Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
20.05
Хотели узнать больше о демонах и ведьмах? Тогда вам сюда! Пополнение матчасти.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Следствие ведут "знатоки"


Следствие ведут "знатоки"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/85714.jpg

Янош Варнас, Арон Ферро и Франциск Найт
1 октября 1886, Лондон, постоялый двор “Пьяная Сирена”

К Яношу, Франц и Арону пришел взволнованный пропажей сына отец. Ничего не обычного, простое дело - поиски. Знали бы они, к чему это приведет...

0

2

Солнце стояло уже высоко, а прохладный осенний ветер гонял по полупустому рынку обрывки газет и прочий мусор. Янош шёл не спеша, полагая, что то самое “после полудня”, когда в ‘Пьяную сирену’ должен был прийти очередной человек, просящий о помощи, ещё не наступило, хотя со временем и пунктуальностью у Яна были проблемы. Сначала цыгана даже удивляло то, как часто Арон, казалось бы, человек своей сферы деятельности, может размениваться на различные просьбы других людей. Потом Ян вроде бы и понял его мотивы, но и не до конца: истина осталась для него где-то на уровне политики, которую он никогда не понимал, но в его глазах все серьёзные вещи были с ней как-то связаны.
Янош сразу заприметил дерганого человека, маячившего перед ним, и почти догадался, в чём дело. И предположения подтвердились, когда они поравнялись с лотком с овощами и фруктами: незнакомец резко бросился вперёд, зачем-то взял целый ящик помидоров, и побежал. Варнас был близко от того, чтобы застонать о том, какое это всё-таки дилетантство. А вот продавцу было совсем не до шуток, и он уже порывался броситься за вором, но краем глаза заметил Яноша, на котором, видимо, была большими красными буквами написана его этническая принадлежность. Торговец замер в нерешительности, смерив цыгана подозрительным взглядом, полным плохо скрываемого отвращения. Ян в ответ возмущённо вскинул брови и презрительно прищурился, собираясь выдать длинную и пылкую речь на тему того, как плохо жить по социальным стереотипам, но его оппонент в последний момент передумал и, громко зовя на помощь полицейских, побежал за первым вором. Цыган лишь пожал плечам, покосившись на ящик с фруктами.
- Никто не хочет яблок? – Громко осведомился Ян, заваливаясь в ‘Пьяную сирену’. Заметив за дальним столом Арона и Франциска, ведущих какой-то, разумеется, очень важный разговор, Варнас с привычной ухмылкой сразу направился к ним.
К сожалению, в таверне было еще пустовато, чтобы кто-то более дружелюбно откликнулся на вопрос вора, нежели  обычные завсегдаи, которые его, похоже, недолюбливали. Теряя по дороге некоторые фрукты, которые он тащил в поле куртки, цыган вывалил оставшуюся часть на стол перед товарищами.
- Хорошо сидим. - заметил цыган, беспардонно отхлёбывая из чужой кружки с пивом, - А кого мы, собственно, ждём? – Спросил он, с хрустом откусывая от несчастного яблока, которого вроде еще секунду назад не было в руках. Ян не ждал того, что его похвалят за хозяйственность, но про себя отметил, что стоит начать молиться католическим богам, если Франциск не поворчит на эту тему.
На вопрос Варнаса ответила широко распахнувшаяся дверь, впустившая внутрь седоватого мужчину средних лет. Вид у него был крайне измученный. Только войдя в кабак, он снял свою старую полинялую фуражку и стал нервно мять её в руках, обводя глазами заведение. Заметив Арона, незнакомец пошёл в их направлении.
- Здравствуйте, тут такое дело. Мне посоветовали обратиться к вам, а идти больше некуда, и… – Плохо скрывая волнение, начал мужчина, шумно втянув носом воздух. – Мой сынишка, Уильям, пропал на днях. Я ума не приложу, где он может быть, хотя уже обошёл все больницы.  У меня сердце не на месте. Мне кажется, что он ввязался во что-то серьёзное. Уилл всё крутился вокруг нашей фабрики. Ну, знаете, фабрика мистера Эквинтона. А у нас просто чертовщина разная творится. Я уже не знаю, что и думать.
- А что за чертовщина у вас там творится? – Поинтересовался Янош, успевший уже усесться на табуретку, прикончить второе яблоко, и участливо начать слушать просящего. Однако мужчина ничего не ответил и будто бы только сейчас заметил, что кроме него и Ферро в кабаке кто-то есть. Посмотрев на цыгана исподлобья, словно раздумывая, он вновь отвернулся к Арону, явно не посчитав нужным отвечать на поставленный вопрос. В ответ Ян скрестил руки на груди и вымученно вздохнул, посмотрев на товарищей, но в то же время понимающе покачал головой. Незнакомец явно уже не знал, кому доверять в своём горе, за что его нельзя было винить.

+2

3

- Друг ты мне, или где? – Франциск опрокинул руку на плечо Арона. - У меня сердце разбито, понимаешь? Се-р-д-це! Я же любил ее. Я любил эту чертову суку! Понимаешь, брат? А она предала меня. Прямо сюда воткнула нож.  Понимаешь, вот тут болит. –Франциск ударил себя рукой в грудь, пытаясь показать, где именно ему больно, это место проще было бы назвать, но драматизма тогда не доставало бы.
-И как теперь дальше жить? Она отняла мою мечту, мое сердце, мое место… Жизнь мою! -
Тут стоит, наверное, сделать оговорку: сердце Франциску разбивали с завидным постоянством и периодичностью в три месяца. Ровно столько его «дамам» требовалось на то, чтобы понять: крепкий семейный быт с контрабандистом построить невозможно в принципе, с финансами у него не все гладко, дома его не бывает, секс хоть и хорош, но не регулярен, про цветы, внимание и конфеты можно позабыть вовсе. Ферро приходилось выслушивать подобные речи раз в три месяца, это было сродне маленькой традиции. На этом моменте Арон должен был похлопать другу по плечу, рассказать насколько Найт был хорош и назвать всех баб суками, но этот столь важный ритуал был нагло прерван ворвавшимся цыганом. Коротко вздохнув, Франциск с самым несчастным видом из всех возможных повернулся к Яношу, успев спасти свою кружку от его цепких ручонок, кружке Арона повезло куда меньше.
- Где ты успел упереть яблок? – поинтеерсовался он, рассматривая фрукты, которые на удивление оказались даже не червивыми. -Ради всего святого, что у вас там у цыганов есть, прекрати крумкать, как козел. И не смей жрать сердцевину. Это отвратительно. – Пробормотал Найт, недовольный тем, что его душераздирающую историю прервали.
– Вот скажи, дружище Янош, у тебя есть баба? Если есть – беги от нее, она все равно тебя предаст! – Хотел было продолжить Найт, но дверь в таверну снова распахнулась, оставив Франциска неуслышанным. Впрочем,  произнесенные следом слова незнакомца заставили контрабандиста позабыть и своем возмущении.
Опять фабрика, что вообще с этими фабриками не так. Франциск весь напрягся, словно готовый к решающему броску; ледяная, звериная агрессия угадывалась в нем безошибочно - казалось, что прямо сейчас он готов будет порвать голыми руками любого, на кого только ему укажет едва знакомый отчаявшийся мужчина. Найт придвинул незнакомцу табурет и тут же налил пиво, словно предлагая ему немного успокоиться.
- Расскажите поподробнее об этой вашей фабрики Эквинтона. –"Кого надо убить"? - с тем же успехом мог бы спросить он, и вопрос звучал бы так же требовательно. Сами интонации лишали ответчика малейшего права промолчать или не дай боги, соврать – Франциску нужны были подробности, он заводился с каждой секундой все больше. Не привыкший пропускать мимо важные для себя детали, Франциск не смог не заметить испуга во взгляде мужчины.
- Не волнуйтесь, вы можете нам доверится, а этот молодой человек – он кивнул на Яноша – Часть нашего звена. Уверяю ваши слова, произнесенные в этом месте, здесь же и останутся.

Отредактировано Francis Knight (28 апреля, 2018г. 23:58:44)

+2

4

Франциск страдал. Картинно, отчаянно, ярко. Чуть ли руки не заламывал в своем страдании и нарекал всех женщин мира предательницами. Если не знать этого шельму, то можно было действительно поверить, что Найт любил эту даму (имя которой Арон даже не помнил) больше чем своей жизни и вот-вот пойдет прыгать то ли с моста, то ли с крыши. Вот только Арон этого жука усатого знал. Страдания наверняка окончатся визитом в ближайший бордель, после изрядно выпитого, конечно. Страдал так Франц как минимум раз в квартал, а то и по два раза. Это уже было традицией. Арон кивал другу, подтверждая, что да, его пассия поступила жестоко, ужасно и вообще она худшая женщина из всех. Главное в этом ответственном деле было не улыбнуться случайно, но от этого спасала кружка, к которой Ферро время от времени прикладывался.
- Я вообще удивлен, почему она тебя предала. Ты же не мужчина, а мечта. Был бы женщиной,давно бы висел у тебя на шее. - подбадривающе проговорил Ферро, размышляя не делать ли на столе зарубки всякий раз, когда в жизни Франциска случается любовная трагедия.
- Женщины они народ своевольный, черт их знает, что у них в голове. Сегодня люблю,завтра не люблю, а после завтра на тебя вообще обижаются черт знает за что. Но ведь за это мы их и любим, брат. Будь они предсказуемы донельзя и понятны, какой в них смысл тогда? - философски заметил контрабандист. И плевать, что сам Ферро любил женщин тихих, домашних, но при этом не забитых серых мышек.
Разговор о женском коварстве и непостоянстве нарушил Янош, который тут же завладел вниманием большой части таверны. Цыган не любили. Не любили наверное даже чуть больше чем ирландцев, но Варнаса терпели даже самые самые нетерпимые завсегдатаи таверны. И не только благодаря обонянию самого парня, но и доходчивому объяснению, что с ними будет, если цыгана обидят.
- О, яблоки. Давай. - контрабандист тут же умыкнул парочку, совершенно не интересуясь откуда они у Яноша. Это было одно из правил комфортного общения с этим вороватым типом - не задавать вопросов откуда, а просто расслабиться и наслаждаться. Правда занятый яблоками Арон не успел пресечь поползновения на свое пиво. Вот же! Хитрый гад.
- Мы тут обсуждаем коварство женщин - заявил мужчина, после чего с хрустом откусил яблоко. Франциск ворчал. Ворчал и продолжал пытаться картинно страдать. ей богу ему нужно было идти в актеры! Такой талант пропадает.
- Ага. Женщины всегда предают, Януш. Уж поверь Францу у него огромный опыт. Каждая вторая его дама оказывается коварной стерлядью. - смешок Арон сдержал с трудом.
Их разговор был прерван вошедшим в таверну мужчиной. О нем Гард предупреждал Арона, вот только о времени визита не удосужился сказать. Вошедшего тут же взяли в оборот, сразу же допрашивая кто, где и когда. Ферро не мешал, продолжая задумчиво жевать яблоко. Мужик чуть стушевался напора Франциска, но заговорил как миленький.
- Дык понимаете, болеть стали там люди. Особенно те, кто работает долго.Одну бригаду вообще всю уволили, как те кашлять начали, молча,тихо, а потом других наняли. Не чертовщина ли это? Странности. Сынишка мой, как прослышал по это, так стал крутиться около. Все повторял, что на чистую воду выведет их. Повторял, повторял,а вот дня три как пропал. Он всегда ко мне веером заходит. А тут уж три дня нет его. Худое что-то случилось. Вы бы того. Поискали его. У меня много нет денег, но я не постою за ценой вы уж... - он замолчал и обвел взглядом мужчина.
- А сколько лет сынишке то?. - Наконец изрек Ферро
- Двадцать три
Контрабандист удивленно поднял бровь. По разговором мужика он представлял себе мальца, которому лет тринадцать или пятнадцать от силы, а тут уже выходил здоровый лоб.
- Понятно. Денег нам твоих не нужно. Мы тебе поможем, а ты потом поможешь нам. Чин чинарем. Я уверен, просто загулял где-то малец или даму сердце нашел, аж голову потерял - Арон улыбнулся и отложив в сторону яблоко, похлопал мужика по плечу - Ты лучше вот что скажи, где ты его видел в последний раз и где он живет? Сходим, у соседей спросим. - Арон снова оглядел свою шайку, а мужик от чего-то стушевался.

+2

5

- Ничего я не упирал. Они лежали, а на них никто не смотрел. Также, меня никто не остановил, значит, они были ничейные. – Извернулся цыган на вопрос Франциска, всё же продолжая есть яблоко, как и ел, ведь нужда молиться католическим гипсовым статуэткам в церквях отпала – ворчание не заставило себя долго ждать. Ян сделал ещё один глоток из чужой кружки и тут же поставил её на место, предварительно отсалютовав ею, а потом комично поправив указательным пальцем до положения, из которого брал. Услышав, что разговор шёл о женщинах, он непроизвольно поморщился, но умело скрыл свою гримасу за активным пережёвыванием яблока. Янош предпочитал не говорить о том, за что ему иногда бывало, если не стыдно, то, как минимум, неприятно, а ещё чаще совестно. Например, о прошлых делах в таборе, оставленных жене с детьми или редких лажах с предсказаниями – короче говоря, обо всём, что он предпочёл оставить за океаном. Лишь вошедший мужчина избавил Яна от нужды что-то говорить, поэтому оставалось лишь ещё шире улыбнуться и небрежным движением откинуть волосы со лба, пожав плечами, мол, всё в жизни бывает.
Услышав обо всех фабричных проблемах, Ян удивлённо вскинул брови, в который раз понимая, что именно из-за такого большинство негласных цыганских законов предписывают не горбатиться на подобных работах. Варнас краем уха уже слышал о том, чем занимались на фабрике Эквинтона. Однажды ему довелось услышать разговор двух пожилых джентльменов о том, как из какого-то неведомого толи мха, толи плесени получали некий ‘блумер’. Прежде чем Ян избавил этих людей от наверняка утомляющей тяжести их кошельков, он почему-то запомнил, что лондонцы могут позволить кормить себя любой гадостью, которую нормальный человек с хорошо работающим инстинктом самосохранения даже в руки не возьмёт.
Информацию о возрасте Янош выслушал спокойно, подсознательно понимая, что для родителей дети всегда остаются бестолковыми в любом возрасте. Но от внимательного прищура не укрылось то, что Арон явно удивился. Видимо, поэтому он начал выдвигать такие успокаивающие версии.
- Спасибо вам огромное, я подсоблю всем, чем только смогу. – Оживился мужик, услышав, что деньги от него требовать не собираются. – Виделись мы с ним около фабрики, чёрт её подери. Я уже уходил со смены, а он уже крутился вокруг здания. И почему только я не прогнал его? А живёт Уильям недалеко отсюда, буквально на соседней улице снимает комнату. Я заходил проверять не вернулся ли он, когда шёл сюда. Я покажу, если нужно. – С готовностью отозвался рабочий, отступая к двери. – И он точно не мог загулять где-то надолго. Он у меня порядочный, не из таких, да и ещё у него девушка была. Они вот-вот собирались ко мне явиться на первое знакомство, да вроде никак договориться не могли.
Ян уже вставал со стула, пряча ещё одно яблоко в карман. Он косо посмотрел на мужика, который мялся у двери, расписывая все положительные качества своего сына, а потом перевёл взгляд на товарищей. Готовность Франца растерзать всех, кого мог просто назвать просящий помощи всегда впечатляла, но и отчасти пугала даже тогда, когда цыган точно знал, что в ситуации никак не замешан. Воображение и память рисовали вполне яркие и впечатляющие картины последствий того, как можно поплатиться, попавшись трактирщику под горячую руку.
- Я могу побыстрее сходить и посмотреть, что у его сына дома делается. Может, и найду что-нибудь, ту же его возлюбленную, если она вообще существует. А вот у фабрики я не уверен, что смогу долго крутиться, пока прогонят. – Сказал Янош достаточно тихо, но отчетливо, обращаясь к товарищам. Он не всегда понимал истинного значения словосочетания "быть полезным", но по наивности своей старался ему соответствовать.

+2

6

Вообще Франциск терпеть не мог людей, из которых нужную информацию приходилось буквально клешнями вытягивать. Ну вот тебе самому это надо, так почему бы сразу не сказать мол у меня пропал сын, двадцать три годика, он живет неподалеку со своей бабой, он работает там-то и следил за фабрикой в в таких-то целях. Но нет, приходится тратить уйму времени, чтобы получить все необходимые сведения. Если бы у него сын пропал, он бы высказал все подробности сразу, даже сунул бы в руки портрет и завалил бы потенциальную помощь ненужными сведениями. Господи, как же хорошо, что у него нет сына.
- Скажите, а вы не интересовались у его приятелей, не пытались найти ту самую девушку, может она знает, куда он пропал? – Поинтресовался Найт, стараясь сдерживать рвущийся наружу поток вопросов, которые все еще не произнесены, но хотят обрушиться на голову мужчину оползнем. – Вы сказали, что он хотел вывести владельцев фабрики на чистую воду. Он работает журналистом? – По мнению Франца это бы все объяснило, журналюги - народ пронырливый и  падкий до сенсаций. Они, словно псы, нюхом своим определяли, что вот-вот что-то должно состояться или где-то творятся темные дела. Так что потеряный парень был либо журналистом либо идиотом, одно другого, кстати не исключало.
- Я понимаю, что вам тяжело – Франциск опустил руку на плечо горе-отца. – Но поймите, нам важна каждая деталь, каждая подробность, иначе мы не сможем вам помочь. Что связывает вашего сына с этой фабрикой, не просто же так он хотел всех разоблачить, верно? - Иногда нужно разговорить человека, чтобы тот проникся неким доверием, а  иногда напоить, но к этому крайнему выходу Найт решил пока не прибегать. Но судя по скупому рассказу, незнакомец этот разговор давался с трудом, словно он боялся чего-то или кого-то. Да даже с возмущенными женщинами со спичечной фабрики дела шли легче, по крайней мере каждая из них считала своим долгом завалить Франциска информацией, словно желая, чтобы ее история была самая трагичная из всех услышанных. Тут же дела обстояли с точностью наоборот.
- Так, хорошо, начнем с дома и соседей. Отправимся туда большой дружной, совершенно не вызывающей подозрений толпой.  – Подвел итог контрабандист, тяжело вздыхая,  в очередной раз спрашивая себя, почему он вообще решил помогать людям.
- Янош, приятель, ты только не обижайся, но одному тебе туда соваться не стоит. Если бы я увидел, как твоя хитрая морда шарится возле чужого дома, расспрашивает о парне и его девахе, я бы точно заподозрил что-то неладное, не говоря уже о мирных соседях. Мы тебя потом из участка вытаскивать не будем. – Проворчал Найт, тоже отхлебывая из полупустой кружки Арона, взглядом спрашивая того, что он сам то об этом всем думает.

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Следствие ведут "знатоки"