Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » "Метод лабиринта" как способ наладить сотрудничество


"Метод лабиринта" как способ наладить сотрудничество

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sa.uploads.ru/6s0G7.jpg

Stephen Livingstone, Adam Spencer.
12 февраля 1886, Бримстоун, Затонувший корпус, Лаборатория мистера Спенсера и далее.

Профессор Джилман всегда отличался вздорным характером. Частенько последствия его выходок разгребает его ассистент - Адам Спенсер. В очередной раз так и выходит: утешат ли извинительные улыбки мистера Ливингстона, надеявшегося на плодотворное сотрудничество?

+1

2

Доктор Ливингстон в этот вечер покинул лабораторию профессора Джилмана в Затонувшем Корпусе, пребывая в замешательстве и молчаливом гневе. Нет, он, разумеется, был наслышан о непростом характере светила бримстоунской зоологии, но даже не смотря на это предполагал, что профессор ухватится за предложенную им идею исследования. Тем более, что Ливингстон уже и сформулировал задачи и набросал первоначальный план. Предложенное направление было весьма перспективным, да что там, одним из самых перспективных, ведь армия, колониальные владения, да и бурно растущее население островов требовало все все более высокого уровня и изощренного мастерства от медицины. А сама активно развивающаяся медицина изыскивала все новые фармацевтические средства, в чем ксенозоология могла оказаться просто неисчерпаемым источником. Любая научная работа на стыке этих двух наук просто не могла остаться незамеченной ученым сообществом Британии, а то, может, и принесла бы мировую славу, а тут вдруг... отказ? Да еще данный таким тоном, словно перед профессором стоял какой-нибудь студент-грантист, а не уже заработавший определенную репутацию в научных кругах доктор.
"Что они здесь о себе возомнили? Равняют себя с Оксфордом?!"
Несмотря на то, что Ливингстон был во многом обязан Бримстоунскому Университету за полученные здесь на курсе ксенозоологии знания, сейчас он мысленно ворчал, поминая Бримстоуну его репутацию университета-выскочки, отошедшего от академического пути и погрузившегося в пучину сомнительных и подчас псевдонаучных исследований - оккультизма, герметики и прочего, от чего долгое время открещивались его солидные "старшие собратья" по науке. Не утешал даже тот факт, что отказ был не полным и бесповоротным, что в качестве сотрудника Джилман предложил кандидатуру своего, якобы очень способного и трудолюбивого аспиранта. И зная Джилмана, трудно было не усматривать в этом какое-то тонкое оскорбление, поданное под видом любезной услуги своему коллеге-ученому.
"Но, в конце концов, аспирант аспиранту рознь," - пытался уговорить себя доктор, понимая, что исследование для него слишком значимо, чтобы отказаться или потратить еще какое-то время на поиск другого сотрудника. - "Он может оказаться и вполне толковым человеком. К тому же, действительно увлеченным, ответственным и не заработавшим еще скверное стремление почить на лаврах. В отличие от некоторых именитых коллег."
В любом случае, не посмотришь - не узнаешь. Доктор достал из кармана старые часы, пережившие не только путешествие в Индию, но еще и студенческие годы. До последнего рейса "Калана" к городской пристани оставалось не так много времени, но на первое знакомство его должно было хватить. И доктор направился к указанной Джилману лаборатории по опустевшему коридору Затонувшего Корпуса. Из-под двери, у которой он остановился, пробивалась тонкая полоска света, а ведь, судя по часам, в университете должно было подходить к концу время ужина. "Аспирант аспиранту рознь," - напомнил еще раз себе доктор Ливингстон, прежде чем толкнуть дверь в лабораторию.
- Мистер Спенсер? Я доктор Стивен Ливингстон.
Взгляд собеседника показался доктору не то настороженным, не то даже чуть испуганным, не то просто недовольным тем, что его отвлекли от текущей работы. А сам Спенсер чем-то напомнил доктору его самого в студенческие годы - такой же небрежно одетый, перманентно забывавший причесаться и засиживавшийся допоздна в лаборатории или за чтением.
- Мне Вас порекомендовал профессор Джилман в качестве потенциального коллеги по научной работе. У Вас найдется время об этом поговорить?

Отредактировано Stephen Livingstone (12 февраля, 2018г. 01:42:07)

+1

3

Еще немного, и Адаму Спенсеру самому понадобились бы препараты. Несколько оглушенный вопиющей нехваткой сна в организме, он торопливо сновал между нескольких заваленных до невозможности круглых столов, с трудом не сбивая бесконечные занятые чем-то мутным колбочки, торчащие с закладками углы книг, свернутые в трубочку атласы и прочие атрибуты жилища вечно ищущих умов. Его лаборатория превышала его скромную комнатку в несколько раз; у южной стены, напротив занавешенных тяжеленными пыльными шторами окон нашел пристанище огромный аквариум. Превышая человеческий рост в высоту и два – в длину, он занимал добрую половину стены и должен был вскоре стать приютом для чего-то огромного. Во всяком случае, это существо обещали доставить третьего дня. Ненадежная лестница вела на импровизированный помост у толстого стеклянного края. У стены западной между стеллажей притаилась пара аквариумов поменьше и два нечищенных пустых террариума. Странное существо, напоминающее помесь крупной ящерицы с аксолотлем, прильнуло к стеклу, и его темные глаза неустанно отслеживали перемещение Адама, пока его сородичи раздирали на части очередную рыбью тушу. Оно то и дело меняло цвет, и на самом деле Адам с удовольствием сбагрил бы этих проказников каким-нибудь любителям рептилий, но начальство было неподкупно: может дышать под водой, значит изучает мистер Спенсер.
Лаборатория еще помнила запах духов мисс Аттли, любезно заглянувшей к доброму другу за образцами отпечатков для микроскопии. Когда она покинула эту обитель, Адам позволил себе присесть на четверть часа и выкрутил газовые лампы. По мере приближения вечера света становилось все меньше, а тот ведь и так был здесь нечастым гостем – не в феврале.
Итак, чего от него хотели? Фармакологическая компания, некогда давшая ему грант на обучение, и по сей день якобы спонсирующая его деятельность, хотела от него некое действующее вещество. Изначально уговор был совершенно иной: чернила осьминога, противовоспалительный эффект, местное действие. В некоторых случаях это действительно помогало, увы, не настолько хорошо, как ожидалось. Даже те новые виды, которые другие ученые университета предпочитали называть ксеносами, не давали нужных результатов в этой области. Разве что ухудшали состояние, оказывая системное влияние на синтез норадреналина. Безнадежно.
Теперь же, не смирившись с неудачей, управляющий требовал синтезировать нечто из шкуры этих странных созданий: нечто, что научило бы людей по своему желанию менять цвет кожи. Абсурд, да и только. Адам, скептично относившийся к заданиям от человека, ни грамма не смыслящего в медицине, все же уступил и отделил хвост для изучения, но никаких подобных веществ выделить ему разумеется не удалось. Но он нашел кое-что еще. Препарат подсыхал у газовой лампы, а девушки из инженерного крыла обещали улучшить его микроскоп к следующей неделе; ряд химических экспериментов стоял в очереди перед сдачей статей об осьминогах. Иногда Адам жалел, что его не двое.
- А? Ох, - Адам подскочил так, будто сел на что-то острое и поспешно отер руки о серую салфетку. Он ожидал, что Джилман примется отчитывать его за безделье, но голос…Адам нахмурился и выглянул из-за аквариума, с некоторым подозрением глядя на вошедшего мужчину. Тот не был ему знаком. Выше него, старше и немного опрятнее. – Приветствую.
Адам принял его за помощника, которого фармацевтическая компания угрожала ему навязать, и потому несколько стушевался и зажался, что отразилось на его лице. Следующий вопрос помог ему немного расслабиться: выдохнув, Адам поднял руку, мол, понимаю, и его лицо наконец разгладилось. Джилман. Ох и несносный человек.
- Да, я…проходите, - Адам кивнул куда-то в сторону столов, а после спохватился, что стулья там также завалены тетрадями. Он быстро подхватил две маленькие стопки и уложил их на этажерку, затем смахнул пыль все той же салфеткой и сгреб учебники в сторону. – Присаживайтесь. Что вас интересует?
Он устроился стоя у соседнего стола. Пара про-аксолотлей зашебуршалась по каменистому дну аквариума, щуря любопытные глазки. Нет, эти существа были слишком умными. Возможно, даже на уровне мышей или крыс, что было довольно странно для амфибий. Адам мучительно изогнул брови, глядя на незнакомца.
- Прошу прощения за…некоторую неучтивость профессора Джилмана. Прямо сейчас он работает над большим проектом, плохое питание и отсутствие сна кого угодно сделают несговорчивым, - Адам даже почти не врал. За исключением того, что даже при наличии хорошей пищи и сна характер Джилмана не становился лучше.

+1

4

Стивен окинул взглядом лабораторию, во многом напоминавшую ему те, где случалось работать и раньше. От прежних она, пожалуй, отличалась внушительными размерами, но ее точно также заполнял тот самый пресловутый "творческий хаос", в котором отметились и текущие проекты, и приостановленные, и итоги некоторых завершенных, и что-то пока не ставшее полноценной научной работой, а лишь служившее якорем какой-то смутной идеи, которую еще обдумывать и обдумывать. Аквариум у южной стены откровенно интриговал своими размерами, и доктор поймал себя на том, что вместо того, чтобы думать о сути предстоящего разговора, прикидывает, кого туда можно поместить, сколько особей, и как поддерживать необходимую для их обитания среду.
- Благодарю, - Ливингстон смущенно прокашлялся и присел на предложенный стул. - Речь о совместной работе на стыке ксенозоологии и медицины, которую я собирался предложить профессору, однако он счел Вас в достаточной степени профессиональной кандидатурой, чтобы заменить в этом деле его. Так вот...
Доктор выложил на стол и открыл папку с материалами, невольно покосившись на аквариум с рептилиями, внешне напоминавшими аксолотлей.
"Ух ты!" - в душе доктора Ливингстона моментально проснулся тот юный любознательный Стивен, что ловил медянок в лугах родного поместья, а потом таскал его по дебрям индийских джунглей за очередой необычной птахой или змеей, описания которой он не нашел в зоологических атласах, а потом... вобщем, было еще много чего. Теперь же доктор Ливингстон пристально смотрел на неизвестную рептилию, явно не являвшуюся тигровой амбистомой, хотя, вероятно, имевшую с ней общих родственников. Рептилия смотрела на доктора Ливингстона с выражением какой-то коварной иронии на морде, что, конечно же, было ерундой - откуда у ящерицы может быть мимика?
- Какие интересные экземпляры! Предполагаю, они с американского континента? Кхм, простите, я отвлекся. Так вот... - доктор бросил еще один короткий взгляд в сторону аквариума с рептилиями и решительно вернулся к теме разговора. - Несколько лет назад я работал врачом в Индии, и мне удалось найти средство, обладающее антисептическим эффектом.
История его обнаружения была отдельной песней, смахивающей временами то на детектив, то на творение местного фольклора, но ее доктор решил пропустить, чтобы не утомлять собеседника лишними деталями. Если понадобится, расскажет как-нибудь потом.
- Проблема в том, что гигантский осьминог-криптид, из лимфы которого мне удалось выделить это вещество, оказался редким видом, а может быть просто слишком сложным для добычи. Ловцы из местных колонистов неважные - чаще всего мне приходилось довольствоваться лишь отсеченными щупальцами. Целиком я это существо видел лишь один раз, да и то шкипер заломил за него совершенно неподъемную цену. Но мне удалось обмерить и зарисовать его.
Доктор достал из папки достаточно подробный рисунок, поля которого были испещрены выносными линиями и примечаниями, сделанными мелким почерком.
- Как видите, его окрас отличается от окраса тех криптидов, которых замечали ближе к нашим берегам, и вот эти странные наросты... Но пока мне не достает информации, чтобы понять, является он отдельным видом или местной морфой уже известного гигантского осьминога. В связи с этим у меня появилось множество вопросов. Возможно ли извлекать полученное вещество из лимфы его более распространенных сородичей? Покажет ли оно такую же эффективность с другими видами лихорадки, например, с южноамериканскими? Куда, в конце концов, определить нашего осьминога? Но для этого мне необходимо сотрудничество с человеком, хорошо разбирающимся в ксенозоологии, поэтому я и обратился к профессору Джилману.

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » "Метод лабиринта" как способ наладить сотрудничество