Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Среди зеленых холмов и полей


Среди зеленых холмов и полей

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s8.uploads.ru/t/7mxMP.jpg

Генриетта Манро, Росс Манро (ГМ)
17 июля 1885 года, пригород Лондона

Что может быть лучше мирной конной прогулки в погожий летний денек? Особенно, если прогулка затевается не просто так, а со вполне конкретной целью - дать урок верховой езды юной не совсем леди, и ради того, чтобы двое родных людей провели время вместе.

0

2

Генриетта ждала этот день с особым нетерпением, с каким она не ждала  даже собственный день рождения. Хотя бы потому, что дни рождения каждый год были примерно одинаковые, а вот прогулки с отцом все время разные. Да и было их не так, чтобы очень много, слишком часто Росс Манро или находился в путешествиях, или был завален делами. Впрочем, тем ценнее были такие вот момент и тем больше девочка их ждала. В этот раз ей была обещан урок верховой езды, когда погода проясниться и станет достаточно сухо и тепло, чтобы можно было действительно насладиться прогулкой. И как назло вся предыдущая неделя была пасмурной и даже дождливой, что приводило Генри в уныние. Но вот наконец тучи разошлись и тот самый солнечный день наконец настал.
С раннего утра Генриетта пребывала в радостном возбуждении, хотя и старалась держать себя в руках, как того требовали правила приличия. Но эмоции все равно пробивались через напускную маску сдержанности, сквозя в жестах, выражении лица, сияющих глазах, порывистых движениях, когда девочка торопливо одевалась, а потом ерзала на стуле, пока горничная убирала ей волосы. Да и завтрак вопреки обыкновению исчез чуть ли ни в одно мгновение, практически незамеченный, потому что внимание Генриетты было сосредоточено исключительно на отце. Не забыл ли он о своем обещании? Разумеется, не забыл. Папа никогда и ничего не забывал, особенно, если это было связано с ней.
Не могла успокоиться Генри и потом, когда они уже ехали в коляске. Одной рукой девочка крепко вцепилась в отца, по которому действительно очень соскучилась и еще не успела до конца насладиться его присутствием дома, а второй то и дело поправляла миниатюрный цилиндр, часть ее нового костюма. До этого момента таких головных уборов девочке носить не доводилось, так что привыкнуть к нему она не успела, то мешала короткая вуаль, то казалось, что миниатюрная шляпка, накрепко удерживаемая шпильками, все-таки соскользнет.
- Пап, ты уверен, что у меня получится? – в очередной раз поправив идеально сидящий цилиндр, спросила Генри, когда городские пейзажи сменились более живописной природой.
Сама Генриетта вовсе не была уверена в этом. Конечно, она не раз видела как леди прогуливались верхом, все такие чинные и благородные, и сама мечтала научиться ездить на лошади, но когда мечта оказалась на полпути к исполнению, как-то заробела. С одной стороны – это все действительно здорово, и новый, практически взрослый костюм, и папа рядом, и перспектива научиться ездить верхом… С другой стороны – боязнь того, что у нее просто ничего не получится. Вот если бы верховой езде, как этикету, можно было бы научиться по книгам, то Генриетта, несомненно, уже была бы мастером в этом деле. Но, увы, тут все приходилось осваивать сразу на практике, хотя про лошадей, готовясь к предстоящей прогулки, девочка все-таки прочитала очень много. Но даже это не придавало ей сейчас особой уверенности.

[icon]http://i63.tinypic.com/2hn9zsi.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>Человек |10 лет</span><span>Дочь профессора, маленькая всезнайка </span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=264">Анкета</a></span></div>[/profile][nick]Henrietta Manro[/nick][status]Викторианская Мальвина[/status]

Отредактировано Henrietta Manro (21 марта, 2018г. 23:23:27)

+1

3

Профессор Манро, по мнению общему, мог держать в голове полный текст десятка книг, несколько газетных статей и график ближайших пары дней. По личному мнению, книги наизусть он не помнил ни одной, из статей только избранные параграфы, а график просто сам напоминал о себе. Но и та и другая сторона сходились во мнении, что мужчина обладал прекрасной памятью, чем заслуженно гордился. Но о некоторых вещах, к своему глубочайшему стыду, Росс вспоминал только с посыла матери. Например - "когда это ты последний раз был с дочерью на природе?"...
- Моя дорогая, - с мягкой и немного лукавой улыбкой говорил Росс дочери уже в карете, крепко взяв её за руку, - Первый раз не получается у всех, на второй - почти у всех, и на третий - у половины. Чаще всчего, после третьего раза все бросают и клеймят себя бездарными, хотя единственным их недостатком является отсутствие воли и упорства. А ты, - он чуть наклонился к дочери, подмигнув, - Такими недостатками не обладаешь. А значит даже если не с третьего, но с четвёртого раза всё получится. И потом, я уверен, не вытащу тебя из седла. Кстати, тебе очень идёт амазонка. Это был один из любимых гардеробов твоей матери.
Сказав это, он повернулся к назло всем разломам зелёный пригород Лондона. Чем дальше от комптящих углём заводов, тем свежее был мир вокруг. Пока была жива Элен, как ласково называл жену Росс, за все выезды на природу отвечала она. Просто подходила и бодрым тоном говорила, что они едут на пикник. Вот так вот, едут, и Росс рассеяно соглашался. Наверное потому к обязательству "выдёргивать этого белого птенчика на то, что ещё не испоганила промышленность" (как говорила Мэгги) он относился с рассеянной забывчивостью.
Когда они приехали к конному хозяйству графа Мидлсекса, он ловко спрыгнул с кареты и галантно подал руку дочери. На многие мили вокруг простирались пастбища и ипподромы. Длинная конюшня графа, по личной дружбе позволившего Россу потренировать дочь на его лошадях, была одной из самых красивых близь Лондона. Раскол центральной Англии резко сделал коневодство тут не популярным. Земли было мало, проехать из одного графства в другое чисто верхом не представлялось возможным. Потому, такие богатые конюшни сохранили не многие, но истинные любители Equus ferus caballus. Конкретно эта конюшня патриотично специализировалась на лучших в мире (и по субъективному мнению Росса тоже) Английских чистокровных.
Звонкое ржание и плавный галоп небольшого табуна почти на горизонте выглядел не просто прекрасно, а с должной романтикой. Росс улыбнулся и посмотрел на дочь, на её лицо, наслаждаясь произведённым эффектом. Как человек публичный, он любил производить эффект на "публику", будь то студенты или вот его маленькая леди.
- Ну что, пойдум? Выберешь себе красавицу по душе?
Они прошли по дороге вниз, к сторожке, где их поспешно поприветствовал уведомлённый заранее управляющий графской конюшни, и далее к самим стойлам.
- Самое главное, милая, чтобы вы подружились. Лошади - живые создания. Это вам не дирижабль или механический двигатель. Смотри им в глаза, на их ушки, на то, как они с тобой общаются. И не забудь про самое главное, - мужчина с заговорщески-таинственным видом открыл свой портфель и... достал яблоко. - Взятка.
[nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

+1

4

Разумеется, Генриетта не обладала таким недостатком, а потому надулась от гордости за похвалу и комплимент ее внешнему виду и больше сомнениями отца не донимала, просто любуясь открывающимися глазам пейзажами. Правда, чем ближе становилась заветная цель, тем беспокойней девочка ерзала, желая поскорее уже оказаться рядом с лошадьми и показать папе, что он действительно прав.
"А может у меня даже с первого раза все получится! - про себя подумала Генри, - это было бы просто замечательно... Надо обязательно постараться!" - решила девочка, с помощью отца выбираясь из кареты и с восторгом оглядываясь. Расстилающийся перед глазами простор не шел ни в какое сравнение с самыми красивыми парками Лондона, и уж точно там не бегали табуны коней, вызвавшие у Генриетты восторженный писк и сияние глаз. В эти мгновения девочка мигом позабыла про то, что леди не полагается так верещать от восторга и таращиться с открытым ртом. Да и как тут можно думать о чем-то другом, когда вокруг такая красота?
- Да-да, пойдем! - Генри встрепенулась, ухватила отца за руку и с недостойной леди торопливостью потянула его по дороге. Правда, стоило только столкнуться с управляющим, как мисс Манро опомнилась и умерила шаг, хотя горящие глаза и раскрасневшееся лицо все равно с головой выдавали все ее эмоции. И на слова отца она кивала торопливо, с нетерпением поглядывая на стойла.
- Что не забыть? - Генри подалась вперед, с любопытством вытягивая шею, чтобы заглянуть в портфель. - Яблоко? - девочка удивилась, но фрукт взяла, снова закивав, показывая, что поняла. После чего медленно, сдерживая свое нетерпение, двинулась вдоль стойл, рассматривая высовывающиеся из денников головы. И как тут можно было выбрать, когда все эти огромные и в то же время изящные звери смотрели на нее с таким любопытством? Некоторые даже тянулись, привлеченные то ли яблоком, которое девочка катала в ладонях, то ли ей самой. И все без исключения были такими красивыми, что дух захватывало.
Наконец девочка остановилась перед одним из денников, чуть помедлила, а потом подняла руку и смело протянула на раскрытой ладони яблоко рыжей с белой стрелкой на морде кобылке. В отличии от Генри лошадь сомневаться не стала, угощение исчезло в мгновение ока, а в ответ девочке досталось благодарное фырканье и мягкие губы скользнувшие по ладони еще раз в поисках новой порции лакомства.
- Пап, - Генриетта тут же повернулась к отцу, не убирая руки, - это же можно считать, что мы с ней подружились? - лошадиная морда опустилась еще ниже, принюхиваясь то ли к шляпке, то ли к волосам Генри, что девочка сочла вполне хорошим знаком. Не шугается, яблоко съела и вроде бы хочет продолжать знакомство, значит, взятка подействовала и именно эта лошадь вполне подходит для первого урока верховой езды. Тем более и взгляд больших темных глаз такой дружелюбный, даже и мысли не возникает о том, что у животного может злобный и капризный нрав.
- Если да, то я бы хотела учиться на этой лошади. А как ее зовут? Ой... - последнее вырвалось потому, что лошадь, убедившись, что яблоками тут больше и не пахнет, попыталась пожевать край короткой вуали. Мало ли, вдруг тоже окажется вкусным и съедобным.

[nick]Henrietta Manro[/nick][status]Викторианская Мальвина[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2hn9zsi.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>Человек |10 лет</span><span>Дочь профессора, маленькая всезнайка </span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=264">Анкета</a></span></div>[/profile]

Отредактировано Henrietta Manro (25 марта, 2018г. 14:00:19)

0

5

Профессор - это неисправимо. И если твои родственники не готовы к тому, что каждый шаг будет подробно комментироваться, а каждое новое начинание - инструктироваться - то жить с профессорами категорически запрещается. Ну или вам просто надо пообщаться с таким профессором, как Росс Манро. Он был мастером слова, и, что особенно редко в их время - редким человеколюбом. Росс воспевал каждое хорошее качество, что иногда ошибочно принималось за наивность.
Идя за дочерью по конюшне, он мягко улыбался, изредка проводя ладонью по любопытным мордам породистых лошадей. Управляющий держался на полшага сзади. В такие до странного спокойные минуты на Росса находило особо философское натроение. Ну или, как говорила его мать - Манро ненавидел абсолютную тишину с самого детства, но с возрастом научился заполнять её осмысленной болтавнёй, а не бессмысленной. Улыбнувшись этой остроте, профессор, конечно же, заговорил:
- Лошади, как собаки, кошки, и даже овцы и свиньи бывают двух видов пород: этнические и выведенные. Этнические породы, Генри, это те породы, которые создала сама природа для той местности, где появилось животное. Эволюция наградила их тёплым мехом, если они живут в холодных горах, или сухой жилистостью, если им приходится много бегать. Далеко, в степях на границе Российской Империи, когда ещё там не было этой Империи, по степям пытался пройти в Индию Александр Македонский. По пути он "познакомился с этнической верховой породой - Ахалтекинская верховая лошадь. Он привёз этих коней в Грецию. Долгое время, они, и арабские скакуны, были лучшими в своём роде. Но человек, как вершина эволюционного творения, всегда стремиться улучшить то, что нам дано природой. Здесь, в Англии, сто лет назад были выведены эти лошади. лучшие в мире. Английская скаковая порода - это всё лучшее, что дала природа лошадям разных пород в одной, - всё это он говорил, пока они проходили по конюшне, пока девочка выбирала, какая из кобыл подойдёт ей больше. И вот, выбор пал на палевую гнедую, с нежным белым пятнышком-звёздочкой во лбу, напоминающим сердце.
- А как ее зовут? Ой...
- Это Герда, - поспешно вышел из-за спин прогуливающихся гостей управляющий, подхватив лошудку под недоуздок, чтобы она не пополняла свой рацион чужим гардеробом, - Прекрасный выбор, мисс, она очень спокойная и рысь у неё легче пёрышка.
- Я сильно сомневаюсь, что сегодня мы дойдём до рыси, - беззлобно рассмеялся Росс.
- Тем не менее, это прекрасная кобылка, ей всего 5, самый хороший возраст.
- Согласен, - благодушно кивнул Росс и присел на корточки к дочери, - Ты только посмотри, не успела зайти, уже выбрала самую лучшую лошадь на стойле. Да у тебя талант, мисс Манро.
- Седлаем? - уточнил управляющий.
- Да, давайте. На женское.
Лошадь вывели из денника и поставили в центре стойла. Кобылка с упорством первооткрывателя обнюхивала стоящую рядом девочку. Возможно, она считала что у людей запас яблок неисчерпаем.
Конюхи, пара крепких парней лет 14-15, проворно несли всё снаряжение: попона, седло, мартингал, узда. Как и положено графской конюшне - всё это звякало бляшками, украшениями, бахромой.
[nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

+1

6

Девочка возгордилась еще больше, простодушно поведясь на отцовские слова. Страх что у нее что-то не получится окончательно испарился, раз все так удачно складывается с самого начала, то и продолжится не менее удачно. Генриетта обняла отца за шею и прижалась к его боку, наблюдая, как работники конюшни выводят Герду из стойла.
- А они получились от скрещивания арабской и ахалтекинской породы? – спросила Генри, показывая, что несмотря на увлеченное разглядывание коней, лекцию отца она все-таки внимательно слушала. – Или те две породы просто были одними из тех, из кого выводили эту? – она нехотя отлепилась от отца, стоять вот так вот было не менее приятно, чем что-то делать, но раз они пришли научиться ездить верхом, то не стоило так терять время. Вздохнув про себя, девочка вместе с Россом проследовала к выходу из конюшни. Впрочем, на воздухе она быстро взбодрилась, с волнением наблюдая, как седлают кобылу, которая, кажется, так и не избавилась от желания пожевать край ее шляпки. Сама же Генриетта с упоением наглаживала теплую морду с добродушными глазами, отойдя только тогда, когда на кобылу стали надевать узду.
- Пап, а я бы хотела попробовать рысь сегодня, - прошептала Генри, вновь берясь за отцовскую руку и любуясь лошадью, которая в сбруе стала выглядеть даже лучше, чем у многих леди. Ну в самом деле, что может быть сложного в том, чтобы научиться ездить на таком прекрасном и самом лучшем животном? Это все, вкупе с похвалами отца, вселяло уверенность в том, что она справится со всем, хоть с рысью, хоть с галопом. Главное, чтобы отец ей гордился.
Правда, стоило с его помощью оказаться на спине Герды, как этой уверенности вновь поубавилось. Лошадь под ней переступала с ноги на ногу, дышала, да и сидеть было непривычно высоко и просто странно. Ей даже показалось в какой-то момент, что она попросту свалится со спины Герды, хотя одну ногу надежно удерживало стремя, а вторая и вовсе придерживалась самим седлом. Генриетта сглотнула и в поисках поддержки посмотрела на отца, напоминая сейчас не уверенную в себе девочку, которая все может, а скорее растерянного мышонка, который зачем-то залез на дерево и теперь не знает как спустится. Но поскольку тут был не только отец, но и другие люди, разумеется, парни-конюхи и не подумали далеко уходить, с интересом наблюдая за ними, Генри собрала в кулак остатки мужества и выпрямила спину.
"Мы с папой наконец выбрались на прогулку и ничего ее испортить не должно." - Про себя подумала Генриетта, упрямо сжимая губы и выпрямляясь еще больше. Леди не должны пугать лошади и то, что они такие высокие и живые. Герда всхрапнула и тряхнула головой, заставив вновь тихо ойкнуть. Ну почти не должны. Наверное, в первый раз все-таки можно немного испугаться, но тем не менее девочка пересилила себя, оторвала одну руку от луки седла, за которую до этого цеплялась мертвой хваткой, и осторожно погладила шею Герды, успокаивая не то ее, как предписывалось в книгах, не то себя. После чего вновь посмотрела на отца и даже немного робко улыбнулась, ожидая, что он скажет и каким образом они дальше продолжат урок.

[nick]Henrietta Manro[/nick][status]Викторианская Мальвина[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2hn9zsi.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>Человек |10 лет</span><span>Дочь профессора, маленькая всезнайка </span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=264">Анкета</a></span></div>[/profile]

Отредактировано Henrietta Manro (1 апреля, 2018г. 22:36:46)

+1

7

Росс очень любил, когда его слушали внимательно, ещё больше любил - когда задавали вопросы по делу. Профессиональная деформация у каждого своя, профессор не мог удержаться от того, чтобы прочитать какую-нибудь лекцию. К заслугам Манро можно отнести то, что он был не только словоблудом, но и собеседником, и знал, как заинтересовать своими речами.
Внимание дочери, как некогда внимание жены.
- Нет-нет, сколько в Английских чистокровных кровей никто и не скажет. Процесс селекции в природе длительный, пока создасться нужный экстерьер, пока выберут лучшие ходовые качества прооходят многие поколени лошадей. Считается, что у английской породы минимум три восточных предка, но да, среди них есть и арабы и ахалтекинцы. Селекция, это вообще невероятно занимательная наука: выбор лучших из лучших и создание того, что превзойдёт своих предков. В некотором сммысле, вся история человечества - длительная селекция от пещерного человека к высшему. Когда-нибудь я тебе расскажу подробнее про теорию Дарвина, он невероятно занимательный и умный человек, его открытия перевернули весь мир.
Росс наблюдал, как дочь милуется с животным, вполне довольный ходом событий. Он, конечно, не сможет так гулять с ней постоянно, но хотя бы раз в месяц... Главное не забывать!
- Пап, а я бы хотела попробовать рысь сегодня, - вырвал доверительный детский шёпот из пространных мыслей о досуге. Росс усмехнулся и покачал головой.
- Это тоже самое, что предлагать младенцу писать стихи, или заставлять мальчика победить солдата. Любое обучение поступательно, Генри, оно не берётся наскоком. А что ты будешь деклать, если лошадь поспримет твой шенкель чуть более буквально и понесёт во весь опор? - для веса своим словам, Росс даже нагнулся ниже и внимательно посмотрел в глаза дочери. - Сегодня только шагом.
Смотреть на то, как кто-то делает что-то впервые всегда... по-своему занимательно. Ничего не расскажет о человеке лучше, чем стресс в связи с чем-то новым. Какой он будет? Смелый, гордый, резкий, осторожный/, осмотрительный, хитрый, или вовсе струсит и развернутся? В страхе человек всегда прибегает к своим основным, базовым качествам. У Генриетты это было упрямство. Вот она принципиально выпрямилась, сжала губы, подняла подбородок. У неё была и неуверенность - робкое поглаживание, робкая улыбка. Эти два демона в ней всегда дрались друг с другом. Росс был уверен, что в его дочери победит упрямство. По крайней мере, робость больше черпать неоткуда, а вот упрямства у Мэгги хоть отбавляй.
Росс поднял голову и улыбнулся, кивнув.
- Молодец, теаперь давай учиться держать узду.
Пока Росс объяснял Генри два основных типа узды, как та должна бюыть натянута и как тянуть лошадь, чтобы не порвать ей губы, ему тоже подготовили коня. Тёмно-гнедой Лорд был из хорошо выезженных старичков, но требовал достаточно твёрдой руки. Росс радовался, что Генри выбрала ласковую девочку, а не вот этого черношеего.
После узды были шенкеля, пару раз Герда тревожно приплясываала, не понимая, отправляют ли её ехать или нет, но в целом велда себя смирно. Удовлетворившись этим, Росс отпустил узду, и ловко вскочил на своего Лорда.
В их выезде со двора на ипподром ничего не предвещало беды...
- Не тяни, но и не расслабляй узду, если он будет слишком свободный, она просто не почувствует твоей комнады. Так, отлично, теперь отодвигай вбок, - инструктировал он девочку.
- Профессор Марно! - от забора иппордрома раздался оклик и Росс удивлённо обернулся, заметив графа Мидлсекса собственной персоной, бодро и радостно идущего к ним навстречу.
- Надо же, он таки выкроил время, - негромко, но довольно проговорил Росс, ловя уздечку дочериной Герды.
- Милая, постой пока, я буквально на минуту, - сказал он дочери и послал Лорда рысцой навстречу хозяйну угодий.
Мужчины душевно поздоровались и тутже завели оживлённый разговор, который всё тянулся, тянулся, тянулся... с ним тянулись и минуты.
Герда разок вздохнула скучающе, стала ковырять копытом ипподром и тянуть узду, прося отпустить её попастись, раз уж ехать не собираетесь.
[nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

+1

8

Порождение "последовательной селекции" вело себя просто идеально, чему Генриетта была безмерно рада, потому как этот урок давался ей нелегко. Нет, она слушала отца внимательно и старательно повторяла все то, что он показывал и по мнению девочки у нее все даже получалось. Но все равно Генри прикладывала значительно больше усилий и стараний, даже некоторая обида, возникшая было после запрета отца на рысь, улетучилась, на нее просто не было времени.
- Я поняла, папа, - девочка истово закивала, переполняется восторгом от того, что они едут. Точнее, что она едет и Герда, послушная ее руке, неторопливо вышагивает по двору. Сияющая и гордая собой Генриетта посмотрела на отца, едущего рядом, и открыла было рот, но в этот момент Росса Манро окликнули и он отвлекся.
- Конечно, папа. - Без особого энтузиазма кивнула Генри, провожая Росса обиженным взглядом. Ну вот как так? Они же собирались провести этот день вдвоем, а тут кто-то вмешивается... Впрочем, это было не ново, отец был человеком публичным, имел множество друзей и знакомых, от которых покоя не было даже дома. И Генриетта к этому привыкла, но не смирилась.
- Это не честно... - пробурчала она себе под нос, поглядывая в сторону отца и его знакомого, оживлённо что-то обсуждающих. - Зачем этот человек вообще сюда сунулся? - леди, конечно, ворчать не престало, но очень хотелось. Да и слышала ее одна Герда, которую все равно больше интересовала трава под копытами, чем ворчание юной всадницы.
Девочка вздохнула и чуть отпустила узду, позволяя лошади наклониться ниже и пощипать траву. Если уж с уроком пока придется подождать, пусть хоть животное поражается. В минуту Генри сразу не поверила, и оказалась права. Разговор все тянулся и тянулся, девочка и сама уже устала сидеть прямо, опуская плечи и спину. Герде тем более надоело стоять просто так, особенно, когда отпущенная узда перестала тянуть и позволила свободно двигать головой, и она уже самостоятельно потихоньку двинулась вперёд, срывая особо понравившиеся травинки.
Генриетта только тихо пискнула и попыталась вновь перехватить управление кобылой, но подтянуть обвисшую узду смогла только со второго раза, да и то не настолько сильно, чтобы Герда это почувствовала.
По-хорошему Генри сейчас бы стоило позвать на помощь отца, который, кажется, не заметил несанкционированного движения ее лошади, но девочка самоуверенно решила, что справится со всем сама. Поэтому она упрямо поддалась губы и молча потянула узду ещё раз, но не рассчитала и откачнулась назад, в испуге дёрнув ногой и шкрябнув по лошадиному боку. Жест получился абсолютно случайный, но Герда восприняла его как вполне конкретный приказ, бодро затрусив вперёд.
Генриетта только тихо пискнула, вцепляясь в поводья мертвой хваткой, но позвать на помощь взрослых опять-таки даже не попыталась, упрямо пытаясь сладить с кобылой своими силами. В конце концов папа же ей все показал, да и демонстрировать ему свою беспомощность после всех похвал совершенно не хотелось.
"Ну же, ты же должна остановиться!" - Генриетта, как учили, потянула узду на себя, но почему-то добилась совершенно противоположного результата. Ободренная Герда ускорила шаг, переходя с него на тряскую рысь, или какой другой бег, Генри в этом не разбиралась, да и было ей совершенно не до этого. Лошадь же, почуявшая свободу, решила использовать шанс по полной и нарезвиться вволю. Юную всадницы при этом она явно не считала помехой, а отчаянные рывки поводий - серьезной причиной, чтобы остановиться и подумать над своим неподобающим поведением. Наоборот эти рывки казались ей ободряющими и лошадь только наращивала темп, направившись прямо к забору.
Вот сейчас бы, пожалуй, Генриетта и позвала бы отца на помощь, но от вида приближающейся преграды у девочки кажется отнялся язык, а пальцы в конец онемели. Все, что она могла - широко распахнутыми глазами таращиться на белый частокол, ожидая столкновения с ним.
Впрочем, врезаться в невысокую ограду Герда не собиралась, легко и играючи перемахнув через нее, даря юной всаднице на несколько мгновений незабываемое ощущение полета, после чего мягко приземлилась на все четыре копыта, зубы Генриетты только клацнули, и, радуясь свободе, понеслась дальше.

[nick]Henrietta Manro[/nick][status]Викторианская Мальвина[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2hn9zsi.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>Человек |10 лет</span><span>Дочь профессора, маленькая всезнайка </span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=264">Анкета</a></span></div>[/profile]

+1

9

Утянуть профессора Манро в оживлённую беседу было делом пары пустяков. Образованный мужчина имел своё мнение по любому поводу, и любил делить его с людьми своего уровня знания, совершенно забывая про время. Про всё на свете. Эли в былые годы умела весомо повиснуть на локте мужа, невербально давая понять, что она устала от живого обсуждения напалеоновских компаний, ушлой экономической аферы Натана Ротшильда и прочих находчивых мужей Англии, которых надо бы стыдиться, но слишком уж восхищаешься.
Генриетта увы, была на лошади, в безопасности которой Росс был слишком уверен.
Он заметил всю ситуацию только тогда, когда его собеседник, граф, стоящий лицом к полю в этом лице поменялся и выкрикнул
- Росс, смотрите!
Росс повернулся и тут же дёрнулся, крикнув: "Генри!". Он вскочил в седло за каких-то три секунды, но это были ЦЕЛЫЕ три секунды для почувствовашей ветер Герды. Она неслась, тёмная грива развевалась и щекотала руки девочки, в мощные толчки задом постоянно создавали ощущение, что на следующем таком Генри перелетит через голову животного.
- Но-но-но! - подгонял профессор собственного Лорда, который очень уж медленно нагонял Герду. Ноша лошадки была в три раза легче, и у неё была фора. И чем больше мужчина смотрел на сжившуюся на седле девочку, тем больше боялся, что скотина сейчас споткнётся, испугается лошади, оступится наступив в яму. Что руки дочери банально не выдержат. И чем больше он нервничал, тем сильнее и злее подстрекал Лорда к скачке коротким хлыстом. Конь вытянулся почти в струнку, наконец сокращая расстояние.
Герда сделал небольшой крюк у леса, поскакав вдоль его кромки, и только этот манёвр позволил Россу спустя целых две минуты нагнать животное, свесившись с седла и ловя узду.
- Стой, стоять, тпрууу! - охрипшим и резким голосом скомандовал Росс, и Герда достаточно смирно послушалась, хоть и удивлённо подняла уши - они уже не гуляют?... - Генриетта! - на выдохе строго, чуть резче, чем хотел, сказал Росс. Он слишком переволновался и от того говорил резче, чем обычно, - Я же сказал тебе, никакой рыси! Бессмертной себя почувствовала?
Он сделал пару выдохов, тяжёлых и хрипящих от скачки, тревожными глазами осмотрел дочь, на предмет ран, но увидел испуг и даже обиду, отчего присмирел и с очередным выдохом утянул девочку к себе на седло, привязав узду Герды к луке.
- Поехали, - негромко сказал он, послав Лорда шагом.
[nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

+1

10

Наверное следовало хотя бы зажмуриться, чтобы не видеть весь этот кошмар сливающихся в одну сплршную полосу деревьев, но даже на это у Генриетты не было сил. Даже держалась она в седле исключительно благодаря тому, что от страха, кажется, вообще к нему приросла или превратилась в маленькую каменную статую. Больше девочка даже не пыталась остановить лошадь, вцепившись не в поводья, а в седло. Будь на месте Генри кто-нибудь постарше, он бы скорее всего так не испугался и сумел бы справиться сам, не растерявшись, но на месте Генриетты была сама Генриетта и все вышло как вышло. И неизвестноно, куда бы ее унесла почувствовавшая волю лошадь, если бы не отец.
Для Генри закончилось все так же внезапно как началось. Герду остановили, а родной голос заставил девочку испуганно-радрстно встрепенуться. И почти сразу же сникнуть, слишком рассерженным выглядел отец. Вот только на что? Она же не виновата, что все это случилось! И она уж точно не собиралась ехать рысью и тем более без него. И хотя настоящей леди вообще-то не полагалось проявлять эмоций, а в любых ситуациях сохранять спокойное достоинство, на лице Генриетты проступила обида, видная на нем не менее явственно, чем страх. Впрочем, как бы сердит не был Росс, но с седла он ее снял, перетягивая к себе. Сведённые от страха судорогой пальцы разжать удалось далеко не сразу, да и то только для того, чтобы сразу же судорожно вцепиться в отцовский сюртук. И лицом в грудь отца Генри, несмотря на всю обиду, тоже уткнулась сразу. Девочку ощутимо затрясло и от пережитого страха, и от того, что все теперь закончилось. Кроме одного, отец наверняка на нее все ещё сердился. На его лицо Генриетта не смотрела, продолжая испуганно сопеть ему в грудь, но точно была уверена, что он сердится. Но заговорить она все равно смогла далеко не сразу, да и тогда голосок дрожал и то и дело срывался:
- Я не собиралась... рысью, - Генри судорожно вздохнула, - ты же сказал, что нельзя, и никак не собиралась... - к дрожанию примешалась и обида. Как отец мог подумать, что она его ослушалась? Она же никогда так не поступала! - Пр-росто отпустила немного поводья, чтобы Г-герда попаслась, пока ты разговариваешь... - тут Генриетта смолкла, вместо этого судорожно не то всхлипнув, не то вздохнув. Кое о чем говорить не хотелось, но если папа и так сердится, то хуже от разочарования, что она не так хорошо держится в седле, хуже точно не будет.
- А потом, когда попыталась их подобрать, качнулась и случайно ударила ее ногой,  - Генри вздрогнула и теснее прижалась к отцу, вновь переживая этот неловкий и глупый момент, - и Герда пошла. Я все делала как ты показывал, но она не останавливалась. - На последних словах голос Генриетты упал до виноватого шёпота, а потом и вовсе сорвался во всхлип. Девочка закусила губу, чтобы не зареветь, всё-таки леди совершенно неприлично давить на жалость слезами. Вот только из-за пережитого страха и успокаивающих отцовских объятий непрошенные слезы все равно подступали к глазам, беззвучно и незаметно для самой Генриетты катясь по щекам.

[nick]Henrietta Manro[/nick][status]Викторианская Мальвина[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2hn9zsi.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>Человек |10 лет</span><span>Дочь профессора, маленькая всезнайка </span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=264">Анкета</a></span></div>[/profile]

0

11

Россс не был исключением из рода человеческого, а ему, как известно, свойственно свои слабости прятать негодованием. Но можно ли отчитывать ребёнка, который так судорожно цепляется за твой сюртук? Бесспорно, джентльмены, сторонники сурового воспитания, непременно сказали бы, что поблажки портят лучшее, что есть в детях и попрекают порокам. А профессор Манро только тяжко вздохнул, слыша судорожные вздохи дочери, приближающиеся к слезам. Определённо он надеялся, что этот день пройдёт без таких вот неприятных моментов...
Росс ещё раз вздохнул:
- Ясно, - сказал он, держа одной рукой поводья и размышляя, стоит ли таки пожалеть ребёнка или дать прочувствовать урок?... Раньше с этими мелочами справлялись няни и супруга, а сам Росс привык воспитывать более взрослых детей. На этом моменте мужчина вдруг приподнл брови, глядя вперёд и тихо рассмеялся. Над самим собой, бесспорно. Ну посмотрите, не старый ли он дурак? Считает, что воспитывает большие умы и пугается сделать не правильный выбор в таком простом вопросе! Так скоро он и профессором называться не будет иметь права!
Всё также беззлобно смеясь, он погладил Генриетту по голове и достаточно просто сказал:
- Прости, я был не прав. Я просто волновался за тебя, - разве не честности в нужные моменты он учит своих собственных учеников? Честности и умению признавать свои ошибки, - Все ошибаются, родная, значит в следующий раз ты не отпустишь повод.
Лорд, горделиво поднимая ноги, дошагал до ограды ипподрома, где уже поджидали взволнованный конюх и обеспокоенный граф.
- Я прошу прощения, профессор, - сказал владелец конюшен, - Герда, обычно, очень спокойная девочка. Ваша дочь цела?
- О да, всё закончилось благополучно, - ответил Росс, спрыгивая и снимая с седла Генриетту.
- Отлично, - граф чуть расслабился, очевидно удовлетворённый тем, что лицо старого друга не искажает неодобрение и гнев. Никому не приятно чувствовать себя виноватым. - Я хочу пригласить вас к себе на ужин, - сказал он с широкой улыбкой.
И в первое мгновение Росс был близок к тому, чтобы в привычном жесте взяться за лацкан, пошутить насчёт изысков кухни и сказать "ну конечно!", но тут его руку взяла дочь, и мужчина вспомнил, что обещал ей пикник. Росс кашлянул:
- Друг мой, мне право неловко. Если бы я знал заранее, что вы подъедите... видите ли, я обещал дочери пикник на природе, и если вас не обидит...
- А, да-да... Чтож, в следующий раз.
***
Пикник - дело прекрасное. Плед, трава, воздух, не пахнущий едким лондонским смогом или рыбой, природа и... муравьи. Два чёрных маленьких муравья обнаружились на свежесобранном сендвиче Генриетты в тот самый момент, когда она взяла его в руку и попыталась отправить в рот. Она подняли передние лапки, будто бы восклицая: "не ешь меня, человек!".
[nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

Отредактировано Game Master (8 апреля, 2018г. 22:38:38)

+1

12

Генриетта удобно расположилась на пледе, уютно притулившись под боком у отца. Детская психика пластична и девочка уже совсем оправилась от испуга и повеселела, о пережитом напоминали лишь все еще немного красные и припухшие глаза да кончик носа, который, стыдясь своих слез, натерла уже сама Генри. Да и чего ей было оставаться грустной? Папа больше не сердился и они вместе так удобно расположились на траве, любуясь природными красотами и поедая вкуснейшие сендвичи. Ну может последнее и было преувеличением, но девочке они казались именно такими благодаря разыгравшемуся аппетиту. Беспокоил только один вопрос и Генри не преминула его задать, пока сооружала очередной сендвич:
- Пап, а Герде ведь ничего не будет? - она искательно заглянула в глаза отца. - Все-таки я сама отпустила повод.- Разумеется, отец был прав, больше Генриетта такой ошибки совершать не собиралась, но вдруг лошади попадет за этот раз? Этого бы девочке не хотелось, несмотря на неприятное приключение, Герда ей все-таки очень понравилась и Генри бы хотела прокатиться еще раз. Не сейчас, конечно.
"Но позже - обязательно!" - мисс Манро перевела взгляд на свой сендвич, который уже подносила ко рту, и наконец заметила муравьев.
- Ой, - девочка поспешно оставила руку подальше, рассматривая две точки с прорезавшимся на лице подозрением. В первую очередь в памяти почему-то всплыли африканские кочевые муравьи, про которых ей рассказывал отец и изображения которых она видела в натуралистических альбомах. Конечно вряд ли английские муравьи были им подобны, но Генриетта все равно поспешно положила сендвич на плед и теснее прижалась к отцу. Чуть помолчала, наблюдая, как деловито засуетились муравьишки, пытаясь утащить не то лист салата, не то сразу кусок вареного мяса, и уточнила:
- Африканские кочевые муравьи ведь не могут перебраться в Англию, да? - хотя если посмотреть на этих, то сомнения определенно закрадывались, особенно, когда к сендвичу стали целеустремленно пополз еще один муравьишка, словно собратья его на пир позвали.
Впрочем, из-под отцовского бока, папа же всегда защитит, если что, наблюдать за муравьями было даже интересно. Они деловито сновали по оставленному сендвичу и совсем не боялись сидящих людей, хотя те спокойно могли их раздавить. - А они смогут втроем утащить целый кусок? - молчать и просто наблюдать Генриетте очень быстро надоело, тем более что суета становилась однообразной, муравьи все никак не могли решить, то ли что брать, то ли как им это все утащить. - Может им помочь? - с сомнением поинтересовалась она. Первые, откровенно смешные и детские мысли, насчет муравьем-убийц из головы Генри уже вылетели, а этим она даже сочувствовала, вон как стараются бедненькие, а толку от этого пока никакого. Сгонять насекомых Генриетта тоже не пыталась, она была не из тех девочек, что при виде мелкой букашки начинали визжать и звать няню или гувернантку, чтобы убрала противное насекомое. Генри тяжело вздохнула и задала очередной вопрос:
- Почему, если я девочка, я должна бояться насекомых? И если я их не боюсь, то это странно? - вообще Генриетта терпеть не могла, когда при ней, и более того в ее адрес, употребляли это слово, но сейчас оно подходило как нельзя лучше. Вообще девочку так и подмывало пожаловаться на недавнюю обиду целиком, но леди жаловаться и ябедничать не положено, а потому она как всегда ограничилась только вопросам. Авторитету отца она безоговорочно доверяла, свято уверенная в том, что его слова являются истинной в последней инстанции. И уж точно при следующей встречи старшая сестра Кэтрин Уоткинс ни за что не сможет их оспорить.

[nick]Henrietta Manro[/nick][status]Викторианская Мальвина[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2hn9zsi.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>Человек |10 лет</span><span>Дочь профессора, маленькая всезнайка </span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=264">Анкета</a></span></div>[/profile]

Отредактировано Henrietta Manro (9 апреля, 2018г. 22:19:54)

+1

13

Вообще, Росс не одобрял кормления насекомых тем, что может накормить их, ровно как и не сильно бы брезговал бутербродом, по которому походил муравей, но лучше бы без них. Потому на отданный насекомым хлеб, ветчину и зелень он смотрел с некоторой тоской мужчины. Но чем бы дитя не тешилось...
Он мимолётно погладил дочь по плечу, от своей закуски не отказываясь.
- Африканских кочевых муравьёв, или научно Dorylus wilverthi, сами не могут перебраться в Англию, родная. Море, для которого и мы то муравьи, проглотит всю многомиллионную колонию и не накормит даже мелкую стайку рыб этим. Другое дело люди. Мы, люди, можем привести что угодно, откуда угодно. Порой это прекрасно, порой пугает. Впрочем, это не вопрос на сегодня. Не переживай, это самый обычный чёрный муравей, не вспомню сейчас его научного названия, и если их придёт сюда пара десятков, они утащат твой сендвич, а пара сотен - всю корзину нашего провианта. И знаешь, кормить маленьких и слабых конечно правильно, но я бы всё таки съел ветчину сам, - с этими словами он открыл корзинку и стал быстро мастерить Генриетте новый бутерброд.
Муравьи, ликуя и отдавая дань человеческой брезгливости, с большим энтузиазмом терзали хлеб и ветчину. За какую-то минуту из 3-х их стало 10, и они уже уверенно отдирали по крошке и относили в траву.
- Почему, если я девочка, я должна бояться насекомых? И если я их не боюсь, то это странно? - прилетел в спину Росса один из тех самых, неприятных вопросов, на которые не всегда знаешь, как ответить правильно. Мэгги ему часто повторяла - если не заниматься девочкой, она вырастет странной. Сам Росс с отцовской беспечностью смотрел на это сквозь пальцы. Он не знал, кто прав, но его девочка слушалась, не вредила другим и прилежно училась, она наверняка сможет определиться с тем, насколько она "странная" или "нормальная" сама. Ему хотелось в это верить.
Выдохнув, он передал Генри новый сэндвич.
- Просто многие девочки бояться. Это то, что называется "стереотипом", "характерной чертой". Люди ожидают, что ты будешь бояться насекомых, ровно как и могут ожидать, что у тебя высокий голос, и с возрастом будет женственная фигура. Но это не значит, что не бывает исключений, - Росс улыбнулся ей, - И знаешь, что-то интересное всегда делали люди исключительные. Так что можешь гордиться тем, что не боишься насекомых.
С этими словами он доел свою закуску и с благодушным видом посмотрел на пейзаж - внизу, вдали, был ипподром, где силуэты лошадей плавно, как во сне, галопировали по зелёному полю.
- Тебе всё понравилось сегодня? - спросил он у дочери.
[nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

Отредактировано Game Master (16 апреля, 2018г. 17:50:58)

+1

14

- Dorylus wilverthi, - старательно повторила Генриетта, запоминая новое название, как и все то, что отец говорил. На лице девочки появилось задумчивое выражение и она открыла было рот, чтобы поинтересоваться, зачем тогда что-то делать, если это пугает других, но вместо этого Генри сморщилась нос, тонко чихнула, улыбнулась и сказала совсем другое. - Но корзинку же мы, если что отберем? - один сендвич она им ещё готова была пожертвовать, а всю корзинку - нет, тем более что там помимо всего остального была бутылка с ее любимым лимонадом и булочками с кремом. Генриетта подглядела как все это укладывала кухарка и теперь с нетерпением ждала, когда же можно будет приступить к сладкому. Но леди не едят сладкое до всего остального, так что она терпела, хотя сендвичи тоже всё-таки были вкусные, тем более их делал папа.
- Ага, - задумчиво и со значением протянула Генри, беря сендвич и откусывая от него кусочек. Ну а поскольку леди не должна говорить с набитым ртом, то после загадочного "ага" она смолкла, старательно, как предписано книгами, пережевывая откушенное. Думая, правда, вовсе не о том, что жуёт, а о том, что она вполне имеет право не соответствовать чьим-то ожиданиям и не бояться насекомых, и что это вполне может привести к чему-то значительному, а ещё может не иметь женственных форм. Последнее огорчало, потому как согласно поучениям некоего "месье Ренуара" женственность являлась обязательным атрибутом истинной леди.
"Или это не связано между собой?"
Девочка дожевала и посмотрела на отца, хмуря брови и решая, стоит ли задавать ему этот вопрос или нет. Но всё-таки не стала, решив, что лучше спросить у бабушки. Та, конечно, ответит в своей ироничной манере, но все равно наверное в вопросах женственности обращаться лучше к ней. Тем более, что тот сам задал вопрос.
- Да, - Генриетта с энтузиазмом закивала, - мне все очень понравилось и нравится! - личико девочки сияло, лишний раз подтверждая, что плохое в детском сознании быстро затирается под натиском более приятных впечатлений. Правда, несмотря на эту радость, с ещё одним вопросом девочка помедлила, не то, чтобы собираясь спросить что-нибудь заковыристое, но осознавая, что с ее стороны это может быть несколько эгоистично. Одно дело сидеть с отцом в его кабинете во время работы или ездить с ним по делам, и совсем другое - такие вот выезды на природу. Но всё-таки спросила:
- Мы же ещё так будем выбираться? И на лошадях покатаемся нормально? Я обещаю, что больше не буду отпускать поводья! - девочка состарила просительную мордашку и заглянула отцу в лицо, а получив утвердительный ответ просияла ещё больше и с удвоенным аппетитом вгрвзлась в сендвич. Увидь ее сейчас кухарка, плакала бы от умиления - такой аппетит был для Генриетты редкостью. Но сейчас то ли обилие свежего воздуха и впечатлений на нем сказывались благоприятно, то ли наличие рядом отца.
Доев очередной сендвич, Генриетта прислонилась к отцовскому боку, поглядывая на корзинку,  но брать из нее булочки пока не спешила. У них впереди ещё столько времени, чтобы насладиться и ими тоже.
- Маме бы здесь тоже понравилось, да? - Генри потерла глаза, но не от того, что на них навернулись слезы, маму она почти не помнила и разговоры о ней скорее были в радость, а потому что вдруг стало как-то сонно. - Тут так красиво и зелено, лучше чем в парке в Лондоне.

[nick]Henrietta Manro[/nick][status]Викторианская Мальвина[/status][icon]http://i63.tinypic.com/2hn9zsi.jpg[/icon][profile]<div class="prof"><span>Человек |10 лет</span><span>Дочь профессора, маленькая всезнайка </span><span><a class="p-link" href="http://brimstone.rusff.ru/viewtopic.php?id=264">Анкета</a></span></div>[/profile]

0

15

- Будем, - пообещал Росс, но услышал в своей голове грозный голос Мэгги: "Не обещай ребёнку то, о чём забудешь!", - и добавил, - Когда я, как и сейчас не буду так похоронен под работой. Обязательно будем выбираться. В конце концов, ты же ещё не научилась ездить как следует, а я не буду профессором, если позволю студенту учится как попало.
Он шутливо щёлкнул дочь по носу и взял себе гроздь винограда, с наслаждением отправляя себе в рот по ягодке. Любопытно, за эти несколько часов его ни разу не посетили мысли о его исследованиях. Это воистину был редкий день такого уютного и абсолютного покоя, день, когда Росс Манро полностью смог посвятить себя дочери, а не своим извечным бумагам. Он сидел и думал о том, что такому дню не хватало только одного человека... одного давно ушедшего...
- Твоей маме? - Росс приподнял брови будто в рассеянном внимании, на самом деле пряча свою ностальгию в этом напуском беспечном выражении. Да, он тоже думает о её матери, слишком часто думает, когда проводит часы вот так, наедине. - Да, она любила пикники. Мастерски их организовывала, должен я сказать. Подходила ко всему с тщательностью и вниманием истинной леди. И вот казалось бы, заходит в комнату такая беспечная и озорная, будто бы только это всё решила. А на самом деле нет, всё продумала, и где мы сядем, и что будем есть, и как разместиться так, чтобы нас не доставали насекомые. Признаться, я вроде учёный, а так и не разгадал этот секрет, - профессор рассмеялся, уловив заспанное моргание дочери и приобняв её, прижимая к себе. Да, слишком часто думает о Эли, но это те сладкие воспоминания, которым и больно, и приятно коснуться время от времени. Которые ты для того и бережёшь, чтобы рассказать дочери о том, насколько шикарная у неё была мать, хранительница очага, ангел, каким его и не надеялся получить себе Манро.
- Когда-нибудь ты вырастешь, будешь самой умной и проницательной леди и точно также организуешь лучший пикник для своей семьи, своего мужа, ваших детей. Сможешь выбрать место и разложить плед и еду так, чтобы туда не залезли насекомые, не то, что я. Будешь рассказывать о том, как правильно ездить на лошади в дамком седле, мне кажется, девушка всё равно объяснила бы тебе это лучше. Сделаешь кого-то самым счастливым. Моя прекрасная леди, - Росс улыбнулся, гладя дочь по волосам. Не озвучивал он странных мыслей, навеянных горько-сладкой меланхолией, о том, что муж его дочери должен быть куда внимательнее к своей семье, чем он сам. потому, наверное, Генриетте лучше выходит  замуж за кого-то менее одержимого знаниями.
[nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Среди зеленых холмов и полей