Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Мыши под крышей


Мыши под крышей

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Генриетта Манро, ГМ, Лилиан Сантар
17 ноября 1886, особняк Манро

На чердак дома Манро в одну ночь пробирается голодный и напуганный уличный ребёнок. Мальчик попадается на глаза только Генриетте и уговаривает девушку не выдавать его. Он рассказывает ей удивительную и пугающую историю про похищение детей где-то там, за стенами уютного поместья Манро, и дети решают, что им нужна помощь врослого, который не выдаст их.

0

2

В кабинете Росса Манро теперь всегда пахло бумагой и пылью. С того момента, как ей сообщили о смерти отца, Генриетта не пускала сюда даже бабушку, не то, что горничную, которая могла бы смахнуть пыль с полок, книжных стеллажей и прочих предметов, которыми был заставлен кабинет профессора Манро. Девочку все устраивало и так, и ей совершенно не хотелось, чтобы кто-то посторонний вторгался туда, где она больше всего времени проводила с отцом. Днем Генри надежно прятала ключ в старинной шкатулке, открыть которую, не зная правильной последовательности передвижения деревянных плиток, было невозможно. Ночами же, когда дом засыпал, девочка забирала его, отпирала заветную дверь и несколько часов к ряду, свернувшись клубочком, сидела в отцовском кресле, читая или рисуя при свете масляной лампы.
Так было и в этот раз. Скинув мягкие домашние туфли, Генриетта забралась с ногами в кресло и неторопливо листала массивную книгу в потертом кожаном переплете, хмурясь и покусывая губы, когда ей встречались слова, значение которых она еще не знала, или не понимала. Словарь лежал недалеко, она специально не убирала его к другим книгам, знала, что понадобится, но в этот раз Генри проявила неблагоразумную поспешность и не придвинула его к себе сразу. Теперь вылезать за ним из уютного кокона из бабушкиной шали и собственного халата было слишком зябко. Да и отрываться от чтения сейчас совершенно не хотелось, общий смысл написанного девочке был ясен, а незнакомые слова можно было запомнить и посмотреть утром, взяв словарь из обычной библиотеки. Девочка в последний раз кинула взгляд на еще более массивную книгу, лежащую на резном столике у стены, и окончательно уткнулась в "Историю Римского Права", вдумчиво вчитываясь в каждую строчку, а некоторые перечитывая по несколько раз, потому что смысл из-за обилия терминов и того, что Генриетте уже все-таки хотелось спать, то и дело ускользал. Но оставлять книгу сейчас, пока не дочитана хотя бы одна глава, нельзя. Не спать две ночи подряд она не сможет, Генриетта уже проверяла это на практике и осталась весьма недовольна результатом, а днем ей будет точно не до чтения. Да и не хотела девочка, чтобы кто-то знал, что она сидит в отцовском кабинете, будут же ходить, отвлекать. Сейчас же в доме царила сонная тишина, только глухо отстукивали время большие напольные часы в холле, да потрескивало масло в зажженной Генриеттой лампе. Может быть именно поэтому раздавшийся над головой стук показался девочке особенно громким и заставил ее вздрогнуть, поднимая глаза к потолку. Над кабинетом отца был только старый чердак, куда сносились те вещи, которые уже пора бы убрать с глаз долой, но выбросить все еще жалко, а значит, звук шел оттуда. Генри замерла, прислушиваясь, звук повторился снова, а потом еще раз, но уже приглушенней, ближе к выходу из кабинета. Девочка нахмурилась и аккуратно закрыла книгу, откладывая ее на стол. Она была уверена совершенно точно, что никто из домочадцев не мог среди ночи там ходить, а значит, это кто-то чужой. И раз так, то она обязана проверить.
Генриетта соскользнула с кресла, обулась, подхватила лампу и вышла из кабинета, не забыв его, впрочем, запереть и убрать ключ в карман, после чего двинулась к лестнице, ведущей на чердак. Красноватые отблески от лампы не то, чтобы разгоняли темноту, но делали ее более интригующей, выхватывая из мрака то тускло блестящие стекла рамок с фотографиями или газетными вырезками, то странные маски, чьи улыбки и в дневное время были не слишком приятными, а при таком свете казались и вовсе зловещими. Но Генри их не боялась, как не боялась темноты и того, что могло проникнуть на чердак. Да и на самом деле, чего ей бояться в собственном доме? Так что ключ, торчавший из чердачной двери, девочка повернула уверено и смело, и так же уверенно шагнула в темноту, поднимая лампу повыше и обводя ею помещение.
- Кто здесь? - на всякий случай прикрыв дверь, а вдруг в окно забралась бродячая кошка, лови ее потом по всему дому, громко спросила Генриетта, чтобы как-то обозначить свое присутствие для внезапного визитера. Разбудить бабушку она не боялась, та спала крепко, а прислуга и вовсе жила на первом этаже и тем более не могла ничего слышать.

Отредактировано Henrietta Manro (8 февраля, 2018г. 22:16:22)

+1

3

Чиж хотел выразиться по поводу своего состояния как-то круто и мужественно, но слова всё на язык шли какие-то простецкие и унылые. Потому что ситуация такая, унылая. Бугаи "Быка" Билла теперь все улицы прошерстят, крысы прикормленные, ни в один схрон не сунуться! Вот и сиди тут, как мышь на чердаке каких-то белоплаточников. Ничего, сейчас ночь, вот он аккуратно спуститься на кухню и возмёт там пару шматов съестного. День-два на этом чердаке протянет, ага.
Мальчик крался по чердаку, как ему казалось - бесшумно и ловко, достал небольшие отмычки и даже уже примерился к двери, как за той раздались шаги.
Мурашки вздыбили волосы и Чиж стрелой нырнул назад за ящики, затаившись среди накрытой тканью мебели. А что если у этих белоплаточников сторож? Или какому слесарю по ночам не спиться, ага. Ладно, главное тихо себя вести, ага, не могут же они всю ночь шарохаться. это ж вам не улица, тут кисейные, тут спать изволят по девять часов, ага.
Дверь открылась, по полу жёлтой кошкой проскользил свет от керосиновой лампы, делая тени гуще, а предметы больше. Чиж сидел, впив пальцы в свои колени, покуда не услышал голос. Тьфуй!
Он аккуратно двинулся, посмотрел меж ящиков и убедился - девчонка мелкая! Мож не заметит? Но стояла, чтоб её не спящую, в дверях как памятник! Нет, он так легко не выйдет, ага. Завизжит ещё, девчонка же. Он не лыком шит, не влипнет больше.
И тут вот надо же так, Чижа подвёл его собственный организм. На весь чердак раздалось утробное урчание некормленного живота. Тьфу ты!
- Не кричи! Ага… - парень аккуратно вышел из убежища и старательно распрямил плечи, чтобы казаться выше, - Я тут. от дождя может прячусь, ага.
То что последние два дня на улице было сухо парень проигнорировал. Он старательно показывал свою уверенность, крепко сжав маленькие кулачки.
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

Отредактировано Game Master (10 февраля, 2018г. 13:19:10)

+2

4

Если это и была кошка, то очень странная. Генриетта даже опешила, услышав, какие звуки она издает, и попятилась, не то, чтобы разом испугавшись, но разумно предпочтя находиться ближе к двери и подальше от зверя, издающего столь необычные звуки. Но все эти предосторожности были напрасными, зверь оказался не зверем, а вовсе даже обычным мальчиком. Встрепанным и неопрятным, и в общем-то под описание "бродячий" его внешний вид очень даже подходил.
- Я и не собираюсь кричать, спят же все. - Мальчишку Генри тем более не намерена была бояться, а потому даже подошла ближе, при свете лампы рассматривая его серьезно и внимательно, после чего уточнила с некоторым любопытством. - Мальчик, вы - предсказатель погоды? - но тут же спохватилась, насупилась и заметила, - но в любом случае, вы выбрали не самое подходящее время для визита. И место. Входить надо через дверь, а не чердачное окно. - Створка как раз предательски скрипнула, намекая, каким образом незваный гость попал в дом. - И утром, а лучше после десяти часов, чтобы все наверняка встали и позавтракали. - Наставительно добавила она, подумав о том, что тоже ведет себя сейчас не очень прилично, стоя перед гостем в домашнем халате и туфлях, а не одетая как подобает. Впрочем, судя по виду мальчишки, он был далек ото всех тонкостей этикета еще больше, чем большинство знакомых, посещавших их дом. Поэтому, помолчав, и еще немного поизучав чумазое лицо мальчишки, девочка склонила голову на бок и строгим голосом, подражая последней гувернантке, спросила:
- Мальчик, что вы делаете на чердаке моего дома в столь поздний час? Вы ведь не собираетесь его грабить? - и уже менее строгим, но зато более любопытным, тоном поинтересовалась. - И что это были за странные звуки перед тем, как вы вылезли?
"Хотя все-таки надо было сначала пойти и переодеться, - про себя заметила Генриетта, досадуя на то, что все происходит именно так. - Леди нельзя находиться перед кем бы то ни было в домашней, и более того, ночной одежде. Это неприлично!" - пусть даже собеседник, возможно, ничего в этом не понимает. Но она-то знает и от этого неудобно. С другой стороны, была вероятность того, что как только она уйдет переодеваться, странный визитер исчезнет, так и не дав ответов на ее вопросы. Так что в данном случае можно было сначала их получить, потом извиниться и пойти переодеться.
"Да, именно так и я сделаю," - решила для себя Генриетта, в этот раз немного поступаясь правилами этикета. В конце концов этот визит действительно был неожиданным, гости в первом часу ночи к ним обычно никогда не заглядывали, тем более вот так, через окно, а не дверь. Да и там бы в первую очередь если что будили бы бабушку, а не ее, а сейчас именно Генри приходилось брать на себя роль хозяйки.

Отредактировано Henrietta Manro (10 февраля, 2018г. 20:17:48)

+1

5

Чиж досадно поморщился и выставил перед лицом пятерню, закрывая глаза от света. Тьфуй, как бобби с их фонарями в глаза шмалит! парень неуверенно переступал в драных стоптанных ботинках, явно не по ноге, выше щиколотки перевязанных шнурками, и шмыгал носом от дискомфорта. Белоплаточница, белосорочница, белоручница говорила и говорила, говорила и говорила, а он стоял и стоял и чувствовал себя стращно глупо, ну. Ну вот нет бы ей там испугаться! Сказать где колбаса и пригрозить констеблем. Что там ещё правильно делают? А она его отчитывает... ага... Стыдно даже как-то. Ага...
- Не твоё дело, чё не через главный ход, ага, - буркнул мальчик, сильно разозлённый собственным смущением, и от того насупленный, - Не пустили бы меня, ага, да и ночь вообще, ага.
Он опять переступил с ноги на ногу, а на вопрос про грабеж невольно вспыхнул. Подумаешь, булку взять хотел! Вот этим вот с серебряных блюд яичечки кушающих не понять, что это не грабёж даже, ага! Чиж чуть топнул ногой.
- Да не грабил бы я вас, белоплаточников, ага! Прячусь я тут... от... дождя, ага...
Нелепо так получалось. Чиж упорно отводил глаза но потом живот опять очень громко и очень выразительно заурчал, вместо ответа на вопрос девочки. Стало ещё более неловко. Может шугануть её? Ну там - бубубу, сейчас нож достану! Он ещё раз посмотрел в невозмутимое до абсурда личико, настолько белое, будто на солнце девочка не выходила вообще никогда. Жалко её, глупую... По крайней мере себе Чиж объяснил это именно так.
- Я того... есть просто хочу, ага. Весь день бежал с того конца города, ага... Второй день не ел, ага. Я того... дождь... бы переждал и ушёл. Не граблю я, я ж приютский, мы на окна и домушничество не ходим, ага. Не принято среди уличных, такие в своих бандах, ага.
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

+1

6

Чем дальше, тем было чуднее. Генриетте еще не доводилось общаться с кем-то подобным, а потому сбивчивую речь мальчишки она слушала с интересом, да и смотрела все так же с любопытством. Нахмурилась только тогда, когда услышала новое слово:
- Белоплаточников? - повторила девочка задумчиво, словно бы пробуя слово на вкус. Раньше она его точно никогда не встречала. - Что это слово означает? - тут же спросила Генриетта и, не дожидаясь ответа, качнула головой. - А врать - не достойно. Нет никакого дождя сейчас, здесь бы его было слышно. - Кроме их разговора да потрескивания лампы иных звуков действительно не было. Ни шуршания капель по черепице, ни стука воды по водосточному желобу. Впрочем, к тому, что окружающие, несмотря на то, что это не соответствует нормам этикета, зачастую говорят неправду, Генриетта привыкла, а потому сейчас на этом можно было не слишком заострять внимание. Тем более что в остальном мальчишка, кажется, был действительно честен.
- То, что не грабите, это хорошо. Мне бы не хотелось будить бабушку и посылать кого-то за констеблем, - покивала она, вновь хмурясь. Бежал с другого конца города? Почему? Но этот вопрос точно мог подождать.
Что такое голод в теории Генри знала, читала в книгах отца, хотя сама никогда не испытывала, по крайней мере именно такого, какой любили описывать авторы научных и развлекательных книг.
- Есть? - она прикусила губу, напряженно размышляя, а потом кивнула, скорее в ответ на свои мысли, нежели ночному гостю, - подождите здесь, мальчик. Вниз вам спускаться точно нельзя, а я быстро. Только не вздумайте уходить, - Генриетта строго посмотрела в глаза мальчишке, - это будет очень невежливо с вашей стороны. - Во-первых, потому что у нее к визитеру все еще были вопросы, а во-вторых, потому что все-таки для него Генриетта собиралась совершить набег на кухню.
Лампу девочка оставила на чердаке, дома она неплохо ориентировалась даже в темноте, а свет на кухне мог разбудить кухарку, чья комната находилась рядом. В крайнем случае она знала, где лежат спички, и если что могла быстренько подсветить себе ими. Что она в итоге и сделала, когда искала бутылку с лимонадом, перепутать ее с маслом совершенно не хотелось. Действовать приходилось тихо и очень аккуратно, поминутно замирая и прислушиваясь, не прекратился ли тихий храп кухарки, который прекрасно слышался из-за неплотно прикрытой двери. Сейчас Генри отчетливо понимала, что если кто-то из взрослых узнает о ночном госте, расспросить его ей точно никто не даст, а мальчишку просто выставят вон. Возможно, именно это подстегивало ее действовать как можно тише и аккуратней, хотя перед самой лестницей на чердак она чуть не загремела со всем добром, случайно запнувшись о свернувшийся край ковра. К счастью, обошлось без "жертв" и еда вместе с девочкой все же поднялась наверх.
- Вот, мальчик, ешьте, - Генриетта поставила поднос, на котором стояла тарелка с нарезанной кусками холодной уже говядиной, парой булочек, куском бисквита и бутылка лимонада, на один из ящиков. - А потом я бы хотела вас кое о чем расспросить.
"Все правильно ведь? - озабоченно подумала девочка. - Он - голодный, значит, сначала надо накормить, а потом уже спрашивать. В обратном же порядке не верно? Так? - что-то было не так, и это царапало, заставляя быстро перебирать в уме все правила, которые так или иначе могли бы касаться этого момента. - Ой, точно!" - Генри наконец сообразила, что она забыла сделать. Девочка покраснела и поспешно сказала.
- Приношу свои извинения, что не представилась сразу! Меня зовут Генриетта. А вас как? - вот всегда так у нее с этим моментом, представляться незнакомому человеку ведь надо сразу, но почему-то именно это правило вылетало у Генриетты из головы с завидным постоянством.

Отредактировано Henrietta Manro (11 февраля, 2018г. 00:45:13)

+1

7

- Ну... белоплаточники... - Чиж неопределённо повёл рукой в воздухе, думая как объяснить девочке термин, которым выражался настолько же часто, насколько она говорила - хлеб. Вот что такое хлеб? Еда. Вот что такое белоплаточник? - То есть, ну у вас в карманах всегда платки белые, с такими вышитыми буквами, ага. Ну то есть вы живёте хорошо, чтобы платки такие носить, ага. И хватит меня воспитывать! Ага! Ну... мне показалось, что дождь, да.
Чиж краснел, топтался, сопел и вообще напоминал такого большого растревоженного ежа. Иголками торчали из-под старющей кепи волосы, только рубашечка и штаники до колена выглядели в меру приличными. Разговор как-то не правильно шёл. Вот ты задел юбку какой-то бегемотицы в парке - всё понятно. Крики, свистки патрульного и бежать-бежать бежать! Вот ты в приюте залез на дерево и тоже понятно - крики, свистки и бежать-бежать-бежать! А когда с инспекцией кто из покровителей приезжал, им и вовсе чёткие инструкции давали - кто выходит, кто не выходит. В приюте не плохо было. Чиж там всего полгода пробыл, но ему понравилось -кормили постоянно, одежда не болталась. И что шут его дёрнул пойти за "нанимателем"? Не стоял бы сейчас перед белоплаточницей не краснел от стыда.
И тут девушка сказала то, что прямо как в хороших историях звучит. Так хорошо, что в Чиже прямо не шуточно сцепились собачий восторг от мысли поесть и уличный страх засады.
- Постой, ты... ты ведь бобби не позовёшь, правда? Я ничего не сделал, а они меня сцапают, ух как пить дать сцапают! Им то план, а мне то - колодоник на морду... - глаза мальчика сейчас были полны и паники и надежды. Паниковал в нём разум, а надеялся живот, евший последний раз разведённую до воды кашу почти сутки назад. - Хорошо... Ждать буду, но не смей бобби звать!
Считая, что выглядить достаточно грозно, Чиж остался, а девочка ушла. Чердак снова уснул в темноте, не тревожимой даже мышами. Чиж сел у накрытой мебели на корточки и так и эдак прикидывал, не обманет ли его невозмутимая девочка. не все же они такие? Вот, та белоплаточница, которую в приюте называли просто "Лили" тоже добрая была.
Он всё сидел, метался и метался мысленно, пару раз порывался снова открыть оконце и вылезти на улицу, но услышал там какие-то голоса и передумал. После этих терзаний пришли другие. Вот она постоянно говорит - "не прилично" да "не прилично". А что оно прилично? Вот она ведь тоже "не прилично", ага. Она ведь в халате у них же так не принято? Или принято?
Это было слишком сложно. Чиж стянул свою кепочку и нервно мял её в руках, как за дверью раздались уже знакомые шаги. Он вслушался... ух, одна!
Парень сразу повеселел и решил всё-таки вспомнить, что там "прилично".
Девочка вошла с подносом. Серебряным, вы прикиньте! Ух, он парням расскажет!
Глаза парня загорелись восторгом, когда он увидел всё то, что там выставлено. Не контролируя себя он схватил кусок мяса одной рукой, второй - кекс, и откусил по кусочку каждого. Он в жизни не ел ни того, ни другого.
- Шпашибо! - сказал он жуя, не очень тщательно, к слову, и тут же глотая. - Это вам не гавкающая баранина! Ой, прости.
парень (поколебавшись) выпустил из руки кекс, обтёр руку о куртку и протянул её девушке.
- Меня Чиж называют, ага! - он взял ладошку девочки и пожал, - Можешь так называть.
Потом он снова жадно впился в еду, говоря при этом
- Ты шпашивай, шпашивай, я шлуфваю.
Проглотив очередной кусок добавил:
- Уф, как вкусно! Очень вкусно! Ты хорошая!
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

+1

8

Генриетта кивнула с явным удовлетворением наблюдая, как мальчишка ест. По крайней мере правило про угощение гостя чаем было хоть чуть-чуть соблюдено. Пусть и без самого чая, но в обычной еде Чиж все-таки нуждался больше. И с вопросами девочка тактично подождала, пока он съест хотя бы половину принесенного. Во-первых, отвлекать от еды было не слишком-то вежливо, а во-вторых, с набитым ртом дикция у Чижа была так себе, Генри же предпочла бы четкие ответы.
- Во-первых, что такое "бобби"? - начать девочка решила не с начала, а с более простого, - во-вторых, как это - "колодоник на морду". Я ведь правильно повторила? - нахмурив брови, спросила она, подозревая, что это какое-то просторечное выражение, но все-таки желая узнать его значение. И только после этого, все так же хмурясь, поинтересовалась, как-то после взаимного представления перейдя на "ты".
- Ты сказал, что бежал с другого конца города. И что ты из приюта. Ты сбежал из него, Чиж? - имя тоже было странным, но тут девочка из без подсказки сообразила, что это скорее всего прозвище и уточнять ничего не стала. - Почему? Там было все так плохо?
В книгах, которых Генриетта прочла множество, герои сбегали часто. Кто-то искать приключения, кто-то - лучшей доли, кто-то совершал преступление. Причин было много. Но девочка подозревала, что в реальной жизни все может обстоять совсем иначе. И вот надо же такому случиться, что именно беглец теперь прятался у нее чердаке. Причем прятался он все-таки не от дождя, а от иных причин.
"Может его ищут? Из приюта, например, там же за детьми должны смотреть воспитатели... Вроде как. - Это Генри тоже прочла в книжках, и не совсем была уверена в точности информации. Но хоть тут можно не гадать, а достоверно выспросить все у Чижа. - Если, конечно, это не вызовет у него дурных воспоминаний. Потому что тогда это будет уже дурной тон." - В учебниках по этикету четко было написано, что истинная леди должна избегать подобных скользких тем, а если они возникают, то как-нибудь изящно переводить разговор на что-то нейтральное, например, погоду. Но вроде бы Чиж не выглядел подавленным и расстроенным, каким-то взъерошенным - да, но не более того, и даже вполне довольным, когда с аппетитом уплетал то, что она принесла.
- Утром будет горячий завтрак, - проговорила Генриетта, решив подбодрить мальчика еще больше, - я тебе его принесу сюда, если, конечно, ты не уйдешь. - Хотя, если ночной гость все-таки прятался, то наверное и уйти он не мог, так что завтрак Чижу пропустить точно не грозило.

+1

9

- Бобби? - переспросил мальчик, удивлённо хлопая на девочку глазами, - Тебя в мир не выпускают что ли? Это же... ну эти... констебли ваши и те кто под ними ходит. Бобби. Они... нас не любят, ага. Виновен не виновен - им то чё, им статастика, - с ошибкой произнёс Чиж умное слово, проглотив остатки кекса и уже спокойнее распивая лимонад прямо с горла бутылки. Это было самое вкусное, что он пил в жизни. Кексы он пару раз хватал с прилавка, булки тоже, но вот такого мяса и такого сидра ему пить не доводилось. От еды мальчик пришёл в такое благостное настроение, что отвечал куда охотнее, на некоторое время подзабыв страх погони и реальную угрозу своей шкуре.
- "Колодоник на морду" - это клеймо, ага. Ну не калёным железом, как на коровах, а в бумажках всяких и вообще. То есть в колодки тебя посадят, ага. Ну в тюрьму упекут, или сошлют вообще, мало ли. А потом один раз отсидел - всё, теперь всю жизнь "колодник". Тот кто в колодках побывал, ага. И больше ничем заниматься не дают. К колоднику за пирогами не пойдут, ага. И штаны чинить и даже обувь чистить. Потому что "колодник". Потому что попался. Потому попадаться нельзя, ага.
Когда речь зашла о приюте и побеге мальчик опять замешкался и занервничал. Глаза его стали обрисовывать очертание всех закрытых тканью предметов в комнате. Он всё не знал, как потянуть время, вытер щёки от крошек и руки о штанцы, а потом нехотя заговорил.
- Нет, в приюте нормально было. Казалось, что плохо, ага. Скучно, все в рубашках одних, туда нельзя, сюда нельзя, брать нельзя, есть сколько дали, палкой не играй, одежду не марай, ага... - Чиж неопределённо махнул рукой, - Но там тепло было, парни не колотили, спали на мягком, ели не кра... не гадость в общем всякую. А сейчас мне нельзя туда, понимаешь? Найдут, сцапают, опять в... потащат в плохое место в общем, - мальчик насупился и обнял колени, ненадолго замолчав. Говорить ему явно не хотелось, и потому он прямо таки чижиком встрепенулся, подхватив новую тему.
- А можно остаться, да? Я того... тихо буду сидеть! Тише мышей! И ничего не свистну, ага!
Пересидеть пару дней под тёплой крышей, где кормят, могло ли лучше быть?! Да он... да он ей даже подарит что-то! Только что?
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

+1

10

- Почему не выпускают? - Генриетта даже обиделась немного. - Мы с бабушкой и гувернанткой постоянно гуляем. Я и в театре была, и в цирке, а с папой - даже в университете! - и, добавила, надувшись, - когда-нибудь я там буду учиться. И не "статастика", а "статистика". - Правда, тут же прикусила язык. Леди хвастаться не пристало, а сейчас она именно хвасталась. Да и вообще, речь сейчас шла не об ее учебе или о правильном произношении слова, а о делах гораздо более серьезных. Конечно, Генри не совсем понимала, что Чиж имеет в виду, видела, что он не особо хочет об этом распространятся, и понимала, что по всем правилам обязана прекратить расспросы, но вместо этого подобралась к мальчику поближе и попросила:
- Расскажи все подробней? Я не совсем тебя понимаю. Почему тебе нельзя обратно в приют, если там было хорошо? Кто тебя сцапает? Не полицейские, в смысле бобби же? Что за плохое место? - Генриетта серьезно и пристально, как это обычно и бывало у нее при всяком важном разговоре, смотрела на собеседника. - Мой папа говорил, что человек должен помогать другому человеку, если может. Я хочу тебе помочь. И наверное как-нибудь смогу, - добавила Генри, твердо уверенная, что да - сможет. Она же столько всего прочитала, и отец ей столько всего рассказывал, значит, ее знаний должно хватить, чтобы разобраться со всеми проблемами Чижа. - И конечно ты можешь быть моим гостем сколько будет надо, - важно добавила она, правда, тут же смутилась и уже менее важно проговорила, - но только на чердаке, чтобы не беспокоить бабушку. Но в остальном - пожалуйста, тут можно соорудить хорошую комнату, а еду я сама буду тебе приносить. - Конечно, не так подобает принимать гостей, но когда гости такие неожиданные и странные - ничего не поделаешь. Нет, бабушка бы тоже не стала вызывать полицейских, но, услышав, историю мальчика скорее всего бы разволновалась или вернула Чижа обратно в приют. Оба варианта были так себе. Причем если первый касался исключительно здоровья ее бабули, то второй мог закончиться плохо уже для Чижа. Нет уж, сама разберется, применив имеющиеся знания. Главное, чтобы Чиж захотел все рассказать.

0

11

- Что ты строчишь как машинистка, - буркнул Чиж, в какой-то момент потерявшись в потоке вопросов, сыпавшихся на голову. Ему было страшно неловко, потому что по правилам улицы, он был не прав. Тот кто от мазы спас, должен знать за что спас, а то подстава подстав. Там помогать за так не принято, там парни знать должны, за что тебя от бобби спасли, а то глади того - подставишь их под неприятности похлеще. Так вот по их уличной пацанской этике, он был не прав, но рассказывать девочке всё ой страх как не хотелось. Ну, во-первых, ступил он, ступил страшно. Во-вторых, белоплаточников слишком много в деле. Подставиться можно, ей-ей! Чиж мялся, пыхтел, вздыхал, но потом воровато огляделся, подманил девочку рукой ближе и взволнованным шёпотом заговорил:
- В общем, дело тёмное тут, страшное. Сразу говорю - вздумаешь в обморок падать - я вас будить не умею, ага. Случилось вот что, к нашей решётке приюта стали господа похаживать, из ваших, белоплаточников то бишь. Иногда конфеты давали, иногда разговаривали. Ну мы брали пока дают. А потом господа эти стали предлагать "подзаработать", ага. Не всем, конечно, чаще кто уличный с босых ног, как я. Вот мол, что вам в приюте торчать? Работного дома да щипания пеньки ждать? Ну мы, ясное дело, уши развесили, ага, такие мол закивали. И вот нам и предложили, что ночью вывезем тех кто хочет на работу, ага. Потом, мол, вернём, потом с деньгами. Нас двое согласилось. Приехали эти белоплаточники, в карету посадили, как господ, ага. Мы долго ехали, окна задвинуты, ориентиров никаких, только Рыжий (это второй с кем я бежал) буркнул как-то - на самую окраину нас тащат, ага. Я ему верю, он город знает. Ну а когда привезли нас - жутко стало. Место там страшное, пустое, то ли завод какой старый, то ли склады, ночью не видно не зги, ага. И, главное, кучер да ещё один нас сразу за плечи и держать, ага, чтобы не сбежали. Мы тут и поняли, что чёрно дело, как рожа трубочиста. Попытались бежать, орали, пинались, не пускали нас. Протащили через двор и коридор какой-то, по лестнице вниз. Там вонища ещё морская была, ага. Как, знаешь, в кварталах где рыбу сортируют. Приволокли нас в какую-то комнату, за ней другие были, - рассказывал мальчик не очень складно и очень взволнованно. Иногда даже нервно оглядывался на окна, будто детей могли подслушивать воробьи, да кошки, - Из одной вышел какой-то усатый, на этих... университетских похож. Важный, что тот гусь, ага. Подошёл к нам, стал осматривать - рубашки задирать, веки поднимать, в зубы вглядываться, как у лошади. Я привык, что когда сильнее тебя, ты лучше помалкивай, а Рыжий возьми да укуси его! До крови. Вопли поднялись, понятное дело. Выл он, как на скотобойне. Вы же все к боли не привыкшие, ага. Воет, рукой махает, а потом рыжему пощёчину влепил и такой с блеском... жутким в глазах сказал - "а вот этот нравится, держите". Мне прямо холодно как-то стало. Он в соседнюю комнату зашёл и ненадолго дверь распахнута была. Там было... - Чиж ненадолго замешкался, нервно подбирая слова, - я там видел одного из наших. Кто до этого из приюта пропал. Вроде как сам уходил. Он весь был какой-то зеленоватый и плавал в каком-то... фигне какой-то. Мерзко это выглядело, страшно. Я заорал, меня треснули по ушам. Потом этот, усатый, вернулся, руку замотал чем-то и откомандывал Рыжего тащить в ту комнату, откуда сам вышел. Стал опять меня осматривать и я вообще двигаться перестал, боялся, что тоже... к тому, зелёному. Но усач меня осмотрел и брюзгливо так сказал - не годиться, ага. Тощий, не выдержет... э-э-э, я не помню этого слова, из мудрёных.
Чиж шмыгнул носом и обхватил себя руками.
- Сказал, мол, им - вы как обычно. Ну им, это те, что держали нас, ага. Они меня в охапку и назад понесли. Я вертелся, как мог, но фигушки. Что те вышибалы. Вытащили меня назад к карете, у кареты лощёный, что нас сманивал, нос мне зажал, гадость какую-то в рот влил. сказал мол - глотай. Пока не проглотишь, мол, дышать не дам, ага. А я такой трюк знаю, на улице оно того, когда унизить хотят, коровью мочу могут... - Чиж посмотрел на лицо Генриетты и с "эканьем" махнул рукой, - Не важно в общем. Я под язык всё и сделал вид, что сглотнул. А когда на ступенях в карету поднимались - всё под ноги сплюнул. Не заметили же. темно было. Но от гадости меня всё равно развезло. Я смутно помню, как ехали. Очнулся уже у фабрики "Быка" Билла. Это такой... крупный промышленник, ага. Он любит бесплатный труд. Детей, как он говорит, любит. Меня к нему пихнули и сказали: "вот тебе работник новый"...
Чиж вздохнул, поняв, что давно так много не говорил. Она даже устать успел рассказывать девочке всю эту историю и ему казалось, что прошло чудовищно много времени.
- Я с фабрики на третий день сбежать смог. Вот  сегодня вечером. Оторвался только к ночи, на крышах. Вот и к вам забился. Переждать, ага. Пока бугаи "Быка" искать не устанут.
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

+1

12

- Я не собираюсь падать в обморок. - Сердито произнесла Генриетта, придвигаясь поближе. Слушала она действительно внимательно и без попыток упасть в обморок или даже ахнуть, только тонкие брови хмурились все больше и больше. Потому что само происходящее все больше напоминала какую-то страшную книжную историю и как-то даже не хотелось верить, что подобное может происходить на самом деле. Но Чиж не был похож на большого выдумщика, да и зачем бы ему врать, когда она и так разрешила ему прятаться тут и даже помочь обещала? Чуть подумав и посомневавшись, девочка пришла к выводу, что точно незачем.
"Вот если бы я его выгоняла - другое дело." - Подумала она, все так же хмурясь, поскольку с этой незатейливой мысли все снова перескочило на то, что рассказывал Чиж. Все-таки это было слишком странно и неправильно даже для взрослых, которые, конечно, вруны жуткие, но не до такой же степени.
Гость замолчал, Генри тоже не спешила что-то говорить, все так же хмурясь и ежась отнюдь не от гуляющего по чердаку сквозняка. Да, пожалуй, слушать такие "сказки" на ночь даже ей было страшно, хотя отец приучал ее не бояться ничего. К тому же это все-таки была не сказка, кто-то действительно похищал детей и ставил над ними какие-то опыты. Экспериментировал. В отличии от мальчика, Генри это слово встречала довольно часто и сходу поняла, что Чиж имел в виду. И пусть ей страшно, во-первых, кому-то сейчас хуже нее в сто раз, а во-вторых, она уже обещала помочь Чижу, а леди свое слово держат твердо.
- Вам разве не говорили, что нельзя разговаривать с незнакомыми взрослыми и брать у них что-то? - впрочем, начала она не с обсуждения плана действий, а с упрека. - И тем более куда-то ездить. Мне вот все время это твердили раньше. - Девочка вздохнула и покачала головой. - И за эти три дня они наверняка кого-нибудь еще успели сманить, если ты говоришь, что видел кого-то из знакомых. А ведь есть и другие дети, другие приюты... - Генриетта действительно много читала, а еще любила изучать карты, в том числе и Лондона и имела представление, насколько город большой даже сейчас и сколько в нем может быть детей. Таких, как она, которые постоянно находятся под присмотром взрослых, тронут вряд ли, а таких приютских как Чиж? Как он сказал, "уличных с босых ног"? Да и в приюте...
- Не всем взрослым можно верить, - с непоколебимой уверенностью заявила Генриетта, - возможно, кто-то из ваших воспитателей с ними в сговоре, а возможно - что и все, иначе бы давно слухи пошли или даже бы в газетах написали, а так - ничего. Уж горничная с кухаркой бы такие пропажи на кухне за чаем точно бы обсудили, а я все услышала только от тебя. Значит, в приют тебе точно нельзя, сдать могут сразу же. - Она покачала головой, закусив губу и снова хмурясь. - Но других предупредить тоже надо, чтобы к тем дядькам больше не подходили и уж тем более не уходили с ними. Плохо, что сейчас не лето, у нас на чердаке кроме тебя никого не спрячешь, даже если вы с кем-то вдвоем прятаться будете - кто-нибудь да заметит странный шум. И если бы было тепло, то вам из приюта можно было бы сбежать и спрятаться в доме с привидениями. - Девочка поймала удивленный взгляд Чижа и пояснила. - Пустой дом через две улицы отсюда. Говорят, что там всю семью убили с тех пор он стоит пустым и с призраками, но я в привидения не верю, так что он бы подошел для вашего убежища. Но сейчас осень, а дым из каминных труб заметят поли... бобби, - словечко, Генри, пожалуй, понравилось, и она не преминула его использовать, - и вас найдут.
Других убежищ на примете у девочки не было и она с некоторой досадой подумала, что Тому Сойеру и его друзьям, читать про которых ей очень нравилось, в теплом климате было легче прятаться, когда они ушли в пираты. А еще им было проще в том, что в какой-то момент им стали помогать взрослые. Генриетта же не могла представить, кому можно было довериться и у кого попросить помощи. Бабушка? Нет, ей такие потрясения точно были вредны, она слышала от доктора. Родственник отца, который в последнее время стал захаживать все чаще и чаще? От одной мысли о нем девочку передернуло сильнее, чем ото всей истории Чижа. Друзьям и коллегам отца? С некоторыми она была знакома хорошо, но кто даст гарантию, что кто-нибудь из них не замешан в этой истории? Чиж же говорил, что тот человек был похож на ученого.
"Вот если бы был жив папа..." - Генриетта закусила губу и опустила голову, стараясь не заплакать как всегда при мыслях или упоминании об отце. Все это время ей его не хватало, но особенно остро это ощутилось именно сейчас, когда поддержка взрослого была бы очень кстати. Уж ее отец бы со всем этим делом разобрался в два счета! И с похитителями, и с тем Быком Биллом, не хуже какого-нибудь полицейского.
"Папа... Полицейские... Точно!" - Генриетта встрепенулась и ухватила Чижа за руку.
- Я знаю одного взрослого, который бы смог помочь! - уверенно заявила она. - Она - точно-точно не причем, папа бы не попросил присматривать за мной плохого человека. К тому же она военный офицер, а значит - получше всяких полицейский и сможет нам помочь. Правда, - тут Генриетта запнулась и уже менее уверенно проговорила, - она уже несколько месяцев как в плаванье... Но вполне могла вернуться, просто еще не приходила с визитом к нам. Я могу завтра написать леди Лилиане Сантар, это ее младшая сестра, и узнать у нее точно. - По крайней мере эта часть плана была хотя бы осуществима. Написать и попросить передать через посыльного. Конечно, они не настолько хорошо знакомы с леди Лилианой, чтобы обмениваться письмами, но вряд ли она откажется ответить на вопрос по поводу ее сестры.
- Ну а если она не вернулась, то я сама что-нибудь обязательно придумаю, я же обещала помочь. А пока тебе надо поспать, там вон кушетка стоит, вполне нормальная, а одеяло и подушку я тебе принесу из своей комнаты. - Все равно сейчас ничего более путного в голову не лезло и из-за все еще гуляющего в виде холодных мурашек страха, и из-за позднего часа. К тому же бабушка всегда говорила, что на свежую голову лучше думается и по крайней мере в этом она никогда не ошибалась.

Отредактировано Henrietta Manro (14 февраля, 2018г. 21:12:22)

+1

13

Чиж сидел и рассматривал паркет чердака, старенький, стёртый, но в меру чистый. Не гнилой. Он здесь сможет отоспаться, и даже остаться на пару дней, если девочка не выгонит его с паники на улицу. Туда, где снуют похитители детей... Может всё-таки зря он ей рассказал?
Мальчишка метался внутри, и метания не вовремя так вожжёй псу под хвостом укусили рассуждения девочки о общении с "незнакомыми взрослыми".
- Нет, не говорили! - вдруг взвился Чиж, аж подскочив с корточек на ноги и обиженно топнув. - Нам говорили - вон видишь у этой девочки платок из кармана торчит? У неё таких 20, а стоит каждый, двадцать пенсов. Возьми у неё из кармана платочек и будешь сыт два дня, ага.
Чиж фыркнула, отвернулся и покраснел. Вот ведь... глупая! Учит его, ага. А кто такие бобби даже не знает.
Смущался, мальчик, конечно не чужой недогадливости, а неловкости разговора, и тому, что сам вспылил. Ну знал же с кем говорит, ну...
- Нам на улице... другие напутствия говорят, ага. Не няньчатся с нами. Есть возможность - схватил возможность, ага.
Он опять стал дышать глубоко и пыхтяще, как ёжик, а потом плюхнулся назад на пол, скрестил ноги и стал максимально по-взрослому обсуждать опасения Генриетты. Он тоже... не дурак, ага.
- Мы все приюты не оббежим, пока оббегать будем - поймают десять раз, ага. Не все нас послушают, это два. А три, - мальчик для выразительности отгибал пальцы, -  что если все-все со своих постелей встанут и куда-то пойдут - моментально воспитатели тревогу поднимут, ага. А там, знаешь, розгами до крови оприходовать могут. Нет, мы в дом с привидениями уйти не можем. Да и вообще, там шайка Рябого Джо прячется, они за такое гостеприимство на попу отпечатков понасажают, ага.
Когда Генриетта замолчала, озабоченная раздумьями, он тоже примолк. По-хорошему, Чижу вообще хотелось ей буркнуть: "Ну не лезь ты в это дело, ага!". И вообще. Отоспаться и уйти. Куда-нибудь. Ясное же дело, что там такие люди задействованы ОГОГО. Сам "Бык" Билл, а у него аж 2 завода! Это вам не хухры-мухры, у этого всё на мази. Кто на него надавит? Конечно, есть один человек, о нём Искорка говорила, он за народ, он мог запугнуть, но втягивать своих не хотелось, ой как не хотелось. Ведь дело тёмное, дело страшное. И что если она права? Что если воспитатели в деле?
Чиж невольно впил пальцы в волосы, одолеваемый душевными терзаниями.
И тут Генриетта вдруг бодро и чётко заговорила и Чиж чуть на месте не подскочил.
- Тише-тише, не строчи, как машинистка! Постой... Леди Лилиан? Это такая... ну на карете чёрной с солнцем ездит? Она же покровитель нашего приюта! И c Ар... - Чиж вдруг сбился, и очень неуклюже перескочил, - с ребятами она хорошо в общем общается, ага. Ты... ты напиши, - вдруг кивнул он, - Обязательно напиши. У нас владелец приюта перед каждым её приездом такой шухер наводил, всех в чистенькое, всех отмыть, даже каштаны жареные давал. Боялся, что что-то не то о приюте узнает. А значит она не с ними, ага.
Парень просиял и вдруг подскочил к Генриетте и взял её за плечи.
- Да ты хоть понимаешь, как мне с тобой повезло?!
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

+1

14

Вспышку Генриетта предпочла проигнорировать, только прислушалась, не разбудила ли она кого-нибудь. Но, единственными источниками звука были по-прежнему они. Так что девочка лишь вздохнула и покивала, соглашаясь с доводами Чижа. По крайней мере насчет того, что вдвоем они все приюты точно не оббегут, а вот все остальное ее несколько огорчило и возмутило. Слушать каких-то взрослых, зная, что они увозят других и не возвращают, но при этом не слушать своих же сверстников? И где в этом логика? Но если Чиж так уверено об этом говорит, то спорить смысла не имеет, он свою компанию в любом случае знает лучше.
- Я не машинистка и не строчу, - а вот тут Генри снова немного обиделась, - а говорю, - и замолчала, обдумывая новые сведения. Если леди Лилиана и правда покровитель этого приюта, тогда все действительно значительно проще, даже если леди Аленари еще не вернулась. - Если он чего-то боялся, значит, точно в сговоре с теми. - Наконец твердо проговорила Генриетта, лично у нее не было иных вариантов, а тут все напрашивалось само собой. Если бы у этого владельца совесть была бы чиста, то леди Сантар наверняка бы была в курсе, а вместе с ней и полиция. - Я напишу завтра с утра, и, знаешь, приглашу ее сразу сюда, - времени у них, судя по всему было не так уж много, так что терять его на переписку не стоило, да и Чиж мог повторить свою историю куда лучше, чем она, к тому же вспомнив может быть еще какие-нибудь детали. И обязательно завтра надо будет принести карту Лондона, вдруг удастся по ней понять, куда могла ехать та карета?
Благодаря намеченному плану действия Генри почти совсем успокоилась, но внезапный порыв мальчика, схватившего ее за плечи вновь выбил из колеи и смутил. Девочка открыла было рот, чтобы выдать тираду о правилах приличия, но вместе этого серьезно покачала головой:
- Нет. Повезло тебе, когда ты сбежал от того Быка Билла, и еще раньше, когда оказалось, что ты для экспериментов не подходишь. А я просто пытаюсь тебе помочь. - Она высвободилась из хватки Чижа. - Я сейчас принесу одеяло и подушку. - С этими словами все еще смущенная Генриетта поспешила вниз. Обычно со сверстниками общение у нее не ладилось, и уж тем более никто из них никогда не утверждал, что ему с ней "повезло".
Вернулась девочка не только с обещанными спальными принадлежностями, но и с еще одним свертком, который она сразу вручила Чижу. Сверток оказался тонкой шалью, в которую была завернута стопка тех самых белых носовых платков.
- У меня их действительно много, - сообщила Генриетта Чижу, устраивая подушку на кушетке и туда же укладывая одеяло, - и шаль тоже продай или подари кому-нибудь. Я приду завтра утром, только не шуми больше, ладно? Спокойной ночи. - Девочка чуть улыбнулась, подхватила лампу и поспешила к выходу. Дверь на чердак она на всякий случай закрыла, а ключ положила к первому. Так и Чижу спокойней, и слуги точно на чердак войти тихо не смогут.
***
Ну а сразу после завтрака, как и обещала, девочка тихонько поднялась к Чижу, принеся с собой новый поднос, на этот раз с горячей кашей с орешками, гренками и какао. Когда она заявилась за "добавкой" на кухню, кухарка чуть половник не утопила от неожиданности. Эпопея с "малоедством", конечно, давно прошла, но Генри никогда не отличалась хорошим аппетитом, а тут целая добавка, женщине было чему удивляться.
- Чиж, это я. - Тихо позвала Генриетта, заходя на чердак и ставя поднос на стол. - Доброе утро. Ты пока завтракай, а я сбегаю за бумагой и чернилами, сразу напишу письмо леди Сантар, а то потом не успею, учитель придет. - Вернулась назад Генриетта быстро, кроме бумаги и письменных принадлежностей принеся еще пару больших книг в темных обложках. - Это альбомы с рисунками разных животных и растений, - их девочка сразу подвинула Чижу, - чтобы тебе тут одному не скучно было. - Она не была уверена, умеет ли мальчик читать, а потому прихватила из библиотеки именно те книги, в которых картинок было больше, чем текста, так и время быстрее пройдет, и ему будет не слишком скучно. По крайней мере самой Генри в обществе таких книг в детстве никогда не было скучно.
"Так, и чтобы написать? - девочка присела перед старым бюро, сдергивая с его исцарапанной поверхности чехол. - Суть дела точно нельзя излагать, мало ли кто заглянет... Все должно быть аккуратно, не вызывать подозрений и в то же время составлено так, чтобы леди Сантар сразу обратила внимание." - Еще немного посверлив чистую поверхность листа взглядом, Гериетта обмакнула перо в чернильницу и, высунув от усердия кончик языка, принялась выводить строчки. Первый вариант она забраковала где-то на середине, второй - когда ставила точку и перечитала еще раз, но третий вроде бы вышел именно таким, как надо.
- Смотри, как по-твоему? - наконец, Генриетта отложила перо и повернулась к Чижу, с выражением зачитав с листа. - Добрый день, леди Сантар. Выражаю искреннюю надежду на то, что Вы пребываете в добром здравии. Обстоятельства вынуждают меня нарушить Ваш покой и просить Вас навестить меня сегодня, семнадцатого ноября, дома в два часа дня. Дело не терпит отлагательств и я уповаю на то, что Вы сможете приехать. Искренне Ваша, Генриетта Манро. - Вслух звучало даже еще лучше, чем читалось про себя, по крайней мере так казалось самой Генри. - Нормально вышло? И что за дело не уточняется, и сразу ясно, что все-таки дело срочное.

Отредактировано Henrietta Manro (15 февраля, 2018г. 22:57:31)

+1

15

Это была самая сложная, в моральном плане, ночь для Чижа. Потому он почти не спал. Его... его смущало буквально всё! Застарелые уличные инстинкты под руки подбивали схватить принесённые девочкой шаль, платки, да ещё и пару вещиц с чердака и искать убежища у старого "учителя". Вдруг бы за это он его не сдал?
Мысль пришла и быстро ушла, потому что глупая она, страшно глупая.  И неблагодарная, а он, Чиж, потому с улицы в приют и подался, что ему жизнь карманника не особо то нравилась.
За этой мыслью плелась другая, о снующих по улицам головорезах "Быка", а потом смутные воспоминания о леди Сантар, которая казалась слишком беззаботной и доброй, чтобы понимать что-то в уличной жизни, потом о самом вкусном ужине и о том, что ему страшно непривычно спать на такой мягкой подушке, а потом и вовсе о странной девочке Генриетте, которой он дал себе слово что-то принести. Интересно, что?...
С последними мыслями он наконец задремал и проспал часов шесть, что для уличного мальчика в целом было не плохо.
Поначалу, когда Чиж только очнулся, он испугано заозирался, совершенно не признав чердак в свете солнца. Честно сказать, он всё произошедшее был готов отнести к хорошему и дурному сну, пока не раскрыл глаза.
На проверку склад старых вещей дома Генриетты оказался очень похож на заставленную комнату, в которой все предметы мебели закрыты тканью от пыли и солнца. Отчаянно скучая в этой клетушке, мальчик походил и снял ткань с пары вещей. В дальнем углу, например, оказался маленький стол-секретер, где под наклонной столешницей обнаружились письменные принадлежнолсти, небольшие весы, лупа, какая-то книга с заметками, и несколько фотографий мужчины средних лет, темноволосого, кудрявого, на фоне какого-то диковатого пейзажа. Там даже мартышка была. Как на ярмарках. Немного небрежно положив фотографии назад на наклонную столешницу, Чиж также небрежно накрыл это всё тканью, и пошёл изучать дальше.
Именно где-то на этом моменте в замочной скважине заскрипело и мальчик, замерший от первого шока, бросился за коробки и затих.
- Чиж, это я.
- Уф! - выдохнул он, выходя к Генриетте и сияя при виде еды. - Надо того... стук условный придумать. Ага. Чтобы я того, не попался никому из ваших.
Он подхватил у девочки поднос, быстро сел на пол и стал жадно кушать. Чуть аккуратнее, чем вчера, но "шпашибо" всё равно сказал с набитым ртом. Пока мальчик с наслаждением жевал, девочка писала. В свете утра и сытости, Чиж пребывал в полной эйфории и уверенности, что мир посмотрел в их сторону тепло и благостно. Ему решительно всё нравилось, правда книги он не взял, потому что книги он вообще никогда не читал. Но постарался к письму Генриетты отнестись с максимальной серьёзностью. Он хмурил брови, слушая, и... ничего не понял. В смысле нет, большая часть слов ему была знакома, но он никак не понял, что вообще было сказано и зачем, и почему так сложно? У мальчишек записки обычно состояли из трёх-четырёх ключевых слов, в которых ёмко выражалась вся суть происходящего. "Ну ничего. Это всё отпечаток её знатаности", - думал про себя он, - "они никогда не нуждались в том, чтобы шифроваться, вот и пишут много и не по делу". Найдя правильным относиться к этому снисходительно, Чиж покивал:
- Да-да, всё хорошо... А что такое "уповаю"?
И тут с наклонной столешницы секретера с шелестом упали фотографии рассыпавшись по полу под тканью. Мальчик неловко почесал затылок.
- Я того... прости убрать забыл.
[nick]Чиж[/nick][status]сирота казанская[/status][icon]http://s4.uploads.ru/Srvq5.jpg[/icon]

+1

16

- Придумаем, - кивнула Генриетта, вполне довольная тем, что Чиж оценил ее старания, - например, один раз, потом интервал, перерыв, в смысле, и еще два раза. - По крайней мере именно такими стуками обменивались герои в одной из прочитанных книг. И им тоже вполне сойдет, пусть и будет повторяться, но вряд ли кому-то другому придет в голову использовать на чердачной двери пароль из книги. Если кто из слуг и забирался на чердак, то делал это крайне редко. - А "уповаю" это значит наде... - Генри осеклась, отвлекшись на выпавшие из-под ткани фотографии. Мгновение девочка в ступоре смотрела на них, а потом поспешно кинулась подбирать и прижала к груди. Лицо у нее при этом было такое, что становилось ясно, извинений Чижа она попросту не слышала.
Меньше всего Генриетта ожидала найти фотографии отца здесь, когда они абсолютно все должны были лежать в его кабинете, даже те, которые раньше висели в гостиной. Бабушка, конечно, ругалась, когда девочка их сняла и перетащила в свое убежище, но назад вернуть не потребовала. И вообще этой темы больше не касалась. Но здесь, на чердаке, в месте, которое практически никто не посещает, они были еще менее уместны, чем в гостиной на всеобщем обозрении. Кто вообще их посмел упрятать сюда?
Генри закусила губу, серые глаза резко повлажнели, словно девочка собиралась вот-вот расплакаться, впрочем, слезы так и не пролились. Пусть слуги и бабушка посмеивались над ее приверженностью этикету, но только он сейчас удержал от того, чтобы не расплакаться при мальчишке. Вместо этого Генриетта гордо вскинула голову, заодно загоняя все слезинки обратно, и сказала голосом ломким и более тонким, чем обычно:
- Я сейчас передам это послание посыльному, а потом у меня будут уроки. Ты пока посмотри альбомы, там действительно красивые рисунки и фотографии животных, растений из других стран. - Она смолкла, судорожно вздохнув, потому что к горлу опять подступил комок. - А потом приду. Одна или с леди Лилианой. Хорошо?

0

17

- Эй... ну ты чего, ну? - неловко, и чувствуя себя крайне неуместно попытался ободрить Чиж, протягивая руку для того, чтобы коснуться плеча девочки. Но та раньше успела вскинуть голову, будто норовистая лошадка, пропищала что-то вроде дальнейшего плана действий и мальчику не оставалось ничего, кроме как неуклюже "агакнуть".
Дети условились о стуке и разошлись. Чиж честно взял книгу, полистал её с умеренным интересом и отложил, с куда большим энтузиазмом осмотрев чердак, заставленный настоящими, не нарисованными вещами.
***
Послание застало Лилиан, можно смело сказать, врасплох. В виду надвигающейся зимы, все светские приятельницы Лилиан запаковали атласные и бархатные платья в чемоданы, погрузили их в кареты и разъехались по провинциям, переживать стужу в родных поместьях. Лили тоже надеялась на возвращение в Порфри-холл, но отец тянул, тянулись и дни. За окном изредка выпадал влажный снег, но чаще Лондон утопал в унынии дождей и грязи, стабильных смогов по утрам, которые хотелось проспать.
В этом тягостном желе из дней, Лилиан варилась в своих тревогах и переживаниях, как в адском котле. Особенно в тревогах о детском приюте. Увиденное ночью пару дней назад подарило ей несколько кошмаров и бессонницу.
Потому было ужасно странным получить во всём этом ноябрьском унынии такое простое, но такое решительное послание от маленькой воспитанницы сестры. Лили была так удивлена, что ей даже стало стыдно и неловко. Она обещала Аленари присмотреть за девочкой, но виделась с ней только раз, в парке и тогда юная Генриетта Манро не проявила к знакомству большого энтузиазма, а пожилая миссис Манро слишком пристально рассматривала Лили, и слишком часто повторяла, что она похожа на мать, отчего неловко было уже самой леди. Более того, по приходу отец отзывался прохладно о миссис Мэгги Манро, так что общение с семьёй покойного учёного на месяц затухло.
А сейчас Лили виновато и смущённо свернула конверт, запахнула утренний халат и набросала вежливое согласие приехать, думая, с кем бы она могла покинуть дом.
***
Отец уже не первый день выражал желание найти Лили компаньонку, но пока она обходилась пожилой баронессой Ведервиль, невероятно болтливой и простодушной женщиной. В её компании пришлось оставить миссис Манро уже через 10 минут пятичясового чаепития. Генриетта под предлогом того, что хочет показать Лили альбомы отца, утянула Лили на второй этаж. Поднимаясь по лестницам поместья, девушка с искренним интересом рассматривала диковинные вазы или статуэтки на полках, все были собраны здесь, как вещи из музейной коллекции.
- Вам повезло родиться в такой семье, мисс Манро, - попыталась завести разговор Лили, - Я в некотором смысле тоже росла среди диковин. Правда, мои братья предпочитали присылать мне живые диковины. Всё детство у меня был зоопарк из странных животных, с которыми никто не знал, как обращаться.
Она улыбнулась, когда девушки поднялись на второй этаж.
- Вы писали, что дело не терпит отлагательств, я вся внимание.

+1

18

Еще никогда день не тянулся так долго, а Генриетта невнимательна на уроках. Ее мысли витали, где угодно, но только не в истории или словесности. Слишком много всего произошло за ночь и утро, чтобы девочка обращала внимание то, что говорил мистер Барнз. Странные похищения детей на опыты, Чиж, надежно спрятанный на чердаке, ответ мисс Сантар, который принесли одновременно с приходом учителя, отцовские фотографии, найденные на чердаке, снова похищение. Зачем? Что за опыты? Действительно ли в этом замешаны ученые и почему они связались с такими людьми, как этот Бык? Судя по прозвищу и тому, что рассказал Чиж - жуткий тип. Разумеется, учитель видел, что его ученица сегодня витает в облаках, но предпочитал игнорировать этот факт и к порядку ребенка не призывать. Лучше уж пусть сидит с отсутствующим видом, чем в очередной раз влезает со своими комментариями и дотошными исправлениями. Так что лично для него урок пролетел как никогда незаметно, а вот девочка просто изнывала, то и дело проверяя на месте ли ответ от леди Сантар.
Бабушка, конечно, очень удивилась тому, что Генриетта проявила такую инициативу, но и довольна - тоже. Судя по всему леди Лилиана ей очень понравилась, сходством ли с матерью, личными ли качествами, но живости она проявила точно больше Генри, которой больше всего хотелось сразу провести леди на чердак, потому в разговор она не вступала, зато сидела как на иголках, с досадой стискивая край скатерти. И даже вопреки всем приличиям утащила гостью из-за стола, даже не дав толком попить чаю. Впрочем, дело было настолько важным, что извиниться за нарушение правил можно будет и потом. Правда, для Чижа она кусок пирога все-таки прихватила, спрятав от глаз бабушки и пришедшей с леди Сантар баронессы, за спиной.
В коридор Генриетта выскочила с недостойной поспешностью, но уже там спохватилась и пошла медленней, поглядывая на леди Лилиану и, чего уж там, пытаясь понять, сможет ли она помочь. К определенному выводу девочка так и не пришла, решив отложить решение этой задачки на тот момент, когда Чиж все ей расскажет.
На слова леди Сантар Генри пожала плечами и сказала:
- Когда я была маленькая у нас жил жако, но он залетел в кухню, ударился обо что-то и свалился в кипящую кастрюлю. Бабушку это расстроило и папа больше не привозил животных. - У самой Генриетты животных как-то не было, даже рыбок в аквариуме, да она и никогда их не просила. Животные имели свойство умирать и ей это не нравилось. Другое дело статуэтки, маски и прочие диковинки из других стран, которые словно бы насквозь были пропитаны их духом.
Когда они остались один и леди Сантар заговорила о деле, Генриетта остановилась и серьезно посмотрела на девушку, помолчала, а потом все таким же серьезным тоном, хмурясь, вместо каких-либо пояснений, попросила:
- Поклянитесь самой страшной клятвой, что если не сможете помочь, то никому ничего не расскажите. Иначе это может навредить одному хорошему человеку. - Дальше она повела ее только тогда, когда несколько обескураженная леди поклялась. У двери на чердак Генри вновь остановилась, стукнула в дверь так, как они договаривались с Чижом и только после этого вставила ключ в замочную скважину и повернула его.
- Чиж, это я. И я привела леди Сантар, - сообщила девочка весьма довольно, закрывая за леди дверь и вновь ее запирая. - И пирог принесла, только чай не взяла, бабушка бы вопросы стала задавать. - Она протянула тарелку с куском пирога появившемуся из-за укрытия мальчику.

Отредактировано Henrietta Manro (18 февраля, 2018г. 22:21:58)

+1

19

Простодушное равнодушие девушки к погибшему жако немного напоминало о сестре. Только та бы ещё сказала: "Вот же глупая птица!". Её юная подопечная предпочла комментарии не озвучивать, что определённо было правильным решением. Дальше разговор пошёл очень... м, высокопарно. Детям свойственно придавать очень больше значение очень маленьким вещам, и это прекрасно. Взрослые не могут уделить должного внимания даже огромным...
Лилиан мягко улыбнулась на просьбу о клятве и приложила руку к сердцу:
- Клянусь своей бессмертной душой, ваш секрет не будет разглашён пока вы сами того не пожелаете, мисс Манро, я слушаю.
И она слушала, признаться потеряв весь лоск взрослой беспечности уже на первых фразах о детях. Леди Сантар сначала немного побледнела, потом в её глазах чётко отразилась тревога, а потом и отдалённые искорки гнева, снова менявшиеся тревогой и опять гневом.
- Вы не представляете, насколько это важно и насколько это плохо, мисс Манро... - негромко проговорила Лили, невольно потянувшись к вороту платья. - Я хочу видеть этого мальчика сейчас.
Опыты! В голове не укладывается, но... но ведь всё складно. Опыты! Вот что стало с несчастным Фредди! И с прочими... Это... это просто отвратительно! Если только Арон был бы здесь... Она знала, что не может посвятить в проблему отца, придётся рассказать слишком много. Может Вальдена?
Каблучки леди Сантар так чётко стучали по деревянному полу, будто забивали гвозди в гроб каждого недруга по очереди. От еле слышной аккуратной походки не осталось и следа. Опыты! Над её подопечными! Куда катиться весь этот сошедший с ума мир?!
Перед дверью на чердак Лили велела себе успокоиться. Ребёнок почти наверняка напуган. Только божьей милостью он пришёл именно в этот дом, попал именно к этой девочке, такой смелой и такой решительной, и знавшей её, Лили, пусть и косвенно. наконец-то в этих тягостных днях хоть что-то проясняется, наконец-то!
- Чиж, это я. И я привела леди Сантар.
Лили зашла на чердак, сразу увидев выходящего из-за мебели мальчишку. Да, она его помнила. Эндрю, он был из новеньких. Вроде как Искорка Арона подкинула ему идею уходить с улиц в приют, потому что криминальный мир для него был слишком бесчестным и грязным.
Лили присела на корточки, зная, что детей очень напрягает говорить со взрослыми, задирая голову.
- Ты ведь Эндрю, верно? - с мягкой улыбкой спросила Лили. Это опять была ласковая кошечка, леди всегда быстро прятала своё негодование.
- Чиж, - шмыгнув носом и вытерев рукавом этот нос буркнул мальчик, покраснев, - Оно честнее это имя, мне его ребята с улицы дали. А Эндрю, это вон в церковной книге написано Эндрю, ага. больше никому кроме бумаги я не Эндрю, ага.
- Значит Чиж, - легко пошла на попятную Лили, так же привыкшая к тому, что с детьми лучше соглашаться, тогда они считают тебя другом, а не скучным тираном. - Знаешь, я верю вам, верю тому, что произошло. Буквально два дня назад я была ночью в приюте, ребята рассказывали мне, что Фредди вернулся и что он ведёт себя странно.
- Фредди? Он пропал ещё до меня. Мне сказали, что он ушёл, ага. Зарабатывать большие деньги, ага. На заводе... -последнее Эндрю буркнул с особой ожесточённостью и даже вздрогнул. Лилиан очень захотелось взять томик стихов и ударить "Быка" Билла меж его рогов... Она конечно леди, но общение с Ароном не могло не сказаться на её мыслях о решении проблем.
- Эй, - Лили положила руку на плечо Чижа, - я не брошу никого из вас ни на каком заводе Билла. Расскажи мне всё. Там были другие дети из приюта? Где именно этот завод? Как хорошо его охраняют?
- Вы ж не полезете туда? - недоверчиво спросил Чиж, - Вы леди. У вас юбки.
Лили не выдержав подавилась смешком:
- Нет, я не полезу. Но вы же не просто так меня сюда позвали, верно?
Чиж просиял и зачастил!... Всё оказалось ещё хуже, чем казалось на первый взгляд.
- Нам нужна помощь, - сказала Лили незатейливую мысль после всего этого рассказа, - Но прежде, мисс Манро, не обременит вас приютить Чижа ещё хотя бы на сутки? И, возможно, есть смысл поставить в известность о госте вашу бабушку? Я думаю, что это будет лучше, нежели миссис Манро узнает всё сама. Она кажется... решительной женщиной.

+1

20

Девочка снова слушала рассказ Чижа очень внимательно, вдруг мелькнёт что-то ещё. Вот имя, например, или то, что кто-то из украденных детей вернулся. Только что леди Сантар подразумевает под этим "странно"? Генриетта точно знала, что взрослые вкладывают в это слово очень много значений. Ее вот тоже некоторые называли странной, хотя уж в ней-то ничего необычного не было. Но свой вопрос Генри придержала до того момента, как Чиж закончил говорить. Сейчас, при свете дня и в присутствии взрослого, все выглядело не так жутко, а просто страшно и неправильно. А вот предложение рассказать бабушке несколько обеспокоило:
- Рассказать бабушке? - закусила губу девочка. Нет, гостя она не стеснялась, но и волновать миссис Манро не хотела, точно зная, что несмотря на всю решительность история с похищениями и экспериментами сильно ее взволнует. - Только без той части про эксперименты, бабушке нельзя слишком волноваться, а она в последнее время часто это делала.  - Генриетта тяжело и совсем по-взрослому вздохнула. - Только про то, что Чижа незаконно заставляли работать на фабрике. И я не против, чтобы он жил здесь, я же обещала помочь, а леди слово держит. И что странного было в том вернувшемся Фредди? Он как-то себя необычно вел или что-то ещё? - скорее всего дело было всё-таки в поведении, ведь зелёную кожу, как гость видел у мальчика в том месте, или ещё что-то подобное заметили бы. Даже если воспитатели в сговоре с теми, то заметили бы другие люди, да и другие воспитанники бы подняли тревогу раньше. И зачем его вообще выпустили? Или как Чиж, мальчик умудрился сбежать сам?
"После экспериментов? - сама же у себя спросила Генриетта. - Нет, вряд ли. Те два профессора из университета говорили, что лабораторная мышь даже лапкой пошевелить не могла. Конечно, мышь это не человек, но всё-таки..." - поэтому спрашивать девочка этого не стала, да и вряд ли у леди Лилианы у самой был ответ на этот вопрос, поэтому она задала другой.
- А к кому вы обратитесь за помощью? Леди Аленари вернулась? - если так, то тогда все действительно хорошо, потому что как и Чиж Генри совершенно не была уверена, что леди Сантар сможет куда-то залезть. Правда, дело тут было вовсе не в юбках. Всё-таки она была леди, а им точно не пристало заниматься чем-то таким, пусть и принимает девушка живое участие в судьбе Чижа.
Себя Генриетта, конечно, тоже считала леди, но она уже пообещала, что поможет, а это было важнее всего остального. О том, что эта самая помощь может вполне ограничиться убежищем для мальчика и приглашением на разговор леди Сантар, девочка даже подумала, хотя бы потому, что не считала это действительной помощью. Ну приютила, ну позвала, что в этом такого? Ведь ещё не найдены все преступники и дети наверняка ещё пропадают.
- И ещё, - встрепенулась Генри, - Чиж говорил, что если мы предупредим других детей о том, что с ними могут сделать, они нам не поверят. Но если в приюте появилась жертва похищения, да ещё и странная, может быть вам удастся их убедить, ссылаясь на него в качестве примера? Это не решит проблемы, но может хоть как-то поможет приостановить в этом направлении? - девочка старалась говорить серьезно и сдержано, как взрослая, но от волнения все равно частила. - Вам-то они больше поверят. И я думаю, что воспитатели могут быть в сговоре с похитителями, поэтому о пропавших никто не сообщает. - Конечно, взрослые терпеть не могут, когда при них кто-то что-то говорит про других взрослых, но сейчас стоило рискнуть и предупредить. - Так что с ними наверное стоит быть осторожней. - Генри испытующе смотрела на леди Сантар, пытаясь по ее лицу определить, какая реакция будет на ее слова.

0

21

Юная мисс Манро уже всё продумала. Она была готова составить план действий и посоветовать, куда следует обратиться и сколько людей с собой взять. Такой бойкости и решительности можно было позавидовать. Вот Лили, к сожалению, не могла сказать, что история с экспериментами над детьми её приюта расщёлкнется так легко. Но она могла сказать, что не позволить детям остаться под ударом и действовать самим, тем более маленькой мисс Манро!
- Сестра, к сожалению, пока в плавании, - мягко ответила Лили, внутри встревоженная как потерявшая котят кошка. К кому на самом деле обратиться? К Вальдену? сможет ли брат найти столько людей да и... Господь всемогущий, как это может отразиться на его репутации? Ведь он не привык делать всё... участвовать в таких... сомнительных делах. Как Арон. И предупредить приюты... это же моментально станет первой статьёй в газете - леди Сантар колесит по Лондону и предупреждает приюты о том, что детей пускают на опыты! Отец её уничтожит...
Лили думала, непроизвольно приложив ко лбу руку и кусая губу.
Но ведь есть другие способы. Есть оставленные на обочине жизни, юркие, ловкие, забытые дети. Такие как Искорка и посыльный мальчик Билли. Ребёнок всегда охотнее поверит другому ребёнку. Разве Эндрю и Генриетта тому не подтверждение? Она... мало кого знает из людей Арона, но всё же может попытаться. Может хотя бы написать.
- Мисс Манро, - сказала Лили, распрямившись, - будьте так добры, принесите бумагу и письменные принадлежности. Чиж, доставишь моё послание, куда я скажу, и когда попросят - повторишь историю, уделяя большое внимание строению завода.
Чиж закивал, а потом вдруг насторожился.
- Вы ведь не к бобби меня посылаете? Меня бобби не послушают, я того... бродяжного вида слишком.
- Нет, Эн... Чиж, - странно улыбнулась Лили, - у меня есть знакомые, которых не пристало иметь леди, но вы ведь никому не расскажите?
Только бы Франциск не послал её к чертям с её просьбой устроить на заводе диверсию и освободить детей!

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Мыши под крышей