Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Красная лента


Красная лента

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://sh.uploads.ru/BVWYw.gifhttp://s4.uploads.ru/UW2Xn.gif
http://sh.uploads.ru/FJOop.gifhttp://sa.uploads.ru/QucGH.gif

Шон Блейк и Вестер Мур
Вечер 7 ноября 1886 и далее, Лондон

Казалось бы, скрыть что-то от лондонских газетчиков просто нереально, но если полиция прилагает все усилия к тому, чтобы дело не всплыло...
В один поздний ноябрьский вечер, к Вестеру, в гостях у которого находится Шон, приходит молодой констебль, не раз имевший дело с профессором. Он рассказывает, что за осень было найдено уже два тела, зверски убитые, местами расчленённые или странным образом изуродованные. Единственное общее между убийствами - ритуальные круги на телах жертв. Казалось бы, такое давно навело бы шороху, но констебль пожаловался, что начальство очень быстро спустило расследование на тормоза и даже перенесло в архив. И сейчас на своём обходе он нашёл ещё одного убитого.

+3

2

Дом Вестера разительно отличался от дома лорда Блейка, что Шон всегда отмечал с эдакой доброй иронией. Потому что если Вестера напрягала светская размеренность и некоторый формализм уклада жизни аристократа, то в его собственном пристанище неловко себя чувствовал уже Шон. Вроде бы его друг ни разу не был неряхой, но книги, приборы, записи в его кабинете постоянно пребывали, на вкус Шона, в полном хаосе. При этом просто взять какой-то томик из стопки и полистать его было чревато нарушением какого-то неощутимого и незримого, но заявленного "внутреннего порядка". К этому надо было привыкнуть, но сегодня всё было иначе. Сегодня они пили бренди и в этом позднем вечере Шон с энтузиазмом делился своими планами, и обсуждал с Муром будущий законопроект.
- Эта мысль пришла мне в голову в тот самый день, когда мы познакомились с Седриком. Подумай только, во всём английском законодательстве до сих пор нет классификации магических преступлений, и возможных мер наказания для них. Я говорю "магических", потому что не знаю, как ещё это обозначить. Преступления совершённые демонами, оккультистами, шаманами... Мы, правда, не можем судить демонов, но мне кажется, у нас должен быть подготовлен инструмент, некоторая протекция прав обычных граждан против обманных контрактов, например. Или тот же шаманизм. Я знаю, ты пока не сталкивался так плотно, но мадам Девон...
Их беседу прервал стук в дверь. Хотя Вестеру и не было необходимости подниматься ради этого из-за стола, дверь откроют слуги, сам факт визитёра в такой, далеко за полночь, час был весьма удивительным. Шон прервал себя и приподнял брови, переглянувшись с другом.
Они не сговариваясь пришли к выводу, что похоже дело важное, и встали из-за стола. В парадной, когда мужчины туда спустились, уже стоял молодой, приятного вида констебль и разговаривал со слугой Вестера, прося пустить его по важному вопросу. Увидев Мура юноша радостно встрепенулся, и тот смог узнать его - этот парнишка пару раз ловил его в странных местах, пытаясь честно выполнить свой долг доводил до участка, а потом долго извинялся. Со временем, он даже стал помогать Муру, когда тот желал увидится со своим приятелем, Франциском.
- Профессор, сэр! - от волнения не определился парень, - У меня очень важный вопрос. В смысле дело.
Он немного тревожно посмотрел на Шона за плечом Вестера.
Сам лорд Блейк вполне себе с пониманием относился к чужим тайнам. И хоть сейчас его почти что раздирало любопытство, он нехотя сказал.
- Наверное, сегодняшняя наша беседа откладывается?

+2

3

Как любил Вестер спокойные вечера. Вот именно такие, когда не нужно думать совершенно ни о чем, лишь обсуждать интересные идеи, стоит догадки и предположения относительно интересующих вещей, ведь мучать свой мозг загадками – самое излюбленное времяпрепровождение профессора. Он мог спокойно заниматься такими вещами в одиночку, совершенно не следя за временем, но, когда верные друзья составляли ему компанию, это тоже придавало происходящему особый шарм. На поверку друзей у профессора Мура было не то чтобы много, да он и не жаловался. Зато прекрасно знал каждого из них и с неподдельной радостью принимал дорогих гостей у себя дома. Одним из таких гостей был и лорд Блейк. Еще недавно Вестер сам практически вламывался в дом к Шону, желая поделиться с ним своим негодованием, и вот сейчас они совершенно спокойно сидят уже в кабинете у профессора и распивают неплохой бренди. Никто никуда не торопится, никто никуда не спешит и не кричит. И пускай наши непризнанные сыщики все еще не раскрыли тайну о пропаже тел с кладбища, чувство самоудовлетворения они все равно испытывали, ведь тот день не прошел в пустую, им удалось ответить на некоторые свои вопросы, а профессор, кажется, даже заполучил нового абитуриента на свой факультет. Седрик был смышленым мальчишкой, и не было никаких сомнений, что дальнейшее их знакомство принесет еще очень много интересного.
Увы, спокойным вечер был недолго, мужчины даже не успели в тритий раз наполнить свои стаканы, как как неожиданный стук в дверь заставил каждого обитателя этого дома отвлечься от своих дел.
- Последний раз ко мне в столь поздний час стучались студенты, которых я не допустил к экзамену из-за хвостов. Не самые приятные воспоминания были, хочу заметить. Мистер Бейтс, прошу Вас, откройте дверь.
Дом Вестера насчитывал лишь трех слуг, но слугами он их по сути дела не считал, скорее сожителями, которые по доброте душевной готовят ему обед, заправляют постель и убираются, если уж бардак переходит все границы. Сам он, конечно же, платит им за это деньги, но об этом факте профессор предпочитает забывать и просто молча в конце каждого месяца оставляет на кухонном столике три небольших конверта, сложенных из старых ненужных бумаг.
И пускай в такой час Муру уже приходилось принимать «гостей», случай все же был весьма необычный, и они с Шоном, молча кивнув друг другу, поднялись со своих мест и поспешили проследовать в парадную. Пожилой слегка упитанный мужчина с залысиной на голове уже открывал входную дверь и пропускал вперед неожиданного гостя, которого, по всей вероятности, узнал, иначе рука его никогда не повернула ключ в замке.
- Луис! Какой сюрприз! И какими же судьбами?
Профессор искренне улыбнулся и поспешил подойти ближе к молодому констеблю, с которым судьба его сводила частенько. Таких, как этот парень, в полицейском управлении нынче немного, что совершенно точно описывает нынешнее положение дел у местных органов правопорядка. Большинство офицеров сейчас предпочитают думать о собственном благополучии, не стесняются брать взятки и закрывать глаза за многие преступления. Они не лезут на рожон, дорожат собственной жизнью. Луис Вилфорд был не таким. Этот парень ловил нарушителей даже не проезжей части, если невнимательные люди не в том месте переходили дорогу, и со всем присущим ему энтузиазмом отчитывал их. Он ловил и Вестера, потому что, что от греха таить, профессор наш не всегда был образцовым законопослушным гражданином. Частенько за такое свое поведение парень получал тумаков даже от своих сослуживцев. А может дело было еще и в том, что мать его была француженкой и носил он французское имя. Ведь недалеким людям только и нужен повод, чтобы прицепиться к человеку.
- Безусловно важное, ведь иначе ты бы так не запыхался. Ты что, бежал ко мне с другого конца города?
Мужчина постарался разрядить обстановку, но видимо случилось действительно что-то серьезное, потому что молодой человек даже не улыбнулся, а кажется только сильнее сжал в руках свою шляпу.
- Что? Во имя всего святого, Шон, что Вы как маленький. Луис, пройдем в мой кабинет, лорду Блейку ты можешь доверять точно так же, как и мне, а в некоторых вещах даже больше. Но только в некоторых.
Теперь на столе стояло уже три стакана и Вестер практически насильно всучил констеблю предназначавшийся ему. И настоятельно порекомендовал выпить, потому что парень волновался так, что его в любую секунду мог хватить удар, а вызывать врачей среди ночи не очень хорошая идея. Они могут и не приехать. И лишь когда стакан в руке Вилфорда опустел, Мур позволил себе задать вопрос.
- Так в чем же дело, Луис?
- Профессор, прошу простить меня за столь поздний визит, но дело, как мне кажется, действительно не терпит отлагательств. За последние два месяца патрульными были найдены два изуродованных тела. Две жертвы были убиты с особой жестокостью, но одна вещь не заставляла сомневаться в том, что убийства были совершены одним и тем же человеком или группой лиц: на телах были вырезаны ритуальные круги. Вы вряд ли могли читать об этом в газетах, потому что начальство тщательно следило за тем, чтобы пресса ни о чем не узнала, и я уж было хотел молчать, потому что карьера моя, как Вы знаете, профессор, висит на волоске, но сегодня мной было найдено еще одно тело с точно такими же отметинами. Я знаю, сэр, что Вы никогда не остаетесь равнодушным к подобного рода происшествиям, поэтому пришел искать Вашей помощи, ведь если убийцу не остановить, кто знает, сколько еще людей может погибнуть.

Отредактировано Wester Moore (2 мая, 2018г. 20:44:14)

+2

4

Надо сказать, Шон испытал искренне облегчение, что ему не пришлось терзаться любопытством и умерять его пониманием границ личной жизни, когда Вестер с небрежной лёгкостью позволил ему остаться. Это же дало самому лорду Блейку, в его понимании, право внимательнее рассмотреть визитёра. Молод, гладко выбрит, аккуратно стрижен. Пальцы мальчика длинноваты и немного утончённы, а скулы не чётко выражены, что придавало его виду некоторую наивность. Но в целом, он мог бы сойти за образцового джентльмена по шутке одетого в форму бобби.
- Только в некоторых? - поддерживая шутку, Шон приподнял бровь и усмехнулся, - Право же, друг, я теряюсь в догадках, в чём ты меня считаешь более надёжным.
Он прошёл с ним и Вестером назад до кабинета, к благородному, но скупому запаху книг которого прибавился ещё и запах бренди, и не раздумывая взял свой стакан, сев на краешек стола и с пытливым любопытством матёрого кота посмотрел на Луиса. Шон был уверен, что услышит сейчас что-то важное, и чутьё его не подвело. Можно сказать - копал колодец, а прорыл золотую жилу... если конечно можно хоть относительно назвать чужую смерть золотом...
Дослушав рассказ полицейского до конца, Шон обнаружил, что всё ещё крутит в руках полный стакан бренди и исправил положение опустошив его.
- Занимательно, молодой человек, - сказал лорд Блейк после, волнение своё выказав только тем, что отставил посуду подальше от себя и сцепив пальцы домиком. - Значит уже третье убийство? Дьволы (а может и они), это же как надо постараться, чтобы такое не всплыло в газетах?!
Он посмотрел на Вестера, ловя те же искры нетерпения в глазах. Они должны это видеть. Шон слишком долго ходил вдоль высокого забора, за который спрятались культисты, и если вдруг эти убийства станут для него небольшой щелью.... Если есть хоть какая-то связь - он обязан её проверить.
- Я так понимаю, молодой человек, вы как-то накрыли/укрыли тело, чтобы успеть сообщить нам, то есть профессору Муру и вернуться, верно?
- Д-да, совершенно верно сэр! Лорд. Простите, сэр.
- Не важно, я не обижусь и на мистера, по крайней мере сегодня ночью.
-  Тело находится в пяти кварталах отсюда, если сокращать дворами, выйдет всего 20 минут.
Шон красочно представил, как будет лезть через заборы и задние дворы в своём лучшем плаще...
- А если улицами?
- Полчаса быстрым шагом, сэр.
- Отлично. Я хочу вам сказать, вы поступили исключительно правильно. Вестер, надо ли тебе что-то собрать? Из... кхм, оборудования?

+2

5

О том, что случилось нечто страшное, можно было понять сразу же, как только молодой патрульный появился в парадной. Конечно, он имел поразительную способность создавать проблему из ничего и придираться ко всем даже по незначительным мелочам, но все же он бы не осмелился тревожить профессора в столь поздний час из-за пустяка, поэтому Вестер слушал рассказ молодого человека очень внимательно. Чем больше слушал, тем больше хмурился. Смотрел на Шона, понимал, что тому все это тоже не нравится и кажется очень странным, но старые друзья не были бы собой, если бы не заинтересовались этим ужасным делом. Луис пришел точно по адресу.
- Оборудования? – Усмехнулся Мур, повернувшись к Шону. – Не переживайте, мистер Блейк, как раз для подобного случая у меня в шкафу спрятан набор юного сыщика. А вот одеться по погоде нам обоим точно бы не мешало. Скажи, Луис, там сильный ветер?
- Да, сэр, очень. И холодный, руки замерзают через несколько минут.
Противная ноябрьская погода. Если тебе повезет, ты всего лишь простынешь и будешь несколько недель шмыгать носом, если же нет – проваляешься в постели примерно неделю, страдая от высокой температуры. Болеть Вестер не любил от слова «совсем». По большому счету, он просто не любил бесцельно проводить время, если бы по время жара можно было спокойно заниматься своими делами, он бы и внимания на болезнь не обратил. А так… Придется хорошенько утеплиться. Тем более вот эти капельки на оконном стекле точно не подразумевают под собой ничего хорошего.
- Шон, если желаете, можете взять мое пальто и шерстяной шарф. Только будьте аккуратней, его связала мне матушка.
С этими словами Мур удалился в свою комнату и вышел оттуда где-то через десять-пятнадцать минут в полном обмундировании и с довольно большой сумкой при себе. «Оборудования», как выразился Шон, у него конечно же не было, зато была гора вещей, которые могли пригодиться на месте преступления, начиная с блокнота и угольного карандаша и заканчивая некоторыми заумными вещицами, используемыми следователями в их нелегкой работе. Откуда они появились у Мура… это уже совсем другая история.
- Можем ехать. Я бы предложил выбрать короткий путь, все же чем быстрее мы доберемся до тела, тем будет лучше и желательно бы закончить со всем до утра, пока на улицу не начали выходить зеваки.

***

- … и в ту ночь я обнаружил тело молодого парня. Он был первым. Спустя примерно три недели нашли женщину лет тридцати пяти, внешне очень похожа на представительницу древней профессии… и вот сегодня, спустя почти месяц, я нашел девушку.
- И ваше начальство поспешило замять эти дела? С чем это на твой взгляд могло быть связано?
- Это очень странно, профессор, никогда бы не подумал, что такое может быть. Среди полицейских ходят слухи, что комиссар не хочет портить свою репутацию, ведь в конце года он планирует подать в отставку и уйти на пенсию, а подобное дело может сослужить ему плохую службу, но так ли это на самом деле? О, мы уже почти пришли.
Тело убитой находилось в глубине одного из переулков, спрятанным от посторонних глаз за прогнившими досками и старыми коробками, оставленными местными жителями. Оно действительно было прикрыто темным грязным брезентом, вероятно, находившемся в этой же куче мусора, пока патрульный его не забрал. Молодой человек хватается за один его конец, но прежде чем сдернуть оборачивается на Шона и Вестера, словно ища поддержки. И они синхронно кивают.

+2

6

Шон, в чём он себе никогда не признавался, конечно, был не внимателен к бытовым мелочам, слишком привыкший иметь под рукой секретаря или камердинера. Он нередко мог начать мёрзнуть, пойдя зимой гулять после оперы в неутеплённом пальто. Отказываясь признавать в себе виноватого в последующей простуде, лорд Блейк мог становиться даже несносным и раздражительным, что его друг знал прекрасно, и пресекал заблаговременно, разряжая шуткой про шарф наэлектрезованный волнением воздух.
- Вестер, вы не думали жениться? Вам бы стали счастьем для какой-нибудь рассеянной женщины науки, - с доброй иронией парировал Шон. Он действительно не брал тёплой одежды, потому что ездил от друга и до дома на брумах, закрытых и сухих и ночной прогулки не планировал.
Профессор вышел, а они с молодым констеблем остались одни, в гнетущем ожидании и на низком старте. Парень продолжал мусолить полицейский котелок, наверняка в мыслях находясь рядом с телом, которое оставил.
- Скажите, молодой человек, а за последние 20 лет много в законодательстве появилось правок в связи с... новой ситуацией? - буднично спросил Шон. Пока они ждут, можно провести время с некоторой пользой для дела, с которым он и пришёл сегодня к Вестеру. Здравый рассудок подсказывал лорду, что весь прочий остаток вечера пройдёт куда менее приятно.
***
Жертвами подонков не становятся богатые, сильные, сытые. Мразь всегда нападает на слабого, в этом её природа. Гнилая и противная. Шон со смесью ужаса и жалости смотрел на изрезанное тело. Когда киваешь над простыню - ты всегда готов, когда полог отдёргивается оказывается - не готов совсем.
Мужчина украдкой поднёс платок к носу. Он, конечно, сталкивался с разными изуверствами, но это совсем не значит, что вонь для него стала делом привычным. Особенно это сочетание вони и лёгкого разложения. Выверено, смотря куда ступает, лорд Блейк стал обходить тело. Остатки одежды были мокрые (из-за дождя?), забуревшие полосы глубоких порезов чистыми - а волосы спутанными, как щупальца кальмара.
- Девушку достали из воды... - проговорил он негромко, не отрывая глаз от зеленоватой, становящейся протитвно склизкой кожи. Дождь так тщательно не отмыл бы раны.
- Да, - почти потухшым голосом ответил Луис, - Это я... обнаружил тело зацепившимся за водоросли у берега, там в конце улицы. Когда достал... решил сначала показать профессору.
Шон кивнул, подняв глаза на Вестера.
- У нас есть два варианта. Либо мы сейчас максимально быстро и ёмко собираем всё, что можем. Либо делаем вид, что тела не находили вовсе и забираем её себе.
- Сэр? - удивился Луис.
- Подумайте сами, констебль - как только вы дадите знать, что нашли новый изувеченный труп, дело откроют и закроют до того, как проснуться первые журналисты. Тело, возможно, и вовсе уничтожат. Но я не уверен, что сейчас среди мусора, при тусклом освещении, да ещё и после реки мы сможем собрать всё... что эта несчастная могла бы рассказать нам напоследок.
Он снова опустил глаза на девушку. Смерть и вода делали своё дело - если она и была красива, сейчас черты плыли и западали, а амбрэ смерти было удушающим. Но Блейк пересилил себя и присел, рукой в перчатке переворачивая её кисти и осматривая, что возможно.
- На ней нет следов... косметики и болезней путан. А руки очень натружены.

+2

7

Запах был настолько ужасным, насколько это вообще можно было представить. За свою жизнь Вестеру приходилось видеть трупы, причем не только на похоронах, но кажется, ни от кого из умерших не пахло так сильно, как от этой несчастной девушки. И визуально выглядела она ничуть не лучше. Тело вздулось из-за довольно долго пребывания в воде, вся бледная кожа блестела и казалась совершенно неестественной, длинные волосы, которые некогда, вероятно, были очень красивы, сейчас спутались и превратились в безобразный комок, притянув к себе всю грязь и листья с земли и с воды.
- А другие два тела так же были обнаружены в воде или около нее? – Вестер проговорил сквозь носовой платок, пытаясь как можно лучше разглядеть убитую.
- Нет, профессор. Парня нашли в заброшенном амбаре, а проститутку в одном из проулков недалеко от «Дома наслаждений», но никаких водоемов поблизости не было.
- Зачем же ее он скинул в воду… Но да ладно, мы поразмыслим об этом в более уютной и спокойной обстановке.
Мур встретился взглядом с Шоном и совершенно четко понял, куда клонит его друг. Действительно здесь в темноте и при такой погоде у них не так-то много шансов собрать все улики, и пусть при транспортировке тела они так же рискуют потерять ценные сведения, все же в сухом теплом помещении у них будет больше шансов во всем разобраться и не бояться, что из-за угла вырулит какой-нибудь местный пьянчуга или пройдет еще один полицейский. Основная проблема сейчас заключалась только в Луисе, потому что молодому человеку явно не нравилось, что дело принимает подобный оборот. Но лорд Блейк был весьма убедительным в своих словах.
- Подумай, Луис, ты же тоже хочешь поймать этого гада. Но у нас не получится ничего сделать, если твое начальство заберет тело. – Дождавшись, пока констебль неуверенно кивнет, Вестер похлопал его по плечу и уверил, что переживать тому не о чем, и стоит держать рот на замке. Сам же он, если захочет, сможет помочь ему и Шону в расследовании, только если это не вызовет подозрений со стороны начальства.
- Вероятно, из рабочего класса… может, она работала где-то неподалеку? В порту или на рынке? – Вестер подошел ближе к Шону, посмотрел на промокшие остатки одежды убитой, та была, кажется, достаточно простой, без излишков и намеков на роскошь, обычное темное платье, дешевая обувь, которая расклеилась от воды. Само платье было изодрано и сквозь тряпки можно было увидеть те самые порезы на теле, которые и являются общими у всех трех жертв. Разглядеть их полностью, к сожалению, сейчас не было возможности.
- Нужно послать за повозкой. Шон, может, мы сможем воспользоваться вашей? Боюсь, незнакомые извозчики могут задать нам неудобные вопросы, если мы сядем к ним с телом мертвой дамы. Расположиться можем у меня, мой подвал как раз уже некоторое время пустует. Луис, ты же нам поможешь? А пока, Шон, может нам стоит прогуляться к реке и посмотреть, не осталось ли каких следов?

+2

8

- Зачем же ее он скинул в воду…
- Заметал следы? Рекой её унесло от реального места убийства, и собрать улики труднее, - предположил лорд Блейк, чувствуя что глаза от этого амбрэ начинают слезиться, но Шон продолжал осматривать, что мог. План - перевезти её в сухое помещение - ещё реализовать надо, если сюда зайдёт другой патрульный, дело примет неприятный оборот. Надо осмотреть всё, что они успеют.
- Нужно послать за повозкой. Шон, может, мы сможем воспользоваться вашей?
Лорд Блейк в красках представил, как вся эта вонь пропитывает его брум... Вздохнул.
- Надо бы послать кого-то за экипажем и тканью, тело в любом случае лучше завернуть, - не говоря  "да" на прямую, но смиряясь с этим ответил лорд Блейк и разогнулся.
Ключевое, что он уже понял - это не маньяк, желающий напугать общественность, или просто удовлетворяющий свои извращённые потаённые желания. Хотя так ли далёк столь аморальный человек, столь низкое существо от этих самых маргиналов, пугающих своей безнаказанностью? Не далёк, но более опасен. Он "выкидывает" тела, именно выкидывает, это больше не нужный мусор. Вот этот канал, где Луис выловил девушку, чуть дальше впадёт в залив, а там и море, там и хищные обитатели моря. Всего ночь и её никто бы не нашёл...  Сколько таких не нашли?...
Овладеваемый мрачными мыслями, Шон одолжил у Луиса "бычий глаз" и прошёл далее в переулок, к реке, подсвечивая весь свой путь в надежде найти... что-то. Незначительную деталь, привлёкшую бы внимание. Он виделпару водорослей по пути, очевидно упали с тела, пока бобби вытаскивал его, кучу старого мусора и крысу, залезшую в подгнившую бочку. Обычное Лондонское дно. За каналом небольшой островок, некогда бывший частью большого города. Ничего пока не цепляло глаза.
Выйдя к берегу он оглянулся - Мур нагнал друга, отдав распоряжения. чёрная вода, мерзотный рыжеватый смог Лондона, не проходивший полностью в некоторых районах до самой весны, и больной свет бычьего глаза.
Шон наклонился к самой воде и поставил перед собой фонарь.
- Я понимаю, что спрашивать рано, но может вы узнали какие-то символы на её теле? - спросил он Вестера, обшаривая рукой в перчатке мокрый берег. Кое-что таки привлекло его внимание. В глубоком следе, явно оставшимся от Луиса, вытаскивавшего тело, что-то зацепилось за камень. Потянув, Шон выудил из грязи длинную атласную алую ленту, примерно сантиметра полтора-два в ширину.

+2

9

- Говорить об этом действительно рано, друг мой. Там в переулке было слишком темно, да и я, честно признаться, не очень спешил вглядываться в изуродованное тело несчастной. Все же к подобному мои глаза не привыкли, поэтому пока я могу делать лишь предположения о том, какого рода отметины могли быть на теле, и какую цель преследовал убийца. К сожалению, в нашем случае это может быть, как и его личная «подпись», не имеющая ничего общего с ритуалистикой и оккультизмом, так и самые темные знания, призванные пробудить или достичь чего-то поистине ужасного.
Спускаться вниз к реке приходилось очень аккуратно, поэтому все свои рассуждения Мур говорил, смотря под ноги и стараясь не наступить в слишком уд большую лужу грязи. Ботинки и одежду ему жалко особо не было, но вот поскользнуться, упасть и улететь прямо в реку не хотелось.
- Нашли что-то? – Профессор, наконец, добрался до лорда Блейка. Последний в свою очередь уже успел осмотреть поблизости практически все. Судя по характерным следам на земле, именно отсюда патрульный и достал тело девушки. Наверное, ее просто прибило течением или она за что-то зацепилась и только благодаря этому смогла «дождаться» полицейского, иначе она могла быть уже очень далеко.
Красная лента хоть и была запачкана в грязи, все равно яркой линией выделялась во всей этой гнетущей темноте. Под стоптанной травой и слоем земли она могла быть и незаметна, но сейчас в руках Шона просто приковывала к себе взгляд.
- Возможно, принадлежала убитой? Жаль мы не сможем извлечь из этого никакой полезной информации, многие женщины и девушки используют ленты, чтобы связать волосы или просто украсить платьице. Красный цвет, конечно, для некоторых может показаться слишком вызывающим и кричащим, но мы ведь ничего не знаем о нашей даме. В любом случае, ленту мы заберем с собой. Как же жалко, что мы, скорее всего, никогда не узнаем о двух других убитых и не сможем провести параллели.
Вестер тяжело вздохнул, все еще разглядывая атласную ленту. Когда-то она была очень красивой, она не должна была оказаться здесь в реке в грязи, как не должна была оказаться тут и ее хозяйка.
- Я думаю, Шон, нам не обойтись без помощи патологоанатома или в крайнем случае любого другого врача, имеющего соответствующие знания в биологии и анатомии. Если специалист сможет определить, сколько времени тело провело в воде, может, мы сможем понять как далеко от этого места его сбросили. Но если от этого тела убийца решил избавиться, почему не избавился от двух других? Не захотел? Не успел? Ему помешали? Черт возьми, как много вопросов и совершенно никаких ответов.
Произнося это, Мур на удивление улыбался. Как ни крути, сложные загадки он любил и, возможно, в этом и состояла часть его ненормальности. Убитых, конечно, жалко, но без них не было бы и этого дела.
Чуть вдалеке раздался голос Луиса. Кричать он боялся, а потому неутомимо махал руками, привлекая внимание мужчин. Еще раз осмотревшись на берегу и удостоверившись (в той мере, в какой позволяла ночь), что больше ничего полезного тут нет, они вернулись в переулок. Потребовалось время, чтобы завернуть тело в плотную темную ткань, которую привез вместе с собой кучер лорда Блейка, и, когда дело было сделано, все трое усердно пытались усадить тело в карету.
- Луис, не рассказывай никому о том, что тут произошло. Прошу тебя, иначе мы никогда не доберемся до правды. – Еще раз попросил Мур молодого человека, выглядывая из окна, а затем переключил свое внимание на кучера. – Едем ко мне.

+2

10

- Да, - негромко согласился Шон, опуская руку с лентой и осматривая стремительный потом реки, уходящий  лондонский залив. Хоть красная лента и была ярким пятном в этой луже грязи, она не давала ничего. - К сожалению, да.
Это им не давало ничего, кроме возможных вкусовых предпочтений усопшей.
- Я думаю, Шон, нам не обойтись без помощи патологоанатома или в крайнем случае любого другого врача, - продолжил Мур и лорд Блейк поднялся к корточек.
- Врача специализирующего на убитых мы найдёт разве что в полиции, а туда нам, по определённым причинам, лучше не соваться. Чёрт, как же порой не хватает пары лишних связей... Мы можем попросить кого-то из докторов... может ваши коллеги? Профессор хирургии в Бримстоуне, например?
Ответить Мур не успел, их отвлёк Луис.
Кучер лорда Блейка наверное привык ко всякому (по крайней мере самому лорду хотелось в это верить), но вид изуродованного трупа не вдохновил ни его ум, ни желудок. И без того отвратное предприятие становилось всё сомнительней с каждой минутой его реализации, ну а уж когда они с Вестером сели в один брум и трупом...
- И всё же, Вестер. как вы планируете сохранять сохранность тела? - проговорил Шон сквозь платок, опустив глаза на свёрток с трупом. - Мне немного жалко мистера Бейтса, признаться...
"И свой брум..."
Сделав ещё один неглубокий вздох через платок он добавил:
- Я тут подумал, у меня на примете есть один прекрасный врач, признаться - наш семейный врач, и я смогу вызвать его к вам утром. Лучше не вырывать человека к сомнительному делу среди ночи, недосып всегда сказывается на согласии хранить молчание в худшую сторону.
Честно говоря, Шон сильно сомневался, что доктор Гайнсбери примет эту идею хорошей и в дневное время суток, но раз уж у них нет других вариантов. Брум повернул на улицу с домом профессора и тело, до этого преслонённое к противоположной от шона стенке, качнулось и съехало ему на плечо. Лорд Блейк вздрогнул, посмотрев на усопшую так, будто та собиралась встать...
- Вы мне говорили, что вчера вашу студентку чуть не похоронили заживо... Собственно, я перебил вас тогда, простите, сейчас вот вспомнил, вы вроде как говорили, что там подняли из могилы тело? Лондон становится всё более жутким местечком... - Шон попытался аккуратно отодвинуть покойницу назад, к противоположной стенке.  - Как ваша протеже? Ей пришлось пережить большое потрясение.

+2

11

Профессор, сидящий напротив своего друга, всю дорогу не без улыбки наблюдал, как тот справляется с сидящим рядом с ним мертвым телом. Запах, надо сказать, действительно был неописуемым и совершенно незабываемым, увы, в худшем смысле этих слов.
- В моем подвале достаточно холодно, Шон, отопления там нет, поэтому убитая будет чувствовать себя там комфортно, и не будет слишком уж докучать своим присутствием моим домочадцам, хотя они у меня ребята закаленные, ко многому привыкли. Отлично, значит утром же вызовем ко мне вашего доктора под каким-нибудь предлогом. Может, Вам стоит сказаться больным? Скажем врачу, что Вы упали в обморок или нога на лестнице подвернулась, поэтому ему следует приехать по моему адресу, м? О, уже почти приехали.
Профессор практически мастерски проигнорировал вопрос лорда Блейка касательно Сабрины Темперс и ее недавних приключений на кладбище. До сих пор становится дурно при мысли о подобном, наверное, в ту ночь Вестер таки убедился, что ведьмы в Лондоне действительно существуют и шутить с ними может быть опасно для жизни. Он выпрыгивает из брума, стоит ему только притормозить, открывает вторую дверцу, чтобы выгрузить труп и придерживает тело левой рукой.
- Возможно, это прозвучит слишком кощунственно, но можно представить, что мы тащим большой ковер, если от этого станет хоть немножечко легче.
Мистер Бейтс уже встречает двух гуляк в дверях и о него удивлении говорят лишь густые посидевшие брови, которые стремительно поползли вверх, остальное лицо осталось совершенно неизменным и даже на просьбу открыть дверь в подвал пожилой мужчина отреагировал достаточно спокойно. Скорее всего, он думает, что его хозяин окончательно лишился рассудка, ведь прошлой ночью он в халате убежал на кладбище, потом пришел домой в сопровождении до смерти испуганной студентки, а теперь притащил домой ЭТО.
- Положим на стол, потом разберемся.
Конечно, подвал не представлял собой образец чистоты и стерильности, повсюду были старые вещи, стопки книг и исписанных листов бумаги, какие-то запчасти какого-то оборудования, инструменты и еще куча совершенно ненужных вещей, о существовании  которых Вестер позабыл давным-давно. Стол тоже был усеян барахлом, но все оно оказалось на полу, стоило только положить тело.
- Да, представляете, Шон, буквально похоронили заживо. – Вестер совершенно неожиданно возвращается к теме прошедшей ночи, пытаясь выровнять дыхание. – Когда я прибежал туда, она уже почти не кричала, а уж когда мы ее раскопали… бедная девушка. Я бы даже злейшему врагу не пожелал пережить подобное. Но я уверен, что она со всем справится. Она намного сильнее и умнее многих, и это я совершенно не преувеличиваю, ведь помните, как я рассказывал о том случае в старом доме, в который меня пригласили, чтобы разобраться с «потусторонними силами»?

+2

12

- Вестер, с нашими приключениями я итак кажусь своему доктору достаточно нелепым из-за обращений с занозами, шишками и даже подбитой скулой, - немного ворчливо ответил Шон, припоминая дело годичной давности, когда они с Вестером зашли "не в тот район", - Если я скажу, что умудрился фатально подвернуть ногу в вашем доме... Хотя, это будет не удивительно, скажу что запнулся о разложенные по ступеням книги.
Иногда лорд Блейк задавался вопросом, к чему привыкли слуги Мура, раз тело, не очень тщательно завёрнутое в грязную ткань, стало для них удивлением не большим, чем скандал в парламенте из-за всплывшей истории с каким-нибудь домом терпимости. "Ну надо же, наши политики таки допустили, чтобы их связь с этой проституткой обнародовали!". "Ну надо же, профессор таки принёс в свой дом подгнивший труп, я всё думал - когда до этого дойдёт?". Лорд Блейк непременно бы улыбнулся своей чёрной иронии, если бы его не мутило от запаха. Морщась, он нёс тело на плечах, поскольку от профессора тут могла быть помощь только номинальная, и решил думать о чём-то менее злословном. Например, о том, почему его друг так откровенно проигнорировал простой и прямой вопрос? Шон и Вестер были знакомы давно. порой они затрагивали очень личный темы, особенно на середине бутылки, и некоторые привычки, конечно же, замечали друг за другом. Например, Вестер очень неплохо изображал рассеянность, когда не хотел отвечать на вопрос, или брал паузу для ответа. Внезапно уходил в демагогию по смежной теме или даже пикировал встречеными вопросами, если задевали действительно живое. Он не захотел говорить о Сабрине, почему? Обычно он любит обсуждать свою лучшую ученицу, светясь гордостью, как и любой профессор, живущий ради того, чтобы выращивать других профессоров. Об этой девушке, что удивительно на самом деле, Шон даже слышал похвалу вроде: "Если она не удариться в устаревшие ценности и не будет через год уходить в декрет, то сможет стать зав. кафедры". С ней случилось что-то плохое? Или?...
Фантазиям Шона и его цепочкам дедуктивных взаимосвязей, которые он любил выстраивать, не суждено было зайти далеко. Как только лорд Блейк сгрудил несчастную покойницу на стол и они немного отошли отдышаться, Вестер вдруг заговорил о вчерашнем.
- Да, помню, - кивнул он, - Удивительно любознательная и смелая девушка. Я надеюсь, произошедшее травмировало её не критично, будет очень печально, если девушка останется с кошмарами и бессонницей до конца жизни, - Шон тут ничуть  не занимался политесом, он говорил искренне, но смотрел прямо на друга, стараясь уловить его эмоции.
- Нам ещё предстоит поймать злоумышленников... ниц... Чёрт возьми, пока мы не имеем и малейшего представления, как ловить ведьм, а уже имеем ещё одну мишень, и опять никаких следов, - Шон с искренней досадой глянул на тело. -Это странное ужасное ощущение, мы будто борзые, перед которыми стоит задача поймать лису, барсука и оленя, разбежавшихся в разные стороны...
Хотелось выбрать одно, один правильный след и правильную дорогу, и идти по ней, как по цепочке. А сейчас они вообще без чёткого следа... Кидаются на каждую зацепку, а потом стоят в стойке, держа нос по ветру и ожидая, что нужная нить сама придёт к ним в руки. Дьявол!
- Давайте поднимемся в кабинет? Я напишу своему доктору, вы мне расскажите подробнее о вчерашнем. И сниму этот пиджак, - Шон с отвращением осмотрел пропахшую ткань, - Я больше не могу оставаться тут, и вряд ли буду полезен в осмотре тела покойной.

+2

13

Прошедшая ночь не могла пройти бесследно. После себя он оставила, как приятные воспоминания, коих было не очень-то и много, но все же они были, так и то, за что профессору на утро хотелось очень сильно кричать и даже ударить этого глупого сторожа, который таки успел по всей видимости добраться до полиции и рассказать им, что произошло. Как иронично. Совсем недавно Мур самолично пытался отыскать тех, кто крал трупы с кладбища (и пытается это сделать до сих пор), а сегодняшним утром в газете видит статью о том, как этот пьяница рассказывает блюстителям закона, что видел на кладбище их с Сабриной. Благо он не знал ни имен, ни то что эти двое являются профессором и студенткой Бримстоуна.
- Я обязательно поймаю их, Шон. Произошедшее вполне можно считать личной обидой и я, будучи джентльменом, просто не могу этого простить. – Пусть Мур и говорил слишком уверенно, но иначе он уже не мог. Пусть у них нет совершенно никаких улик, но он уверен, что рано или поздно они появятся. Есть дела, которые раскрываются быстро, а есть дела, которые в своем решении требуют очень много времени. – Но вот на кладбище больше не сунусь, иначе выйдет очень неловкая ситуация. Хорошо, Шон, пройдемте. Буду надеяться, что трупный запах не выйдет за пределы подвала. Если Бейтс отнесся к произошедшему со стоическим спокойствием, то вот миссис Майерс этого точно так не оставит. И я даже не знаю, как я смогу ей все объяснить, знаете, на прошлое воскресенье она уже освятить мой кабинет и набрызгала святой водой прямо на мои записи, представляете?
Миссис Майерс была очень хорошей женщиной. Со старыми нравами, со старыми привычками и устоями, которые очень часто не совпадали с муровскими. Однако им обоим очень нравилось спорить на все эти темы и доказывать свою правоту, и даже бывали случаи, когда женщина помогала профессору взглянуть на ситуацию под другим углом. А еще у нее есть очень противная привычка класть все вещи «на свое место». После ее уборки найти что-либо бывает просто невозможно.
- Прошу, Шон, присаживайтесь. – Вестер указал рукой на стол, как только они вошли в его кабинет. Потом достал из шкафа два стакана и полупустую бутылку бурбона, не спрашивая, налил и себе и другу. Шмыгнул носом и залпом выпил свою порцию. – Чтобы Бейтс не говорил, а это – лучшее лекарство. И только попробуйте кому-то сказать, что я простужен – не буду разговаривать неделю.
Подобное заявление звучало достаточно смешно, потому что в их с Шоном небольшой компании именно Вестер был более болтливым, стремящимся рассказать и обсудить все новое, что ему довелось узнать. В молчании он не продержится и пары дней, что уж говорить о неделе, тем более в последнее время удивительные события начали происходить чуть ли не каждый день, объявлять бойкот совершенно не вовремя.
- Знаете, Шон… - Мужчина присел в кресло напротив своего друга, склонившегося над письмом. – Вчера я понял, что могу быть совершенно беспомощным. Я бросил все, спеша на помощь мисс Темперс, вытащил ее из могилы, а потом… Она попросила меня помочь, попросила там осмотреться, увидеть что-то знакомое, а я смотрел на все это безобразие и понимал, что все это мне совершенно не знакомо. Ведьмы, их ритуалы, их магия – все совершенно иное. И я разозлился на себя. Конечно, я понимаю, что человеку не дано знать все, но это самое ужасное чувство, когда человек, который в тебя верит, просит твоей помощи, а все, что ты можешь сделать – развести руками и предложить ей чашечку чая, чтобы успокоиться. – Он замолчал. Пристально посмотрел на лорда Блейка, встретился с ним глазами. Отчего-то Муру совершенно не хотелось говорить, что мисс Темперс провела в его доме ночь. Признание в этом было каким-то бесстыдным. Профессор постарался перевести тему. – А еще она говорила о каком-то монстре, которого эти ведьмы создали, и что он сейчас ходит где-то по улицам. И если это правда, что тогда, Шон? Что если и наши пропавшие трупы были использованы в подобных омерзительных ритуалах? При мысли об этом у меня мурашки бегут по коже.

+2

14

- Только, прошу тебя, постарайся избежать публичности, - поспешил остудить пыл друга Шон, - Возможно целью всего этого провокация тебя.
Лорд Блейк, объективно говоря, не верил совершенно, что весь этот огромный цирк был устроен ради того, чтобы сместить Мура, но принципиальный профессор не нравился достаточному количеству человек, чтобы это могли использовать под шумок. В любом случае, ответ о том, что друг больше не станет паломником ньюгейтского кладбища успокоил Шона. То и правда принесло городу очень много шумихи и сам Блейк был уверен, оно станет прибежищем жадных до сенсаций репортёров на ближайшие несколько ночей. Нечего там делать ни Муру, ни его студентам.
- Порой я могу понять миссис Майерс, - усмехнувшись уголком губ, что так удачно скрыла тень лестницы, ответил Шон, - Хоть мой религиозный пыл и поугас ещё лет в 13, вытесненный мирским и меркантильным, в вас, друг мой, порой будто бы вселяется Дьявол. Особенно когда вы считаете, что есть, спать и отдыхать не обязательно, - если нутро лорда Блейка ещё и сотрясал ужас произошедшего с несчастной, сейчас он старался не подавать виду, вытягивая Мура на вполне обыденную для них пикировку. Причина этого была в том, что сам лорд Блейк не мог дать никаких ответов, а это был такой тип бессилия, о котором он всеми силами старался на время забыть. Мур, кстати, придерживался другой позиции, и начинал измучивать себя, пока не получит хоть какие-то ответы. Удивительно, как  при таких противоположных мнениях они не ссорились, но они не ссорились. Блейка вдохновляло упорство профессора, наверное и у профессора были резоны.
Мужчины поднялись по лестнице, где Шон, наученный горьким опытом, очень внимательно смотрел под ноги, и прошли в кабинет. Покинули его чуть больше часа назад, а казалось - прошёл изнуряющий день... Конечно же Шон не отказался выпить, как и сесть поудобнее в кресло. За окном ещё даже намёка на рассвет не было, только ночной Лондон, полный ужасов.
- Ваш нос всё скажет за меня, - лорд Блейк улыбнулся. Он не имел привычки хлопотать о здоровье кого-то кроме детей, по крайней мере хлопотать как это принято делать, считая, что взрослые люди уж сами разберутся. А у Вестера был мистер Бейтс и миссис Майерс, и он мог смело доверить им друга, что и делал. Но вот хлопотать о моральном духе надо всегда. Особенно если друг, вдруг, удивляет. Шон держал в руках стакан и в лёгком удивлении смотрел на Мура, на остроязычного, проницательного, циничного и бунтарского (в определённом смысле слова) профессора, что сидел за столом... беспомощный. Растерянный. Это зрелище Шон застал впервые, потому не удивительно, что он натурально растерялся и не сразу выпил свою стопку, не сразу нашёл что сказать. Что на такое сказать? Это не пропущенная лекция и не ссора с женой. Это недостаток знаний, который может стоить кому-то жизни. И если сам лорд Блейк себе такое простит, то его друг - нет. Потому он не стал говорить о очевидном: "То, что вы не знаете о ведьмах, не ваша вина". Он задумался, выдержал паузу и налил ещё коньяку.
- Значит у нас есть ещё цель, - наконец сказал он, сделав акцент на слове "у нас", - Я думаю, нам не помешает карта улик. Ну знаете - карта города и приколотые к ней места и детали, что нам удалось узнать. Порядок наводит ясность, а ясность, это то в чём мы испытываем самый острый дефицит. Если все трупы были использованы ы этих ритуалах, значит мыь знаем их число. Ведь это уже прогресс, - он чуть-чуть улыбнулся, конечно пытаясь приодобрить, но видя неэффективность всего этого продолжил, - Клубок распутывается, когда тянешь нитку. Я вижу такие проблемы: нам не хватает рук - людей, и; нам не хватает специфических знаний. Всё остальное есть, Вестер. Я найду средства, вы найдёте способы. Давайте обратимся к мадам Девон, она не раз выручала меня, - "давайте что-то делать, и мы сможем" - говорил всем этим Шон, совершенно по незнанию ступив в своём успокоении не туда, - Я думаю, что когда ваша студента отойдёт от шока, я могу поговорить с ней и узнать детали, наверняка она захочет помочь и далее вести это расследование.

+2

15

Ясность.
Вот то простое слово, из-за которого сейчас возникает куча проблем. Кому-то не хватает денег, кому-то ума, кому-то смелости или наоборот чувства такта, а Вестеру в данном случае не хватало ясности. Порой, когда ты слишком сильно зарываешься в ворох вопросов, погружаешься в них с головой, тебе трудно вычленить самую суть, увидеть то главное, без чего ты не сможешь двигаться дальше. Он всегда учил своих студентов искать суть, искать истину, искать ключевые аспекты во всем, а сейчас сам же не последовал своим урокам и запутался. Шон же, лишь произнеся одно слово, смог достать его из пучины самобичевания и вдохнуть новую порцию сил.
- Точно, друг мой, мы не можем сидеть без дела, не можем позволить себе отдыхать, мы должны действовать! – На этих словах Мур бодро поднялся с кресла и решительными шагами удалился в глубь своего кабинета, откидывая все ненужные вещи, попадавшиеся ему на пути, тем самым наводя в комнате еще больший беспорядок, хотя, казалось бы, что больше попросту невозможно. Спустя несколько минут он таки вычленяет из недр завала большую деревянную доску на колесиках и с радостью присущей ребенку, получившему желаемую игрушку, выкатывает ее прямо перед столом, за которым по-прежнему сидел Шон. Но доска была лишь одной частью, теперь предстояло найти карту, а ведь она точно была. В прошлом месяце Вестер вместе с Сабриной использовали ее для ритуала по поиску брата мисс Темперс, только вот, куда профессор умудрился закинуть карту после, известно одному Богу. Порывшись еще какое-то время в своих веща, надышавшись пыли и уронив на себя стопку книг, Мур, наконец, добивается успеха и победно цепляет помятую карту на доску.
- Вы очень удачно подметили, друг мой, что для того, чтобы распутать клубок, надо тянуть за нитку. – Вестер все еще отплевывается от выли и наливает себе еще выпить. – Только вот тянуть надо очень аккуратно, иначе есть шанс, что нитка запутается и тогда распутать клубок будет еще сложнее. Хорошо, что вы упомянули мадам Девон, всегда мечтал с ней познакомиться и, видимо, мне таки вскоре представится шанс, тем более, судя по Вашим рассказам, этой женщине можно доверять. – За один заход стакан оказывается опустошен. – А вот насчет мисс Темперс… Я не сомневаюсь в ее светлом уме, в ее способностях и решительности, которой могут позавидовать некоторые мужчины, но я не уверен, что девушку стоит в это втягивать. Она и так пережила слишком многое и это многое стало для нее настоящим шоком. Я бы не хотел, чтобы что-то еще причинило ей вред, в конце концов, она моя студентка, и я должен думать о ее безопасности, особенно, если дела наши связаны с темными мало кому известными науками.
Как хорошо, когда можешь прикрываться подобными вещами. Когда свое беспокойство можно прикрыть обычными рабочими отношениями, ведь оно же так и есть, правда?
- Поэтому я вынужден просить Вас, Шон, не впутывать мою студентку в это дело еще больше. – Он смотрит в глаза своего друга лишь несколько секунд, а затем отводит взгляд в сторону, словно чего-то стыдясь или опасаясь. – Вы дописали письмо? Запечатайте и отдайте Стиви, он доставит его доктору на утро, а пока мы можем немного поработать с картой, если Вы не против.

+2

16

Шон немного удивлённо моргнул, когда Вестер ОЧЕНЬ настойчиво попросил его не впутывать в дело мисс Темперс. Не то, чтобы он не понимал мотивов такого решения. Не то, чтобы он или его друг Мур были бессердечными шахматистами, что размениваются чужим здоровьем. Но тон, тон! Эти взгляды, сначала прямые и уверенные, потом смущённые говорили то, что сам лорд Блейк не подумал. Потому, он просто не понял, по крайней мере сейчас, мотивации друга, но настаивать не стал.
- Хорошо, вам виднее, главное, чтобы и сама мисс Темперс не решилась расследовать всё это в одиночку. Судя по вашему описанию, она очень пытлива.
Со вздохом Шон поменял расслабленную позу на менее удобную и сел писать...
Они провели за картой ещё два часа, ещё полтора часа после этого - за разговорами, остатками бутылки, которую начали, а закончилось всё это тем, что мужчины заснули прямо в своих креслах. Потому нечему было и удивляться, что на утро выглядел Шон действительно болезненным.
- Вы простыли, лорд Блейк? - спросил едва разлепившему глаза и потеревшему затёкшую шею Шона доктор Гайнсбери, осмотрев с профессиональной проницательностью и плохо замаскированным недоверием. С утра у всех было плохо с актёрскими данными, особенно у Шона. Голос лорда хрипел, глаза были красными с недосыпа, даже пиджак мятый из-за того, что он в нём и задремал. На Мура лорд старался не смотреть, подозревая там будет зеркало его же состояния.
- Не совсем так, доктор, - ответил Шон, хмыкнув и с благодарностью взяв у мистера Бейтса лимонад. - У меня очень деликатное и очень странное дело. Которое требует только лучших людей. Мне потребуется весь ваш профессионализм и умение хранить тайны.
Шон глотнул лимонада, посмотрел за окно - там едва забрезжил рассвет, потом на Вестера, будто спрашивая, готов ли друг выкладывать всю глубину "деликатности" их дела.
- Я работаю со всякими делами, лорд Блейк, даже с теми, которые влияют на возможность иметь наследников, и всегда хранил тайны своих клиентов.
- Боюсь, это дело потребует от вас раскрыть новые грани своего профессионализма, - мрачно проговорил Шон.

+2

17

Порой усталость наваливается на тебя незаметно. Создается впечатление, что она только и ждет удобного случая, чтобы заявить о себе, а уж когда ты практически не смыкаешь глаз больше двух дней, этот удобный случай представляется чуть ли не на каждом шагу. Стоит только дать себе расслабиться, и ты уже погружен в пучину собственных сбивчивых сновидений. Тебе не важно, где ты уснул, в чем ты уснул, как ты выглядишь со стороны, ты просто отключаешься и позволяешь организму получить хотя бы минимальную порцию необходимого сна. Как правило, на утро ужасно болит голова, да и состояние схоже с самым настоящим похмельем, только чтобы получить последнее нужно пить, а тут ты и этого удовольствия лишен. Мысли собирались в кучу с огромным трудом, еще труднее было стараться произвести на многоуважаемого доктора хорошее впечатление, но, если он не вылетел из дома в течение первых двух минут, значит, внешний вид двух закадычных друзей-полуночников его не сильно удивил.
- Мне искренне жаль, что пришлось вызвать Вас в такую рань, доктор Гайсбери, но, боюсь, кроме Вас нам не к кому обратиться. – Вестер посмотрел на Шона и еле заметно утвердительно кивнул, отступать назад бессмысленно, да и времени у них нет. – Увы, мы с Вами не представлены, мое имя Вестер Мур и я являюсь профессором оккультизма. – Он протянул мужчине правую травмированную руку и не без усилий поздоровался. – Прошу, пройдемте в подвал.
Ни одному человеку, если он находится в здравом уме, не понравится фраза «пройдемте в подвал». Он машинально напряжется и уже будет придумывать себе всевозможные варианты развития дальнейших событий. Вряд ли доктор мог предполагать то, что спустя минуты две предстало его глазам. Несмотря на то, что в подвале было холодно, труп за ночь успел «подпортиться», да и влага сделала свое дело, иными словами, вонь в помещении стояла такая, что от нее начинали слезиться глаза. А уж когда профессор отдернул простыню, которой было прикрыто тело убиенной, запах усилился в несколько раз.
- Прежде чем Вы подумаете, что мы с лордом Блейком сошли с ума, прошу, выслушайте, как все произошло. – Мур постарался заговорить как можно быстрее, чтобы не дать неловкой паузе затянуться слишком надолго. Он рассказал о том, как прошедшей ночью их с Шоном выдернул на улицу патрульный, как они нашли тело этой несчастной девушки, не забыв упомянуть, что она является жертвой маньяка, к тому же, далеко не первой. Это по его предположению могло бы воззвать к чувству справедливости и некоего морального долга ответственного гражданина, коим, безусловно, является доктор Гайсбери.  – Я смею предполагать, что убийства эти связаны с оккультными ритуалами и готов поспорить на что угодно, что девушка эта является далеко не последней жертвой. Мы с лордом Блейком намерены помешать этим зверствам, но, к сожалению, наших познаний в медицине недостаточно, чтобы самостоятельно сделать необходимые выводы. Мы просим Вас о помощи, доктор, и очень надеемся, что Вы поможете нам поймать убийцу.

+2

18

- О, профессор, наслышан о вас, - приветствовал доктор спокойно, пожал руку крепко, но странно начавшийся разговор смущал его и он не до конца замаскировал это недоверие в своих глазах. Может стоило предложить ему и себе кофе? Сейчас было уже поздно бодриться по-арабски...
Шон просто пригласил доктора идти вперёд себя и замкнул их троицу.
Подвал и вонь разбудили всех, кто ещё хотел спать, они вышибли слезу похлеще похорон, и Шон порадовался, что всё-таки не пил кофе.
Его семейный врач закрыл нос и рот своим платком и ошалело осмотрел мужчин, одними только глазами требуя объяснений. Вестер это понял не хуже Шона, а сам Шон ненавязчиво стал у двери. он, конечно, не будет удерживать друга семьи силой, но если тот направится к выходу, хотя бы задержит. Вестер рассказывал, а Шон смотрел слезящимися глазами на изуродованный труп и где-то внутри чувствовал колебания: смогут ли они осилить эту партию вдвоём? Соклько людей ЕЩЁ им надо, чтобы распутать узел? И насколько высоко голова у этой змеи?
- Значит, - раздался голос доктора Гайсбери и Шон очнулся и вскинул на него глаза. - Вы думаете, что я смогу вам рассказать что-то об убийстве?
- Именно так, доктор.
- Не совсем законным путём добытое тело в деле, которое маскируется так тщательно, что о нём не узнали журналисты, - в голосе доктора были резоны и сомнения, Шон поднял глаза, смотря в глаза наротив, спокойно и уверенно, и это была будто бы очередная немая дуэль разума и сделанного им давно выбора.
- Власть  не всегда чиста.
- Простите мне мою резкость, лорд Блейк, но вам не 18 лет, чтобы со студеенческим запалом восставать против власти или порядка, помогающего вам жить. Дело очень сомнительное...
- Доктор, ни один ритуал не бывает просто так, - немного повысив голос сказал Шон, и его черты стали твёрже, - Это не просто убийство. Не просто мясорубка. Тот, кто делает это, делает последовательно и не один месяц, что-то, если вам угодно, колдует. И если вам надо убедиться, что мирные ритуалы не требуют человеческих жертв, можете спросить у профессора, он расскажет вам в подробностях, для каких ритуалов на его памяти нужны человеческие жертвы, - лорд Блейк вошёл в раж. Что-то внушительное и напористое проступило в движениях: он распрямил спину и хоть и держал одну руку в кармане, а другой жестикулировал. Обычно он не переубеждал несогласных с его мнением, но им нужен был сторонник, им нужен был Согласный с ними сторонник. - Дело не только в чистой совести. Чёрт возьми, ну неужели вы действительно думаете, что катастрофа 20-ти летней давности, это просто катаклизм?
- Вы ничего не знаете об этом деле, чтобы утверждать...
- Да. Да, мы ничего не знаем. Поможете нам узнать? - Шон смотрел прямо, и на этот раз дуэль осталась за ним. Доктор перевёл взгляд на тело, потом на Вестера, потом обвёл глазами подвал, вздохнул, приподнял бровь, опустил.
- Мне потребуется больше света. Гораздо больше. И нашатырь. Стерилизующие растворы, стекло на которое можно брать пробы, микроскоп, увеличительные стёкла, реагенты. Что из этого вы можете мне предоставить?
- Я думаю, всё, - Шон посмотрел на Вестера и плечи его заметно расслабились. Он даже не знал, кому больше говорил этот монолог - доктору, или себе прошлому? Очередной раз убеждая себя, что это правильный путь, а не недуг среднего возраста.
***
Через три часа они с Вестером уже смогли привести себя в порядок. Кофе, немного лимона и лёгкий завтрак, разве что свежей одежды не хватало. За окном уже звучали стук копыт и лай выгуливаемых собак, был обычный лондонский денёк в который так уместно было бы сходить с детьми в музей истории или в театр. Почему такие идеи приходят всегда поздно?
В коридоре раздались шаги и мужчина невольно подобрался. Походку своего доктора он узнавал сразу.
Гайсбери вошёл к ним, пахнущий стерилизаторами, нашатырём и трупом, так что остатки аппетита улетучились. Но самого доктора это не смутило. Разбор трупа явно понизил его некоторую терпимость. Он просто прошёл с блокнотом и сел за стол, посмотрев на мужчин, на стол и коротко сказав: "Можно попросить у вас чая?". А после достаточно уверенно перешёл к делу:
- Итак. Я не спец читать по трупам, плюс женщина слишком долго пробыла в воде. Что можно сказать точно - её достаточно долго до смерти держали связанной - на теле есть мазоли и синяки от верёвок. Она более чем за сутки до смерти не принимала пищу, кишечник и желудок чистые. Возможно её держали в плену и не кормили. На ней нет следов полового насилия или намеренных побоев. И ещё одно... я не могу сказать с абсолютной уверенностью, таки много крови могла смыть вода, но... скорее всего резали её ещё живой. В теле осталось ужасно мало крови, если бы она не циркулировала на момент... ритуала, то кровопотеря была бы меньше. Господи, кто вообще такое мог натворить, - доктор ненадолго помассировал лоб, но потом немного дёрнулся, будто прогоняя непрошенную слабость. А потом потянулся к принесённой кружке чая, - Благодарю. Что до самой девушки... Она не путана. Скорее всего даже не замужем или у них с мужем длительный застой в половых отношениях. Состояниие рук и ног говорит о том, что она привыкла много работать. Ещё я нашёл в её волосах несколько пушинок хлопка. Это вряд ли вам даёт много, но больше я ничего сказать не могу.

+2

19

Никогда еще ожидание не было таким мучительным. Все три часа, что доктор Гайсбери копошился в подвале, Мур буквально сидел на иголках. Он был безумно рад, что мужчина все же решился помочь им с Шоном в этой сомнительной авантюре, ведь у него было полное право назвать их сумасшедшими и потребовать в лучшем случае его попросту отпустить, а в худшем вызвать констеблей, чтобы те забрали тело, законно принадлежавшее им. И сам Шон предстал сегодняшним утром с неожиданной стороны. Его запала и эмоционального накала хватило на то, чтобы убедить доктора, Вестеру даже не было нужды вмешиваться, со свой стороны он лишь кивал и поддакивал, а когда гость потребовал предоставить ему нужное оборудование и материалы – предоставил все за считанные минуты, словно боясь нарушить это хрупкое сотрудничество.
Спустя три часа ожиданий они в Шоном сидели в обеденной, молчали по большей части и медленно попивали уже остывший час. Бейтс не спешил задавать никаких вопросов, лишь учтиво интересовался, не нужно ли кому-то что-нибудь еще. Когда доктор Гайсбери поднялся наверх, мужчины замерли, внимательно проследили его путь до самого стола, как он сел, и только после просьбы чашечки чая заклятие оцепенения было снято и Мур эмоционально махнул управляющему и тот понял все сразу же.
- Интересно… - Ответил профессор, когда доктор закончил изложение фактов, все это время он не переставал негромко ударять пальцами по столу, обмозговывая каждое произнесенное доктором слово, пытаясь узнать в этих бесчеловечных действиях что-то, с чем он мог сталкиваться раньше. – Мы с лордом Блейком тоже предположили, что девушка была из рабочего класса и не привыкла зарабатывать своим телом. Получается, мы не можем определить точную дату смерти? Если бы могли, у меня было бы больше возможностей определить причину проведения ритуала, если все-таки это он. Видите ли, пока мы тут сидели, я размышлял и сейчас Вы, доктор, несколько подтвердили одну из догадок. – Вестер поочередно посмотрел на мужчин и пододвинулся чуть вперед, откашлялся и продолжил, - Оккультные ритуалы используются для великого множества вещей, так же для их проведения используется огромное множество, кхм, материалов. В большинстве случаев они безобидны и не требуют для своего проведения никаких жертв, но порой бывают и те, которые требуют… Доктор, Вы сказали, что увечья несчастной были нанесены при жизни, и это имеет смысл. Я смею предположить, что на момент свершения ритуала девушка была жива и умерла по его завершению. Пока сложно сказать, какие именно цели преследует убийца, но могу предположить, что он экспериментирует. Мы знаем, что две предыдущие жертвы отличались от этой возрастом, полом, предполагаемым родом деятельности, а это значит, что оккультист ищет «подходящий материал». В ритуалах очень важна точность, если хоть что-то не будет подходить, с большой вероятностью, ритуал не состоится.
Профессор замолчал. Он пытался изложить свои мысли как можно четче, старался, чтобы его монолог не был похож на лекцию.
- За практику я не так много встречался с подобным, более того, сам лично никогда не занимался. Ритуалов, в которых требуется живой человек, известно не так много, но все они преследуют ужасные цели. И пока что единственное, что пришло мне на ум – убийца вытягивает жизнь из своих жертв, рисуя на их телах пентаграммы и знаки, призванные обездвижить тело и усмирить волю. Но сказать более я пока не в силах, слишком многое пока находится под вопросом.

+2

20

Только когда Мур стал стучать по столу пальцем и только когда Шон понял, что его это немного раздражает, до мужчины и дошло, насколько он устал. Что за плечами бессонная и полная стрессов ночь. И что постукивание его немного раздражает.
- Вестер, не стучите, пожалуйста, иначе мой мозг уснёт, как от гипноза, - в меру мягко проговорил Шон, с усилием надавив на глаза. Помогло, он снова вернул себя в состояние, как после кофе, лимона и завтрака.
- Дату? - доктор опустил глаза на записи, постучал по них карандашом, и сказал, - Нет, почему-же, тут проще, если предположить, что её выкинули в реку вскоре, после убийства, то она умерла примерно 50-55 часов назад. Учитывая состояние тела и то, что в воде разложение идёт быстрее. Скорее всего именно сразу. В течении часа-двух после смерти. Как я сказал, в ней осталось мало крови, если бы остатки успели свернуться, то воде было бы тяжелее вымыть её через раны. Если только кровь не сливали специально, тогда... тогда можно добавить ещё пару часов. Но я склоняюсь к диапазону 50-55, по степени разложения тела.
Договорив это док надавил на переносицу и взялся за чай, а Шон помрачнел ещё больше, на этот раз от предположения Вестера.
- Изуверские убийства, просто чтобы "подобрать материал"? Человечество переплюнет демонов в вопросах извращённости, - лорд с отвращением поморщился. - Доктор, вы с тела точно больше ничего узнать не сможете?
Гейнсбери замотал отрицательно головой.
- Как я уже сказал - не мой профиль. И то, сколько несчастная пробыла в воде. Не самый аккуратный способ заметания улик, кстати, закапывать было бы надёжнее. Самое надёжное - сжечь, о такой кострище привлёк бы внимание.
- Закапывать долго, - потёр подбородок в задумчивости Шон, - не то, что небрежно завернуть тело в какую-нибудь тряпку и выкинуть ночью с малолюдной набережной.
- Да, но вы говорите о серии убийств, рано или поздно на них бы вышли журналисты.
- И господа нашли бы козлов отпущения. И возможно в следующий раз бы стали закапывать. Скажем спасибо, что они слишком самоуверенны и оставляют хоть какие-то следы. Они знают, что их прикроют... - Шон опустил подбородок на сложенные домиком руки и на несколько секунд в гостиной Мура воцарилось молчание.
- Может это поиски продления жизни? Богатые и влиятельные никогда не хотят на тот свет, и не всегда готовы отдать за это душу, - проговорил лорд Блейк, посматривая на друга, - Может быть такой ритуал?

+2

21

Только что Шон озвучил то, о чем Мур боялся говорить. Одно дело, когда предположения остаются на уровне мыслей, когда они не произносятся вслух, другое дело, когда мысли эти облекаются в слова и становятся буквально ощутимыми. Произнеся их вслух, ты будто оживляешь их и от этого становится не по себе. Профессор был далеко не из пугливых, но все же до последнего хотел надеяться, что ошибается в догадках. Он не желал вдаваться в конкретику, надеясь, что доктор Гайсбери выдаст еще какую-нибудь подсказку, благодаря которой они смогу пойти по другому следу, но мужчина лишь смог назвать предполагаемое время смерти и теперь Вестеру необходимо было лишь обратиться к своему календарю, чтобы посмотреть не было ли в предполагаемый день какого святого праздника или других мероприятий, потому что очень часто оккультисты ориентируются еще и на это. Так же надо было связаться с патрульным Вилфордом и спросить в какие конкретно дни были обнаружены два других тела и постараться все сопоставить.
- Есть. – Сухо произнес профессор, отвлекшись от своих мыслей, затем прочистил горло, сделал глоток холодного чая и глубоко вздохнул. – К сожалению, есть. Кажется, сколько бы веков не прошло, в каком бы времени мы не жили, люди всегда будут искать способ жить вечно. Сначала они ищут философский камен, потом изучают оккультные науки и пытаются сотворить всевозможные зелья и эликсиры. Через сто лет они обязательно придумают что-нибудь новенькое, любопытство и жажда власти над чем бы то ни было никогда не знает границ.
Мур замолчал, пока Бейтс убирал со стола грязную посуду и принес блюдо с легкими закусками, предположив, что мужчины вероятно опять проголодались. Угадал он только на одну треть, потому что аппетит сохранился лишь у доктора, профессор был погружен в раздумья, а лорд, кажется, уже вдоволь насытился всем этим.
- Как я уже и говорил, лично мне не доводилось участвовать в подобном, да я и не сильно стремлюсь, но я знаю, скажем так, из достоверных источников, что такие ритуалы имеют место быть. К тому же, это далеко не редкое явление, не всем нравится заниматься благими делами, намного интересней приносить жертвы, иметь дело с кровью и луной. Есть в этом что-то мистическое, знаете ли. Идиоты… но да ладно. Прошу прощения, что говорю мне не по делу. Для ритуала вытягивания жизни подойдет далеко не каждый человек. Жертва должна подходить исполнителю, как один пазл другому, чтобы создать целую картину. Чаще всего подходят родственники, лучше прямые, но не всегда. Я даже не знаю всех критериев отбора, никогда не задумывался. Поэтому и предполагаю сейчас, что маньяк экспериментирует, то есть ищет подходящего человека. Увы, дело наше осложняется тем, что все три жертвы на первый взгляд совершенно никак не связаны между собой, а значит найти общих знакомых будет очень сложно, тем более, если действовать так как мы, то бишь неофициально. Но… мне кажется, есть один способ…
Вестер аккуратно посмотрел на мужчин, боясь шокировать их своими новыми идеями и предположениями. Шон то ввязался в это по собственной доброй воле, а вот доктор был невинной жертвой.
- Думаю, мы сможем «проникнуть» в память несчастной. Увидеть последние часы и минуты ее жизни. Но для этого, Шон, нам понадобится помощь Вашей знакомой.

Отредактировано Wester Moore (26 июня, 2018г. 07:51:43)

+2

22

Шон поперхнулся тем, что пил.
- Чт...что? Но разве воспоминания не уходят с душой? Ты мне как-то говорил об этом...
Доктора Гейнсбери поступил мудрее - он просто отставил чашку и тяжко вздохнул, понимая, что утро принесёт ему много открытий чудесных.
- Я присоединяюсь к вопросу. Также я как-то читал, может даже вашу работу, что оккультизм не может лечить смертельные болезни. Значит ли это, что старость к таким не относится?
Шон взял салфетку, вытирая уже не первой свежести из-за сегодняшней ночи пиджак и слушал идею Вестера. Похоже можно воспроизвести хотя бы часть событий как эхо, оставшиеся на ауре человека воспоминания могли запечатлиться на теле, на ауре. А что может быть запоминающейся мучительной смерти? Это звучало... ужасно интригующе. Признаться, в какой-то момент объяснения Шон поймал себя на мысли, что он просто хочет увидеть, как будет выглядеть такой ритуал, забыв даже, что им придётся наблюдать жуткое линчевание. Но стоило заговорить доктору, и Шон опять вспомнил в какой жестокой реальности они живут:
- То есть, вы хотите воспроизвести момент смерти? Дьявол, если это возможно, то тогда по своему оккультисту должно быть в каждом сыскном агенстве, - он узнал эти нотки. Эти нотки недоверия, лёгкого азарта, нотки человека стоящего на пороге нового, но пока в плену под сомнением старого. Он сам был таким совсем недавно... Готов ли Шон был втянуть в их игры нового человека? Или уже поздно, или он уже втянул?
- Здесь не только оккультизм, - осторожно сказал Шон, вздохнув.
- В смысле?
- У меня есть подруга, она знает практики, хм-м-м, общения с потусторонним. Не смотрите с таким скептицизмом, доктор. Хотя нет, смотрите. Я могу его понять. Девять лет назад я был таким же скептиком, но я боюсь наш мир совсем не создан для того, чтобы быть простым. Есть люди, общающиеся с потусторонним. Оно не всегда дружелюбно к нам, но порой везёт. Мадам Девон может помочь нам воспроизвести момент смерти, я ведь правильно понял? - он посмотрел на Вестера, дождавшись его кивка, - Она вудуистка.
- Вудуистка? Это вроде что-то из американских модных течений?
- Это африканская религия.
Доктор ещё с минуту переводил неспешный взгляд с одного абсолютно серьёзного и мрачного лица, помятого плохой ночью, на другое.
- Хорошо, - он сел выпрямившись, - Я вам нужен для этого?
Шон чуть печально усмехнулся.
- Возможно вы потребуетесь позже, но... нет, я думаю мы сможем сделать это сами. Если вы не хотите присутствовать.
Гайнсбери очевидно опять чуть замешкался, потом кивнул, будто бы себе.
- Если я вам понадоблюсь, может даже в этом деле, пишите. Господа, - он встал, давая понять, что прощается и Шон поднялся, крепко пожав ему руку.
- Спасибо вам, доктор. Вы правда очень помогли нам.
- Я надеюсь, это всё во благо, - он пожал руку Вестеру, коротко кивнул и пошёл к двери.
Когда мужчины проводили доктора на набирающую шума и гомона улицу, лорд Блейк вздохнул и хмыкнул.
- Я, признаться, был бы рад, чтобы вы познакомились за бокалом виски, но я уверен, Кол... мадам Девон не откажет в этом деле. Она же тоже женщина, в конце концов. Я напишу к вашему письму сопроводительное, расскажите ей всё что надо и что вы планируете делать, - и тут Шон не выдержал и широко зевнул, поведя шеей до хруста. - Но я думаю, нам не повредит немного поспать, друг мой.

+2


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Красная лента