Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Научные споры обычное дело, когда больше некого препарировать


Научные споры обычное дело, когда больше некого препарировать

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://wallpaperbrowse.com/media/images/Aquarium-background.jpg

Уильям Джонсон, Адам Спенсер
03 марта 1886, около девяти вечера, Лаборатория мистера Спенсера.

Определение принадлежности нового вида - целая работа. Иногда для этого даже требуется помощь археолога.

Отредактировано Adam Spencer (24 февраля, 2018г. 13:45:44)

0

2

Сфера научных интересов его самого и блестящего подающего надежды аспиранта-ксенозоолога Адама Спенсера пересекалась не так часто, но вот сейчас был как раз один из таких случаев. Он был наслышан о той самой загадочной рыбе, которая обреталась сейчас в одном из аквариумов в университетской лаборатории. Гигантская, по внешним признакам принадлежащая к хрящевым  - ее происхождение до сих пор не удавалось отследить лучшим ученым умам, поэтому он вызвался придти и посмотреть на эту диковинку – а вдруг она принадлежит к ископаемым видам? Может, это какой-нибудь потомок ныне вымерших кладоселяховых, а то и чудом выживший их представитель?
Уильям спешил в лабораторию в приподнятом настроении, полный надежд на грядущие открытия, ну или как минимум на интересный научный спор. Разговоры с мистером Спенсером всегда занимали его, оказывали благотворное воздействие на умственную деятельность, давали свежий, необычный взгляд со стороны. В споре рождается истина – это было как раз про их отношения, и совершенно не важно то, что пару раз их эти самые споры оказывались чересчур горячими и оканчивались едва ли не рукоприкладством.
Приветствие на сей раз вышло коротким – обоим ученым не терпелось как можно скорее покончить с ненужными церемониями и приступить непосредственно к делу. Уильям с любопытством осматривался по сторонам – изучая всевозможных представителей подводного мира разнообразнейших форм и размеров, заключенных в стеклянные контейнеры. Его внимание поначалу было рассеяно по разным уголкам, а потом он увидел его.
Если бы в лаборатории были обыкновенной высоты потолки, эта махина туда просто не влезла бы. Однако потолки здесь были впечатляющей высоты, и даже на их фоне аквариум выглядел просто гигантским. И даже несмотря на это рыба, заключенная в его прозрачные стенки, выглядела слишком уж огромной. Ее крупное плоское блестящее в дневном свете тело находилось в непрестанном движении. Она… Уильяму, конечно, доводилось читать в книгах о по-настоящему гигантских животных, и он даже, возможно, замечал краем глаза нечто подобное в экспедициях, но вот так вот стоять и разглядывать существо, которое легко уничтожило бы его одним ударом хвоста? В этом было нечто захватывающее.
- Как вам удалось обнаружить столь невероятно внушительный экземпляр? – в его голосе слышится доля восторга, но еще больше – любопытства. Его интересует в том числе и логистика этого процесса – в каком ящике эту рыбу перевозили, не пришлось ли для этого расширять двери?
Они подходят чуть ближе – стук башмаков глухо разносится по лаборатории. Уильям замечает небольшие подмостки, позволяющие осмотреть заключенное в аквариуме существо сверху – максимальный выбор точек зрения для ученых-наблюдателей.
- И вообще, расскажите мне больше. Что вам известно об этом создании? И кстати, может быть, поднимемся? Хочется заглянуть вашей рыбе в глаза.

+1

3

Было нечто забавное в том, как вторая волна энергии захлестывала мистера Спенсера по вечерам. Едва он открывал глаза от привычного двадцатиминутного сна, как новый прилив жажды деятельности брал его в плен и бросал на самые разные подвиги: лишь бы не сидеть без дела.
Отлепив лицо от гладкого деревянного стола, он растер глаза и оглядел лабораторию. Позавчерашним вечером в ней появилось нечто, к чему его мозг не вполне успел привыкнуть. Огромная рыба, длиной почти достигающая его собственного роста, мирно кружила в слишком тесном для нее аквариуме. Ее мощная голова с крупными зубастыми челюстями пугала моряков, что притащили ее сюда; в Адаме же это несчастное создание вызывало лишь любопытство и еще – самую малость – нежность. Да, она могла бы убить человека одним ударом хвоста – в прежние времена, но сейчас она и сама была ранена, и кроме того…Она была прекрасна. Сколь бы профессура ни прощупывала почву на предмет препарировать это создание – Адам был непреклонен. Более того, он уговорил Джилмана настоять на разработке протеза для этого существа – в рамках научной работы мисс Белл, студентки, изучающей инженерное дело. Если бы той только удалось создать нечто настолько тонкое и простое, что с этим смогла бы управляться рыба…В общем, Адам взял Марту, как он назвал рыбу, под крыло и не собирался отступать.
Мистер Джонсон явился вовремя, едва только длинная стрелка отщелкнула без пяти минут девять. Адам, отмывающий хирургически стол за импровизированной ширмой, выглянул и коротко кивнул ему: без рукопожатий. Ему потребовалась добрая пара минут, чтобы оттереть от ногтей кровь, после чего он наконец-то подступился к Уильяму. Солнце уже скрылось за смежной стеной, и потому в свете газовых ламп они вдвоем приблизились к махине, мерно огибающей аквариум.
- Она попалась в рыбацкие сети и едва не изорвала их в клочья, - его голос звучит так доброжелательно, будто он говорит о своем ребенке. – Представьте себе лица несчастных моряков. Повезло, что мисс Аттли оказалась поблизости и отдала нужные распоряжения. Им пришлось заказывать катафалк – ну знаете, эти стеклянные экипажи, в которых переводят гробы.
Адам отступил к столу и, подхватив необходимые бумаги, вручил их Уильяму.
- Довольно странно, что тварь такого размера так близко подошла к берегу. Воды в последнее время неспокойны.
Развернув плотный лист, Уильям мог бы ознакомиться с примерной анатомией этого создания – насколько Адам мог предположить строение скелета и внутренних органов исключительно по внешним признакам. Жабры почти достигали огромных блюдцеподобных глаз; плавники, за исключением поврежденного, двигались в идеальном синхроне, и горбатая спина гибко изгибалась, подстраиваясь под волны, создающиеся из-за работы некоего подобия фильтра.
- Она похожа на хрящевую, как вы наверное уже заметили. Есть некоторое сходство с акулами, но плавники…Просто взгляните, - Адам уложил руку на плечо Уильяма и присел, подтягивая его за собой. Пара мелких плавников располагались на плоском животе. Нечто, не вяжущееся с общей картиной. – Сверху картина еще интереснее – при всем этом она узкая. Ума не приложу, что нам с этим делать.
Он засмеялся. Право слово, сама жизнь этого существа была какой-то насмешкой над тем, чему учили в высшей школе. И – Адаму это нравилось.
Он первым ступил на деревянные ступени и прошелся по подмосткам. Те плотно прилегали к краю аквариума и не имели каких перил с той стороны, где мирно плескалась вода. В его руке зажата лампа, и он протягивает ее подошедшему Уильяму. Два с лишним метра над полом – стоит быть осторожнее.

+1

4

Мистер Джонсон рассматривает рыбу не без некоторого внутреннего трепета. Она действительно будоражит его воображение своим размером, своей формой, своим необычным строением тела… То есть, он, конечно, не то чтобы разбирается в обычном строении тела рыб, это, скорее, из сферы научных интересов самого мистера Спенсера, но ничего похожего ему прежде видеть не доводилось, а значит теория о необычности вполне имеет место быть. Свет газовых ламп поблескивает на гладкой скользкой коже. Адам начинает свой увлекательнейший рассказ, и когда он говорит об этом странном существе, его голос заметно теплеет, а сам он даже почти не заикается. Уильям улыбается – безмерный энтузиазм товарища всегда греет его душу. Если бы все ученые были такими идейными борцами за научное познание!
- Моряки теперь, наверное, будут держаться за милю от береговой линии, после такой-то встречи, - с мягкой ироничной усмешкой комментирует он. – Будут уверены, что встретили какое-нибудь адское чудовище. Впрочем, я не могу не поздравить вас со столь ценным приобретением. Мисс Аттли обладает невероятным талантом оказываться в нужное время в нужном месте.
Он с интересом принимает сверток плотной бумаги, разворачивая его и, чуть прищурившись, изучая анатомическую схему. Она вся испещрена пометками, кое-где стоят жирные вопросительные знаки, и он поднимает взгляд на Адама – ему понадобятся некоторые пояснения. Что же все-таки отличает это создание от обычной хрящевой рыбы – просто очень уж большой и внезапно решившей сменить место обитания с открытых морей на воды, столь близкие к берегу?
- Похожа на хрящевую, да, - задумчиво кивает он, полностью согласный с мистером Спенсером, после чего, увлекаемый его рукой уселся за рабочий стол на стул напротив, послушно обращая внимание на то, что ему указывали.
- Я, признаться, не очень понимаю, что это может значить, - он хмурит брови, разглядывая на схеме странные плавники на животе и на спине. – Для каких видов может быть характерно подобное? Вы допускаете межвидовое смешение, или – какие у вас гипотезы на этот счет?
Они действительно ступают на подмостки, чтобы разглядеть рыбу поближе – мистер Спенсер шагает первым, разумеется. Деревянные ступени выглядят вполне надежными, поэтому мысль о том, как под ним, в силу его исключительного везения, провалится одна из последних, вынуждая обрушиться вниз, он с коротким смешком отметает. Впрочем, ступать старается осторожнее, в особенности, когда выходит на ровную поверхность, лишенную перил. Он тянется за лампой, зачарованно заглядывая в темные глубины аквариума – отсюда этот огромный резервуар воды выглядит настоящим озером. Гладкий темный бок поблескивает из глубины, завораживая. А потом рыба одним резким движением поднимается на поверхность, Уильям вскрикивает от неожиданности, рефлекторно стремясь отступить на шаг, и чувствует, как скользит каблук по отсыревшему дереву. Он взмахивает руками, роняя лампу, и падает спиной в бассейн. Вода охотно расступается, принимая в свои темные глубины незадачливого ученого, и он на мгновение поддается ей. А потом принимается энергично работать руками и ногами, пытаясь выплыть на поверхность.

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Научные споры обычное дело, когда больше некого препарировать