Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Дом света, дом тьмы


Дом света, дом тьмы

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s9.uploads.ru/Qq6pd.jpg

Лилиан Сантар и Мейбл Линч
15 ноября 1886 года, сиротский приют в лондонских трущобах

Поздним вечером у дверей сиротского приюта появляются две женщины. Каждая из них по-своему связана с обитателями этих стен: одна помогает обездоленным детям безвозмездно, из благородства, а другая использует их в своих мерзких целях. Но движет ими одно и то же - искренняя обеспокоенность судьбой тех, до кого никому больше в мире дела нет.

+1

2

В столь поздний час на маленькой Салти-стрит никого не ждали. Давно прошёл старый фонарщик, потушивший оставленные как пережиток прошлого масляные фонари. Он и сам был,  как пережиток прошлого - худощавый старик с кустистыми бакенами, как было принято в начале века, с потёртыми локтями затасканного пиджака. Он выполнял одно и тоже действия из года в год, на этой тихой маленькой улочке, пока не облюбованной огранизованной преступностью, раттусами или промышленниками. В этом его маленьком мирке ничего не происходило: он выходил ровно в 22 часа, педантично чёткий, с лестницей под мышкой и неизменно проходил за 15 минут, от фонаря к фонарю, называя каждого из них по именам, как старых надёжных друзей, за неимением других таких. Он считал, что знает всё, что происходит на маленькой Салти-стрит, потому что видел её каждый день и заканчивал этот день. Вот, напротив его дома большой детский приют, в меру приличный, в сравнении с десятком таких же. Его курируют две аристократки - постарше и помоложе. Примерно раз в месяц какая-то из них приезжает к приюту и с чувством значимости своего дела и значимости собственной охают над шпаной, что норовит побить старые масляные фонари или залезть на них. Он то знает всё о этих несносных детях! То и дело эта шпана сбегает из приюта через дырку в заборе и идёт на более богатые, современные и шумные улицы воровать платки  и монокли, а потом снова выстраивается рядочком несчастных рож перед своими благодеятелями. Он то знает, он то всё знает!
Но фонарщик был ужасно стар, как и его фонари. Он ложился спать в чёткое время, 22.30, когда аккуратно убирал лестницу в кладовку и пил своё снотворное. Он не знал, насколько ужасной может быть маленькая Салти-стрит, когда все немногочисленные её жители закроют ставни на окнах и забудутся сном. За окнами приюта нездоровый желтоватый смог, а группа детей прячется под простыней, закрывая рукой маленькую церковную свечку, украденную днём малышом Бенни, и еле слышным шёпотом выясняют, чьё сегодня будет дежурство. Дрожащими руками они тянут жребий из спичек, а "соглядатый" иногда выглядывает из-под простыни, смотря не идёт ли мистер Стэнли или ОН.
Ещё чуть позже по брусчатой кладе раздаётся размеренный стук копыт и на, уже полночную, Салти-стрит подъезжает карета, остановившись в самом начале улицы. Чёрная, без гербов. С козлов соскакивает высокий подтянутый слуга, выправка которого говорит о военном прошлом, и помогает выйти маленькой тоненькой леди, одетой слишком дорого для этих старых фонарей и этой изъеденной брусчатки.
- Я пойду с вами, Ваша милость, - негромко, но уверенно говорит мужчина.
- Хорошо, мистер Барнеби, только не напугайте детей, я прошу.
Они вдвоём двигаются вдоль улицы, по самому её граю, предпочитая самую глухую тень тому небольшому кусочку, что освещён больной жёлто луной. Идут неспешно, мужчина называемый мистером Барнеби то и дело тихо простукивает пространство, выискивая дыры в брусчатке и аккуратно обводя леди мимо них. Из-под уже по-зимнему тёплого пальто мелькает бежевое кружево платья. В такой кромешной тьме, которая накрывает Салти-стрит, даже им удалось бы скрыться от чужих глаз, разве что фырканье лошадей в конце улицы напоминает о гостях.
Мужчина ловко перепрыгивает ограду приюта, а потом переносит девушку. Если бы не подчёркнуто вежливое общение этих двоих, их моджно было бы принять за тайных влюблённых, выбравших такое странное, и по-страному жуткое место для свидания.
***
Лилиан, конечно, не посещали такие мысли. Встревоженная рассказами детей не на шутку, она уговорила Вальдена помочь ей с "прикрытием". Добрый и отзывчивый брат, всегда понимавший её больше других, он сломался достаточно быстро, навязав сестре в сопровождение только своего камердинера и кучера. И пока на приёме леди Эшфорд брат дежурил у пустой комнаты, где "отдыхает приболевшая сестра", леди Лилиан Сантар кралась в тени приюта к заднему двору, придерживая пальто и тяжёлое бальное платье. Сменить полностью гардероб просто не представлялось возможным, это обязывало бы брать с собой ещё и камеристку, потому Лили лишь переобулась в удобные сапоги для верховой езды.
Ночью ставшая уже родной Салти-стрит была куда менее радушнной и даже зловещей. В едком смоге пахло сыростью и первыми заморозками, и ни в одном окне приюта не горел свет.
- Постойте миледи, - мистер Барнбери замер, подняв руку, - там кто-то есть.
- Наверное это Фредди. Дети говорили, что он ночью уходит на задний двор и делает что-то странное.
- Нет, Ваша милость, этот кто-то крупноват для ребёнка. Я бы даже сказал - весьма.
Барнбери зарядил пистолет, прижал рукой Лили ближе к зданию, и приготовился к встрече. Судя по всему, этот кто-то двигался как раз в их сторону.  - Стойте, - чётко произнёс он силуэту, когда тот оказался в пяти метрах от них, - и поднимите руки.
Барнбери предупредительно наставил на человека пистолет.

+1


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Дом света, дом тьмы