Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, заинтересованные в интригах демоны, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)
06.03
С любопытством продолжаем следить за событиями в мире. Обратите внимание на обновление темы Что происходит?

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Подсматривать нехорошо


Подсматривать нехорошо

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s4.uploads.ru/ek3fI.gif
Любопытство — лучшее качество для того, кто хочет прожить интересную жизнь.

William Johnson и Sabrina Tempers, позднее Wester Moore
6 ноября 1886 год. Ньюгейтское кладбище (Англия, Лондон).

Сабрина и Ульям решают провести свое расследование касаемо пропажи тел. В результате чего становятся свидетелями удивительного и это даже не гробокопатели. Именно в эту ночь неизвестным ведьмам пришло на ум провести ритуал в том же самом месте. Один из студентов отправляется за помощью, а второй остается чтобы проследить за происходящем. Но никто не знает, чем обернется прогулка.
Профессор Мур весьма заинтересованный в этом деле даже не подозревает, что его покой нарушит один из студентов призывая немедленно отправится на кладбище...

Отредактировано Sabrina Tempers (13 марта, 2018г. 17:54:50)

0

2

Экипаж потряхивало на сырых промозглых лондонских улицах, а туман стелился по земле плотным одеялом. Уильям несколько нервно выглядывал из окна, пытаясь оценить, как скоро они доберутся до пункта назначения, но не мог разобрать ни одного ориентира, лишь однообразную серость зданий по обе стороны от дороги. Тогда он снова смирно усаживался на жесткую скамью, обращал внимание на Сабрину, бросая ей пару ничего особенно не значащих замечаний, и, не в силах сосредоточиться на ее ответе, снова выглядывал из окна. Его заметно потряхивало – следствие чрезвычайного нервного напряжения. Еще бы – не каждый день он предпринимал нечто подобное. Не каждый день выезжал ночью на кладбище, чтобы выяснить, что стоит за столь массовыми и беспрецедентными расхищениями трупов. Присутствие мисс Темперс с одной стороны успокаивало – он был уверен, что вдвоем они все же будут более продуктивны в расследовании, чем он мог бы быть в одиночку; с другой же стороны заставляло волноваться – эгоистичными волнениями за себя пренебречь было бы гораздо проще, чем переживаниями за дорогую подругу.
Прошла целая вечность, как ему казалось, когда экипаж наконец остановился, и возница, суеверно перекрестившись, но удвоенную плату, впрочем, приняв, пожелал им с мисс доброй ночи и поспешил восвояси. Они не собирались его задерживать, рассчитывая остаться тут до рассвета.
Ночь для наблюдения выдалась вполне подходящая – почти полная луна периодически пробивалась сквозь серые тучи, высветляя небольшие пятна света то там, то здесь, и в то же время оставляя подходящую для маневров тень. Уильям закутался в плащ, накидывая капюшон на голову и давая знак Сабрине сделать то же самое – пока ее яркие кудри не выдали их с головой. Они скользнули в одну из небольших дыр в кладбищенской ограде, сверились в неверном лунном свете со схемой, добытой в университете, на которой были отмечено примерное расположение искомых разрытых могил, и заняли место примерно посередине, в колоннах у одного из склепов, принимаясь выжидать. Сырой камень неприятно холодил спину и руки, и Уильям не мог бы уже сейчас сказать, что все это было такой уж хорошей идеей. Однако – обратного пути уже нет, поэтому он просто готовится морально к невыносимо долгой ночи ожидания, в которую – и это более, чем вероятно – ничего не произойдет.

+1

3

Сабрина никак не могла перестать думать о газетном заголовке, прочитанном на днях. Студенты похищающие трупы - это нечто удивительное и в такой расклад Рин вряд ли поверила бы, если не столкнулась с этим лично.  Если знакомые смогли приобрести чужое тело, то ничто не мешало другим из выкопать и увезти. Во всей этой истории девушку более всего смущало количество тел. Никакому анатому не нужно столько, а ритуал, где использовалось такое количество покойников мисс Темперс себе и представить не могла. Все было слишком запутанно и странно, но Рин надеялась, что если сможет разгадать эту головоломку, то прольет хоть немного света на дело нового знакомого. Вот только на это кладбище ее никто не пустит, а потому пришлось исхитриться. На эту авантюру, как, впрочем, и всегда, Сабрина смогла подбить старого друга, который к походу ночью на кладбище отнесся без энтузиазма. Даже сейчас Уильям сидел и смотрел в окно, совершенно не слушая, что она говорит. Боялся ли он, а может переживал что их застукают, Рин не знала. В крайнем случае они ведь могу придумать, что пришли вызывать дух какого-то заключенного, а не выкапывать могилы. лопаты с собой у молодых людей не было, что говорило положительно в сторону первой теории.
Кэб несся по лондонским улицам, затем свернул на дорогу к кладбищу сменяя пейзаж на мрачный, пугающий, словно сошедший со страниц ужасов. Сабрина не испытывала страха перед мертвыми и причиной тому было не только то, что мертвецы сами по себе не встают из могил, но и осознание, явственное, что опасаться стоит живых. Живые способны причинить вреда во много раз больше, нежели спокойно лежащие мертвецы. 
Повозка остановилась. Уильям вышел первым, помогая Рин выйти из кеба. Возница смотрел на них странно, но лишнего не говорил. Было видно, что он боится и не понимает, зачем молодым людям в ночи посещать кладбище. Но больше всего Сабрину беспокоило, что возница станет болтать лишнего. Рин вздохнула, накидывая капюшон на голову. Друг хорошо придумал с плащами. 
Луна пробивалась сквозь редкие кучерявые облака медленно и чинно плывшие по небу. Лунный свет падал на ветви редких деревьев. Царила тишина от которой становилось не по себе. Рин поправила плащ и огляделась. Уильям сверился с планом, а Рин старалась ни на шаг от него не отставать. Друг схоронился за одной из колонн и Сабрина замерла рядом. Минуту спустя мимо лениво прошел ночной сторож. Он зевал и не шибко то смотрел по сторонам.
- Нужно глянуть, кого выкопали. наверняка есть связь между этими людьми. Если мы эту связь найдем, то наверняка сможем найти и тех, кто причастен к этому действу - шепотом проговорила Сабрина направляясь к могилам. Разрытая земля, холодные камни памятников. Девушка не успела даже внимательно рассмотреть могилу, как услышала шаги со стороны одной из аллей. Напуганная, Рин молнией бросилась к склепу, прячась за ним. В сторону могил двигалась странная процессия из женщин разных возрастов и пары мужчин с лопатами. Последнее шли странно, словно марионетки и взгляд их не отражал ничего.
- Ты видишь это? - шепотом спросила она у друга, потянув его за рукав. Женщины тем временем остановились и началось странное. Они расставляли какие-то свечи, что-то чертили и от этого жутко становилось на душе. Неужели окулистки?
- Это похоже на какой-то ритуал, но я не могу понять на какой - так хотелось высунуться и посмотреть внимательнее. Сабрина подалась вперед, но Ульям ее одернул. - Нам нужно что-то делать. Посмотри на этих мужчин, мне кажется это не спроста. Возможно их окурили опиумом! - мисс Темперс взглядом шарила по округе. Есть шанс незамеченной подобраться ближе, но это так рисково и Джонсон ни в жизни не пустит.
- Нужно об этом рассказать! Привести кого-то! - шептала девушка - Может... Может профессора Мура? Уильям, как быстро мы сможем добраться в город? - девушка глянула в сторону дороги. Она понимала, что идти было не близко до дома профессора, тем более в платье.
- Ты сможешь его привести?

+1

4

Нервозность так и не покинула молодого ученого, несмотря на то, что ночь, судя по всему, обещала быть тихой, безветренной и абсолютно не богатой на приключения. Ленивый сторож, шаркающий мимо них, даже не взглянул по сторонам, не обращая внимания на попытки двух незадачливых исследователей стать максимально незаметными. Голова мистера Джонсона мгновенно оказалась занята загадкой философского толка – не заметили ли их потому, что они так хорошо спрятались, или же можно было бы и вовсе не стараться, так как сторож определенно не намеревался обнаружить нарушителей, даже окажись они у него прямо перед носом? В итоге Уильям понял, что подобные размышления какого-либо конкретного ответа не дадут, а Сабрина, горящая энтузиазмом Сабрина, воспользовавшись его задумчивостью, может успеть сделать что-нибудь непоправимое, и решил прибегнуть к способу, который всегда использовал, когда сталкивался с неразрешимыми вопросами – из двух вариантов ответа выбирал тот, который приятнее. Сейчас он тешил себя надеждой, что их маскировка оказалась настолько удачной, что ни один, даже самый бдительный кладбищенский сторож, ни за что не заметил бы две темные фигуры, притаившиеся у склепа. И возможные злоумышленники тоже, значит, не заметят.
Придя к такому выводу, он заметно расслабился. И мисс Темперс мог теперь выслушать гораздо внимательнее. Проанализировать. Дать совет, или же совместно придти к какому-нибудь решению. Право слово, уж раз они здесь, надо воспользоваться ситуацией, чтобы узнать об этом месте хоть что-то, что могло бы пролить свет на недавние загадочные события. Луна светила все так же ярко, над головами с уханьем пронеслась ночная птица, укрывшись где-то между могил. Облака проплывали по нему неспешно, но неумолимо. В такие моменты Уильям, юноша несколько романтично настроенный, несмотря на то, что постоянно пытался убедить себя в собственном же прагматизме, чувствовал себя чуточку поэтом.
- Давайте осмотрим могилы, мисс Темперс, это неплохая идея. Тут, конечно, наверняка уже тысячу раз все осмотрели, но все же – свежий взгляд, как мы с вами знаем, творит чудеса, - согласился он, но поздно – фигурка в плаще уже двинулась вперед, к ближайшей согласно плану оскверненной могиле, а сам он остался позади, растерянно озираясь. Едва он только определился с направлением движения, сделав от стены первый шаг, как раздались шаги. Он стремительно вернулся обратно к стене склепа, пребольно врезаясь затылком в каменную кладку и с трудом удерживая стон боли. Еще и Сабрина едва в него не влетела. Мистер Джонсон мучительно потер глаза, концентрируясь на странной группе людей. Женщины – шагают уверенно, переговариваются между собой, лиц отсюда не разглядеть – в неверном лунном свете зрение подводило его особенно часто. Мужчины – их гораздо меньше, всего пара человек – шагают в ногу, абсолютно одинаково, и вообще как-то странно себя ведут. Несут лопаты. Несут… у Уильяма почему-то было нелепое ощущение, что они несут себя, будто их тела им не принадлежат. Глупости какие-то, и что только не лезет в голову при лунном свете.
Он кивает в ответ на вопрос Сабрины, молча, чтобы не выдать себя ненароком. Происходило действительно нечто загадочное. В исключительно плохом смысле. Не то чтобы мистер Джонсон верил во все эти ритуалы, но здравый смысл подсказывал ему, что ярость неуравновешенных фанатиков может быть пострашнее всей этой загадочной ерунды. Ему, однако, все труднее давалось сдерживать все нарастающий энтузиазм мисс Темперс, возомнившей, что происходит какой-то мистический ритуал, и, разумеется, мгновенно загоревшейся идеей немедленно, тут же, прямо здесь и сейчас все его хитрости постигнуть. Ему даже приходится удержать ее за плечо, пока она не выдала себя резким движением, рыжей прядью, невовремя выбившейся из-под капюшона, тихим шепотом, который, однако, так хорошо эхом отдается от каменных стен гробницы.
Он, разумеется, не в восторге и от идеи привести какого-нибудь взрослого солидного ученого, который поможет им разобраться в истинном смысле происходящего. По его мнению, тут и разбирать-то особо нечего – какие-то люди в очередной раз возомнили себя великими магами, дурят головы наивным новичкам, дело-то ясное. Но исключительно ради спокойствия подруги он, пожалуй, готов на это пойти. Ведь если сейчас она не получит максимум информации, которой столь жаждет ее любознательная душа, она будет еще долго корить себя. А это в планы Уильяма никак не входит.
- Я схожу, отыщу профессора, - кивает он. – А ты – найди место поукромнее и побезопаснее. Отойди подальше, туда, где тебя точно не найдут. И пожалуйста, пообещай мне не влипать в неприятности.
Он действительно покидает кладбище, сгорбившись в своем темном плаще, прихрамывая, перебегая от могилы к могиле, сам походя на ночную птицу наподобие филина. А затем – выскальзывает за кладбищенскую ограду и спешит в сторону города. До профессора Мура – путь неблизкий, но если он поторопится, то возможно успеет.

0

5

саунд к эпизоду

Действо, проводимое на кладбище заключённых, действительно было крайне странным, похабным по отношению к самому месту. Странные женщины в вуалях, которые иногда обменивались между собой шуточками (это можно было слышать по их интонациям, хотя Сабрина совсем не могла разобрать слов) выставляли рядом с могилой множество причудливых предметов и вещей, пока мужики с механическим отупением делали три действия - онзить лопату в землю, надавить ногой, выкинуть горсть земли за плечо. И опять вонзить, надавать, выкинуть. Без усталости. без комментариев, без каких-то человеческих жестов, вроде поплевать на руки или переступить с ноги на ногу. Это их отупение неприятно контрастировало с каким-то пакостным оживлением женщин, ставящих оплетённые корнями камни, свечи и медальоны из перьев по земле, наверное в каком-то определённом порядке. Сабрине с её укрытия ничего не было слышно. и плохо видно, что именно из ритуалистики делают женщины. Но не смотря на кажущуюся бутафорность "инвентаря", животное и человеческое внутри девушки подсказывало - тут сейчас происходит что-то жуткое.
Лопата одно из копавших мужиков ударилась в дерево и он замер, как кукла потерявшая завод. Когда тоже произошло и с другим копальщиком, женщины с некоторым недовольством на них оглянулись, и одна махнула рукой:
- Что вы, увальни, доставайте уже, - это было сказано громким и властным голосом, потому фразу девушка расслышала.
Мужчины сняли с плеч верёвочные тросы, спрыгнули в могилу, просунули под гробом, и после неуклюже вылезли, даже не стряхнув с себя грязи и стали тянуть наверх. Удивительно, что всё это действие, происходившее не меньше двадцати минут, а может и получаса, до сих пор никто не прервал. Но ночь была темна, тиха, она оставляла Сабрину наедине с местом преступления и преступниками.
Мужчины вытащили гроб, и опять стояли над ним, пока другая женщина с досадным вздохом не потребовала его открыть. Марионетки. Бездумные марионетки. Иногда люди вырастают такими - недюжая сила и детский ум. Но даже ребёнок позволяет себе лишние жесты, а эти... они просто делали то, что им приказывали, будто лучшая разработка затонувшего корпуса или самый ужасный эксперимент Грита.
Они достали тело за руки и ноги, Сабрина видела, что это ещё совсем свежий труп, тощий мужчина в тюремной робе, даже без савана. За руки и ноги увальни донесли его до места, на которое третья женщина молча указывала тонким пальчиком. а потом по мановению её руки отошли в сторону и встали, жутковато уставившись в даль.
Женщины уже не хихикали. три стройные тени, они встали над телом, взялись за вытянутые руки, образовав над ним треугольник и заметил. Шёпотом, едва шелестевший траву, полтом тихий напев, потом уверенный голос. Одна единственная фраза, раз за разом, они повторяли её и у их ног что-то загоралось. Что - Сабрине было не разглядеть, пришлось подойти ещё ближе.
Слова, напевным хором летевшие над абсолютно пустым кладбищем, звучали на незнакомом ей языке. Это была жутковатая история другого мира, жутковатая и привлекательная своей неестественностью и порочностью. Сабрина уже могла видеть - разными огнями загорались камни, оплетёные корнями, в вершинах пентаграммы, на которой лежал мертвец. Странным запахом наполнялся воздух, стоячий и холодный, даже для ноября. Напев женщин в чёрном привлекал, затекал в уши, будто патока и пугал. Он был как приглашение, и он был, как предупреждение. Сколько времени он длился, минуту, две, десять? Всё будто замерло, а свечение камней дробило тени, исказило силуэты женщин, отражалось в абсолютно пустых глазах гробокопателей.
И вот это странное гипнотическое забытие разорвал то ли вой, то ли крик. Тело мужчины на пентаграмме стало извиваться, дёргаться, кривиться в агонии, пошло буграми, будто под кожей его что-то росло, и исказалось, исказалось... А он кричал, вопил, выл, не человечески, хрипло и жутко. Перекрикивая уже ставший властным и командным женский напев.
За какие-то жуткие полминуты тело висельника изменилось, преобразилось и встало. Оно было ужасно. Сейчас это создание одновременно напоминало нечто сшитое из разных тел людей... и животных. Уродливое, огромное и в тоже время опасное и хищное даже с расстояния. Оно встало в центре пентаграммы и замерло, и женщины перестали петь, а камни - потухли.
  - Красавчик, - со смехом сказала одна из них, фривольно положив руку на тварь, - мессир будет доволен. Ах, ну посмотрите, я вложила в тебя всю душу, о мой прекрасный, - смеясь сказала она и почему-то эта фраза заставила двух других также весело и зло расхохотаться.
- Не плохо, для молодой, не плохо, - ответила вторая. Её голос был ленен и вальяжен, - Но это лишь пол дела, теперь он должен появиться, где ему следует...
- Стойте! - вдруг оборвала их третья. Этот голос был холоден и властен. И все замолчали, будто по мановению. Она медленно обернулась за плечо, уставившись прямо туда, где была Сабрина. Вытянула кисть руки, на которой, как оказалось, был намотан какой-то кулончик, и твёрдым голосом сказала:?
- Иди сюда.
И что-то внутри девушки, к её ужасу, тренькнуло и заклинило. И она просто встала из-за своего убежища и встала. Встала и пошла, прямо навстречу уродливой твари и женщинам, думая только о тонкой изящной, но когтистой руке, на которой висел кулон. - Ты всё видела, детка? Конечно всё.
- Ох, вы посмотрите какие волосики, Милдрет бы обзаводилась, - расхохоталась первая подойдя к Сабрине и фамильярно взяв её за волосы.
- Ей волосики, тебе глазки, - лениво ответила вторая.
- Тише вы обе! - властно оборвала третья. - Кто ты, детка, и что ты тут делаешь?

0

6

Уильям ушел, а Сабрина продолжила свои наблюдения за женщинами, Что проводили странный ритуал. Они укладывали на могилы странные предметы и шуточно переговаривались между собой, словно все, что тут происходило – норма вещей. Пришедшие с ними мужчины больше напоминали марионеток, деревянных кукол, нежели живых людей. Они слушались приказа одной из ведьм, раскапывая могилы монотонно и механически. Абрина не до конца понимала, что именно сейчас происходит на старом кладбище, но интуиция подсказывала девушке, что творится что-то по истине ужасное. В груди зрело чувство тревоги, предупреждающее и молящее сбежать отсюда прямо сейчас. Но в девушке пересилило любопытство и научный интерес – уйди она сейчас никогда не узнает, что за диковинный ритуал готовят дамы, не узнает, к чему он приведет.  Девушке было до ужаса интересно, чем все окончится,  ведь подобного действа она не видела никогда. То и дело она бросала взгляд на мужчин откидывающих в сторону землю. Студента не могла перестать поражаться их механическим действиям, но сейчас становилось кристально ясно, куда делись те тела. Именно эти дамы и вывезли их с кладбища. Но одно никак не могла понять мисс Темперс – куда и зачем?
Вытащив тела, дамы встали в определенной фигуре и чтобы рассмотреть и расслышать, что они говорят, Рин осторожно подобралась поближе. Сейчас они перестал шутить и были предельно сосредоточены и уверены. Девушки начали петь и песня эта чаровала. Сабрина не могла не разобрать ни слова, но словно попала под влияние этих стройных голосов. Такое тягучее, как мед. Светились камни, дробились тени. Сейчас у девушки не возникло и толики сомнения в том, что здесь происходил странный ритуал. Конец которого близился и к концу которого девушка совершенно не была готова. Мертвое тело, над которым пели ведьмы, захрипело, забилось в агонии и стало изменяться. Хрип сменил вой и крик. Все это настолько страшно, ужасно и бесчеловечно, что Сабрине пришлось закрыть рот рукой и закусить перчатку, чтобы не закричать от ужаса. Интуиция не врала девушке, нужно было бежать. Прямо сейчас. Именно вот в это мгновение. Но мисс Темперс не могла сдвинуться с места. Она желала отвернуться от этого чудовищного зрелища, но не находила сил, смотря как тело человека становится чем-то ужасным, превращается в настоящего монстра. Она продолжала упорно смотреть даже тогда, когда ритуал закончился. Ужас заставил ее оцепенеть. Но страшнее чудовища были женщины сотворившие это. Они беспечно смеялись и шутили, словно все произошедшее в порядке вещей.
Сердце девушки колотилось так быстро и громко, что ей казалось – эти ведьмы (да-да, иначе и назвать их нельзя!) сейчас услышат его сумасшедший стук.  Нужно было срочно бежать отсюда. Рин осторожно подвинулась и под ее ногой скрипнул камень. В этот момент сердце остановилось, как казалось девушке. Но дела ее пошли еще хуже, когда одна из ведьм заговорила! Внутри все похолодело и обмерло. Сабрина была готова сорваться с места и бежать прочь не разбирая дороги, но властный голос приказал: «Иди сюда».
- «Нет-нет-нет! Я никуда не пойду!» - в панике подумала девушка и дернулась в другую сторону, но тело ее совершенно не слушалось. Оно само встало и пошло в сторону ведьм. Мысленно Сабрина заорала, заорала что есть мочи, но губы не разомкнулись. Такой нечеловеческий ужас, пробирающий холодом до самой души, она испытывала лишь однажды в своей жизни – когда ее топили. Страх, сознание скорой смерти и… что-то противоестественное, странное чувство того, что все происходящее неправильно – эти чувства захлестнули разум. Рин хотела разрыдаться, хотела убежать отсюда, но не могла. Эти ужасные женщины смеялись, смеялись как сами отродья нечистого, ходя вокруг и рассматривая ее словно свой улов рыбак. Старшая из них, а мисс Темперс была уверена, что эта женщина и возглавляет всю эту братию, вопрос и тут бы соврать, но губы разомкнулись и заговорили совершенно не то, что хотела девушка!
- Я Са-а-аб-бри-и-ина. Я т-т-тут-т и-и-ищу от-тве-е-ет-т-ты. Х-х-хочу п-п-понятть к-к-кто н-нас-с об-б-болга-а-а-ал – произнесла к своему ужасу Рин. На глазах навернулись слезы от происходившего кошмара. Все попала. Эти бесчеловечные женщины сделают что-то ужасное с ней, превратят в такого же монстра – в этом девушка была уверенна. Страшнее становилось оттого, что здесь могут появиться профессор и Уильям. Жутко было помыслить, что их ждет та же участь.

+1

7

- Вы послушайте, какой дятел, слова сказать не может! - бессовестно рассмеялась самая дерзкая и ехидная из ведьм, что теребила волосы Сабрины. Войдя в раж, она вдруг впилась в причёску у самых корней и дёрнула голову девушки назад, подвинувшись так близко, что студентка могла видеть из-под вуали черты её лица. Она была одновременно красивой и жуткой, как может быть красив и ужасен экзотический паук. Абсолютно чёрные глаза, полные губы, но и-под них видны острые зубы, как у акулы, резкие брови, да и всё лицо резкое, рубленное. А кожа при том гладенькая и будто восковая. - Ну что же, котёночек, ты нашла, хочешь посмотреть поближе? Смотри, - она подтолкнула Сабрину к уродливому монстру, появившемуся в результате ритуала. Создание, такое же пустоглазое, как и мужчины на кладбище, склонило голову набок, шумно, неестественно вдохнуло ноздрями воздух и тихо заворчало.
За спиной Сабрины раздались смешки первых двух ведьм, а потом властный голос третьей:
- И много ты успела узнать, детка?
Послушав её заикающийся ответ, она хмыкнула:
- С тобой там никого нет? Чтож, хорошо, детка.
- Что мы с ней сделаем? - лениво поинтересовалась вторая ведьма, облокотившись на могильный постамент. В этой жутковатой ночной тиши ни одна собака не мешала женщинам издеваться над девушкой. Они чувствовали себя хозяйками положения, игривыми кошками, жонглирующими мышкой.
- Детка, а детка, - снова с садистким весельем обняла её первая, - Детка-дятел, чего ты боишься больше всего?
- У нас нет времени играться, Ив, - холодно и властно сказала третья, - Гримм должен выйти на улицы уже сейчас, - ведьма махнула рукой на создание, в которое они превратили изуродованный труп. - Мессир не оценит отлучек от плана.
- Заколдуем? - лениво спросила вторая.
- Нет-нет, это скучно! - почти капризно взвизгнула первая, снова став гладить плечи Сабрины, будто маленькая девочка - игрушку.
- Подсматривать нехорошо, - лениво сказала вторая, опустила глаза вниз, на зев могилы и жестоко хмыкнула, - Любопытство, говорят, в могилу приводит.
Все ведьмы мимолётно посмотрели на пустой гроб и на могилу. Шу-шу-шу, вокруг Сабрины зазвучал жестокий, но самодовольный смех. Даже третья ведьма пару раз ледяным голосом посмеялась. А потом подошла к Темперс, жёстко выдернула из её волос заколку и бросила на землю.
- Если тебя будут искать… почему бы им не знать, что студентка Бримстоуна была на кладбище в ту ужасную ночь, когда сшитый из пропавших тел монстр вышел на улицы, м? Детка, будь так добра, молчи и иди ляг в гроб.
Безвольно, безропотно, против воли послушно, девушка обошла могилу и легла в простой, грубо сколоченный гроб. То тут, то там торчали ржавые старые гвозди, а от прелого дерева, сплошь в занозах, шёл лёгкий запах мертвечины. теперь мир был сверху, холодные огоньки звёзд, три силуэта в чёрных платьях, пустоглазые могильщики. Один из них с безразличным видом пододвинул крышку и перед глазами Сабрины осталась только щель.
Гроб стали опускать, она чувствовала это по тряске, но всё ещё ничего не могла сказать, сделать, предпринять. Ни когда его дно с тихим туком коснулось земли. Ни когда на крышку стали с ровной методичностью падать комья земли. Тук-тук-тук, закрывая последнюю щелку в крышке и осыпая лицо девушки мелкими крошками почвы.

0

8

Все происходившее с Сабриной было хуже самого ужасного кошмара, который только могла себе вообразить девушка. Она чувствовала себя почти так же как и тогда, в тот вечер когда чуть не утонула. Над ней смеялись, издевались и она была полностью беспомощна. Единственное о чем думала сейчас студентка, так это о том, как вырваться и сбежать из этого адского места! Но уйти ей просто так не дадут. Одна из этих ведьм больно дернула ее за волосы, заставляя смотреть в свое лицо. Она была ужасна, уродлива и отвратительна. Не внешне. Нет, встреть такую даму на улице Сабрины и не подумала сказать, что та некрасива, но злой оскал акульих зуб, восковая кожа и эти ужасные злые и колкие глаза.
- "Только у человека с самой черной душой могут такие быть!" - испуганно подумала девушка не в силах оторвать взгляд от этого уродства. А эти женщины игрались с Сабриной словно кошки с мышкой. Ее толкнули к тому, что совсем недавно было человеком, а сейчас не могло иметь иного названия кроме "монстр" или "чудовище". В животном ужасе студентка отшатнулась от воплощения кошмаров, затравленно оглядываясь. А ведьмы смеялись и смех этот напоминал услышанный давно у реки.
- Я... н-н-ич-ч-его. Н-н-н-н-не зн-н-н-аю. - проблеяла Тепрес в ответ на вопрос с
таршей ведьмы. Голова шла кругом, а на глаза наворачивались слезы. Рин на секунду пожалела, что осталось тут одна. Эгоистично и себялюбиво, ведь будь рядом друг, она была хоть на каплю, но храбрее. Словно читая эти мысли, издеваясь, ей женщины твердили о том что она одна. И как бы не хотелось иное сказать, Сабрина отрицательно мотнула головой.
Ведьмы куражились, запугивали ее, а та, уродливая, гладила по плечам словно маленького ребенка. Она пугала больше всех из троицы, заставляя пальцы на ногах поджиматься. Они грозились заколдовать ее и от мысли, что она будет такой же как это чудовище, Рин, как ей казалось, готова была сойти сума. Студентка не понимала что твориться и от того было больше всего не по себе. Это отсутствие понимания что будет в следующее мгновение.  Не ожидала Сабрина и того, что заколка вырванная из волос отправится в грязь, а сама девушка займет место в гробу. Она не смогла сбежать,лишь всхлипывать, когда закрылась крышка и с веху стали падать тяжелые комья земли.
Как только Сабрина почувствовала, что дурная магия ослабевает, она тут же заорала что есть мочи, сдирая в кровь пальцы царапала крышку гроба, пинала его, но лишь мрак и тишина были ей ответом. Паника захлестнула ее. паника о осознание того,что никто не найдет ее тут, никто не поможет. Она царапала злосчастное дерево засаживая занозы, пиналась, кричала пока не сорвала голос. Но все было тщетно.
- "Это конец! Конец! Такой бесславный!" - выбившись из сил, полностью разбитая морально, Сабрина зарыдала. Ведь больше ничего она сделать не могла.

+2

9

Стук в дверь был таким громким и таким неожиданным, что с перепугу профессор черканул пером по чистому листу бумаги, оставив на том неизгладимую черную полосу чернил. Очки, которые он приобрел совсем недавно, соскользнули с носа и криво повисли на самом его кончике. Поначалу ему подумалось, что это была лишь слуховая галлюцинация, вызванная долгой беспрерывной работой, вот только стук повторился снова и казался куда более настойчивым. Чертыхаясь, мужчина поднялся со своего кресла, запахнул халат и быстрым шагом поспешил спуститься вниз, чтобы открыть нежданному ночному гостю.
В дверях уже стоял мистер Бейтс, слуга Вестера, которого тот предпочитал таковым не считать. Пожилой мужчина вежливо интересовался у молодого человека, по какому вопросу тот пришел, совершенно не спешил пропускать его внутрь, однако уже подоспевший Мур дал свое разрешение.
Пускай молодого человека он не знал, но бледность его лица и запыхавшийся голос просто не могли не вызвать сочувствия. Бежал он видимо откуда-то издалека и вероятно принес какую-то срочную весть, да только почему именно профессору? Одежда на парне вся промокла и запачкалась, он лихорадочно потирал друг о друга руки и не смотря на то, что быстрый бег разгорячил его тело, ноябрьская погода все же сделала свое дело. Он говорил сбивчиво, то и дело останавливаясь, чтобы отдышаться и собрать в кучу свои мысли.
Первая полезная информация, которую удалось вычленить Вестеру, содержала в себе имя студентки, хорош ему знакомой. То была Сабрина Темперс. Самого молодого человека звали Уильям Джонсон, и он так же был студентом Бримстоуна.
Вторая полезная информация поведала о том, что две эти юные пташки зачем-то пошли этой ночью на кладбище. На вопрос профессора «Зачем?» связный ответ так и не был получен. То ли парень боялся, что их еще больше осудят, то ли еще что, но да черт с ней с этой причиной, потому что самая важная часть информации последовала далее.
Когда они с Сабриной пришли на кладбище, то увидели там группу женщин, предположительно ведьм или оккультисток и пару мужчин, которые показались им опьяненными или словно зомбированными. Не придумав ничего лучше, молодая парочка решила разделиться, мисс Темперс осталась на кладбище, а мистер Джонсон побежал к Вестору, чтобы просить помощи последнего.
Выслушав все это, профессор лишь тяжело вздохнул, на секунду прикрыл глаза, моля всевозможные высшие силы, чтобы те помогли юной мисс Темперс, по глупости оставшейся на кладбище. Если догадки студентов оказались верны, и они действительно столкнулись с ведьмами, то ничего хорошего можно не ждать. Затем он наспех надел пальто, даже не потрудившись снять халат, обулся, натянул на голову шляпу и выскочил на крыльцо. Пригрозил Уильяму пальцем, чтобы тот и не думал идти за ним, а вместо этого обсох у камина и выпил горячего чаю, попросил мистер Бейтса за этим проследить. Потом поймал первый же проезжающий кэбб и скомандовал ехать к кладбищу, на котором сам был совсем недавно, ведь ему так хотелось (и до сих пор хочется) выяснить, кто же украл те трупы и жестоко оболгал его студентов.

***

Времени искать лазейку не было совершенно. Вестер Мур демонстративно прошел через главные ворота, даже не обращая внимания на ночного сторожа, лишь махнул на него рукой, желая, чтобы тот поскорее отвязался. Пока он ехал до кладбища, в мозгу сложилось лишь одно логичное предположение, почему Сабрине и Уильяму пришло в голову прийти именно сюда, ведь не одного его могли интересовать пропавшие трупы. Веря в лучшее, он двинулся в сторону оскверненных могил, но чем больше продвигался, тем понятней становилось, что на кладбище помимо него и неотстающего бранящегося сторожа никого, кажется, и нет. Может, мисс Темперс удалось уйти? Или это просто какая-то шутка студентов?
- Мисс Темперс! Сабрина! – Он решил крикнуть, ведь хуже от этого не станет, если только где-то тут не прячется толпа ведьм. – Сабрина, Вы здесь? Это профессор Мур, пожалуйста, отзовитесь! Да отвяжись ты наконец!
Не выдержав, Вестер гаркает и на смотрителя, но тот лишь грозит кулаком и говорит, что вызовет полицейских. Может, оно будет и к лучшему, если дело примет нешуточный оборот.
- Сабрина! – Не унывая, профессор носится туда-сюда кругами, периодически останавливается, прислушивается, потом кричит снова. И так повторялось… сколько? Несколько минут? Или может целый час? Он не знает, но горло уже начинало саднить, а пальцы на руках и ногах замерзали. Крикнув имя своей студентки в последний раз, он хотел было развернуться, смириться с тем, что все это, по всей вероятности, оказалось злой шуткой, да только наступил на что-то не земле и услышал хруст, поспешил быстренько нагнуться и извлек из грязи поломанную заколку, и в мыслях его промелькнул вопрос "Кто мог ее обронить?". И будто бы в ответ раздался сдавленный приглушенный крик. – Сабрина!
Снова он произносит имя девушки и снова в ответ слышит крик, и уже без сомнений бежит в нужную сторону. Подбегает к свежей могиле и остолбевает, не веря своим глазам.
- О, Господи… - Вестер не успевает ужаснуться, совершенно не хочет понимать и полностью осознавать, что только что предстало его глазам. Это дикость. Это безумие. И это страшно.
- Неси лопату! Быстро! - Изо всех сил кричит он сторожу, и тут на удивление слушается. Не помня себя, он спрыгивает вниз, с остервенением начинает копать землю, продолжая повторять имя девушки, чтобы она слышала его голос, чтобы перестала бояться и плакать. Он весь перепачкался, содрал кожу не пальцах, но даже не подумал остановиться. Через несколько минут принесли и лопату и дело пошло куда быстрее. Наконец, добравшись до крышки, Мур откинул ее и тут же обхватил руками дрожащее тело Сабрины, поднимая ее из могилы. Он гладит ее по волосам, старясь успокоить.
- Все хорошо, девочка, я тут. Все кончено.

Отредактировано Wester Moore (9 мая, 2018г. 19:10:35)

+2

10

Тьма. Лишь она окружала девушку, обволакивая подобно савану. Горло садило от крика, жгло щеки от слез и болели сбитые в кровь пальцы. Сабрина все никак не могла поверить, что это и есть окончание ее жизни. Это было так рано, это было так глупо. Она столько не успела и так отчаянно хотелось жить! Девушка в очередной раз взвыла, словно раненный зверь, чувствуя как все труднее и труднее становится дышать. Словно вся тяжесть земли упала на грудь Темперс. Пугаясь этого ужасного чувства, в отчаянно попытке выбраться наружу студентка стала биться, крича, ударяя руками о холодное дерево. Воздуха становилось все меньше и меньше. Рин закашлялась, чувствуя как грудь сдавливает сильнее. И Именно в этот момент, когда она почти смирилась со своей участью, сквозь земную толщу она услышала знакомый голос. Сабрина не поверила. Но голос позвал снова и снова. Надежда вспыхнула в груди девушки. Она из последних сил стала колотить по крышке гроба и надрывать и так сорванный голос. Стук лопаты о крышку и тусклый лунный свет ударивший в лицо. Рин не верила. Даже сейчас не верила, что кошмар закончился. Ей казалось, что это лишь очередная издевка. Игра разума. Боясь этого, девушка вцепилась содранными в кровь пальцами в сюртук профессора, дрожа от страха нервов и прижимаясь к мужчине. Она не заметила ни сторожа с лопатой, что с суеверным ужасом и удивлением наблюдал сцену, не подумала даже о нормах приличия. Все это сейчас было таким далеким. Глупым. Какой-то шелухой из другой жизни, другого мира, иного Лондона. Намного важнее была сейчас чувствовать рядом живого человека, понимать что он не морок, не игра разума и не сон.
Двушка тихо всхлипывала боясь разжать пальцы и отпустить профессора. Ей хотелось разрыдаться, но на это у Рин не хватало ни сил, ни голоса, ни слез. Она даже не могла высказать всю благодарность, которую испытывала к этому человеку. Одному из немногих, кто никогда не отказывал ей в помощи.
- Я... Я... я.. - она попыталась сказать, но язык как всегда заплетался и Темперс замолкла, поднимая взгляд на мужчину. Она была перепачкана в земле, лицо ее было заплаканным и глаза покраснели, растрепались рыжие волосы по плечам, а пальцы сбиты в кровь и усеяны занозами.
- П-п-п-п-р-ро-ости-т-т-те. - единственное что смогла выговорить Сабина, хоть сказать хотелось совсем иное. Хотелось высказать ту благодарность, которая была на сердце, но разум спутался, а слова подобрать она никак не могла. Девушка еще не паниковала, но страх держал сердце холодной рукой. Медленно тая. Когда рядом был Вестер было практически не страшно. Даже удивительно, как мужчина по сути своей не проявлявший при Рин умения пользоваться оружием мог внушать такое ощущение спокойствия и защищенности.
- О-о-н-н-и. Вы-ы-ы-п-пустил-ли ег-го. - давя в себе слезы  и заикание вымолвила студентка смотря на профессора. Мысли путались и ей было сейчас невдомек, что он не видел произошедшего, что не знал о том, что произошло.
- Он н-н-на-а. У-у-у-ли-ца-а-ах. Нас-нас-насто-ящ-щ. Они. Нас-то--щ-щ-щие! - Сабрина вспоминала ведьм, уродливых женщин без чувства святого в груди и кровь леденела, а в глазах отражался страх. Она не знала, что задумали эти чудовища. Не знала кто сегодня пострадает от их чудовищного ритуала. Она знала только одно - ни профессор ни Джонсон с ними встретиться не должны сегодня.

+1

11

Бывают такие вещи, которые выбивают из колеи. Они словно наносят удар под дых, выбивая из твоих легких весь воздух и не давая возможности дышать. К таким вещам невозможно быть готовым, как бы ты не старался, они всегда обрушиваются на тебя неожиданной лавиной и все, что тебе в итоге остается – стараться понять, как такое вообще могло произойти. Вот и сейчас Вестер просто сидел посреди кладбища, прижимая к себе дрожащее тело своей студентки, гладя ее по волосам и стараясь успокоить, хотя у него самого все внутри переворачивалось от осознания произошедшего ужаса. Ни один адекватный человек на этом свете не сможет спокойно воспринять новость, что его положили в гроб и закопали заживо. Ни один. Нет на свете вещи страшнее, чем медленная мучительная смерть. И за что, во имя всего святого, этой девушке выпала такая участь? Из-за чего этот светлый человек оказался под землей? Просто потому, что оказалась не в том месте не в то время? То-то и всего?
- Тише-тише, все прошло, тебе больше ничего не угрожает. – Мур касается ладонями бледного лица Сабрины, убирает с него рыжие волосы, прилипшие к щекам из-за непрекращающихся слез, смотрит прямо ей в глаза. – Делай глубокий вдох… делай… вот так, молодец. Успокойся, тут нет никого кроме нас, а скоро и нас не будет.
- Позову-ка я все же полицейских… - Словно из ниоткуда, как призрак, возникает сторож и прижимает к груди лопату так сильно, будто она единственная его защита и, если будет нужда, он треснет ей любого.
- Да, можете позвать, а заодно объяснить им, как у вас на кладбище в гробу оказалась девушка и еще куча людей.
Мур даже не смотрел на мужчину, все равно прекрасно знал, что звать он никого не будет, лишние проблемы ему не нужны, и лучшим вариантом развития событий будет уйти в свою сторожку, сделать несколько глотков спирта из своей фляжки и залечь спать до самого утра, а уже утром уверять себя, что все это был лишь сон.
- Сабрина, о ком ты говоришь? Кто «они»? Ведьмы? Ты действительно видела ведьм? Не переживай, их уже давно тут нет. Они ушли и больше тебя не потревожат. Давай попробуем встать, хорошо?
Это был один из тысячи случаев, когда Вестер ненавидел свою неполноценную правую руку. Слабую, уязвимую, не способную удержать в себе ничего тяжелее книги. Из-за нее он не мог поддержать Сабрину именно так, как сделал бы любой другой мужчина, в случае чего, он не сможет даже ее понести, потому что одной рукой это делать проблематично.
- Вот так, молодец. Нам туда. – Левой здоровой рукой, Мур придерживает девушку за плечи, правой показывает путь. – Не смотри по сторонам, не надо. Сейчас мы отсюда уедем и все закончится. Сабрина, о ком ты говорила? Кого они выпустили? Что здесь произошло?

+1

12

Сабрина слушала Вестера и пыталась успокоить себя. Девушка не могла до конца поверить, что ей не угрожает ничего. Слишком ярки в голове воспоминания о том, как ее не слушалось тело и язык, как она была полностью подконтрольна чужой воле. Это ощущение полной беспомощности ужасно походило на то, когда ее пытались топить. Как бы тогда она не вырывалась - ничего не могла сделать. Страшно думать, что могли эти женщины, если контроль над человеком давался им так легко, словно игра.
Быть может все что случилось, это ее ужасный сон? Но прикосновения профессора убеждали в обратном. Все случилось на самом деле. Это никак не могло уложиться в голове студентки, ведь все во что она верила сейчас разбилось словно ваза о мостовую. Проклятия реальны. Ведьмы реальны. Сейчас Рин готова уверовать и в то, что бормотания о том, что ее друг проклят могут быть правдой. От такой догадки становилось дурно. Слезы сами просились на глаза, взгляд начинал метаться по окружению и мысли так болезненно бились в голове, что казалось - пара минут и ты безвозвратно сойдешь сума. В этом безумии единственным лучом света оставался Вестер. Мужчина убрал волосы с лица и поймал взгляд девушки.
– Делай глубокий вдох… - голос мужчины звучит уверенно, спокойно и доброжелательно. Мисс Темперс замешкалась, все еще влекомая кутерьмой своих мыслей, но Вестер был настойчивым. Сабрина медленно дышала, пытаясь успокоиться и хоть как-то привести сумбур мыслей в порядок. От слов сторожа она отмахнулась как от надоедливого комара. Не до него сейчас было.
- Ж-ж-жен-нщин-ны. ок-к.. ок-куль... - Сабрина все никак не могла совладать с языком. Она ненавидела эту свою особенность и даже думать боялась, как защищать дипломную работу. Ведь там тоже придется волноваться.
- Ве-дь-мы - произнесла она по слогам. Еще пару раз вздыхая и унимая слезы. - О-о-он-н-ни. - несмотря на состояние, девушку поразило спокойствие профессора. Она никогда бы не подумала, что столь ученый мужчина верит в ведьм. Рин сама до сегодняшнего дня полагала, что их не существует.
После случившегося встать было сложно. Казалось, что все силы выпили не только из души, но и из тела. Опираясь на здоровую руку профессора, Сабрина поднялась и машинально отряхнула подол платья, на который налипли комья земли. Хотелось поскорее убраться отсюда, закончить этот день. Жаль, что забыть не удастся. Порой жизнь кидала в насмешку, что хорошая память — это не только благо.
- О-он-ни. П-провел-ли рит-туал. Из тел соз-здал-ли мо-монст-тра. Оно было жи-жи-живым. - девушка мотнула головой. Сейчас, когда все улеглась, она представляла, насколько глупо выглядели ее слова.
- Я не вру. - Рин подняла взгляд на профессора. Она смотрела серьезно насколько позволял ее внешний вид. Безусловно, этих ужасных женщин нужно остановить вместе с их монстром, но при это нельзя сегодня подпускать к ним никого вот о чем сейчас думала Сабрина. Она вспомнила, как они с профессором искали ритуал для поиска брата.
Мисс Темперс резко замерла на месте, останавливаясь и оглядываясь на чернеющую разрытую могилу.
- След-ды. Долж-жны оста-а-атся след-ды рит-рит-ритуала. - она перевела взгляд на Вестера. Сабрине неуютно здесь, при взгляде на разрытую могилу пробирала дрожь, но ведь это их единственный шанс что-то найти. Она не знала, оставили ли ведьмы хоть что-то, но если да, то скоро все затопчут и будет не найти.
Девушка сглотнула, мысленно храбрясь. Она знала, что Вестер человек умный, образованный и находчивый, помимо остальных его положительных качеств, а это значит, что наверняка сможет что-то разыскать. Сабрина просто обязана сейчас переступить через свои страхи и помочь профессору, ведь он так много для нее сделал. Наверное, никто в Лондоне, помимо Джонсона, никогда не проявлял к ней столько участия, как Вестер.
- Я постар-раюсь. Вспомни-мнить. Как они сто-о-о-яли. Они и предметы. - проговорила девушка без собой уверенности. Сейчас все произошедшее казалось смутным, далеким, словно в зыбке тумана. Когда-то. Там.  Здесь. Здесь лишь усталость, полная опусташенность, смутные обрывки воспоминаний.
- Я впоря-ряд-ке. - девушка погладила Вестора по руке, пытаясь убедить, что она и правда в полном порядке, хоть это и было сущей ложью.

+1

13

В последнее время концентрация ведьм в жизни профессора несколько увеличилась. Или ему так только кажется? Правильно говорят: за что боролся, на то и напоролся. Он так отчаянно хотел узнать о ведьмах, о демонах, обо всем потустороннем как можно больше, что судьба таки решила предоставить неугомонному ученому такой шанс, причем она решила выдавать сведения не по крупице, а просто бросить его в омут с головой, и пусть сам расхлебывает все, что происходит. Да, он посвятил годы изучению оккультизма и всевозможных ритуалов, да только это всего лишь капля во всем огромном море мистических вещей. И просто великолепно, что сейчас на кладбище этих ведьм, о которых не переставая говорит Сабрина, нет, потому что в противном случае запертыми в гробу могут оказаться уже двое. Если эти ведьмы смогли создать какое-то чудовище, если смогли подчинить себе волю Сабрины, то даже страшно представить, на что еще могут быть способны эти женщины и как с ними справляться.
- Нет, ты не в порядке. – Вестер кладет свою руку поверх дрожащей руки девушки, устало улыбается и смиряется с фактом, что покинуть кладбище в скором времени им не удастся. Если ведьмы и их детище все еще представляют опасность для окружающих, то им надо постараться хоть каким-то образом им помешать. Он снимает с себя пальто и набрасывает на плечи мисс Темперс, увести ее отсюда получится только насильно, поэтому единственное, что остается профессору – сделать так, чтобы его студентка хотя бы согрелась и постаралась успокоиться.
- Эй, а где тело то? – Как гром среди ясного неба снова послышался голос сторожа. Он стоял возле опустевшего гроба, чесал затылок и непонимающим взглядом смотрел то на пустое место покойника, то на Вестера с Сабриной.
- Тебе же сказали: убежало, надо его найти.
- Это как же ж оно убежало, если мертвое было то? Не бывает такого!
- А живые люди в гробах под землей бывают?
Сторож задумался секунд на десять.
- И все ж вернуть надо, а то опять скажут, что студенты сперли.
- Студенты. Ничего. Не перли.
Вестер держался из последних сил, чтобы снова не затеять бессмысленный спор с совершенно бессмысленным человеком, который, кажется, даже не понимает, что только что здесь произошло. Пока мужчины переговаривались, Сабрина могла успеть осмотреть место, где, как ей помнилось, проходил ритуал. Махнув рукой на сторожа, Мур поспешил подойти ближе к ней.
- Удалось что-нибудь вспомнить? Я вовсе не тороплю, просто не хочу, чтобы ты задерживалась тут дольше, чем нужно. Помнишь, как выглядело то существо? – Нагнувшись профессор поднял с земли длинное перышко. Был бы он хоть немного орнитологом, смог бы сказать, какой птице оно принадлежало, но, увы, пока его знаний хватало лишь на заключение, что перо это появилось здесь не самостоятельно. Земле, на которой они с Сабриной стояли была словно выжжена, даже камни покрылись черным налетом. Чем больше глаза смотрели на эту картину, тем больше мужчина убеждался, что здесь действительно произошло что-то страшное и поистине грандиозное.

+2

14

Буквально через несколько месяцев исполнялось три года с момента того как мисс Темперс познакомилась с профессором Муром. Одной из вещей, которые девушка запомнила об этом мужчине – спорить с ним совершенно бесполезно, если у тебя нет хорошей доказательной базы. Спорить Вестер умел, любил и не упускал момента этим умением воспользоваться.  Девушка лишь опустила глаза на заявление мужчины о ее состоянии. Она сама прекрасно знала, что нынешнее ее состояние никак не соотносится со словом порядок. Сабрине даже показалось на мгновение, что профессор хочет покинуть кладбище не меньше чем она сама, но эту мыль девушка поспешила прогнать, понимая, что тогда уступит себе и уйдет, так и не собрав те крохи знаний, которые оставили после себя эти жуткие женщины.
Рин отпускает Руку профессора, хмурясь, пытаясь собраться, окончательно успокоиться и вспомнить хоть что-то. Сделав шаг вперед, она всматривается туда, откуда они пришли с Джонсоном.
- «Давай, Рин, с самого начала. Мы зашли через тот лаз в заборе, а затем... затем...»
Пальто на плечи опускается неожиданно, и студентка инстинктивно вздрагивает и оборачивается к мужчине с удивлением и машинально проводит по плечам, гладя шерстяную ткань пальто.
- «У меня ведь был плащ, но куда он делся? Я не могла оставить его где-то. Унесли ведьмы? Так зачем он им?» - мысли странно путаются, когда Сабрина пытается думать о том, что произошло буквально несколько часов назад. 
- Эй, а где тело то? - голос сторожа заставляет перевести взгляд на него и снова сбивает с попыток вспомнить детали случившегося.
- «Это все не важно. Важно другое...» - девушка недолго следит за перепалкой мужчин, чтобы вступить в нее, пусть это ужасно неприлично. Это мысль даже заставляет улыбнуться ненадолго. Сабрину веселит мысль о том, что за одну единственную ночь она пренебрегла столькими нормами поведения. За три года жизни в Лондоне она так не «грешила» как за сегодняшнюю ночь.
Рин отходит ближе к каменному склепу, за колонной которого она пряталась вместе с другом, а затем повторяет тот путь, которое тело шло без её  разрешения. В этот момент Вестер подошел с вопросом, на который она не могла дать однозначного ответа. Память Сабрины сейчас напоминала лоскутное одеяло набранное из разных кусочков.
- Нес-сов-в-всем. - студентка замерла несколько секунд, не моргая, всматриваясь в одно из надгробий. - Они с-с-начала. Рас-та-авили предме-еты. Не помню. Что. С ним-м-м-ми было двое мужч-ч-чин. - девушка сначала посмотрела на Вестера, а затем перевела свой взгляд на сторожа.
- Они вык-к-копали тело. Не студен-н-ты. Вер-р-роятно они виновны. Три женщ-щ-щины. Мужчины словно под гп-п-п-нозом или дурман-он шли. - Рин снова нахмурилась, как бы она не старалась, вспомнить ритуал не получалось. Непонятные песнопения, какие-то предметы, ужасное искаженное тело. От всего этого ноюще заболела голова и Темперс коснулась левой рукой виска.
- Круг. Там был круг. - девушка указала на землю чуь дальше от себя-  И-и пели. Я-я-я не пом-м-нючто. Не лат-тынь. Непон-нятное что-то. Песня и в-в-ела м-м-еня в транс. - Рин поежилась и обхватила плечи руками.
- Не могу боль-льше. Вспом-мнить. - студентка вздохнула разочарованно и грустно. Головная боль усиливалась и сил не было ни на что.
- К-ког-да закончи-чи-чите можем идти. - сама Сабрина осталась на месте, стараясь держаться подальше и от места где ведьмы колдовали и от зияющей чернотой могилы.
- Так, а что за женщины? Куда тело унесли? - влез сторож, но студентка лишь покачала головой.
- Н-не знаю-ю. М-меня тог-г-да уже нашли и... - сглотнув, Темперс отступила еще на несколько шагов назад не отводя взгляда от рыхлой земли и покосившегося надгробия. Она словно боялась, что в любой момент может снова оказаться там.

+1

15

Неприятно ощущать собственную беспомощность. Особенно, когда от тебя ее ожидают меньше всего, когда верят и полагают, что ты сможешь ответить на все вопросы и решить имеющуюся проблему. Увы, день за днем количество загадок лишь увеличивалось, а профессор не мог подобрать решение ни к одной из них. Вся загвоздка всегда была лишь в отсутствии нужных знаний. Что надо делать, чтобы найти пропавшие трупы, чтобы найти живого человека, чтобы найти убийцу… А теперь необходимо понять, чем именно занимались на кладбище три женщины, вероятно, являющиеся ведьмами, потому что другие представительницы слабого пола вряд ли будут среди ночи разгуливать по кладбищу, если только их не зовут Сабриной Темперс.
- Это колдовство…
Профессор не отрываясь смотрел себе под ноги, разглядывал уже притоптанную землю. Где-то с самых краев еще сохранились знаки и символы, яркими вспышками всплывающие в сознании мужчины, но сходу определить их значение он не мог. Был виден начерченный круг, еще несколько перьев, которых тут не могло быть, высушенная трава и гладкие почерневшие камни. Все это очевидно использовалось в прошедшем ритуале, но не давало совершенно никакой информации. В самую пору было злиться на себя, на свое незнание и беспомощность. Ему просто необходимо сейчас сказать, что он знает, что им нужно делать, что у него есть план, что они со всем разберутся. Вместе. Как и всегда до этого момента. Нужно сказать, что он поможет Сабрине, не бросит ее, сделает все, что потребуется. Но вместо этого мужчина лишь сжимает руки в кулаки, осознавая собственный провал, прикрывает глаза и чувствует, как холодный ночной воздух пробирается сквозь легкую ткань халата, который он так и не снял, оставляя дом. Вестер старается запомнить все, что увидел на кладбище, чтобы в скором времени перенести заметки на бумагу. Благо хотя память у него хорошая.
- Все хорошо, мисс Темперс. – Вестер спешит подойти к девушке и вырвать ее из омута ужасных воспоминаний, в который она погружалась раз за разом, а сторож этому только способствовал. – Пойдемте, здесь нам больше делать нечего.
- Не понял… а труп то!
- Молись, чтобы этот труп ты больше никогда не увидел. – Мур отвечает сторожу через плечо уже достаточно злым голосом, потому что все произошедшее не смогло оставить у него ни одной положительной эмоции. Его студентка оказалась закопана заживо, труп исчез и, по всей видимости, случилось с ним что-то очень нехорошее, сам он не может дать ни одного удовлетворяющего или успокаивающего ответа, а этот пьяница-сторож просто действует на нервы на ровне с холодным ветром.
Когда они выходят на дорогу, мужчина ловит кэб и усаживает в него сначала Сабрину, потом садится сам, называет адрес своего дома.
- При всем уважении, я попросту не могу отпустить Вас в таком состоянии одну домой. Отогреетесь у меня и немного отдохнете. Не переживайте, Сабрина, Уильям тоже там, Вы будете не одна.

+1


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Подсматривать нехорошо