Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, заинтересованные в интригах демоны, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)
06.03
С любопытством продолжаем следить за событиями в мире. Обратите внимание на обновление темы Что происходит?

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Из искры возгорится пламя...


Из искры возгорится пламя...

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/73354.png
Наш скорбный труд не пропадет,
Из искры возгорится пламя,
И просвещенный наш народ
Сберется под святое знамя.

Aron Ferro, Francis Knight
3 сентября 1886 года

Достаточно лишьодной искры, чтобы вспыхнул дом или взлетел на воздух склад с порохом. Достаточно лишь одного рассказа обездоленной женщины, чтобы чаша терпения переполнилась. Франциск и Арон не могут остаться в стороне, когда очередной произвол промышленников оставляет без работы не в чем неповинную женщину. Настало время решительных действий.
Изменения всегда начинается с малого.

0

2

Едва ли это место чем-то отличалось от прочих - во всяком случае, не в понимании Франциска. Все бедные районы города для него были абсолютно и совершенно удручающие: одни и те же покосившиеся дома, теснящиеся друг рядом с другом так, словно им не хватает кислорода, одни и те же боящиеся своих теней горожане, не рискующие поднять взгляд на случайного прохожего, одни и те же переулки, пропахшие грязью, смертью и чужим стыдом, одни и те же стаи хищных птиц, кружащих над крышами в ожидании того, как очередной несчастный рухнет без сил прямо на мостовой и превратится в их обед.
- В следующий раз, Ферро,  когда ты предложишь мне срезать, я выберу вариант с более длинным путем, можно подумать, мы очень спешим. – Проворчал Франциск и невольно поднял голову, разглядывая ворон, порхавших над ними, словно бы уповая на то, что пара мужчин присоединятся к покойникам, наводнившим местные улицы - здесь эти создания были повсюду, как немые свидетели упадка, молчаливые в своем торжестве и пугающие в своей вездесущести. Сизый туман ползет под ногами, заставляет невольно ежиться, поднимается от люков, неумело втиснутых в извилистые дорожки, всклокоченный белесый пар, путается в и без того тяжелом, насыщенным сотней ароматов воздухе, и мешает дышать. Франциск прикрывает рот ладонью и сдавленно кашляет после каждого глубокого вдоха, но вместо того, чтобы поскорее пройти мрачные улицы и вместо того, чтобы дышать чуть реже, замедляет шаг.
- Недавно был я свидетем одного крайне занимательного разговора. Ты знаешь, я же обычно не подслушиваю чужие разговоры, потому что это было ужасно невежливо. Но поскольку тогда говорили на достаточно инетерсные темы, я позволил себе маленькую слабость и прислушался. – С ноткой ехиства в голосе произносит Найт, замечая проблески света в окне на первом этаже, но тут же невольно морщится, стоит шторке резко задернуться, а за ней мелькнуть изуродованному гримасой ненависти лицу.
- Так вот, один тип утвержал мол нам достается та судьба, которую мы заслуживаем ни больше, ни меньше. Видать, он никогда не бывал в подобных местах и даже не задумывался, почему местные детишки рождаются не в поместьях и знатных семьях, а в трущобах, и умирают от голода, холода, болезни, или он считает, что они так платят за грехи, что совершили их родители? В общем я тогда еле подавил желание схватить его и отвести в бедный райнон, посмотрел бы я, как он тогда принялся бы рассуждать о судьбе. – В привычной для себя манере вновь ворчит Франциск, окидывая взглядом местных жителей и ловя их взгляды, полные надежд, на себе.
Он знал, что у этого района дурная слава. Что тому виной: жуткие городские легенды или же просто в край отчаявшиеся люди, готовые пойти на что угодно, лишь бы прожить еще день? Найт об это мне думал. Этот район его просто угнетал, иррационально, до неприятных уколов в боку, здесь слишком сильно пахло несправедливостью, а осознание того, что всем этим людям не помочь буквально злило мужчину. Франциск не гнушался прийти, если что-то действительно нужно – но всей душой пытался избежать слишком тесного контакта, тощих назойливых рук и цепляющих одежду зрачков. Здесь никому нет дела, кто ты такой, что из себя представляешь и чем дышишь, но одновременно лезут в душу, пытаясь разгадать твои самые тайны, вынеся их на обозрение. Вот, например, вон та женщина, лет тридцати, того самого прелестного возраста, когда былая красота еще не до конца отцвела, но и время берет свое, от души награждая морщинами, складками, вторым подбородком. Приличная вроде на вид женщина, но с таким отчаянием на лице, что к ней уже лезут местные жители, готовые поживиться чужим горем, предлагая ей продать одежду или волосы на парик… Так, стоп. Франциск резко тормозит и, схватив Арона за плечо, указывает ему на эту сцену.
- Скажи, как братец, разве это не жена Тома, ну которого с месяц назад ящиком придавило? Да посмотри же, точно тебе говорю она! Чего это она тут ошивается, я думал у нее есть работа на спичечной фабрике. – Прищурился Найт, нутром чувствуя, что что-то тут нечисто, ну не станет нормальная женщина в рабочее время в одиночку разгуливать по таким районам.

+1

3

Я знаю как сократить путь, смотри как я могу, я сто раз так делал - это список фраз, с которых всегда начинаются самые занятные приключения. сейчас, например, Ферро немного заблудился, но виду не показывал. Мысленно он уже столько раз помянул Гарда, который рекомендовал свернуть именно у лавки старьевщика, что Нард наверное изошелся икотой. Да и места тт были не самые приятные. Удивительно, но на их фоне портовый район смотрелся просто предместьем дворца королевы Виктории. Этот район был просто квинтэссенцией всего того, что раздражало ферро. Грустные бедные люди уставшие от жизни и всего на свете, нищие, не способны себя прокормить и не уверенные в своем будущем. Вот тебе прямо наглядное пособие жадности промышленников. И этим людям, вынужденным ютиться по несколько семей в комнате, еще повезло, что они не попали в работный дом.
- Конечно спешим! - мужчина улыбнулся Франциску весело и задорно. - Спешим жить, любить, делать дела, наслаждаться тем, что опустились не на самое дно. Очень спешим - Ферро хлопнул друга по плечу
- А сейчас мы спешим еще и убраться отсюда, чтобы наша короткая жизнь не закончилась под вон той бочкой, где спит пес - животное внимание на двух не местных не обращало никакого. Они не несли угрозы, не нести пользы… а быть может дворняга издохла. Проверять не хотелось. Арон снова оглянулся на все эти развалины. Домами назвать эти сооружения язык не поворачивался. Под ногами хлюпала грязь и… и что еще знать не хотелось. И словно пропитавшийся смрадом этого квартала, где помимо себя воняло тухлой рыбой, Франц завел разговоры о долге, чести, месте в жизни. Тьфуй, нашел время и место!
- Конечно, ты у нас никогда не подслушиваешь, просто разлекаешь гостей и уточняешь, все ли им нравится в нашем элитном заведении - мужчина покивал другу, подыгрывая и делая вид что верит полностью.
- Судьба, судьба… Херня все это на постном масле. Человек получает то, что сам заработал, а судьба это красивые слова для придурков, которые боятся что-то менять и задницу от табурета не могут оторвать чтобы хоть как то улучшить свою жизнь - контрабандист не удержался и поморщился. мимо друзей вполне спокойно пробежала пара крыс и дворняга.
- Я тоже мог сказать, что все это судьба, вогнать своих в долговую яму и свалить куда нибудь работать, говоря что такова судьба. Я мог смириться с тем, что творил сержант, говоря что это судьба. Да вообще не пытаться что-то делать ни с при портовым районом, ни со своей жизнью, завести себе таверну, пивное огромное брюхо и жену из бедных сирот. И отговариваться - судьба. А вот хер. - Арон усмехнулся - Ты тоже мог спиться, уйти в воры, картежники или нахер, прикрываясь словами про судьбу. Все это слова лентяев и трусов. Нормально делай - нормально будет. Мне отец так говорил когда-то. - контрабандист поежился, чувствуя на себе не самые приятные взгляды. На всякий случай замедлил шаг и прислушался, но за спиной никого не было. После того, как его чуть у собственной таверны не прибили, мужчина стал осторожнее и запасся еще одним ножом. 
- Зато представь, как ты будешь смеяться над этими словами, сидя в своем загородном доме, попивая джин и лениво решая, поехать тебе сегодня на охоту, поехать в клуб или предаваться весь день похоти с молодой женой. - мужчина рассмеялся А что еще делать? если он тоже начнет ворчать, то будет только хуже. Они своим ворчанием сделают этот район еще ужаснее, чем он есть сейчас. И все же Ферро ускорился, чтобы быстрее уйти отсюда и старается не смотреть по сторонам. Ничего, настанет еще время. настанет.  Однако Францу видимо понравилось, потому что тот решил остановится и друга придержал.
- Томаса?... Аааа. Того Томаса! - Арон пригляделся. Дама, пока, выглядела прилично, растерянно и грустно. - И правда. Работала, Том, покуда был жив, сам еще рассказывал помнишь? Пойдем узнаем, а потом выясниться какая нибудь херня, а мы и не в курсе. Тем более у нее траур. МОжет сума от горя сошла? - не дожидаясь согласия или ответа Фарнца, Арон направился к женщине.
- Миссис Бекер? Это вы? - уточнил мужчина. Женщина вздрогнула и подняла глаза на подошедших. - Мы знали вашего мужа. - тут же попытался объяснить контрабандист, но осознал, что сам не помнил даже имени этой женщины. Вот морской дьявол!
- Мы не ожидали застать вас здесь в рабочий час в столь неподходящем районе… - Ферро договорить не успел. Женщина его тут же оборвала.
- Нет у меня больше работы. - в словах этих звучала обида и боль.

+1

4

От сгоревших судеб поднимается дым,
И нигде и нигде, нету места живым.

Говорят, что каждому человеку на земле уготованы и розы и тернии. Но с жизнью простых рабочих, видимо, произошла какая-то досадная ошибка, вследствие чего кто-то другой получил все причитавшиеся им розы, взамен щедро осыпая терниями, не щадя даже женщин.
- Нет у меня больше работы. - Смысл сказанных женщиной слов не сразу дошел до Франциска, он точно помнил, что миссис Бекер работала на спичечной фабрике или он путает ее с Люсиль, ночь с которой была не забываемой или может с дочерью рыбака Уилла, ночь с которой Найт предпочел бы забыть. Да нет, он еще не настолько стар, чтобы путать подобные сведения, вон и Ферро что-то припоминает.
-Но как же так? Помнится, Том в одной из наших светских бесед с таким восторгом отзывался о вашей работе на фабрике. Я очень хорошо помню, как он с гордостью в голосе объявил нам о вашей должности.- По правде сказать, это было преувеличением. То есть, это было очень большим преувеличением, просто больше некуда, но не будет же Найт говорить отчаявшейся женщине, что хорошо помнит, как ее подвыпивший муженек весь вечер тыкал Франциску спичкой в лицо и орал, что отныне их будут производить золотые руки его жены.
- У вас что-то случилось на фабрике? Вас обижали? – осведомился Найт, изучающим взглядом рассматривая женщину.
- Нет-нет! Что вы! – Женщина испуганно отшатнулась, словно боясь, что ее могут услышать и наказать за лишние слова. Франциск не стал ее перебивать, он знал женщин достаточно хорошо, чтобы помнить, насколько часто отрицательный ответ лишь предшествует утвердительному, что собственно и произошло: немного помявшись миссис Бекер все же заговорила, умоляющее глядя на мужчин.
- На самом деле мой дорогой Томас ошибался, он считал, что это была одна из лучших работ, но за 14-часовой рабочий день нам платили всего 1 шиллинг и 4 пенса. Все бы ничего, я не жалуюсь, но ведь были установлены суровые штрафы. Штрафовали за все:за опоздание, за разговоры на рабочем месте, за отлучку в туалет, за уроненную коробку спичек, за грязную обувь. Из крошечной зарплаты вычитали от нескольких пенсов до шиллинга, а ведь, вы знаете, что это разница между хрупким благополучием и голодом. – В голосе женщины слышались нотки отчаяния, казалось еще немного и она разрыдается.  Франциск же пару мотнул головой как ошарашенный кот, которого только что ошпарили холодной водой после мирного сна, и уставился на друга, взглядом спрашивая, мол это она сейчас серьезно?
- Но я терпела, мы все терпели, ведь даже такая работа лучше, чем никакой, но знаете, этот белый фосфор… - миссис Бекер невольно всхлипнула – Многие, опасаясь увольнения, до последнего скрывали зубную боль и опухшие десны. Я увидела, как крошка Джейн сплевывала гной вместе с зубом, но решила не говорить начальнику, ведь он бы точно ее уволил, а она так молода. Но когда все всплыло, меня обвинили в укрывательстве и заговоре и уволили вместе с ней. Но я то знаю, что настоящая причина была то, что я отказала начальнику «провести с ним время», как он выражался. Наверное надо было согласиться, но я не могла предать память моего дорогого Томаса, понимаете?! А что теперь мне остается, только пойти на улицу – Из глаз женщины уже во всю текли слезы, он схватилась за Арона, словно ища в нем поддержку.
В душе же Франциска поднималась буря. Она начинала свой танец  с тонких нот негодования, вилась змеями морских течений, ближе к поверхности оно становилось холоднее, ядренее, злее, переворачивало все с ног на голову. Мужчина сглатывает - словно сдерживает эту злость, рвущийся наружу поток слов, которые все еще не произнесены, но хотят обрушиться оползнем.
- Перед тобой женщина, которая стоит у самого края и сейчас я говорю не про мост. Краем является жизнь миссис Бекер.  И все из-за какого то кретина, который считает, что праве распоряжаться наживаться на чужих жизнях. – С ноткой злости в голосе пробурчал Франциск, рассказ работницы фабрики задел больную для контрабандиста тему.

Отредактировано Francis Knight (9 февраля, 2018г. 20:48:50)

+2

5

Когда у Арона спрашивали, что он делает в этих портовых районах, он часто в шутку отвечал, что решает проблемы, причем не свои. Отчасти ведь это можно было считать правдой. Была проблема с бандой пацанов, которые терроризировали ночных гуляк? Была. Ее они с решили.Но неприятности не думали заканчиваться.
По честному, Арон никогда не думал о том, что работа женщин может быть настолько ужасной. Все время он свой взор обращал на тяжелую работу в цехах, на мужчина и детей, что гнули свои спины ради того, чтобы промышленники могли набить свои карманы. А тут оказывается, под носом творилось такое вот. Мужчина растерялся, не зная как реагировать на происходящее. В непонимании он глянул на Франциска. 
-”Я расплав на голову ронял и за меньшее” - оформилась единственная мысль. Он слушал вдову и по спине бежали мурашки. Мужчина оглянулся на трущобы. Грязь, вонь, уродливые и хмурые люди. Все это теперь светит этой женщине. И от этой мысли злость начинала пробирать.   
- Зажравшийся мудак, ну это же надо быть таким мешком с дерьмом - выдохнул Арон, сжимая кулаки. Мужчина не переставал удивляться, несмотря на то что видел достаточно дерьма. Видел и хотел сделать так, чтобы его было меньше. И он сделает, а для этого нужно было сейчас успокоиться. Хрен он кому поможет если по дурости сейчас сделает что-то нехорошее с тем, кто уволил женщину.
- Франц, в твоем голосе столько фатализма! А фразами прям в книгу писать. Хех - Ферро ухмыльнулся. Несмотря на откровенно насмешливое выражение лица, он понимал, что друг прав. Ему и самому сейчас хотелось протереть лицом этого мудака начальника мостовую. А еще лучше заставить пожить в этих кварталах. Чтобы он САМ увидел, к чему приводит их жадность до денег. Но не поймут же! Нихера не пойму. Властьимущие часто страдают тугодумием, к сожалению. Вон, от же Александр Сантар, чтобы ему вожжа под хвост попала!
Тряхнув головой, Арон положил свою руку на руки женщины.
-Так. Вижу вы дама молодая, тяжелой работы не боитесь. А у нас в постоялом дворе Анна должна вот вот уехать с новым мужем. Будете разносить, подавать, может на кухне помогать вот ему - стараясь немного снять с себя ответственность за все происходящее, Ферро обличающе ткнул пальцем на Франциска.
- Больших денег не обещаю, но угол вам найду, накормлены будите, а потом... потом будет потом. По всем вопросам тоже к нему, - с пакостной улыбкой Арон глянул на друга - Его, кстати, зовут Франциск…
***
Через несколько часов.
Кухня” Пьяной Сирены”.

Арон с интересом рассматривал нож. Внимательно настолько,словно впервые за пару лет видел его на кухне. Несмотря на то, что пару часов прошло с того момента, как на улице они встретили вдову Томаса, лость не улеглась,а только стала сильнее. Может и правда прирезать в переулке этого джентльмена и кинуть его тело в холодные воды лондонской реки? или в море? пусть хоть рыб покормит будет польза в этом. 
-Вот и что нам делать? - изрек Ферро, пытаясь отскрести ногтем какое-то пятно на кухонном ноже. - Мне безумно хочется сделать с этим каплуном что-то похлеще чем бог с черепахой. Но вот нихера не исправит это ситуации. На смену одному мудаку придет другой. И толку то?  - Арон вздохнул и положил нож на стол.
- Запереться туда и устроить бучу гавно план, как и пугать. Франц, ты  нас умный! Я так, лицом торгую и подбиваю всех на сумасбродные дела. Че делать будем? Эта херня потяжелее чем с мужиками на заводах, что б их. - контрабандист вздохнул и почесал небритую щеку. 
- Можно, конечно, привести меня в порядок и попытаться Лилиан в это дело подтянуть, но во-первых я не хочу ее в это впутывать, во-вторых, хрен его знает когда там что-то исправиться, пока миссионеры и прочие будут шуршать. В-третьих, она немного на меня обижена за то, что ее брат идиот. Вот такой вот дерьмовый у нас расклад. - Арон направил свой взгляд на друга.

+1

6

Смех, доносившийся из зала, громкие возгласы, шум и суета вокруг – все это действительно нравилось Франциску куда больше, чем чинное прозябание в трущобах города, вот только недавняя встреча не приносила ни единой положительной эмоции. Найт резал овощи и иногда удостаивал их краткими, секундными взглядами исподлобья, полными такой обостренной ненависти, как будто всю свою жизнь он ненавидел именно эти огурцы – и только их, создавалось впечатление, будто он не рагу готовит, а отрезает пальцы мудаку с фабрики. Воистину, если бы взглядом можно было убивать на месте, многие бы уже упали бы замертво. Резко раскромсав ни в чем не повинный овощ,  мужчина тяжело вздохнул, но до момента, когда его пыл начал бы сходить на нет, было еще далеко. В ушах все еще стоял этот жуткий рассказ женщины, а перед глазами плыло ее полное отчаяния лицо.
- Почему ты вспоминаешь о моем уме только тогда, когда от меня что-то надо? Почему бы тебе не говорить мне это каждый день? Доброе утро, Франциск, тебе и твоему великолепному уму. - Наконец произнес он, слегка остывая. Задумчивая усмешка, напрягшая уголки губ, перешла в беззвучный короткий смешок, слившийся с журчанием наливаемым в кувшин вином.
- К тому же, боюсь, тебя уже поздно приводить в порядок. – Франциск оторвался от готовки и оценивающе посмотрел в наглую, поросшую каштановой щетиной физиономию, задумчиво покачал головой и неопределнно фыркнул, словно делая для себя какие-то выводы
– Нет, определенно человека из тебя уже не сделать, бедняжка Лилиан, будь я бабой, я бы нашел себе более симпатичного контрабандиста, знаешь хозяйственного,чтобы готовить умел, а еще очень умного. Но ты прав, с этим надо что-то делать, мне бы очень хотелось взять и засунуть тому надутому мудаку в глотку фосфор, а потом наблюдать, как у него постепенно вываливаются зубы и гниют десна, но увы, таким действием мы женушку Тома на работе не восстановим, а это надо сделать, как можно скорее ибо еще немного и «Сирена» останется без посуды. – Словно в подтверждении его слов резкий грохот разлетевшегося вдребезги кувшина разбил царящую в таверне атмосферу на сотни холодных, острых осколков.
-Прощу прощения! – выплала женщина, когда управляющий высунулся из кухни, она одарила его абсолютно убитым и таким виноватым взглядом, что последние бранные слова выветрились из рассудка Найта бесследно. Франц промолчал лишь проследил затем, как разливается по деревянному полу красная лужа, медленно захватывая все больше пространства. От этого зрелища в голове потихоньку зарождались мысли.
- Смотри ка приятель, из одной капли получается целая лужа, из одной искры – целове пламя, представляешь, что может получится из одной обиженной женщины? Правильно очень много обиженных женщин. Ты то вот и с одной не решаешься никак связаться. А представляешь, какого будет этому мудаку на фабрике, если против него взбунтуются все работницы. Я б на его месте в такой ситуации и зарплаты бы повысил, и самолично фосфор сожрал, лишь бы дамочки не тормозили процесс и перестали капать на мозги. Вот только, как нам убедить столько женщин хотя бы на день покинуть свои рабочие места и выставить требования?  Давай, как братец, думай ты же у нас всех  на сумасбродные дела подбиваешь. – В зале вновь послышался грохот, судя по звуку упала миска. – И сделай это как можно быстрее, иначе мое бедное сердечко не выдержит и бедная « Сирена» останется не только без посуды но и без повара.

+3

7

Ферро усмехнулся, смерив друга внимательным взглядом. Затем подпер подбородок рукой, словно он знаток оценивающий произведение искусства.
- А кто тогда будет тебя спускать на землю. Ты тогда загордишься совсем и забудешь, что мы на дне. Расслабишься и сдохнешь в ближайшей подворотне. Я же желаю тебе исключительно добра, процветания и благополучия. Друг я тебе или абы кто?! - контрабандист рассмеялся над своей собственной шуткой, хотя шутить над тем, у кого в руках поварской нож, вероятно, не самая лучшая идея.   
Если бы Арон не знал Франциска, как казалось, практически тысячу лет, то сейчас вполне себе мог подумать, что друг имеет какие-то, хоть отдаленные. Но вместо этого он лишь улыбнулся закадычному другу.
- Знаешь, я тоже ничего себе. Пусть готовить не умею, но знаю немного манеры, а еще харизматичнее некоторых демонов. В общем, я дьявольски хорош. Жаль только, что за счет одной харизмы проблемы не решить.... - в зале раздался звук бьющийся посуды и Арон задумчиво почесал нос.
- Я то думал, что у женщин уже при рождении появляется навык либо подавать на стол, либо командовать теми, кто подает. Да не так уж это и сложно, черт возьми! - в голову даже закралась мысль, что уволили жену Томаса вовсе не за то, что та отказалась переспать со своим начальником. Но это подозрение контрабандист оставил на потом. Нужно было поговорить с другими работницами завода. Если им врали, то это вскроется достаточно быстро и они будут уже по ситуации решать. А пока нужно было что-то делать. Ферро задумался над словами собрата.
- Я никак не могу вот так просто взять и позволить тебе умереть. "Сирена" же останется сиротой! И кто будет людей обдуривать, ой я хотел сказать обыгрывать в карты? - мужчина встал с места и умыкнул морковь.
- Что может заставить людей что-то делать? Выгода, брат, и уверенность в полной своей безнаказанности. Второе важно особенно - контрабандист откусил морковь и стал бродить по кухне взад вперед рассуждая вслух.
- А еще обида и возможность отомстить. Допустим, когда тебе нечего уже терять. Нам нужно найти эту крошку Джейн. Пусть тоже расскажет о тех ужасах, что творятся там. Ты спросишь меня: "Арон, а нахера нам это нужно, а тут брат самая крупная хитрость!" - мужчина откусил еще кусок и прожевал его - А в том, что ты прав. Куча обиженных женщин это ДЬЯВОЛЬСКИ страшно. Я лучше кракена поцелую чем встречусь с такой грозной силой. А знаешь, что еще страшнее? Эмансипе и журналисты. Ты представь, какой можно раздуть скандал, если найти еще парочку с выпадающими зубами? Хозяин наверняка пойдет на многое, чтобы его замять. Тут то и выступят в едином порыве работницы завода, саботируя производство. Бастуй они просто так, их бы уволили к херам и наняли чертовых ирлашек. А тут хер слоновый. Шум уже есть. - Арон триумфально указал огрызком моркови на потолок.
- Вот только я вообще не знаю, как нам все это организовать. Светить своим хлебалом в роли "сострадающего" у меня нет никакой выгоды. Даже наоборот скорее. Ну и конечно, мой план как всегда гавно и требует твоих доработок - подойдя к другу Ферро похлопал его по плечу.

+2

8

- Как это ты не хочешь светить своей миловидной мордашкой? Только представь: толпа восторженный женщин, чьи глаза горяд надеждой, журналисты и все затаив дыхание внимают твоей воодушевляющей речи, которая пробуждает пламя в чужих сердцах, ты кричищшь, толпа тебе вторит, еще надо позу соответсвующую принять и повыше забраться, а в руке у тебя флаг, хотя нет ты и с этой морковкой отлично смотришься. – Усмехнулся Найт, дрезая последние овощи прежде, чем ловкие пальны Арона успели бы умыкнуть что-то еще.
- Привлечь журналистов был бы идеальный ход, главное придать  истории больше трагизма и тогда писаки набросятся на эту тему, словно стервятники. Вот только ты прав, для этого нужны показания свидетелей и тут мы упираемся в стену – трудно разговорить простых работниц, они испугаются, решат, что это проверка начальства или, что на них напишут жалобу за «клевету». - Франциск задумчиво наморщил лоб - ему совсем не хотелось, чтобы из-за их грандиозной авантюры работу потеряли еще десяток женщин.А если вся эта толпа повалит к ним проситься на работу, то Найт точно не переживет.
-Знаешь, как говорят: если вам надо обокрасть вора, вы идете за помощью к вору, если вам надо убить убийцу, то идете к более профессиональному убийце. А если у вас проблемы с женщинами, то вы идете к кому? Правильно к очаровательным мужикам, ну а если их нет, то и женщины подойдут. Пусть миссис Бекер уговорит своих старых знакомых с фабрики написать несколько писем в местные газеты, и первая покажет им пример.  Может разбивать сердца читателей своей душераздирающей историей у нее получится также хорошо, как разбивать нашу посуду. Главное донести эту мысль до нее ненавязчиво так, чтобы она считала, что сама пришла к этому гениальному решению, а нам в этой истории будет уготована лишь роль добрых людей, давших на время работу несчастной труженице, не больше, о нас даже не вспомнят, а если и упомянут, то обязательно исковеркают твое имя. – Франц подмигнул другу и, пользуясь тем, что тот обдумывает идею, умыкнул у него остаток морковки с победной улыбкой отправляя несчастный овощ в рот. Недаром говорят, что наглость – второе счастье. А в исполнении Найта оно и вовсе сродни высокому искусству, так что угрызений совести от того, что он лишил друга последнего куска, Франц не испытывал совершенно.
- Главное подсунуть этой дамочке газету, которая, о чудо, будет открыта на нужной странице с подобными письмами, угостить ее грогом под вечер, и сделать так, чтобы в ее женской голове зародилась мысль « А почему собственно и нет, что я теряю». Потом она, как истинная женщина взболтет об этом такой же несчастной подруге и вот уже в газеты летят десятки писем, и первый шаг к забастовке, считай, будет сделан.

Отредактировано Francis Knight (24 февраля, 2018г. 15:56:12)

+1

9

- Ой да пошел ты! - со мехом выдохнул Арон. - а пока я с морковкой стою и восхищаю толпу, наши общие "друзья-поставщики" понимают, что такая публичная личность для работы уже не годиться и я стремительно отправляюсь если не на паперть,то работать исключительно владельцем этого прекрасного заведения, жирею, завожу себе склочную жену и свору чумазых ребятишек. Ага. А вечерами рассказываю о том, насколько я был популярен когда был молод. - Ферро поморщился -Вот уж ер. Я свое будущее вижу иначе. Где-то у камина в хорошем районе с прекрасной леди в качестве жены. И если ради этого придется пожертвовать своей минутой славы - мужчина положил руку на сердце - То с горестью, но я готов. Знаешь, я могу отдать ее тебе. Будешь такой красивый стоять. Усы напомажены, взгляд горит, женщины охают от восторга. - контрабандист даже не пытался скрыть того, что наглейшим образом подкалывает друга. Наверное только шутки и боевой настрой не давали опускать руки, когда жизнь раз за разом макает тебя в... в общем не в розовую воду лицом.
- Да ну почему же в стену, друг мой. Наверняка вышвыривали не только эту женщину на мороз. Найдем еще парочку женщин. Ту девушку у которой зубы начали выпадать. Как и говоришь ты - побольше драмы. Вот только я не знаю, какая газета возьмется за такое. Куда писать? Хрен знает. - Арон еще раз откусил от моркови и задумался. С мужчинами и заводами все было как то проще, что ли. И специфика там была совершенно другая и подбить было легче. А тут черт его знает. В конце концов работу найти, если что, можно было намного быстрее, чем дамам.
- У меня не бывает проблем с дамами, Франц, а если ни начинаются, то иду к их подругам. Говоришь ты конечно здрав.. Верни морковь, сволочь! - но не тут то было. Гад уже отправил овощ в рот и смотрел на Арона довольный как мартовский кот.
- Ладно. Рискнем действовать по твоему плану. И будем надеяться, что у нас не станет на сотню подавальщиц больше...

0

10

Где-то на заденем плане громыхнул взрыв всеобщего веселого хохота и это чужое веселье вызвало у Франциска мимолетную улыбку. Он любил наблюдать за тем, как веселятся другие, наверное, больше, чем что бы то ни было еще. Вот и сейчас ему это нравилось. Он обернулся и обвел взглядом собравшуюся в "Пьяной Сирене" толпу. Лавок для всех набившихся внутрь людей не хватало и многие стояли, либо сидели прямо на столах. Люди сгрудились у стен, взахлеб обсуждая что-то в перерывах между обильным питием. Довольные, раскрасневшиеся лица были повсюду. Столпившиеся у самого большого, центрального стола мужчины громко стучали днищами своих опустевших кружек по деревянным доскам, горланя призывы "управляющему" обратить на них внимание и опрокинуть за компанию чарку другую. И Франциск бы с превеликим удовольствием к ним присоединился бы, но на этот вечер у него были слишком грандиозные планы, осуществление которых может улучшить чью-нибудь жизнь. Махнув шумной компании, Франциск поспешил к черному входу, где Арон должен был встречать недовольных дамочек с фабрики, которых им удалось найти, а самое главное убедить хотя бы выслушать предложение.
- Нас всех поймают и заключат под стражу! Вы сошли с ума! –Заверещала одна из девиц, окидывая осуждающим взглядом Арона. – Вы все мужики одинаковые, собрали нас здесь, чтобы получить какую-то собственную выгоду! – Франциск, наблюдавший за этой сценой из-за угла сдавлено хихикнул.Ох, женщины, сами согласились на это а теперь возмущаются. Женская злость вообще самое страшное явление в мире. Необъяснимое чувство даже для самой обладательницы, без причин, без повода, иногда просто потому что ветер сменил направление. Вот например, пару минут назад, собравшиеся женщины готовы были внимать речи контрабандистов, смотрели на Ферро, словно он был их личным рыцарем, а теперь гогочат и обвиняют «рыцаря» в его корысти.
- Дамы прошу, перестаньте шуметь, я думаю мы можем доверять мистеру Ферро и мистеру Найту, они уже помогли мне однажды и хотят помочь всем вам, так что прошу  больше уважения! – Слово взяла миссис Бекер. Если бы Найт мог читать мысли говорившей, то, несомненно, выучил бы пару–тройку новых ругательств, которыми она мысленно оскорбляла всех недоверчивых женщин. Ее хрупкие ручки сжимались в кулаки. Ох, контрабандист прямо видел ее желание дать оплеуху самой недовольной из собравшихся.
- Правильно говорят, некрасивым женщинам плохо живется на этом свете, надо надеяться, что они получат награду на том. – Усмехнулся Франциск незаметно пробравшись к другу, кивнув на недавно возмущающуюся женщину. – Прости, что припозднился, но знал бы насколько забавно было наблюдать за твоим лицом. . Смотри как миссис Бекер завладела их их вниманием, может оставим эту компанию разбираться самим, а сами пойдем пропустим по кружке пива? Впрочем, боюсь если мы не будем контролировать ситуацию, то они не только фабрику захватят, но и нашу Сирену – войдут во вкус, так сказать. Так ладно, я начну вещать, а ты будь добр, подхвати.
- Для начала я хочу поблагодарить всех вас за то, что нашли в себе смелость бороться за свое будущее. – Франциск сделал паузу окидывая взглядом собравшихся на и ловя их внимательные взгляды на себе. – Мы знаем через что вам пришлось или до сих пор приходится проходить, кого-то из вас уволили, кто-то пострадал из-за ужасных условий, а многие из вас до сих пор трудятся там за гроши, скажите, сколько может это продолжаться? Я хочу, чтобы вы знали, в ваших силах все это прекратить. Это ваша борьба, поэтому мы не смеем диктовать вам условия, но желаем помочь. Вы можете смело высказывать свои опасения и предложения, для этого мы здесь и собрались.

+1

11

С мужчинами все было проще простого. Договориться и понять друг друга дело пары встреч, а вот с дамами... Один господь бог знал, как сейчас Ферро хотелось послать пару дам туда, где солнце не светит. И это при его любви к слабому полу и уважению привитому еще с детства.
- Вы сами видите что происходит. - продолжал мужчина свою речь, которую упорно пытались оспорить - Ваше мнение не волнует владельцев завода. Они могут выкинуть вас на улицу только потому, что им что-то не понравилось в вас. Будь вы хоть трижды старательной работницей. На вас орут, иногда, как я слышал, бьют. Да к собакам лучше относятся. Заслужили вы такого отношения? Не думаю. Я вижу перед собой примерных, работящих и достойных женщин, с которыми незаслуженно плохо обращаются. И мне не все равно. Я сам не из графьев, и мне обидно за то, что с простых четных тружениц смешивают с золой. - сейчас Арон чувствовал себя каким-то римским диктатором призывающим то ли свергнуть короля, то ли разрушить соседнюю империю. Он ловил на себе взгляды восхищенные, сомневающиеся и вдохновленные. Мужчина шуточно думал, что ему сейчас не хватает тоги и плаща с кровавым подбоем.
- Ой ну как же, сердобольный - проворчал кто-то из дамочек. Их тоже можно было понять. Живут они своей стабильно безрадостной жизнью, а тут к им заявляется какой-то мужик и предлагает все срочно менять. С одной стороны обещает лакомый кусок, а с другой страшно. Вдруг обманет?
- Сердобольный. Изменения начинаются с малого. главное их начать. Но, к сожалению, кто-то другой не может придти и за вас сделать все хорошо. Для того, чтобы изменить творящийся сейчас мрак необходимо постараться всем. Я предлагаю вам решиться на стачку. Выдвинуть свои требования громко, чтобы их не могли игнорировать... - последнее предложение вызвало гомон среди дам. Они зашептались активно давая возможность Ферро глянуть на проулок. Интересно, а соседи не донесут бобби на то, что тут подозрительно много дам собралось? Вывести бы их вообще за город, но не пошли бы. Перепугались. А тут, как никак, рядом почти приличное заведение. 
- Нас всех поймают и заключат под стражу! Вы сошли с ума! Вы все мужики одинаковые, собрали нас здесь, чтобы получить какую-то собственную выгоду! - наконец возвопила одна издам. Ферро не удержался и закатил глаза. Как хотелось заявить, что он кроме геморроя на свою задницу от такой "работы" не получает! Ну еще и полезные связи, союзников, моральное удовлетворение... Но материальной выгоды никакой! Хотя хотелось бы. Хорошо, что прежде чем Ферро брякнул нечто подобное за него вступилась вдовушка. Можно было выдохнуть и приготовиться ко второй волне недовольства, обвинения и сомнений. тут как раз вовремя подскачи и Франциск. Гад усатый. Бросил его на растерзание толпы женщин. И даже не в доме терпимости, что возмутительно.
- А некрасивая и глупая это даже трагично. - Ферро усмехнулся - Боюсь они не только Сирену, но и Великобританию. Вперед. Надеюсь тебя не растерзают - прошептал Арон со смешком и похлопал друга по плечу.
Он говорил кратко и по делу и множество настороженных, ожидающих и полных надежды взглядов уставились на Франциска.
- Нам тут предложили стачку. Нас же полиция тут же арестует и посадит за решетку. А это такой позор! - залпетала свои опасения первая из дам.
- Как раз этого бояться не следует. По своей сути вы ничего страшного не делаете. Позовем для верности журналистов. Представляете какой скандал они могут раздуть, если вас надумают забрать? Тем более, вы же не суфражистки, которые приковывают себя к мосту и мешают движению кэбов. - Арон улыбнулся. Главное теперь организовать этих журналистов, которые смогут создать достаточный шум вокруг происходящего. Заодно и перца этим эмансипе под хвост насыпать, чтобы тоже загалдели. Тут главное не переборщить.
- А что делать, если нас попрут с работы? Возьмут вон ирландок на наше место! Что тогда? - тут уже Ферро стушевался. Этот план он ока не проработал. С мужчинами было легче - ирлашек просто не подпускали к заводам. Те, хоть и были готовы работать в самом аду, переть против толпы злых мужиков не всегда решались. А меж тем дамы ждали ответапристально смотря то на одного, то на другого мужчину.

+1

12

Франциск в жизни совершил много поступков. Как дурных, так и страшных. Поэтому он никогда не удивлялся, если в тот или иной момент Господь Бог посылал ему подобные испытания в виде недовольных дамочек, которые своей  паранойей ( пусть даже и обоснованной) портили их прекрасный с Ароном план. Казалось, что может быть проще? Настроить женщин на бунт, созвать журналюг и наслаждаться происходящем. Выставить бы в предводители эту возмущающуюся –неизгладимое мнение о себе производить эта баба уж точно умела.
- Послушайте, если бы вы выступали в одиночестве, вас бы непременно уволили, но вы уже не одна, а вскоре присоединятся все больше и больше. Он просто не сможет вас уволить, ведь представляете, что потом напишет пресса «Владелец фабрики вместо честных англичанок нанимает ирландцев.» «Мы знаем кого винить в росте безработицы». Не думаю, что он рискнет.- заявил мужчина, стараясь придать своему голосу нотку уверенности , которая затопила весь его краткий монолог. Впрочем, некую неуверенность во взгляде Францу все же скрыть не удалось,хотя он и старался унять бешеное сердце, чувствовал, как где-то в груди сжимается тугим комом незатихающее беспокойство, но снова проглатывает его, бросая куда-то далеко позади себя, от дамочки эту неуверенность скрыть все же не удалось.
- Но вы можете нам это гарантировать? Что если журналисты нам не помогут, вам то легко говорить, с толпой мужчин никто не будет связываться, а мы даже за себя постоять не сможем если что. Это же такой риск!- Она смерила Франца жестким взглядом, мол все вы мужики свиньи. Жаль, что ответить ей резко и посоветовать отставить панику он не мог себе позволить. Обиженная женщина опасней клубка гремучих гадюк, с последними, по крайней мере, можно договориться, ей-Богу, а потому и приходилось выслушивать все, что та пыталась ему донести без единого шанса оборвать спич своим лаконичным и красноречивым « все будет нормально». Хотя, если где-то Всемогущий и недолюбливал свое далеко не ангельское чадо, то уж точно не желал ему вечных мук в лице этой хамоватой дамочки, будто имевшей к нему что-то личное.
- Доверие ныне роскошь непозволительная? - С усмешкой осведомился он, вновь беря слово.- Жизнь вообще штука непредсказуемая. Вы когда-нибудь играли в карты, не сомневаюсь, что играли. Значит знаете, что шанс выиграть всегда мизерно крошечный по сравнению с возможностью проиграть, но это никогда никого не останавливает, верно?. Желание победы всегда вело и будет вести людей, ведь даже несмотря на маловероятность этого,на этом и держится весь мир, мисс, и даже может привести к успеху. Я понимаю, что вы очень рискуете и играете ва-банк, но как профессиональный шул—игрок я могу точно сказать, что без риска вы ничего не добьетесь. В любом случае.. – Найт пожал плечами. – Многим из вас терять уже и так нечего. – Среди толпы послышалось гудение, женщины явно обсуждали между собой столь сложный для них выбор, вскоре это гудение стало более одобрительное и восторженное.
«Моя подруга пострадала из-за фосфора, я приведу ее!» – Кричала одна. « А я могла бы ненадолго провести пару журналистов внутрь и показать все!» - тут же заголосила вторая. « Я могу подтвердить, что этот тип домогался до меня», «И я», «И я». « А я нарисую плакаты» - ото всюду слышались возбужденные крики, кто-то предлагал действительно стоящие вещи, а кто-то выдавал такие идеи, что Францу хотелось записать и отправить журналистам в колонку «юмор».
- Кажется, с первым этапом вдохновить дамочек мы все же справились. – Найт радостно хлопнул друга по плечу. – Но я своей вдохновляющей речью почти сорвал голос, поэтому чур ты успокаиваешь их всех, обещаешь, что мы подумаем над «гениальными» идеями и расписываешь дальнейшие действия по пунктам, женщины любят во всем порядок, даже в забастовке. – Контрабандист самодовольно усмехнулся, он как профессиональный подон—управляющий таверны свалил самое сложное на друга.

0

13

— Не ходи туда, там тебя ждут неприятности.
— Ну как же туда не ходить? Они же ждут!

Вот он знаменательный день, практически торжество справедливости над беззаконием. День, когда разъяренные женщины и сочувствующие им пройдут по улицам с лозунгами и транспорантами. По идее можно было бы сейчас умыть руки и сказать, что они с Франциском сделали все что могли. Начать заниматься своими делами изредка за кружкой пива или чего покрепче вспоминая, как они помогли работницам спичечной фабрики отстоять себя. Но что-то, что именовалось опытом, подсказывал, что нихрена так не выйдет. Сколько раз они уже попадали в подобное мероприятие и в итоге сидели на кухне, зализывали раны и посмеивались над тем, у кого синяки краше. Вот и в этот раз все прошло не по плану. Совершенно не по плану. Они привлекли журналистов, в газете напечатали ужасную статью и, судя по слухам, владельцы фабрики попытались ее опровергнуть за немалое вознаграждение, но журналюги то ли пошли на принцип, то ли решили срубить еще фунтов с тиража и отказали. В другой газетенке вышла статья опровержение, мол все это вранье, а работницы ленивы потому и уволены. В общем механизм закрутился. Сейчас же, буквально за час до выхода из таверны и за пол часа до начала сея действия в Сирену забежал всклоченный мальчишка лет десяти. Глаза его горели, волосы были растрепаны, а дышал он так, словно за ним гнались все демоны Лондона.
- Я... мне.. Франциска! - выпалил он и один из завсегдатаев указал ему на Найта.
- Тут!... такое... узнал.. бежал... - задыхаясь выпалил курносый мальчуган со светлыми волосами - Перекрыли... заводские.. дороги перекрыли.. где идем! - парнишка пытался шептать, но делал это так возбужденно, что диву даешься.
- Погоди, малец, какие дороги перекрыли? - Поинтересовался Арон, который сидел за одним столом с Франциском и завтракал. Всегда так, поесть даже спокойно не дают.
- Где бабы... идти будут! Перекрыли! - выпалил малой воровато оглядываясь и пытаясь отдышаться.
- Блять- коротко прокомментировал контрабандист похмурев и кидая взгляд на друга - Ну что, у нас есть шанс сделать этот день не просто запоминающимся, а достойным героического эпоса. Только там дракон, а у нас преграды. Не так героично, конечно, но драконов перебили до нас. Что делать будем? Рыцарей круглого стола собирать? Правда если кого-то из наших поймают это будет, мягко говоря жопа. - Арон опять глянул на малого, который ждал чего-то. Вдохнул и кинул тому пенни.

+1

14

Так случается чаще всего: стараешься на благо людей, выкладываешься по полной программе, даришь им сердце, душу и вдохновение, как Прометей дарил огонь, а потом что-то идет не так и вместо народного признания ты получаешь гигантского орла, больно клюющего тебя в печень. Такие печальные случаи двигают мировой прогресс. Впрочем, пример Прометея показывает не только то, что любое благое дело больнее всего бьет по печени, но и то, что если в людях разжечь огонь, то они справятся дальше сами, и попробуй потом только отними. Вот и сейчас Франциск прекрасно понимает, что если они отменят запланированное дельце, то разъяренные женщины придут штурмовать их « Сирену».
К тому же Найт хорошо помнит, как накануне вечером  Миссис Бекер заводит очередную речь с целью получить внимание и напомнить женщинам  о грандиозных планах на будущее. Тишина в помещении повисает сразу же и ей даже не требуется для этого ни повышать голос, ни вставать на стол. Тогда, подпирая плечом дверной проем, Франциск с интересом наблюдал за собравшимися: дажепод страхомнеприятностей, глаза у них блестели от готовности к предстоящему, а рты расплывались в улыбках. Нет, они просто не могут отменить все это и отнять у дам надежду, пропитая душонка Найта требовала решить проблему иным способом.
- Я бы предложил сменить маршрут, но эта дорога слишком идеальный вариант, она достаточно широкая ,чтобы по ней могла пройти толпа, смена пути может поломать все к чертям собачьим. Сколько у нас времени до шествия, хотя бы пара часов есть? В общем так. – Франциск хлпает друга по плечу, попутно одаривая его усталым взглядом.
- Давай ка, сэр Гвейн, посылай гонцов за рыцарями, пусть будут наготове, но сначала мы попытаемся разобраться сами. Это должна быть мирная демонстрация и надо попробовать такой ее и оставить. Идем, глянем насколько все плохо, знаешь, как говорят: революция начинается с толпы и серебряной монетки. Но для начала … Франциск на миг исчез в дверях кухни – Пусть госпожа Фортуна все же будет на нашей стороне!- объявил он, салютая стоящему Арону бутылкой сидра.
Мальчишка не преувеличивал, проходная улица и правда была перекрыта, что еще больше подогревало интерес проходящих мимо зевак, бобби то и дело шныряли туда-сюда, пытась отогнать любопытные толпы, получалось у них, к слову сказать достаточно дурно.
- Ну и нервная же работенка у бедняг, как думаешь кому и сколько надо заплатить, чтобы все это внезапно решили, что перепутали улицу и быстренько перекочевали куда по-дальше? – Осведомился Франциск, спрашивая себя, почему с этим должны разбираться они, а не какие-нибудь журналюги или особо сочувствующие личности. В конце-концов, гласность – главное, хоть и не единственное оружие журналистов, которым можно ранить надежднее, чем, ручкой в глаз, хотя этот прием тоже иногда бывает очень полезным.
- Эй, парень, кто у вас тут главный? - Найт вылавливает одного молоденького бобби, ведь все же ответственность за все это ложится на них, на бедных, старых контрабандистов.

Отредактировано Francis Knight (2 апреля, 2018г. 20:48:41)

+1

15

Арон усмехнулся. Это только на словах казалось, что изменить улицу - самый простой выход. но пока они всех оповестят, пока одно, пока другое завод сам уже закроется от времени.
- Около часа, Франц, не более. Так что за задницу нас кусают не только неприятности но и время. - Ферро усмехнулся, смотря на усталый взгляд друга. Он и не знал, что когда-нибудь того дамы утомят до такого состояния.
- Ей, где твой блеск в глазах. Дело же касается самой прекрасной половины человечества ? - контрабандист ненпрекрыто издевался. Всем было известно, что Франц ценитель алкоголя и женщин. Ситуацию словно сам господь бог в насмешку послал. Смешнее было бы только если бы дамы саботировали пивной завод.
- Ну хоть не ланселот. Чувствую Яс будет ворчать на то, что его втягивают в такое сомнительное дело. Хотя я очень надеюсь, что его таланты не пригодятся. Войти в историю лондона как бандит, который устроил кровопролитие во время шествия - так себе перспектива. Лучше уж как грабитель складов. - сказал Ферро. Собрать людей слишком много времени не составит. Пусть подходят как раз к месту действия. Время, как всегда, не ждет.
***
Улицу перекрыли основательно. Подогнали пару кэбов, которые загородили дорогу, тут и там шныряли бобби и любопытствующие. Особого рвения полиция не проявляла, что наталкивало Ферро на одну и так очевидную мысль.
- Думаю у тебя столько нет. А вот у владельцев завода есть. Мне действительно интересно, сколько они сунули в лапы чтобы они оторвали задницы от своего кресла и поспешили что-то сделать. - Ферро фыркнул смотря на скучающих возниц. А может как то напугать лошадей? Тогда проблем будет у полиции много и им будет явно не до марширующих людей.  Пока Арон размышлял как бы это провернуть особенно незаметно и хитро, Франц выловил какого-то парнишку из бобби.
- К мистеру Райсу все это, к нему все вопросы. - отмахнулся тот, явно привыкший к праздному человеческому любопытству. - Вон стоит у повозок. К нему все вопросы. К нему - засуетился бобби и тут же куда-то умчался. Судя по всему, он сам ничего толком не знал либо не желал говорить.
У повозок же стоял один из младших чинов полиции. Он был толст в его усах и волосах была заметна седина, а глаза жадно бегали по толпе. Он словно ждал кого-то или чего-то.
Арон хмыхнул и наклонился к уху друга, говоря негромко.
- Так, отвлеки его, а я тем временем спугну лошадей. Они понесут и.. в общем относительная свобода на дороге появиться. - он еще раз глянул на бобби - Только осторожнее. Наверняка он куплен с потрохами.
На двоих полицай внимания не обращал ровно до того момента, как Франиск не подошел к нему.
- Мистер, тут  полиция ведет расследования, прошу не задерживаться и проходить. Не мешайте работать - занудно пробубнил он заученную фразу. В ней было настолько мало эмоций, что в конце бобби даже зевнул.

+1

16

« Отвлеки его, Франц», « Выиграй мне время, Франц» - Легко сказать отвлеки бобби посреди бела дня, находясь на людной улицы, с кучей полицаев  шныряющих туда – сюда. Никогда бы в жизни Франциск не подумал, что будет жалеть, что ему уже не десять лет. Как просто было отвлекать внимание будучи ребенком – нужна была всего лишь  сухая ветка, которую он прятал под штаниной, привязав к лодыжке. Когда мальчишка падал на колени, ветка ломалась с громким хрустом. Вкупе с пронзительными воплями это надежно обеспечивало внимание и сочувствие толпы. А теперь надо зубы заговаривать, да еще и умудрится продержать внимание, не вызвав подозрений. Тяжело вздохнув, Найт приблизился к бобби.
- Ох, прощу прощения, сэр, но не могу ли я полюбопытсвовать, что же здесь такое происходит?  – С наигранной вежливостью обратился Найт к полицаю, краем глаза замечая, что Арон тоже начал движение в сторону повозок.
- Нам не положено об этом говорить. Вы не первый, кто тут пытается что-то выяснить. И, сами понимаете, точно не последний. Думаю, сегодня таких, как вы будет, примерно, человек десять, или двадцать. Кто-то ругается, кто-топросто интересуется, некоторыеобещают кому-то сообшить, другие жалуются. Но, в конце концов, все уходят ни с чем. Не нарывайся, мужик. Иди куда шел, впрочем.–Нахмурился Райс, котому явно не нравилось, что к нему пристают с распросами.  Франц моментально осознал, что выбрал неверную тактику, ибо напряжение своего главного заметили несколько других бобби, которые, то ли из-за скуки, то ли из-за желания показать себя направились в сторону повозок, явно чтобы осведомиться, все ли у мистера Райса в порядке? Это было чертовски хреново, если они подойдут, то точно заметят Арона и все, их гениальный план полетит кобыле под хвост.
- Но я прогуливался по этой прекрасной улице, а ваш патруль портит мне все впечатление от столь дивного дня. Я считаю, это невероятная наглость! Кто вам позволил?! Это невыносимо! Я этого так не оставлю! Подумать только, среди бела дня, такой беспардонный произвол, портить своим оцеплением людям прогулку… – активно завозмущался Франциск, взволнованно размахивая руками и торопливо подавая Арону череду условных знаков. – Я буду жаловаться… Я протестую… Я приму меры… Я… А-а-а-а-а! – застонал он, пустив обильную слюну, потом содрогнулся всем телом, закатил глаза и повалился на мистера Райса. Теперь все внимание было приковано к ним, на такое шоу сразу поспешила толпа прохожих, бобби, и уже никого не интересовало, что силуэт какого-то типа пробирается к лошадям.
- Он одержим злыми духами! - завопила одна их прохожих, испуганно отшатнулась и обеими руками сделала отвращающий жест.
- Да не проклятие это, болезный он, его волновать нельзя. С ним от избытка чувств припадки случаются. Я видел таких раньше. – Ответил ей криком кто-то из толпы.
- Отойдите! Ему воздух нужен! Дайте ему в себя прийти! Да не толпитесь же вы! Он сейчас успокоится!
Франц еще некоторое время подергался, цепляясь за перепуганного мистера Райса, примерно прикидывая в голове, сколько Арону еще понадобится времени. Судорожные подергивания и корчи постепенно ослабевали, и наконец Найт отпустил беднягу полицая, продолжая трястись мелкой дрожью и тихо отступая в топу, которая быстро потеряла к нему интерес, ведь теперь всеобщее внимание привлек дикий конский ржач.

Отредактировано Francis Knight (19 апреля, 2018г. 21:22:53)

0


Вы здесь » Brimstone » Лондон, Бримстоун и Англия » Из искры возгорится пламя...