Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
20.05
Хотели узнать больше о демонах и ведьмах? Тогда вам сюда! Пополнение матчасти.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Inception


Inception

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uploads.ru/t/v7UH8.jpg   http://s3.uploads.ru/t/DxLh6.jpg

Лилиан Сантар и Кейзия Мейсон
13 октября 1886 года, Лондон, госпиталь, позже дом Кейзии

У Кейзии Мейсон есть задание от покровителя подчинить волю молодой леди, а у Лилиан Сантар нет выбора. И больше не будет.

Отредактировано Keziah Mason (19 февраля, 2018г. 16:48:22)

+1

2

- Чтоб тебя твои же черти драли, дьявольское отродье! Угораздила же лихая связаться! Как будто у меня своих дел нет!? Теперь еще с какой-то вертихвосткой нянчиться. Вот вечно придумывают что-то, корячатся, хитрят, а ты потом расхлебывай. Нет чтобы сидеть на жопе ровно, так повылезали. Тьфу! – ведьма костеря почем зря покровителя своего, весь их род дьявольский, судьбу свою незавидную, еле плелась по улице в сторону госпиталя при церкви, отчетливо прихрамывая, опираясь при ходьбе на клюку.
Недобрый гость пожаловал к ней дней десять назад с нижайшей просьбой, отказаться от которой у ведьмы не было ни единой возможности. Да еще и морочил голову тем как это важно, как это срочно, как это надо аккуратно и, чтоб ничегошеньки не испортить. Сулил то золотые горы, то адские муки, и поди пойми, что лучше в исполнении этого так званого благодетеля. А он все жужжал осенней мухой, инструкции раздавал. Чтоб его блохи искусали! А бедной старухе тащись теперь за какой-то девахой, представление разыгрывай и обхаживай потом, что то дитя малое. Вот не было мороки!
Меж тем, когда запас ругательств ведьмы не иссяк и на треть, показалось здание госпиталя. Кейзия остановилась перевести дух, опершись всем телом на клюку, она смахнула тыльной стороной ладони выступившие на лбу бисерины пота, и как-то вся обмякла. Казалось, что палка в руках – единственное, что удерживает старуху на ногах. Глаза, до того смотрящие ясно, источая ничем не прикрытую злобу, помутнели, гневные складки на лбу и вокруг рта разгладились, лицо расслабилось и приняло вид потерянный и несчастный. Колдунья, то и дело вздыхая, едва переставляя ноги, двинулась в госпиталь. На входе она застыла, растерянно оглядываясь по сторонам будто не понимая, что вообще здесь делает. Постояв так немного, старуха, не колеблясь более, вошла. От нескольких последующих за этим вопросов и предложений помощи она отмахнулась не глядя, отыскивая ту единственную, ради которой все затевалось. Демон обещал, что девица Сантар сегодня будет здесь и увести ее не составит труда. Обещал он и поддержку, если вдруг возможные соглядатаи окажутся уж слишком ретивыми. Вот только ведьме несмотря на все заверения происходящее, что так, что эдак не по душе было. Но уж что поделаешь…
Девица и правда оказалась на месте – хоть тут не надули – и Кейзия, обождав пока та освободится и останется одна, двинулась навстречу. А оказавшись рядом, внезапно пошатнулась, уронила клюку и в попытке не упасть ухватилась за ту единственную, что оказалась рядом.
- Ой! Простите старуху, совсем ноги проклятущие не держат, - голос Кейзии отчетливо дрожал, а на глазах едва не выступили слезы.

+1

3

В госпиталь Лилиан не уходила по велению совести, а бежала подгоняемая трусостью. Этот странный, неприятно пахнущий и полных сквернословных людей приют обнищавших и опустившихся для неё был прибежищем от штормящего нервы настоящего. Здесь она была нужной. Полезной. Она что-то могла сделать, поменять, повлиять, а не смотреть с каким-то обречённым отчаянием, как с семьёй твориться что-то, ей совершенно непонятное.
Здесь она вспоминала, что умеет шутить, иронизировать, даже журить людей старше, потому что дома она себе такого не позволяла. Там Лилиан Маргарет Сантар всегда была младшей дочерью и сестрой.
В приёмном покое она делала первичный осмотр больных, встречала редких визитёров и посетителей. Она как раз заканчивала осматривать ногу маленькой Джанет, девочки 6 лет, которая подрабатывала на хлопковой фабрике тем, что собирала мусор из-под промышленных машин. Во время одного такого "пробега" ремень от махового колеса распорол ей кожу на голени.
- Я ведь смогу ходить? - докучливо спрашивала девочка макушку Лили. Она не плакала, даже не хныкала. Только кусала белые от боли губы и сидела с лихорадкой. Но не плакала. Вот ведь!... Удивительные эти дети из бедных семей. Всем бы такую волю, как маленькой Джанет.
"Себе бы в первую очередь", - хмыкнула Лили и подняла на девочку глаза.
- Тебе зашьют рану. Как куколке тряпичной сшивают ткань. Кожа срастётся и ты будешь ходить как и прежде. Эйдан, отнесите Джанет к доктору, ей надо зашить рану сейчас, - обратилась она к санитару и встала с колен, провожая мужчину с малышкой задумчивым взглядом.
"Да, всем бы такую...".
- Ох, - Лилиан так задумалась, что совсем не заметила старушку, по слабости ног споткнувшуюся прямо об неё. Подхватив падающую женщину, под руки, Лилиан постаралась удержать её на ногах. Старушка была невероятно старой, почти древней, из таких, на которых кожа почти висела на скелете, а усохшие мышцы не хотели помогать прожить остаток жизни спокойно. А ещё у неё были невероятно яркие голубые глаза. Лилиан смотрела в них, как привороженная.
- Нет-нет, не извиняйтесь. Что с вами? Вы можете стоять? Давайте лучше я помогу вам присесть, - Лилиан мягко улыбнулась и помогла старушке дойти до скамеечки в приюмной, где до этого сидела, впиваясь ладошками в дерево, маленькая Джанет. - Вот так, - она усадила старушку и присела рядом на колени, осматривая её как можно внимательней, пытаясь понять недуг.
- Расскажите, что с вами? Что вас беспокоит? У вас такой утомлённый вид...

+1

4

С чужой помощью присев на лавку, Кейзия руку девушки не выпустила, вцепившись в нее почти до боли.
- Чего меня только не беспокоит, милая. Я ж того и гляди в пыль рассыплюсь, - ведьма криво усмехнулась. – Ноги - сами видели - едва ходят, руки повыкручивало так, что едва кружку могу удержать, а в голове ветер гуляет. Ничего проклятущая не помнит. Вот и сейчас пойди пойми, чего я сюда пришла. – Кейзия расстроено покачала головой, повздыхала, да все по сторонам глядела, высматривала не идет ли кто.
Убедившись, что вокруг никого чрезмерно глазастого не притаилось, старуха запустила левую руку в небольшой мешочек болтавшийся на поясе. Вдохнув полной грудью, ведьма зачерпнула горсть порошка и сдула его с открытой ладони в лицо Сантар. Поднявшаяся взвесь вместо того, чтобы разлететься плотно осела на девушке, забиваясь в рот, ноздри, уши, вызывая нестерпимый, но кратковременный зуд.
Подействовать должно было быстро, но не на долго, и старуха не мешкая заговорила, с невиданной до тог силой в голосе, удерживая прямой зрительный контакт с Лилиан. Взгляд ведьмы был ясным, и без того яркие глаза будто наполнились светом и внутренним огнем.
- Слушай слово мое, чти волю мою, оставь помыслы свои. Сейчас ты уйдешь из госпиталя, так чтобы никто не хватился, дойдешь до конца улицы и свернешь на лево, там будет небольшой закуток, я буду ждать тебя. Поторопись. - Договорив, Кейзия как ни в чем не бывало отстранилась, не без труда поднялась с лавки, не забыв подхватить с пола клюку. Беспощадную ведьму вновь сменила беспомощная старуха с отдышкой и потухшим взглядом. На Сантар она посмотрела ласково, с благодарностью.
- Спасибо, вы мне так помогли. Мало кто захочет возиться с никчемной старухой, но мне уже пора. Я совсем забыла – ничего эта пустая голова не соображает – меня же ждут. Простите, что доставила столько неудобств, не гневитесь на старую. – Улыбнувшись девушке напоследок, Кейзия развернулась и направилась на выход из госпиталя, прошла по улице и спряталась в оговоренный закуток. Колдовство не подведет – девица явится, а на старуху, если кто и обратил внимания, то значения не предаст. Сколько их там таких каждый день отирается?
Осталось только подождать - глядишь и девица расторопной окажется.

+1

5

Лили помнила, что со стариками всегда тяжелее всего. В них будто всё крутится в обратную сторону - они беспомощны и наивны, как дети, столь же капризны и обидчивы, но при том память их не впитывает информацию, а забывает её, теряет всё полученное на жизненном пути. Лилиан помнила и понимала, она улыбнулась женщине, показывая, что готова подождать, выслушать, убедиться что она помнит все признаки своего недуга. Потому не уделила никакого должного внимания копошению в мешочке (мало ли, может она что-то записала на бумажке), ни пыли, что старуха оттуда выудила, пока та не прыснула ей в лицо. Кожу кольнуло от зуда, лёгкие защекотало желанием кашлять, но... что случилось? Что с ней?
Лили хотела подняться и протереть лицо, но старуха вцепилась в неё, тело оцепенело, а сознание качнулось отвязанной лодкой. И поплыло. Перед глазами двумя льдинками и двумя лунами в чёрноте ночного неба застыли зрачки старухи. Такие яркие. Такие ясные. Гипнотические. Смотря в них неотрывно Лили вся будто обмякла, расслабилась и замерла. Услышала сказанное и кивнула. Встала старуха, встала и она. Безвольно, бездумно, пустая лодка по обманчиво тихой реке.
Ей надо покинуть госпиталь не замеченной. "Это просто", - подсказало сознание, - "Ты так делала ни раз, когда требовалось встретиться с Ароном". Она кивнула себе и пошла наверх, в сестринскую, где переодевалась. Незамеченной...
Там Лили накинула на плечи своё зимнее пальто поверх сестринского платья, и вышла.
- Леди Сантар, - голос сбоку заставил замереть. это было движение, как у кошки, застигнутой внезапным появлением хозяев, - Куда вы?
- Мне... надо отойти до аптеки мистера Фейна, - проговорила она не смотря даже, не думая даже о том, кто её окликнул, - Закончился стирилизующий раствор.
- Погодите, я позову санитаров, чтобы сходили с вами.
- Не стоит. Я быстро, это в соседнем квартале, - сказав это девушка поспешила вниз по лестнице. За ней не шли? За ней не шли.
Лили бездумно брела по улице, и лодка сознания продолжала плыть, куда её несли. Дальше. Ещё не тот поворот. И это не тот. Конец улицы, ей надо в конец улицы. Да, теперь влево!
Она зашла в закуток и встала, прямо перед женщиной, уже не немощной беспомощной старшукой, перед коварной и уверенной в себе ведьмой. Но Лили не понимала этого. Она смотрела на два глаза и видела яркую луну, а всё вокруг оставалось тёмной водой, по которой она плыла до места назначения.

+1

6

Расторопная. Кейзия только успела доковылять до тупика, да дух перевести, как девица явилась. Стоит глазками своими коровьими лупает. Красивая, вся из себяледи. Аккуратная, причесанная, надушенная, в задницу вылизанная.
Ведьма взглядом в миленькое личико впилась да не отпускает. А из глубин прогнившей души зависть поднималась, за горлышко хватала - не вдохнуть не выдохнуть, только кончик языка проклятья жгли. Нельзя. Нельзя, дура! А так хочется. Схватить, растоптать, в прах развеять. Забрать, забрать себе, все себе: красоту, деньги, молодость. Любовь. Не может такую красотулю никто не любить. Явно кто таскается, комплиментами да подарками заваливает, в койку затащить желает. К Кейзии тоже таскаются, да не с тем и не за этим. Кому ж эта ведьма проклятущая нужна? Таких не любят, нет. Такие годятся только в кандалы да на плаху.
Ведьма рассвирепела, за волосы схватилась да потянула так что едва кожу не сорвала, на месте закружилась, ногами затопала. Под нос проклятья неразборчиво забормотала, а на девицу взглянуть не смела. Убила бы. Как пить дать убила. Глаза бы коровьи выдрала, личико до кости расцарапала, руками и ногами забила. И не было бы больше ни красоты, ни молодости, ни ухажеров. И самой бы ведьмы не было. Не простит ведь, сучье отродье, не простит. Ему абы выслужиться, а до Кейзии какое дело? Уж сколько лет, выродок, голову морочит, обещаниями кормит. И где все? Где, спрашивается? А нету. Как ходила страшилищем так и ходит, а ему Сантаров на блюдечке подавай.
Ведьма остановилась, сжала руки в кулаки, когтями ладони до крови расцарапав, обернулась к девице медленно-медленно, глянула исподлобья, и не сдержавшись сплюнула зеленое, склизкое, мерзкое, как и вся она, аккурат возле красивенькой туфельки. За руку схватила не церемонясь, в крови своей пачкая, потащила по улицам да закоулкам до дома, так чтоб не увидал никто, а то уж больно много глаз пиридеться потом выдирать.

+1

7

Лилиан смотрела на странную, до ужаса неприятную сейчас женщину, но эмоции её звучали глухо и далеко, будто бы и не её они были вовсе. Лица коснулся ветер, и она только и подумала - ветер. Женщина шипела и кружилась вокруг своей оси, и Лили думала - она шипит и кружится...
В безвольной кукольной пустоте её сознание как зеркало - просто отражало происходящее, не в силах даже дать критической оценки. Её потащили, она пошла, шарнирная верёвочка дёрнулась. Лили не обращала внимания ни на что наступает, ни куда бредёт, а женщина её волокла самыми безлюдными подворотнями иногда дёргая, чтобы та пригнула голову, или неприязненным голосом отдавала команды. Услышь Лили в трезвом уме о участи вот такой безвольной марионетки, ужаснулась бы. Но на самом деле, она не чувствовала... ничего... физическая боль лишь предупреждала, что она задела угол чего-то, выступающей коробки, или споткнулась о камень, но ни жуткость женщины, ни то место, куда её привели, не заставило Лили подумать. Эхом прокатилось - это дом. Потом сознание добавило - бедный дом, почти нищий. Тут плохо пахло, ядрёной смесью затхлости, трав, лежалых вещей и каких-то странных душков. Здесь было темно, здесь было жутко, но ум молчал. Он спал, крепко спал.
Её усадили на стул и она села, невидяще смотря перед собой.

+1


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Inception