Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Release the Kraken


Release the Kraken

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://sh.uploads.ru/oPaq3.gif

Джордж Ройс, Алек Сантар, Аленари Сантар
Ночь с 3 на 4 ноября, воды Атлантики

После целого месяца поисков, военному клиперу наконец удалось найти странные берега, около которых была пришвартовала "Сильвер датчес". Мотор на полный ход, подняли все паруса, и загадочная мёртвая земля стремительно приближалась. Но гладкое плавание продлилось совсем недолго. За какие-то жалкие минуты вокруг острова разыгрался шторм и на ночном горизонте появился силуэт огромного создания, в нос закрался запах тухлятины, а в поднятые паруса ударил шквальный ветер. Из глубины острова к ним двигался ужас. А из глубин морей - вызванная им смерть.

0

2

Всё происходившее не поддавалось логике, потому НАХЕР эту логику!
- Алек, со мной на ванты, надо снять паруса! - Джордж, обладавший внушительным баритоном, и то едва перекрикивал ревущую стихию. И держался, тоже, едва. Со своим ростом он напоминал тополь в шторм, которого клонило к земле, но не ломало. Он скакал по палубе, оскальзываясь на заливавшей всё солёной воде и хватаясь за ванты. Дойдя до грота, он быстро и небрежно скинул колет и полез наверх, надеясь поднять (а не получится - так содрать) хотя бы лиселя. Забираться было - словно дьяволу в дела - корабль несщадно шатало из стороны в сторону, море тут даже штормить нормально не желало! Их клипер будто бы намеренно раскачивали... снизу. А впереди - чёрная туча и смард. Он, конечно, верил Аленари в случившимся, но определённые... ужасы восприятия списывал на недельный голод. Оказалось, что девушка ещё и скромничала...
Залезая на рею, Ройс боролся не только с чёрной обезумевшей за какие-то... сколько прошло, минут 10?... стихией, но и со странным животным страхом, пробуждавшимся каждый раз, когда взгляд падал на чёрный силуэт острова. Выход был один. Не смотреть. Стиснуть в зубах нож для перерезания верёвки. Поднимать лиселя в таком хаосе казалось невозможно долгим. Он нее мог видеть чётко, что происходит внизу, людей различали макушки, офицеров от моряков - шевроны. Но Уолли, Аленари и капитана всё равно различал сразу. и все они пока были живы, это хорошо, это прекрасно, это позволяет собраться.
Сбоку забрался и что-то крикнул ему Алек, Джордж махнул рукой, показывая, что не слышит. Отвернулся к морю, дёрнулся от неожиданности, но потом дал себе мысленную пощёчину. Ему вдруг показалось, что неглубоко под гладью волн шевелилось что-то вроде огромной рыбины. Но если это и ополоумевшая рыбина, то её он мог только пожалеть, в этом безумии моря.
Одна за другой срезались крепления лиселя и он рвался на ветру с оглушительным хлопаньем, хлестая по рукам тяжёлой мокрой парусиной. Ройс никогда не разделял романтики Сантаров по парусным кораблям, по его мнению нет ничего прекраснее и надёжнее крейсера с паровым двигателем. По крайней мере его не перевернёт просто потому, что сверху висят долбанные шатры ткани!

+2

3

Мерещилось, что оседавшая на коже вода, хлеставшая со всех сторон, паром возвращалась обратно, и любой, кому бы достало внимания, смог бы разгадать его тайну, вызнать всё то, что Сантары с таким усилием прятали годами. Алек откинул назад рвавшиеся в лицо волосы, взглядом нашёл сестру, за ней – капитана и Джорджа с Уолли. Он сознавал, что гладким это путешествие «Глорианы» не будет – не для того каждый из них всходил на борт, особенно в этот раз, – но всё происходившее здесь и сейчас не укладывалось ни в его собственный опыт, ни в перенятый от других моряков. Ни одна из известных ему примет не указывала, что в несколько коротких мгновений море смешается с небом, не подумав о людях, наплевав на людей, жалких и мелких сейчас, что истёсанные временем песчинки.
Он услышал Джорджа и кивнул, не слишком уверенный в том, что друг заметил. Слова и жесты сейчас обесценились, роль играли одни только действия, и потому Алек поторопился – скинул с себя всё лишнее, отяжелевшее от влаги и способное утащить на дно, и рванул вверх, готовый резать, и рвать, и жечь, если придётся, тросы. Главное – не дать «Глориане» перевернуться, удержать старушку хоть на одном боку, но целёхонькую. Он слышал, как глухо, прорываясь через все прочие звуки, она стенала, как трещало дерево, готовое переломиться. «Держись, – хотелось сказать ему, – держись, это просто шторм, ну что ты, раньше их не видела?» Он обманывал тем и себя, и её – таких штормов в жизни их клипера ещё не случалось. Он посмотрел вниз, нашёл Аленари, но теперь уже сердцу некогда было сжиматься. Шторм молитвами не остановишь. Алек нахмурился, поднял взгляд, запрещая себе смотреть на остров, на темень впереди, куда их упорно тянуло, и понял наконец, отчего дерево перестало стонать.
– Слева, кракен тебя дери! – крикнул он Джорджу, но слова унёс ветер, и Алек вновь выругался. Оставалось надеяться, что глаза Ройсу не залило водой до той степени, чтобы он не приметил сбитую рею, представлявшую теперь опасность. Сам же Сантар за неимением большего принялся сражаться с парусными креплениями, резал их и заодно – собственные руки. Алек зашипел, заливая дерево и парусину кровью, встряхнул ладонью, заставил себя продолжать. Люди внизу зависели от их с Джорджем действий, а у него случались ранения и серьёзнее. Он опустил взгляд, выискивая, для разнообразия, капитана, но взгляд сошёлся на тёмной туше за бортом, там, где теперь очень условно было море.
Алек со свистом выдохнул, сморгнул двадцать с хвостом лет жизни – и вновь оказался шестилетним мальчишкой. Снег вокруг таял, оседали уродливыми хлопьями остатки сбросивших листву деревьев, твари смотрели на него, а всё, о чём думал Алек – Аленари. Он не хотел, чтобы чудовища забрали её у него. Он не хотел, чтобы твари хоть кого-то из них получили, но тело его оцепенело, перестало слушаться, и Алек ошарашенным мешком полетел бы вниз, когда б не сильная рука Джорджа, ухватившая его за шкирку. «Словно котёнка», – с отвращением к себе подумал Алек, но во второй раз повторять не стал. Ему не было шесть, он давно вырос из того мальчишки, и страх – дикий, первобытный, не поддающийся разумному определению, с тянущимся за ним выжженным следом, – получалось обуздать. Пока что.
– Кажется, нам здесь не слишком рады, – прокричал он снова, сопровождая свои слова усмешкой. Хищной, как надеялся сам Алек. Их застрявший в бутылке корабль потащило в сторону ощутимей прежнего. Тварь примерялась, осознал он, к тому, как бы поудачнее схватить «Глориану», встряхнуть. Так рыбак, возвращаясь домой, вытряхивает песчинки из башмаков. Алек не хотел, не собирался смотреть в ту сторону, где над водой показалось нечто округлое, с блестящими мёртвыми глазами. Ему показалось, что и сама «Глориана» затихла, ощущая на себе хватку твари, тянущейся к людям.
Алеку Сантару никогда так яростно и наглядно не отказывали от дома, что это сходило за самое очевидное приглашение.

Отредактировано Alec Santar (23 января, 2018г. 01:18:24)

+2

4

Ожидала ли она подобного свинства? Нет, конечно, нет.
Но была ли в целом удивлена? Да черта с два!
С той самой минуты, как пробили четыре склянки ночной вахты, как марсовый крикнул, что по правой скуле видит какое-то судно, Аленари охватило тяжелое, давящее предчувствие близкой беды. И стоило поглядеть в указанном направлении — ночь выдалась такая ясная и лунная, что в окуляре судно виднелось, словно на ладони — как предчувствие дурного лишь усилилось. Проклятую «Сильвер датчесс» лейтенант-коммандер узнала бы из тысячи других кораблей, но увидев ее, почему-то не испытала прилива сил и воодушевления. На деле, Аленари внезапно осознала, что где-то глубоко-глубоко надеялась, никогда больше не увидеть ни крейсер, ни остров — единственная из всего экипажа «Глорианы» она без особых колебаний согласилась бы на провал их миссии. 
Единственная из всего экипажа она точно знала, чего будет стоить ее успех.
Ну, или почти знала.
«…ты вернешься, Сантар! Ты сюда вернешься…»
Даже разверзшийся штормовой ад не мог заглушить эти слова в собственной голове. Она слышала их, когда приказывала задраить люки и найтовать кормовые пушки по-штормовому — если те сорвутся и пойдут гулять по квартердеку, то натворят беды.
Все повторялось — и запах гнили, и клубящаяся мгла, и примитивный, чужой страх, который мешал соображать.
«Ты сюда вернешься»
— Ставить румпель-тали! — рявкнула Аленари, пытаясь разом перекричать и стихию, и Люка Гейбла в своей голове.
В паре футов от нее капитан отдавал приказы грот- и фор-марсовым, но даже его зычный голос то и дело заглушал рев бури. Помогая рулевым, лейтенант-коммандер поглядывала на шкафут, туда, где виднелись шевроны старших офицеров. Ну, как виделись… Сперва виднелись, а потом уже не совсем, потому что сами офицеры уже без колетов поднялись вверх на грот. 
Сердце пропустило удар.
«Какого хера… сами-то? Олени, блядь, безрогие!»
И все же, несмотря на злость и тошнотворный страх — на этот раз вполне оправданный — она понимала, что от мощных лиселей надо избавляться как можно скорее, давление ветра на грот и так было просто чудовищным, «Глориана» рыскала, то и дело, зарываясь носом в волну и окатывая бак со шкафутом.
Но самим-то на кой черт туда лезть?!
Словно подслушав ее, ветер изменился на нордовый, вой над головами превратился в визг, будто над кораблем кружила обезумевшая баньши. 
«Стеньги посрывает нахер…»
Но мысль была какой-то отстраненной, словно бы даже чужой. Взгляд то и дело уходил вверх, к лисель-спиртам – один из них как раз сорвало.
В себя ее привел рев капитана:
—  Средний ход!
— Есть, сэр!
С передачей приказа вышла заминка — вахтенного мичмана Риккетса самого пришлось ловить за шкирку у кормового люка, дабы парень не совершил короткий, но запоминающийся полет башкой вниз. Ругаясь, Аленари стала спускаться сама, и, увидев помощника трюмного старшины, гаркнула:
— Сбросить обороты! Средний ход!
Матрос исчез, но почти тут же рядом оказался пятнадцатилетний Сэм Кэмбелл — старший из мичманов, бледный в прозелень.
— В льялах восемнадцать дюймов воды, мэм!
— Оснастить помпы! Мистер Кэмбелл, принять под командование кормовую. Передать приказ на бак! 
— Есть, мэм.
Поднимаясь по трапу, Аленари ощутила, как судно завалилось на правый борт. Сердце сжалось — неужели их развернуло лагом? Но нет, сокрушительного удара не последовало.
Несмотря на уменьшение парусности, лучше слушаться руля «Глориана» не стала — ее по-прежнему шатало, как пьяную гагару.
— Дан средний ход, сэр! Запущены помпы! — лейтенант-коммандер проорала доклад, не забыв найти взглядом Уолли на форкастле и удостоверится, что оба ее «оленя» все еще живы и вполне вероятно, целы.
Внезапно судно увело в сторону, и за этот рывок тут же пришла расплата, сверху раздался треск — они лишились крюйс-брам-стеньги. Теперь, когда срыв рангоута с грота был лишь вопросом времени, Аленари особенно сильно захотелось встать под мачтой и очень по-бабски завизжать, чтобы эти идиоты спускались оттуда немедленно, потому что иначе…
Что там будет «иначе» она так и не узнала. Старшина грот-марсовых подскочил к капитану с другой стороны и принялся ему что-то втолковывать, одновременно указывая куда-то вниз.

Отредактировано Alenarie Santar (26 января, 2018г. 15:34:31)

+2

5

Эта песня тут быть обязана!

Всё было так дерьмово, что Джордж едва успевал замечать, когда становилось хуже. Чуть не сбившую их рею он почти пропустил! Если бы не крик Алека, слишком сосредоточенный на разрезании верёвок Ройс пропустил бы, и получил ронгоутом по горячей голове, очевидно в последний раз.
– Слева, кракен тебя дери!
- Не поминай суеверия всуе, а то блин ещё выкинет нам на палубу кого-то из меню приморских жителей, - нервно пошутил Ройс, наконец сдирая лисель. Он собирался перебраться по фок-марселю дальше, поднять сам марсель и второй лисель, как краем глаза увидел опасный наклон Сантара в сторону палубы.
- ЭЙ! Сантар, держись, дьявол тебя дери! - гаркнул в сердцах Ройс, сам едва держась на мокром рангоутном дереве. Как не вовремя заклинило парусную систему! Он крепко держал шиворот друга и с полным удивлением смотрел на то, как тот стремительно и непривычно бледнеет.
– Кажется, нам здесь не слишком рады.
- Как-будто честь у них украли, ага, - в тон другу, нервно, пошутил Ройс и посмотрел туда, куда смотрел Сантар. И побледнел сам.
- Спускайся. Я за тобой, - рубленно сказал Ройс, потеряв всё своё залихвасткое красноречие.
А потом из моря с брызгами метнулись шупальца и с треском дерева и криком людей обхватили климер в самом голодном объятьи.
- ВНИЗ! - снова заорал Джордж, но даже не потому, что логично было спускаться, что надо было спускаться, а потому что там, среди этих тресков, криков, там где рыскала тварь Уолли, Аленари, капитан, док, все те, кто должен выжить, и они с Алеком не имеют никакого права сидеть здесь.
Сверху полетела стеньга, болтая на ветру сорванным такелажем будто шупальцами. Слишком много тут щупалец! Джордж по звериному кричал в этот шторм, выпуская к морским чертям напряжение и панику. Нахер! Надо собраться! Это просто огромный кальмар-переросток вроде тех, которые привозят в порты и с которых босякам делают рагу. Он не умнее улитки, а человек создан мельче, но сообразительнее любой этой твари, в конце концов! У них боевой клипер, у них полный дек пушек, не может быть, чтобы хорошенький залп эту гадину не вразумил!
- Надо спуститься на дек! - проорал он Алеку, чувствуя воду везде, хоть, отрыжка кальмара, нагишом ходи! Джордж крепко перехватил рукоять ножа, осмотрел такелаж и скрипящие реи и решил, что времени на правильный спуск нет. Воткнув нож в парусину, он сиганул вниз, удерживая лезвие и вспарывая ткань.
Приземление было даже мягким, но мерзким - прямо на одно из шатающих корабль шупалец. Не успев приземлиться Ройс сразу от души вонзил нож уже в кальмара, или осьминога, кракена, что это за дьявольщина вообще?! И тут же получил ответку - его толкнуло и он помыл собой палубу не хуже щётки. А нож его так и сгинул в этом... гаде, чтобы его!
- Падла, ещё посчитаемся! - злость со словами летела в пространство, она давала сил не бояться. Поднимаясь он лихорадочно осмотрел царивший вокруг хаос. Трещало дерево их красавицы, фальшборт ломался, будто был спичечным, по палубе носились матросы с топорами, пытаясь атаковать шупальца, но порой за удачным ударом следовал крик и человека выдёргивало за борт. Мракобесье! Ужас! Их надо привести в чувство пока не началась паника!
- Мистер Голштейн! - поймал он канонира, - Сколько пушек в строю?!
- Семь по правому, три по левому, лейтенант, - гаркнул мужчина, едва стоя на ногах в бешенной качке.
- Кормовые целы?
- Одна, но её откатило по корме в самый конец!
Джордж выругался
- Если это кальмар или осьминог, башка у него со стороны кормы! Её надо привести в действие, мистер Голштейн! И прикажите зарядить те, что уцелели!
- Да они катаются по деку, как шарики в детском фенскопе.
- В фенакистископе крутятся картинки, мистер Голштейн, а мы скоро крутиться будем только по кольцам Ада, которых, к слову, не существует! Я не готов стать кормом для демонов, поставьте хоть часть и залп по этой твари, мы должны его сбросить!
Он подтолкнул мистера Голштнейна к спуску в дэк и сам едва успел отбежать от очередного щупальца, которое в слепую рыскало по палубе, как плотоядный слизень.
- Тебе место под соусом, тварь, - тихо прорычал Джордж и опираясь на то, что ещё держалось на борту побежал к квартердеку, заметив там макушку Сантара. Жив, стервец, прекрасно! Ничего, прорвутся, если даже китобои выходят живыми, они точно выживут!
- Капитан! - Джордж залетел в (о чудо!) ещё сухую ходовую рубку, прямо перед капитаном и отдал честь, краем глаза замечая тут и Аленари и Алека, - Разрешите доложить, отдал мистеру Голдштейну распоряжения привести в боевую готовность пушки.

+1

6

После всего произошедшего, думалось, сильнее ненавидеть это место уже нельзя.
Оказалось – можно.
В чем там заключался доклад старшины, она все же услышала. Не поверила. Но оказалась на палубе аккурат в тот момент, когда темнота за бортом взорвалась ледяной водой и щупальцами.
Рефлекторно Аленари шарахнулась назад – и чуть было не совершила тот самый полет в кормовой люк, от которого не так давно уберегла мичмана. Спасла реакция. Спасли леера, спешно натянутые лишь у кормы.
И все же на некоторое время она застыла – самая бессмысленная, самая травоядная реакция на свете – в этом ступоре пропали все звуки, пропали мысли, приказы, живые люди.
Осталась лишь картинка.
Сминаемое дерево. Рвущиеся снасти. Темные массы чего-то живого, мерзкого, скользящие по палубе. А впереди их ждала тьма еще более густая и живая. Впереди их ждал…
«Глориана» содрогнулась, как раненое животное, вновь швырнув Аленари назад – боль обожгла ладонь. Боль привела в чувство, вернула и страх, и ненависть, и рев воды.
– Полный ход! – голос Фалькота казался таким далеким, словно до капитана было ярдов триста.
Она скорее прыгнула в люк, чем спустилась. У машинного поймала Рут.
– К трюмному живо! Уровень воды, пробоины, состояние помп – доложить мне. 
По приказу теперь двигатель кочегарили в полную мощность – маневренностью, которая так важна между штормовых волн, пришлось пожертвовать.
Рут вернулась быстро, и вскоре лейтенант-коммандер вновь стояла на открытой палубе.
Ранее шпигаты не справлялись. Теперь проблема исчезла – шпигатов больше не было, и вода со свистом улетала в проломы фальшборта. «Глориану» немилосердно шатало – будь она помассивней, уже бы перевернулась или приняв бортовую волну, или стараниями морской твари. Но легкий клипер держался.
Метающиеся лампы рулевой скорее слепили, чем освещали – Аленари только и успела, что узнать капитана с Алеком.
– Дан полный ход. Сильные повреждения по левому борту, сэр. Пушки там сорваны. Пробоин нет. Помпы работают.
Почти сразу после нее в рубке появился Джордж – такой же мокрый, как они все тут, но при этом такой неунывающий, словно это «Глориана» поймала каркена, а не наоборот.
– Дать бортовой залп. – Фалькот отдавал приказы там споро, будто бы и не задумываясь. – А как пойдем вверх – кормовой.
– Есть, сэр.
Аленари показалось, что она поняла. Твари, какой бы большой она не была, приходилось бултыхаться с ними в унисон – сейчас судно шло вниз, с очередного вала. Потом будет ложбина между волнами – там «Глориана» неизбежно даст крен на более оснащенный правый борт – и нужно успеть выстрелить. А затем они снова пойдут вверх и кормовые орудия окажутся под удачным углом, чтобы влепить этому головоногому ублюдку между глаз – или что там у него вместо глаз?
Вот только сделать это надо быстро.
Слаженно.
Значит они – офицеры – нужны там. 
– Разрешите возглавить расчеты?
– Вперед!
Палуба являла собой удручающее зрелище – и все же расчеты собрались у оставшихся орудий в рекордно быстрые сроки.
«Сколько у нас есть? Залп? Два?»
Корабль оказался в прогале между двумя волнами – огромными, словно крепостные башни.
– Бань!
Застонав «Глориана» стала клониться вправо, и изнутри все омыло ледяной жутью, потому что там, впереди бурлила и смердела настоящая бездна.
– Заряжай! Держаться по сторонам от лафета!
«Сколько будет осечек?»
Крен все больше и больше – и от этого ужас делался лишь сильнее. Но это ведь как на охоте, нужен правильный момент. Нужно ждать, даже когда страх выворачивает изнутри.
– Огонь!
Не принайтованная пушка прыгнула назад, словно живое существо, плюнув огнем вперед и вниз.

+1

7

– Разрешите возглавить расчеты? - выпалила Аленари, стремясь отобрать себе всё веселье и драйв. Ну что за женщина?!
- Разрешите помочь лейтенанту Сантар? - не остался в долгу Джордж, у которого от дикой мешанины чувств буквально всё покалывало. Он даже не расслышал, что выкрикнул Фалькот  свои офицером, когда выскочил из рулевой рубки и понёсся вслед за спиной Аленари.
На палубе творился фантасмагорический ад: она качалась из стороны в сторону, и то с одного борта, то с другого возникали пенистые чёрные валы. Корму и бока клипера "обнимали" и стискивали огромные щупальца монстра, что, как казалось, пытался просто проглотить ту маленький "рыбку" "Глорианы", с досадой и злостью стряхивая немногих моряков, кидавшихся на чудовище с топорами. По палубе катался незакреплёный такелаж, даже ядра, одно из которых чуть не прибило Джорджа. В криках, шуме шторма, хлопанье порванных парусов и гвале не было слышно ничего. Лейтенант не бежал - перескакивал от опоры к опоре, приводя в чувство ружейных матросов.
- Есть сухой порох? - орал он во весь голос, почти в лицо собеседнику, но тот всё равно едва его слышал. Но понимал, как и любой, прослуживший столько лет на одной палубе.
- ДА!
- Заряжай быстрее, следи за командой офицера Сантар!
Хватаясь за обломки фальшборта и снастей, моряки с трудом, но готовили орудия, что ещё не откатило по палубе назад, а чудовище с упорством барана и злостью дьявола пыталось утянуть их всех с собой.
- Не сегодня, тварь, не сегодня, - рычал Джордж с шалым взглядом смотря на вздымающегося монстра. По лицу струями текла вода и он еле держался на палубе, но какая-та злая и шалая уверенность горячила кровь. Он почти предвкушал этого выстрела, и страх на эти минуты, секунды, заглох.
Огонь!
Рывок!
Джордж понял, что они попали даже не по виду - "Глориану" дёрнуло, их откинуло назад, да так сильно, что Ройса по всей палубе откатило к Аленари в дальний угол, где сиротливо забилась одна из незакреплённых пушек. Упал он чрезвычайно удачно - прямо на девушку. Корабль рванул кормой вверх, взорбрался на вал, потом вниз! Он будто рыбка, выскальзывающая из рук неумелого рыбака, а сбоку жутковато воет монстр, отпустивший часть щупалец с "Глорианы".
- Есть! - со смехом, какой бывает в разгаре жаркой битвы, в запахе пороха, в стягивающих кожу коростах. Лихой, горящий, креплёный. С этим смехом мужчина приобнял и тряхнул плечи Сантар, поздравляя Аленари и себя и так не вовремя подскочившего к ним Алека. Вырвались! но... Новый толчок, когда кракен разжимает одно из щупалец, и нетвёрдо стоявший Сантар оскальзывается, падает и с силой ударяется о ящики со снарядами.
Алек? Чёрт, Алек?!
- Сантар! - Ройс знал, что его скорее слышит Аленари рядом, чем упавший друг, где-то на задней подкорке знал, но это ведь всё автоматизм. Вскочить с Аленари, кинуться почти на перегонки к бессознательному Алеку, влепил ему пощёчину, в надежде, что тот "просто ушибся". Голова Алека мотнулась, из-под тёмных волос показалась кровь. - Сантар, даже не думай, мы только вырвались!
Он ведь без сознания? Джордж судорожно приложил руку к мокрой шее Алека, потому что понимал - по руке чёртас два он сейчас что почувствует, и тут сбоку от "Глорианы" вверх взметнулись чёрные щупальца, и со злобой раненного зверя обвили Грот. Резко, настойчиво, методично они оплетали реи, рвали остатки паруса, срывали ванты и тянули, тянули, тянули... Корабль завалился на бок, скача по палубе, прямо через голову Ройса пролетела бочка, за борт упало двое матросов, а самого его вместе с Аленари приложило спиной о ту самую пушку, с которой он повстречался до этого. От боли в позвоночнике в глазах на секунду потемнело, а в голове, видимо, потемнело окончательно. Но буквально озверевший от ситуации Ройс с бессильной злобой наблюдал, как поумневшая гадина методично тянет Грот сразу четырьмя щупальцами и такой лёгкий, такой проворный Клипер готов перевернуться. Вот-вот.
Пытаясь найти точку опоры, он схватился за те самые ящики, крышка сдвинулась и он увидел старые добрые цепные ядра. Выдохнув, почти со смехом, он подскочил к Аленари, единственной, кто сейчас был рядом, взял за плечи и прокричал, иначе тут ничего не слышно было:
- Надо повалить грот, иначе он нас перевернёт! Мы сможем зарядить её сами, слышишь! Лучше мачта, чем весь корабль! - он не знал, кому это доказывал - девушке, склонившейся над братом, или себе, потому что некоторая разумная часть в нём ещё говорила: "Ройс, ты идиот". Но идиот отчаянный. Он слышал, как стенал корабль, пытаясь сопротивляться повисшей на нём твари. - Он утянет этот грот с собой, пускай! Помоги мне зарядить её!

+2

8

Награда за всю эту безумную стрельбу пришла незамедлительно – мир встал на дыбы, сбил с ног, и несколько секунд Аленари слабо представляла, летит ли она назад, к мачтам и уцелевшим ящикам или вперед, навстречу черной бездне.
Удар затылком о палубу – нет, все-таки назад.
А потом что-то обрушилось сверху – судя по ощущениям, небо или фок-мачта или сам кракен. Ну, или Джордж.
Если все это закончится… нет, когда это все закончится, она обязательно спросит, неужели на всей чертовой палубе другого места не нашлось. А пока Аленари пыталась снова вдохнуть, сквозь рев воды и звон в собственной голове слыша это «Есть!»… Есть? У них получилось? Они вырвались?   
Обзор и до того был так себе, теперь же сузился совершенно. Однако, и этого хватило, чтобы увидеть, как упал брат. Упал и не попытался подняться.
Секунду назад казалось, что сил не было вообще не на что, даже шевелиться как следует. А теперь силы нашлись – до хрена у нее еще этих сил, вскочить можно, и бежать, поминутно оскальзываясь!   
– Алек!
Аленари скорее рухнула рядом с братом, чем опустилась. Придержала затылок, а когда отняла руку, увидела, что пальцы черные от крови.
Нет.
– Алек!
Нет, нет, нет… Он просто без сознания. Уж кто-кто из Сантаров, а близнецы получали по голове с незавидной регулярностью, между собой шутя, что черепушки у них, похоже, сплошные и для мозгов места осталось всего ничего. Они и над этим пошутят. Потом. Счет теперь девять-восемь, в пользу брата. Он посмеется над этим. Обязательно.
Морская тварь временно оказалась забыта. А зря.
На этот раз «Глориана» не просто дала крен – ее переворачивало. Медленно, но неумолимо, и то был лишь вопрос времени, когда чистая сила победит баланс и остойчивость корабля.
Ее снова отшвырнуло назад, выбив дыхание; боль прострелила до самого затылка, но теперь у Аленари не было времени лежать и собирать силы. С каким-то тупым животным упорством она вновь устремилась к брату.
Внезапно Джордж оказался совсем близко, он говорил, кричал что-то, и когда смысл этих слов дошел до Аленари, она оторопела.
Грот? Повалить грот?
Первым порывом было заорать, что он с ума сошел, что лишиться грота в такую бурю – это суицид. Если двигатель откажет, если он даже забарахлит минут на десять – им всем конец.
Но им и так приходил конец.
Рвались ванты, со свистом рассекая воздух. На ее глазах сорвало баркас, и тот улетел туда же во тьму. Туда, где скоро окажутся все они. И она решилась – по ощущениям, решилась выстрелить в лошадь, на которой делала аллюр в три креста.
Сложнее всего было оставить Алека. Потом все это безумие шло куда проще.
– Выкатываем ее!
На счастье ни одно из колес лафета не было повреждено. Правда, держать чертову пушку в нужном направлении на гуляющей палубе оказалось той еще задачкой.
Банить ее как следует, времени уже не оставалось.
Ни на что его не оставалось, только зарядить, держать по цели и молиться, чтобы пушка не рванула. 
По-хорошему, чтобы свалить грот нужно четыре-пять метких выстрелов. Но не с такого расстояния. И без помощи здоровенной твари.
– Все назад!!
Рявкнуло. Полыхнуло. 
Правда, вспышки ни один из них толком рассмотреть не успел – за пару секунд нужно было уйти в сторону, под прикрытие все тех же ящиков, прежде чем деревянная щепа брызнула кругом не хуже шрапнели.
Последней ее полуразумной мыслью было, что нужно добраться до Алека. Хотя бы дотянуться.
Крещендо из воя ветра, рева воды и голоса проклятой твари достигло своего апогея, когда к нему присоединился оглушительный треск ломающегося дерева – тот самый, от которого капитан, наверное, поседел окончательно.
И это стало своеобразной точкой невозврата. Не осталось ни страха – все самое херовое уже произошло, ни усталости с болью – все, что можно было отбить или ушибить она уже отбила и ушибла. Нужно было отдать этот гребаный грот кракену – да пусть подавится! – поставить корабль на курс, вытащить отсюда брата, а потом валить отсюда как можно скорее и дальше. Разведывательная миссия, мать ее!
Аленари вскочила на ноги, отряхиваясь, как овчарка. Посмотрела на Джорджа – живого, и, похоже, тоже слегка охреневшего от того, что они только что сделали, а потом бросилась к матросам. 
– Топоры! Топоры! Рубить ванты!

+1

9

Идея принята, есть! С лихим и горящим безумием, еле стоя на постепенно кренящейся вбок палубе они с Аленари делали то, чему их учили в безусые 13-14 лет, только делали наспех и неправелдьно до последнего морского чёрта! Но делать правильно времени не было. Ни щётку искать для трубы, ниставить под колёса упоры, ни подвязывать канатами, чтобы не саданула потом по ним же. Всего минута - выкатить, развернуть, навести, зарядить...
Этот адреналин и драйв в груди не холодили струи дождя. Либо они с Сантар сейчас повалят грот, либо повалиться весь корябль.
Джордж, как более крепкий, встал с того бока, на который заваливался клипер и почувствовал, что это может быть последний выстрел в его жизни.
- Аленари, после, нажрёмся как свиньи, честное слово! Я даже похрюкаю, - говорил он полную дурость, пока та засыпала порох, прикрывая кожданый мешок с ним от дождя.
- Не подведи, красавица, - тих осказал он пушке, и...
Его опять швырнуло. Он едва успел откатиться вбок, прежде чем "красавица" прибила бы его последним объятьем, всем своим весом с пару крепких лошадей. Уже поднимаясь с четверенек и чувствуя, как в мокрые руки впиваются щепки, слышал оглушительный треск рангоутной древесины, Джордж понял - он сделал то, за что скоро может вылететь со службы. И чёрт возьми, если он скоро помрёт, то хоть с музыкой поваленной мачты.
- Топоры! Топоры! Рубить ванты!
Ройс поднял голову и увидел, как грот струпительно падает в пучину к щупальцам, что банально не успевали разомкнуть свои тесные объятья. Совсем близко прохлопал парус (вот же ш глупый пережиток прошлого), почти ударил по лицу щепок грот-марса-реи, но палуба под ногами быстро клонилась к горизонтали с вертикали, как у не падающей руской игрушки.
- Мне тоже дайте топор! Я хочу кое-что пожелать ему на ночь...
***
Самое паршивое в адреналине - когда он заканчивается. Ты сразу понимаешь, сколько, мать его, раз ты за эту ночь падал, врезался. Сколько в твёрдой ладони заноз от опилок, что надо выковыривать иголкой и поливать потом спиртом. Сколько раз был перешагнут предел тела, и мышцы выли.
Джордж ненавидел это состояние. Настолько, что готов был напиться, но события, последовавшие за тем, как последний перерубленный вант высвободил их из объятий кракена, требовали ясной головы. Он помнил, как корабль дёрнуло в окончательном высвобождении. Как они полным моторным ходом поплыли к сердцу бури и как на горизонте ещё маячила голова чёрного преследователя. Помнил, как они с Аленари метнулись к Алеку, стонавшему, но слабо ищущему опору. Живой, но голову рассекло знатно. Помнил, как они спустились сюда, в мед. отсек, держа его под руки, и как внезапно и резко закончилась качка. Нормальная буря так не заканчивалась. Как и не начиналась. Они бы хоть напиться сначала дали!
Джордж, стоящий у двери мед. отсека рядом с мрачной Аленари, сковырнул очередную занозу и доверительно-мягким тоном сказал:
- Сантар, спасибо за мягкое приземление. Моя голова вполне оценила встречу, явно больше, чем встречу с фальшбортом, пушкой, или ящиком, - Он посмотрел в возмущённые глаза со всем своим хитрым выражением, стойчески принял ответ и только после пошёл на мировую:
- Ну, не убей, пожалеешь. Если у Фалькота из 4-х лейтенантов останется два, один из которых Уолли, тащить всё придётся тебе.
Стряхнув очередную занозу, Джордж взъерошил подсыхающие волосы. От обилия солёной воды они торчали, как иглы. Потом прислонился к стене, рядом с Аленари, убрал руки в карманы и чуть-чуть подтолкнул её локтем.
- Эй, мы прорвались. И всё с ним будет в порядке, вы же оба крепкие назло всем деревяшкам и металлу. Поваляется пару дней с мигренью, а потом станет мигренью для окружающих, всё как мы любим.

+1

10

Такой мрачно-апатичной Аленари выглядела в двух случаях – когда всерьез, до бешенства злилась и когда абсолютно перегорала. Злиться уже не на кого. Вместо напряжения ее накрыла вялость, какое-то тягучее отупение, очень похожее на опиумный угар – ты вроде бы все еще тут, что-то делаешь, но почти ничего не чувствуешь, боль не беспокоит – она как чужая, мыслей мало и они будто бы выгравированы на подкорке. 
У нее мысль сейчас была одна – Алек. Если попытаться отвлечься, то приходилось думать о раздолбанном корабле, потерях в числе команды и сломанной едва ли не под корень мачте. Грот. Она никогда в жизни не теряла грот. Самыми страшными повреждениями, которые видела лейтенант Сантар на собственных кораблях – пробоины ниже ватерлинии и сбитая бизань, которой ей удружили алжирские пираты. Тогда была возможность ремонта. Тогда ей и тем, кто ее окружал, везло. 
Теперь же…
Она дрейфовала среди этих размышлений с удивительным безразличием, почти тут же забывая их и все равно возвращаясь к единственному, что несло хоть какой-то смысл, к Алеку. Когда же Джордж заговорил, то отозвалась скорее на звук голоса, чем смысл. Потом смысл таки дошел. И было это настолько возмутительно, настолько неуместно, настолько по-дурацки, что Аленари несколько секунд просто смотрела на Ройса, будто проверяя, не ослышалась ли.
А затем пузырь апатии лопнул. 
– Да ты вообще охренел! – ушибленное плечо прострелило всю спину, но подзатыльник она ему выдала, не уточняя, правда, за что – сам факт падения или шуточки после. – Весишь, между прочим, как целый цейлонский слон! Места что ли другого на палубе не нашлось?!
То, что Джордж может помереть ее стараниями, верилось мало – к тому же, его голова была ей кое-что должна. Мягкое приземление, видели такое?
– Мечтай. Будешь со мной это все разгребать.
Мысли – на этот раз нормальные, связные – потекли, как вода в открытый шлюз плотины. И в связном виде все произошедшее выглядело не то чтобы благостно.
– Да.
«Да, станет. Да, крепкие. Бывало и хуже. Намного хуже. Вот только это всё еще не конец».
– И да, прорвались. Вот только вопрос – куда. И как мы отсюда выгребем.
Аленари охватило примерзкое чувство «я это всё уже видела, верните деньги за билет». Примерзким оно было оттого, что вполне оправданным – вновь выжив у проклятого острова, она оказалась посреди моря в довольно хреновой ситуации. Что там говорят про ядра, которые два раза в одну воронку не падают? Видать, человек, который это сказал, никогда не был знаком с ней.
И все же разница была. Разница в капитане, в пусть поредевшей, но отлично сбитой команде, в тех людях, на которых она действительно могла положиться. Разница стояла сейчас рядом, с видом мальчишки, которого выставили с урока за какую-то особо удавшуюся шалость, и мешала ей снова забиться в кокон вялого отупения.

+2

11

"Нет, ну что ты будешь делать!", - Джордж остался категорически недоволен первым эффектом, он снова попытался расшевелить Аленари.
- Куда - разберёмся. Уолли, когда не занудничает, адмиральскому навигатору фору даст. Он определит широту-долготу. Док, когда не занудничает, даст фору столичному эксперту. Вернёт нам нашего Алека, он же не захочет иметь дело с двумя несносными лейтенантами, которые свалили грот. Между прочим, мы офигительно это сделали. Ну вот скажи, когда ты в следующий раз скажешь своим племянникам/внукам - "эх вы, сухопутные креветки, что вы вообще знаете? Вот я в свои годы грот роняла. Одним выстрелом".
О том, что в повалке грота им сильно помог кракен Джордж тактично промолчал. Во-первых, он ещё и сам не понял, чего в нём больше от этой встречи - облегчения, что выжили, или азарта? Во-вторых, у Сантар на лице было написано, что она проигрыш приняла как личный удар, как пощёчину. И так легко не докажешь, что здесьеё вины нет.
- Выбраться, тоже выберемся. Возрадуемся паровому двигателю и тому, что бочки и спирт можно жечь!
Видимо, они с Аленари в этом узком коридоре создали слишком много шума (или док услышал про занудство и немного обиделся), но в какой-то момент их попросили свалить, уверив, что у Алека просто сотрясение и ему надо два дня покоя - будет как новенький. А потом за ними прислали мичманов - надо было оценить потери и навести порядок в локальном хаосе...
***
Пару часов спустя к лечению пострадавших были привлечены почти все. Переломы, ушибы, вывихи, куча лишних дыр в теле - всё то, что не требует операции, а скорее вправки и перевязки. Дока надо было разгрузить, пришлось им с Аленари вспомнить правила первой помощи. Большая часть переломов была типовой достаточно, чтобы Джордж мог вправить, а Аленари зафиксировать. Но одному матросу выбило локоть, с такой отдачей, что рука опухла от потёкшей не туда крови. По мнению Джорджа - нащупать в этой опухоли кость - нереально.
Он кхекнул и посмотрел на Аленари. Взглядом он невольно пытался переложить ответственность за вправку на неё. Когда взгляд не помог, решил голосом.
- Мне кажется, у тебя получится аккуратнее.
Может и получилось бы. Но на счастье Сантар сзади подошёл освободившийся от очередного быстрого наложения щвов док, подошедший к лейтенантам сзади.

Отредактировано George Royce (2 апреля, 2018г. 13:45:45)

+2

12

За те несколько часов, когда доктор Ливингстон отчаянно пытался не растерять свои инструменты и не потерять равновесие, он мысленно адесовал капитану, старщим офицерам, да и вообще всей этой поисковой миссии множество таких слов, которые в трезвом уме не повторил бы вслух. Конечно, команде там, наверху, приходилось несладко, но и просто находиться в этой швыряемой волнами и скрипящей на все лады деревянной коробке, не имея возможности хоть как-то повлиять на ситуацию, было тем еще испытанием. Первых раненных начали приносить еще во время бури. Тогда Стивен первый раз и услышал о кракекне. Поначалу не поверил - в конце концов, тот матрос, что-то бессвязно бубнивший и покачивающий окровавленной головой, мог попросту бредить. Ровно до того момента, когда пол лазарета встал на дыбы, отшвырнув всех, кто не успел или не мог за что-нибудь ухватиться, к переборке. На какое-то время лазарет погрузился в темноту, в которой смешались стоны, мат, стук катящихся по полу инструментов и натужный скрип дерева.
- О чем они там думают?! - вполголоса ворчал доктор, затертый между переборкой и бессознательным телом матроса, которое он старательно удерживал от дальнейшего путешествия по накренившемуся лазаретскому полу. Злился он исключительно для того, чтобы заглушить более страшную мысль: "Мы тонем? Тонем???"
Потом был новый крен, теперь уже на борт, пушечные залпы и глухой удар, от которого, казалось вздрогнул весь корабль. "Глориана" словно падала куда-то в пропасть, тяжело взбиралась на новую волну, снова падала... Перед глазами Стивена пронеслась вся прожитая жизнь, и он даже не сразу понял, в какой момент шторм наконец-то иссяк. И вот тут-то началась работа.
Лазарет стал на порядок теснее и наполнился возбужденным гвалтом, руганью и стонами. Пока он бинтовал, обезболивал, накладывал швы, ему несколько раз успели пересказать историю победы над кракеном, сдобенную скабрезными метафорами, совершенно невероятными и противоестественными с точки зрения анатомии головоногих.

Джоджа и Аленари доктор обнаружил за делом как раз в тот момент, когда их срочно пора было останавливать.
- Нет, мистер Ройс, не надо! - доктор поспешил оттереть старпома от пострадавшего матроса. - Хватит с нас потери грота, не надо повторять это с человеческой рукой. Так, что здесь... - доктор принялся сосредоточенно ощупывать отёкший локоть. - Пошевелить пальцами можете?
- Рука немеет, - пожаловался матрос.
"Еще бы... Похоже плечевую артерию пережало головкой кости. Онемение пальцев, нетипично сильный отек... Дурные признаки. Но чувствительность пальцев сохранилась - это хорошо. Где же она? Ага. Здесь." - пальцы наконец нащупали чуть выпирающую головку локтевой кости. Она была цела, что тоже внушало оптимизм.
- Сейчас надо будет вправить ему вывих. Мистер Ройс, удерживайте пациента за плечи. Чем крепче, тем лучше. Мисс Сантар, держите предплечье. Вот так. Когда я скажу, немного потяните его на себя, в этот момент я вправлю кость на место. Готовы? Тяните.
Матрос рявкнул и матюкнулся - процедура была не из приятных. Зато кость с легким хрустом встала обратно в сустав.
- Вот и все, осталось только зафиксировать руку в согнутом положении.

+2

13

На свете существовало мало мест, где Аленари Сантар могла принести так мало пользы, и столь много вреда, как лазарет или больница. Именно поэтому ее помощь в лечении людей, как правило, ограничивалась исполнением заповеди «Не убий» и стоянием в сторонке. 
Жаль, на этот раз отвертеться не вышло. Счастье еще – сомнительное, но все же – что большинство травм были достаточно примитивны. Пока не пришла очередь злосчастного отека, конечно.
«Ты меня с этим не бросишь!» – ясно читалось в обращенном к Джорджу взгляде. Нет, ну серьезно, он же не может с ней поступить подобным образом? Или может? Вот так подсовывают невинных людей на «покалечить», а потом «Тебя, Сантар, слишком резкой даже темные силы посчитали». Несколько растерянный взгляд обратился к пациенту, будто перед лицом ее хирургических талантов тот мог передумать и быстренько выздороветь.
– А может лучше… ну… – она уже хотела ненавязчиво намекнуть, что как-то оно, наверное, не стоит, и вообще давай позовем хотя бы фельдшера, но помощь пришла, когда ее не ждали. Аленари тут же передала бразды правления доку, на секунду наклонившись к Ройсу с очень тихим и очень прочувствованным «Предатель!»
Затем что-то там в поврежденной руке хрустнуло, сдвинулось и встало на место. Слава Богу. И доктору.
«Определенно, вот просто определенно, медицина никогда не станет моей сильной стороной, – так думала Аленари, передавая импровизированные бинты на перевязку, – и как только Лили всё это делает?»
Проглотив десятитысячное «Как там Алек?», она вновь взглянула на Стивена:
– Док, знаю, что рано пока подводить какие-то итоги, но примерно – примерно – что у нас в целом по лазарету? Потому что там, – лейтенант коротко кивнула вверх, – творится черт знает что и скоро нам понадобится каждый, кто хотя бы держится вертикально и может сплеснивать тросы.

+2

14

Не надо, так не надо! Он тут ничего не делал и рад не делать!
С видимым облегчением Джордж перешёл под инструктаж дока, и ещё не известно, кому из их парочки было легче, Аленари, которая его почти пристыдила, или Джорджу, который почти пристыдился. Команды всегда выполнять легче, и хоть Ройс и любил думать своей головой, сейчас голова была забита чем угодно, но не сломанными руками. Он всё ещё видел огромные чёрные щупальца, которые вздымались из воды и вписались в мачту. Он всё ещё видел Алека, в очень тусклом сером свете ночи выглядящего белым, как первый снег. И как человек менее подверженный субординации и тактичности, он спросил вместо Аленари в 101 раз:
- А по Алеку ничего нового? Может он хоть раскрывал глаза, посылал всех к кракеновой маме или звал никому не известную красотку? Надо же мне его чем-то троллить, когда придёт в полный порядок! - Джордж широко улыбнулся, игнорируя то, что возможно пара человек тут хочет убить его немного больше остальных. Вообще, сотрясение паршивая вещь, он даже не может протащить другу какую-нибудь из достойных бутылок из запасов, для раскрашивания лежания пластом в лазарете. Читать нельзя, говорить нельзя, лежи и пялься сутки в потолок. - Ну и да, я конечно не знаю точных цифр, док, но наверное не ошибусь - в лазарете "аншлаг"? Я думаю, может постелить маты на верхней палубе? У нас там Дик и Людо остались хромыми... - на этом моменте Джордж замолчал и в уголке его губ залегла жёсткая складка. Он старался не думать о реальном ущербе просто потому что через пару часов тот сам о себе напомнит. Громко и чётко будет зачитан списком погибших и закреплён старой доброй морской молитвой. Даже тел спустить в воду почти нет. Почти все за бортом где-то там...

+2

15

Матроса доктор перепоручил фельдшеру, благо справиться с гипсовой повязкой помощник сможет и без него.
- Примерно, лейтенант, если не считать разных мелких повреждений, то недееспособных членов команды у нас двадцать пять. Пятеро из них сейчас без сознания и потребуют особо внимательного наблюдения, у остальных - вывихи, переломы. Но даже с вывихнутой рукой, как наш пациент, такие матросы считайте что не работники в ближайшие две недели. С переломами - еще дольше, месяц-полтора. Да и потом еще, как минимум, полгода желательно не нагружать срастающуюся конечность, иначе она может сломаться повторно.
"Только кого это волнует?" - мысленно прибавил он. Флотская жизнь зачастую несовместима с врачебными рекомендациями, если обстоятельства потребуют, офицеры вполне могут вернуть в строй и недолеченных пациентов, да и очередной шторм не станет интересоваться, сколько у них там калек на судне.
Вопроса, заданного Джорджем, он ждал. И в то же время очень хотел, чтобы его задали не сегодня, поскольку в данный момент ответить на него было нечего: ни утешительно, ни слава богу, плохого. О том, насколько серьезно состояние Алека, будет ли он способен двигаться, сохранится ли в норме его речь, зрение и другие важные функции, пока что судить было совершенно невозможно. Оставалось только ждать.
- Нет, мистер Ройс, не посылал, - доктор вздохнул и отрицательно покачал головой. - Мистер Сантар еще не приходил в сознание. Дышит он ровно, шейные позвонки целы, это пока все, что я могу сказать. Давайте дождемся завтрашнего утра, - последняя фраза была адресована Аленари.
И произносил он ее мягко и уверенно, как всегда, когда приходилось говорить с родственниками своих пациентов. Хотя, в глубине души чувствовал себя как на скользкой тропинке - быть может завтра придется сказать ей "надо подождать еще сутки", а потом еще одни, еще неделю...
- Как только он очнется, я пошлю за Вами, непременно. И никакого спиртного в лазарете! -привычно заворчал он на старшего помощника. Я замучаюсь отлавливать всех этих любителей возлияний со скуки, которые сразу решат, что и им можно.
Правда, выражение лица доктора в этот момент как-то не совсем вязалось с его ворчанием. Хоть и тянуло в очередной раз погрозить старпому пальцем, как шкодливому мальчишке, но сейчас Стивен очень надеялся на то, что Ройс не оставит Аленари одну с ее беспокойством о брате.
- Да, лазарет переполнен, и наиболее "легких" больных лучше определить на палубу... Хотя, погодите! - тут он внезапно вспомнил о словах Аленари. - Что там за "черт знает что" сейчас творится?

+2

16

Двадцать пять человек в лазарете – много, но не катастрофа. Да число вахт с четырех придется сократить до трех, может, даже до двух, но экипаж «Глорианы» хорошо сработанный и опытный. Вытянет. 
Когда же Джордж озвучил незаданный ею самой вопрос, Аленари бессознательно напряглась – в напряжении этом было что-то от собачьего ожидания команды. Ей необходимо, чтобы кто-то разъяснил происходящее, чтобы кто-то сказал «Все будет нормально», и тогда она справится. Со всем справится – несмотря на «аншлаг» в лазарете, несмотря на всех хромых, пришибленных и недужных, несмотря на сломанную мачту, чтоб долбанный кракен ею подавился!
Увы, все что она получила, это «давайте дождемся утра».
«Не хочу я ждать чертового утра!» – огрызнулось что-то по-детски злое, нетерпеливое и испуганное. К счастью, Аленари давно вышла из того возраста, когда легко ведутся на поводу у собственных нервов. Она коротко кивнула, мол, да, давайте.
И лишь запрет на спирт в лазарете слегка ослабил узел в груди – было в этом ворчании дока что-то очень нормальное, обыденное, почти домашнее. Клипер мог сколько угодно терять мачты, но некоторые вещи оставались неизменны.
Лейтенант-коммандер обратила свой фирменный взгляд «Понял?» к Джорджу, очень напоминая, наверное, школьную старосту, которая взялась проследить за исполнением учительского наказа и костьми лечь во славу поддержания дисциплины. От того, чтобы выдать нечто соответственное, ее отвлек все тот же Стивен.
– Ну да, вы же не были наверху… Нас здорово потрепало. Левый фальшборт выломан почти начисто, пушки там сорваны. Ветер не оставил ни одной стеньги, грот падая порвал чертову уйму снастей. Я уж молчу про сбитые шлюпки, лопнувшую цепь на кормовой помпе, разодранные паруса… Впрочем, обошлось без пробоин – спасибо и на том. Выгребем.
Она уже хотела предложить в качестве открытого лазарета бак – его, как не странно, потрепало меньше всего – но тут рядом нарисовался мичман Риккетс.
– Лейтенант Ройс, лейтенант Сантар, приказ капитана подняться на верхнюю палубу.
Аленари коротко глянула на Джорджа – в эту безумную ночку на верхней палубе их могло ждать что угодно. В прямом смысле слова.

+1

17

Честно говоря, разговор подползал к тому моменту, когда грозился стать тягостным, а значит и Джордж был близок к тому, чтобы сказать не вполне уместную шутку. Нет, ну он не выносил этих многозначительных молчаний. Прямо дико. Хотелось уж либо что-то делать, либо кого-то бить, либо шутить. Хотите выгнать Джо из комнаты? Заведите разговор о трагически погибшей троюродной сестре и замолчите полные печали. От неловкости лейтенант моментально взвоет.
Так вот, Джордж был близок к тому, чтобы как-то неуместно пошутить, когда сверху раздалось спасение голосом мичмана. Как там в богословских темах? Спасение да приходит свыше?
Джордж сразу же улыбнулся уголком губ, переглянулся с Аленари и пошёл наверх, если не сказать - побежал, перепрыгивая ступени и конечно задев головой по пути бимс, и смачно выругавшись по этому поводу.
- Когда в этом мире будут делать потолки на нормальный рост?
Они вышли на эту разруху, на засыпанную всяким мусором и щепками палубу, обличающе смотрящую на Ройса обломком грота, и Джордж увидел рассвет, море и корабль. Не их. Совсем близко, пожелай напасть - нате! Они горяченькие!
- Ночка нас не отпускает, а? - невесело бросил он Аленари через плечо и ускорился. Фалькот стоял у рубки и смотрел в трубу чётко по направлению корабля на горизонте.
- Капитан, - Джордж отдал честь, - Звали?
- Да. Мне надо, чтобы вы собрали немного людей и спустили шлюпку. Там на горизонте англичане.
Ройс едва заметно расслабил плечи.
- Это военные?
- Нет, это барк. Немного потрёпанный, но не чета нам. Поговорите с их капитаном, узнайте где мы и могут ли они нам помочь, - он передал трубу Ройсу, тот тутже направил её на корму неизвестного барка.
- "Мурена", - прочитал он название корабля для Аленари. - Ну что, подавай сигналы и пошли знакомится? Это может быть первая удача после ночного безумия.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Release the Kraken