Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, заинтересованные в интригах демоны, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
20.05
Хотели узнать больше о демонах и ведьмах? Тогда вам сюда! Пополнение матчасти.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)
06.03
С любопытством продолжаем следить за событиями в мире. Обратите внимание на обновление темы Что происходит?

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Не хотите чашечку замуж?


Не хотите чашечку замуж?

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Кристофер и Лилиан Сантары
5 ноября 1886

Вы думаете, только девушками сложно с матримониальным вопросом? Первенцу богатого графа, одному из глав адмиралтейства, молодому и успешному офицеру он практически мешает жить! Спрос на руку совершенно не радует старшего сына Сантара, но что поделать - не успел ты приехать в Лондон, как на серебряном подносе пачка визиток. И некоторые из них игнорировать чревато для будущего. Но ведь всегда можно сделать вид, что куда больше тебя интересует вопрос устроенности жизни младшей сестры. Да и Лили не помешает развеется.

0

2

Было странно сидеть в гостиной одному. Отсветы пламени камина рождали в дальних углах комнаты чернильные тени, которые извивались, двигались в танце. Казалось, что это тени пяти молодых людей, весело проводивших время в родных пенатах много лет назад. Потрескивание дерева, съедаемого огнем - звучавшие разговоры. При должном уровне воображения можно было даже узнать некоторые слова. Оставленные, никому не нужные образы.
Кристофер откинул голову на мягкую спинку кресла и прикрыл глаза. Тепло камина и приглушенный свет будто замедляли мысли и делали веки тяжелыми, но спать в гостиной было не само лучшей идеей. Нужно было разбудить силу воли и закончить дело, начатое еще до ужина. Кристофер вернулся домой всего два дня назад, а уже столкнулся с большой и злобной тварью, имя которой было «приглашение на прием»- куча, куча писем полонила стол: « Уважаемый мистер Сантар, до нас дошли вести, что вы прибыли в Лондон после столь долгого отсутствия, мы с моей дочерью…», « Кристофер, мы выражаем надежду, что вы посетите…», « Кристофер! Надеюсь, ты задержишься в Лондоне, буду рад тебя видеть…», «Мистер Сантар… ваше путешествие… приглашаем…» - именно из трех этих фраз состояло содержание каждого письма, в разном оформлении и стиле, но суть от этого не менялась.
На миг у мужчины промелькнула мысль случайно уронить приглашения в камин и сделать вид, что он ничего не видел, но рука уже абсолютно на автомате выводила буквы ровным, красивым почерком, соблюдая правила приличия в написании отказа или откладывая в сторону интересные, на его взгляд предложения. «Кристоф, дорогой! Я столько раз писала тебе в Индию, но мои письма оставались без ответа, но ничего, теперь когда ты придешь ко мне на прием, я лично раскрою тебе их содержание.» - Кристофер тихо хмыкает, попутно отпивая вина из бокала.  Он хорошо знал отправительницу данного письма - вдова Джексон, дамочка в теле и с небольшими усиками на верхней губе, никогда особо не церемонилась в своих выражениях и вот уже несколько лет пыталась добиться руки молодого виконта. Кристофер уже потянулся за пером, готовясь придумать для вдовы душераздирательную историю, по причине который он ну никак не может явиться к ней, но потом его взгляд зацепил список приглашенных гостей. Нет, он просто не мог отказать себе в удовольствии пообщаться со столь полезными личностями…
- Прошу, пожалуйста перестань так делать, еще немного и я начну думать .что наш дом полон призраков. – Кристофер оторвался от изучения писем и перевел взгляд на Лили, которая практически бесшумно возникла в гостиной. И хотя он был дома уже второй день, Кристоферу все еще казалось, что он все еще никак не может догнать события. Словно мыслями и чувствами он остался в том моменте, где он готовится отплыть в Индию. Где еще ничего не произошло, где обитатели дома были сами собой, а не лишь незаметными тенями.
- Я изучаю эти письма весь вечер,но меньше их почему-то не становится, еще немного и я решу, что здесь замешаны потусторонние силы. - Кристофер всегда умел начинать беседу так, будто бы вы уже обсудили погоду, настроение и свежие новости из жизни соседей, и можно наконец перейти к чему-то важному.
- Знаешь, я бы не удивился, если бы приглашения на прием доходили мне даже на корабль в бутылочно почте.- Саркастично замечает Кристофер и коротко смеется, стараясь  вызвать у Лили  хотя бы малое подобие улыбки.  Мужчина даже привстал с кресла, притянул сестру к себе за талию и обнял, убирая прядки темных волос со лба и щек. Ему не нравится, когда она хмурится и, когда расстроена. И больше всего в такие моменты хочется вернуть их беззаботное детство, когда все трудности и разногласия решались так легко и просто. И почти все решалось. Кристофер многое замечает, он уже давно научился наблюдать за людьми, так что подавленное состояние Лили просто не могло скрыться от его глаз. Не скрылся и взгляд, которым то и дело одаривал его младшая Сантар. Это напоминало детскую веру в то, что большой брат обязательно все сможет, в овсем разберется и со всем справится. Это было безмерно мило, вот только Кристофер до конца не понимал ,что происходит,  впрочем… Развеять тоску Лили может и правда было в его силах. На миг на лице Сантара отразилась довольная улыбка -убить двух зайцев, совместить приятное с полезным и пойти на прием к полезным людям под благородным предлогом, в поиске жениха для младшей сестры.
- Скажи, милая, как давно ты была на званных вечерах?

Отредактировано Christopher Santar (3 апреля, 2018г. 19:18:09)

+2

3

У всех есть недостатки, и как бы леди Лилиан не заверяли в её "непогрешимости", она в себе видела их не меньше десятка. Одним из таких Лили могла смело назвать то, что в тревожные дни постоянно искала общества близких, порой ходя за ними хвостиком под самыми разными предлогами. "Хочешь ли чая? Можно я тут почитаю? Я просто присяду рядом?"
Такое случалось не часто: так она ходила за Вальденом, когда пропала Аленари; так она просиживала в кабинете доктора Ливингстона, когда Алек с отцом разругались в пух и прах и брат уехал; так она сейчас ненавязчиво старалась ходить за братом, будто за огоньком в холодной пещере. Лили раздражала этим саму себя, но всё получалось почти бессознательно. Вот она сидела в своей комнате, пытаясь заняться вышивкой, и потом ей приходит в голову идея узнать, как там поместье в Индии, и...
- Прошу, пожалуйста перестань так делать, еще немного и я начну думать .что наш дом полон призраков.
- Прости, - смутилась Лили, характерно зарумянившись. Она слишком навязчива, а ещё постоянно извиняется. Вот пусть потом скажут, что она "безгрешна". Разве так встречают тех, с кем не виделись год. Год! Лили выдала улыбку, пряча поглубже зуд в мыслях о том, что дом их полон призраков, наверное, в буквальном смысле, - Мне всегда казалось, что ты слышишь наши шаги с другого конца коридора. По крайней мере собравшихся на шалости Аленари и Алека ты всегда подлавливал в самый неподходящий для них момент.
И хотя Лили и раздражала эта её маленькая слабость, отказать в ней она себе не смогла, не спеша уходить. Наверное пока не прогонят. Тем более - ей было приятно разглядывать Кристофа: с Индии брат вернулся с характерным загаром, казалось стал ещё более подтянутм и, кажется, чуть более резким в чертах лица. Что-то неуловимое будто доносило вместе с ним запах индийских масала и шелест пальм, воскрешало в памяти огромные бутоны тропических цветов. Индия оставила в душе Лили много противоречивых чувств, но пол жизни она была её домом.
- Знаешь, я бы не удивился, если бы приглашения на прием доходили мне даже на корабль в бутылочно почте.
- Как-только технический прогресс дойдёт до этого, придётся заводить для них отдельное бюро, - кивнула Лили, ничуть не льстя. Она прекрасно понимала, что её брат очень желанный жених и такое отношение к нему, все эти десятки писем, казались естественным. - Ты же прекрасно знаешь способ перекрыть этот канал эпистолярного безумия, - в этот момент в глазах Лили мелькнула хитринка, - но обручать себя ни с кем не спешишь. Значит считаешь это зло меньшим.
Хорошее настроение заразительно, а душевное тепло, оно как напуганный котёнок - погладь, и сразу прижмётся. Девушка обняла брата рукой за плечи.
- Недели две назад, - немного рассеяно ответила девушка, - Сезон закончился и знаешь, многие разъехались. Ты нашёл для себя интересное приглашение? Или особо неинтересное?

+2

4

Характер человека могут выдать даже малейшие телодвижения или мимика, которым часто никто не придает особого внимания, но если приглядеться и понаблюдать, то можно читать собеседника, как открытую книгу. Человеку сложно изменить привычки, ибо привычка по сути своей правило жизни, ставшее инстинктом и плотью человека.  Так и сейчас, все эти незамысловатые жесты выдавали в Лили огромное желание побыть в компании,что ж Кристифер не был против.  Он изо всех сил старался сдерживать смех, наблюдая, как девушка краснеет, извиняется, а потом, словно вспоминает с кем имеет дело,  и с хитрой улыбкой на лице выдает старшему брату провокационные вопросы.
- Ты нашёл для себя интересное приглашение? Или особо неинтересное? - Ему потребовалось ровно секунда чтобы переварить последний вопрос и не выдать своего удивления. Слишком уж прямолинейно звучат подобные слова для его маленькой наивной сестренки. А потом он вспоминает, что маленькая сестренка уже далеко не наивна, так что Кристофер просто садится обратно запрокидывает голову на мягкую спинку кресла и заливисто смеется. Тепло, удобно и приятно. Комната расплывалась, приобретая причудливые очертания. Тени танцевали все отчетливее и их плавные движения убаюкивали, а потрескивание дров в камине превращалось в колыбельную. Кристоферу было приятно наблюдать за этим действом, отвлекаясь от тревожных мыслей в голове. Языки пламени яростно плясали на своих жертвах, поедая, обращая в пепел и этот свет помогал мужчине не терять из виду свою собеседницу, которая в отблесках огня предстала совершенно сказочным существом со своей безусловно очаровательной улыбкой, за которой пряталось что-то... что-то другое,тревожное? Впрочем, может ему это показалось, и они оба просто устали за этот день.
- Ты как всегда - быка за рога, да? - ухмылка уголками губ удачно подчеркивала веселых чертиков в глазах. – В этой семье хоть кто-нибудь кроме Вальдена может излагать свои мысли без дольки сарказма? - Несмотря на некий упрек в голосе, Кристофер довольно щурится, в душе зарождается чувство гордости за проницательность сестрички, кто бы мог подумать, что он соскучится по этой традиционной семейной манере разговора. Впрочем, высказывание про его обручение Сантар без зазрения совести позволяет себе оставить без ответа. Нет, он не был против возможной помолвки и принял бы любую даму в свои жены, которая сыграет достойную партию его семье, а главное - принесет выгоду. Но отец пока что не ставил этот вопрос, а сам Кристоф был достаточно смышлен, чтобы не будить лихо пока оно тихо.
- Знаешь, Лили, в моей жизни очень много лиц. Имена, встречи, разговоры… Все то, что составляет мою деятельность и заполняет время вокруг нее. Но все эти лица – они мелькают и забываются, имена слышатся и остаются буквами на бумаге. – Кристофер с неким пренебрежением кивнул на стопку писем, словно это были не приглашения, а надоедливые мухи
- Но среди этих лиц есть действительно достойные внимания. И не только моего. Мне написала моя старая…- Кристоф сделал легкую заминку, стараясь подобрать нужное слово для описания вдовы Джексон. - … Знакомая. Нам (не) повезло оказаться на соседних местах за столом на одном приеме, нужно было говорить о чем-то и, кажется, я тогда слишком перестарался с комплиментами, не важно. Главное, что у этой дамы достаточно много интересных связей, и тебе бы, дорогая моя, было бы не лишним завести полезные знакомства.  Может мы даже сможем отыскать тебе достойного кавалера, а то твой вкус на мужчин всегда был ужасен – Сантар хитро улыбнулся, - вспомнить хотя бы того мальчишку, сына соседа-виконта.- смеющимся голосом проговорил он, а после рука скрыла лицо, потерев лоб и давая возможность вернуться на стезю серьезного предложения. Сейчас в нем боролись желания и стремления. После целого года свободы в Индии, ранее неощутимые ограничения Лондона выделялись как нельзя лучше. Давили, душили. Заставляли думать по-другому. Искать варианты вернуться к былому и тянуться к возможным перспективам. Он не мог отказаться от приглашения, но одна только мысль, что вдова Джексон будет нашептывать содержание сомнительных писем, щекоча его ухо своими усиками, заставляла Криса содрогаться. Так, что Лили, которой просто необходима была встряска, как нельзя лучше вписывалась в эту ситуацию.
- Так каков будет твой положительный ответ, сестренка? -  Кристофер легонько ударил пальцем миловидный носик девушки, всем видом давая понять, что возражения просто не принимаются.

Отредактировано Christopher Santar (6 апреля, 2018г. 00:14:54)

+2

5

- Ты как всегда - быка за рога, да?
Лили удивлённо посмотрела на брата, а тот бессовестно смеялся. Понятно, над ней опять потешаются. Ну знаете! Она может не оставаться в долгу!
– В этой семье хоть кто-нибудь кроме Вальдена может излагать свои мысли без дольки сарказма?
- Нет, - Лили отразила его чёртики в глазах, - Ты слишком усердно воспитывал его в нас.
Ей ужасно льстило и одновременно ужасно смущало это довольство в глазах Кристофа. Было видно, что дома и с ней ему хорошо, это ведь прекрасно, да? Но ведь он не знает... ничего  о том, как его "сестричка" порой проводит время... Лили опустила глаза, съедаемая странной совестью, но она уже улыбалась. Хоть кто-то в этом доме смеётся. Последнее время это стало редкостью.
Кристоф продолжил беседу с интонациями лёгкого пренебрежения о окружении, что было, конечно, цинично, но свои Лили прощала многое из того, что не простила бы другим. А вот слова про вкус царапнули, и брат даже не знал насколько глубоко.
Это он ещё про... то что было с Ароном не знает! И не узнает. Лилиан думала о возможной встрече этих двух с паникой и содроганием, а о своём решении октябрьским вечером - с грустью и тоской. Он так резко говорил тогда...
- Я всегда ценила в людях душу, - немного оробевшим тоном, будто оправдываясь (а так оно и было), проговорила Лили и потом тряхнула головой, переводя тему. - Значит я пойду отдам распоряжения о карете.
От ставшего неловким и неудобным разговора Лили просто ретировалась.
***
Любые тревоги и недосказанности так просто спрятать в бытовой суете. Сначала Лили отдавала распоряжения о карете, потом выбирала туалет, украшения, женские мелочи, давшие ей время успокоиться. "Ужасный вкус на мужчин", да? Может быть брат прав? Лили помнила беседу с мамой Арона, добрая и замученная женщина, которую оттолкнул её первенец, что может быть ужаснее? Она вспоминала молодого друга Индии, он вроде так и живёт там? Хищного красавца Беккита, вроде он был позже замешан в скандалах? Но, в сущности, никто больше её никогда не заставлял, теряться, краснеть и переживать сразу по пять эмоций в одну минуту, как это делал Арон. Но сейчас она поставила точку. Надо следовать выбору до конца, ведь так делают Сантары? Уговорив себя в этом, Лили встала перед зеркалом, равнодушно осмотрев сиреневое с бежевым платье с атласного шёлка. "Красивое", - вот и всё, что можно было сказать о нём, да и как считала сама девушка - о ней.  Тряхнув головой, и оправив аккуратную гульку, к времени отъезда она спустилась уже улыбчивая и, как ей казалось, готовая к любым сюрпризам вечера.
- Тебе всегда шла форма, - улыбнулась она Кристофу, пока горничная подавала ей тёплую осеннюю накидку, шляпку, муфту. - Мне кажется, ты можешь спокойно носить её вместо сюртука. Знаешь, - продолжила она, уже выходя из дома и беря его под локоть. Ей так хотелось рассказать что-то приятное сейчас, наверное она заранее боялась испортить вечер. Или просто скучала, ведь это только близнецы могут общаться со старшим братом не иначе, как эпистолярно. Лили хранила в своей шкатулке памяти множество моментов тёплых, забавных, даже нежных. Ну вот кто её первый раз учил вальсировать? Кто прислал первым ту самую обезьянку? Лили верила, что в глубине души Кристоф душевный и семейный человек. По крайней мере, ей было приятно так думать, - Иногда я фантазировала, какой человек может оказаться рядом с кем из моих близких. Кто может стать парой Алеку и Аленари, какой бы стала вторая жена Вальдена, и кто бы был рядом с тобой, - Она села в карету, опираясь на его руку, и продолжила уже там, - Наверное она была бы сильно моложе. Я всегда думала о девушке с золотисто-рыжими, или, наоборот, чёрными волосами. С хитрым взглядом и приподнятым подбородком, будто бы она всегда смотрит чуть-чуть вверх. Она, наверняка, была бы одной из первых невест в сезоне. Наверняка, игривая и любительница званных вечеров. Мне кажется, любая другая девушка бы просто быстро потерялась в твоей тени.

платье Лили

https://i.pinimg.com/564x/83/19/80/83198020eb5d5480f71af7f029c0527b.jpg

+2

6

Лили описывает ему образ прекрасной дамы, которая неплохо бы смотрелась в роли его супруги, на что Кристоф мягко улыбается. Иногда он забывает насколько разные у него сестры, скажи ему кто-нибудь, что он будет вести подобный разговор с Аленари, Сантар бы сразу посоветовал обратиться к специалисту. Впрочем мечты Лили, что она  когда-нибудь в обозримом будущем обязательно встретит подходящего человека. Влюбится, выйдет замуж, заведет семью и счастливо проживет остаток своих дней устраивали Кристофа куда больше, чем амбиции их домашнего лейтенант-коммандера в юбке.
- Игривая, привлекающая внимание, что ж, звучит весьма недурно. – Кристоф аккуратно облизал губу  и усмехнулся, вспоминая, как одна « игривая» дамочка, перед его отъездом из Индии,  крепко укусила его в порыве страстного поцелуя.  Впрочем, сравнивать английский и индийских женщин было пустой тратой времени. Каждая из индианок, знала невероятную привлекательность своей природы, оперируя и используя язык тела, чтобы притянуть к себе. Их движения обжигали, соблазняли, завораживали, с английскими дамами было все иначе, сложнее.
- Итак, раз уж с образом подходящей мне женщины мы разобрались, обратимся к тебе, ну ка опиши мне образ твоего идеального партнера. – Кристофер не скрывает ни легкой издевки в голосе, ни того факта, чсто ему доставляет удовольствие задавать сестре столь неловкие для нее вопросы. В конце-концов, не он затронул эту тему.
***
Если бы Кристофер писал мемуары – а некоторые считают, что каждый уважающий себя благородный наследник дома, обязан был писать мемуары  – он бы обязательно упомянул этот вечер. Как классический образец светского раута: мерцание свечей и ламп в украшениях дам, не громкие беседы, вежливые улыбки. Огромный зал утопает в мелодиях, чинно сменявших друг друга. Плавные движения пар, кружащих в ритме вальса. Одни и те же лица, мелькающие на приемах, затем – новенькие, надолго не задерживающиеся ни в привычных кругах, ни в памяти постоянных обитателей подобных мероприятий. Одни и те же вопросы. Громкие голоса. Смех. Наигранное любопытство. Перешептывания. И косые взгляды, бросаемые оппонентками друг на друга. Обычно, все помещение было забито людьми, в воздухе царили запахи духов смешивающихся с ароматами блюд, подаваемых в зале. Все люстры ярко сияли.  Люди толпились в проходах между залами, около столов с закусками, на балконах. Они ели, пили, болтали, танцевали.
Сегодня Кристофер  и Лили были единственными из Сантаров, кто появился на банкете, впрочем, если уж быть честными, даже один Сантар на торжестве , по мнению Криса, - величайший жест благосклонности с их стороны. Обычно Кристоф быстро вливался в компанию. Дамам нравилось, когда молодой виконт разбавлял свою речь комплиментами на индийском (хотя  он знал от силы два десятка фраз и все их с трудом можно было назвать комплиментами, но никто же не знает) и учтиво целовал их нежные руки. Обычно подобное общение могло длиться часами, однако сейчас Кристоф мог себе позволить переключить свое внимание на более занятное общество, мол простите дамы, но сейчас интересы сестры на первом месте, поэтому мы удалимся во-о-он к той компании профессоров.
Неожиданно от предвкушения полезных знакомств и разговоров Кристофера отвлек чей-то взгляд, который невозможно было не почувствовать на себе. Он поднял глаза, проигнорировав очередной вопрос от хихикающих девушек, которым все же пришлось уделить немножко внимания, и тяжело вздохнул – к ним, словно Ледоколом сквозь Арктические просторы  двинулась вдова Джексон, игнорируя откровенные взгляды, липшие к ней будто мухи, и в принципе не замечая ничего на своем пути, за ней по пятам следовала одна из подруг.
- Кристоф, дорогой! Я знала, что ты не сможешь отказать в моем приглашении!  - Судя по хитрым искрам в глазах, прекрасные дамы уже устроили себе веселье получасом ранее, так что нет особенного смысла в принципе уточнять, что же на уме было у хозяйки приема. – Мое обещание рассказать тебе содержание писем все еще в силе, я помню каждое-каждое сло-- - Женщина осеклась, переводя взгляд на стоящую рядом Лили, явно принимая ее за соперницу,  а после одарила ее таким взглядом, словно хотела сжечь прямо тут, на месте. – Не представишь нам свою милую спутницу? – Это было произнесено таким голосом, что Сантар невольно забеспокоился за сохранность сестры, и за свою собственную, к слову тоже.
- Рад тебя видеть, Изабелль - с терпеливой любезностью наконец произнес он, его губ коснулась едва заметная снисходительная полуулыбка, вуалью игры света и тени отразившаяся на лице. Мужчина в фальшивой расслабленности медленно моргнул, смахивая с ресниц налет тлетворной пыли проклюнувшегося недовольства.
- Я бы с огромным удовольствием послушал содержание твоих писем, - едва ли не мелодично на выдохе произнес Кристофер, понизив голос до бархатного полушепота, срывающегося с губ в унисон с полуприкрытой надменностью, - Но, боюсь сегодня моей первостепенной задачей является поиск достойной партии моей дорогой сестре Лилиан. – Кристофер словно невзначай отступает за спину сестры( что вовсе не было похоже на живой щит) и не без удовольствия наблюдает этот стремительный перепад эмоций вдовы Джексон от напряженной враждебности к недоуменной растерянности, а после к милой улыбке и явному облегчению.
- Ах, я вас помню! – Вмешивается до сих пор молчавшая подруга хозяйки торжества. – Это же вы общались и танцевали с тем милым молодым капралом! Как жаль, что он больше не появлялся на приемах, вы продолжаете с ним общение, мне показалось , что явно был вами заинтересован! – Теперь настала очередь Кристофера меняться в лице, он успевает посмотреть на сестру с немым вопросом в глазах и уже собрался было кое-что уточнить, как музыка разделяет их на танцы. Он – с вдовой Джексон, она  - с приличным на вид кавалером, которому Кристофер дал разрешение. Лишь только на третий танец им удается вновь сойтись вместе.
Музыка стрелой взмыла к высоким потолкам, разбиваясь о преграду хрустальных слез роскошной люстры на позолоченной цепи, и рассыпалась мириадами нотных капель, брат и сестра двигались слаженно, вначале медленно, а затем все убыстряя темп, танцоры сплетали руки, кружились, расходились, менялись местами.
- Итак, о каком молодом «неравнодушном» капрале шла речь? - Кристофер сощурился, одарив девушку пристальным взглядом, он говрил пока без упрека в голосе, только с чистым любопытством, но стоило ли намекать, что эта новость его сильно заинтересовала? – Ты не писала об этом, видать, он действительно был запоминающимся, раз привлек внимание стольких дам. Я определенно пропустил слишком многое.

+2

7

Приём, для проходившей последние несколько месяцев по приёмам Лили, был не примечателен до скуки. Здесь не было ни лихих кавалеристов с гитарами, которые собирали на себя внимание девушек, ни фокусников мистера МакКархи, ни каких-то других вычурных приблуд. Но если говорить честно, даже с ними он был бы для Лили бесцветным. Звенящим. Пустым, как старые бокалы расставленные в серванте. Сегодня от череды этого утомительного в своей сладости высшего общества спасало то, что она пришла сюда с братом, и его общество, спустя год, было настолько приятным, долгожданным, что она легко подхватывала его шутки. и не обижалась на мимолётные остроты, иногда слетавшие у Кристофа, как некоторая привычка речи. Чем дальше они отъезжали от дома, тем легче становилось, будто невидимое зыбкое болото выпускало из своих тиск. И Лили уже улыбалась совершенно искренне, открыто, плавно ходя с братом по залам и поддерживая беседы с профессорами. наверное, лучшее из возможных тут обществ. Ещё в начале вечера пара солидных, седовласых, но приятных мужчин попросила у Кристофа пару танцев, так что контраданс и мазурка были "заняты". И судя по довольному блеску в глазах брата, эти господа были ему весьма интересны в делах.
Так было всегда, что-то в глубине наших близких делает их черты другими, и только зная их много лет можно понять, что именно. Так у Вальдена разглаживались черты при назначении и, конечно же, при возвращении к Эмили, у Аленари - перед охотой, её большой страстью, у Алека - перед скачками и прочими азартными забавами, а у Кристофа - в предвкушении хорошей сделки или хорошего общества. Женского, в основном. Отметив эту перемену в его лице, Лили посмеялась мягко и покачала головой, поддерживая разговор с профессорами очень неглупыми вопросами. Она же не зря проводила столько часов на лекциях Бримстоуна? Когда за спиной раздался такой сладкий и такой фамильярный голос, что лично Лили сочла его почти оскорбительным.
- Кристоф, дорогой! Я знала, что ты не сможешь отказать в моем приглашении!
Лили обернулась, чуть удивлённо, увидев немолодую уже, не первой свежести женщину, которая могла попасть под определённые каноны красоты. Тех мужчин, кому женщин надо было побольше. Определённо, Кристоф никогда не питал страсти к дородным дамам, но его тон и ответ ошарашили Лили ещё больше фамильярности дамы, в которой она по разговору признала хозяйку вечера. сильно смутившись собственного удивления на лице и растерявшись окончательно, не зная, как приветствовать даму правильно. По социальной лестнице дети графа Бэкингем были выше вдовы барона, который был ещё и безземельным, но вот фамильярности брата... Нет, серьёзно, ведь все эти любезности не значат, что ему нравятся такие... кхм, дамы?
Дамы, очевидно, пребывали ответно не лучшего мнения о маленькой худенькой Лили, одна из них даже обожгла её какой-то враждебностью.
- Но, боюсь сегодня моей первостепенной задачей является поиск достойной партии моей дорогой сестре Лилиан, - наконец сказал Кристоф, и Лили получила странное удовольствие наблюдая за тем, как меняются выражения лиц дам. Внезапно ей стало понятно, как минимум то, за кого её приняли. Вот как.
- Прятно с вами познакомиться, - проговорила Лили, с приторной вежливостью, улыбнувшись на минутную рассеянность снисходительно. На самом деле ужасно неприятно. Где брат находит таких знакомых?!
- Ах, я вас помню! - со странным ликованием проговорила одна из мармалючек.
- Правда? - вежливо уточнила Лили, давя желание схватить Кристофа за локоть и увести подальше.
- Это же вы общались и танцевали с тем милым молодым капралом!
Лили похолодела.
- Как жаль, что он больше не появлялся на приемах, вы продолжаете с ним общение, мне показалось , что явно был вами заинтересован!
Примёрзла к полу. Поняла, что ей сейчас меньше всего на свете хочется поднимать глаза на Кристофа. Но их спасла музыка. О, как же Лили любит танцы! Буквально обожает! Вот танцевала бы весь вечер напролёт и желательно, чтобы Кристоф при этом пил в приятной ему компании. Но, как оказалось, брат за год не поменялся ни на один волосок. Он был всё также терпелив. спокоен, умел ждать и умел поймать момент. Например - вальс. "Чудесным" образом на последний танец у Лили не оказалось пары и брат тут же вызвался, прямо таки выразил желание потанцевать с ней, раскланявшись в извинениях перед хозяйкой вечера. Лили не знала, что в ней сейчас кричало громче, совесть, довольная тем, что брат отказал вторым танцем и не пустил по светской богеме ненужных слухов, или жалость к себе, ведь внимательный взгляд карих глаз предвещал вопрос, и вопрос был озвучен почти что после поклона о начале танца.
- Итак, о каком молодом «неравнодушном» капрале шла речь?
Этот его взгляд... За это время Лили успела отвыкнуть, что под таким спокойным и вроде просто заинтересованным взглядом можно чувствовать себя, как-будто факир перед распустившей капюшон коброй. Она не должна сказать лишнего...
- Просто красивый джентльмен на балу, - с напускной рассеянностью ответила Лили, но если щёки прикрывала пудра, то грудь под блестящим бриллиантами ожерельем характерно покраснела. Как легко врать, когда прикрываешь кого-то другого! Близнецов от отца, или слуг. Но стоило говорить о себе, и Лили терялась. - Я думаю, их привлёк он сам, ну и тот факт, что я согласилась с ним потанцевать один танец, - "после которого Алек уволок меня из зала...", - да. Брат не знал очень многого. - Женщинам Лондона труднее находить темы для беседы, в индии их всегда подаёт война, - попыталась она мягко увести тему, улыбнувшись Кристофу и проходя у него под рукой в фигуре вальса.

+1

8

Кристофер отлично помнил свой первый прием, на который его взяли еще мальчишкой, тогда ему отчаянно не хотелось, чтобы этот вечер заканчивался, ведь Сантар знал, что за этим последует: следующий день, а за ним - еще один, и так вплоть до начала учебного года - невыносимо. Почему жизнь должна состоять из серой суеты и лишь иногда вспыхивать позолоченными красками удовольствия? Конечно, лишь во тьме виден свет, но отчего его так мало? Что за скудные подачки судьбы? Про себя маленький Кристоф решил, что как станет главным в семье, будет устраивать приемы так часто, как его душе будет угодно. В его доме вечно будет струиться чарующий золотой свет от резных канделябров, а дорогие ковры будут мягко струиться под ногами гостей, в то время как игристое шаманское не будет увядать из изящных бокалов. Музыка бы все играла и играла. И в центре он: радушный хозяин, любимый всеми.
Теперь же почти все танцы на званых вечерах были не развлечением для Кристофера, а формальностью и признаком хорошего тона у молодого человека. Поэтому каждый танец на приеме был для Сантара сравни уважительному жесту перед всей прекрасной половиной торжественного вечера. Стоять в стороне - значит проявить свою невоспитанность и опустить репутацию семьи в чужих глазах. Какой джентльмен откажет даме в развлечении скрасить ее вечер своим галантным поведением? Он всегда был зависим от мнения общества, потому что являлся не просто его неотъемлемой частью, а хотел стать центральной фигурой в этой системе. Так что, если обществу требовался улыбчивый молодой человек, умеющий  развлечь разговором во время танца, он снисходительно дарил этот образ, потому что понимал: общество будет относиться к тебе ровно также, как ты к нему. Так, что как бы Кристоферу не хотелось поговорить с Лили, формальности надо было соблюсти, за то теперь никто не смог бы упрекнуть молодого виконта за его желание потанцевать с сестрой.
Классика всегда несла эстетическое спокойствие, рождая чарующую гармонию, разливающееся теплым очагом где-то в области солнечного сплетения. Не все композиции нравились Кристоферу. Лишь исключительно глубокие, с высокими взлетами, но не слишком крикливые. Он любил трагедию, где сотни тяжелых нот, вальсируют с отчаянными эмоциями, рожденные под вздохи органа. Любил жалобный стон скрипки и чарующие ноты пианино. Но тереть не мог нечто до безобразия помпезное, рождающее ассоциации с пламенным салютом. Нет, его манило кромешное и таинственное. Пошла вторая часть сонаты, отличающаяся мрачной прискорбностью темпа, но сквозь мглистый дым искрились проблески, придающие невольную загадочность. Звуки ткали хрупкую атмосферу таинственности, которая как никогда подходила для развивающейся ситуации.
Все уже давно привыкли к тому, что Лили всегда невольно сравнивали с их покойной матерью: внешность, мягкий характер, даже тембор голоса, и все же Кристоф знал, что малышка Лили была похожа на отца и старшего брата больше, чем сама того ожидала ( или хотела). Взять хотя бы  умение управлять словами. Игра в слова – материя очень тонкая и чувствительная. Не та интонация, лишний звук – почти все может поставить победителя в положение проигравшего. Сантары всегда это знали и всегда играли прекрасно ( ну по крайней мере некоторые из них). С малых лет его сестренка уже умела  искусно прикрыть словами близнецов, сгладить зарождающийся конфликт,  тонко перевести тему в другое русло и это обычно неплохо работало. Сработало бы и сейчас, если бы Лилиан вела этот разговор не с Кристофером.
- Просто красивый джентльмен? - Недоверчивый прищур, буквально призванный просверлить собеседницу насквозь, невозможно было перепутать ни с чем. – Настолько красивый, что запал в душу всем дамам на том приеме? Мне даже интересно, продолжай, должен же я знать какие типы мужчин нравятся моей сестре. – С ноткой иронии продолжил он, явно намекая, что так просто сестренка от него не отделается. Пара изящных движений, разворот - танец диктует свои правила. Кристофер изящно увернулся от взгляда Джексон, которая пытливо выискивала Сантара в толпе изысканных нарядов.
- Эта же война, которая подает темы для беседы женщинам Индии, отнимает у них и мужчин. – Поддержал беседу Крис, делая вид, что попался на крючок, впрочем после очередного поворота продолжил: - Для женщин Лондона в этом отношении открыт огромный простор, но почему то всем в душу запал именно тот загадочный красивый молодой человек, который по словам Изабелль больше не появлялся и на одном приеме. - Донельзя внимательный, пристальный и смелый, взгляд Кристофера словно обволакивал свою "жертву" и вместе с тем пронзал насквозь, проникая в чужую душу подобно острому ножу, легко проходящему сквозь теплое масло. Казалось, он видел в глазах напротив все до последнего оттенка - и ни одна метаморфоза не укрылась бы от него, как ни старайся. Ничто не говорит о состоянии и настроении человека красноречивее, чем языктела. И этот язык Кристофер инстинктивно понимал уже сызмальства. Уголки губ молодого мужчины едва заметно напряглись, когда он заметил, что девушка напряжена, натянута, словно струна. Было совершенно очевидно, что она просто-напросто не хочет отвечать ему, потому, что боится ответить. Он чуял исходящий от нее страх и буквально ощущал, как холодна сейчас кожа ее рук.
- Ты так раскраснелась, тебе жарко? Нехорошо? Нужен свежий воздух?–  Учтиво осведомился он, замечая состояние сестры. – Ты же знаешь .если у тебя какие то проблемы, ты всегда можешь обо всем мне рассказать. – Добавил он в тему плохого самочувствия, однако в его словах слышался намек на нечто большее.   Он должен точно знать, что происходит в жизни Лили, и не окажется ли под «красивым джентльменом» еще один секрет. Тайна, посвящать в которою Кристофера не стали. Кристофер не кричит, не спрашивает в лоб, не лезет разбираться, он просто кружит младшую сестру в танце  и легкими намеками, словно играя словами, спрашивает: « Есть ли что-то еще, о чем ему стоит узнать». Он не сомневался, что Лили это прекрасно понимает, что если не расскажет она, он рано или поздно доберется до всего сам – в этом была еще одна отличительная черта их семьи.

+1

9

Умение брата из каких-то мелочей, ненавязчивых деталей и оброненных фраз строить цельную картину прежде всегда восхищало Лили. Подумать только - ты вёл светскую беседу с индийским навабом, а после, выйдя в пряный вечер Индии и сев в гхари, Кристоф мог с лёгкой иронией и проницательностью рассказать о политической обстановке в этом княжестве, о сторонниках и недругах наваба и о его характере. Так удивительно, правда? Так восхитительно!
Так опасно!
Лили крайне редко приходилось попадаться в эту игру, когда мужчина будто бы пускал в лабиринт и параллельно закрывал в нём проходыю, пока ты не выйдешь туда, куда он хочет вывести тебя. И что то было? Детские шалости? Украденные с кухни сладости, которые она относила индийским детям? Стыдно, неловко, виновато, но не опасно. Всего лишь игра. Могла ли она сейчас с уверенностью сказать, что в этом словесном вальсе брат не разозлиться на правду?
Нет.
С уверенностью могла сказать, что ВСЯ правда, пока доверенная разве что Аленари, может привести к... плохим последствиям. И не факт, что для ней. Ах, если бы вопрос был только в испорченном вечере!
Что же остаётся? Танцевать, и в музыке и в словах, танцевать, пытаясь найти лазейку из лабиринта раньше, чем брат закроет нужный поворот.
- Это от танца, - врёт Лили, внутри сжимаясь под взглядом Кристофа, Проиграв эту недолгую битву взглядов, он отвела глаза. - Не все кавалеры заядлые любители торжеств, вспомни Алека, его выразить уважение к другим разве что на привязи притащишь, - Лили улыбнулась, подняла на брата глаза, снова опустила. Нет, это было сложнее, много сложнее даже чем недавняя стычка с отцом. Там Лили чувствовала свою правоту, тут - нет. Она ведь поступает нечестно, ведь Кристофер наверняка желает ей только лучшего. Они все в семье желали ей только лучшего, и самое лучшее, что она могла сделать им в ответ - она сделала. Да, сказать Арону нет было больно, но необходимо. У их семьи итак столько напастей, столько проблем!
Лили повторяла себе это и ей стало чуть полегче, удалось даже убедить себя, что она уже сделала всё, как должно, а значит, ей надо просто уверить брата, что она сделала всё, как должно. Что какая бы не была тайна маленькой сестры, она не навредит им. Правда?
- Тебе не о чем волноваться, правда, - сказала Лили тише, уже другим тоном, снова подняв на Кристофера глаза. - женщины судачат просто потому, что у них больше нет повода развить эту тему иначе, - она убедила его? Она старалась быть убедительной. Опять улыбнулась, мягко, по-семейному, - Я вот могу поспорить, что твой приезд вызовет больший ажиотаж.

+1

10

Картина кажется знакомой и почти обыденной, а в словах сестры проскакивают разумные доводы, и Кристоф даже успевает подумать, что загадочный "некто", появившийся в его отсутствие, не может быть таким страшным, как он себе вообразил, иначе ему сказали бы об этом сразу. Но сознание мужчины услужливо подбирает дополнительный вариант: "Может, произошло что-то, о чем ему и не собираются рассказывать?" Это тревожит куда сильнее любых потенциально неприятных новостей, но эти эмоции не находят отражения на  лице Сантара - на нем все та же мягкая улыбка, вот уже в который раз служащая спасительной маской.В голове проскакивает мысль, что он должен как минимум дать Лили шанс рассказать обо всем самой. В конце концов, младшая сестра - одна из немногих людей, заслуживающих подобные шансы, разве нет?
- Ажиотаж, не то слово.  – Кристоф позволяет себе отступить, надеясь, что Лили все же решит посвятить его в новости, и его не заданный напрямую вопрос отпадет сам собой. Он дает ей шанс.
- Хочешь открою тебе секрет? За свою не такую уж и короткую жизнь я встречал не мало женщин. Все они были разных сортов, но все прекрасны. – Кристофер и правда любил дам, уважал их, никогда не возмущал их тонкое эстетическое чувство и использовал лишь набор тех манер, которыми его обучили в юношестве во имя официальных приемов, где наследник знатного рода отвечал за авторитет целой семьи.
- Вот только всех их можно разделить на несколько конкретных видов, которые повторяются из приема в прием, из года в год, их поведение настолько предсказуемо, что даже становится не интересно. Впрочем, каждый из этих видов может быть полезен. Вон та группка хихикающих молодых дам примерно твоего возраста – главные собирательницы сплетен, если мне вдруг понадобится что-нибудь о ком-нибудь узнать, я обязательно подойду к ним и сделаю пару комплиментов, а после невзначай поинтересуюсь и получу просто ворох нужно и ненужной информации. Следующий вид – Кристоф сделал поворот в танце, чтобы сестре было лучше видно новый объект наблюдения. – Скромные дамы, которые и взгляд боятся поднять на мужчину, а уж заговорить тем более. Они нам не интересны, но если мне вдруг захочется кроткую и послушную жену, которая будет ходить по дому, словно тень, я обязательно обращусь к этому виду женщин. А есть такие, как вдова Джексон. – Продолжил объяснять он, пытаясь донести до сестры, что из всего можно извлечь выгоду.
- Иногда она немного его пугает. Слегка так. До жути. И взглядом может к месту пригвоздить, а после забрать твою душу. - Он конечно утрировал, благо за музыкой его могла слышать только партнерша по танцам, а сней можно было позволить себе добавлять сарказм в речь.
- Но никакие надуманные условности не могут побить такую даму как Изабелль. Она вольна развлекаться на подобном приеме, как хочет, и никто не указ ей. Но, она имеет просто невероятное количество интересных знакомств, поэтому ссориться с ней с моей стороны просто непростительно, главное знать подход. Я даю ей внимание, а взамен получаю все это. – Он взглядом обвел зал, ненадолго замолчал, расфокусировав взгляд с лица девушки, невольно взглянув ей за плечо. Там тоже были люди. Многих он не знал лично, но был осведомлен косвенно. Приходилось знать куда больше, чем может показаться в границах полезности. В любой момент может пригодиться незначительный клочок информации, увиденный - услышанный или прочитанный - когда-то ранее. Порой спасало самое незначительное знание, случайное пойманное на ветру чужих слов. Кристоф не стал упоминать о четвертом виде женщин, которые наталкивали его на исключительно положительные и страстные - или пошлые - мысли. Один силуэт в обтянутом платье таких дам заставлял сердце неспокойно отозваться на притягательные чары. Эти чертовки знали, что они сногшибательны, а потому всегда дразнили своей красотой. Впрочем, сейчас это было не важно.
- Так вот, Лили, я это к тому, что с мужчинами на самом деле все обстоит точно также, главное знать к ним подходы и понимать, какую выгоду они могут тебе принести. Попробуем. Вот что ты скажешь вон о том молодом кавалере, который буквально прожигает тебя взглядом. А о тихоне в очках – Кристофер кивнул на одного из гостей. – Или, скажем, о мистере Блэйке. – Названный господин был бесконечно и неизмеримо знатный в бесконечном поколении. И тем не менее, Сантар был о нем достаточно невысокого мнения. Снулая рыбина. Если за некоторых присутствующих потенциальных женихов для сестры взгляд цеплялся, и они были весьма неоднозначны, но мистере Блэйке… Особенное интересных вещей в нем Кристоф не видел. Пожалуй, он был сродни информационной заметке – да, важные данные, но совершенно сухие и пустые, как старый горох. В любом случае ему было интересно, что обо всех этих представителей скажет Лилиан. В двадцать лет девушке пора научиться разбираться в мужчинах и знать, что они могут тебе предложить.

+1

11

Поначалу Лили, слушая брата, почти привычно ждала в его словах подвох. Ей порой казалось, что Кристоф “с добрым утром” без особого умысла не скажет. Но в обыденности эта хитрая игра старшего брата скорее вызывала любопытство, чем те чувства сейчас… ужасно похожие на чувство зайца на охотничьей травле.
Лили один раз напряглась, когда брат заговорил про сплетни, но чем больше тот рассказывал, чем дальше уходил от темы, тем легче ей дышалось. Похоже, он поверил ей. И сейчас свернул с напряжённых расспросов в рассуждения об обществе.
Каким же он порой был циником! Ну как же так, как можно настолько равнодушно сортировать людей, они же не мешки какие.
- Кристофер, ты никогда не думал, что с людьми можно общаться без всякой выгоды? - Лили не была уверена, что готова ответить на такие вопросы, расставить по полочкам годных и негодных людей, создать в голове счеты, где бы передвигала по шкалам “можно использовать” и “использовано” других людей. - Возможно даже давать что-то, не ожидая ничего взамен. Ты знаешь, в моём мире нет вдовы Джексон, зато есть целый приют детей, которые не могут дать мне ничего ценного высшим обществом. В моём мире среди тех девочек, которых ты поставил в статус тени фамильного дома может оказаться будущий великий математик, какой была Ада Лавлейс. Иногда мне даже кажется… - Лили на секунду запнулась, бездумно осмотрев зал и подбирая слова, - Иногда мне кажется, что ты намеренно исключает ценность человека, как человека, потому что так они не хотят смирно стоять по полочкам, - смягчая немного резкое высказывание Лили виновато улыбнулась, будто прося прощение. Она любила брата, но в такие моменты он становился будто с другого континента. Такие слова, сказанные кем-то другим, непременно вызвали бы в Лили негодование своим цинизмом. Но она же знала, что её брат не такой жестокосердный, каким хочет казаться, наверняка не такой! Возможно даже, в его прошлом случилось что-то разочаровавшее его в людях настолько, что Кристоф перестал в принципе ставить ценности личности превыше своих. Возможно… она не знает. Лили поймала себя на мысли, что совсем ничего не знает о личных делах брата, ровно как и он - о её. Ей вот всегда казалось, что Кристоф не примет ничего сказанного ей всерьез, или высмеит, а чего опасается он сам, никогда не говоря о своих чувствах? И это совершенно неправда, что их там нет!  Она то знала наверняка.
Наклонив голову к плечу, девушка с пару секунд рассматривала лицо брата, а потом, с немного озорной улыбкой, сказала:
- Но давай я поддержу твою привычку. Хочешь, я скажу тебе, как вижу их я? Видов людей - их не несколько, их великое множество. Я вот не посчитаю. Но смотря на кого-то, общаясь с ним, ты начинаешь понимать “какого он сорта”. Да, пожалуй это как с садом. Ты зайдешь в мой сад и скажешь: это дерево, оно плодоносит и на него можно залезть детям; это - куст, иногда приносит вкусные ягоды, но в целом тут ради цветов; а это - трава, она для декора. А я вижу тонкую вишню, очень капризную к земле и окружению, но потрясающе цветущую и пахнущую. Могучие лианы, цепкий виноград - его сложно вырастить, но если лоза укрепилась - это растение будет радовать и тенью летом, и ягодами осенью. А это - азалия, она цветет легко и красиво. С людьми, знаешь, если копнуть - также. Я не знаю ничего об этом смотрящему на меня… котом недокормленным мужчине. Может на самом деле он обычно скромен, но сейчас выпил и его мысли ушли в раж. Значит в жизни он может быть в меру сдержанным адьютантом.Или он знает о тебе и все эти взгляды, они на самом деле для твоего внимания. Тогда он прожженый интриган. Или он на грани бедности, одел свой последний парадный мундир, и я в его глазах - самый ценный из возможных призов этого вечера. Или он действительно воспылал ко мне чувствами, совсем меня не зная, что тоже нехорошо, но в данном случае мне его жаль. Видишь, как много вариантов! А про того молодого человека в очках я могу рассказать тебе даже больше. Тихие люди хранят в себе куда больше тайн, чем самые броские. Возможно, они тихие, потому что у них есть тайны. Вот только представь, он ведь может быть русским шпионом.
Лили неожиданно для неё очень зацепила эта тема. Она даже не знала, пытается ли она убедить брата (по её субъективному мнению Кристофер все равно не послушает младшую), или просто высказывается, или может даже готовит к чему-то. Но следующие слова сами слетели с губ:
- Чтобы понять, какого сорта этот человек, с ним надо общаться, его надо хотеть узнавать. Я вот на миссионерской деятельности как-то познакомилась с парой контрабандистов, чьи взгляды на жизнь и общество были взрослее и приятнее чем у многих гостей вдовы Джексон.
И тут Лили поняла, что сказала. Собственная неловкость настолько поразила леди, что она поспешила свернуть разговор со скользкого русла:
- С лордом Блейком я общалась мало, но знаешь, о нем говорят столько разных и противоречивых вещей, что он должен быть ужасно интересным человеком. Я понимаю, я тут ничего не сказала про то, чем люди могут быть “полезны”, но Крис, ты не можешь знать такого наверняка заранее. Порой те, от кого ты ничего не ждёшь дают больше, чем те, на кого ты возлагал надежды.

+1

12

Кристофер ласково взглянул на сестру со смесью некой снисходительности и грусти во взгляде. Как она наивна. Он уже давно понял,что  молодые девушки мыслят не вполне ... Согласовывась с реалиями. Речь, в которой Лили красноречиво напоминала о том, что, казалось, стоит быть тактичнее, благополучно было пропущено.  Он просто ответил немым изгибом брови лишь на мгновение позволив скептицизму отразиться на лице. Он не верил в подобного рода утопию, а уж такая вера в людей могла вызвать на его губах лишь ехидную ухмылку.
- Общаться без всякой выгоды? Доверие, милая сестрица, - пусть и соблазнительный плод - но слишком роскошный для общества.  Все люди всегда преследуют исключительно свои собственные цели. Миссионеры– лгуны, альтруисты – актеры. Все, даже самое светлое и бескорыстное всегда делается с какой-то определенной выгодой для себя любимого, пусть и не в слишком обозримом будущем. Все делается для собственного удовлетворения, чтобы все считали тебя отзывчивым, добрым и неравнодушным. И этот прием – прямое тому доказательство, возьми любого человека в этом зале, каждый из них пришел сюда в поисках выгоды: будь то информация, выгодные партнерства или удачная партия. Никто не общается просто так «без всякой выгоды» - расслабленно произнес Кристоф таким тоном, словно говорил о погоде. Даже забавно было слышать некое осуждение в голосе сестры. Да, что-то там ему рассказывали про ценность человеческой личности, но вся эта чушь не пристала к его сердцу. Какой прок от всей этой манерности, если ты вдруг окажешься обманутым или преданным.
Впрочем, Лили все же поддалась влиянию брату и достаточно быстро втянулась в их незамысловатую игру, сама даже не замечая, как  невольно начала делить людей на свои виды, сравнивать с деревьями, а в одном и вовсе заподозрила русского шпиона, и это его еще называли циником?
- Мне нравится твой ход мыслей насчет нашего объекта в очках. Ты знаешь, именно скромные ученые самая интересная тема для настоящих скандалов. Кто знает, какие тайны прячет невинный взгляд больших и добрых глаз? За чьими скромными улыбками притаились не реализованные амбиции и мечты о мировом господстве? Самые жестокие умыслы сокрыты под чьими милыми и, зачастую, бесподобно скромными умами, как у этого парня… - С дразнящим снисхождением протянул Кристоф, прикусывая нижнюю губу, чтобы подавить подступающую довольную улыбку. Стоило лишь немного разговорить сестру и вот уже проступают фамильные черты. Он уже собирался было что-то добавить, но вместо этого замер прямо во время танца, словно оглушенный раскатом грома. Контрабандисты и его младшая сестра. Эта мысль явно не самая здравая. Мысль, которая должна быть жестоко убита и разорвана на части. Мысль, жизнь которой сама по себе абсурдна, неестественно и впору назвать тотальной ошибкой рациональности. Ведь это просто было невозможно.
Никакие слова не были способны дойти сейчас до рассудка Кристофера, и не потому, что он не захотел бы слушать, а просто потому, что не всегда был готов внимать чужим словам. И это "не всегда" как раз только что, безнадежно наступило. Сантар не слушал дальнейшие слова Лилиан, и слушать ничего не собирался - яркая и жгучая волна злости уже заволокла его сознание, подобно армии густых грозовых туч, озаряемых ослепительными молниями. Обычно светлое лицо потемнело, и тем опаснее казалось молчание, сгущающееся вокруг  Криса тяжелым облаком. Наверно, если бы на его месте был Алек, тот бы сорвался на крик, и не церемонясь на глазах всех гостей стал бы выпытывать у младшей какие, к черту, дела она вообще ведет с контрабандистами. Кристоф же позволить себе такого не мог, никто не должен даже заподозрить о проблемах их семьи. Скандал на глазах всех гостей вызовет неимоверное количество слухов, запятнает их честь, нет, надо продолжать играть роль счастливых гостей.
- Мне нужно выпить и закончить беседу с одним из уважаемых профессоров, можешь пока пообщаться со своими ровесницами или потанцевать с «русским шпионом», я даю разрешение, а потом скажешь, что нехорошо себя чувствуешь, что тебе нужно подышать свежим воздухом и выйдешь на балкон. Надеюсь, к тому моменту у тебя появится разумное объяснение своих слов.

+1

13

- Лгуны? - нет, всё-таки она успела забыть, каким он порой бывает несносным в своей колкости. Это она то лжёт в своих намерениях? Негодование в Лили не вышло за рамки просто потому что ей хотелось верить, что Кристофер не хотел её обидеть. Он же не хотел? - Осторожнее, виконт Сантар, вы на тонком льду женского негодования и обиды, - с немного игривой строгостью сказала она брату, внутри, на самом деле, немного обидившись. Порой она задавалась вопросом, что такого плохого успели сделать брату, что он так очерствел? Он сам никогда не рассказывал и не делился, возможно считая это слабостью, как и папа.
Но вот что они, миссионеры, лгуны, это же надо!
Это ж надо было так проболтаться!
Кристофер замер. Лили, чисто с женской невинностью, рассеянно моргнула, всеми силами делая вид, что совершенно не понимает, что только что смутило брата. Не помогало. О... этот темнеющий взгляд...
Лили опять захотелось съёжится и сбежать, потому что "разумное объяснение", да и вообще каких-либо слов тут и не подразумевалось. Она просто... общается с людьми, кто помог другим, не гнушаясь, не ищя, как выразился брат, своей выгоды. Но, похоже, именно это Кристофер просто понять не может.
Лили молча отвела глаза, поклонилась, завершая танец, и сделал пару шагов в бок, ускользая на предложенную ей "передышку".
Но если Сантар надеялся "просто выпить", ему это почти не удалось. Перед ним почти из ниоткуда выскочила хозяйа вечера, и со своим сладким даже для сладкоежки Лили: "Милый Кристоф!", - вышла к нему навстречу с бокалами, один из которых протянула ему. Что-то неприятно-хитрое на секунду мелькнуло в её взгляде, когда мужчина взял бокал.
- О, я всегда любила вальс, но то, как ты танцуешь это просто... это комплимент Штраусу, не иначе! Жаль-жаль, Штраус, этот маэстро, в Вене, но ты то здесь. И до меня дошёл слух, - вдова сделала кокетливый жест и Лили украдкой спрятала рукой рот, чтобы её гримаса неприязни не смутила окружающих, - Что ты и сам прекрасно играешь на фортепиано. Я вот думаю, что ничего не бывает прекраснее музыкальной паузы перед десертом, правда? - она обернулась на гостей, женская часть которой наполовину состояла из её "фрейлин", которые охотно заохали и утвердительно закивали - да-да, нет ничего желаннее, чем увидеть, как виконт Сантар играет на фотрепиано!
Лили даже не знала, чего в ней сейчас больше - неприязни к этой женщине, или ярого желания оттянуть разговор с Кристофом на как можно больший срок. Она могла бы спасти положение. Всего один лёгкий обморок и Кристофер отлучиться "вывести сестру на воздух...
Но надеется на то, что брат в благодарность оставит эту тему было бы наивно.
- Ну же, виктонт, - вдова Джексон, низенькая, пухленькая, вульгарная, подхватила локоть брата и это смотрелось... просто ужасно.
Так что можно сказать, что обморок у Лили прошёл почти естественным путём, прижав руку чуть пониже груди, она пробормотала что-то вроде "как душно", сделала шаг назад и оступилась, весьма аккуратно падая.

+2

14

« И почему я не остался в Индии?» - проскакивает у него грустная мысль, которую тут же прерывает вдова Джексон. Она словно акула среди рыб рассекла толпу, пока наконец не отвоевала  себе место рядом с виконтом и очаровательно улыбнулась всем окружающим, намекая, что шутки с ней вообще плохи, и глаз у нее не два, а целых десять. Страшная женщина. Таких Крису редко приходилось встречать. О вдове судачили многое, и не всему было можно верить, но в том, что это стерва каких поискать, Сантар не сомневался. Как ему однажды заявили: всякая женщина стерва по определению – а умная и хитрая женщина тем более, сейчас Кристофер начинал находить долю истины в этой фразе. Пока вдова сладко ворковала, рассказывая ему о танцах и музыки, Кристофер улыбался ей ярко и одновременно сдержанно, от чего его черты приобрели еще большую остроту и четкость. Он залпом выпил протянутый ему бокал, а после и второй, в любой другой ситуации Кристоф бы обратил внимание на странный вкус вина, он даже мог бы точно сказать, что уже где-то чувствовал этот сладкий запах, но сейчас он даже значения этому не придал.
Вдова не гнушалась открыто изучать его, да и сама чертовка открыто демонстрировала ему себя, свое желание, свою женственность. Неужели и правда думает, что ей удастся поморочить ему голову? Именно потому это вот радостное щебетание заставило молодого мужчину ощутимо поднапрячься, ожидая какого-то подвоха... возможно, и не зря.  Сыграть на фортепиано. Это даже звучало напряженно, не говоря уже о его содержании.
Теперь элементарная вежливость этикета казалась подлой ловушкой. Но сейчас у него не было ни сил, ни желания играть на публику. Сейчас Кристоферу хотелось почти как в детстве, прикрыть голову ладонями, показав всем, что он в домике. Мудрее всего было оставить эту просьбу без ответа. Предположим, что она была риторической, но увы, обиженная женщина – самый опасный враг. Поэтому Кристофер нехотя позволил ухватить себя под локоть, мимолетно опуская взгляд на руку, ощущая тепло мягкой ладони даже сквозь ткань. Он не верил в случайность неясных касаний. Если четко знаешь чего хочешь - не ошибаешься. В голове образовался легкий туман. Все казалось таким естественным и нормальным, будто бы ему было не привыкать проводить время с вдовой Джексон. Этот же туман в голове словно советовал виконту к ней присмотреться, несмотря на то, то обычно он обращал внимание на женщин совсем иного склада: более мягких как чертами, так и проявлениями характера. Изабелль же напоминала собой острый нож, обмакнутый в сладкое варенье. Без сомнения, умна, хитра, может даже красива? Сантар уже готов был заявить ,что для него будет превеликое удовольствие сыграть такой очаровательной леди, как чей-то крик и характерное «бум» буквально вырвали его из забвения. В его сестре умирает актриса, не знай Кристоф, что обморок подстроен, он бы действительно поверил, что Лили плохо.
- Прошу прощения. – Выпалил он и пока, никто не решил его остановить, вырвался из цепкой хватки хозяйки приема и подхватил сестру на руки. –Я буду очень благодарен, если вы разрешите воспользоваться одной из гостиных. – Вежливо произнес мужчина и, получив слабый удивленный кивок, направился прочь из зала.
Туман в голове набирал силу, Кристофер даже пошатнулся, чуть не впечатав себя и Лили в стену. Это странное ощущение можно было бы списать на алкоголь, но нельзя напиться с двух бокалов, значит во всем стоит винить корабль. Так, стоп они же не на корабле. Значит он просто устал, любой устанет, если за ним охотится женщина, а сестра говорит о каких-то кавалерах и связях с контрабандистами. Дверь в гостиную не открывалась. Кристофер толкнул ее. Дверь поддалась, и он почти упал на богатый ковер, чуть не утянув с собой девушку. И почему он не остался в Индии?
- Можешь приходить в  себя, великая актриса, мы одни. – Разрешил он, закрывая за собой дверь и усаживаясь в кресло, надеясь, что ему станет получше.Почему-то все происходящее кажется теперь ужасно забавным, Кристофер даже не сдерживает смешка, но после все же берет себя в руки и придает лицу серьезное выражение.
- Итак, вернемся к нашим контрабандистам, я пожалуй даже уточню на всякий случай, ты же в курсе, что они действуют незаконно? – В голове совершенно не укладывалась мысль, что его младшая сестра имеет хотя бы малейшее отношение к подпольным организациям.

Отредактировано Christopher Santar (9 мая, 2018г. 23:03:43)

+1

15

То, что с братом что-то не так, лили поняла ещё когда он только взял её на руки. Для тренированного офицера едва набиравшая 55 килограмм Лили не была непосильной ношей, но брат ощутимо качнулся, так что пришлось украдкой впиться рукой в его камзол. Шел он не твёрдо, а в какой-то момент и вовсе качнулся, болезненно ударив голову девушки о стену. Поскольку брат никогда не опускался до какой-нибудь такой мелочной мести, Лили мысленно переполошилась, уже ожидая, когда они останутся наедине и поговорят. И вовсе не о ней!
- Можешь приходить в  себя, великая актриса, мы одни.
Младшая Сантар тут же села прямо, впиваясь в старшего взглядом.
- Кристоф, что с тобой? Ты едва на ногах держишься ровно! - взволнованно спросила Лили, но этот несносный человек решил устраивать ей тут допросы. Сейчас!
- Глупости, - нетерпеливо отмахнулась девушка, в пару шагов преодолевая расстояние до них, беря лицо брата в ладони и присаживаясь на подлокотник кресла. - В смысле, знаю конечно, но сейчас это не важно!
Сейчас он не казался страшным, даже несмотря на серьёзный тон. Зрачки мужчины были очень широкие. Нет-нет, Лили понимала что это могло бы быть опьянение, если бы ни одно "но" - буквально десять минут назад они танцевали, и брат был трезв, сдержан, собран и прямо таки излучал подавляющую ауру. Лили убрала одну руку от его лица, хмурясь и чуть отстраняясь.
- Я в полном - начал было Кристоф, но фраза на миг оборвалась, словно он забыл, о чем говорил - Порядке. - На лице мужчины отразилось легкое удивление, казалось, что он сам не мог объяснить столь странное состояние.
- Просто я и позабыл, какие занимательные бывают приемы в Лондоне, за год в Индии отвыкаешь от подобного общества, хитрых женщин и неожиданных новостей. - Было видно, что слова даются ему с трудом, что Кристофер обдумывает каждую фразу, словно боясь сказать что-то лишнее, ненужное, а после и вовсе откинул голову назад и закрыл лицо ладонями скрывая эмоции.
- В любом случае тебе не о чем волноваться, по крайней мере касательно моего состояния. - Без шуток, спокойно отрезал он, а после снова замолчал и задержал взгляд на портрете хозяйки, висящем противоположной на стене.
- Знаешь, я бы отвалил этому художнику кучу денег, он умудрился передать все в точности, даже эти жуткие усики над губой. - Не с того ни с сего выпалил молодой виконт и тихо рассмеялся.
Все эти метаморфозы Лили наблюдала немного напряжённо. То что брат в полном Непорядке было очевидно, как то, что сейчас ноябрь, или как то, что они все ещё на приеме, но он включил фамильное упрямство. Мужчины Сантар вообще никогда не признавали малейшей слабости, и только сейчас Лили подумала, что это может быть плохо. Но настаивать не стала, не желая обременять Кристофа своими сетованиями. В конце концов, он всегда был тем, кто знает лучше… если не считать вопросов сердца и морали.
Она повернулась к портрету, с которого на пару с надменным спокойствием взирала вдова Джексон. Так задумывал художник, по крайней мере, а Лили увидела в этом взгляде чисто женскую обиду за то, как её вдруг бросили. Не она ли виновата в плохом самочувствии брата? Вдова подавала ему напитки…
- О, я знаю, как ты можешь польстить местной любезной хозяйке, - чуть-чуть рассмеялась девушка, удобнее садясь на подлокотник, - попроси у неё эту картину. А потом повесь в ту ужасную розовую рамку с лебедями, что осталась от двоюродной тети. Этот апофеоз ужаса может напомнит тебе, что на охоту на тигра выбирают самое свежее мясо, - Лили с мягкой хитринкой глянула на брата, она делала вид, что не понимает, про какие "новости" он говорил. Это ведь настолько незначительно, что она уже забыла...

+1

16

Кристофер долгим взглядом смотрел в стену, теперь дрейфуя по сомнительным водам между происходящим и странным туманом в голове. Перед глазами смещалась фокусировка и зернились краски, создавая помехи и искажая и без того неровный свет гостиной. И пока Лили высказывала беспокойство о его состоянии.Кристоф строил разветвленные мысленные диалоги с сестрой по поводу ее занимательных знакомств, пытаясь сразу отбросить неподходящие варианты. Таковых получается столь много, что впору было открывать записную книжку и составлять список относительно нейтральных фраз. Кристофер зачесал волосы назад, прокладывая пальцами борозды, которые в следующую секунду скрылись прядями, упруго вернувшимися на прежнее место. Это была старая привычка Сантара. Перед тем, как принять решение или начать серьезный разговор, он невольно совершал этот жест, словно доставая дополнительные секунды из кармана, тратя их на кульминацию размышления, а потом поток его мыслей вновь резко свернул и вот уже Сантар всерьез обдумывает предложение сестры забрать портрет этой «чудной женщины с собой»
- Боюсь,  нам придется найти еще одну ужасную рамку, ибо в ту с лебедями я собирался вставить портрет Алека. Что? Я всегда считал, что ему к лицу теплые цвета. - Его шутки про Алека были стары как мир (ну или по крайней мере, как сам Алек), но Кристофер просто не мог отказать себе в удовольствии и не пошутить про брата.
- А  если уж говорить про охоту на тигра, то в этой ситуации вдова Джексон явно умудрилась занять роль охотника, впрочем в чем-то я ее понимаю, меня как-то самого захлестнул азарт, я долго добивался одной дамы, и знаешь, в отличии от вдовы Джексон я своей добычи добился, правда по большей части, чтобы досадить ее мужу… - Говорившей с, казалось бы несвойственным для такой истории спокойствием, Кристофер резко прервался,  прикусив нижнюю губу всего на пару мгновений, словно пытаясь остановить поток неожиданных и совершенно лишних откровений. Он обычно не был настолько разговорчивым, предпочитал слушать и думать, и сейчас Сантар понимал, что сболтнул лишнего, пусть даже мысли ускользали от него, словно песок сквозь пальцы.  Незачем  Лили было знать, что слегка небрежное отношение к людям ее столь рационального старшего брата выражается не только на словах, что он позволял себе играть с людьми подобным образом. Лили вообще не стоило знать о могих его далеко неидеальных и  не рациональных поступков. Нет. Никогда. Как бы он не доверял ей. Вернее... как бы не хотел ей доверять. Но он всегда - всегда! - будет бояться за нее и просто не может себе позволить потерять ее доверие, заместо него получая осуждающий взгляд. Такая вот огромная слабость размером с исполинскую сквозную пропасть в груди.
- Впрочем, не важно, это было давно. Сейчас у нас более насущные проблемы, уверен у тебя есть задумки, как отвадить от меня эту даму-с-усами, не сильно обидев - словно пытаясь оправдать свою недавнюю колкость, мягко произнес Кристофер переводя тему. Он поднял руку, собираясь заботливо убирать прядь волос за ухо сестры, но туман в голове вновь овладел его телом, из-за чего мужчина неловко облокотился на стоявший близ кресла столик, рукой смахивая небольшую цветочную вазу.

Отредактировано Christopher Santar (16 мая, 2018г. 23:30:35)

+1

17

Лили вкладывала другой смысл в своё намёк про охоту, но брат (о, конечно же!) никак не мог поставить себя на месте жертвы охоты, а его желанных партнёров на место приманки. Он так уверен в себе... Лили было по-доброму позабавила эта мысль, она улыбнулась краешком губ, как улыбается именно девушка, прощающая близким их маленьких грехи, но брат говорил-говорил, и наружу лезли не прошено, не гаданное, не желано грехи больше. Улыбка как-то сама стала сползать с губ и Лили непроизвольно замерла, смотря в черты брата и ожидая, пока он закончит, договорит. Это вот был тот момент, когда человек и хочет услышать конец неприятной истории, чтобы не гадать и не придумывать её самому, и не боиться услышать. Ведь это может совсем не понравится. Это ей точно не понравится!...
Наверное, Кристофер вдруг подумал о том же. Он оборвал себя, прикусив губу, и этот маленький жест, его наверняка пропустили бы почти все, он сказал росшей с Крисом сестре о многом. Да, он не планировал говорить. Да... она не хочет... не хотела бы такого знать, но теперь знает. Лили опустила глаза, чтобы Кристоф ненароком не увидел это отсутствующее выражение, какое бывает у самой Лили, не желавшей о чём-то говорить. Такой маленький жест, его наверняка пропустили бы почти все...
"Почему брат так странно себя ведёт? Это даже на опьянение не похоже", - старательно переключила свои мысли с внезапно всплывшей темы Лили.
- Ты думаешь, мне часто приходится отваживать кого-то? - попыталась поддержать шутку Лили, но голос её был блёклым. А потом брат сшиб вазу, окончательно похоронив попытки доказать, что с ним всё нормально.
И мысли быть не может вернуться в зал с Кристофом в таком его состоянии.
И тут ей в голову совершенно внезапно пришла догадка, она вспомнила больных чахоткой, которым на тяжёлых стадиях давали опиаты для облегчения болей. У них очень характерный запах...
Следующее действие Лили можно было вполне расценивать как "что здесь вообще происходит?!", и понять совершенно неправильно, если бы кто-то зашёл. Сантар младшая наклонилась к брату вплотную, так что едва ли не касалась кончиком носа его губ, и вдохнула.
- Лауданум, - коротко проговорила она, отстраняясь. Теперь в карих глазах было одновременно недоверие и волнение. - Ты же не принимаешь опиаты?
Ответить Кристоф не успел. В дверь постучали, причём стук был одновременно деликатным и уверенным, как бы этот оксюморон не звучал.
- Кристоф, дорогой, как там твоя сестра? - раздался из-за двери голос хозяйки и её взгляд с картины с обиженного стал казаться Сантар ехидно-вредным, - Я привела доктора.
"На которого она надеется оставить меня, уведя тебя под руку", - подумала Лили в первую долю секунды пожалев брата, но потом, так не к месту, вспомнив то, о чём он только что обмолвился, и жалось немного притухла.

+1


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Не хотите чашечку замуж?