Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Пусть нашу встречу скроет лондонский туман


Пусть нашу встречу скроет лондонский туман

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Лилиан Сантар и Арон Ферро
17 октября 1886, вечер, задний двор детского приюта

Арон хочет разобраться с мучающим его кулоном, с той мистикой, что непрошенно поселилась в жизни и уплывает. Возможно надолго. Возможно на годы? Кто знает, как затянется экспедиция. Напоследок он решает ещё раз поговорить с Лили, с которой не виделся весь месяц.

0

2

Они встретились ближе к 8 после полудня. Октябрьский вечер, уже тёмный и промозглый, отдавал первым признаком тяжёлого английского смога. Тяжёлый влажный воздух, теряющий последнее тепло дня... Лили выдохнула и подняла глаза на Арона, немного тревожные, глубокие, задумчивые. У них есть лишь минут 15, может 20... потом дети уже не смогут делать вид, что играют с отсутствующей леди Лилиан.
- Значит, ты уезжаешь? - спросила она. Неловкие приветствия уже были. И первая нервная дрожь уже прошла. Они почти не общались после случая на балу. Лили... посчитала, что не готова поссориться с семьёй из-за своей маленькой отдушины, но вот сейчас опять было тягостно, тянуче, почти больно стоять и вести просто светскую беседу. Ну почему они такие разные?! - Я... удивлена. Тут столько всего происходит, эти забастовки, эти споры. Я была уверена, что ты останешься, - "я хотела, чтобы ты остался. И не могла разрешить тебе с тобой видеться. Но как приятно думать, что где-то близко есть кто-то дорогой и знать, что у него всё хорошо... Она ведь из-за этого? Из-за этого же?". Лили опустила глаза и на секунду закусила губу, - Но может оно и к лучшему, или... - Лили недолго посмотрела на Арона, потом на всё вокруг и поняла, что от узла в горле не получается связать двух слов. Бессмысленные, пустые фразы слетали, чтобы замять неловкость, а неловко становилось только больше. Грустно, страшно, как угодно! - Зачем тебе это? Эта поездка... выглядит странной.

+1

3

Эту встречу он представлял себе немного иначе. Более теплой и менее печальной, наверное. Сейчас смотря на то, как расстроилась Лилиан в душе что-то крошилось как лед на весенних реках. А уж мысль о том, что пока он там плавает ее могут выдать замуж Ферро с самого начала попытался задвинуть подальше, иначе уж как то совсем траурно получается. Хотя в ситуации контрабандист находил некоторую иронию, когда он нужнее всего был тут, когда наконец люди отстаивать свои права, а ситуация обострялась... Он уезжал. Конечно, можно было бы обвинить себя в малодушии и трусости, но Ферро практически с самого начала решил, что он живой полезнее для всех, нежели мертвый и сошедший сума. Правда от уверенности их встреча не становилась менее неловкой. Это прямо витало в воздухе и раздражало.
- Да, Лил, уезжаю. В необыкновенную Бразилию, в которой раньше я не бывал. Ведь мне не впервой тащиться черт его знает куда, я всегда возвращаюсь. Вон даже дважды с того света вернулся. - мужчина улыбнулся. Хорошо, что все обстоятельства возвращения с того света знал только он один.
Девушка выглядела расстроенной до глубины души. Интересно отчего. Он же не на фронт уезжает.
- Ты главное не переживай, если что будет нужно - ты всегда можешь обратиться к Францу через мелких. А он у нас ушлый, заболтает кому угодно что угодно, достанет что нужно и вообще не управляющий, а золото.  Но самое главное ему ты можешь доверять так же как и мне. Лил, посмотри на меня. - мужчина приподнимает лицо девушки за подбородок, осторожно.
- Я уже не раз уплывал и не представляешь, насколько хотел бы остаться. Тут столько происходит всего, что только успевай газетчикам на уши капать, но это единственная ниточка и возможность, которая ведет к возможности найти причину сумасшествия дяди и его команды. - тут мужчина осекся, продолжать дальше не стоило. Лили разволнуется, а когда он уедет будет переживать еще сильнее. Ферро то надеялся просто по теплому попрощаться... ну и хотел увидеть ее последний раз перед отплытием. Он сам не мог сказать, сколько его будет мотать по морям. Несколько месяцев, год, два...
- Хочешь я привезу тебе попугая? Они ведь водятся в Бразилии, верно? Здорового такого, цветного. Бигль точно будет счастлив. Или павлина, чтобы он важно расхаживал по саду. - Мужчина улыбался, а глаза его смеялись. Он не хотел чтобы последнее воспоминание перед отплытием было неловким - Хотя нет, давай лучше ты сама скажешь, что тебе привезти.

+1

4

Лили заставила себя улыбнуться. Она просто не имела морального права отягощать его ещё и своими девичьими переживаниями, даже если они касались самого Арона. Может быть так даже лучше? Время лечит, папа и Кристоф часто поговаривали, что со временем всё остывает. Но хочет ли она, чтобы остыло?
Хватит, Лили, это надо, вам обоим надо!
- Попугая. Павлина. Кенгуру. Арон, серьёзно, не мучай животных, тем более, что сад мой окончательно умер... - пошутить не получилось, Лили сбилась и опять поникла, как неудачливый актёр в неубедительной роли. Ей опять вдруг захотелось заплакать, слишком часто за последние дни, а потому она опять опустила глаза, собираясь с мыслями и украдкой гладя решётку рукой в перчатке. - Себя привези, живого. Даже если мы больше не встретимся, себя привези. Мне... кажется что я теряю близких людей даже если они находятся рядом. Аленари и Алек уплыли, ты знаешь, мы с ним так и не смогли после объясниться и я... в строчках письма всё не ложится как надо. Папа... - тут Лили сбилась окончательно и мотнула головой подняв подбородок и посмотрев в сторону тёмной вечерней улицы. Нет, нельзя. Она итак слишком много семейного рассказывает Арону, она не имеет права разглашать такие вещи, как подозрение... нездоровости собственного отца. Было так досадно от самой себя - ни выдержки, ни уверенности, ни той улыбки, с которой она провожала всех и всегда. С маленьких детских лет. Она ведь привыкла, что родные уплывают с маленьких детских лет. Значит просто надо вспомнить, как это делается.
- Не бери в голову. Тебе надо плыть с ясными чувствами, - куда более твёрдо и уверенно сказала девушка, поворачиваясь опять к Арону. - Просто скажи, куда, если будет время... Как только будет время я напишу тебе.

+1

5

Ну вот она улыбнулась хоть на мгновение. А потом снова опечалилась. Да что происходит, дьяволы его раздери? Может стоило навязывать свое общество весь этот месяц. Хотя куда там. То спички, то вся эта история. То одно, то второе, то третье. Интересно, что он упустил в это время. 
- Кенгуру? Эй, я же не в Австралию собрался. Кто в своем уме вообще туда поедет? Нет, я конечно иногда делаю безумные поступки, но это даже для меня слишком. - попытался он подбодрить Лилиан. Все таки с ней было что-то не то и виной тому вряд ли был увядший сад.
- Зато теперь у тебя есть возможность высадить новые цветы, обустроить его иначе. Сделать все лучше. Я могу привезти тебе баобаб. посадишь его и будут твои гости ходить а ахать на это дерево. Я то все равно приеду живой. Я не могу умереть. У меня тут Франциск, волчонок, искра, забастовки, кот. Кто эту мохнатую морду будет кроме меня терпеть. Лили. - он позвал девушку, все еще пытаясь заглянуть ей в глаза - Я не умру еще и потому, что не хочу тебя оставлять - говорил он негромко, так чтобы слышала только девушка - Если будет нужно, то с того света вернусь и в третий раз, и в четвертый, и Атлантику преодолею вплавь. Тем более меня твой платок хранит. Я тебе обещаю, что вернусь живым. - девушка прибывала в расстроенных чувствах и судя по тому, как все оборвалось на словах про отца, тут была замешана семья. В такие моменты даже начинаешь ценить такое малое количество родственников. Хотя проблемы с матерью ка были у Ферро, так и остались. Ей о своем отъезде он даже не сообщил.
- Нет смысла ехать с какими-то там чувствами. Ехать нужно с намерением вернуться. Лучше расскажи, что у тебя случилось. Не отнекивайся, я же вижу, что ты сама не своя. Поверь, думать весь путь туда и обратно что случилось тут и изводить себя этим явно не самое приятное. Что-то с семьей?

+1

6

Лили рассмеялась, представив развесистые тропические лианы, сиротливо мёрзнущие в лондонском ноябре. Пусть слабо и тихо, но рассмеялась, мысленно благодаря Арона за то, что он такой, какой он есть - находчивый, не унывающий петушок...
Лили ещё раз посмотрела внимательно в его глаза и черты лица, будто бы ещё раз запоминая. Будто бы в последний раз.
Да... она может, она должна кое-что сказать и сделать прямо сейчас и вовсе не о семье. В конце концов, Арон ничего не сможет поделать с настроением отца, в отношениях с братом. Разве что сделать только хуже одним своим появлением...
- нет... нет это не важно, то что я говорила, всё не важно. Прости, что заставила тебя переживать на дорогу. Я последнее время сама не своя, но ты не должен об этом думать, правда, - Лили положила свою ручку в перчатке, поверх его. - Это странный год, вот и всё. И все вокруг странные. Наверное нашу семью слишком шатают тревоги и... Арон я не хочу прибавлять им ещё... - Лили сделала глубокий вздох у убрала ладошку с руки Арона, - Ты уплываешь, я действительно зря переживаю об этом, это хорошо. Я надеюсь... я надеюсь, твоё сердце успокоиться в этом плавании. И моё тоже.
Лили прямо и внимательно посмотрела в глаза напротив.

+1

7

Несмотря на его старания ему в который раз твердили, что это не его дело. Наверное с таким же упрямством, с которым он старался показать этой девушки, что любит ее и отступаться не собирается. Такое молчаливое противостояние нежелание впускать в свою жизнь и желания туда залезть. Даже немного обидно было оттого, что ему не доверяют настолько. Он сам практически се рассказывал без утайки. 
- Для я меня это важно - упрямо произнес мужчина накрыв ладонь девушки своей. Она говорила, говорила и с каждым словом становилось все обиднее и больнее. Вот как. В очередной раз. Ферро некоторое время молчал, не препятствуя тому, что Лилиан отдаляется от него. Просто... Дьяволы, как неожиданно все это было. Лучше бы он еще раз проверил снасти и запасы, чем перед отплытием услышать такую новость. До чего же обидно, мать вашу.
- Вот как оно значит. Теперь я еще и ненужная тревога. Славно-славно. - мужчина осекся и усмехнулся. К такому он не готов был совершенно. - Я даже не знаю, что думать, если честно. С одной стороны, ты наконец созналась, что тебе не все равно, а с другой даешь мне от ворот поворот. - Ферро снова замолчал. Чувство обиды только нарастало.
- Скажи, что ты хочешь на этот раз. Чтобы я забыл твое имя, как ты выглядишь и вообще больше не появлялся в твоей жизни? - девушка даже не представляла, как сейчас контрабандист надеялся на отрицательный ответ. Но опыт подсказывал, что он сейчас опять услышит "мы из разных миров", в очередной версии. Уже в пятый, кажется, раз.

+2

8

Царапало, но сказанное надо договорить, начатое - закончить. Больно, до ужаса, но если он не поймёт сейчас, то не поймёт никогда. Да-да, это ужасно отправлять его с такими мыслями в путь, да! Но, наверное, единственно правильно. Он не будет счастлив, пытаясь угодить её жизни, она не будет счастлива если поссориться с семьёй, так не лучше ли побыть несчастными этот один вечер? Так надо, Лили, послушай разума, так надо.
Она смотрела пару секунд на его руку. накрывшую её, а потом медленно выудила кисть, глубоко вздохнула и заговорила, слыша свой голос и... И Бог свидетель, как тяжело ей было сейчас смотреть в глаза Арона, но это было нужно! Так, чтобы он поверил.
Он встретит кого-то бойкого, умного, уверенного и простого. Того, с кем ему будет всегда беззаботно и уверенно. Того, для кого не надо выдумывать как себя вести, как говорить, как одеваться. Чьи родители... её родители, да, её, примут его. Лили постаралась представить такую девушку, какую желает ему рядом - с золотистыми волосами, кудряшками и красивыми плечами. Дерзким бойким взглядом.
- Я хочу, чтобы ты понял меня. Сейчас, перед отплытием. Наверное ты не поймёшь в данную минуту, и в последующий час, поверь, я вижу, что тебе обидно, но так надо. Ты... обдумай мои слова, через пару дней ты поймёшь, что я была права. Арон, я очень люблю свою семью, больше своей жизни, больше любого своего занятия. Я не могу быть счастлива, пока кто-то в беде, в тревоге, проклинает меня или сходит с ума. Мой отец, мой старший брат, Кристоф, они очень ценят своё происхождение. То, что не так важно для меня - для них важнее всего. Но это не единственное. Самое главное, что в семье идёт разлад, и большего я сказать тебе не могу. Я не имею никакого морального права сейчас терять голову и... и уходить в другой социальный круг, бросая их. Бросая его. Мой отец... Арон, мой папа... нездоров. Наверное. И я никого не сделаю счастливым если отвечу тебе. Даже тебя. Подумай, какими ты видишь нас вместе? Я не умею ничего делать по дому, а ты человек из простого круга. Это не плохо! Но даже если я выучу всё, что должна знать женщина рядом с тобой, мне будет не хватать того быта, каким я жила. Мне будет не хватать моей семьи. Ты... Когда ты последний раз говорил с матерью? Представь, каково бы было, если бы тебя за твой поступок ненавидели все - и твой брат, и твой дядя. Может быть я не права, ты сильный, ты бы наверное выдержал, но я не смогу. Я хочу... Я хочу чтобы ты меня понял. Ты знаешь я ведь искренне желаю тебе счастья, с кем бы ты его не нашёл. Пожалуйста... просто скажи мне, что ты не будешь держать зла за это... Хотя нет, ты можешь злиться, - она печально улыбнулась, - Главное поверь, я не со зла.

+2

9

Надо, надо, надо, я обязана, так велит долг, поступать по совести... Черт возьми, а жить когда? Радоваться? Или это совершенно недозволительная роскошь в мире Лилиан?!И причем здесь вообще была его мать.
-Лил, не приплетай сюда эту женщину. Тут совершенно другое. Тут не уход из семьи. Тут предательство. Когда твой муж там, за морем рискует своей жизнью, а ты потом приносишь  в подоле, ставя перед фактом. Я даже боюсь хоть на секунду задумаься, что было бы, если мой отец не умер там, в индии, а вернулся домой, в тот дом, где его жена нагуляла от другого потому что просто... устала? Устала выполнять обещание, которые сама же давала перед алтарем, не подумала как ей жить дальше и этим поступком, так или иначе, навредила и своему старшему сыну. Нет, Лил тут две совершенно разные истории - Арон злился, он ужасно жалел, что вообще пришел сюда. Нужно было заниматься чертовым кораблем. Но нет, он снова сунулся к Лилиан и снова получил от ворот поворот. Прям закономерность какая-то.
- Лилиан, ты все решила за меня. Быть может у вас в семье так принято, я не знаю. Думал ли как мы будем жить? Думал. Может я выгляжу как олух, как недалекий болван, но таким не являюсь. Я никогда бы не просил с тебя готовить мне ужин или упаси господь стирать. Я всегда знал с кем я имею дело. Я планировал купить дом, нанять слуг и не сунулся бы на порог к твоему отцу, без хорошей суммы за душой. Но... Ты хоть раз об этом спрашивала? - мужчина раздраженно цокнул и отвел взгляд. Грызло то, что Лилиан даже на секунду не представляла себя рядом с ним, не верила в то, что из всего этого низа Ферро может пробиться. В ее глазах его удел один -  таверна контрабанда, забастовки.
- Ты говоришь, что мы не будем счастливы. А ты будешь счастлива? Пожертвовав себя как овцу на заклание семейному благу. Выйдя, как того и хотят, за какого нибудь сорокалетнего лорда. Будешь? И за кой хер мне тогда возвращаться живым. По такой логике мне удачнее осесть где-то в гребанной Бразилии купив себе плантацию и найдя там женщину. - Арон даже не пытался заткнуться и прекратить нести все, что говорил.
- Нет, Лилиан, проблема как раз в том, что у меня нет денег, нет титула. И как бы ты себя сейчас не убеждала, что все это во благо, что дело совсем не в моем положении, это именно так. Ты не веришь, не можешь допустить мысли ни на секунду, что я могу выбраться из этого дерьма. Или что я, возможно, смог бы помочь тебе с отцом. Тебе легче убедить себя и меня, в том, что так будет лучше для мифических "всех", чем хоть раз в своей чертовой жизни создать сложности кому-то. Тебе легче когда тебя не ценят, как твой брат и считают вещью.

+1

10

Лилиан казалось, что она готова к тому, что ей могут ответить, что она знает, что ей могут ответить, но Арон говорил слишком много и бил слишком больно. Бесконечный словесный поток мужчины будто бы ядом заливался в кровь и эта боль, эта почти отчаянная боль плясала в глазах, залегала в сморщенных бровях, в дёрнувшемся уголке рта.
Мужчина винил свою мать (бедная женщина!), за то, что та захотела чуть больше счастья, будучи оставленной одной, и тут же упрекал Лили, что она ради своего (своего ли?) счастья не бросает других. Он говорил ей всё то, о чём она даже не думала, и какая-то гордая часть кричала внутри, возмущалась, сжимала кулачки и твердила: "Ты не прав, ты всё понимаешь не так, не смей приписывать мне слов, что я не говорила!". Но было кое-что сильнее. Она сама начала разговор. Она сама его ранила, наступила на хвост тропической змеи и та её сейчас жалила. А значит заслужила, испей, пусть это будет той правдой, которую надо принять.
Мужчина кричал, говорил всё более мерзко, оскорбительно и будь Лили в себе, непременно дала бы ему пощёчину. Не сегодня... Сейчас просто внутри что-то ещё больше треснуло, надломилось, упало. И только слабая надежда на то, что он наговорил всё это в гневе и не понимал значения своих слов.
Лили стояла, с этим болезненным взглядом, с народившимися слезами и опять выдавила из себя вымученную улыбку.
- Если... если думая так тебе будет легче, пусть будет так, - тихо, как шелест опадающей вокруг них листвы проговорила Лилиан. Свой голос она слышала будто из трубы, настолько шумело в ушах,- Наверное, я заслужила такое... отношение.
Она открыла рот сказать что-то ещё, напутствующее, но ком в горле стал буквально ныть. Она глубоко вдохнула воздух, развернулась и ушла, с каждым шагов всё быстрее и быстрее.

+2

11

И... И вот так всегда. Лучше бы она на него накричала или по морде дала или еще что-то. Но леди Сантар просто развернулась и попыталась сбежать. Вот уж дудки. Она однажды уже почти сбежала от него по сугробам прочь от сталилитейной фабрики. Хватит с него этих выкрутасов.
- Да постой ты! - мужчина зашел за ограду и нагнал девушку. Та не желала останавливаться. Он схватил ее за руку и развернул ее к себе, держа за плечи и смотря в глаза - Какое отношение? Что ты опять себе там выдумала? А, Сантар? Хватит решать  за меня! Я тебя люблю, хоть ты в упор замечать не хочешь! - Лили рыдала, рыдала из-за того, что сама себе надумала, но останавливаться и отпускать ее мужчина не желал.
- И ты будешь моей женой - Ферро тяжело выдохнул и отпустил плечи девушки. Он сказал все, что хотел. Обида все еще не отпускала. Он женится на Лилиан, чего бы она там не говорила. Всем назло.

+2

12

В такие тяжёлые минуты Лилиан жалела, что ней в её характере говорить что-то жестокое, что-то безповоротно-резкое, что она не в силах провести разговор так, чтобы человек ушёл. Арон будто пёс у которого отбирали кость погнался за ней и схватил, развернув к себе и продолжая жалить, будто бы ему было мало всего сказанного. Лили к своему стыду не могла сдержать слёз, потому что иначе сыпались бы слова. Такие же - глупые, обидные, не справедливые, уже по отношению к нему. Но ведь и мужчина был несправедлив к ней. Всё то, в чём обвинял как кривое зеркало, как портрет делал сейчас сам, и в какой-то момент это стало слушать уже невозможно.
Делая тяжёлые глубокие вздохи, чтобы успокоиться, она проговорила тихо, не смотря на лицо мужчины:
- Ты не прав, мне не легче, когда меня не ценят, потому я не стану твоей женой.
- Не ценят? Да пожалуйста! Пол года за тобой бегаю, а все что получаю - неприятности или в морду. На себя бы посмотрела Сантар.
В чём она виновата, в чем?! Что заставляет людей думать, что в выборе который они делают виноваты объекты их выбора? В неоправданных ожиданиях и в высоких надеждах...
- Арон, но ведь я не просила, не требовала, не предлагала тебе... ничего, - совсем. Она всегда старалась держать дистанцию, но теперь была виновата в каждой мелочи, ранившей мужчину, будь то вспышка Алека или его планы на будущее. У лили уже темнело в глазах от этого разговора, - Мне жаль, если в моих действиях ты увидел лестницу, по которой вошёл в воздушные замки, но это лишь значит... значит что может упасть лучше сейчас. Хватит, прошу отпусти меня, меня мучает твоё поведение!
- Или чертову цель, чтобы выбраться из этого дерьма. Иди, если тебе все это время было плевать. А я все равно добьюсь своего, - плюнул напоследок мужчина фразу, отпустил её и ушёл.
У Лили не было моральных сил посмотреть ему вслед, на слабых ногах дойдя до стены и обхватив себя руками она позволила себе проплакаться прикрывая рот рукой.
"Ничего... ничего... так будет правильнее, так будет лучше. Для всех".

+2


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Пусть нашу встречу скроет лондонский туман