Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, заинтересованные в интригах демоны, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)
06.03
С любопытством продолжаем следить за событиями в мире. Обратите внимание на обновление темы Что происходит?

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Ускользающая душа


Ускользающая душа

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/21a3b87355c993e4c4972ce4fe5645c8.jpg

Сабрина Темперс, Стивен Ливингстон, Вестер Мур
Лондон, начало апреля 1886 года

Жизнь в большом городе непроста: у кого-то деньги уходят сквозь пальцы, у кого-то – собственная душа после опрометчиво заключенного контракта. Остается надеяться на то, что срок расплаты по контракту настанет еще не скоро, но что если нетерпеливый кредитор решит поторопить своего должника? Профессор оккультизма, студентка с активной жизненной позицией и врач, чуждый веры в сверхъестественное, пытаются отыскать след человеческой души, ускользающей в чужие руки.

0

2

Сабрина обладала уникальной способностью не попадать в неприятности сама, но с лихвой получать за своих друзей и знакомых. Возможно виной тому была излишняя сострадательность и любовь к ближнему своему, которые время и жизнь еще не успели вытравить из души молодой девушки. Но так ли важна причина, по которой Рин то и дела попадала в курьезные ситуации, если они продолжали случаться с завидным постоянством? Даже сейчас, несмотря на каникулы эта уникальная способность не переставала “радовать” девушку. Возможно юной даме стоило сменить круг общения, но что-то подсказывало, что другие знакомые тоже будут постоянно влипать в переделки. 
Нынешняя ситуация была исключительной. Одно дело, когда неприятности грозят потерями денег, выговором на учебе или ссорой, но совсем иная, когда ты в результате можешь потерять свою душу. Именно с этой проблемой сейчас боролся Томас - давний знакомый девушки с которым они сошлись на любви к приключенческим романам. Тихий молодой человек, джентльмен, тот от кого ожидаешь подобного в последний момент и видимо решивший еще раз подтвердить поговорку про тихий омут. Последнее время он запропал и разговорить его получилось лишь случайно столкнувшись в книжной лавке. С последней их встречи мужчина побледнел, под глазами его залегли темные круги,а сам он выглядел нервным и дерганым. Лишь спустя пол часа расспросов он сознался, что совершил ужасную ошибку, которая грозит ему смертью. Остаться в таком случае в стороне Сабрина не могла, но не сразу нашлась к кому обратиться со столь деликатным делом. Лишь спустя пару дней раздумий мисс Темперс решилась написать профессору Муру. Личность эта в бримстоуне была, с позволения сказать, спорная  в некоторых кругах знаменитая. Несмотря на то, что стиль преподавания не каждому был по нраву,  Рин имела свое виденье на этого человека. Чего греха таить, на первом курсе студентка и вовсе была влюблена в профессора, но время прошло, а вместе с ним и глупое чувство, а вот уважение к работам,желанию продвигать науку и отстаивать свою позицию - осталось.
Итогом всей этой короткой эпопеи стало то, что сегодня Рин ожидала профессора около входа в дом Томаса. Предстояло сложное дело, но оно стоило свеч. 
- Доброго дня, профессор Мур - поздоровалась студентка с подошедшим мужчиной - Наш “больной ожидает” и я уверена, что мне не стоит говорить о том, что это дело необходимо держать в секрете. Пройдемте - девушка вежливо улыбнулась и подобрав подол зеленого платья стала подниматься по лестнице к двери. После случившегося Томас не желал лишний раз выходит на улицу и пытался ограничить свой круг общения. Двери молодой человек всегда запирал накрепко и потому захлопнутая,  но не закрытая на замок дверь сейчас была подозрительной.
- Очень странно - немного растерянно и напряженно проговорила девушка смотря на профессора. Она толкнула дверь и та легко открылась.
- Томас? - в комнате раздавался голос, вот только он не принадлежал другу.
- “Неужели все его слова о преследователях правда?” - поверить в такое было сложнее чем в то, что к нерадивому джентльмену пришел друг.

+2

3

- Нет, мистер Уотс, не думаю, что в данном случае стоит прибегать к серьезным лекарственным средствам. У Вас действительно небольшая тахикардия, но если вовремя заняться своим здоровьем, фатальных последствий она не вызовет. Все, что Вам сейчас необходимо - несколько дней полного покоя, воздержание от спиртного, здоровый сон и умеренные физические нагрузки, например, прогулки на свежем воздухе.
С Томасом Уотсом, который сейчас полулежал на диване с подложенной под спину подушкой, Стивен Ливингстон был знаком лишь шапочно - тот когда-то обратился к нему по какому-то пустячному поводу, и доктор оставил ему свой адрес, на который в этот раз пришла записка с жалобой на боли за грудиной и просьбой посетить его как только предоставится случай. Впрочем, и в этот раз ничего сколько-нибудь серьезного, несмотря на изможденный вид студента, доктор Ливингстон не обнаружил. Все озвученные пациентом симптомы можно было отнести насчет нервного истощения, сбитого режима сна и бодрствования и усталости, неизбежно накапливавшейся на последних неделях учебного триместра, особенно если первые проходили не за учебой, а за кутежами.
- Вот что я вам скажу, мистер Уотс: сейчас каникулы, если хотите быстрее восстановиться, не проводите их в лондонском климате. Поезжайте в Бат или куда-нибудь поближе, главное, чтобы на природу...
- Уехать... - как-то безучастно пробормотал Томас, уставившийся глазами куда-то в угол комнаты. - Может быть... так будет лучше. Может быть, там они меня не найдут.
- Простите?
- Доктор Ливингстон, - Томас неожиданно поднял на доктора лихорадочно горящие глаза, - как на ваш взгляд, легко ли избавиться от человека, так чтобы... незаметно? - вполголоса спросил он, словно опасаясь, что его могут подслушать. - Например, отравить? Довести до самоубийства? Подстроить несчастный случай?
Стивен замолчал, вопросительно глядя на пациента. Похоже, случай был серьезнее, чем он предполагал вначале.
- Позвольте... Вы полагаете, кто-то желает Вашей смерти? У Вас есть конкретные подозрения?
По-хорошему, это уже было делом полиции, но прежде стоило разобраться, советовать ли Томасу обратиться напрямую в участок или сначала все-таки к доктору М., которого Ливингстон знал как серьезного и зарекомендовавшего себя психиатра.
- Одну минуточку! - прервал он открывшего было рот мистера Уотса и наклонился к стоящему у ножки стула саквояжу, чтобы достать оттуда свой блокнот и карандаш. В этот момент взгляд его наткнулся на любопытную деталь - толстую, оплывшую и на треть сожженную черную свечу, стыдливо затиснутую между боковиной дивана и стеной. Доктор покачал головой и не смог сдержать снисходительной улыбки. Так вот чем баловался его пациент! Хоть Ливингстон и не интересовался оккультизмом, но откуда-то знал, что окрашенные свечи - черные, синие, лиловые и других цветов, в зависимости от назначения, обычно используются в оккультных ритуалах. А если на ней еще начертан какой-нибудь символ... Стивен поднял свечу и покрутил ее в руках - символ на ней действительно был.
- Не надо! - неожиданно запротестовал пациент. - Поставьте ее на место, доктор.
Ливингстон пожал плечами и хотел было последовать этой просьбе. В конце концов, каждый совершеннолетний человек в праве заниматься сколь угодно странным делом, если оно не противозаконно и не вредит чужому здоровью и имуществу. Единственное, что в этом не нравилось Стивену, так это то, что оккультизмом занимались преимущественно люди такого склада характера, как Томас - мнительные тревожные иппохондрики, и эти занятия, в конечном счете, могли лишь сильнее расшатывать их психику. Во всяком случае, так считал доктор Ливингстон.
И что-то еще странное на миг захватило внимание доктора, когда он поднес свечу ближе к лицу, чтобы рассмотреть. Подозрительная нотка в исходящем от нее запахе.
- Кстати, что Вы имели ввиду, когда говорили об отравлении, мистер Уотс? Где Вы их покупаете?
В ответ на этот вопрос оккультист, естественно, промолчал.
- Если не возражаете, я возьму ее с собой, чтобы сделать химический анализ примесей в воске.
- Возражаю! - с неожиданной энергией воскликнул пациент и мигом спустил ноги с дивана.
Через мгновение врач и пациент оба крепко вцепились в несчастную свечу и каждый тянул сей оккультный предмет на себя.
- Хватит ребячиться, это может быть серьезно, мистер Уотс!
- Как Вы не понимаете!! Я не могу ее Вам отдать - это единственный способ защититься от них!
В этот момент в прихожей послышался женский голос. Только тут доктор вспомнил, что входя просто прикрыл за собой дверь, но не удосужился запереть ее. Оба они с Томасом, не выпуская из рук свечи, уставились на нежданных гостей.

Отредактировано Stephen Livingstone (13 февраля, 2018г. 11:04:56)

+2

4

Как говорят в народе, сначала ты работаешь на свою репутацию, а потом репутация работает на тебя. Это выражение очень распространено среди студентов университета и подразумевает под собой хорошие оценки и такое же хорошее отношение преподавательского состава к учащимся. Иными словами, сначала они в поте лица стараются заслужить расположение и добиться высоких баллов, а потом могут позволить себе немного расслабиться на последних курсах, потому что знают о возможных поблажках и снисхождениях. Конечно, такая схема работает не всегда и нужно быть очень внимательным и аккуратным, чтобы не попасть впросак. Но к чему все это… Ах, да. Хотелось заметить, что уважаемый профессор Мур в угоду собственной радости стал жертвой именно такой схемы. У него ушли годы на то, чтобы приобрести известность в определенных кругах и чтобы в этих самых кругах его имя не было пустым звуком. И постепенно все вложенные усилия начали окупаться, принося свои плоды. Иногда хорошие, иногда не очень. То, что случилось с ним на днях, определенно относилось к первой группе, однако утверждать наверняка еще рано, кто знает, чем все может обернуться, но на первый взгляд все выглядело очень перспективным и многообещающим. Сабрина Темперс была студенткой профессора, он хорошо помнил эту девушку далеко не только благодаря копне рыжих волос так сильно выделяющихся среди других. Он имел привычку запоминать всех, кто не боялся проявлять интерес к вещам, волновавшим сознание, кто не пасовал перед трудностями и желал добиться ответов на поставленные вопросы. И будь то оккультизм, спиритизм, демонология или элементарная математика или какая-нибудь кулинария, не важно, потому что ценен всегда сам факт жажды знаний и жажды развития. Те, кто не хочет добиться ничего, потеряны для общества. Думается, даже демоны не проявляют интереса к таким душам, хотя среди них встречаются те еще падальщики. И вот спустя столько лет Вестер Мур смог заслужить уважение хотя бы в глазах одной единственной студентки, которая не побоялась написать ему в разгар собственных каникул и посвятить в суть проблемы, так сильно взволновавшей ее.
Если раньше продажа души представляла собой нечто из области фантастики, то сейчас это вполне обыденное действие и им мало кого можно удивить. Есть люди, которые совершают такие сделки осознанно, которые полностью осознают возможный риск и то, что произойдет с их душой после смерти тела. Такие люди тщательно продумывают свои желания и выторговывают у демона именно то, что им требуется. Но большинство же людей, совершающих сделки, являются идиотами, поддавшимися чужому влиянию и позволяющие склонить себя к подобному. Они оказываются на крючке, ими можно легко манипулировать и их можно легко и быстро сживать со свету, дабы получить желанную душонку. Представителем таких и был этот Томас – друг Сабрины Темперес. Он попал в беду по собственной глупости, по собственной простоте и наивности и сейчас его нужно спасать. Стоит ли говорить, что после прочтения письма от своей студентки Вестер Мур не сомневался ни минуты и тут же взялся за перо и чернила, чтобы написать девушке короткий ответ с просьбой сообщить ему время и место их встречи с «болезным».
И вот в назначенный день профессор вовсю спешил к назначенному месту встречи, при этом даже особо не опаздывая, а если все же и опаздывая, то не дольше, чем на разрешенные пятнадцать минут. Или такое правило действует только в университете?
- Сабрина. – Вестер произносит имя еще только приближаясь к девушке, но уже снимает шляпу-цилиндр и склоняет голову в знак приветствия. – Прошу простить, если заставил себя ждать, надеюсь, Вы не долго тут стоите? Можем идти?
Легким жестом правой руки мужчина предлагает девушке пройти вперед и тут же следом за ней, не отставая ни на один шаг, поднимается по лестнице.
- Дверь обычно бывает заперта?
От внимания Мура не ускользает тень растерянности, отразившейся на лице девушке, стоило ей только подойти к двери. Вероятно, она ожидала увидеть ее плотно запертой на ключ или засовы, но никак не слегка прикрытой. Странно? Да, возможно. Но профессор не был знаком с молодым человеком, а потом не мог самостоятельно сделать выводы относительно этого факта. Сам он периодически забывал закрывать двери, особенно если влетал куда-то, погруженный в собственные размышления, или, когда бы преисполнен бушующими эмоциями. Однако за Томасом такое видимо не наблюдалось. Тем не менее чувство волнения от девушки передалось и ему, последующие шаги делались более осторожно, уши пытались уловить всевозможные звуки и это, надо заметить, было очень легко, потому что в комнате в противоположном конце коридора явно шел очень оживленный разговор. Или даже спор.
Любопытство и чувство самосохранения боролись друг с другом, хотя у последнего с каждой секундой шансов было все меньше и вот, не выдержав под конец, профессор делает отчаянный рывок, буквально подскакивает к дверному проему комнаты, да так и замирает на месте, совершенно не ожидая увидеть то, что предстало его глазам.
- Очень интересно. – Единственные слова, которые он может произнести, прежде чем прислониться плечом к деревянному косяку и поднести правую руку к подбородку, поглаживая аккуратно подстриженную бороду. – Не хочется прерывать вас, джентльмены, но нам бы повидаться с Томасом. Рискну предположить, что это Вы?
Профессор медленно направляет палец в сторону молодого человека, вид которого оставляет желать лучшего. Почему он так решил? Может быть потому, что для друга молодой девушки этот парень подходит больше, а может быть потому, что с господином Ливингстоуном, он уже мел честь быть знакомым.
Улыбка постепенно озаряет лицо мужчины. Недремлющее чутье подсказывает, что ему снова удалось стать участником события весьма интересного и захватывающего.
- Могу я поинтересоваться, чем вы тут занимаетесь?

+1

5

Странности сегодня были основополагающим визита к Томасу. Сабрина не могла вспомнить более аккуратного и осторожного человека, особенно в последние дни. Сабрина медлила, а вот профессор был настроен решительнее. Чужая решительность оказалась заразной и чуть замешкавшись, девушка последовала за профессором. И, признать, Рин готова была увидеть чудовищные, неуместные и курьезные сцены, но не такие. Сабрина удивленно переводила взгляд с Томаса на незнакомого ей мужчину, но задержала на предмете их спора - черной свече. И пока девушка держала свое изумление при себе, профессор уже начал действовать. В свойственной ему манере.
- Разрешите представить... - попыталась сгладить курьез Рин и замечая в глазах друга огонек паранойи.
- Томас Уотс, хозяин этого дома - девушка указала на вцепившегося в свечу студента. - А это профессор оккультных наук Ветер Мур - улыбнувшись представила Рин своего спутника.
- Если помните, я говорила вам о нем,  мистер Уотс. - Сабрина снова с интересом и непониманием взглянула на свечу и знакомый наконец отпустил ее, вероятно решив, что профессор оккультизма более надежное средство в сложившейся ситуации.
- Приятно познакомиться с вами, профессор Мур - молодой человек сделал несколько шагов к гостю и подал руку для рукопожатия.
- Позвольте вас представить, доктор Стивен Ливингстон. Доктор, это Сабрина Темперс, моя давняя знакомая. Проходите, располагайтесь. - Томас вновь вернулся на свое место. Выглядел он так, что ему действительно был нужен врач, что заставляло волноваться сильнее.
- Доктор? Случилось что-то серьезное? - Рин забеспокоилась, не двигаясь с места несмотря на приглашение сесть. Все происходившее было путано. Девушка не знала, можно ли связывать плохое самочувствие с заложенной душой, но наличие доктора нервировало. Она не знала, можно ли при нем начинать разговор и не сорвется ли в этом случае Томас на крик. Будет очень неудобно перед профессором, который тратил сейчас свое время на решение проблем, кои никаким образом его не касались. Вся эта ситуация с самого ее начала была крайне неудобной.
- Я стал хуже чувствовать себя. Думаю они снова... Ты понимаешь о чем я. - тяжело вздохнул Томас. Сабрина и правда понимала, что его паранойя насчет того, что кто-то непременно теперь хочет его убить разыгралась с новой силой. Девушка вздохнула.
- Доктор Ливингстон, верните мне свечу, пожалуйста. - видимо, надеясь на посторонних, негромко проговорил "больной".
Загадочная свеча черного цвета была настоящим центром внимания. Еще раз тихо вздохнув, Рин решила действовать самым решительным образом. Улыбнувшись мягко, она подошла к доктору.
- Вы позволите? Чтобы разрешить ваш небольшой спор предлагаю на время передать ее мне.
- Рин, ты не понимаешь! Она должна остаться в доме - трагично заявил друг, на что девушка согласно кивнула.
- Все верно, не понимаю, может ты поведаешь все с самого начала. И, господа, я думаю, что нам стоит закрыть дверь. Во избежании конфузов. - взгляд рыжей упал на Томаса. Она искренне надеялась, что больной исполнит ее просьбу, а в это время они смогут расспросить доктора. Наверняка версии Томаса и доктора Ливингстона будут сильно различаться.

+2

6

- Добрый день, господа, - доктор приподнялся со стула, чтобы поприветствовать вошедших. Ситуация выходила неловкая и даже почти анекдотичная. Ливингстон понимал, что сейчас вежливее было бы попрощаться и уйти, - миссия его по сути, закончена, а визит профессора и молодой дамы, был частным и его не касался. Если бы только не эти подозрения насчет свечи. Скорее всего, он сильно напугает ими Уотса, которого с таким трудом успокоил, но утаивать их он не вправе. Тем более, что профессор оккультизма мог пролить свет на всю эту загадочную историю с ритуалом, который на взгляд Стивена был потенциально опасен для здоровья.
- Да, разумеется, - Томас прошествовал к двери и на какое-то время задержался у нее. Краем глаза можно было заметить, как прежде чем закрыть ее на замок, он торопливо выглянул за дверь. А закрыв ее, на секунду замер, будто прислушиваясь к чему-то.
- Если говорить о состоянии здоровья мистера Уотса, мисс, то никакой серьезной угрозы я не обнаружил. Кроме разве что хронической усталости, несколько экзальтированного душевного состояния и вызванной им тахикардии. Если я правильно понял, он уже некоторое время пребывает в уверенности, что кто-то покушается на его жизнь. Надеюсь, это всего лишь его домыслы? - спросил он вполголоса, чтобы отлучившийся Томас не услышал их разговор. - Я почти уверен в этом, но вот эта свеча... Кстати, поосторожнее с ней.
В этот момент Томас вернулся в комнату.
- Кхм... Вы присядьте. Присядьте, профессор, - Уотс пододвинул ему еще один стул. Сабрина... - ей кивнул на край дивана, поспешив убрать с него подушку, а сам примостился с другого края дивана. - Сабрина, - наконец сказал он, выдержав серьезную паузу, - я доверяю тебе почти как себе самому, поэтому полагаюсь на твое решение посоветоваться с профессором Муром и буду с ним откровенен также, как и с тобой. Так вот. Некоторое время назад мне понадобилась крупная сумма денег. Если позволите, я опущу причины - дело касалось чести и благополучия моих близких родственников и  оставить их без помощи я не мог. Но и взять их было неоткуда, ты ведь меня знаешь, Сабрина, я никогда не был силен в коммерческих вопросах, - Томас немного виновато развел руками. - По правде говоря, я тогда был в замешательстве, почти в панике, метался от одного к другому, и один студент с Брасс Холла, Эван Николс - ты его знаешь, мы вместе посещали лекции по основам права у Дэвидсона... у этого парня, как оказалось, хорошие связи... ах, но это сейчас не важно... Так вот, он посоветовал мне обратиться в ломбард мистера Моро, своего знакомого. Он давал деньги под вполне посильные проценты под залог украшений и антиквариата, но у меня не было ни того, ни другого. И тогда он предложил мне заложить душу. Это все, что я мог сделать. Потом я пытался наскрести денег то тут, то там, то частными уроками, то другой мелкой работой, но к тому моменту, когда надо было вернуть процентщику первый взнос, я не накопил нужной суммы. Мистер Моро, конечно же, был очень раздосадован, но любезно дал мне еще немного времени. И вот, когда я наконец-то пришел к нему снова, чтобы заплатить этот несчастный взнос, я не застал его на месте. С этого момента все и начало происходить. У меня возникло нехорошее ощущение, что кто-то постоянно следит за мной, стоит мне выйти из дома. Меня едва ли не сбил кэб, когда я переходил улицу. Какой-то подозрительный тип из бедного квартала прицепился ко мне третьего дня, когда я поздно вечером возвращался домой. У него, я клянусь, в руке был нож, и меня спасло только то, что по удачному стечению обстоятельств к нам подошел полисмен. И наконец, меня ударило током, когда я проводил опыты в нашей лаборатории в Бримстоуне, не смертельно, конечно, но... Как-то слишком много совпадений в последнее время.
- Мистер Уотс, но причем здесь эта свеча? Чем она может Вас защитить, раз Вы ей так дорожите? - перебил его доктор.
- Демоны, мистер Ливингстон, - ответил Томас. - Известно же, кто заинтересован в этих контрактах на души. О, конечно, мистер Моро клятвенно обещал, что этот контракт не уйдет от него в третьи руки, но что-то он в последнее время стал избегать встреч со мной - его секретарь разворачивает меня под разными предлогами, и я до сих пор не могу прояснить судьбу своего контракта. Но я могу защищаться, по своему. Это свеча для ритуала circulum magnum sacrum, который, вроде бы, написан самим Нострадамусом. Он должен защитить меня от демонов. По крайней мере, не позволить им войти сюда.
- Кто Вас этому надоумил? - покачал головой Ливингстон. Уотс посмотрел на него, как на человека, сказавшего нечто бестрактное. - Эта свеча, - продолжил доктор, - точнее ее запах навел меня на некоторые подозрения. Запах, напоминающий касторовое масло - совершенно безобидный медицинский ингредиент, который добывают из семян Ricinus commúnis - клещевины обыкновенной. Но дело в том, что семя клещевины содержит рицин - яд, необратимо разрушающий внутренние органы, с которыми он соприкасается: желудок, кишечник, легкие - смотря каким путем он попал в организм. Он далеко не всегда смертелен, все зависит от его количества, но сложность в том, что результат его воздействия проявляется далеко не сразу, а лишь несколько часов спустя. И тот факт, что он мог оказаться в составе этой свечи...
Томас побледнел.
- Нет, - сказал он, покачал головой и нервно сжав плечи. - Нет, ничего такого не могло быть, я жег ее этой ночью, когда проводил ритуал, и как видите, жив.
- Тогда одно из двух, - ответил доктор, - либо я ошибаюсь, либо концентрация рицина была недостаточной для отравления.  Проще говоря, Вас спасло то, что свеча была только одна.
Томас потупился и на некоторое время замолчал.
- Да, - сказал он наконец, - для полноценного circulum magnum sacrum необходимо использовать шесть свечей, но... мне хватило денег лишь на одну. Хотя мне предлагали взять все, а расплатиться потом, но я уже настолько сыт своими долгами...

+2

7

Немая сцена продолжалась недолго, всего несколько секунд, но и их хватило, чтобы этот момент запомнился профессору надолго. К сожалению, во всей этой ситуации это был единственный комичный момент. Сабрина быстро сориентировалась и представила друг другу мужчин. Молодой человек тем временем так крепко сжимал в своих руках черную свечу, будто она представляла для него нечто большее, чем обычное средство для освещения помещений. Однако, услышав имя профессора из уст своей подруги, он немного расслабился и даже освободил одну руку для знака приветствия.
- И я очень рад, что нам, наконец, удалось встретиться. – Помявшись всего лишь пару мгновений, Мур протягивает правую руку в ответ, а потом тут же спешит подобрать ее ближе к себе. А потом переводит взгляд на доктора Ливингстона. – И с вами, доктор, вот уж неожиданная встреча. Но все же весьма приятная.
Предложение пройти вглубь комнаты Мур воспринял с завидной радостью и тут же сделал несколько шагов вперед, встав ровно посередине. Огляделся. Интерьер именно такой, какой должен быть у человека, страдающего или паранойей или манием преследования. Или за ним действительно кто-то охотился, но делать выводы пока слишком рано. Шторы на окнах были из плотной темной ткани и вероятно повешены наспех, лишь бы скрыть хозяина от любых случайных взглядов с улицы. На входной двери замки, по уверению мисс Темперс, всегда закрывали, и даже на межкомнатных дверях были задвижки.
Черная свечка все еще оставалась предметом обсуждения, но проявлять инициативу профессор пока что не спешил. Иногда выгоднее побыть сторонним наблюдателем и послушать все то, о чем довелось узнать другим, сделать выводы, а уж потом действовать, хоть подобный метод не очень-то и нравился мужчине. Пока Томас удалился, чтобы закрыть дверь, доктор вкратце рассказал Сабрине о состоянии молодого человека и уверил, что ничего серьезного у него нет и все его проблемы лишь следствие подобного затворничества и боязливости всего окружающего мира. И опять эта свечка, да что с ней не так? Мур уже захотелось самому подержать в руках эту диковинку, не зря же вокруг нее столько шума.
На стул он присел, как и настаивал Томас, все же молодой человек очень вежливый и учтивый. Сложно было представить, что у Сабрины могут быть другие друзья. При других обстоятельствах профессор с радостью побеседовал бы с ним за чашечкой чая, обсуждая последние новости в мире, литературу и любые другие темы. Беседовать с людьми он любил.
Новости о причастности Брасс Холла отнюдь не были неожиданность, напротив, услышать упоминание об этом колледже или о его студентах и преподавательском составе было весьма логично, если речь идет о демонологии или той же продаже души. Эти люди никогда не пройдут мимо подобных вещей, и если не будут их соучастниками, то уж точно выступят в роли заинтересованных наблюдателей. Все названные имена профессор тут же записывал на подкорке, однако одна из главных фигур в их деле уже обозначилась – мистер Моро, хозяин ломбарда. Как интересно, не имея в карманах ни гроша, можно заложить то, что всегда при тебе. Жаль, что у человека душа только одна, иначе можно было бы разгуляться.
А дальше все было до неприличия тривиально, и схема совершенно не отличалась оригинальностью, поэтому и слушать можно было уже с меньшей внимательностью, но серьезный взгляд профессора все равно был прикован к бедняге Томасу, хоть про себя он и ругал его за глупость. С другой стороны, кто знает, на что пошел бы он сам, окажись в подобной ситуации, поэтому осуждал он парня недолго, а скорее искренне сочувствовал и все с большим желанием хотел ему помочь. К тому же, можно было быть уверенными в том, что мистер Уотс был далеко не единственным клиентом мистера Моро, а это значит, что возможно им удастся спасти не одну душу.
И вот разговор снова вернулся к злосчастной свече, и снова все внимание Мура было приковано к Томасу. Он косился на эту черную свечу, но так и не решался притронуться к ней. Конечно, какие-то мысли уже витали в мозгу, но все это было лишь предположениями, а хотелось бы услышать реальную причину приобретения этой вещицы.
- Вроде бы… - Наконец, подает голос профессор, тем самым обращая на себя внимание всех присутствующих. – Знаете, мистер Уотс, какое самое опасное слово во всем вашем рассказе? «Вроде бы». Этот ритуал вроде бы написан самим Нострадамусом. Этот ритуал вроде бы призван защитить вас от демонов. Хозяин ломбарда вроде бы занят и не находит времени для встречи с вами. Единственное, что заведомо ясно во всей этой ситуации, так это то, что вас, друг мой, хотят убить, причем убийцы, надо заметить, весьма изобретательны. Если бы свечей было больше, как правильно заметил доктор Ливингстон, боюсь, за место нас тут были бы констебли, которые заключили бы вашу смерть. Зачем мистеру Моро получаться от вас какие-то жалкие взносы, если можно попросту свести вас в могилу и заполучить такую молодую, полную стремлений и желаний, душу в свои руки? А потом, конечно же, передать ее демону, которому он подчиняется. Поверьте мне, с этого он получит намного больше.
Со стороны могло показаться, что Вестер Мур отчитывает молодого человека, будто нерадивого ученика. Отчасти так, конечно, и было, все же от преподавательских замашек отказаться не так-то просто. Но даже если так и было, то делал он это исключительно из благих целей, а не из желания устыдить Томаса. Тем временем, он продолжал:
- Ритуал circulm magnum sacrum действительно имеет место быть, и есть записи, подтверждающие его работу, однако, чтобы его провести, требуются не только свечи и обрывочное знание всей механики процесса. Если вы полагали, что одна свеча защитит вас хотя бы на пятнадцать-двадцать процентов, то вы глубоко заблуждались. Толку от одной свечи примерно столько же, сколько и от этих замков на двери. Но главное, даже если бы вам удалось купить все шесть свечей и, если бы они не убили вас своим ядом, потребовалось бы исписать все стены, потолок и пол защитными символами и, мгм, выражениями, не допустив при этом ни одной ошибки. Но ничего такого в комнате нет. Подобный ритуал под силу правильно провести лишь очень хорошему оккультисту, даже я не возьмусь совершать его, не вооружившись десятком книг. Не обижайтесь, но шансов у вас самого начала практически не было, зато недоброжелатели ваши прекрасно осведомлены о том, как и где вы проводите свои дни и что будете делать, ощутив опасность. Однако, Томас, я думаю, вы счастливчик. Вам посчастливилось встретить мисс Темперс, которая пригласила сюда меня, и вам повезло, что на вызов врача явился ни кто иной, как мистер Ливингстон, а не какой-нибудь студент.
Вестер кивает головой сначала в сторону девушки, затем в сторону доктора. Последний определенно им очень сильно помог, тем более, что сам Мур не настолько силен в медицине.
- Пока одно мне ясно совершенно точно: сидеть сложа руки нам никак нельзя, потому что шаловливые ручки демона уже практически подобрались к вашей душе, и она вот-вот станет его. Враг умен и хитер, однако я не сомневаюсь, что мы сможем противостоять ему, особенно, если будем действовать вместе. А пока, Томас, будьте так добры, скажите нам адрес этого мистера Моро.

Отредактировано Wester Moore (12 марта, 2018г. 18:06:38)

+1

8

Мисс Темперс присела на край дивана осматривая квартиру. раньше тут она не была, но сейчас дом отчего-то казался неуютным. В комнате не было холодно, но слова мужчина пробирали мисс Темперс сильнее любого сквозняка. За свою недолгую жизнь она же успела повидать разное, но сама мысль о том, что кто-то намеренно травит другого человека ради получения его души приводила в ужас. Неужели их общество пало и прогнило настолько, что в людях не осталось ничего святого, ни капли сочувствия и понимания.
- Это ужасно - единственное что смогла вымолвить Сабрина. Воспитанная традиционно девушка, конечно, придерживалась мнения, что мужчина должен решать свои дела, в том числе финансовые, сам, но когда они доходят до такой критической точки, то слабина простительна.
- Вы могли обратиться ко мне, Томас, я бы одолжила денег - Рин внимательно всматривалась в лицо друга и, к своему сожалению, увидела на нем то, что задело до глубины души.
- Я не думал, что ради такого пустяка стоит напрягать вас, мисс Темперс - и пусть в словах заложен один смысл, во взгляде читалось сомнение. Да, Рин никогда не могла похвастаться богатством, у нее не было дорогих туалетов и украшений, отчего выделялась на фоне  многих студентов Бримстоуна. Разве это было главным? она могла бы перезанять, как то помочь избежать надвигающейся трагедии, именно трагедией девушка полагала складывающуюся ситуацию.
Сам Томас тоже был не рад происходящему. Слушая профессора Мура он бледнел столь быстро, что было впору заволноваться. Несмотря на весь опыт, знания и доброту профессора Мура, Рин иногда казалось, что эмпатия в нем отсутствует совершенно. Девушка вздохнула и посмотрела на доктора,  а затем на Томаса. Эту ситуацию нужно было решить так, чтобы все три мужчины в комнате остались довольны произошедшей встречей или, как минимум, не имели к друг другу претензий.
- Господа, дело серьезное. - совершенно спокойным и деловитым тоном, стараясь придать себе серьезности произнесла студентка - Время играет в этом случае против нас, но в своей спешке мы упускаем один важный факт. Как ранее говорил доктор Ливингстон, в свече содержится яд. А это значит, что тот, кто продал свечу напрямую замешан в этом деле. Скажите, доктор, при необходимости вы сможете подтвердить, что свеча и правда смертельно опасна? Томас, скажите, кто вас надоумил про этот ритуал и про свечи? - девушка повернулась к другу. Тот еще был бледен как мел, но возможно именно это заставило его произнести, практически не раздумывая.
- Лавка миссис Монаган. - чуть помедлив Томас направил свой взгляд на профессора - Это все правда? Неужели ничего не способно спасти меня от этой досадной ошибке? Мне придется молодым умирать?... Доктор, кажется у меня опять закололо в сердце - молодой человек и правда был бледен, но Сабрина списывала этот вид на испуг. 
- Я думаю, что нам стоит навестить и данную лавку, если доктор, вы сможете подтвердить слова о свече, я думаю, мы можем сыграть небольшое… представление. Сделать вид что Томасу и впрямь очень плохо и он в состоянии комы. - в возбуждении Сабрина поднялась и стала ходить по комнате. План был рискованный и авантюрный, но ситуация была подобающей.
- Мне не хорошо - выдохнул - Вы.. вы спрашивали адрес Моро. Пишите. Сити. на Тарлинг-стрит. седьмой дом.  - молодой человек закатил глаза и потерял сознание.Сабрина вскрикнула прижав руки к груди и с волнением смотря на доктора.
- Н-неужел-ли яд под-действ-в-овал? - пролепетала девушка сама стремительно бледнея от страха. Мысль о том, что Томас упал в обморок не просто так приводила в ужас.

Отредактировано Sabrina Tempers (9 апреля, 2018г. 17:35:52)

+1

9

Доктор Ливингстон внимательно слушал профессора Мура и даже невольно обвел взглядом стены и потолок комнаты, когда тот заговорил о защитных символах. Разумеется, ничего подобного он там не обнаружил, поэтому старался запоминать побольше из сказанного профессором - как бы скептически он не относился к оккультным опытам, никогда не знаешь заранее, где и когда может пригодиться та или иная информация. Точные и вдумчивые вопросы мисс Темперс и ее готовность немедленно впрячься в это дело вызывали у доктора невольное уважение, все-таки Томасу очень повезло со знакомой.
- Чтобы определить это, мисс Темперс, мне нужна лаборатория и немного времени. Но вы правы, время работает против нас, - доктор озадаченно замолк. - Сейчас придумаю что-нибудь...
Ливингстон перебирал в голове возможные варианты, пытаясь отыскать тот, который потребует меньше времени. Ехать в Бримстоун, добраться до собственной квартиры, завернуть к кому-нибудь из знакомых, у кого могла оказаться хотя бы горелка и пара реторт... Ни один из вариантов не давал ощутимого выигрыша во времени. Задумавшись, доктор не заметил, как побледнел его пациент и следующий виток событий оказался для него неожиданностью. Тем не менее, Ливингстон успел поймать за плечо обмякшего мистера Уотса и не дать ему завалиться на пол. Пульс, который он прощупал после того, как устроил больного на диване, снова подоткнув под него подушку, был лихорадочным и нездорово частым.
- Нет, - ответил Ливингстон на вопрос Сабрины, сосредоточенно прослушивая деревянным рожком грудную клетку Томаса. - Вероятнее всего, нет - дыхание у него чистое, легкие не повреждены. Но сердце оказалось слабее, чем обычно у молодых людей его возраста.
Доктор достал из саквояжа и откупорил небольшой пузырек темного стекла, и в комнате резко запахло сердечными каплями.
- Мистер Мур, мисс Темперс, Вам придется ехать без меня - я не могу оставить мистера Уотса в таком состоянии. Не волнуйтесь, - ободряюще улыбнулся он Сабрине, - я поставлю его на ноги, но для этого понадобится время.
"Время, снова время... Опять все разговоры о нем."
- Поезжайте... - едва слышно донеслось с дивана. Томас все-таки пришел в себя, но бледностью лица не сильно отличался от наволочки, на которой лежала его голова. - Моя жизнь и... еще кое-что... теперь зависит от вас. Доктор, у меня в той комнате... есть спиртовка и лабораторное стекло. И кое-что из реактивов. Вам же понадобится...
- Тише, мистер Уотс, это подождет еще какое-то время. А пока выпейте вот это.
- Сабрина!.. - Томас окликнул знакомую, когда та была уже практически у двери. Но потом вдруг задумчиво назмурился и замолчал. - Нет, ничего... Поезжайте.

Некоторое время спустя.
Лекарство, как и полагается, подействовало. Томас провалился в дремоту, ровно и умиротворенно дыша. Доктор какое-то время сидел рядом с ним, периодически прощупывая пульс, но когда убедился, что состояние пациента стабильно, решил щаняться вторым безотлагательным делом. В квартире обнаружилась еще одна тесная комнатушка, почти кладовка, заставленная старой мебелью, которую неудобно предложить гостям, и заваленная прочими, столь же непрезентабельными вещами: тут были и пачки исписанных листов и разлохмаченные конспекты и книги в затасканных обложках, пестрящих чайными пятнами и запылившиеся лабораторные колбы, небольшие пучки каких-то трав, всевозможные свечи, кристаллы дымчатого кварца, мориона и горного хрусталя и даже приютившийся на верхней полке этажерки козий череп. Расчистив небольшое свободное пространство на запятнанной столешнице, доктор составил туда все необходимое оборудование и принялся за работу. Через некоторое время на пороге комнаты возник Томас, придерживающийся рукой за дверной косяк.
- Мне уже лучше, - заявил он в ответ на вопросительный взгляд доктора Ливингстона, хотя здоровый румянец на его лицо так пока и не вернулся.
- Мистер Уотс, вам сейчас нужно лежать, - мягко, но настойчиво ответил Стивен. - Эта бодрость обманчива: начнете активно двигаться, и Вам снова станет хуже. Лягте, прошу Вас, не перетруждайте сердце.
- Я... кхм, не хочу оставаться в пустой комнате, - несколько смущенно признался Томас. - Устроюсь лучше здесь, я ведь не помешаю?
И он опустился в старое потертое кресло в углу комнатушки, проигнорировав ворчливое "надышитесь испарений" от Стивена.
- Ну, что там? -  еще через некоторое время поинтересовался Уотс.
- Похоже, я был прав, - отозвался доктор, рассматривая еще теплую пробирку с маслянистой жидкостью. - Эта свеча содержит необработанную вытяжку клещевины - рицин в ней присутствует.
- Вот как... - Томас нахмурился, скосив взгляд куда-то в сторону. - Значит, нас предали.
- Вас?..
- Лавка миссис Монаган, она всегда была такой... надежной. Столько раз нас выручала... и кто бы мог подумать. А, нас... меня и еще нескольких знакомых по Бриму. Хотел рассказать это мисс Темперс, да не успел. Мы занимаемся изучением герметики... немного более углубленно, чем по учебному плану. Кое-какие аспекты теургии, алхимии... - он кивнул в сторону стола с оборудованием. Раскапываем старинные первоисточники. Сirculum magnum sacrum - тоже наша находка, мы просто не успели его толком испытать, - в глазах Томаса появился огонек энтузиазма и доктор заметил, что лицо пациента стало мало по малу приобретать здоровый оттенок. - Он считается древним малоизвестным ритуалом, да чего там, о нем сейчас вообще никто не знает, мы были уверены, что первыми открыли его заново, а оказалось... Ну надо же, мистер Мур о нем уже знает! Вот ведь досада! Но знаете, мистер Ливингстон...
Словесный поток Уотса вдруг прервался на полуслове.
- Мистер Ливингстон... Мне кажется, в соседней комнате кто-то ходит... -  полушепотом пробормотал Томас.
- Я ничего не слышал, - пожал плечами Стивен. - Не волнуйтесь, сейчас выйду, посмотрю.
Однако комната, в которой еще недавно сидели они вчетвером, вместе с мисс Темперс и мистером Муром, была пуста и никаких таинственных гостей в ней не наблюдалось.
- Там никого нет, - сообщил доктор, вернувшись в комнатушку, - должно быть, Вам послышалось.
- Наверное, соседи, - неловко улыбнулся Томас. - Они милые люди, нр такие шумные... иногда скандалят так, что я здесь слышу, как посуда бьется о стену.
В этот момент Стивен тоже уловил за дверью... что-то похожее на осторожные шаги. И даже тихое приглушенное звяканье чего-то об пол, словно в подтверждение слов Томаса, но не придал этому значения. Гораздо больше его заинтересовал рассказ об этом самом оплоте начинающих оккультистов. В голове вертелось некое предположение, которое все никак не облекалось в слова.
- Так что там с этим ритуалом, мистер Уотс?..

+2

10

Распыляться можно было очень долго, однако это совершенно никоим образом не поможет бедолаге Томасу. Можно будет пожурить его после, когда все его проблемы будут решены и жизни перестанет угрожать что-либо. Профессор Мур понимал, что наседать на молодого человека сейчас нет никакого смысла, он уже сполна расплатился за свою глупость и наивность, теперь его надо хотя бы чуть-чуть подбодрить, а то от одного взгляда на него тут же бросает в дрожь. Мертвецы в гробах порой выглядят румяней и здоровей.
- Успокойтесь, друг мой. Меньшее, что нам сейчас нужно, чтобы вы волновались еще больше. Теперь Вы не один, нас тут четверо и, уверяю Вас, мы постараемся решить возникшую проблему, как можно скорее.
Ободряющей улыбки и легкого прикосновения к плечу Томаса, как полагал Вестер, должно было хватить, чтобы его боевой дух воспрянул, и он перестал грезить скорой смертью. Ему нужно было брать пример хотя бы со своей дорогой подруги, Сабрины, которая уж точно не собиралась сидеть сложа руки, она вовсю рассекала по комнате, раздумывая вслух и строя планы дальнейших действий практически каждого из присутствующих. Добавлять к ее словам было практически нечего, так и хотелось заразиться ее юношеской энергией и пойти претворять в жизнь все то, что только что было озвучено. Однако же энтузиазм мисс Темперс оказался заразителен лишь для Вестера, сам Томас бледнел буквально на глазах, и стоило только всем от него отвернуться, как он тут же свалился в обморок. Доктор Ливингстон вовремя спохватился и подхватил несчастного, не забыв следом успокоить перепугавшуюся Сабрину.
- Может, оно и к лучшему. – Мур тоже постарался поддержать девушку. – Ваш друг слишком изможден, небольшой отдых пойдет ему только на пользу. Нам же с Вами я бы посоветовал не мешкать и отправляться в путь, Томас находится в надежных руках. Удачи, доктор Ливингстон, мы постараемся возвратиться как можно скорее и с благими вестями.
Возможно, разделиться сейчас было наилучшим вариантом. Томас слаб, его нервы натянуты до предела и вот-вот могут сдать, уступив место неконтролируемой панике, а в панике, как известно, нет ничего хорошего. Когда с ним рядом доктор Ливингстон, можно не переживать хотя бы за его душевное состояние. Муру и мисс Темперс же сейчас потребуется вся их смекалка и хитрость, чтобы разговорить и выведать информацию у злополучного мистера Моро. Он вряд ли захочет делиться ей по доброй воле, и к обычному разговору расположен не будет.
- Знаете, Сабрина, во всех таких ситуациях больше всего меня злят не сами демоны, что с них взять, а люди, им помогающие. В такие моменты очень хорошо видно, как низко может пасть человек. О, сэр, прошу прощения, - Вестер окликает патрульного полицейского, фигуру которого заприметил в толпе, как только они удалились от дома к главной улице, чтобы поймать кэб. – я только что проходил там, - он махнул рукой в сторону места жительства мистера Уотса, - и, определенно видел, как несколько мальчишек-разгильдяев бродили меж домов и стреляли камушками по окнам. Не могли бы Вы проверить и урезонить сорванцов?
Профессор говорит это с должной тревогой в голосе, будто в опасности находятся окна именно его дома, а потом вежливо улыбается. Даже если полицейский полениться обходить весь квартал по дворам, он хотя бы пройдет вдоль улицы и сможет отпугнуть недоброжелателей от квартиры Томаса, если таковые имеются. Ведь опасения его было не безосновательны, это уже становится понятно всем.

***

- Остановите здесь.
Возница тормозит так резко, что был велик шанс вылететь из кэба прямо на дорогу. Благо Мур вовремя схватился за поручень своей здоровой рукой, чертыхнулся мысленно и ступил ногами на дорогу, помогая выбраться и Сабрине.
- Благодарю. – «Хотя особо не за что».
Кэб уехал так же быстро, как и довез парочку до желаемого места назначения.
- Кажется, Томас называл седьмой дом? – Мур прищуривается, разглядывая цифры на ближайших зданиях. Оборачивается и буквально видит нависшую «семерку» прямо над собой. А рядом с ней красуется небольшая с виду дешевая и потрепанная вывеска «Ламбард».

+1

11

От вида Томаса становилось дурно самой. Дабы не беспокоить мужчин и унять волнение, мисс Темперс присела на край дивана. В душе Сабрины волнение боролось с желанием назвать Томаса непроходимым дураком. Не со зла, конечно. Девушка тяжело вздохнула. Сколь бы доктор не убеждал, что все в порядке, до конца себя в этом убедить девушка не могла. Конечно она не сомневалась в компетентности доктора Ливенгостоуна. Помимо прочего в пользу доктора говорило знакомство с профессором Муром и, как Сабрина могла видеть, дружеское общение. Вестер, по разумению девушки, собирал вокруг себя личностей неординарных, но при этом весьма интересных и, что особенно ценно, добропорядочных. Как и сам профессор.
Девушка с благодарностью посмотрела на профессора Мура. Тот  с первой встречи был снисходителен и удивительно добр к ней. Он, впрочем как всегда, был прав. Стоило ехать, торопиться. Каждая минута перевешивала часу весов в пользу неизвестного злопыхателя. О чем говорил и доктор, а его слова имели очень немалый вес. Сабрина собралась с духом, выдохнула и поднялась. Говорить она не рискнула, боясь что снова начнет заикаться.
- Сабрина!.. - Томас окликнул мисс Темперс когда она была практически у порога. Девушка развернулась к нему, но знакомый отчего-то стушевался. Он явно хотел что-то сказать, было видно что какая-то мысль не дает ему покоя, но вместо нее произнес только - Нет, ничего... Поезжайте. - Рин улыбнулась другу и кинула, хоть на душе от этой сцены стало не по себе. Мысль о несказанном тревожила девушку.
- "Почему Томас смолчал? Смутился доктора и профессора? Но отчего ему смущаться ведь сейчас мы все "в одной лодке". Это не касается случившегося? ну нет, вздор! Пустое!" - пыталась отмахнуться от мыслей девушка. Она так бы и шла в задумчивости, но профессор не начал разговор окончание которого удивило девушку. С какой целью он послал полицейского к дому Томаса оставалось только гадать.
- Люди и без демонов были жестоки и жадны, но то, что творят некоторые личности в дуэте с потусторонним помощником... Это действительно ужасает. Мне кажется, что все это идет от незнания того, что именно человек совершает. Какой грех и зло. Но с другой стороны в такие моменты понимаешь, насколько тебе повезло иметь рядом хороших людей. - Рин улыбнулась Вестеру. В голову пришла мысль, что Томасу тоже повезло по этой части. Сейчас же нужно было сделать так, чтобы везение это дало дары и отвело беду.
***
Сабрине просто категорически не везло с возницами. Словно сама судьба велела девушке ходить пешком. Каждый пятый пытался то обмануть ее с деньгами, то путал адрес, порой говорил неуместные вещи или возил людей словно поленья. Сегодня попался последний вариант. Стараясь удержаться мисс Темперс схватилась за плечо профессора.
- Ох. - девушка удивленно окинула взглядом возницу, прежде чем принять руку и покинуть злополучный кэб. - Носится словно перца в штаны насыпали - девушка проводила взглядом кэб, затем поправила съехавшую шляпку.
- Томас говорил о седьмом доме, все верно. Кажется вон и он. - Рин кивнула на вывеску - Только... Вестер, что мы будем говорить? Притворимся посетителями или скажем что мы от Томаса? - выслушав план профессора, мисс Темперс согласилась с  ним и взяв мужчину под руку направилась в ломбард.
Выглядело помещение не богато. Небольшая комната с окрашенными ужа давно, судя по состоянию краски, стенами, несколько  закрытых шкафов, картотека, судя по всему с замком, стойка у которой принимали посетителей и витрина. Интереснее всего была решетка закрывавшая проход в какие-то иные помещения.
- "Наверное именно там храниться все самое ценное" - подумала девушка.
О везите посетителей оповестил дверной звонок и на лице мужчины стоявшего а стойкой тут же расцвела улыбка столь же дружелюбная сколь и фальшивая.

+1

12

Ломбард мистера Моро
-Джентльмен... леди... - мужчина, который судя по своему костюму, был скорее секретарем, чем владельцем дела, поочередно отвесил учтивый полупоклон профессору и студентке. - Рад Вас приветствовать. Мое имя Дэмьен Берк, секретарь мистера Моро, к Вашим услугам.
Выдержав короткую вежливую паузу, во время которой он оценивающе скользнул взглядом по костюму мистера Мура и поймал взгляд мисс Темперс в сторону витрины, он продолжил.
- Чем могу быть Вам полезен? Кольцо? Карманные часы? Рекомендую обратить внимание на эти - Pasquale Mario из Швейцарии. Высококлассный механизм, мельхиоровый компас, редкий циферблат, - он снова выжидательно покосился в сторону Мура. - Могу предложить также дамские корсетные Le Coultre & Cie - Вы только полюбуйтесь, - прекрасная сохранность эмали, тончайшие стрелки... Или, вот, обратите внимание: замечательные серьги с индийскими опалами. Индусы посвящают этот камень богине... богине... ах, уже забыл, но это не важно. Считается, что он охраняет девиц от дурного глаза и привлекает к ним достойных кавалеров, - секретарь с хитрецой во взгляде покосился на Сабрину.
Из-под конторки, сверкнув желтыми глазами, высунулась черная кошачья морда, прищурилась, смерила профессора недовольным взглядом. Вслед за этим кошка бесшумно метнулась в сторону решетки, пролезла между прутьями и почти в прямом смысле растворилось в полумраке за решеткой, напоследок снова сверкнув желтыми глазами.
- Кхм... - секретарь тихо и вежливо кашлянул, - или, быть может, вы хотели бы получить денежную сумму под залог какой-либо ценности, господа?

Квартира Томаса Уоттса
- ...итак, Вы утверждаете, что определенные символы наделены не только семантическим значением, но и некой возможностью влияния на истинную суть демонов, их quod vera essentia? Но каким образом?
- Именно это и является предметом исследований, мистер Ливингстон!
Увлекшийся разговором Томас вдруг закашлялся.
- Странно, все еще дымом пахнет. Вы не могли бы приоткрыть окно, доктор?
Ливингстон на всякий случай бросил взгляд на спиртовку: нет, он ее заблаговременно погасил. В чем же дело? Дымом-то действительно пахло, и теперь уже явственно.
- Позвольте... - доктор тревожно нахмурился и приоткрыл дверь каморки.
Увиденное заставило обоих отшатнуться. По ковру от осколков керосиновой лампы во все стороны разбегались язычки огня. "Но... как она могла так упасть? Я же помню, она стояла достаточно далеко от края стола..." Взгляд доктора метнулся по углам комнаты, к коридору, но нет, в комнате, постепенно наполнявшейся сизым дымом не было никого, кто мог бы повалить эту чертову лампу. Времени  на размышления тоже особо не было. Оба мужчины кинулись затаптывать огонь, но толку из этого не вышло. Уже через минуту Томас задергал ногой, на которой загорелась штанина, и испуганно отскочил обратно в каморку, хлопая себя по лодыжке.
- Не будем рисковать, Томас, - Ливингстон вернулся за ним и наскоро уложил в саквояж свои бумаги, свечу и пробирку с выделенным ядом. - Бежим отсюда, а на улице позовем констебля. Вот, зажмите нос платком, дышите через него.
Доктор собрался с духом, поскольку пробегать приходидось в дюйме от растущих язычков пламени, и кинулся через комнату к выходу.
- Томас? - у двери он обернулся и с пронзившим нутро страхом обнаружил, что Уоттса рядом нет. - Мистер Уоттс, чтоб Вас! Идите сюда!!!
- Я... минуту, мистер Ливингстон! - донеслось из каморки. - Я сейчас!
Через минуту он не показался.
- Мистер Уоттс! - еще раз крикнул доктор, отчаянно вертя головой то в сторону заволакиваемой дымом квартиры, то в сторону спасительного выхода. И кинулся назад. - Да Вы... - оказавшись снова в каморке, Стивен закашлялся от дыма и захлестнувшей его смеси удивления и злости. Томас копался в каких-то бумагах. Листал, перекладывал, рылся... когда надо было бежать. - ...с ума сошли, мистер Уоттс?!! Бросайте Ваши чертовы бумаги!
Стивен без всякого напускного джентльменства дернул Томаса за рукав. Тот отмахнулся.
- Это важно, мистер Ливингстон, - он продолжал что-то выкапывать из-под покосившейся и разлетевшейся на отдельные листы стопки конспектов, - очень важно! Вопрос жизни и смерти.

+2

13

Ломбард мистера Моро

В ломбарде было неуютно. Бывают такие места, которые с первой секунды знакомства с ними, дают понять, что задерживаться в них ты не будешь. Порой дело бывает в освещении, порой в странных запахах, иногда в людях и общем антураже помещения. А бывает все вместе, как в данном случае. Свет был тусклым и его явно не доставало, чтобы хоть что-то разглядеть приходилось щуриться или подходить достаточно близко, но признаться честно, идти вперед у профессора не было слишком большого желания. Он крепче прижал к себе руку, одновременно прижав и руку Сабрины. Страшно ему не было, но если тут действительно творятся подобные незаконные вещи с оборотом душ, то нужно быть очень внимательными, кто знает, на что еще эти люди могут быть способны.
- Доброго дня, сэр. – Неспешно произносит профессор, все еще осматриваясь по сторонам. Был бы он тут при других, более спокойных обстоятельствах, наверняка посмотрел бы все те вещицы, которые предлагает секретарь мистера Моро, хотя бы ради спортивного интереса. Транжирой он никогда не был, но и упускать уникальную вещицу, когда она чуть ли не сама идет в руки, несколько глупо. – Не переживайте, сэр Берк, даму и без того окружают достойные кавалеры.
Как-то машинально профессор Мур вышел чуть вперед, заслонив плечом Сабрину. Взгляд, которым Дэмьен Берк смотрел на нее, был далеко не самым приятным и добропорядочным.
- По правде сказать, нам хотелось бы повидаться с мистером Моро лично, чтобы обсудить условия возможной сделки. До меня дошли слухи, что ваш ломбард может давать взаймы достаточно кругленькие суммы денег, все упирается лишь в ценность залога. Так ли это на самом деле?
Вестер улыбался своей фирменной дежурной улыбкой, ее можно было назвать вежливой, да только вежливость в данном случае была вынуждена. Он смотрел то на мужчину, с невозмутимым видом стоящим за прилавком, то на решетку, за которой буквально только что скрылась черная кошка. Был бы он хоть чуточку суеверен, посчитал бы это не очень хорошим знаком, но ведь животное не перебегало ему дорогу, правда?
- Понимаете, в чем дело… - Мур перешел на шепот и, бросив короткий взгляд на Сабрину, оставил ее позади, а сам подошел как можно ближе к мистеру Берку. Мысленно он уже попросил у девушки прощения за все слова, которые собирается произнести, но раз они решили импровизировать, то мяться нельзя. – Я познакомился со своей спутницей всего несколько дней назад и, надо сказать, влюбился, как мальчишка, только вот, Вы же прекрасно видите, что она намного моложе меня? Чтобы удержать такую девушку рядом мне понадобится намного больше денег, чем я получаю со своей ставки, к тому же, может быть Вы слышали, но по Лондону ходят слухи о ведьме, чьи чары заставляют даже дряхлого старика скакать словно восемнадцатилетний. Где-то через месяц я должен получить новую работу, но такая девушка ждать явно не станет, поэтому я и пришел в ваш ломбард и очень надеюсь, что вы и мистер Моро мне поможете.

Квартира Томаса Уоттса

Жизнь патрульного полицейского отнюдь не была такой сладкой, как может показаться некоторым на первый взгляд. Ведь даже простой обход своего квартала порой сделать не так-то просто, кто-то так и норовит остановить и пожаловаться то на украденный кочан капусты с прилавка, то на мальчишек-разгильдяев, хулиганящих у соседних домов. И ведь ничего не поделаешь, приходится идти и проверять. И вот, обремененный новой неожиданной задачей, наш патрульный, тот самый, которого остановил Вестер Мур перед тем, как уехать в свой ломбард, тяжелым шагом идет в направлении указанного дома. Никаких мальчишек там не было и в помине, поэтому молодой человек уже успел вспомнить профессора недобрым словом и со злостью пнуть камушек на дороге. Он бы развернулся и ушел, да только резкий хлопок, раздавшийся чуть в стороне, заставил его обернуться. Он мог поклясться, что видел фигуру, ловко юркнувшую за угол и отбежавшую вероятно от входной двери, которая и захлопнулась с тем самым хлопком. Он не хотел бросаться в погоню, не хотел выяснять, в чем тут дело, потому что ведь это даже не его участок, его тут совершенно не должно было быть, но природное любопытство, которое еще не совсем погибло в полицейской душе, взяло верх и патрульный, тяжело вздохнув, зашагал к двери. Заглянув за угол, мужчина понял, что там уже никого нет, если и был, то он давно успел убежать. Входная дверь на первый взгляд казалась закрытой, не было никаких следов взлома или других вещей, которые могли бы вызвать подозрение. Ему захотелось постучаться, вдруг кто откроет, но лишь занеся руку, он тут же передумал. А если ему это все показалось, что он скажет жильцам, открывшим ему? Извините за беспокойство? Глупость какая-то, еще накричат. Мысль уйти казалась еще более заманчивой, и полицейский даже повернулся в сторону дороги, осталось лишь спуститься с небольшой лестницы. Вот только запах дыма ударил прямо в нос. Сначала он казался еле уловимым, но с каждой секундой был все более отчетливым.
- Эй… - Произносит он сначала неуверенно и дергает дверную ручку. Заперто. – Эй, есть там кто-нибудь! Отзовитесь!
Несколько сильных ударов кулака уже трясут входную дверь, но никакого ответа по-прежнему не было слышно.

+2

14

Ломбард мистера Моро
Сабрина с интересом осматривалась. Мужчина которого они застали в ломбарде оказался не хозяином, а его секретарем. Сабрина невольно вспомнила слова друга о том, что самого Моро вечно нет и это сейчас казалось вдвойне странно, но не настолько чтобы начать излишне волноваться. Потому Сабрина чуть удивленно глянула из-под ресниц, когда профессор прижал руку ближе к себе.
Девушка легко улыбнулась на слова секретаря.
- Доброго вам дня, сэр. - пытливы взгляд вновь и новь обводил помещение. Сабрина словно желала найти что-то выходящая за рамки интерьера обычного ломбарда, но помещение было на редкость банальным. На слова по привлечение двушка на секунду усмехнулась
- "Вот уж знай это матушка, наверняка нашла где-то такой камушек. Она слишком переживает о подобном". - Сабрина честно полагала, что само обучение в Бримстоуне мать одобрила лишь по той причине, что надеялась на поиск подходящей партии для дочери среди студентов. Но девушка интересовалась наукой в разы более, чем поиском себе кавалера, чем расстраивала матушку.
Однако усмешку девушка убрала достаточно быстро, надеясь что ее не поняли превратно. Она глянула сначала на Вестера, а затем на секретаря, кивнув и подтверждая слова своего спутника и ловко выживая свою руку, когда профессор решил подойти ближе к секретарю. Сама девушка встала у витрины, дела вид, что рассматривает выставленные там украшения. У самой Сабрины разного рода безделушек было немного. Пара колец, одно ожерелье, медальон и медная заколка с журавлем, которой она часто украшала волосы. Нельзя сказать, что она не любила украшения, но семья была не настолько богата, чтобы постоянно баловать ее и девушка просто привыкла обходится малым. 
Больше безделушек ее заинтересовал дом напротив. На первом этаже его находилась булочная. Ничего особенно, ели не уесть, что в витрине весел чертополох, якобы украшая ее, а в горшках у все той же витрины рос розмарин. Ничего особенного, если не знать, что по поверьям они отгоняют демонов и нечистую силу. Девушка на пару секунд задержала взгляд на витрине, а затем как ни в чем не бывало повернулась к мужчинам, видя, что Вестер уже перестал говорить с секретарем.
- Мистер Берк, поверьте, нам есть что предложить. И это не гора безделушек или старые часы. Это нечто более ценное. Но вы ведь сами понимаете, что это разговор не для публики -девушка посмотрела на дверь, а затем снова на секретаря, улыбаясь мужчине. Иногда студентка жалела, что не умеет улыбаться так же обворожительно как сестра, которая имела прямо потустороннюю власть над мужчинами.
 
Квартира Томаса Уоттса
Дым все сильнее и сильнее окутывал комнаты потихоньку начиная просачиваться сквозь дверные щели и наполняя воздух запахом гари. Становилось понятно, что за дверью не происходит ничего хорошего. Стук в дверь не очень помогал разрешить проблему.
- Да что это твориться такое?! - соседняя с домом Томаса дверь распахнулась и из-за нее высунулось помятое лицо молодого человека. Он был одет в домашний халат и тапочки, а русые волосы его были всклокочены. Молодой человек лет двадцати шести с возмущением посмотрел на дверь соседа и заметил полицейского, а затем дым. Любой мог с легкостью увидеть, как на лице недовольного соседа в уме сложилась мозаика и тот, теряя тапочки ринулся к двери у которой стоял полицейский.
- Что же вы стоите! Ломайте, ломайте скорее и зовите пожарных! Ведь сгорит весь квартал! - и с рвением приложился сам плечом к двери. Полицейскому даже делать ничего толком н пришлось, ведь сосед дверь выломал настолько профессионально, словно этим зарабатывал на жизнь. Мужчина даже не поморщился от боли, врезаясь со всей силы плечом в прочное дерево.
Дверь открылась, но вместо положенного облегчения это принесло новые неприятности. свежий воздух хлынул внутрь, заставляя огонь разгореться еще сильнее от притока кислорода.
- Боже! Боже! - сосед закашлялся оставаясь в дверном проеме и закрывая рукавом халата лицо. - Там всюду дым! Бедный Томас обречен, если он там! - суетился мужчина больше, чем помогал, внося в ситуацию панику.

+1


Вы здесь » Brimstone » Воспоминания » Ускользающая душа