Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Фрагменты обмана


Фрагменты обмана

Сообщений 31 страница 51 из 51

31

Странный, дерганный разговор был оборван и теперь все мысли устремились к вскрытому тайнику. Роланд уже жалел, что оставил его в таком виде – конечно, сын вряд ли поймет хоть сотую часть написанного, а слуги, по идее, должны быть собраны для объявления, но всё же… Что, если Лилиан не единственный «сноходец» в этом доме? Что, если виновник всего этого безумия прячется под маской лакея, горничной или дворецкого? Что если…
На подходе к библиотеке он резко замедлил шаг – дверь была приоткрыта, а внутри звучали голоса. Негромко и оттого неразборчиво, но все же узнать говоривших не составляло труда. 
Кристофер… когда он вернулся? Впрочем, неважно. Он здесь, и это хорошо.
Пользуясь тем, что ковер глушит шаги, Роланд подошел к самой двери и отсюда сумел уловить последние фразы.
На мгновение его губы тронула улыбка – улыбка странная, отрешенная, не добрая и не злая, бледный отголосок прежних эмоций. Старший сын всегда умел верно расставить приоритеты и, что ценнее, умел верно их перетасовать перед другими. Порой граф задавался вопросом – передалось ли это умение по крови или его первенец успешно усвоил то, чему его никто и никогда в открытую не учил?
Когда-то – кажется, совсем недавно – это вызывало чувство гордости, но теперь он скорее помнил эту гордость, чем испытывал ее. Призрачная улыбка пропала так же внезапно, как и появилась.
Роланд толкнул дверь, объявляя собственное присутствие. В несколько широких шагов, он приблизился к братьям.
– Кристофер, – короткий кивок в качестве приветствия и тут же протянутая рука – призыв отдать книгу. – Подождите в моем кабинете. Я хочу поговорить с вами обоими.
Слегка отступив, граф дал понять, что библиотеку нужно покинуть прямо сейчас. А когда за сыновьями закрылась дверь, он неторопливо, рассматривая каждый лист, собрал собственные записи.
Затем остановился.
Тайник – все еще распахнутый – напоминал какое-то мертвое животное. Растерзанное, не справившееся со своей задачей, бесполезное создание. Листы хрустнули в крепко сжатых пальцах.
Был ли это первый поход Лилиан? Видимо, нет. Две недели, две чертовых недели… Что она успела выведать, вынести за эти две недели? Как быстро обнаружила это место? Как скоро поняла секрет?
После коротких раздумий, Роланд отобрал несколько листов – самых важных записей и схем, тех самых, которые некоторое время придется носить с собой – остальное же сложил обратно. Проверил потайной шнур и нажал на скрытую панель.
Что ж, идея с библиотекой оказалась явно неудачной. Он учтет это на будущее. Обязательно. 
***
В кабинете Роланд опустился за стол и сразу же, без предисловий перешел к делу.
– Я полагаю, Кристофер, о сегодняшнем инциденте ты уже осведомлен. Тем лучше. – Взгляд обращался то к одному сыну, то к другому. – С вашей сестрой творится что-то очень неладное. Я бы даже сказал опасное – и для нее, и, вероятно, для нас всех. Сегодняшнее происшествие не было первым, Лилиан сказала мне, что испытывает некие… провалы в памяти уже более двух недель. Просто забывается. Утверждает, что в эти моменты словно бы находится во сне – сегодня ей казалось, будто она вышивает, а позже она обнаружила себя в библиотеке. Пожалуй, – глаза Роланда на секунду сузились, – пожалуй, я склонен ей верить. Она испугана, решила, будто страдает душевным расстройством. Однако, сам я в это не верю. Думаю, ее болезнь иного свойства и поэтому мне очень нужно ваше содействие. За последнее время не находили вы поведение сестры странным? Не слышали от нее или слуг чего-то необычного? Не видели, как Лилиан говорит с кем-то чужим, незнакомым?

+3

32

Расфокусированный взгляд Вальдена был направлен на книгу в руках Кристофа. В голове ютились вопросы. Много вопросов, так что не успевал он осмыслить другой, как на его место уже лез другой. Как давно? Можно сделать, например, что? Что пробовали? Но, на удивление, на душе действительно стало спокойнее. Уверенный голос старшего брата разложил основные моменты по полочкам, и пусть от этого гора разбросанных документов не стала представлять собой меньшую загадку, но эта тайна уже хотя бы приобрела очертания. По крайней мере, этой штукой умеют управлять.
Не успел Вальден до конца осознать всю полученную информацию, как поток мыслей прервал глухой стук дверной ручки о стену. Вальден обернулся и выпрямился, как только заметил Роланда. Понять, как прошел разговор с Лилиан, по лицу отца было совершенно невозможно. Последнее время оно стало для Вальдена ещё большей загадкой, и что скрывалось теперь за этим спокойствием, можно было только гадать. Оставалось надеяться, что это хороший знак.
Короткий кивок, как подтверждение услышанной просьбы, и выйдя вместе с братом из библиотеки, Вальден вновь погрузился в размышления над словами Кристофа, только уже не так глубоко. Вопросы просились наружу, но, как назло, среди них не было ни одного подходящего. Совсем не хотелось доставать брата дурацкими вопросами, что лезли наравне с другими, прочие же требовали слишком развернутого ответа.
«Я сам кое что в этом смыслю». Вальден подсознательно зацепился за эту фразу, и теперь она звучала в голове громче остальных. Если оккультизм так опасен в неумелых руках, как Кристоф его описал, то что за бомба спрятана сейчас в его собственном кабинете? Ден взглянул на брата. Что сделает отец, узнай он о «подарке» Элинор? Наверное, заберёт их себе, скажет, что сам во всём разберется, а его отправит с важной миссией куда подальше. Перспектива опять остаться за бортом, с малой надеждой, что хотя бы потом его посветят в детали, не прельщала совсем. Другое дело брат. Глядя сейчас на его беспокойство, проскользнувшее на лице, чувствовался какой-то отклик, чего уже давно не было от отца.
-Кристоф, - Вальден заговорил только на подступах к кабинету Роланда, - пока отец не пришел, у меня есть к тебе одна просьба. Пожалуйста, как будешь свободен, зайди ко мне. Мне нужно показать тебе одни бумаги, боюсь, они связанны с этой темой.
Вальден понимал, что говорит скорее загадками, но конкретнее, что принесла Элинор, он сказать просто не мог. Все равно, что слепой бы пытался объяснить, что изображено на картине перед ним. А вдаваться в объяснение ситуации не было времени.
Вслед за отцом, Ден присел, заняв то же место, что и во время разговора в кабинете ранее. Каждое оружие имеет отдачу, не так ли? Это была первая ассоциация, что пришла в голову, когда папа сказал про опасность для всех. Тревога, что ушла после разговора с Кристофом, вернулась. Болезнь Эмили, вряд ли она как-то напрямую связанна с тайником отца, но точно имеет ту же природу. Теперь и болезнь сестры. Бедная Лилиан. Что должно твориться сейчас у неё в голове, коль к ней приходят такие мысли. Но беспокойство на лице постепенно сменилась сосредоточенностью. Вальден пытался вспомнить хоть какую-то подобную деталь, связанную с Лили, но безуспешно. В голове всплыл разве что тот трактирщик, Арон, но после разговора с ним Вальден с уверенностью мог сказать, что это человек сделает все для Лилиан, а не против неё. Да и длилась история с ним уже давно, а эти события совсем свежими.
- Нет, разве что она стала более тихой, но в остальном я не могу вспомнить ничего подозрительного.
Впрочем, большой ли прок от его наблюдений? Учитывая, что все последние недели все мысли Вальдена были занятыми поисками средства против болезни дочери, он многое мог упустить.
Ден посмотрел на отца. Он был бы только рад помочь, но для этого ему нужна информация. Пусть небольшая, пусть даже догадки и предположения. Сейчас ему сгодилось бы всё. Но вопросов он не задавал, понимая, что в этом разговоре главный – Роланд. И последнее, что им сейчас нужно – это вновь затеять ссору.

+3

33

Слишком много вопросов. Вопросы повисают в воздухе невысказанным маревом. Кристофер трет переносицу – этот жест как обычно выдает, что он нервничает, что беспокоится, что ему не очень уютно, и иногда даже огорчение – он и сам не рад оставлять Вальдена со столькими вопросами, но отвечать хотелось еще меньше, потому что ответ будет слишком уж долгим, а местами и слишком личным. Благо брат и сам это понимал, а может просто не успел поинтересоваться, потерялся от нежданно разрушенной беседы, которая толком не сумела развернуться.
- Отец. – Ответный кивок и вот перед ним уже вытянутая рука – жест требовательный, нетерпеливый, не терпящий возвражений. Но почему-то Кристофер оторвал взгляд от книги с каким-то титаническим усилием. Ему хотелось разглядеть, узнать что же, черт возьми, такого важного скрывают документы. Но он заставил себя усмирить интерес, к тому же Вальден одной своей фразой умудрился подкинуть дров в и без того странную ситуацию.
- У тебя что?! – Возможно это прозвучало громче чем хотелось, но сейчас Кристофер был не в силах побороть свое удивление. Впрочем, не нужно задавать вопросы, когда ответы можно прочесть по лицу - задумчивому, растерянному, со складкой на лбу – уточнять что-то сейчас не было смысла, брат явно не мог конкретизировать то, чего сам не понимал.
- До сих пор поражаюсь, как мы еще не перестали чему-либо удивляться, с нашим то семейством. -Покачав головой, с легким сарказмом произнес Кристоф. – Хорошо, мы разберемся с твоими документами, чем бы они ни были. – «Ну или по крайней мере попытаемся» - добавил он мысленно, хлопая брата по плечу, сегодня прям день открытий.
Дверь кабинета закрылась почти бесшумно, словно бы боялась нарушить своим скрипом царящую в помещении напряженную атмосферу. Если бы Кристофер хотел подобрать метафору к этому моменту, то сказал бы, что ощущение похоже на попытку удержать в пальцах тонкую льдинку, она либо пожертвует частью себя и выскользнет из пальцев, оставив капли воды, либо растает без следа. Так и отец… Кристоф никогда не может сказать точно умалчивает ли о чем-то.
- Ты слышал о чем-то подобном раньше? У тебя есть какие-нибудь догадки, предположения? Почему она не рассказала тебе сразу, как только почувствовала что-то не то? Может ее кто-то пугает, давит, угрожает? – Вопросы срываются с языка практически сразу, как отзвучали последние слова отца, Кристофер слегка морщится от слова «болезнь», он бы предпочел называть состояние Лили как-нибудь менее удручающе. В глубине души, мужчина надеялся, что в итоге это окажется обычным сомнамбулизмом, он слышал много историй, как люди ходили во сне, брали какие-то вещи, а после ничего не помнили, но чтобы лунатик умудрился вскрыть тайник и взять документы – вот уж вряд ли.
- Недавно она мне рассказывала про свою миссионерскую деятельность, в частности о том, что помимо обделенных детишек, она встречала «достойных людей с высокими взглядами на жизнь» - Он не сдерживает сарказма - Кто знает, с кем она там пересекалась: сомнительные личности, шарлатаны, контрабандисты – Кристофер украдко взглянул на брата, быть может Вальдену она рассказывала чуть больше, чем пару случайно брошенных фраз. С самой Лили они больше не говорили об этом, то не было повода, то мужчина был слишком погружен в водоворот повседневной жизни, то просто забывал о том случае. Сейчас же ему казалось, что стоило бы надавить на сестру и узнать больше подробностей, впрочем, возможно эти две ситуации и вовсе не перекликались друг с другом. Кристофер не мог точно сказать, сильно ли изменилась Лили - с возрастом младшая сестра стала более предсказуема в сфере поступков и слов, но менее понятной в мыслях и реакциях. Сантар вообще себе достаточно смутно представлял, как должна вести себя двадцатилетняя девушка, может это нормально вести себя чуть более тихо и уходить в себя, хотя, зная Лили, может и стоило бы призадуматься.

+4

34

Более тихой дочь могла сделать и недавняя болезнь… а не в ней ли дело? Возможно, всё это действительно лишь последствия нервного расстройства?
Он вспомнил пустой и какой-то совершенно чуждый, стеклянный взгляд Лилиан, ее совсем уж неумелые попытки оправдаться – в те минуты она напоминала куклу, плохо приспособленную, плохо наученную быть человеком. И бумаги, которые она копировала… Нет. Нет, нельзя хвататься за самый удобный вариант и списывать произошедшее на таинственные болезни.
Выслушав вопросы старшего сына, граф лишь покачал головой – это могло означать и «нет, не слышал» и «не знаю» и «мои предположения озвучивать еще рано». Могло означать, в общем, что угодно в случае Роланда Сантара. Сам же он молчал, медленно переворачивая в пальцах писчее перо.
Ждал ли он какой-то решающей информации от сыновей? Скорее нет, чем да. По большому счету, позвал-то их скорее для объявления того, что они будут делать дальше. Увы, объявить никто ничего не успел – слова Кристофера сбили ход мыслей.
– Что? – преглупый вопрос, но первый пришедший на ум. 
Рассеянно моргнув, Роланд чуть подался вперед, склонил голову – точь-в-точь как делают люди, которым послышалась некая блажь.
– О чем ты говоришь? Какие еще к черту шарлатаны и контрабандисты? – мужчина сам не заметил, как повысил голос. – Ты уверен, что правильно её понял? Что это не какие-то герои дамских романов?
Перо со стуком полетело на столешницу.
Конечно, Лилиан не жила в полнейшей изоляции от внешнего мира – она занималась миссионерской деятельностью в Индии, она продолжила здесь, в Англии. Роланд не возражал, даже гордился тем, что столичная жизнь не вскружила дочери голову, превратив в глуповатую трещотку. Вместо этого Лилиан нашла занятие респектабельное, занятие сообразное своему положению – поэтому он без лишних вопросов подписывал «благотворительные» чеки, поэтому давал дочери некоторую свободу действий. И теперь, когда чумазые сиротки и обездоленные старушки внезапно превратились в шарлатанов и контрабандистов… дьявол побери, к такому повороту Роланд оказался совершенно не готов!

+4

35

Кристоф был прав, с их семьей в пору совсем перестать удивляться. Особенно последнее время, когда вокруг стали твориться вещи, что и во сне показались бы бредом. Но каждый раз, когда думаешь, что самые необычные события этого дня осталось позади, жизнь воспринимает это как вызов.
- Контрабандистов? – Переспросил Вальден одними губами. Он повернулся к Кристофу и поймал на себе его взгляд. В нем можно было угадать предположение, что младшему брату известно что-то об этом, однако удивление в глазах Дена ответило лучше любых слов. Увы, но и здесь он вряд ли мог что-то подсказать. Лилиан делилась с ним различными историями из своей жизни, иногда доверяя небольшие секреты, но подобный поворот событий он даже не мог предположить. Конечно, миссионерская деятельность сталкивала сестру с множеством людей, не принадлежавших к высшему обществу. Она и в госпитале работала, где явно должен был встречаться контингент не из приятных. Но представить эту милую девушку среди преступников… Чёрт возьми, Лилиан, во что же ты ввязалась?
Громкий голос отца громом пронесся по кабинету. Стук пера подчеркнул его негодование, хотя оно и так чувствовалось практически на физическом уровне. Однако опыт подсказывал Вальдену, что это только начало. Добро пожаловать на пороховую бочку. Располагайтесь поудобнее, фитиль уже подожжен.
Вальден потер рукой висок. Да, дела становились всё хуже. Тревожило ещё то, что Кристоф сказал про шарлатанов и прочих сомнительных личностей во множественном числе. Если сестра правда встречалась с большим количеством подозрительных людей, и кто-то из них как-то замешан в этом… Плохо, когда нет ни одной даже призрачной нити, за которую можно ухватиться, но если их можно насобирать на целый канат – это не намного лучше.
Осторожно Вальден попытался высказать свое предположение о такой странной компании Лилиан. То, что наиболее хорошо сейчас вписывалось в его картину мира, из того, что пришло в голову.
-Может ли быть, что это ещё одно проявление этого странного поведения? Может, это симптом, а не причина? Как она говорила о подобных встречах?

+1

36

Кажется, его слова выбили родных из колеи, Кристоф буквально видит, как по лицам мужчин проносится вихрь эмоций, которые никак не могут решить, какая из них сейчас главенствующая. Повисшая на миг в кабинете тишина, словно источала надежду, что сказанное Кристофером было предметом одного из тех дурных снов, что так напоминают реальность. И этот вариант кажется весьма заманчивым, но Сантар не без оснований привык доверять своей памяти и не обладал излишней фантазией.
-Ты правда считаешь, что в такой серьезной ситуации я стал бы шутить или выдвигать предположения, в подлинности которых не был уверен?- твердо произнес Кристофер, глядя в глаза отцу. Ему не нравилось, когда кто-то сомневался в его словах, особенно, если это делал отец. И если недоверие других просто злило, то сомнения Роланда задевали Криса до глубины души. В отличии от многих Кристоф не отличался скоропостижными и необдуманными высказываниями, предпочитая взвешивать свои мысли прежде, чем произносить их вслух. В том, что сестра говорила о знакомстве с контрабандистами, мужчина был уверен, но вот какие дела она вела с ними... В голову сходу рвутся десятки возможных вариантов, и ни один не кажется достаточно правдоподобным. Можно попытаться себя убедить, что это была  всего лишь мимолетная встреча, но печальная правда в том, что чувство, овладевающее с головой - это беспокойство.
- Она заикнулась про это невзначай, влекомая эмоциями в порыве нашей дискуссии. В сердцах выдала, что знакомые ей по миссионерской деятельности контрабандисты достойнее многих людей из высшего общества. Она не особо распространялась. - Кристофер невольно поморщился, не желая добавлять, что и сам то не сильно тогда настаивал на подробностях, колючее чувство вины сидит внутри и впивается все глубже. Он проигнорировал, пустил ситуацию на самотек, в кои то веке решил не лезть в дела сестры, и во что это вылилось или еще может выльется. С другой стороны, если Лили отказывалась говорить, не к стенке же ему было ее прижимать и требовать объяснений, в конце концов, она уже достаточно взрослая, чтобы не следить за каждым ее шагом. Как оказалось - недостаточно.
- Вполне возможно, что Вальден прав, я не берусь утверждать, что все беды из-за ее знакомств, я лишь говорю, что знаю. Вальдену она доверяет больше - Кристоф позволил себе легкую усмешку, но в глазах проскочила некая обида. -Может тебе стоит с ней осторожно поговорить? Уточнить, словно невзначай, постараться не напугать. - Кристофер взглянул на брата, прекрасно понимая, что сам он или отец сейчас вряд ли добьются чего-то от перепуганной девушки, у мягкого Вальдена это может получиться куда лучше. Осознание того, что больше ему нечего донести до родных, породило в душе некую досаду. Как же он ненавидел загадки, тайны и недосказанности, предпочитая видеть всю картину целиком, а не собирать ее по крупицам.

Отредактировано Christopher Santar (27 июня, 2018г. 17:54:58)

+3

37

Хуже загадки без единого ключика только загадка с целой россыпью ключей. Дьявол побери, эта ситуация и без того совершенно дикая, абсолютно внезапная, а теперь еще, как грибы после дождя, полезли какие-то мошенники!
Сомневаться в словах старшего сына глупо – Кристофер никогда не позволял себе просто ляпнуть что-то. Но прав и Вальден, вдруг это следствие, а не причина?
Роланд откинулся обратно на спинку кресла, стараясь задавить раздражение, заставляя себя думать, думать, думать. Первый шок, помноженный на негодование, отступил, головная боль тоже затихала, и граф мысленно начинал просчитывать возможные причины произошедшего, лиц, которые могли за такими причинами стоять. Процесс этот напоминал расстановку шахматных фигурок на доске, и было в нем что-то очень успокаивающее, упорядоченное.
– Ладно, - голос все же звучал резче, чем обычно, – ладно. Кристофер прав. Тебе, – взгляд обратился к среднему сыну, – Лилиан доверится с большей вероятностью. Я хочу, чтобы ты поговорил с ней, Вальден. Расспросил о странностях, о подобных знакомствах. Ты ведь понимаешь, как это важно?
Даже, если «контрабандисты и мошенники» не имеют прямого отношения к «болезни», всё же это не та новость, которую стоит оставлять без внимания. В том же, что у него самого получится вызвать дочь на откровенный разговор, Роланд весьма сомневался. Лилиан очень изменилась в последнее время – она стала упрямее, более скрытной, какой-то… отдаленной. И он смутно понимал, что так быть не должно, что это неправильно, но понимание не вызывало никакого внутреннего отклика, поэтому… как-нибудь потом. Он разберется, но потом. А может и разбираться тут не в чем? Дочь просто выросла, и всё.
К тому же, сейчас существовали проблемы понасущнее.
– Пока я не пойму, что именно произошло с вашей сестрой, она не должна покидать пределы дома. Вы ведь понимаете, как опасно такое… «снохождение»? И для нее, и для других. Конечно же, вы можете навещать ее, но для всех остальных Лилиан нездорова, нуждается в длительном отдыхе, не принимает и не наносит визитов. И еще одно – конечно, содержание ваших с ней бесед – ваше же дело, но я хочу знать обо всех ее рассуждениях, просьбах, даже оговорках и странностях. Любая мелочь может быть полезна, может помочь мне, а значит – ей.
Роланд сам не заметил, как перешел на доверительный тон, тот самый, который каждой ноткой говорит – вы не шпионите за собственной сестрой, вы защищаете её.

+3

38

Единственное, о чем Вальден мог сейчас сказать с уверенностью, так что это одна из самых запутанных ситуаций, с которыми ему когда-либо приходилось сталкиваться. Когда буквально не знаешь, с какой стороны подходить к делу. Даже одна имевшаяся у них зацепка, высказанная Кристофом, могла оказаться призрачным следом. Впрочем, насчёт одной вещи все трое мужчин были единодушно согласны.
Вальден кивнул.
- Конечно, я поговорю с ней сегодня же. Не знаю, расскажет ли Лилиан много, учитывая её состояние, но попытаться однозначно стоит.
У них с сестрой всегда были доверительны отношения. Быть может из-за схожести характеров. Маленькие секреты в детстве, чуть серьезнее в юношестве. Но сейчас, если в дело всерьез замешаны преступники, о которых Лилиан при нем не разу ни упоминала, это уже совершено другой уровень тайн. Хотя младшая сестра должна понимать опасность произошедшей ситуации, и может не будет рьяно охранять свои секреты.
Сейчас они явно не в том положении, чтобы пренебрегать информацией. Любая мелочь, за которую можно было с уверенностью зацепиться, была бы подарком.

Слуги, и без того старавшиеся привлекать как можно меньше внимания, теперь казалось исчезли вовсе, пережидая бурю в укромном месте. Из-за этого особняк казался каким-то пустым и угнетающим. Путь от кабинета до комнаты сестры за размышлениями прошёл незаметно, будто она находилась за соседним углом. Около входа мужчина ненадолго остановился. Конечно, Вальден и так хотел заглянуть к сестре перед уходом. После произошедшего в библиотеке оставить её одну без слов поддержки было бы сродни преступлению. А ведь у неё ещё была беседа с папой, застать которую Вальдену не удалось и итоги которой оставались неизвестными. Спокойствие отца после разговора внушало надежду, что если он и прошёл плохо, то хотя бы не превратился в катастрофу. Однако это был плохой показатель, за спокойным лицом Роланда Сантара могла скрываться буря эмоций. А теперь и разговор, что планировался спокойным и уводящим мысли как можно дальше от сегодняшнего дня, должен приобрести новые краски. Вальден понимал опасность ситуации и что действовать лучше как можно быстрее, но на душе все равно было не спокойно. Так хотелось дать Лилиан передышку хотя бы до следующего утра.
Мужчина постучался. Три удара эхом разлетелись в тишине коридора. Подождав несколько секунд ответа, Вальден осторожно приоткрыл дверь и заглянул внутрь комнаты. Царивший внутри полумрак не предвещал ничего хорошего.
- Лилиан, ты как?

+2

39

"Со мной всё впорядке", - бесцветно-тяжёлым голосом повторял Роланд в голове лили, и эхом отзывался её собственный, внутренний голос: "А сом ной?". Отец ушёл, не объяснив ей ничего. Пустой холодный взгляд, пустые и холодные слова и только продолжающийся вокруг неё кошмар, который, кажется, никто и не замечает. С ними со всеми всё в порядке? А с ней? Почему ей происходящее кажется ужасным и нездоровым, и почему оно не такое для братьев. Для него?
Она никогда не требовало ничего от отца, неужели она не заслужила хотя бы честности? Искренности? Что происходит?...
Что происходит в этом доме?...
Первые десять минут Лили проплакала, выпуская со слезами всё то глухое отчаяние, что билось волнами о скалу по имени Роланд. Потом силы плакать ушли, остались только покрасневшие глаза, опустошение и страх. Она сидела на кресле в своей комнате, смотрела на умерший сад и чувствовала себя очередным деревом, которое убивает этот дом.
В дверь постучали. Она встрепенулась и повернулась на голос брата. Всё ещё тёплый, всё ещё интересующийся тем, как она себя чувствует. Как она могла забыть? Сидя и жалея себя тут эти минуты, а если бы отец опять (опять?) попытался навредить сыну? Ведь не только она сегодня получила долю злобы в свою тарелку.
Лили протянула брату руки, не вставая с кресла, и ничего не говоря. Когда он подошёл, он мог почувствовать, что кисти ледяные.
- Вальден, - тихо и с мольбой проговорила Лили, - Забери меня отсюда. Я больше так не могу. В него будто сам Дьявол вселился. А в меня?... - она снова вздрогнула и сжала кисти.

+2

40

Все-таки разговор обернулся катастрофой. Это стало понятно с первого взгляда. По красным глазам, по опущенным плечам. По слабости в протянутых руках. Вальден аккуратно взял их в свои. Они были холодные, будто у мертвеца. Отец, что же ты натворил?
- Лилиан...
Вальден опустился рядом с сестрой на одно колено, чтобы быть на одном уровне. С языка чуть было не совалось, что всё хорошо, дабы успокоить девушку, но это была бы слишком явная ложь. Просьба Лилиан резанула лучше любого ножа. Конечно, глядя на результат беседы с отцом, хотелось забрать её и увезти подальше, прочь из Лондона, а может и из Англии, в тихое место на окраине мира. Но побег от проблем сейчас мог только усугубить их. Если недуг сестры был связан с бумагами отца, он мог быть связан с оккультизмом. Для Дена это была неизведанная территория, для которой даже плохо нарисованной карты не было. И если и без того опасное дело усугубится, что он сможет кроме как наблюдать со стороны. Понимание этого отразилось печалью в глазах, отвечая на просьбу прежде, чем Вальден вновь открыл рот.
- Послушай, Лилиан. Я представляю, что ты чувствуешь. Я сам не понимаю, что нашло на отца последнее время. Но тебе лучше пока остаться здесь. Отец явно понимает в случившемся больше меня, и если это повториться сможет постараться сделать хоть что-то, в то время как от меня будет мало толка. Мы пока до конца не осознаём, что произошло, но мы обязательно выясним. Отец, Кристоф и я будем работать над этим и постараемся разузнать всё как можно скорее. Я буду навещать тебя. Часто. Если в дальнейшем тебе хотя бы покажется, что он хочет тебе навредить – скажи и я сразу вмешаюсь. Но прошу, дай ему шанс. Он все же нас отец, и твердо намерен найти способ помочь тебе.
Мужчина посмотрел прямо в заплаканные глаза девушки.
- Главное помни – ты не одна. – Вальден сжал её ладони, крепко, но не настолько, чтобы причинить сестре неудобства. - Ты не одна, слышишь? Мы – семья, и ни за что тебя не оставим.

0

41

Если внутри ещё было чем падать, оно падало. Тихо, шурша по обломкам уже рухнувших столпов, но падало. Лили смотрела в глаза Вальдена и видела эти оттенки эмоций: сожаление, сочувствие, жалость, но не решительность. И все они значили один простой ответ: "нет". Лили потратила слишком много эмоций на ссору с отцом, и сейчас от пожара остались только угли. Они блеснули искорками удивления и горечи, как у человека, которому говорят, что лекарство может и не поможет от болезни, но его следует выпить. Снова и снова, и снова...
Блеснули и погасли. Лили опустила глаза, а потом снова отвела их на сад, сразу став безучастной к разговору.
- Да... конечно, хорошо, - глухо ответила она брату, потому что всё остальное сейчас показалось говорить бессмысленным. Значит что-то всё-таки с ней, раз такие изменения с отцом никто больше не замечает. Не считает неправильным.

+1

42

Лучше бы Лилиан уронила ещё одну слезу, рассердилась или сделала ещё хоть что-нибудь эмоциональное. Но эта смирная покорность судьбе, взгляд в никуда и тихий голос, как будто всё уже потеряно, раскалённой иглой впивалась в душу, заставляя почувствовать её каждой клеткой тела. Вальден посмотрел на руки девушки, что до сих пор сжимал. Во рту пересохло и слова шли очень тяжело.
- Мы обязательно во всем разберёмся. Разберёмся и все будет хорошо. Но нам нужна твоя помощь, чтобы знать, куда двигаться. Скажи, ты не замечала каких-либо странностей рядом с собой, помимо того, что произошло сегодня? Что-то предшествовало этим провалам в памяти? Подумай, не торопись. Может, какая-то фраза запала в душу? Или ты познакомилась с кем-то, кого-то резко бы выделялся из привычного круга общения? Все, что угодно может пригодится.
Вальден перевел взгляд на безучастное лицо сестры. Не печальное, опустошенное до самого дна. Только бы удалось сейчас достучаться.
- Пожалуйста, Лилиан. Это очень важно.

+1

43

Вопросы находили в девушке очень слабый отклик. Она понимала, что ответить надо, что это важно, но внутреннее опустошение будто сопротивлялось этому. Всё шло через силу. Мягко высвободив одну руку и приложив её ко лбу, Лили стала прокручивать события последних месяцев. В них было столько стрессов! Аленари, с её пропажей и появлением, детский приют и страшные тайны в нём, отец, в конце концов. Но она не заводила принципиально новых постоянных знакомств, если не считать такой маленькую Генриетту. Да, на приёмах, в госпитале - постоянно в окружении мелькал кто-то новый, но эти связи были такими короткими, что их Лили даже не запоминала. Она искала, пыталась, но память давала лишь глухой пустой выхлоп.
- Нет, нет, я... я не помню ничего такого. Мой круг общения всегда был разным, но каких-то новых людей последнее время не появлялось. Только маленькая дочка Росса Манро и её бабушка. Последнее время я... могу быть невнимательной, - добавила Лили под конец.

+1

44

По лицу Лилиан было видно, что она старается. Честно пытается, но сегодняшние события, должно быть, оставили после себя слишком большой беспорядок. Вальден освободившейся рукой накрыл тыльную сторону кисти девушки, что ещё держал в правой руке.
- Ничего страшного, не торопись, подумай ещё. Может, придет со временем. Если вдруг что-то вспомнишь, даже через несколько дней, сразу говори. Хорошо?
Мужчина отпустил руку девушки и в задумчивости перевел взгляд на пейзаж за окном. Маленькая девочка и пожилая леди вряд ли то, что им нужно. Мир вокруг, конечно, сходит с ума, но всему должен быть свой предел. И ни слова о контрабандистах. Очень хотелось верить, что это была мимолетная встреча, настолько, что сейчас сестра не придала ей значение, или просто слова, сказанные в порыве эмоций. Но сейчас надо было знать наверняка, а не утешать себя догадками.
- Может, все же можешь вспомнить каких-нибудь темных личностей, что могут быть замешаны в сомнительных делах? Кого-то, кто мог бы пойти наперекор закону?
Намек был более чем прозрачный, и мужчина надеялся, что его будет достаточно, ибо спрашивать напрямую и тем самым лишний раз давить на сестру не хотелось совсем.

+1

45

Знала ли она тех, кто пойдёт наперекор закону? Да она сама буквально 6 дней назад писала письмо Франциску с просьбой выкрасть детей с завода! Она сама ходила с Ароном на другое предприятие, где убили человека. И хоть второе она всё ещё считала ужасным и неправильным, но сказать сейчас эти имена, сейчас, когда братья и отец искали виноватых, значило устроить на них травлю. Это был не её секрет, контрабанда и жизнь Франца и Арона, и выдавать их в таких условиях она не могла.
Тем более, Лили была уверена, что эти люди не причинят ей вреда... Даже после расставания, ей верилось, что Арон и его ребята просто огрубели от уличной жизни, и никогда не сделают с ней подобного. Потому Лили молча покачала головой, после добавив.
- Все когда-то идут наперекор закону, недавно даже Аленари шла, это не то, что вы ищите, - голос девушки был тихий, ей не хотелось напрямую врать брату, но её столько лет учили уходить от сложных вопросов...

+2

46

Не сработало. Точнее сработало, но совсем не так, как планировалось и лишь на небольшой процент. Лилиан хорошо научилась отвечать на вопросы, не говоря при этом ничего по существу, но одна фраза в её речи все же зацепила. «Это не то, что вы ищете». Как часто эти слова были маяком, означающим что он движется в правильном направлении. Вальден с шумом выдохнул. Аккуратно не получилось, значит придётся идти в лоб.
- Лилиан, - голос Вальдена звучал все также тихо и спокойно - Кристоф рассказал мне и отцу, что ты упоминала в беседе с ним о контрабандистах. Как понимаешь, без внимания мы это оставить не можем.
Вальден выжидающе посмотрел на сестру. Не хотелось на неё лишний раз давить, ох как не хотелось. Но если она ответит также расплывчато, разговор может затянуться, и это было бы хуже.
- Это дело очень важное и, скорее всего, требует быстрого решения. Мы будем отрабатывать все версии, хвататься за любую возможность. Поэтому пожалуйста, расскажи все, как есть, чтобы мы не тратили время на ложные следы.

+2

47

Вот как...
Внутри очередной раз тукнуло, но уже так глухо и безнадёжно, как тукает последний случайный камень со старой римской колонны. Она не хотела, чтобы всё вскрылось так, но, может, она слишком долго получала то, чего хочет?
Лили горько и невесело хмыкнула. Они всё ещё ищут врага извне...
- Вальден, - Лили повернулась и посмотрела в глаза брата внимательно и напряжённо, - Я давно знаю этих людей, очень давно, ещё до того как.... начался весь этот бардак. Я познакомилась с контрабандистами ещё в Индии, в 16 лет, когда госпиталю для индийцев не хватало поставок медикаментов, потому что все они шли в госпитали подданных английской короны. Я знаю этих людей, как защитников сирот и рабочих, а не как черномагов и демонов в лицах людей. Пожалуйста, - она впилась рукой в локоть брата и сказала чуть тише, уже просящим голосом, - Если ты хочешь убедиться, я скажу тебе, но я умоляю, не говори отцу. Вы с Кристофом... возможно не замечаете как он поменялся, но этот человек... Он может навредить без явных доказательств. Он депортировал из страны всех моряков с "Сильвер датчес" из-за одной статьи, понимаешь? Скажи что я знала из в Индии, это не ложь. Обещаешь? - Лили моляще и внимательно смотрела в глаза Вальдена.

+1

48

- Спокойно, спокойно.
Вальден положил руку на плечо сестры. Честно говоря, он уже и не надеялся получить от неё хоть сколько живой реакции. Казалось, последняя капля эмоций сгорела в ней после отказа. Но крепко сжатый локоть сейчас свидетельствовал об обратном. Тонкую же струну он задел.
То, что у Лилиан были такие секреты уже само по себе вводило в недоумение, но то, что они длятся так долго... С другой стороны этот факт ослаблял подозрения в отношении контрабандистов, но не снимал их полностью. Заверения сестры, что они хорошие люди, конечно, имели большую силу, но в этом деле Вальдену нужно было убедиться лично.
Просьба сохранить секрет перед отцом звучала с такой мольбой, что её тяжело было слушать. Вальден вздохнул. Нельзя было отпускать её одну на разговор с отцом. Надо было дать распоряжение дворецкому, а не ждать, пока все соберутся. Но что думать об этом теперь. Мужчина посмотрел сестре в глаза.
- Даю тебе слово, что я ничего не расскажу о них отцу. А теперь, прошу, расскажи, кто они? Что за дела ты с ними вела?

+1

49

Ещё секунду-две Лили пристально вглядывалась в глаза брата, будто желая убедиться в чём-то, или найти что-то, золотой песок на дне реки, а потом медленно ослабила хватку, выдохнула и снова откинулась на спинку стула, взвешивая слова, которые скажет.
- Ты заочно знаком с ними. Арон - тот самый человек, которого я просила помочь с поисками Аленари... Сейчас он не в Лондоне, - Лили хотела было добавить, что он уже месяц как не в Лондоне, но поняла, что в виду последних происшествий этот пункт был скорее подозрительным, потому просто промолчала. Она не стала говорить о Франциске, просто потому что пока Арон в плавании, будет время... если что-то пойдёт не так, будет время предупредить. Как же ей хотелось, чтобы этого сложного, осторожного и болезненного разговора не было вообще! Ей бы хотелось даже вообще никогда не врать семье, но они так давно разошлись во мнениях... как оказалось. - Я знала, что у него есть корабль дяди, который занимался контрабандой. Когда он вернётся, ты сможешь поговорить с ним. Я познакомилась с ним в Индии, и когда мы снова пересеклись тут год назад общение снова закрутилось, само собой. Я устраивала в свой приют некоторых детей с улицы, кого он подбирал, помогала лечить его ребят если... потасовка, драка, ты знаешь, как это бывает.
Лили повела плечами и отвела глаза к саду.
- Больше ни с кем из них я тесного общения не вела. Не сложилась, я для них "белоплаточница", человек из другого мира. Наверное, они для меня тоже.
Как бы Вальден не просил, ни про завод, ни про приют Лили сейчас не могла рассказать, не в таких условиях, ни когда ты останешься дома с отцом один на один.

+1

50

Услышав знакомое имя Вальден от удивления вскинул бровь. Арон? А трактирщик оказался не так прост. Он конечно изначально показался человеком интересным, но тут ему удалось удивить Вальдена по настоящему. Теперь понятно, почему Лилиан до последнего не хотела выдавать эту тайну.
- Не только заочно. - Немного задумчиво произнёс Вальден. Честность за честность. Да и хотелось хоть немного успокоить сестру, учитывая как она заботилась чтобы имя Арона не прозвучало в этой истории. - Когда была эта история с Алеком и дуэлью, я наведывался к нему в трактир, пытался отговорить и узнать по поводу корабля для поисков. Отговорить не получилось,  но за время беседы он показался мне хорошим человеком. Так что, думаю, у нас подозреваемым меньше.
И того их нет вовсе. Пусть разговор с сестрой и позволил отсеять след, что привёл бы в никуда, но не дал ни одного нового. Однако продолжать расспросы, в надежде на из появление, было бессмысленно. Все, что Лилиан сейчас нужно - это отдых и крепкий сон, если ей удастся уснуть. Только остался один момент, без которого уйти было нельзя.
- Я скажу отцу, что ты познакомилась с контрабандистом в Индии, он помогал тебе с лекарствами. Однако после прибытия в Лондон ты с ним больше никогда не виделась и не писала ему писем, хорошо? Если он что-то будет спрашивать, придерживайся этой версии.

Отредактировано Walden Santar (12 июля, 2018г. 20:24:31)

0

51

Мы все порой удивляемся близких, жалко только, что она удивила своих с плохой стороны. Но Вальден сумел сказать ей хоть что-то такое, что снова породнило их, напомнило, насколько они с братом похожи, и что им нравятся одинаковые люди. Да, пусть она и рассталась с Ароном в интересах семьи, но может когда-нибудь и он сможет принять роль просто друга, с которым ей было легко и весело общаться и тогда... Тогда возможно у неё будет кто-то, с кем она разделит эту тайну...
Небольшой лучик света, он помог Лили выдать слабую, но все же улыбку:
- Хорошо. Пусть будет так. И, Вальден... Приходи как можно скорее, - она поцеловала брата в щеку и отпустила его руки.
Ей просто надо собраться с силами. Она же сможет? Она же Сантар.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Фрагменты обмана