Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Не следуй за белым кроликом


Не следуй за белым кроликом

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://www.imageup.ru/img87/2962257/11.gif http://www.imageup.ru/img87/2962260/22.gif

Шон Блейк, Артур Редгрейв
Лондон, лавка редкостей некоего старьевщика.
17 сентября 1886го, около пяти часов вечера.

Во всём виноват чемодан.
По правде, виноватой оказалась ведьма. Но кто ж знал... Хрупкая деревянная рама вот-вот треснет, в помещении будто яростный ураган прошел, а зазеркалье принимает в свои ласковые объятия двух незадачливых искателей ответов, приключений и, собственно, пропавшего невесть куда хозяина лавки.
О, смотрите-ка - время пятичасового! Только без кролика.

Отредактировано Arthur Redgrave (11 января, 2018г. 23:56:49)

+1

2

Эта лавка не была образцом заведения в которое зашёл бы приличный человек, и Шон с некоторой досадой для себя, отметил своё несоответствие этому "славному" в своей дряхлости и убогости месту. Втиснутая между других домов, как зажатый в толкучке потрёпанный прохожий невысокого роста, она выделялась и была неприметна одновременно. Потёртая вывеска, тусклые окна с закопчёными следами воска и проголкости смолы в щелях не с прошлого - позапрошлого года. Копоть на крыше, дымоходы, не знавшие приличной чистки...
Бутафорские вывески пестрили на стенах и дверях лавки старьёвщика, как заплаты на старом сюртуке, и обличали профана и шарлатана. Лорду Блейку тут решительно было не место, ему стоило одеться клерком Бакки, но не разворачиваться же перед самой дверью.
Тихо вздохнув, Шон концом трости постучал в приоткрытую дверь, больше заявляя о своём присутствии. Полумрак лавки резонировал с солнечным сентябрьским днём. Всё мало-мальски свободное пространство было заставлено дрянью и сомнительной, на вкус мужчины, ценностью. Пахло тут под стать общему виду - пылью, старым ссохшимся деревом, тряпьём и старостью. Запахи упадка и уныния... А это что?
Под начищенными туфлями хрустнул мусор и, неспешно наклонившись, мужчина только сейчас заметил то, чего не понял вначале. В помещении царила лёгкая, но очевидная разруха. На полу - черепки битой посуды, какие-то листки, некоторые ящики за бюро открыты и явно выпотрошены, потревожена пыль на некоторых предметах. Та-а-ак, это уже интересно. Шон удобнее перехватил трость.
- Мистер Гревисмит? - окликнул он хрипловатым низким голосом, - Вы тут?
За спиной раздался звук и Шон обернулся, увидев молодого, опрятного, пусть и старомодного, вида юношу, вошедшего на порог. Навскидку он оценил бы его костюм шилингов в 30. То есть ему тут также "умесно" быть, как и Шону... Милейшая оказия.
- Добрый день, сэр, - Блейк рукой в перчатке чуть приподнял свой цилиндр, - Не имеете ли вы информации, где может быть мистер Гревисмит в такое чудесное время?
Молодой человек ответил, но ответ его утонул в шуме падающего с полки толмута и кота. Животное, истошно мявкнув, пробежало через лавку и выскочило во двор мимо ног юноши.
- Занятно...

+1

3

Изначально он не собирался охотиться за полумифическим зеркальцем, нет, сэр. Более того, идея показалась ему весьма сомнительной, поскольку стекляшка хотя и пребывала некоторое время у Эвелин, представляла собой исключительно побрякушку в немагических, так сказать, руках. Нужно было словить определенный момент, раскурить благовония (не они ли стали причиной возникновения мысли о том, что мертвого можно призвать, пользуясь карманной пудреницей?), словить конкретный час конкретного дня в конкретном году с учетом положения солнца, силы ветра... В общем и целом, он не верил в то, что какой-то осколок, отражатель солнечных зайчиков, способен на заявленное. Эвелин, к её чести, тоже не шибко велась на подобные сказки, но продать втридорога непонятную вещицу с мутной историей не дурой была. Редгрейв не мог не оценить подобную предпринимательскую жилку.
И только по причине укоренившейся паранойи и на фоне всего, что довелось увидеть, Артур решил лично посетить лавку человека, которому Эвелин за весьма приличную сумму зеркальце и продала.
Но уже на пороге он понимает две вещи - кто-то пришел раньше и кому-то Гревисмит все же успел насолить, если помимо рядовой пыльной неопрятности перед Редгрейвом предстала умеренная разруха. Подошва ботинок скрипнула стеклянным крошевом, едва не скользнула в сторону на слизкой субстанции, разлитой буквально на пороге. Артур опасливо отступает в сторону, только после этого замечая постороннее лицо.
Это не входило в его планы. Он заученно улыбается, приветственно кивая, будто они стоят не посреди развороченного нутра заведения, способного привлечь уж совсем отъявленных охотников за бутафорскими древностями, а, к примеру, сидят за чашечкой чая, обсуждая чертову погоду.
- Должно быть он...
Ответ тонет в грохоте, с которым увесистая книга падает на пол в сопровождении взъерошенного и пыльного кота. Тот, сверкнув опасливой желтизной, шмыгает мимо, протоптавшись грязными лапами по не так давно начищенным ботинкам. Редгрейв сцеживает сквозь зубы сдержанное ругательство, смотрит вслед рыже-черному чудовищу, но вдогонку проклятия не шлет. Здесь он по вполне ясной причине, и отказываться от поисков зеркала не будет даже в отсутствие хозяина. В конце концов, ему нужно всего лишь кое-что проверить.
- Боюсь, вам стоит волноваться о местонахождении не мистера Гревисмита, а о текущих планах того, кто вломился в его лавку. - Артур делает осторожный шаг вперед, уходя от шума улицы вглубь помещения. Он не скрываясь осматривается, тщательно изучает исписанные листы и предметы, валяющиеся на полу. Развороченные ящики свидетельствуют о том, что вредитель явно что-то искал. Редгрейв хотел бы знать не столько о цели поисков, сколько об их успехе. Если допустить хотя бы одну сотую долю подобного совпадения, то у него, вполне возможно, есть конкурент. - А вы... простите, сэр, я не представился. - Всё та же вежливая улыбка укореняется на лице. - Бенджамин Свайр. Я хотел, хм, выкупить у мистера Гревисмита одно украшение... Но, кажется, его самым подлым образом ограбили. Вы, конечно, не имеете ни малейшего представления о том, что здесь произошло?
Судя по внешнему виду мужчины, о чем Редгрейв судить мог с легкостью сына (бывшего) лендлорда, тому сейчас в Палате небезызвестной заседать, а не околачиваться в подобных местах. Подходя ближе, чтобы рассмотреть кипу бумаг, валяющуюся на полу за спиной сэра, Артур проходит мимо настенного зеркала почти в полный мужской рост. То отзывается тихим сверканием.

+1

4

- Я почти уверен, что мы не были в планах нарушителей порядка, сэр, - с непрошибаемой вежливостью поддержал здравую мысль такого же странного, как и он, гостя, - А это значит, что у нас есть минута осознания другими нашего присутствия, чтобы, всё-таки, поинтересоваться, где же мистер Гревисмит. Не поймите меня не правильно, но если он мёртв, то наше присутствие здесь может оказаться совершенно бессмысленным.
Машинально надвинув котелок чуть ближе к глазам, Блейк сделал пару шагов по разрушенной лавке, концом трости двигая мусор и побитые вещи, недавно имевшие хоть какую-то ценность. Не теряя молодого человека из виду, но и не напрягая его излишним вниманием.
- Шон Лестер Блейк, сэр, - представился он в ответ, не скрывая своего имени, хотя бы потому что был и без того излишне примечательным, - Ваша фамилия мне кажется смутно знакомой, сэр, но не могу вспомнить, где я её видел. Наше знакомство приятно хотя бы своей необычностью, и всё же, я бы предпочёл чтобы оно прошло за бокалом с виски.
К досаде Блейка, он не обнаружил ни крови, ни волос, ни прочих следов увечия тела пропавшего мистера Гревисмита. Это внесло бы определённой ясности. Простые грабители не относятся столь похабно к тому, что в теории можно продать.
- Бесспорно, сэр, мне пока неизвестны детали произошедшего здесь, - Шон одарил собеседника самой вежливой из дежурных улыбок, находя ситуацию забавной. Других поводов веселиться решительно не было. - Но я думаю, нет ничего дурного в том, чтобы попытаться упростить жизнь констеблям, а то они имеют свойство всему предавать небольшое значение, особенно ограблениям. В конце концов и вы и я, не будем отрицать очевидного, могли искать тут что-то имеющее ценность больше пенни, так что...
Договорить мужчина не успел, в смежном помещении снова раздался шорох, но уже не небрежный и громкий, а осторожный и случайный. Бывает так, когда ты понимаешь - некоторые звуки произведены непроизвольно, по неловкой неосторожности, глупости. Оступился, задел листок на столе, зацепил краем одежды мусор на полу. Именно такой лёгкий звук донёсся до мужчин. Шон сразу рефлекторно поднял руку, будто призывая молодого человека прислушаться к этому. Конечно же, затаиться в условиях того, как он  оживлённо тут разговаривали, не представлялось возможным. Потому Шон решил переиграть ситуацию иначе.
- Мистер Гревисмит, - громко окликнул он, пружинисто ступая по полу и неспешно открывая трость, в которой скрывался кинжал, - это вы?
Никакой здравый грабитель на такое не отзовётся. Он понадеется, что господа зайдут в подсобку и он ударит их по голове. Блейк это тоже прекрасно понимал.

Отредактировано Shawn Blake (19 января, 2018г. 12:03:06)

0

5

Если он мёртв, их присутствие здесь, скорее, станет забавной маленький эпитафией, цитируемой где-то на пожелтевшей странице регулярного выпуска газеты. К несчастью для сэра Блейка, Артур не имел никаких сомнений в том, как обычно ведут себя дамы почтенного возраста и крайне вредного характера (если всуе - ведьмы), повстречав джентльменов со смежными интересами. Если не смежными, то хотя бы параллельными. В конце концов, случайный прохожий вряд ли бы зашел в лавку к "сборщику хлама" с таким настойчивым желанием отыскать владельца при явной пропаже.
- О, если вам случалось забредать в ювелирную лавку Свайров с целью выкупить украшения сомнительного качества, то, скорее всего, именно там моё имя вам и встретилось. - Прости, Ричард, но кто-то должен смотреть правде в глаза. Редгрейв, успев пройтись по разоренному помещению, поворачивается к мужчине, зеркаля как вежливое выражение лица, так и улыбку. - Сэр. - Артур не сказать, что отвык от манер и правил поведения в приличном обществе, даже если общество то - один пьяный матрос, разъяренная ведьма и перепуганный до смерти капитан судна, идущего скоропостижно ко дну. Но с нетерпением едва справляется. Что же делает сэр Шон Лестер Блейк у скупщика диковинок аккурат перед исчезновением того?
И ходили бы они вокруг да около с такими манерами еще долго. Благо, у кого-то другого на этот счет появились свои соображения. Слыша шорох, Артур первым делом оглядывается в поисках оружия. Ювелиру оно, к несчастью, не положено, и он, в отличие от того же сэра Блейка, не может незаметно для окружающих таскать с собой парочку ножей, а то и набор удавок. (Вот стилетом следовало бы обзавестись, Редгрейв, очень предусмотрительно, молодец.) Находит только кочергу у камина, давно забитого пылью и подгнивающей древесиной.
Короткий обмен взглядами с сэром Блейком, неясная пантомима и обоюдное согласие пойти проверить, не грабитель ли засел в подсобке. Спроси у него кто в этот момент, так лучше грабитель. Всякий сброд лучше, если только он не наделен способностями, к примеру, превращать вас воздушным поцелуем в бородавчатую жабу с тарелки молодящейся леди, решившей, что слизь этой болотной твари убирает морщины.
Артур, поудобнее взяв кочергу в одну руку, медленно, следя за каждым шагом, чтобы случайно не наступить на какую-нибудь стекляшку, подходит к подсобке. Сэр Блейк, к его чести, поступает аналогично, доставая кинжал. (Как хорошо, что старые традиции до сих пор в моде.) Они приближаются к подсобке, переглядываясь, пока его рука не опускается на давно полинявшую ручку. Эмаль на ней потрескалась от времени, и ложится изогнутое дерево в ладонь острыми краями неудобно. Редгрейв заносит для удара кочергу, мысленно отсчитывает три секунды и рывком открывает дверь подсобки.
В ответ на резкий удар света, заливший тесную коморку метр на два, доверху заставленную пыльными склянками и стопками книг, затравленно пищит крыса, поднимаясь на задние лапы в попытке дотянуться до ближайшей полки и улизнуть прямо в сквозную дыру в стене. Животное, видимо почувствовав недоумение собравшихся господ, улучает момент, чтобы проскользнуть между ботинок, с остервенением спасаясь от человеческого внимания, и покидает их, взмахнув на прощание голым хвостом. 
- Что ж. - Откашлявшись, Артур заглядывает внутрь, морщится от затхлого запашка. На полках ничего примечательного - рядовой хлам, который даже диковинным не назовешь. Дыра в стене, откуда задорным маршем валят крысы, должно быть, ведет прямо к помойке за домом или и того лучше - канализации. - Это не мистер Гревисмит. И даже не его похитители. - Опустив кочергу, Редгрейв снова осматривает комнату - Или его убийцы.

Отредактировано Arthur Redgrave (1 февраля, 2018г. 00:40:33)

+1

6

Какой понятливый этот молодой человек из лавки с сомнительными украшениями! Шону ужасно хотелось улыбнуться, но ситуация неумолимо намекала на то, что она совсем не смешная. По крайней мере пока над ними висит возможная угроза. И всё же (думал мужчина, делая осторожные шаги и переклядываясь с юношей значительными взглядами), подумать только, юноша оказался, по видимому, человеком очень быстро оценивающим ситуацию, раз вместо попытки расхвалить своё заведение возможно состоятельному клиенту, отрекомендовал туда не ходить. Вы же не ходите за сомнительными украшениями? Он также удивительно быстро понял быстрый обмен знаками, и последовал за Шоном осторожно, как кот.
Лорд Блейк решил запомнить этого молодого человека, в конце концов, как говорит мадам, нити богов плетутся в тугие узлы и единая встреча редко бывает последней, а встреча привёдшая к разговору не бывает не значительной. В это Шон уже верил.
Когда он и мистер Свайр подошли к двери, обступив её с двух сторон, он уже полностью обнажил клинок, крепко держа рукоятку этой импровизированной шпаги, и был готов вонзить её в руку, что опуститься в надежде огреть их любопытные головы. Ха! Не в этот раз.
Их слаженному дуэту противостояли пыль и мышь!
Шон с вежливым удивлением посмотрел на панику мыши, пожалел спугнутую кошку и пропустил паникёршу мимо ботинка.
- Да... крысы и пыль... пыль и крысы.... Что это впереди, мистер Свайр? - Шон указал концом уже клинка, а не трости, на завешенный, причём очень небрежно, неровным куском ткани предмет мебели. Присмотревшись лорд Блейк увидел мельтешение, ещё черес секунду понял, что это отражение на гладкой поверхности, а под тканью, очевидно, старое  ростовое зеркало. Вроде тех, что стоят в ателье, очевидно...
Шон думал не осмотреть ли ему коморку на предмет случайной вещи, что приведёт к случайной мысли, как знакомый звук, шорох, или даже какое-то шкрябание и стук опять раздались в недрах каморки. Оно могло быть крысиным, но что-то странное будто подсказывало, что этот звук исходит от зеркала, может за ним кто-то стоит?
Шон сделал шаг вперёд и остриём сдёрнул небрежную накидку.
В зеркале, потускневшем, на краях потемневшем от отходящего серебряного напыления, отразились он и мистер Свайр, в тенях комнаты приобредший ещё больше иноземных черт. Невольно, конечно, вставал вопрос, чьи гены наследует молодой человек, но лорд Блейк лет 8 назад стал скучен для разговора о расах в виду своего безразличия. Звуки продолжались. И если допустить, что ты не сходишь с ума, а просто веришь своему рассудку в виду его... мммм... осведомлённости, исходил звук из зеркала. Шон с непониманием нахмурился, нагнулся к самому стеклу, когда в нём зашевелился третий силуэт за спинами мужчин. Женский.

музыка для атмосферы

Отредактировано Shawn Blake (6 февраля, 2018г. 18:20:09)

+1

7

И хорошо бы на том закончить, но злоключения Редгрейва никогда не заканчивались быстро. Во-первых, потому что почти всегда включали женщин скверного характера. Во-вторых, и это, пожалуй, самое главное, он слишком рьяно всегда в них нырял, чтобы затем злоключение отпустило его безвозмездно.
Вот и сейчас, едва услышав подозрительный шорох и стук, Артур насторожился. Крыс под ногами более не наблюдается, иные твари не лезут из щелей, норовя сцапать за бок. Но звук, отчетливо раздающийся в тишине перевернутой вверх дном лавки, сомнений не оставлял. Будь то неведомая тварь, затаившаяся в тени каморки, или же другая дрянь, которая наверняка станет источником всех их проблем на ближайшие пару часов, предчувствие Артура никогда его не обманывало — происходит что-то нетипичное, от чего неплохо было бы улизнуть прямо сейчас.
— Сэр, не думаю, что... — Но едва Редгрейв увидел, что достопочтенный Блэйк сбросил с зеркала накидку, слова застряли поперек горла. Артур всегда был скептиком. Сколько себя помнил при жизни вне кулона, высмеивал уличных шарлатанов, гадалок из тесных комнатушек, доверху заполненных высушенными крысиными хвостами, несуразным бульварным чтивом и всевозможными побрякушками, поражающими умы, разве что, глухой деревни где-то за пределами всегда шумного и переполненного людьми Лондона. Вынужденное заточение заставило пересмотреть взгляды на многие вещи, но в одном он остался верен себе. — Я бы не рекомендовал вам к нему прикасаться. — Артур рассматривает зеркало с некоторой долей опасения, то выглядит слишком старым даже для внутреннего убранства не пестрящей новизной лавки, к тому же, кажется, что звук исходит прямиком из потемневшей местами зеркальной поверхности. — Оно может лопнуть в любой момент. А смотреть в треснувшее зеркало, сами знаете, примета плоха...
Уловив отражение женского силуэта, Редгрейв сначала думает, что ему показалось. Но затылок прошивает неприятными мурашками, и он оглядывается, крайне надеясь, впрочем, уже зная тщетность таких надежд, что черные вдовьи юбки и искаженное презрением вполне миловидное лицо всего лишь следствие причудливо легших теней. Увы.
Ведьма всегда к беде, характером она такая или промыслом.
— Кхм, сэр Блэйк? — Артур пятится, задевая того локтем. Теснота каморки слишком ощутима для двух взрослых мужчин. Под ногу просится пыльная бутыль, пыль под подошвами ботинок скрипит стеклянной крошкой.
Ведьма щерится, сверкает на него глазами. Спутанные ветром светлые кудри шевелятся змеями, когда она, подбирая пыльные, некогда чернильно-черные юбки, сплевывает на пол, выцеживая по одному несколько непонятных слов. Непонятных даже для Редгрейва, что само по себе пугает. Ему-то казалось, что в бытие Эвелин он видел всё и немного больше. Та путешествовала по миру, перенимала опыт заморских сестер и не чуралась таких методов, за которые её вполне современное лондонское общество без слов сожгло бы на костре, общими усилиями насобирав дров.
— Омерзительно. — Не говорит, шипит. Артур готов поклясться, что за хрупкой спиной сгущаются тени. И вот это, если всё остальное ещё не впечатлило замершего за ним сэра Блэйка, точно свидетельствует об опасности.
— Согласен с вами. Наряд вы неверно выбрали. — Редгрейв выставляет перед собой кочергу, стоит ведьме, выдавив возмущенный возглас, сделать шаг к нему. — Оставайтесь на месте.
— Думаешшшь, это меня остановит?
Артур бросает быстрый взгляд на своё орудие. Вряд ли.

+1

8

В первый раз Гревисмит оскорбил её, полукругом рассыпав на пыльном дощатом полу, которому бы метёлку – да в умелые руки, белые крупицы. Ванда по-кошачьи повела носом –  соль, ещё и самая обычная, с кухни, перемешанная со светлым морским песком, – и медленно, с особым удовольствием осклабилась, поднимая взгляд от рваного узора к одутловатому лицу старьёвщика. Гревисмит весь светился своим триумфом, словно в глотку ему заткнули воровскую свечу, и перебирал в пальцах мешочек из тёмной ткани, закрывая от внимательного взгляда восковую печать. Знать бы имя мастера, продавшего ему эту поделку под настоящее колдовство, и можно будет после отослать ему бутылку хорошего вина, гадая – со зла он так со стариком или просто тому не повезло нарваться на обычного торговца всякими волшебными кристаллами, засушенными головами и изогнутыми корешками мандрагоры, чаще оборачивавшимися причудливой формы брюквой, репой или даже морковью.
– Славно я вас изловил, а, миссис Бакстер? – хохотнул старьёвщик, затыкая мешочек в карман и отряхивая руки. Триумф в его глазах сменился самоубийственной жаждой наживы, и Ванда тоскливо скривилась, но тут же опомнилась и кротко ему улыбнулась.
– Никто не ловил меня лучше, – согласилась она с ним, отступая назад и упираясь спиной в высокое, на полголовы её выше, зеркало.
Ванда Бакстер – она же Шефер, она же Кирк, она же Драммонд всегда и никогда больше, – не принадлежала к тем амбициозным ведьмам, что с первой неосторожной искры взращивали свои обиды, лелеяли их, словно долгожданных детей или саженцы редких растений, и обрушивали их плоды на головы всех, кому случайно и не очень повезло оказаться поблизости. Обиды Ванды были выдержанными и старыми, как она сама, тщательно подготовленными и не дробью, а пулей прилетавшими в заданном ей направлении, и в обычное время человек, подобный Гревисмиту, едва ли способен был нанести ей должное оскорбление.
Нынешнее время обычным не считалось.
Пальцы сами забегали по резной раме зеркала, спрятанным в рукаве восковым обрезком оставляя нужные знаки. Ванда проделывала это часто и никогда не спрашивала своего демона, зачем ему такое количество зачарованных зеркал. Может, они были его маленькой слабостью. Может, он за них выторговывал у своих собратьев то, что она со своей магией не могла ему дать. Всё это её не волновало, покуда взамен он давал ей силу и власть.
– И что вы собираетесь со мной делать, мистер Гревисмит? – Ванда пытливо, насколько позволяло одолженное у какой-то лондонской праведницы лицо, изогнула светлую бровь, и старьёвщик вторил ей глухим непониманием. Всё с ним разом сделалось ясно: только и научился, что ловить её и сестёр в примитивные, даже не настоящие, ловушки.
Фыркнув обиженно, Ванда отвернулась от него, носом утыкаясь в зеркало, и под тем предлогом дополнила узор на раме нужными знаками, последними вписав Врата. От магической вязи потянуло родным и привычным теплом, и гладкая поверхность зеркала дрогнула и кругами пошла там, где женщина коснулась её кончиком пальца.
– Я… я знаю господ из Бримстоуна, которые мне за живую ведьму настоящим золотом заплатят, – сбивчиво и с сомнением пробормотал наконец-то Гревисмит, почти с вопросом посмотрев на обернувшуюся к нему Ванду.
– Ах, ну если золотом… – она небрежно вскнула правую руку, словно бы оправляя волосы, в пальцах её затрещала преломляемая птичья кость, и той вторил ветер, ещё хранивший в себе атлантическую прохладу и мелкие брызги воды. Гревисмит закашлялся и зафыркал, неожиданно высоко и громко чихнул от поднявшейся в воздух соли, заслонил руками глаза, и Ванда сломала вторую кость. Зеркало, оказавшееся теперь за спиной старьёвщика, холодно блеснуло, отражая кое-как пробивавшиеся в лавку лучи света. Гревисмит поднял голову, и его подслеповатые слезящиеся глаза нашли лицо пойманной ведьмы, а рот в невнятном порыве раскрылся.
Ни сказать, ни крикнуть старьёвщик не успел: Ванда, сделав два твёрдых шага, сильно толкнула его в грудь.

То, до чего не добрался ветер, уничтожала она. Глиняное и стеклянное – била, тканевое – рвала или резала портновскими ножницами. Уже здесь Гревисмит умудрился удивить её: на месте размером с самый скромный английский склеп старый скряга разместил едва ли не с половину королевской сокровищницы. Одни вещи он выставлял совсем на обозрение, другие – задвигал к стенам поближе, укладывал в деревянные ящики, забивал гвоздями и заставлял со всех сторон. Несколько свёртков в вощёной бумаге, нарочито отложенных в сторону, Ванда разворотила и чуть не спалила со злости, обнаружив внутри набор пёстрых русских кукол, китайский веер и подделку под итальянское стекло. Для кого-то это, может, и было ценным, для неё же – пустышки, отнимавшие время и отводившие взгляд от чего-то по-настоящему важного.
Оно – это самое важное – было здесь, Ванда чувствовала его, как если бы острая игла впилась ей под левую лопатку, и безудержно кружилась на месте, разыскивая. Её вовсе не занимало, что в любой момент в лавку старьёвщика могут заглянуть, что услуги Гревисмита кому-то потребуются. И всё же, когда узкий луч света пробил пыльное и растерзанное нутро здания, Ванда кошкой замерла над очередным ящиком в ящике, прислушалась, досадливо сжала пальцы на мешковине, в которую утянули треснувшее округлое зеркальце. Несвоевременный посетитель – а за ним и второй, чтоб его демоны забрали, – разозлили её, растревожили глухую досаду незавершённого дела необходимостью торопиться. Отложив зеркало в сторону – в его переломанных линиях ей виделось не одолженное лицо, но её собственное, то, каким оно было до первой встречи с демоном, – Ванда опустила руки и нашла кривую кошачью лапку на серебряном крюке, сжала ту, забираясь пальцами в вылинявший мех, зашептала слова и нарочито тяжело приземлилась на четыре лапы.
Вторженцы её разочаровали – простофили, непонятно как вообще забравшиеся в эту часть города, разве что от одного тянуло незнакомым ей колдовством, – и Ванда не воспользовалась моментом слинять. Забравшись под одну из полок у самого входа, она внимательным жёлтым взглядом следила за тем, как осматриваются они, словно слепые котята, и ничего не находят. Видела она и Гревисмита, бескровного, седого и перепуганного, потерявшего свою дверь, но что-то ещё сознававшего о мире реальном. Вот бы и этих двоих – к нему туда. Ванда в меру кошачьих возможностей нахмурилась и, поразмыслив кратко, решила, что ничего ей, в сущности, и не мешает. Они и сами уже казались очарованными зеркалом, пусть и не замечали покуда беднягу старьёвщика. Она шагнула вперёд, важно переставляя лапы, и там, внутри кошачьей оболочки, произнесла обратно слово, вырастая над собой и стряхивая прилипшие к юбке шерстинки.
– Омерзительно, – признала Ванда то ли сам процесс, то ли новых знакомцев. На них она почти и не смотрела – разве что иронично приподняла бровь, скользнув взглядом по кочерге в руках мальчонки-метиса, и честно усомнилась в его уверенности относительно эффективности выбранного оружия, – и всё больше рассматривала неровные доски под их ногами. А, вот, нашла. Протянув руку, Ванда ухватила сначала одного, а потом и второго за тень, едва различимую в полумраке гревисмитовской лавки, и потянула в сторону, словно они были марионетками, а она – кукловодом. Возиться с ними, как было это со старьёвщиком, она не собиралась: захватив тени в горсть, Ванда с отвращением их от себя откинула в сторону зеркала, и поверхность того дрогнула, как принявшая пару камней вода.
В следующее мгновение в сомнительной репутации лавчонке остались только Ванда, зеркало и вещь, которую она никак не могла найти.

[nick]Wanda Baxter[/nick][icon]https://i.gyazo.com/013cbe159b313e069b11f8fb1442686f.jpg[/icon][status]хозяйка зеркал[/status][profile]<div class="prof"><span>ведьма | 378 лет</span>[/profile]

+1

9

Что бы взяло верх в лорде Блейке - любопытство или голос рассудка, ныне говоривший устами молодого мистера Свайра - мы уже не узнаем. Обернувшись вместе с "Кхм, сэр Блэйк?", он успел только окинуть странную женщину быстрым взглядом и с неизменной вежливостью спросить: "Мэм?", как события стали развиваться совершенно невероятным чередом. Драться с женщиной лорд Блейк не планировал, а она с ними - вполне. Мужчину дёрнуло, будто бы к нему были привязаны верёвки и швырнуло назад. Он успел полумать "сейчас разобьём зеркало за спинами", но падение продолжилдось и закончилось болезненным ударом о пол, выбившим из лёгких последний воздух. Шон моргнул, увидел всё тот же потолок всё той же странной кладовки и заросшего неопрятной бородой крысиного вида мужчину над своей головой.
- Что?...
- Ведьма! - вскричал мужчина, тряхнув руками и на секунду исчезнув из поля зрения ещё лежащего шона. Лорд Блейк посчитал, что этих пяти секунд на лопатках вполне достаточно и резко сел, заметив сбоку мистера Свайра, а напротив зеркало, которое отражало пустую каморку, ухмыльнувшуюся на последок странную женщину, но не них. "Что?"...
- Проклятая ведьма! Соль должна была её взять, должна! А вы, вы, я же кричал вам! - визжало старческим голосом за спиной. Вежливо приподняв брови лорд Блейк переглянулся с мистером Свайером и поднялся на ноги, откровенно говоря, пока ничего не понимая, но догадываясь, и отказываясь верить в свою догадку. - Я бил по этому чёртовому зеркалу и кричал, эта миссис Бакстер, будь она снова проклята Богом, ведьма, ведьма!
- Кхм, добрый день, - с выбивающей из колеи вежливостью сказал лорд Блейк, оттряхивая плащ. Он решил на ближайшие пять минут так: пока он ничего не понимает из происходящего, всегда можно отдать это время манерам. Это бесит окружающих, которые бесят тебя. Как этот старик, например.
- Мистер Гревисмит, я полагаю. А мы с мистером Свайером как раз вас искали, - и он улыбнулся. Тошнотворно вежливо.
Старик на секундлу замер, хлопнул глазами, а потом заломил руки и почти завыл.
- Да вы не понимаете! Не понимаете совсем, она же заперла нас в зазеркалье! Ведьма!
Было самое время предаться панике, и Шон решил, что в его случае это будет выглядеть примерно так: он рассёк комнату в один шаг и отвесил мужчине крепкую пощёчину. Полегчало. Преимущественно потому, что тот замолчал. И вот в этот самый момент лорд Блейк в полной мере ощутил странный ужас происходящего. Некоторая часть пространства за дверью была. А некоторой просто не было. Она размазывалась и уходила в тень, как оптическое искажение.
Мужчина повернулся к мистеру Свайеру с серьёзным лицом и сказал:
-Мистер Свайр, похоже мы оказались в весьма затруднительном положении, возможно есть смысл немного раскрыть карты о цели присутствия здесь. Я искал у мистера Гревисмита некоторые вещи оккультного толка, о настоящей ценности которых он мог не знать. А вы?

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Не следуй за белым кроликом