Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
20.05
Хотели узнать больше о демонах и ведьмах? Тогда вам сюда! Пополнение матчасти.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Практическое пособие по игре в прятки


Практическое пособие по игре в прятки

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://3.bp.blogspot.com/-zN8O-10WiLk/WUe5SUB3sTI/AAAAAAAARNg/KL1bzrj_63g-s1fC1TxN7oRGegP9pqDJwCLcBGAs/s640/dark%2Bmoon%2Bwitchs%2Btable%2Bprop%2Btableaux.jpg

Gwendoline Parish, Mitchell Townsend
26 сентября 1886 года, тёмные лондонские переулки разной степени неблагонадежности

Учение невозможно без ошибок, но некоторые из них подвергают опасности вашу жизнь и благосостояние. Готовы ли вы справиться с последствиями?

0

2

- Слава богу, вы здесь! – Гвендолин пронеслась ко входной двери черным шелестящим вихрем, отпихивая в сторону горничную, которую мимолетно решила уволить сегодня же вечером. Страдальчески вцепившись в плечи мистера Таунсенда, она нервно рассмеялась, задумавшись о смысле сказанного. – Прошу прощения, я не то имела в виду… Ох… Идемте со мной.
Пока мистер Пэриш находился в отъезде, Гвен все силы и время посвятила обучению. Несколько недель она блаженствовала, гуляя по антикварным лавкам и скупая все, что в её понимании походило на колдовской скарб, полностью оккупировала свою собственную кухню, руководила плотницкими работами в библиотеке и откровенно наслаждалась собой, встречаясь со своим юным идейным вдохновителем где-то примерно раз в три дня. И только сегодня четко осознала, что им требуется более совершенный способ коммуникации – время уже пить пятичасовой чай, а она с самого раннего утра на нервах, сходит с ума от бессилия в ожидании Митчелла.
- Милый Митчелл, мне кажется, я совершила страшную ошибку, - заговорщицким шепотом вещала Гвендолин, сопровождая Митчелла по пути в библиотеку мимо портретов нескольких поколений Пэришей, которые масляными свинячьими глазками наблюдали за странной парой. – Честно говоря, я потеряла сон и последние остатки самообладания… Пройдем, чай еще не остыл.
Точно теряющая чувства молодая невеста, Гвендолин упала в свое любимое кресло, тратя при этом очень много драгоценных секунд на грациозные движения руками – то лоб прикроет ладонью, то веером обмашется, то по щекам себя пошлепает, не то пытаясь создать на коже румянец, не то наказывая себя за собственную глупость. В чувства её вернул чай – сделав несколько глотков, Гвендолин задумчиво сощурилась, разглядывая темный сюртук мистера Таунсенда.
- Ох, дорогой, где же вы так запачкались? Две секунды, у меня тут щетка недалеко, - и снова вскочила, ринувшись к комоду у окна. Хаотичные поиски в ящиках одновременно и заставляли нервничать еще сильнее, и успокаивали, но Гвендолин все-таки взяла себя в руки и начала рассказ. – Прошу прощения, если посыльный доставил вам неудобства вместе с письмом, но дело важное. Всю прошлую ночь я никак не могла заснуть. Под окнами у меня поселился какой-то ненормальный, который всю ночь, вы представляете, горланил серенады. И такие мерзкие, такие… похабные! Мне кажется, мистер Таунсенд, - с этими словами она подлетела к нему со щеткой в руках и жестом попросила повернуться спиной, чтобы оттереть серое пятно с его сюртука. – Мне кажется, что всему виной мои попытки колдовать. Видите ли, я не так давно нашла в библиотеке мужа латино-английский словарь и попробовала составить наговор, чтобы… Неважно, впрочем. И мне кажется… - она смахнула последние следы пыли с ткани и довольно осмотрела результат своей работы. – Кажется, я наложила не то заклинание не на того человека. Это нужно срочно прекратить, иначе быть беде. Мистер Таунсенд, помогите, умоляю!

+1

3

В последнее время дела с его не так давно приобретенной собственной ведьмой шли неплохо. Пока ее бесполезный супруг вынужден был отъехать из Лондона по делам, Гвендолин все свои силы бросила на постижение колдовской науки. Стоило сказать, что процесс обучения продвигался вперед семимильными шагами, однако же не обходилось и без мелких досадных оплошностей, впрочем, не представлявших из себя ничего такого, чего они не могли бы предотвратить совместными усилиями. Митчелл периодически заглядывал к своей подопечной – она угощала его изысками человеческой кулинарии, а также демонстрировала, чему научилась. Мистер Таунсенд буквально лучился от переполнявшей его гордости.
Вообще-то сегодня он не планировал наносить визит в дом внешне благопристойной четы Пэришей, он строил коварные планы, как бы ему получить побольше душ на грядущей выставке в галерее Тейт, но посланец доставил ему отчаянную записку с мольбой явиться немедленно после получения оной. 
Ему настолько не терпелось, что он даже изменил своему обычаю прибывать к дому подопечной в человеческой манере, в совершенно обычном экипаже, который он подзывал на улице. Часы с маятником гулко пробили пять часов, а сам Митчелл быстро поднялся с места и переместился в сумрачный безлюдный переулок неподалеку от дома миссис Пэриш. На тёмно-сером сюртуке, спиной которого Митчелл по неосторожности соприкоснулся с обшарпанной стеной, образовалось пятно – то ли пыли, то ли сажи. Мистер Таунсенд попытался его стряхнуть, правда попытался, но, потерпев неудачу, быстро потерял терпение и махнул рукой – в крайнем случае, Гвендолин будет знать, что с этим сделать. Она вообще на удивление хорошо разбиралась в подобных вопросах.
Итак, он выбирается из переулка, выворачивает на более крупную дорогу, мощеную брусчаткой – звук его шагов звонко раздается по вечереющей округе. Едва его рука касается дверного молоточка, как дверь распахивается, и рука Гвендолин, в обход нерасторопной служанки, моментально втаскивает его внутрь. Что-то серьезное действительно случилось.
Митчелл следует за своей подопечной в гостиную, невольно заражаясь от той нервозностью, терзаясь догадками, что же могло произойти. По крайней мере, уже его нынешних знаний достаточно, чтобы осознать – люди, у которых произошло нечто хорошее, ведут себя совершенно не так. На лице Гвендолин не было улыбки, глаза будто запали, а руки ее, цепко тянущие Митчелла сквозь весь дом, подрагивают – а значит, вряд ли она хочет похвастаться, как замечательно получилось вот это сложное заклинание, которое она опасалась творить, но все-таки решилась попробовать, и вот оно - чудо. Взгляд юного демона выхватывает куски окружения, которые успевает схватить на судорожном бегу – вешалку для верхней одежды в прихожей, стеллажи с пыльными фолиантами в библиотеке, уютную мягкую мебель, пылающий камин в гостиной.
Разместившись в кресле напротив подопечной, Митчелл очень внимательно уставился на нее. Она вела себя странно, и ничего толком не говорила, пока не сделала пару глотков из своей чашечки. По всей видимости, чай оказывает на расстроенные человеческие нервы благотворное влияние – мистер Таунсенд мысленно сделал об этом пометку. Если однажды он пригласит кого-нибудь к себе с целью заключения контракта, нужно не забыть заварить чай.
Однако его по-прежнему беспокоило, что он не имеет ни малейшего представления о том, что же все-таки стряслось у миссис Пэриш, что его с такой поспешностью вызвали сюда. Из ее путаной речи до этого сложить цельную картину ну никак не удавалось, а, судя по тому, что время на то, чтобы выпить чашечку чаю и почистить его одежду, еще было  – дело было не слишком срочным. Как бы то ни было, Митчелл был готов оказать подопечной совершенно любую поддержку – вот только что все же произошло?
Наконец, Гвендолин, заняв руки привычным делом, смогла собраться и начать излагать события чуть более последовательно. Теперь все вставало на свои места. Видимо, ведьма по ошибке сотворила не то заклинание, и наслала его не на того человека. С этим, действительно, следовало бы что-то сделать. Однако сперва, наверное, надо успокоить мятущуюся Гвендолин – Митчелл был не особо хорош в подобных делах, но он почти ласково положил ладонь на плечо женщины, похлопал пару раз, а затем подал ей чашку с чаем, чтобы та сделала еще глоток, оказывающий столь благотворное влияние.
- В любом случае, сейчас мы придумаем, что с этим сделать, и вам не придется более волноваться из-за какого-то там назойливого человеческого существа. Мы с вами вдвоем в два счета распутаем это дело! Я думаю, первым делом нам надо найти этого человека и установить его личность. В таком случае, мы будем знать, на кого направить отменяющее заклинание (такое же есть, верно?) Ну или каким-нибудь образом заставим прекратить делать то, что он делает. Кстати… а что это было за заклинание? И еще – может быть, вы запомнили, как выглядел этот негодяй, мешающий вам спать?
Митчелл Таунсенд пытался мыслить здраво, что удавалось ему так редко. Однако ради спасения собственной ведьмы он был готов постараться. В конце концов, именно с ее помощью он планировал наделать шуму в скучном правильном Лондоне. Он отхлебнул немного из своей чашки – чай действительно был очень хорош.

+1


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Практическое пособие по игре в прятки