Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Испанская коррида


Испанская коррида

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://s8.uploads.ru/M9uvX.jpg

Франциск Найт, Чиж (ГМ), Генриетта Манро
19 ноября 1886, завод "Быка" Билла

"Бык" Билл - относительно новое лицо на промышленной арене. Но он быстро и агрессивно прорывается на рынок, используя как более не менее "законные" способы 14-ти часового рабочего дня, так и грязную эксплуатацию и рабский детский труд. Дети, стоит сказать, настолько возмущены таким положением дел, что даже вступили в борьбу с ним лично, добавив Франциску Найту головной боли помимо той, что требовала от него освободить незаконно удерживаемых на заводе детей и "расспросить" самого "Быка". Но Генриетта и Чиж полны чисто детской решимости нанести справедливость.

0

2

Тяжело иметь дело с детьми. Это Франциск усвоил первым делом,только ступив за порог этого чудного возраста. Дети – это сущий ад, вечно лезут куда не нужно, делают, что просят не делать, носятся и кричат. А еще они вечно попадают в неприятности, даже Арон не попадает в такие неприятности, в какие иногда ввязываются дети. Найт не любит, когда дети страдают. Во-первых, он не знает, как им обычно можно помочь, во-вторых, нет ничего более душераздирающего, чем страдающие дети. Даже маленькие котятки так не задевают струны чувствительной и пропитой душонки контрабандиста.  Дети пока не знают всех правил взрослого мира, от чего выглядят еще более очаровательнее, когда разносят газеты или пытаются спереть у него кошелек, но не когда, черт возьми, их похищают на завод и заставляют работать.
Письмо, написанное ровным калиграфическим подчерком, читая которое можно состариться прежде, чем дойдешь до сути, прибавило Найту головной боли и, кажется, пару седых волос. Ему пришлось растормошить все старые связи, чтобы добыть информацию об этом  Билле, разузнать про завод и выработать наиболее простой и надежный план предстоящего вторжения во владения Бычары. Ночная тьма и туман должны были сыграть им на руку. В своей черной одежде Найт с группкой людей стали практически невидимы, как только покинули улицу и перебрались через внешнюю стену завода. План был достаточно прост: пока остальные собирают малолетних работников и группами выводят их с территории завода, сам Франциск потолкует с хозяином предприятия в лучших традициях корриды. А потом пусть разбираются органы опеки, журналисты, городские власти – не важно, это уже будет не его дело.
Однако Франц и подумать не мог, что в это дело влезет его великое господство сэр Случай, который часто так не вовремя вмешивается в нашу жизнь, меняет планы, рушит надежды. В тот самый момент, когда, казалось, ты все просчитал, он подкидывает тебе парочку юных « героев» и мерзко хихикая растворяется в небытие.
- Эй, Франц, мы тут парочку незванных гостей обнаружили, что с ними делать то? – окликивает его один из парней, чуть ли не за шкирку держа мальчишку, больше похожего на растрепанного воробья, и идущую рядом девчушку, явно из приличной семьи. Интересно, куда смотрят ее родители? Мать никогда не разрешала маленькому Франциску выходить за пределы дома, когда Лондон накрывала ночь. Она боялась, запирала двери на засовы и что-то бормотала себе под нос. По-началу Найт ничего не понимал и покорно слушался, потом задавал вопросы, на которые никогда не получал ответа, и в итоге смирился с тем, что это, скорее всего, просто загон женщины, пережившей слишком много дерьма. Но даже она, судя по всему, следила за своим ребенком лучше, чем семья это девчушки.
- Вы же понимаете, что выбрали не самое удачное место для игр? Я бы даже сказал – это ужасное место! Какого черта вы двое тут делаете и как вы вообще сюда проникли?  –спросил Франциск, подходя поближе. Он пытался сделать вид очень серьезного взрослого дяди, а не алкаша-разгильдяя. Интересно, как у него получилось? Ох уж эти дети, где все их манеры? Строят из себя героев, шляются по ночам и так бессовестно напоминают Найту  его самого! Однако, он по-прежнему не знал, что делать в этой ситуации: назад их уже не отправишь, а брать с собой - лишняя обуза. Ну вот за что ему это?
- Что делать, что делать, Грег, свяжем их и запрячем где-нибудь неподалеку, а на обратном пути заберем. – Ухмыльнулся он, наслаждаясь произведенным впечатлением на детишек. – Ладно, раз уж вы умудрились сюда пробраться, считайте получили мое уважение. Давайте так, если каждый из вас сможет назвать мне хоть одну причину, почему он будет полезен в этом деле, я с парнями возьму вас с собой, идет?

Отредактировано Francis Knight (21 февраля, 2018г. 15:19:06)

+3

3

Чиж конечно же не собирался брать девчонку с собой на серьёзное дело, вы не подумайте! Он с Тауэра вниз головой не падал! Просто... ну он сказал Генри, что это опасно, ага. И что ей лучше не лезть, ага. А она так упёрлась, будто бы локомотив, что слово дала и обязана помочь. И что с ней делать? В определённом месте завода действительно там никто кроме ребёнка не пролезет. Но зачем он всё-таки повёл её с собой?
Чиж не знал. Но почему-то показалось правильным принести девушке простую одежду, ну он её... эээ ... одолжил с одной сушилки, ага. Рассказать ей, как одеться ну и помочь выйти по крушам.
Но всё равно он сглупил, ой страшно сглупил! Даже в мешковатой одежде белоплаточница оставалось белоплаточницей. Маленькой, худенькой, белорукой, с волосиками будто шёлковыми, личиком чистым и губами совершенно не потресковшимися. То и дело оборачиваясь ночью на Генри, Чиж это сразу видел и понимал, что любой знающий увидит.
А потом решил, что ну и ладно. Зато она смелая. Даже не пикнула, пока они по крышам переходили в другой квартал и потом спускались по шаткой лестнице.
Взяв ручку своей "боевой подруги" Чиж перебежками повёл её самым коротким путём до обиталища "Быка". Будь он один - запрыгнул бы на задник кэба да проехал зайцем, но он был совершенно неуверен в том, что Генриетта сможет как запрыгнуть, так и мотать потом через все кварталы от разозлённого кэбмена.
***
И вот... Они уже практически прокрались на территорию, как Чиж увидел сбоку группу крепких мужчин, в которых по-первости, с испугу, увидел мордоворотов Билла. Но приглядевшись внимательнее опознал того самого трактирщика, которому передавал письмо леди Лилиан. Хмыкнув, он в привычном жесте дёрнул юбку Генри и шепнул на ухо: "Это те люди, которые должны освобождать детей, пойдём подойдём поближе".
Ну он и подкрался... аккуратно, между пустых поломанных бочек из-под угля, смотрящих на них чёрными провалами зев. Они подошли очень близко, когда за спиной раздался внушительный шаг и кто-то сцапал их шивороты.
***
- Вы же понимаете, что выбрали не самое удачное место для игр? Я бы даже сказал – это ужасное место! Какого черта вы двое тут делаете и как вы вообще сюда проникли?
Чиж вообще не любил, вообще его ловили. А ещё не любил, когда взрослые носы задирали. Мол, мы всю жизнь знаем, ага! А вы дети, вы нет, ага! Нате, он тоже на улице рос.
Обиженный, он надул щёки и вздёрнул нос, преимущественно, чтобы не смотреть на бляху мужчины, а ему в глаза.
- У меня здесь счёты, ага, - бойко сказал он, - Тут мои кореши. И мы тут чтобы помочь их вытащить, ага. И я единственный знаю лаз, в который только ребёнок пролезет, ага. Вот маленький такой, как я, или как Генри, а не дылда как... вы все тут, ага. Могу показать, если перестанешь нас журить, не молокососы, ага.
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

+1

4

Появление Чижа в доме бабушка восприняла на удивление спокойно, разве что посетовала на бедлам, творящийся в мире, да насмешливо осведомилась у Генриетты, подобает ли леди принимать гостей на чердаке, но этим и ограничилась. И целый день все было даже очень мирно, а потом оказалось, что Чиж все-таки намерен спасать своих друзей и отправиться обратно на фабрику к тому Быку. Поступок, вне всякого сомнения, благородный, но очень опасный, особенно, если соваться напролом и без дополнительной поддержки. И, разумеется, в качестве поддержки она имела в виду себя. Конечно леди не должна была влезать в такое, но данное слово важнее всего. Да и к тому же была у нее одна мысль, которая грызла не меньше, чем беспокойство за томящегося на заводе друга Чижа. Если этот Бык сотрудничал с теми, кто похищает детей, возможно, у него есть какая-то информация о подельнике. И, возможно, это даже какая-то письменная информация, так что они с Чижом могут постараться не только спасти его друга, но и покопаться в бумагах Быка. Ведь если найти вещественные доказательства, то прекратить похищения и эксперименты будет легче. Именно поэтому Генри и оказалась ночью на улицах Лондона.
Раньше она никогда не гуляла по Лондону одна без отца, бабушки или гувернантки. И уж тем более никогда не делала это ночью, когда знакомые и привычные очертания города меняются настолько. Пожалуй, это было даже страшно - темнота с редкими тусклыми пятнами света, туман, скрадывающий очертания, странные звуки, то и дело вплетающиеся в звук их с Чижом шагов, пару раз девочка даже ловила краем глаза какие-то тени, но понять - реальны они или игра испуганного воображения, Генри не успевала. Будь она одна, повернула бы назад домой, не задумываясь, но в компании Чижа смелости прибавлялось. К тому же, стоило напомнить себе про всех тех, кого насильно заставляют работать на фабрике и похищают, и все страхи казались малодушием и глупостью. Леди должна уметь справляться и с такими эмоциями, даже когда приходится лезть по крышам, потому что так быстрее, а земли внизу и вовсе не видно. Генриетта только крепче сжимала руку Чижа, да второй прижимала к боку перекинутую через плечо старую отцовскую сумку. Выйти из дома неподготовленной? Ну уж нет! Она, может и белоплаточница, как Чиж ее назвал сначала, но зато и книг много прочитала. Потому подготовилась основательно, прихватив с собой моток веревки, острый кухонный нож, Генри читала, что им вполне можно вскрывать замки, так что вещь была не лишней, ведь работающих на фабрике детей наверняка запирают. Не лишним она посчитала и свечи со спичками, а еще блокнот и карандаш, вдруг она права на счет каких-то записей и тогда их можно скопировать и отдать леди Сантар для дальнейшего расследования.
К чему Генриетта не была готова, так это к тому, что не только они решат пробраться на фабрику, и что эти самые "не только" так легко их сцапают. Зря все-таки Чиж решил подойти поближе, у них же тут свое дело. По крайней мере было, пока их не подвели к мужчине, который, судя по всему был главным. И очень не вежливым, поскольку вежливый человек в обществе чертыхаться не будет, как и грозиться их связать. Можно подумать, они делают что-то плохое!
- Вот именно, - Генриетта с достоинством оправила рукав блузки, который смялся, пока ее вели, удерживая за запястье, - у нас здесь свои дела, которые если и касаются ваших, - она прищурилась, рассматривая стоящего перед ней мужчину и пытаясь определить, что из себя представляет тот самый "друг", о котором говорила леди Лилиана, - то все равно не дают вам право угрожать нам связыванием. - Можно, конечно, еще было добавить про чертыхание в обществе, но взрослые и так слишком не любят, когда им указывают на ошибки в их поведении, а тут вообще непонятно, как эти люди могут отреагировать на подобное замечание.
"В конце концов сказать об этом можно будет и позже, - решила для себя Генриетта, все так же не сводя с мужчины пристального серьезного взгляда, - сейчас дело важнее, чем споры."
- К тому же мне надо попасть в кабинет владельца фабрики, - все тем же не по-детски серьезным тоном продолжила Генриетта, - так что оставаться здесь снаружи я никак не могу.
Вывести "корешей", смешное слово, и кажется даже без уточнения девочка поняла, что оно значит, конечно, важно, но и покопаться в бумагах фабриканта Генриетта тоже была намерена. Ведь должны же все-таки быть хоть какие-то бумаги, хоть какие-то письменные свидетельства, не может такого быть, чтобы делец что-то да не записал.

+2

5

Порой дела идут настолько вразрез с изначальным планом, что все можно описать одним емким, нелицеприятным словом. Если сосредоточиться и постараться, то к нему можно было приписать пару-тройку эпитетов - жутко нецензурных, но дополняющих картину просто идеально. Франциску ужасно хотелось продемонстрировать весь свой словарный запас, но как истиный тридцатилетний дяденька решил, что детишки пока еще не готовы внимать всю красоту английский речи.
- Видал, Франц, какие нынче мелкие пошли – не удержал смешка нашедший эту парочку Грег, которого в отличии от Найта вся эта ситуация ужасно веселила. - Ай-яй-яй, дети, зачем же обзывать нас всех дылдами, а сколько недоверия в голосе! Франц вон вообще сама доброта и к тому же очень чувствителен. Своими недовольными и подозрительными взглядами вы разбиваете ему сердце. Он теперь проплачет всю ночь напролет.
- Да я и без того по ночам не сплю, - вздохнул Найт. - Ревматизм покоя не дает. Сижу и жгу свечи, чтобы разогнать ядовитые испарения. Не забывай, бессердечный юноша, что мы по крайней мере вдвое старше тебя, напоминая о своей молодости ты причиняешь нам столько боли. – Конечно же они шутя издевались, сложно не шутить, когда пред тобой смешные и встрепанные, как пара воробушков, детей, которые переминаются с ноги на ногу и с непоколебимой уверенностью одиннадцатилетних, что смерть и увечье просто не могут иметь никакого отношения к ним, строят грандиозные планы по спасению своих « корешей» и поиску ценных бумаг в кабинете Быка. Наверное в их возрасте сложно не быть максималистом, на самом деле практически невозможно – где вы видели подростка, способного здраво мыслить, отделять добро от зла и не ввязываться в авантюры только потому, что где-то екнуло. Ладно пусть уж лучше геройствуют под присмотром, чем вляпаются куда-нибудь и поднимут шумиху, к тому же, малоление работники с большей охотой пойдут  за людьми Найта, если с ними уже будет парочка детишек.
- Хрен бы вам обоим в душу – Все же не удержался от крепкого словца Франциск – Пойдете с нами, эй парень, надеюсь у тебя в рукаве припасен козырь не только в виде входа для мелких, но и знания, как лучше всего проникнуть внутрь таким дылдам, как мы. А вот с вашей миссией, юная мисс, могут возникнуть проблемы, мне надо будет очень серьезно потолковать с  владельцем фабрики, а после нашего разговора, боюсь, его кабинет будет в очень нелицеприятном состоянии, я бы даже сказал там будет просто жуткий бардак. – «Возможно даже с пятнами крови или пары отрубленных пальцев» - мысленно добавимл Франц. – Но обещаю, мы разберемся с бумагами, как только дело до этого дойдет. – Вообще нормальный ответсвенный взрослый человек, наврное, должен был задуматься на кой  девочке, которой впору еще с куклами чаепите устраивать, нужны серьезные бумаги, но Найт не был нормальным отвественным взрослым. Его попросили освободить работников и потолковать с Быком, а все остальное – не его дело, пусть забирают ,что хотят, могут даже, если хотят уши охране в качестве трофея отрезать. Не важно.
- Ладно, малец, давай веди нас к своему чудо-лазу. – Кивнул контрабандист, знаком приглашая группу последовать за мальчишкой. – И вот еще, что пока мы не попали на сам завод. - Франциск помахал перед Чижом парой небольших, обтянутых кожей медных кастетов, а затем изящным жестом кинул их мальчику.
- Никогда не ходите на дело без оружия, будь то простая доставка груза или же освобождение рабочих с фабрики.Не важно, главное всегда быть уверенным, что, когда злодейка судьба решит макнуть тебя лицом в га--грязь, тебе будет чем себя защитить. – Поучительным тоном проговорил он, и, немного поколебавшись, вынул из сапога небольшой стилет, протягивая его девчушке.
- Только не потеряй, он дорог мне, как память. Пользоваться умеешь? Как говорится, коли острым концом, но надеюсь это тебе не понадобится. Итак, друзья за дело.

Отредактировано Francis Knight (26 февраля, 2018г. 18:38:57)

+2

6

- Харэ тут песком из штанов трясти, - по-мальчишески высоким голосом вклинился в разговор Чиж. Чо он, не уличный что ли? Этим ток надо дать понять, что не лыком шит и не в таких дырах пролазил, за своего примут. Потому говорил мальчик по принятым в их кругах понятиям, - Я свой базар не по прилавкам раскладываю, ага, знаю как войти. А она, между прочим, - Чиж указал в сторону Генриетты, - Единственная в самую безопасную форточку пролезет в том ангаре, где детей держат.
Вроде вняли. Даже дали оружие, правда без этого поучительного тона можно было бы и обойтись. Насупившись, Чиж всё-таки спрятал в карман кастеты. Так говорит, будто у него время было оружие тянуть, ага...
- Умею. Как кулаками, - буркнул он под ноги, и протиснулся вперёд процессии.
***
Чиж отвёл их по закоулкам угольного склада, в обход привлекательного на первый взгляд двора. Всё дело в том, что невероятное количество бочек и мусора могло произвести тонну шума, если невольно задеть это всё. Накрытый навесами уголь, старые коробки. Но по двору ходили сторожевые псы, как в прямом, так и в фигуральном смысле. В виду того, что этот завод хранил секреты на хороший срок или высылку в Австралию, по ночам его сторожили крепкие мордовороты Быка, днём тратившие щедрые гонорары на шлюх, морфийные притоны и сон. Сейчас одна группа вот переговаривалась у заднего входа, другая ходила по заводу. Чиж тихо рассказал соучастникам, что один только кабинет "Быка" контролируют двое. "А ещё он иногда прямо там спит. В кабинете, ага. Бык то есть, ага. Я там не был, но кто был из наших, говорят, как в барском доме - мебели на трёх старьёвщиков, выпивки на три бара, ага.".
Обойдя угольные завалы Чиж с лёгкой досадой шикнул, показал на маленькую отдушину высоко на стене сарая, где обычно хранят тачки, лопаты и прочий инструментарий и шёпотом пояснил - раньше тут ящики были, а сейчас нам с Генри придётся вам на плечи встать, ага. Этот сарай стенка к стенке прилегает к тому ангару, где они корешей прячут. С передних входов туда фиг пройдёшь - по четверо рыл курируют, а по вентиляции - в лёгкую, ага."
В умности своего плана Чиж был уверен. Особенно когда ему, а на ним и Генриетте, удалось с плеч бугаев пробраться в ангар и там мальчик смог худо бедно соориентироваться во тьме и захламлении и провести девочку мимо грозящих завалиться тележек и лопат не произведя и писка. Это было почти волнующе, но пока оно удавалось и Чиж даже грешным делом подумал, что они, в сущности, могли вдвоём всё провернуть! Это подумать только - один на стрёме, другой помогает корешам тихо освободиться и пролезть - всё ведь в шоколаде!
- Слушай меня внимательно, ага, - зашептал Чиж Генриетте, когда они подошли к одной стене. Там вверху была отдушина, и из-за неё уже были слышны очень тихие переговоры и вздохи, - Ты сейчас встанешь мне на плечи, подтянешься вон к той форточке вентиляции, крепко держись за неё руками! Она выходит наверх, ага. На крышу ангара, то есть. Но туда лезть не надо! Ты того, аккуратно пролезай прямо, там будет решётка такой же вентиляции. Вот, ага. Она приподнимается, но ты приподнимать не спеши, посмотри, чтобы бугаев не было внутри. Если не будет - отползи назад, там куда наверх вентиляция идёт. Там есть торчащий из стены железный штык, от поломанной решётки остался, ага. Ты говорила, что верёвку брала? - после того, как девочка подтвердила, Чиж просиял, - Молодец, родилась бы не у белоплаточников, уже бы "на дело" ходила! Так вот, привяжи её к штыку и мне спусти, я пролезу...
В общем, всё шло очень даже по плану. Чиж присел на корточки, Генри смогла встать ему на плечи, и оттуда пролезть в отдушину, как в прекрасное течение гладкого плана подкрался большой чёрный пёс. Собака, судя по всему закрытая в складе для пущей охраны, очевидно не сразу сообразила, что такая сказочная наглость возможна, или просто спала слишком крепко, но дети в темноте, конечно, её не заметили, потому что спал пёс в другом конце ангара. Но возня и шепотки потревожили чуткий сон и стоило Генри подняться в вентиляцию, пёс разразился оглушительным лаем и кинулся на Чижа.
***
Именно оглушительный лай услышал Франц и его люди буквально через пять минут после того, как запустили детей в ангар. С их угла хорошо просматривалась площадка с охранниками, и трое из них, как раз, удивлённо и лениво повернулись к дверям ангара, не совсем понимая почему там бесится сторожевой пёс. Один стал искать на поясе связку ключей, чтобы зайти внутрь.
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

+1

7

- Тогда и вам не стоит называть нас «мелкими», основываясь только на возрасте, - строгим тоном заметила Генриетта, хотя и понимала, что отвечать на подобные высказывания не стоит. Но не она же в конце концов завела этот разговор, да еще и с руганью потом, отчего Генри покраснела. А вот слова Франца о бардаке заставили недоуменно нахмуриться. С чего бы взрослому так волноваться о том, какое впечатление на нее этот самый бардак может произвести? Чувствовался в этом какой-то подвох, но уточнить девочка не успела, мужчина уже переключился на другую тему, вручив нечто, что он сам назвал оружием, Чижу, и даже ей протянул кинжал. Мисс Манро долю секунду таращилась на оружие, а потом покачала головой, машинально спрятав руки за спину:
- Леди оружием и не должна уметь пользоваться, - правда, вспомнив про угрозу связывания и оставления где-нибудь в безопасном месте, быстро добавила, - к тому же у меня есть свой. – Она быстро вытащила нож и сумки, демонстрируя его Франциску и так же быстро убрала назад, поспешив за Чижом, пока у этих взрослых не возникли еще какие-нибудь странные идеи насчет оружия.
Вообще Генриетта прекрасно осознавала, что пробираясь вот так вот в темноте фабрики в компании Чижа и совершенно незнакомых знакомых леди Сантар, она уже давно нарушила все правила поведения. И оружие было такой мелочью, по сравнению со всем остальным. Впрочем, об этом именно сейчас Генри старалась не задумываться, сосредоточившись исключительно на том, чтобы четко следовать всему тому, что делал Чиж, а попереживать можно будет и потом, когда они выполнят все то, за чем пришли. Сейчас же она тихо кралась, прислушиваясь к окружающим звукам. Ночная фабрика может и была более тихим местом, чем дневная, но все-таки не затихала окончательно. Девочка слышала как переговаривались люди, слышала какие-то шорохи и цоканье когтей сторожевых собак по каменному полу и невольно сама старалась двигаться как можно тише, чтобы на фоне всех этих звуков, искаженных и обостренных темнотой, ее собственное присутствие оставалось незамеченным. Но пока все шло вроде бы хорошо и план Чижа по проникновению почти подходил к завершению, сейчас Генри, задрав голову, смотрела на отдушину и думала, что приличной леди и от предложения залезть туда, и от похвалы на тему «хождения на дело» уже должно было бы стать дурно. Как, впрочем, и от всего, что она проделывала до этого. Но так же прекрасно осознавая, что сейчас, как истинная леди, она все-таки должна идти до конца, Генри кивнула:
- Я поняла, все сделаю. – Девочка забралась на плечи Чижа, а с них уже, зацепившись и кое-как подтянувшись, забралась в отдушину. Руки с непривычки жутко ныли, как и все тело, столько карабкаться куда-то Генриетте в жизни не приходилось, но не успела девочка даже дух перевести, как собачий рык внизу заставил подскочить, треснувшись макушкой о верх лаза так, что искры из глаз посыпались, но не обращая на них внимания Генри высунула голову, ахнула и сдернула с плеча веревку, которую загодя вытащила из сумки перед тем, как лезть. Времени ползти куда-то и привязывать, у девочки уже не было, а потому она быстро скинула один конец Чижу, цепляясь за второй обеими руками и даже наматывая на запястья.
- Лезь скорее! – собачий лай перекрывал ее собственный голос, так что девочка уже не шептала, а кричала. Пса она в темноте толком не видела, просто огромный силуэт, который наскакивал на Чижа, но вряд ли тут в охрану поставили какого-нибудь добродушного сенбернара. – Быстрее! – было бы у нее под рукой что-то тяжело, девочка бы точно запустила бы в собаку, пытаясь хотя бы отвлечь, но как назло она не догадалась прихватить даже камня, а пока бы она расшнуровывала ботинки и швыряла их в пса, тот успел бы сто раз сожрать Чижа.

+1

8

Держать детей в закрытом амбаре – Франциск аж содрогнулся. Представить только ты сидишь в этом чертовом саркофаге, и даже не знаешь, что происходит снаружи.  Ты ни черта не понимаешь, что творится вокруг.Только можешь слышать что что-то все же происходит. Какие-то голоса, разговоры, смысл которых ты не улавливаешь, потому что они доносятся до тебя обрывками. Не каждый взрослый такое вынесет, а тут речь идет о детях. Именно эти мысли еще больше подогревали желание Найта добраться до Быка и потолковать.
Однажды он слышал рассуждения одно из пьяных матросов, что человек-это животное. Причем наглое и слабое. Даже укусить толком не может. У слабых и естественная мораль слаба. Они злы и эгоистичны в своей сущности. Жестокость уже заложена в каждом из них и начинается там, где человек считает себя лучше, сильнее других, а неуверенность в себе, болезни, проблемный быт, лишь, выталкивают его наружу. Увы, с этим ничего не поделаешь. Кстати о животных, около амбара послышался злобный лай, и Франц едва подавил желание выругаться вслух, надо было обучить его маленьких спутников хотя бы паре условных сигналов, а теперь хрен поймешь живы ли они вообще или пес уже добрался до их нежного детского мяса. Еще и охрана всполошилась. По виду охранников Франц понял, что все они закаленные бойцы и любая попытка подкупа или драки будет равносильна самоубийству. Контрабандист даже подумать не мог, что спасение малолетних рабочих  принесет столько проблем. Вообще он мог бы помяукать, списав беспокойство пса на присутсвие представителя семейства кошачьих, но его пропитый голос был далеко от тоненького и мяуканье в его исполнении было бы больше похоже на предсмертные хрипы. Нет, тут надо было действовать иначе. « Никогда не заведу детей» - Подумал Франциск и, знаком указав своим людям отойти в тень, со всей дури швырнул камень в противоположную от их укрытия сторону.
- Держите его, он убегает! – Что было мочи заорал контрабандист, надеясь, что на этот зов у охраны сработает условный рефлекс и они кинутся вдогонку, не успев сообразить, кто вообще убегает , и кто поднял этот крик. Скорее всего подумают, что это кто-то из своих, зачем потенциальным нарушителям выдавать друг друга, верно? Ну а если они пойдут на его голос, то Франц простой повар, который сушит для мелких сухари и готовит закуски для Быка, в его барские хоромы, ага. Он отнес последнее блюдо шефу и уже собирался домой, а тут какой-то силуэт пробежал. Франциск был уверен, что эти тупицы понятия не имеют, кто там готовит для Быка и, кто кормит мелких супом из отходов, в любом случае – заметят его или поторопятся искать «беглеца» Франц выиграет время для Чижа и Генри, если их, конечно, не сожрал сторожевой пес, а то будет очень неловко.  Его план был далек от надежного, да в  этом мире вообще не было ничего надежного, кроме, пожалуй, отсутствия всякой надежности, Франц уже смирился с этой аксиомой. «Нет, я точно не заведу детей» - Еще раз пообещал себе Найт, притаившись в своем укрытии, если все пройдет гладко, они смогут добраться до цели. Наверное.

Отредактировано Francis Knight (10 марта, 2018г. 19:43:21)

+2

9

Чиж всегда ровно относился к собакам - такие же тощие бродяги, дерущиеся за свои крохи жратвы. Иногда злые, иногда запуганные, иногда добрые, иногда вон Баки лицо погрызли. И сейчас ему явно досталась такая же вредная и несносная псина. Мальчик закрыл лицо обоими локтями, и почувствовал как в левый крепко вцепилась собачьи пасть, мир упал, перевернёлся, сверху закричала Генриетта. Он и сам воскликнул, от души пнув собаку ногами в брюхо. Помогло лишь на мгновение, та разжала пасть и разразилась жутким лаем, так что в темноте мелькала только здоровенная челюсть. Чиж онемел и тут по голове его ударила верёвка, спущенная Генриеттой. Недолго думая он вцепился в неё, надеясь подтянуться, но пёс бросился второй раз. На этот раз ощутимее, мальчик взвыл.
- Нож, скинь мне нож! - крикнул он Генриетте, опять отчаянно пинаясь. Левый локоть отдавал жаром и болью, на лицо капнуло пару капель крови и Чиж понял, что дело дрянь. Их же сейчас из-за криков услышат!
Нож упал прямо рядом с дравшимися. Звякнул, блеснул лезвием и мальчик схватил его, не долго думая, сразу неловко ударил собау, куда достал. По ангару раздался возглас и жалобный скул животного, оно снова разжало челюсти и сделало пару шагов назад. мальчик лихорадочно впился в верёвку, сунув нож в зубы, и упираясь ногами и хваталясь руками полез наверх. В рот напала кровь животного, а собственный локоть отдавал такой агонией от натуги, что на глазах навернулись слёзы, а в носу засвербело.
Генриетту же упорно утягивал вниз вес Чижа. Ей стоило огромных трудов удержаться и не выпасть в проём за спасаемым, но высота была не такая большая и мальчик неловко ввалился в вентиляцию, слыша за спиной то жалобное, то злое. Ему даже жалко пса стало. Они могли... отвлечь его, ага. Если бы знали, что там пёс будет...
Ужасно злой на себя и за слёзы, и за руку, и за сентиментальность, Чиж грубовато бросил Генриетте:
- Быстрее глубже пошли, ага. Сейчас сюда вваляться бугаи, они нас сами из вентиляции не выкурят, толстозадые.
Буквально через пару секунд после этого дверь ангара действительно открылась и по полу будто стал разливаться светлый квадрат с высокой тенью крепкого мужчины.
- Что здесь? - слышали дети.
- Не, постой, тут кто-то ещё, - доносилось громче сбоку.
Дети видели с вентиляции, как собака чуть неловко ступая и прижав уши шла к человеку у входа.
- Ты что орал, ну?
Пёс скулил и попытался прижаться к ногам, но было видно, как мужчина пнул его коленкой:
- Что орал, спрашиваю, показывай, ну? - пёс ещё тихо проскулил и похромал назад, потом загавкал на отдушину, где спрятались дети. Бугай сделал пару шагов к ней, задумчиво посмотрел, харкнул под ноги, и осмотрел ангар.
- Эй, Фрэнки, зайди ка к мелким, посмотри, похоже кто-то улизнуть попытался, но огрёб от старого Чака. Тут кровь. Фрэнки?
***
Тем временем, после выкрика Франца и его финта с камнем, несколько наблюдателей действительно напряглись и подорвались в сторону подгрузки, где была колея железнодорожного пути и куда приезжал поезд, далее развозивший товары Быка до склада. именно туда улетел камень. Но двое охранников остались, хоть и напряглись как тупорылые откормленные псы. Один из них, нервно перебирая монтировку, покрутил головой и двинулся в сторону Франца, а второй - нашарил таки ключ ангара, откуда доносились то лай, то детские выкрики.
- Что здесь? - сказал он, обращаясь к хромающему к нему псу и удобнее перехватывая биту.
Второй подошёл к углу, где стоял Франциск, ударил монтировкой о руку, улыбнулся наполовину вставными зубами и кринкул через плечо напарнику:
- Не, постой, тут кто-то ещё, - а потом уже тише Франциску, - Кто-то наглый, чавой у нас забыл, а?
Он не видел, что его кореш уже зашёл в ангар и дальнейшего разговора не слышал.

+1

10

Девочка только кивнула, молча сматывая верёвку. От стремительности произошедшего ее ощутимо потряхивало, но голова при этом была на удивление ясной. Именно поэтому, когда отползли подальше, Генриетта вытащила из сумки неизменный белый платок и туго перетянули место укуса на руке Чижа.
- Куда он тебя ещё укусил? - деловитым шепотом поинтересовалась девочка, вытирая нож о свою юбку и стягивая с себя куртку. Для взрослого человека рукавов детской блузки не хватило бы, но для худого мальчишки - вполне. Поэтому Генри без колебаний с помощью ножа отодрала оба. Конечно, леди неприлично ходить с голыми руками, но разве можно было оставить Чижа истекать кровью? Так что один из рукавов лег поверх платка не очень аккуратным, но зато тугим бинтом.
- Когда вернёмся, - тем же едва слышным шепотом проговорила девочка, придвинувшись к Чижу совсем близко, чтобы их шепотки не было слышно, - надо будет вызвать доктора. - На грубоватый тон мальчика она не обращала никакого внимания, мысли были заняты другими проблемами. К тому же ему наверняка было больно, так что не удивительно, что он так разговаривал. - А сейчас пока так. - Она затянула вторую повязку. Собственные ладони Генриетты жутко саднили, но по сравнению с укусами, что получил Чиж это были сущие мелочи. - Ты сможешь дальше двигаться или мне одной все доделать? - да, их вторжение обнаружили и все пошло не так гладко, как наверное хотелось бы, но это не значило, что Генриетта была готова все бросить и трусливо сбежать. Во-первых, потому что там внизу по другую сторону были те, кто нуждался в их помощи. Во-вторых, потому что снаружи тоже ждали, что они с Чижом выполнят свою часть работы. В-третьих, потому что без этого дела невозможно было, по мнению, Генриетты, распутать другое, кабинет Быка все ещё оставался целью номер два в списке девочки. В-четвёртых, у нее к тому же были и личные причины довести все до конца. Ну и в-пятых, объективно им все равно некуда было отсюда деться - позади раненый и потому наверняка ещё более озлобленный пёс и охранники, так что оставался путь вперёд, когда суета утихнет. Раненых детей они среди пленников все равно не найдут, так что по идее должны быстро перенести поиски в другое место.
Пока же девочка прислушивалась к нарастающей суете, прижимая к груди куртку и напряжённо покусывая губы, ещё одно, что леди не должна была делать, но это почему-то способствовало лучшей работе мыслей.
"Если они полезут проверять наше убежище, то выход подходящий только один." - Генриетта встрепенулась и осторожно потянула Чижа к отверстию, что выводило на крышу, если все обернется против них, то времени выбраться будет не так уж много и лучше, если они будут к нему ближе.
- Если что - ты лезешь первым, - решительно сказала Генриетта, - у тебя это быстрее получится, чем у меня. Если они сюда всё-таки сунутся и надо будет скрываться. - Правда, Генриетта очень надеялась, что это не понадобится и все для них обойдется более благоприятно, чем кажется сейчас.

+1

11

Если бы Франциск писал мемуары – а некоторые считают, что каждый уважающий себя джентльмен, обязан был писать мемуары  – он бы обязательно упомянул этот вечер. Как классический образец  изменчивости судьбы. В первые пару секунд, Франциск наивно думает, все получилось, уловка сработала  – осталось лишь добраться до ангара и помочь детишкам. Но, увы, все пошло не совсем по плану и один из охранников додумался все же проверить откуда все же донесся крик. Холодный воздух материализуется облачком пара. Найт отчего-то дышит ртом - не может надышаться, воздух проникает в легкие, но выдохнуть от чего-то трудно, колко, он волнуется, слышит приближающиеся шаги и чертовски волнуется, хотя в голове уже прикинул примерный план своих дальнейших действий. Все должно пройти гладко. Ему не впервые оказываться в подобных ситуациях и не впервые придумывать на ходу. Когда-то в нем умер актер, но это совсем другая история.  Ну вот, как он и ожидал - послышавшийся из-за спины голос был твёрдым, настойчивым, глубоким и насмешливым. Изо рта у Найта вырвалось только короткое нецензурное слово,  но развернуться к мужчине и одарить его своим почтением он был не намерен. Минута безмолвия затягивалась. Напряжение нарастало. Не получив ответа на свои слова, незнакомец начал злиться и выходить из себя. Тем не менее, голос прозвучал снова так же надменно и выдержанно. Теперь в нем слышался деловой профессионализм и жесткость. В такой заносчивой манере обычно говорят уверенные в своем превосходстве люди, когда пытаются скрыть свои истинные намерения, стараясь казаться лучше, чем они есть, например, учтивыми и порядочными, доказать, что им можно доверять.
- О, здесь кто-то есть? Простите меня, я вас не заметил. - Франциск медленно повернулся и поднял глаза на незнакомца, впившись уверенным, спокойным и хмурым взглядом в злые бегающие зрачки мужика напротив. -Добрый вечер. –Найт слегка поклонился и широко развел руки. Перед ним стоял мужчина примерно его роста, и Франциску очень хотелось избежать удара железной монтировкой, которая могла расколоть его череп, как яйцо. Он прекрасно знал: для того, чтобы быть жестоким, смелости не нужно. Нужны амбициозность, черствость и ощущение себя во всем правым и сильным. Этого у стоявшего перед ним мужика явно было в избытке.
- Именно вас то я тут и поджидаю, мой дорогой друг! – заявил Франц, незаметно меняя позу и тут же ощутив успокаивающую тяжесть стилета в рукаве, хорошо, что девочка его так и не забрала. Контрабандист дружелюбно хлопнул незнакомца по плечу, подавая знак своим людям скоро действовать.
-Убери руку. Или я ее сломаю, оторву нахрен и вставлю тебе в дырку, куда-нибудь сзади и пониже. Будет больно, обещаю. – Произнес охранник загадочно улыбнулся, явно чтобы скрыть раздражение от такой наглости и дерзости в его сторону. Он, судя по всему, не привык к подобному отношению к своей персоне и жестоко наказывал всех, кто смел общаться с ним в подобной манере, он даже предупреждающе поигрывал мантировкой, как бы намекая. Что непрочь пустить ее в действие.
- Зачем же так грубо? Поздравляю!Я вор наоборот и пришел дать тебе немного денег! -Он бросил охраннику кошелек. Тот поймал его одной рукой и ахнул, ощутив его вес. Полутора секунд, в течение которых он не поднимал тревогу хватило, чтобы один из парней Найта подкрался со спины и всадил нож в левую ключицу. И тут же выдернул оружие из тела противника, словно вертел из мяса. Человек ахнул, а Франциск безжалостно воспользовался преимуществом и ударил тоже и погрузил стилет в тело охранника под правой мышкой, а после позволил бедняге опуститься на землю.
- А теперь, когда мы закончили, я буду весьма учтив и вежлив в надежде на то, что наша милая беседа окажется настолько душевной, что я спокойно закончу свои дела без твоего или чье-го то еще присутствия. – Фыркнул Найт, позволяя своим людям оттащить тело в тень, после чего двинклся к амбару, надеясь, что детишки почти выполнили свою часть плана.

+2

12

Чиж дал перевязать себе раны разрываемой рубашкой, лишь с тоской уличного подумав, что эти белоплаточники совершенно не знают цену вещам. Это же... это же лучшая рубашка, что он нашёл  на верёвке! А вот его укус он бы итак зарос коростой, ага. В общем, уличная и меркантильная часть Чижа просто выла, но он был слишком обескуражен и прямо говоря напуган голосом бугая внизу, чтобы сопротивляться и перечить. Он только неотрывно смотрел на решётку, в прорезях которой бугай напряжённо и медленно шёл к выходу. Мальчик тоже был весь напряжён, достать жирдяй не достанет, но может начать выкуривать, а ещё может влететь тем кто там, в тёмной части ангара...
- Ты сможешь дальше двигаться или мне одной все доделать? - раздался сбоку шёпот девочки.
Чиж аж встрепенулся, весь будто бы птенец вывалившийся из гнезда, оскорблённый до глубины своей мальчишеской души.
- Конечно могу, глупости какие, ага! Что я от царапины свалюсь что ли, как белоплаточник? Не свалюсь! Дай верёвку, - шёпотом же ответил он, решивший, что они и без взрослых справятся, непременно справятся! Вот вылезут через трубу на крышу с теми, кого успеют вытащить и...
у дверей ангара вдруг раздался крик и мат, Чиж увидел дёргающиеся тени и выкрики, опять залаял раненный пёс. мальчик подполз чуть ближе к вентиляции, заметил заскочившего в ангар Франциска и выдохнул.
- Так, похоже у них всё на мази, - суетливо сказал он Генри, он на четвереньках прополз до соседнего вентиляционного отверстия, где уже раздавались возбуждённые шепотки детей. Приоткрыв её, и приподняв, он глянул вниз, и на него посмотрели из темноты пара десятков пар глаз на чумазых от угля и грязи лицах.
- Эй! Кто там? - громким шёпотом спросил один из детей внизу, кто посмелее.
- Свои! Ага...
- Чиж?!
- Тише, ага. Сейчас всё будет...
Со стороны ангара с инструментами ещё раздавались шум, но мальчик твёрдо решил, что они вытащат хоть кого-то, что эти бычьи на побегушках не смогут отловить всех, а потому попытался привязать верёвку к тому самому штыку у верхнего вентиляционного хода, но рука отозвалась резкой болью. Зашипев и зажмурившись до выступивших слёз, он посмотрел на Генри.
- Слушай меня, привяжи верёвку крепче и спускайся вниз. Спроси кто там Крючок Вилли, ага. Он...рукастый. Мастер замки открывать. Ты ему, - Чиж зашарил по карманам, потом посмотрел на Генри и ткнул пальцем в её простую причёску, -  Во, заколка! Дашь ему заколку, ага... Он там... пошаманит вскроет кандалы ага. А потом пускай ко мне лезут! Мы вытащим, надо, сами вытащим!
Мальчик для надёжности дёрнул здоровой рукой верёвку, и кивнул Генриетте спускаться, а сам прильнул к вентиляции в ангар.
- Франциск?! - громким шёпотом позвал он, - вы там с головами ещё?
***
Внизу тесно до спёртого и кисло пахнущего потом воздуха сидели дети. Грязные, в оборванных не по размеру одеждах и с простыми, но всё равно эффективными кандалами с длинной цепью на ногах. Они с пару секунд молча смотрели на Генри, в темноте наиболее чёткими были только их белки глаз.
- Ты кто? Погоняло какое? - спросил ближайший мальчик.
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

+1

13

- Это не царапина, - надулась Генриетта, обидевшись на очередной выпад и в свой адрес тоже. Но верёвку всё-таки отдала, благоразумно отложив все обиды на потом, когда дело будет сделано. Возня внизу становилась все более явной, но к счастью, пока все складывалось в их пользу. Девочка облегчённо вздохнула, когда Чиж сообщил, что с той стороны, откуда они влезли, свои и хозяйственно сунула нож в сумку. Во-первых, он мог ещё пригодиться, а во-вторых, кухарка бы точно не оценила пропажу своего рабочего инвентаря. Но как выяснилось, облегчённо вздыхала она рано, всё-таки у Чижа на руке действительно была совсем не царапина.
"Обязательно-обязательно надо вызвать доктора, чтобы он смотрел и обработал рану." - Размышляла Генри, старательно привязывая верёвку. О том, что предстояло сделать она старалась думать как можно меньше. Потому что спуститься к такому количеству своих сверстников было даже страшнее, чем лезть по заводу и тянуть Чижа вверх от собаки. Да и не станут ли с ней спорить? И как она сама потом заберется назад?
- Я все поняла, - вместо всех этих вопросов серьезно кивнула Генриетта, - отправлю к тебе сначала тех, кто посильнее, они помогут вытянуть остальных. Я полезла... - тихо вздохнув, девочка уцепилась за верёвку. Нет, определенно, эти занятия точно не для леди, но не Чижу же с больной рукой лезть.
Каменный пол больно ударил по пяткам, но спустилась она вроде бы неплохо, а вот внизу... Генри замерла, сама не заметив, как нервно вцепилась в верёвку под напряжёнными взглядами. И только чей-то вопрос заставил опомниться. Одно слово в вопросе было непонятным, а потому девочка взъерошилась не хуже Чижа и, вздернув нос, ответила:
- Никакое. И сейчас совершенно нет времени! Кто из вас Крючок Вилли? Ты должен освободить всех из кандалов, - один из мальчишек, такой же худой как и Чиж, но куда более чумазый встрепенулся.
- Ну я эт!.. - Генри быстро вынула из волос заколку, отчего темные кудряшки привольно рассыпались по плечам, и сунула ее Вилли, пока он не наговорил ещё больше новых и непонятных слов.
- Первым должен подняться кто-то посильнее, - торопливо заговорила она, зажигая свечу и передавая ее другому мальчишке, чтобы "специалист"  не ковырял в замке вслепую.  - Он поможет Чижу тянуть остальных, потом - те, кто младше или кому совсем худо, - она осеклась, поймав на себе сразу несколько насупившихся взглядов, судя по которым признавать себя маленьким или хилым ни у кого желания не было. - И не спорьте! - девочка даже ногой топнула, хотя голоса она всё-таки не повышала, опасаясь, что люди Быка с той стороны точно услышат. - Иначе все тут останемся на радость Быку и его людям. Там - уже свои, а здесь ещё они, так что надо делать все тихо и быстро. - Сама Генриетта прокралась к двери, прислушиваясь к нарастающему шуму и невольно стискивая в сумке нож. Леди, конечно, оружием не пользуются, но здесь, когда от людей одного из похитителей, ее отделяло не так уж много, было гораздо страшнее чем снаружи или в вентиляции, и стиснутые на ноже пальцы как-то немного гасили страх.
С кандалами тем временем разобрались быстро, и даже действительно не стали спорить. По крайней мере Генриетта понадеялась, что первым действительно полез тот, кто сможет помочь Чижу вытягивать всех остальных. Сама она, разумеется, собиралась выбираться последней, после того, как все пленники будут переправлены наверх. И если честно совершенно не была уверена, что сможет совершить этот подвиг ещё раз, после общения с веревкой ладони и так болели.

Отредактировано Henrietta Manro (19 марта, 2018г. 18:35:09)

+1

14

Когда они только планировали план действий, один из парней в шутку сказал Францу мол эту фабрику с детишками охраняет живой дракон, за которым ухаживают пятьдесят обнаженных женщин, вооруженных отравленными когтями, и все они поклялись умереть на службе у Быка. Найт тогда посмеялся, заявив, что для этого дела ему хватит группки парней, содержимого их кошельков, стилетов и колоды карт. Так вот, сейчас Франциску было не до смеха и шутка про охрану фабрики уже не казалась такой смешной. Пробираясь к амбару, захватив выроненную мужиком монтировку, Найт боялся, что все может пойти не по плану, - он недолюбливал использовать в деле детей, ведь успешный итог зависел от нюансов, как и всецело совместные задания, и эти мелочи могли измениться в любой момент, Франц предпочитал действовать с проверенными людьми и крайне редко соглашался на помощь детей даже в плане отвлечения, не говоря уже о более серьезных делах. Он не особо желал обнаружить внутри амбара два маленьких тельца, которые радостно пожирает пес.
К счастью тела в амбаре не обнаружились - только очередной стражник, который своим присутсвием доставлял некие неудобства, ну почему они просто не могут спать где-нибудь в сторожевой. Франциску стоило бы сосредоточиться, продумать план прежде, чем решаться выманить мужика в надежде оглушить того монтировкой. Но нет же, к черту благоразумие. И вот раздается хруст сломанных костей, тихая брань и оглушительный вскрик – Франц промахнулся, настороженный человек Быка слишком невовремя дернулся и удар пришелся не по голове а всего лишь в плечо. К счастью один из парней Найта – Джон  толкнул бедолагу в спину, и тот плашмя растянулся, уткнувшись носом в землю. Джон заломил ему руки назад и для верности уселся сверху.
- Тише, тише. Если пискнешь, мы тебе руки вырвем, одну в глотку запихнем, а другую – в жопу. А потом подвесим, как гуся на вертеле, – прошипел Франциск. - связывая бедолагу найденной в амбаре веревкой и затыкая ему рот кляпом, а потом сочувственно хлопнул по плечу. – Ты не беспокойся, мы с твоим боссом просто побеседуем, а тебя через пару часов тебя отсюда заберут. Наверное. А пока не делай глупостей.
Франциск тяжело вздохнул, осматривая амбар, эта минута спокойствия, когда на тебя никто не пытается напасть, была просто необходима, чтобы привести свои мысли в порядок. В углу заскулил побитый пес попытался встать. Не удалось, и собачья голова обреченно опустилась на пол.
- Эх бедолага, не те хозяева тебе достались. – Тихо проговрил мужчина, протягивая руку, но животное лишь огрызнулось и сильнее вжалось в стену, контрабандист лишь махнул на него рукой, решив ничего не делать, не в его правилах убивать собак.
- Рад слышать тебя, малец. – Ответил он, на голос Чижа. – У нас все чисто, но советую вам поспешить, я не уверен как много времени у нас есть прежде, чем очередная партия бугаев решит проведать этот чертов амбар. Так что не особо там разглагольствуйте. - Франциск нервно обернулся на дверь, и хотя он оставил парней "на шухере", чувство тревоги все плотнее окутывало его мысли.

+1

15

- Ишь, деловая, - хмыкнул спрашивавший про "погоняло" мальчишка, внимательно осмотрев бравадящуюся девчушку. Он промолчал, но вокруг зашуршал разбуженный улей: дети хоть и старались вести себя тихо, но мешанина звуков из позвякивания цепей, шуршания движений и выразительных: "Тс-с-с", - создавала непередаваемую какофонию, похожую на возню в погребе. Первые сбросившие кандалы дети уже стали весьма проворно, явно привычно, карабкаться по верёвке вверх, некоторые явно тревожились, что не успеют, подтягиваясь к лезу, толкаясь, шикая друг на друга. Вилли, переходивший с уже погнутой заколкой Генриетты от ребёнка к ребёнку, нервно осматривался на лаз, явно тревожась, что со своим альтруизмом не успеет выйти сам. Покуда у верёвки образовалась небольшая очередь, к Генри подошёл один мальчишка:
- А мы уж думали по нижнему лазу, прямо через фабрику  бежать. Тут то кранты - после Чижа пса поставили. Но там тоже считай кранты - быковские ребята на каждом углу. Вы сами то как их минули?
***
Тем временем, у Франца всё обстояло в “смачных красках” томительного ожидания в окружении инструментария забитого склада из вёдер, тележек, лопат, веников, треножек, пары мешков с селитрой, Бог ещё знает чем. в дальнем углу иногда скулил чёрный пёс, за дверями склада всё отчётливее раздавались голоса охранников с другого периметра. Всё это безобразие должны были скоро обнаружить, вопрос только - как скоро?
- Франциск, - зашептал сверху Чиж, - сейчас я ребят спускать буду, вы там ловите!
Ловить пришлось практически сразу, потому что иначе первый из детей грозился рухнуть на шею. Пацан, встрепанный, как воробей и грязный, как рождественский чёрт, суетливо осмотрелся, и отбежал на пару шагов, нервно переступая.
В вентиляции уже было достаточно шумно, потому что дети стремились выбраться как можно быстрее. И именно в этот момент с того конца прилетел сигнал “шухер!”. Похоже первая троица охранников, которую Франц отвлёк в самом начале, не найдя ничего решила вернутся.

0

16

Чем дольше Генриетта находилась внизу, тем больше она нервничала. Слишком уж подозрительно громкие звуки доносились с той стороны двери, да и с этой теперь тоже. Девочка недовольно оглянулась на копощащихся мальчишек, которые вроде бы и сами должны были понимать, что необходимо соблюдать тишину, но все одно шумели.
- Да тише вы, - не выдержала наконец Генри, зашипев на волнующихся узников, - иначе всем плохо будет! - нет, понять их можно, но неужели нельзя собраться и просто тихо отсюда убираться? - По всякому, - девочка не то, чтобы не хотела отвечать, просто сама вряд ли бы досконально смогла описать маршрут, - двоим-то пройти легче. - И не так страшно, то есть Чижу может и было по-настоящему страшно, потому что он точно знал, что его ждёт, а вот Генри действительно испугалась только сейчас, потому как осознала, насколько им будет плохо, если их поймают.
- Мы отсюда выберемся все,  - Генриетта заставила себя встряхнуться, - никого здесь не оставим. - Она чуть помолчала, а потом на пробу, не надеясь, что получит ответ, спросила, - скажи... - хотела обратиться на "вы", но вовремя прикусила язык, вспомнив, что эти мальчишки такое вежливое обращение согласно этикету вряд ли оценят. Генри тряхнула головой и продолжила. - Скажи, вы случайно не слышали никаких разговоров на тему, как ты и другие мальчишки попадали сюда? Что-нибудь про тех, от кого Бык вас получал? - звучало как-то не очень, наверное, даже обидно, так что Генриетта быстро извинилась. - Прости, если звучит не очень по отношению к вам, но мне действительно надо знать, может хоть что-нибудь в разговорах мелькало?
"Что могло бы пролить свет на другие похищения тех, кого сочли годным для экспериментов." - Но вот этого девочка точно говорить не стала, прекрасно понимая, что только напугает и без того взбудораженный мальчишек.
Не забывала она и прислушиваться к тому, что творилось снаружи, с их стороны шум пока был умеренный, хотя и нервировал всё-таки. Оставалось надеяться, что и с той стороны все так же в порядке. Можно было, конечно, уточнить обстановку у Чижа или тех, кто уже залез, но шума и без того было многовато, пленные мальчишки суетились все больше и напряжение нарастало.
"Так они сами же все усугубят! - девочка с беспокойством посмотрела на толкущихся у веревки мальчишек. Произошла какая-то заминка и это взволновало их ещё больше, усиливая шум. - И вот с этим делать?" - Генри нахмурились, пытаясь сообразить, что же стоит сейчас предпринять. До этого момента ей как-то не приходилось ни участвовать в спасении толпы мальчишек с завода, ни командовать ими, ни тем более успокаивать. Понятно, что они хотели поскорее выбраться отсюда, но не вести же себя настолько глупо, роя яму самим себе.
"Как можно так себя вести?" - ей и самой было сильно не по себе, но голову Генриетта умудрялась сохранять холодной, спешно пытаясь сообразить, чем можно остудить и излишне разволновавшихся мальчишек. Пока в памяти не всплыл один случайно услышанный разговор между кухаркой и прачкой. Последняя жаловалась на сына-подростка, которого друзья вечно ловили на "слабо" классическим: "что ты дрейфишь как девчонка?". Оставалось надеяться, что с находящимися здесь трюк тоже удастся.
- Вы чего суетитесь и шумите?! - она постаралась придать шепоту, говорить в полный голос было черевато неприятностями, как можно больше строгости. - Ведете себя как девчонки, которые куклу поделить не могут! - наверное, то, что слова эти исходили именно от девчонки и делало их более обидными. Ее услышали и кое-кто даже попытался возмутиться, даже кулак под нос сунули, чумазый и не очень убедительный.
- Вот и нечего тогда шуметь, раз не девчонки, - кулак Генри невозмутимо отодвинула, - охрана же услышать может. А мы всех спасти должны!
И она снова развернулась к двери, припадая к ней ухом и игнорируя чьей-то приглушённые ворчание в духе: "дать бы тебе по уху".

Отредактировано Henrietta Manro (6 апреля, 2018г. 07:58:56)

+1

17

Многие знают, что дети легче переносят болезни, несчастья, горе. Дети сильнее переживают печальные и счастливые моменты: плачут от боли, смеются от радости, - но вместе с тем проще относятся к серьезной ситуации и возможности покалечиться. А еще дети были проблемами. И эти проблемы сыпались на голову Франциску в буквальном смысле, словно снег. Найт еле успевает поймать первого паренька, чудом спасая себя и его от перелома шеи. На дерзкое «я в порядке» Контрабандист только усмехнулся.
- Конечно, приятель, ты в полном порядке. Как и все мы. Не сказал бы, что все прекрасно, но жить вы будете. – ответил он на немой вопрос появляющихся из вентиляции детей, и позволил себе легкую улыбку и немного черный юмор – К сожалению, не могу гарантировать что долго, учитывая, как чертовщина твориться вокруг, но умрете вы определенно не сегодня. «Не в мою смену». И не от загнивания на этой фабрике. – Франц подмигнул, улыбнувшись широко, словно стараясь успокоить совсем еще мелких членов общества и жестом показал, чтобы они сбились в кучку и помалкивали, пока пара из его парней ловят их выползающих товарищей.
Однако дружелюбная улыбка продержалась не особо долго на лице Франциска, ибо при сигнале «шухер» его буквально перекосило от злости. И со свойственной ему несравненной вежливостью он высказал несколько изысканных замечаний, в которых усматривался тонкий намек на  то, что контрабандист сильно раздосадован сложившейся ситуацией. Дети, наверное, подчерпнули очень много новых слов.
- Значит так, я сейчас вытащу кляп, но если ты заорешь я переержу тебе твою чертову глотку. Так что молчи и слушай, усек? – Обратился Найт к связанному охраннику, тот в ответ лишь кивнул. – Вот и славно. – Контрабандист похлопал беднягу по щеке и вынул тряпку изо рта. – У тебя есть отличный шанс загладить свои грехи перед этими детишками за всю боль, которую вы с дружками им причинили.
- О боги, так мы ж не по своей воле, – всхлипнул охранник, испуганно глядя на темные силуэты перед собой. – Работа у нас такая…
– Подыщи другую работу, – посоветовал Франц. – Это я тебе по-дружески говорю. Если подобное повторится и мы в следующий раз поймаем, покалечим так, что мало не покажется.
– Но…
– Ты на нож погляди внимательно, – прошипел Найт. – Видишь,какое острое лезвие? А теперь представь, что мы проведем им по твоему горлу. Представил? Вот и славно.  Так вот, сейчас ты крикнешь своим дружкам, что все в порядке, что они могут не беспокоиться и ты все проверил. Пусть идут обратно отдыхать, нажираться и спать. Посидишь тут до утра, пока тебя не найдут, а если еще раз сунешься на такую работу не забудь вторую голову заранее отрастить.
– Так ведь…
– Эй, дерьмо из ушей выгреби, недоумок! – уже прорычал Франциск. – Тебе чего больше хочется: делать, как сказано, или острые ощущения получить в прямом смысле?
Охранник решил сделать, как сказано. Когда услышав голос товарища трое громил сменили свое направление, Найт с облегчением вздохнул.
- Эй, Чиж, много вас там еще? Поторапливайтесь давайте и девочку не забудьте нам еще с ней порядок в кабинете Быка наводить. - Шикнул он, слегка нервно оглядывая местность, кажется волнение детей постепенно стало передаваться и ему.

Отредактировано Francis Knight (11 апреля, 2018г. 23:37:54)

+2

18

- Ну... нам работу предлагали, - буркнул парниша на вопрос Генриетты, явно смущённый как вопросом, так и ответом. Нежелание признавать, что с "работой" они прокололись сквозило в каждом его неопрятном жесте и в красных ушах, - Кому где- .Кого просто с ekbs сами люди быка, кого с приютов, как вон Чижа. Мы тут некоторые уже по году работаем. Но не все. Мало таких, кто... в общем, кто продержался. Кто-то как начнёт кашлять, так всё. хоть в гроб ложи. Да ну это всё оно не по делу, да. Но Чиж. и пара с его приюта ребят, они того, их сначала в другое место везли. наверное на фабрику или этим резакам. Как их. Врачам короче. Резать, я думаю. Потому что кто похилее, тех вот сюда, к нам.
Парниша опять отвлёкса, а Генриетту занял шум парней сбоку, который пришлось унимать. Униматься по приказу девчонки не хотелось никому, но замечание задело мускулинность до самого её естества.
- От девчонки слышу, - буркнул особо бойкий и голосистый паренёк, даже сжав кулачки и двинувшись на два шага к Генриетте, но Вилли на него выразительно шикнул, потому босяк просто шмыгнул носом "угложающе-выразительно" утерев этот нос рукавом, поплевав на руки, и полез вверх.
Чиж наверху метался от одной отдушины к другой, как возбуждённый щенок, и когда внизу осталось только трое, с родостным тяв... эээ голосом прошептал Францу:
- Почти всё, Франц!
- Порядок в кабинете быка? - переспросил Франциска охранник и хмыкнул, - Да у нас там пятеро...
- Эй! Дикон, ты где?! - донеслось из-за двери склада. Оглушённый охранник посмотрел на лезвие, на Франциска, на детей, что даже схватили лопаты для убедительности, и гаркнул.
- Тут я, всё нормально! Проверял что там гавкал нащ чёрный! Он, кстати, на север завода побежал, похоже туда кто-то пробрался. Я сейчас проверю, всё ли на месте и туда.
- Я-а-асно, - с некоторым сомнением протянули у дверного проёма. - Тогда мы туда, нагоняй.
Шаги и оклики, пара охранников стала удалятся от этих дверей склада, а связанный охранник посмотрел на Франца в лоб:
- Они вернуться через жалкие минут пять, и что бы я не блеял, зайдут в этот сраный склад. Да с меня Бак шкуру снимет.
- Франц! Мы всё, ага, сейчас только Генриетта поднимается, - за спиной контрабандиста и его ребят собралась внушительная толпа детей, не менее 20ти. Они неуверенно переступали, кто-то уже подскочил к двери и воровато осмотрелся в щёлку, а кто-то напуганно поглядывал на вентиляцию, из которой они вылезли. - Франц, меня... мне помощь нужна, ага. Я того... меня собака укусила, - уже смущённее проговорил Чиж.
Вилли тем временем подсадил Генриетту и помог её залезть наверх и поднялся в вентиляцию сам.
- Да, дурная чёрная псина, злющая, у-у-у, - сказал один из мальчишек завода, подходя к забившейся чёрной собаке и собираясь ту пнуть, на что она зло и напуганно зарычала, пару раз щёлкнув челюстями в воздухе.
- Не трожь его, ага! Он уже получил, мы с ним как эти... в общем, мы с ним сами почситались, - буркнул Чиж сверху. Он пропустил вперёд Генри, а потом и сам протянул руки Франциску.
- Ну... это... Франц, а теперь то куда?

+2

19

Ответ мальчишки не прояснил много, но всё-таки Генриетта кивнула:
- Спасибо... - помимо этого с языка ещё и рвалась лекция на тему, схожую с той, какую она выдала Чижу на своем чердаке, но девочка вспомнила его реакцию и в кое-то веки промолчала. Да и не время было сейчас для лекций, девочка и сама волновалась успеют ли выбраться все и не обнаружат ли охранники их дерзкий побег.
Но несмотря на все волнение, кажется, у них все-таки получалось переправить всех узников. Мальчишек становилось все меньше и меньше, и вели они себя значительно спокойней, видимо, увещевания все-таки подействовали, что не могло не радовать и не вызывать чувство гордости. А еще удивления – ну как можно на такую банальную вещь купиться?
"Мальчишки…" - с неожиданной ноткой превосходства подумала Генриетта, уже отвернувшаяся от двери и наблюдающая, как последние мальчишки забираются в лаз. Оставались только она и Крючок, пропустивший ее вперед и помогший забраться наверх, за что девочка была ему искренне признательна, не уверенная, что сможет влезть сама.
Даже не верилось, что для мальчишек закончилось все хорошо и, единственное, что сейчас осталось – вывести всю ораву и забраться в кабинет Быка, но на фоне всего остального это казалось таким простым делом. Очень  самоуверенно было так считать, но на фоне эйфории Генри была склонна переоценивать ситуацию в лучшую сторону.
- Когда вернемся домой, я пошлю за доктором, - а что она не переоценивала, так это то, что Чижу действительно требовался доктор, неизвестно насколько сильно его покусала собака, но все равно оставлять раны заживать сами по себе было бы крайне неразумно. И больно. – А вот глумиться над и без того раненым врагом – неправильно и неприлично. – Наставительно заметила Генриетта тому мальчишке, что собирался треснуть пса, осторожно спускаясь с помощью подставленных рук и уже на земле одергивая курточку и ладонью приглаживая взлохмаченные волосы. Заколка-то все, пропала. – Собака же не виновата, что она честно выполняла то, зачем ее сюда поставили. – Чижа девочке было жалко, к собаке она теплых чувств не испытывала, но была за справедливость. К тому же пес все-таки скулил жалобно и напасть, по крайней мере пока к нему не подходили, не пытался. Так что пусть себе лежит, может раны не такие серьезные и заживут.
Впрочем, мысли о собаке были быстро выкинуты из головы, поскольку вниманием завладели более важные дела. А именно кабинет Быка, все-таки не могло быть так, что деловой человек не вел совершенно никаких записей, и что-то да она должна была найти в том кабинете.
"Каким бы он ни был мерзавцем, - подумала Генри, ввернув в мысли услышанную от бабушки характеристику какого-то знакомого, - он делец, а такого рода люди всегда ведут какие-то записи, это их природа." - А это девочка уже слышала от отца, потому ни на секунду не сомневалась в том, что это утверждение истинно для всех, кто попадал в категорию "делец".
Хотя, если вспоминать то, что сказал ей мальчишка по ту сторону вентиляции, вряд ли нужной информации будет много. Бык и сама неплохо справлялся с "наймом", а подобных Чижу было всего несколько.
- Это значит, что все остальные для экспериментов подходили... - едва слышно пробормотала себе под нос Генри и зябко передёрнула плечами, но тут же решительно их расправила и с упрямым видом, словно заранее рассчитывая на то, что с ней начнут спорить, озвучила то, что до этого говорила перед входом на завод. - Мне надо попасть в кабинет Быка, я не уверена, но этого может много чего зависеть. - Твердой уверенности именно сейчас у нее не было, но проверить она была просто обязана, так как любое дело нужно доводить до конца.

+1

20

Приходилось ли  Франциску задумываться о том, что однажды он станет отцом? Безусловно данная мысль посещает каждого представителя сильного пола. Но, как и всякий мужчина он отгонял от себя эти мысли прочь. Франц был не создан для семьи. И его все устраивало, жизнь холостяка. Без семьи чертовых деревьев и построенного собственными руками дома. А дети…об этом лучше вообще не говорить. Но судьба, словно издеваясь, подкинула под его ответственность два десятка детей, которые сейчас смотрели на него с такой надеждой, ища в контрабандисте-алкоголике защиты. И чего все норовят положиться на него. На Найта нельзя полагаться. Даже Найт сам не может на себя положиться, и это вам не кто-то – это же он!
Наверное, чтобы поддержать перепуганных детишек, надо думать про себя что-нибудь торжественное, типа: «Клянусь, сейчас самое время спасти всех, и нет никаких сомнений, что так и будет!», а вовсе не: «Черт, ну теперь им всем точно крышка».  Чиж, к слову, своей фразой про укус положение не облегчил, Франциск еле сдержал стон отчаяния, но все же мягко и осторожно, на добровольно-принудительной основе заставил паренька снять наспех завязанный «бинт», чтобы иметь возможность осмотреть его раны. А посмотреть было на что. Мужчина даже едва не присвистнул, но смог сдержать себя в руках. С укусами сторожевых псов Франц уже имел дело и, надо сказать, не смотря на неприятную картину, пареньку повезло.
- Дела, - кивнул Найт и, сняв нашейный платок, мужчина очень аккуратно, почти нежно вновь перемотал рану – более профессионально чем одинадцатилетние дети -  Знаешь, я не могу вспомнить случаев, чтобы люди умирали от того, что их за локоть куснула псина. Ты извини, приятель. Я бы предложил тебе анестезию, но самое крепкое пойло, которое у нас есть, это простая вода. Придется потерпеть. Но ты ведь сильный паренек, правда? Знаешь, я был бы крайне рад, если бы такой ответсвенный человек, как ты отправился со мной в кабинет Быка, но у меня для тебя более важное задание.- Насчет «крайне рад» Франциск, конечно, нагло врал, но это был неплохой способ выпроводить больного ребенка подальше отсюда.
- Кто, если не ты способен вывести своих друзей. С вами пойдет Джордж – Франц кивнул на бородатого мужчину – Уверен, вдвоем вы сможете организовать всю эту ораву. Как только выберетесь, иди к леди Сантар, она окажет тебе помощь и найдет вам приют. Все понял? Отлично, а теперь насчет тебя, малышка. – Франциск повернулся к девочке и, присев на корточки, чтобы оказаться с ней на одном уровне, взял ее за руку.
- Послушай, я понимаю, что ты считаешь, что если ты проникнешь в кабинет Быка, то совершишь великое дело во благо общества. И что ради этого стоит рисковать твоей жизнью, но запомни, нет, нет таких дел! Потому что жизнь у тебя одна, а великих дел как собак нерезаных. Даже я не знаю, что нас ожидает,у тебя еще будет множество моментов, чтобы проявить себя. – Попытался достучаться он до девочки, но его одарили до боли знакомым взглядом. Этот взгляд назывался: « Даже если ты, Франциск, прав, я все равно пойду на глупые геройства, потому, что я упрямый баран» - обычно это был фирменный взгляд Арона, но сегодня им воспользовалась юная леди.
- Отлично, кто я такой, чтобы спосрить с одиннадцатилеткой. – Франциск поднял руки в жесте « сдаюсь» идем с нами, но при условии, что ты будешь выполнять любой мой приказ, и если я скажу беги – ты должна бросить все и бежать как можно быстрее, поняла? Все, господа, выступаем. – Небольша группа мужчин и маленькая девочка вышли из амбара и направились по наравлению к главному зданию.

+2

21

- Не маленький, ага! - буркнул смущённый до предела Чиж, - И сам знаю, что царапина.
Вообще, все эти слова Франциска в купе очень мешали чувству героя, заслуженному, как считал сам мальчик, каждой капелькой крови и пота. Он даже хотел довольно осмотреть склад, зная что тут двадцатка освобождённых от кандалов детей, и даже если сейчас сюда кто-то заявится - многие сбегут. Но оглядеться эдак мешала уже темнота. Всё против него! И Генри вдруг вызвалась лезть в кабинет Быка.
- Вы что?! - возмутился мальчик, - Да там охраны, что псов дворовых! Это опасно! - сказал он заезженную фразу, - Мы сделали, зачем пришли, ага! - кто бы там его слушал?! Ещё и отправили куда подальше. Ну как так то?! Чиж исподлобья глянул на Франца, но кивнул.
- Выведу. И буду ждать вас полчаса у того завала, где мы встретились, ага. А если не вернётесь, сам пойду! - хотелось ещё добавить, что им будет стыдно, но мальчик вовремя понял, что такое будет совсем уж не по-мужски. Вздохнув неодобрительно и чуть поколебавшись, он вернулся к прочим ребятам и зачастил:
- Так сейчас как по шухеру - бежим быстро и тихо, и лучше врассыпную, да поукромнее. За всеми не угонятся, ага, даже с псами, - он объяснятл пути отхода и дети кивали, а потом мышками стали скользить на двери. Когда и сам Чиж дошёл до ангарных дверей, он обернулся и обличающе ткнул во Франциска пальцем:
  - Ты смотри у меня, девочку никто чтобы не обидел, я за неё отвечаю, ага, - и воровато оглянувшись, выскользнул за двери.

+1

22

Если леди дают обещания, то они их держат, а потому с ответом Генриетта замялась. Потому что мало ли когда Франциск потребует от нее бежать или какие приказы отдаст, а у нее и своя голова на плечах есть, ага. И да, девочка и в самом деле считала, что действительно что-то совершит. Может быть не великое дело, но по крайней мере она не могла взять и просто так оставить эту историю с экспериментами над детьми. Пусть Чиж и считал, что свое дело они уже сделали и спасли всех, кто томился на этой фабрике. Но что насчет остальных? И что будет делать неведомый экспериментатор, когда не сможет, а Генри была свято уверена, что после сегодняшнего к Быку Биллу уже никого не будете продавать, сплавлять неподходящих детей на фабрику? Найдет куда еще продать? Просто убьет? После рассказа леди Аленари девочка не сомневалась, что такой вариант тоже очень даже возможен. Пусть мотивы неведомого профессора непонятны, но он явно делает что-то нехорошее, а значит надо приложить все усилия, чтобы прекратить его деятельность. Даже если самой страшно.
Второй раз требовать с нее согласия не стали, отвлеклись, и Генри облегченно перевела дух, но Чижу все-таки помахала рукой, уверенно заявив:
- Со мной будет все в порядке! – возможно, заявление было излишне смелым и поспешным, все-таки на фабрике хватало опасностей, одни собаки чего стояли, но если она собиралась идти до конца, то надо было быть храброй. И, разумеется, осторожной. К тому же Генриетта была не одна. Не то, чтобы девочка испытывала такое уж большое доверие к взрослым, но по крайней мере эти действительно помогли вытащить тех мальчишек. И сейчас не ушли, хотя могли бы, ведь дело было сделано.
"Одной было бы куда страшнее." - Пусть было несколько стыдно осознавать, что темная и огромная фабрика пугала, как реальными опасностями – охрана и собаки, так и выдуманными – иногда темнота искажала выступающие ящики и бока машин так, что они казались приготовившимися к прыжку неведомыми чудовищами, но от этого деться было некуда. Все, что оставалось Генриетте стараться не отставать от мужчин и, оглядываясь по сторонам, держать в голове мысль, что кому-то сейчас хуже, чем ей. Даже несмотря на то, что тишину то и дело нарушали ленивые перекрикивания охраны и собачий лай, к счастью, не так чтобы близко.  Хотя какая-то особо громкая возня заставила девочку остановиться, с тревогой прислушиваясь. А вдруг кого-то из тех, кого увел Чиж, поймали? А вдруг самого Чижа? Но все стихло, и Генриетта тихо выдохнула. Хотя если бы кого-то поймали, шуму, наверное, было бы больше. Успокоенная этой мыслью, мисс Манро сделала пару шагов и уже сама запнулась за валяющейся мешок с чем-то жестким и гремучим и чуть не растянулась на полу.
- Ой, - тихо пискнула девочка, смутившись собственной неуклюжести, и еще более тихо пробормотала, - извините… - это было неловко, беспокоиться о других и самой проявить такую неосмотрительность. Хорошо еще, что мешок лежал на полу, а если бы упал откуда-нибудь? На фабрике царила относительная тишина, так что грохоту наверное было бы очень много, вся охрана сюда бы сбежалась.
- Я буду осторожней. – Поспешно заверила всех Генри, на какое-то мгновение испугавшись, что ее сейчас из-за этого отправят к Чижу. Нет, пойти-то она все равно не пойдет, но одной прибираться к кабинету Быка будет куда как страшнее и тяжелее. Тем более что она все равно не знает, где он находится.

+1

23

Пока Франциск крался к кабинету Быка, он все думал, а как стоит поступить? Убийство этого урода– самый верный способ покончить с ним, но что будет с девочкой, если перед ее глазами развернется такой способ решения проблем? Но одно он понял точно - с детьми он обращаться не умеет. Не знает, как. Совершенно. Абсолютно. А что делать с упрямыми детьми - он тем более не знает. И сейчас контрабандист ведет девочку в логово маньяка, чтобы та не убежала и не попала в переплет, и просит ее быть благоразумной. Бессмысленно, очевидно. У этой девочки явно было обостренное чувство справедливости. Франциск видел это в ее глазах, из которых так и сквозило отчаянное сочувствие к недавно спасенным мальчишкам, в напряженных руках, готовых в любой момент сжаться в кулаки. Он слышал это в ее речи, ровной, четкой и все же едва заметно колеблющейся, точно вода, в которую минуту назад бросили камень. Бурное течение жизни уже смыло первые следы и все же волны трепещущегося страха так и остались внутри, упруго расходясь по гладкой поверхности.
- Тот тип сказал, что у их там пятеро… - Рассуждал Найт, окидывая взглядом своих людей, словно прикидывая вмешиваться ли им в драку или попытаться просто отвлечь внимание, впрочем Генри явно выбрала второй вариант, иначе что ее сподвигло так ловко пнуть какой-то гремящий мешок.
- Хочешь совет от дяди Франциска? Когда вернешься домой, попробуй половить кошек – отличное упражнение для ловкости, по крайней мере перестанешь спотыкаться о собственные ноги. – Найт бесцеремонно схватил девочку за одежду на плече и подтянул вверх, не позволяя ей растянуться на полу.
- Может на руках ее понесешь,Франц? – тихо рассмеялся один из парней, явно недовольный, что с собой пришлось вести лишнюю обузу, которой по его мнению являлась Генри.
- Если ты не заткнешься, то на руках понесут всех нас, Джек, причем ногами вперед. – Огрызнулся Франциск, напряженно всматриваясь в темноту, стараясь как можно лучше изучить окресности.
- Согласно планам, гнездышко Быка находится на самом верху здания, есть желающие отправиться вперед на разведку? – Группа мужчин молча покосились на низенькую и шуструю девчонку, которой удобнее всего было бы спрятаться за ящиками или мешками, узнать как обстоят дела и также незаметно оповестить остальных.
- Ладно. – Вздохнул контрабандист. – Послушай меня, пташка, тебе надо пройти немного вперед, если что-то увидишь – спрятаться, а когда поймешь, что появился шанс к отступлению, сразу бежать к нам, тогда мы пойдем обходным путем, хорошо? Я не настаиваю, если ты боишься лучше скажи мне сразу, останешься с парнями, а на разведку схожу я, не надо строить из себя героя, если ты не уверена в своих силах. – Франц попытался ободряюще улыбнуться и выжидающе посмотрел на девочку.

Отредактировано Francis Knight (15 мая, 2018г. 17:14:50)

+1

24

"Ловить кошек?" - о таком способе использования пушистых мурлык для развития ловкости Генриетта точно не читала никогда и нигде, а потому на Франциска уставилась недоверчиво, пытаясь понять издевается мужчина над ней или все-таки говорит серьезно. Так и не пришла к однозначному выводу, зато тут же возмущенно воззрилась на другого.
- Я же сказала, что буду осторожней! – от виноватости не осталось и следа. Ну да, она, конечно, случайно споткнулась и это могло повлечь за собой не самые приятные последствия, но не повлекло же! К тому же, как Генри полагала, до этого она справлялась весьма и весьма неплохо, даже Чиж вон отметил, что она могла бы ходить на дело, а уж он-то в этом понимает.
Впрочем, через пару мгновений и это стало совершенно не важно, поскольку необходимо было думать не о прежних своих заслугах, а о происходящем сейчас. И о том, что в ней опять сомневались! Вот взрослые всегда так. Франциск сам же взял ее с собой, а теперь сомневается, что она может справиться. Девочка надулась. Взгляд стал еще более возмущенным, но она все-таки попыталась совладать с собственными чувствами, ибо леди неприлично так бурно реагировать.
- Я боюсь, - да и врать тоже, а потому мисс Манро ответила честно и упрямо, - но все равно пойду. И в своих силах я уверена. – Последние слова были сказаны все-таки с обидой. Отец всегда учил ее, что страх это естественно, и единственное, чего человек никогда не должен делать – это поддаваться ему. Вот Генри и не собиралась поддаваться, а собиралась разведать все и вернуться, чего уж там, утерев нос всем, кто сомневается в ее силах. Она прочитала столько книг, столько всего знает, неужели что-то может пойти не так в таком простом задании?
Девочка, мгновение помедлив, сняла с плеча сумку и положила ее на пол, после чего споро двинулась вперед с самой серьезной мордашкой. Не хватало еще, чтобы кто-то вновь усомнился в ее решимости. Которая, впрочем, по мере удаления от ожидающей ее группы чуть поослабла. Одной все-таки было хуже, но Генриетта старалась не сосредотачиваться на этом. Ее дело это разведка. И надо глядеть в оба, а не размышлять над тем, что вон тот мешок похож на угловатое чудовище, а за вон тем нагромождением ящиков кто-то может скрываться.
"Дику Сэнду тоже было страшно. И капитану Гаттерасу. И папе. – Подумала девочка, замирая и прислушиваясь к звукам впереди. – Но это их отступить не заставило. И я не отступлю." - Решительно вздернув подбородок, Генри вновь двинулась вперед, на всякий случай держась ближе к тем самым ящикам. Жуть-жутью, но зато за ними было удобно прятаться, если что.
На первое препятствие Генриетта наткнулась, отойдя не так уж и далеко. А странный шум, который она услышала, оказался приглушенным храпом. Подсунув под голову один из мешков и завернувшись в куртку, один из охранников спал, довольно подхрапывая во сне. Как вежливая и культурная девочка Генри не стала его будить, а на цыпочках обогнула, проследовав дальше. На этот раз не споткнувшись и разве что едва слышно поскрипывая ботинками, но этого звука явно было недостаточно, чтобы разбудить мужчину. Дальше путь опять был свободен, и девочка даже обрадовалась, подумав, что справиться с одним спящим человеком вполне возможно и они смогут свободно пройти, не ища никаких обходных путей. Но радовалась Генри рано, пятно света появилось неожиданно, но не слишком близко, давая ей возможность нырнуть в просвет между ящиками и забуриться еще глубже, пока двое охранников, в полголоса переговаривающихся между собой не дошли до того места, где она еще недавно стояла.
«И даже лампа есть, что еще хуже…» - мисс Манро выждала, пока они пройдут мимо, обсуждая Быка, обмывавшего что-то жутко выгодное, и некоего Боула, умудрившегося спереть у босса одну из его ценных бутылок, и выбралась, замирая и размышляя, идти ей дальше, или все-таки повернуть назад. Но свет вновь начал приближаться, заставляя Генри нырять обратно. Когда все те же охранники прошли мимо, ответ, что ей делать отпал сам собой и девочка повернула назад. Это показалось ей самым разумным. Все так же тихо и без проблем миновав спящего девочка вернулась назад.
- Один из охранников спит недалеко отсюда, - выныривая из темноты, важно сообщила Генриетта Франциску, - а дальше патрулируют территорию еще двое, у них лампа и уходят они не слишком далеко, так что я дальше не пошла. – Чуть виновато добавила девочка, прикусывая губу. – Они говорили, что Бык у себя в кабинете и что-то там зачем-то обмывает. – Она нахмурилась. – Зачем ему что-то мыть поздно ночью? – не то, чтобы она ждала ответа, но странное поведение хозяина фабрики ставило в тупик.

+2

25

Это была самая паршивая идея из всех, но другого выхода просто не было. Посылать девчонку на развердку фабрики, где только и делают, что издеваются над детьми. Блеск, ничего не скажешь. Стоя на лестничном пролете, Франциск терпеливо выжидал, вглядываясь в темноту и вдыхая характерный запах подобных предприятий: пахло сыростью, болью и злобой.
- Отличная работа, кроха! – Франциск радостно потрепал девочку по голове, как обычно делал с Искоркой, даже не подумав, что маленькой леди этот жест может показаться диким. - Из тебя выйдет  толк. Сможешь далеко пойти! То, что ты сейчас сказала про Быка, который обмывает – очень ценная вещь, просто ты еще не умеешь правильно понимать то, что слышишь. Продолжишь общаться с Чижом, выучишь для себя новый язык Лондонских подворотен. А насчет патрульных не волнуйся, если мы их не обогнем, то просто задавим числом. Парни, вы слышали, Бык сейчас в кабинете баклажирует, если он вдупель напьется, то нам даже ничего делать не придется. – Франциск коротко хохотнул, надеясь, что госпожа Фортуна наконец то повернулась к ним лицом, а не своими прекрасными ягодицами. Найт не очень хотел вести девочку дальше, боясь что не сможет ее защитить, в конце-концов сейчас молодая Генри была его главной ответственностью, о чем он обязательно выскажет леди Сантар. Как бы он хотел, чтобы все прошло гладко, но рисковать все, ведь в их деле никогда не бывает иначе. Рискуй, разбивайся, бросайся на лезвия, а потом в немом сожалении думай о том, как много еще не успел сделать – примерно так проходили все вылазки контрабандистов.
Отдав парням команду двигаться дальше, Франциск первым ступает вперед, держа за руку Генри, прося дать ему знать, когда они приблизятся к спящему типу, который очнется утром с болью в голове от тяжелого удара, который нанес ему Грег ну так на всякий случай. Почти дойдя до пункта назначения, Франциск вдруг медленно отпустил руку, замечая, что в конце длинного коридора теплиться желтоватых свет, напоминающий лампу горящего китового жира. Сначала Найт подумал, что им навстречу движутся те двое, о которых предупреждала Генри, но при пристальном рассмотрении мужчина осознал, что свет льется из небольших окон кабинета, которые находились наверху стены, предназначенные то ли для вентиляции, то ли для дополнительного света, то ли для черт знает чего еще.
- Генриетта, сейчас слушай меня очень внимательно.К кабинету мы пойдем с тобой вдвоем, а парней расставим по разным точкам, чтобы следили за коридорами. Видишь те окна наверху? Я подсажу тебя, чтобы ты как можно более аккуратно заглянула в них. Мне надо точно знать что делает Бык, в каком он состоянии и есть ли в кабинете кто-то еще, поняла? – Чуть нервно вздохнув, Найт приказал парням занять позиции и, пока их никто не засек подошел вплотную к стенам кабинета, подсаживая девочку.

+1

26

- Ой, - Генриетта возмущенно пискнула и под чей-то весьма ехидный смешок прикрыла голову обеими руками, надувшись как мышь на крупу. И если бы было место и время, она бы даже возмутилась такому фамильярному обхождению с леди. Ну прямо как с ребенком! Но в последнее время что-то слишком часто на соблюдение правил приличия не было времени, как и на то, чтобы каждому за это выговаривать. Не говоря уже о том, чтобы возмутиться тому факту, что все опять считают, что она чего-то там не понимает.
"И вообще, это не я чего-то не понимаю, это язык какой-то неправильный!" - про себя проворчала девочка. Впрочем, несомненно было приятно то, что ее хвалят, даже несмотря на то, что она вообще-то, и скорее всего излишне самоуверенно, и не сомневалась в успехе разведки. А вот насчет незнакомых слов точно надо будет спросить у Чижа, это по крайней мере было не так досадно для гордости, как спрашивать у взрослых.
Повторный путь оказался уже не таким пугающим, поскольку проделан был не в одиночестве. Окно, на которое указывал Франциск, стало неожиданностью и досадным упущением, но досадовать на собственную невнимательность было некогда, необходимо было внимательно слушать и кивать, показывая, что все понятно.
- Вижу, - Генриетта еще раз внимательнейшим образом изучила яркие пятна, на которые указывал Франциск, - все поняла, это не сложно. – Ну, на самом деле задание и впрямь выглядело не сложным, кроме разве что пункта «незаметно», до этого девочке как-то не доводилось практиковаться в подглядывании или хотя бы в подслушивании, поскольку леди ничем подобным заниматься не должна. Тут же выходила дилемма, ведь слово леди тоже должна держать, даже если для того придется заниматься совсем не подобающими вещами. Впрочем, вопрос что является более неподобающим – подглядывание или нарушение слова, откладывался на неопределенный срок. Пока же девочка немного робко, все-таки несмотря ни на что было страшновато, заглянула в кабинет Быка. Тот был освещен ярко, после скудного света рабочих помещений это ненадолго ослепило Генри, но она смогла проморгаться и огляделась. Хозяин кабинета, именно так девочка определила для себя грузную фигуру, развалившуюся в кресле в пол оборота к  окнам, обнаружился за массивным столом, на котором в ужасном беспорядке (папа себе такой никогда не позволял!) валялись какие-то бумаги, криво стояло пресс-папье и чернильный набор. А еще несколько бутылок и прямо на бумагах какие-то тарелки. Бык – пил. Из чего, а еще и слов Франциска, Генри сделала вывод, что «обмывать» на том самом языке лондонских подворотен значит «пить». Помимо стола в кабинете обнаружился большой книжный шкаф, несколько кресел и диван, на котором сейчас расположилась какая-то женщина. Диван стоял спиной к окну и девочка видела только светлые распущенные (верх неприличия!) волосы и обнаженную руку, закинутую на спинку этого дивана. Фигура Быка шевельнулась, поворачиваясь похоже к этой женщине и заодно к окну, и Генриетта поспешно нырнула за его край. Слишком поспешно, чуть не сверзившись с удерживающего ее мужчины. Рисковать и высовываться второй раз девочка разумно не стала, спустилась вниз и пересказала Франциску то, что увидела.
- А еще там дальше в тени, наверное у самой двери, - задумчиво добавила она, - то ли человек стоит, то ли вешалка с верхней одеждой. – Разглядеть более четко не давал все тот же свет, который и до того угла толком не доставал, и в то же время был слишком ярким, чтобы четко разобрать детали с того места, с которого она смотрела.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Испанская коррида