно ли сломать сцену так, чтобы все выглядело естественно.
"Так, значит, надо проконсультироваться с плотниками, - отметила женщина про себя, прислушиваясь к словам профессора Мура с живейшим, хотя и тщательно скрытым, интересом, - и запомнить то, что говорит Мур, это точно будет не лишним…"
- И обязательно пошлите за полицейскими, - добавила Беата, поднимаясь на ноги, - вы ведь этого не делали? – судя по выражению лица Бенджамина Огервиля, он этого действительно не делал и не собирался даже внимать добрым советам. Но их дело предложить. – Скажите, профессор Мур, а как бы все выглядело, если бы вмешалась… - начала было Беатрис, но раздавшийся над их головами треск заставил ее заткнуться и резво, насколько это позволяли юбки, отпрыгнуть в сторону. Подобно своим героям и благодаря своевременно полученным консультациям, женщина предпочитала сначала убраться от источника опасности, а уже потом любопытствовать. Впрочем, в отличии от того же Мердока Гейта, доблестного сыщика Скотлонд-Ярда из ее романа, от испуганного и совершенно не наигранного вскрика она не удержалась. Все-таки не каждый день потолочные балки сыпались ей на голову.
- Феерично. – Беатрис нервным жестом поправила шляпку и прикрыла перчаткой нос и рот, дожидаясь, пока осядет поднятая пыль и деревянные стружки. – Мистер Огервиль, а здесь есть вход наверх? Насколько я знаю в театре должны быть леса, по которым работники театра перемещаются во время спектаклей для смены декораций? – женщина несколько побледнела, но не выказала никакого желания сбежать отсюда как можно быстрее и сообщить таинственному другу, что с театром лучше не связываться.
- Что? – переспросил несчастным голосом мистер Огервиль, - вы о чем, миссис?
- Я не сильна в мистике, в отличии от профессора Мура, - Беатрис с достоинством отряхнула юбку, - и для меня это все больше напоминает саботаж, сотворенный руками человека, а не мистических сил. Так что возможно, наверху могут быть улики или даже сам злоумышленник, так удачно, - женщина позволила себе ироничную, хотя и несколько блеклую после произошедшего улыбку, - сыграл роль мистических сил. – Страх постепенно отступал, уступая место азарту. Такой сюжет для книги! Это же просто находка!
- Есть такой проход, - раздался от двери мрачный голос того самого мужчины, что привел ее к директору театра, - аккурат за кулисами. – На грохот прибежал не только он, но и еще пара рабочих.
- Вы не против осмотра, мистер Огервиль? – деловито поинтересовалась Беата и вновь вздрогнула, когда вниз рухнула, к счастью, даже никого не попытавшись задеть, запоздалый и не такой большой кусок деревяшки. – Профессор Мур, вы как подниметесь наверх? – поинтересовалась Беатрис у мужчины, который тоже по счастью не пострадал.

[nick]Beatrice Wainwright[/nick][status]Ink heart[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2rcwk7a.jpg[/icon][sign]Писать, пожалуй, можно обо всем. Все стоит слов, и каждый стоит слова.[/sign][profile]<div class="prof"><span>человек | 30 лет</span><span>светская дама, писательница</span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=34#p22869">Анкета</a></span></div>[/profile]

0


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Behind the scenes