Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Дело одного тела


Дело одного тела

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://www.imageup.ru/img35/2958689/1.gif http://www.imageup.ru/img35/2958690/2.gif

Артур Редгрейв, Сабрина Темперс
Лондон, ювелирная лавка Swire’s Gold
4 ноября 1886го

Пропавший труп, простите, ожившее тело, это еще один повод вылететь из университета. Что нужно сделать? Правильно, всего лишь вернуть его на место, пока никто не поднял документы, удостоверяющие смерть. А что делать, если тело возвращаться не хочет?

Отредактировано Arthur Redgrave (10 января, 2018г. 17:17:16)

+1

2

Ричард Свайр, будь он немного умнее и чуть более прозорливее, должно быть, заметил бы, как часто его вернувшийся с того света братец зачитывается прессой, чего доселе за ним никогда не наблюдалось. Но у Ричарда растущие долги, неоплаченный счет в местном баре и кудрявая прелестница, обещающая приключения в ближайшей подсобке. Артура это целиком и полностью устраивает.
- Вернусь к ужину. - Ричард застывает на пороге, оглядывается на брата, будто хочет сказать что-то еще. Хмурит лоб, оценивая сухость лавки, недавно приобретшую приятную опрятность. Только что тяжелые бархатные занавески на окнах не сверкают. - Может быть. Не забудь закрыть здесь все. И проверь перед уходом.
- Да-да, Ричард, не волнуйся. - Редгрейв перебирает янтарь сомнительного качества, не поднимая головы от застеленного бархатом стола. Газета лежит рядом, сложенная пополам как раз на разгромной статье про какой-то неудавшийся спектакль. - Поспеши, у твоей кудряшки могут найтись и другие дела.
Ричард вспыхивает, мычит что-то нечленораздельное и выметается вон, едва не забывая пиджак. Наконец-то. Артур с тихим стоном выпрямляется, хрустит позвонками. Новое тело, хотя и стало почти родным за несколько месяцев тщательно продуманных тренировок, на непривычную работу реагирует неизменно капризно. В который раз Редгрейв жалеет, что нельзя войти в изученную до последнего стога сена семейную конюшню и запрячь первую попавшуюся лошадь для прогулки к пруду - хорошая разминка для ленивых мышц.
- Боггарт, на пол.
Исхудавший уличный кот совершенно непотребного вида, до этого вылизывавший ободранную клоками шерсть, дергает ухом. Сидя на рабочем столе Ричарда, котяра, всуе просто рыже-черное чудовище, оставляет вопиюще грязные следы лап на красном бархате. И чего только прицепилась, желтоглазая скотина? Артур отвлекается от чтения газеты всего на секунду, но это хватает, чтобы кот, раззявив пасть с внушительным рядом клыком, потянулся, отклячивая мохнатый зад. Показавшиеся на лапах когти с тихим скрипом оставляют следы на лаковом покрытии.
- Убью.
Редгрейв вскакивает с места, быстро скручивая газету трубкой, но Боггарт, мелькая выгоревше рыжим хвостом спрыгивает на пол раньше. Юркая и на удивление быстрая дрянь мелькает черными лапами между стульев, собирает гармошкой ковер под витриной и со всего маха влетает в тумбу, стоящую под горшком с неопознанным растением.
- Нет! - Артур влетает в него следом, задев ногой стул, но успев подхватить тяжелый глиняный бок. Газета, шелестя желтыми страницами, падает на пол, открываясь на странице с коротким объявлением о недавнем происшествии на кладбище - сразу несколько могил именитых господ, почивших год или два назад, найдены разграбленными.
Кот присаживается рядом с газетой, начиная флегматично вылизывать лапу. Редгрейв ощущает небывалый прилив злости, не имея возможности дотянуться до того, пока руки оттягивает тыкающийся в шею куст.
- Иногда я жалею, что Эвелин умерла так рано. Я бы смог уговорить её сделать из твоего черепа пепельницу.
Боггарт открывает один глаз, смотрит с немым возмущением, но сказанное, естественно, не комментирует. Только говорящих котом ему не хватало.
Цветок отправляется обратно на массивную дубовую тумбу на ножках столь тонких, что одна или две из них наверняка должны в ближайшее время сломаться под тяжестью невыносимой ноши. Все в лавке пестрит преувеличенным шиком, несуществующим богатством, приторным флером, коснувшимся даже вычурного канделябра на столе у приземистой софы. На вкус Редгрейва, ювелирная лавка напоминает скорее притон. Тяжелый бархат занавесок, прикрывающих широкие окна, едва ему довелось побывать здесь впервые, поразил его до глубины исстрадавшейся души. Он не сорвал их только потому, что плотная ткань отлично сдерживает сквозняк.
Артур наклоняется за газетой и едва успевает спасти руку от поползновений кошачьих когтей.
- Дрянь. - Резюмирует, выпрямляясь. - Пущу тебя на похлебку бродягам. - Желтый глаз гневно сверкает. - Да-да, тем самым, что не брезгуют крысами. Хочешь стать супом в их тарелках?
Боггарт не отвечает, подчеркнуто степенно обходя замершего Редгрейва по кругу, не забывая потереться рыжим хвостом, чтобы оставить клок шерсти на брюках.
Отвесить шлепок газетой Артур уже не успевает. Колокольчик на двери коротко тренькает, пропуская в непривычный предобеденный час посетителя. Редгрейв оборачивается, натягивая на лицо дежурную улыбку.

Отредактировано Arthur Redgrave (11 января, 2018г. 00:42:26)

+2

3

Когда Сабрина впервые услышала эту новость, ее начало трясти. Щеки горели от возмущения и обиды, а сама девушка еле сдерживала себя в рамках приличий. Веруя в то, что вести себя положено католическим заповедям, Рин всегда была добра к ближнему и не отказывала в помощи. Особенно если дело касалось обучения. Сама Темперс много времени уделяло ему и объяснить сокурснику ту или иную тему, а порой и помочь в контрольной работе не считала чем-то обременительным. Сабрина не могла и помыслить, что эта помощь выйдет ей боком! Девушка ощущала себя преданной!
Началось все, как то и бывает, совершенно невинно. Один из сокурсников завел разговор о возможности оживления человека или о переселении души. Тогда разговор об этом не вызывал каких-то подозрений. Сам сокурсник объяснил, что его очень заинтересовала эта загадка, ведь она часто мелькала во многих мифах, да и научную работу еще пока по этой теме никто не публиковал. Сабрина вместе с ним несколько недель засиживалась в библиотеке, ища разгадку. Они смогли составить возможный ритуал, черновой, но Рин заверили, что этого более чем достаточно и все равно никто не собирается его практиковать. Вероятно уже после этих слов стоило начать что-то подозревать…
Когда тот самый сокурсник, Харви, рассказал что ритуал удался, Сабрина сначала не поверила, даже рассмеялась, полагая что он шутит. Правда оказалась еще ужаснее. Глаза защипало от слез, а губы дрожали. За сотворенное студентами грозил не только скандал, но и отчисление. Это пугало девушку даже больше чем тюрьма. Бримстоун был единственным ее шансом в жизни! Шансом не повторить судьбу сестрицы или матери, шансом не возвращаться обратно во Вдовий Угол, шансом избежать нежеланного брака! Слезы наворачивались на глаза оттого, что ошибку допустила не она. Иронично и смешно было, то что сама Рин все сделала в этой ситуации правильно. И ритуал рассчитала и помогла нуждающемуся, а сама при том попала в просак. Ей хотелось кричать на Харви, хотелось упасть на покосившихся ногах и закрыть лицо руками. Возможно она поступила бы точно так, если бы молодой человек не подхватил Сабрину и не усадил на ближайший библиотечный стул.
Сделанного уже не воротишь, а потому на хрупкие плечи упала новая проблема. Харви полагал, что Рин сможет составить новый ритуал, который как по щелчку пальцев найдет беглеца. Но  ошибся. Сабрина и представить себе не могла, как сотворить такое. Времени разбираться не было. Если оживший заявит на них, то одной из первых полетит ее рыжая голова. Еще и наверняка слава ведьмы опять за ней увяжется! Потому к вопросу поиска Сабрина подходила обстоятельно. Для начала они с ребятами вышли на мужчину, который и предоставил этот злополучный труп, он указал им на могилу. А вот найти некого Бенджамина Свайра оказалось задачей сложной. Сабрина сама знала около двух Бенджаминов, а сколько их в Лондоне девушка и вообразить боялась. “расследование”  затянулось, заставляя все больше нервничать.
Но вмешался случай.
Она прогуливалась по улицам с одной из подруг, когда на глаза попалась ювелирная лавка. Памятуя о скором дне рождении сестры, Рин предложила зайти туда, но подружка только сморщила нос и обещала подождать в шляпном магазинчике напротив отговорившись ужасно невежливым продавцом. Зная характер своей спутницы, Темперс, предположила мысленно, что несчастный ювелир просто не угодил капризам.
Звякнул колокольчик и дама в темно синем платье с вышивкой ступила на порог лавки… и совсем неприлично застыла на месте пораженная. Человек, который встречал ее был ужасно похож на “восставшего”. Описание Харви сходилось во всем, разве что одежда отличалась. Сердце по началу замерло, а затем забилось в ускоренном ритме.
- “Это ведь не может быть он? Не может того быть… или может?” - понимая, что молчит слишком долго, да еще и стоит в дверях, Сабрина смутилась и попыталась успокоиться. Волнение сейчас было совсем ей не на руку. Стараясь хоть как-то сгладить заминку, она поправила шляпку и прошла дальше в лавку.
- Д-доброго вам дн-ня. Ме-еня инт-тер-ресует ян-нтарь - вымолвила девушка.
- “Вот только этого не хватало!” - взволнованно подумала Сабрина. Она всегда заикалась, когда начинала сильно волноваться, от этого смущалась и волновалась еще больше и все превращалось в ужасный порочный круг! Лицо покраснело от волнения и смущения. Сейчас нужно было собраться и все разузнать как можно подробнее. А для этого стоило собраться и взять себя в руки. Сабрина тихо выдохнула, несколько раз про себя повторив быстро такую простую фразу.
- Простите, а как я могу обращаться к Вам? - проговорила она ее быстро, но умудрилась не запнуться. Сейчас, конечно, больше всего от волнения хотелось упасть в обморок. Не каждый день лицом к лицу встречаешься с возможным восставшим мертвецом, в воскрешении которого, частично, ты сама и виновата. Но в обморок было нельзя ни сейчас, ни потом. Сабрина никогда не была малахольной дамой, а уж теперь, когда попался хоть маленький, но шанс! Нужно было срочно брать себя в руки.

+1

4

Удача не нужна утопленникам - тем нужен только грамотный грим, чтобы не смотреться совсем уж поплывшими (каламбур какой) на собственных похоронах. Бывшим мертвецам, выигравшим у госпожи Смерти второй шанс, кинувшим в задаток всё светлое и наивное, что оставалось от прошлой жизни, пожалуй, нужна. Артуру она представлялась капризной, непостоянной девкой, что легкой поступью бегает по зеленым полям, беззаботно позволяя золотым локонам спутаться с солнечными лучами, диким ветром и колокольчиками смеха. Эдакая эфемерная вечно молодая дева, небрежно-коварным движением, по одному крохотному дюйму задирающая кипенно-белые юбки от тонких лодыжек до самых острых колен. Продажная девица с ангельским ликом. Она, естественно, в его случае иначе и быть не могло, именно женского пола. Хотя, некоторые представители смежных народностей наряжают её в зеленый костюм и рыжую бороду. Но к карликам Редгрейв никогда не питал теплых чувств.
- Добрый день. - Артур выдерживает паузу, не задерживая взгляда дольше приличного на молодой посетительнице. На один короткий, напоминающий остановку сердца, миг ему кажется, что Эвелин снова предстала перед ним во всей своей ведьмовской красе.
Достаточно, Редгрейв, не будешь же ты замирать так каждый раз, когда увидишь рыжеволосую? Не в Лондоне, черт тебя дери!
Посетительница явно нервничает, румянец смотрится исключительно очаровательно на светлой коже. Редгрейв и сам ощущает смутное волнение, скручивающееся плотным клубком где-то под ребрами. Краем глаза он исследует основной зал ювелирной, но ничего особенного, кроме недавно протертых витрин, отблескивающих в естественном освещении стеклом, которое давно пора менять, не замечает. Боггарт, свернув вокруг лап облезший хвост, сидит за тумбой, косит хитрым желтым глазом, но молчит. Если не типично вычурное убранство, то он сам виновник такой реакции. Поклонница? Вот уж вряд ли. С момента переселения в тело Бенджамина Свайра он ни разу не связывался с женщиной, которую можно было бы забыть. Тем более рыжей.
- Бенджамин Свайр к вашим услугам. - Заведя скрученную газету за спину, Артур коротко кланяется, не теряя вежливого градуса улыбки. Подает руку, приглашая пройти дальше по истертой ковровой дорожке, где на темной материи за стеклом расположились приготовленные Ричардом украшения. Несколько кабошонов*, которые Редгрейв после долгих споров согласился выставить, хоть и выглядят прилично, ничего общего с натуральным камнем не имеют. Единственный настоящий янтарь, совсем немного мутный, заключен в оправу сережек из старого, хотя и тщательно отполированного серебра. Когда-то стремление Свайра нажиться на некачественным рабочих материалах приведет к серьезным проблемам. Лондонские господа и дамы бывают крайне мстительными. - Если позволите, я бы предложил вам хризолит. - Он, по крайней мере, настоящий, хоть и наверняка краденый. - Но, если янтарь интересует больше... Простите, мисс...? - Дождавшись имени, Редгрейв задумчиво кивает, перебирая в памяти знакомые фамилии. Нет, такая в его картотеке не числится.
Сквозь неплотно закрытую дверь ювелирной доносятся звуки улицы, нередкие беседы прогуливающихся под ручку дам, жаркие споры азартных господ, предпочитающих ставить не на лошадей, а на бьющихся до последнего вздоха собак. Подпольные бои позволяют сорвать куш куда крупнее контролируемого выигрыша, в особенности, когда наличных с собой не так уж и много. Открывая витрину для рыжеволосой, Артур мысленно пересчитывает выручку, гадая, не прихватил ли Ричард сумму, превышающую лимит на один обед.
Встретив взгляд взволнованной девушки, Редгрейв начинает сомневаться. Интересует янтарь? Не он ли заставил так краснеть? По внешнему виду судить можно либо об исключительной скромности, либо об умеренном достатке родителей. А судя по отсутствию украшений, забредшая к нему посетительница не располагает ни участливым поклонником, ни зажиточным мужем. Студентка? Однако ж, обучение в Бримстоуне может позволить себе не каждый. И, пожалуй, студентов оттуда Артур хотел бы видеть в самую последнюю очередь. Даже Боггарт будет поприятнее толпы желторотых цыплят, трусящихся от одного только вида восставшего мертвеца...
Редгрейв отворачивается к витрине, возвращая на лицо поблекшую было улыбку.
- Могу предложить вам браслет, мисс Темперс, сережки и кольцо с янтарем. Последнее придется подгонять, это займет некоторое время. - Он ведет себя подчеркнуто спокойно, но неприятная догадка скребется меж позвонков. Тяжесть Удачи на плечах начинает ощущаться по-новому - та, болтая ногами, как заправская девчонка, гаденько хихикает над ухом. - Сережки, - возвращая взгляд девушке, Артур ярче ощущает необходимость встряхнуться. Чужое волнение передается воздушно-капельным, - не состаривались искусственно, через десяток лет будут считаться антиквариатом. - Боггарт неслышно подкрадывается ближе, заинтересовавшись подолом юбки мисс Темперс, за что награждается убийственно выразительным взглядом. - Вас интересует что-то еще?

+1

5

Сердце бьется все сильнее и сильнее и сложно становится не задерживать свой взгляд на мужчина дольше, чем то велят приличия. По описанию ювелир был так похож на того, кто нужен Сабрине! Поверить в такую странную удачу было сложно, но девушку не покидают мысли о том, что если это тот самый человек то…. То она совершенно не знает что делать и как вести себя правильнее. Когда Рин разработала ритуал, она даже подумать не могла, что именно возродится к жизни, изменится ли характер человека, станет ли он злее, а может добрее. Эти расчеты она и не думала проводить, ведь все что было сделано - теория и… Для юной оккультистки стало сейчас ясно как день, что воскресшего мертвеца непременно нужно вернуть и изучить. Если он опасен и вовсе как то… решить этот вопрос. Об убийстве юный разум не думал, хотя может ли считаться убийством поворот вспять ритуала? Вопрос этики появился там, где его не ждали и встал весьма остро. особенно когда прозвучало имя. Сердце снова замерло и ускорило бег. Ошибки быть не могло, это тот самый человек.
   - “Может стоит уйти и вернуться потом с сокурсниками. Но вдруг он убежит и спрячется? где тогда искать его, да и как?” - девушка совсем растерялась, не зная что делать со своими мыслями, ситуацией и вопросом этики. Но растеряться окончательно - значило все проиграть. Сабрина напомнила себе, что решается ее судьба, а потому пасовать и трястись как осина на ветру значит усугубить и без того свое шаткое положение. Мысленно девушка уговаривала себя относится ко всему также, как к любому визиту в лавку шарлатанов.
   - “А разве сейчас передо мной не шарлатан? Он самый, только я виновата в его появлении. Это значит, что я и несу ответственность за все, что сделает этот человек” - эти слова казались девушке весомыми, как и чувство ответственности. Рин попыталась взять себя в руки, но до конца волнение никуда не делось.
   Разговоры про хризолит, янтарь и прочие украшения девушка слушала в пол уха, занятая своими мыслями. Сейчас уже безразлично было на все украшения этого мира. Перед девушкой стояла цель более глобальная. Ведь, если подумать, это громадный шаг в науке. Возможность вернуть человека к жизни! На место страха стало приходить восхищение не столько собой, сколько возможностями оккультизма. И погрязшая в этом чувстве легкой эйфории и волнения, Рин не раздумывая назвала свое настоящее имя.
   - Сабрина Темперс, очень приятно с вами познакомиться, сэр Свайр. - осознание пришло лишь мгновением позже, однако Рин успокоила себя тем, что ничего страшного сделать ей оживший человек не сможет. Пытаясь подыграть этому человеку, Рин с интересом смотрела на предлагаемые украшения, украдкой бросая взгляды на владельца лавки. Девушка желала подгадать нужный момент, чтобы перейти к разговору о ритуале. Даже если этот мужчина будет делать вид, что ничего не знает ей есть чем крыть. Как минимум могилой на кладбище! Попутно она бегло осмотрела лавку. Ничего примечательного здесь не видя, но отчего-то чувствуя некую схожесть со всеми этими салонами гадалок. Не хватало, пожалуй, только непонятных книг и сушеных змей.
   - Да, я с удовольствием бы взглянула на серьги поближе. - врет девушка, улыбаясь. Сейчас серьги ее интересовали меньше всего. Сабрина медлила, еще и потому, что пытаясь подобрать слова. Не каждый день говоришь с недавним мертвецом. И вот тот самый момент ей предоставил сэр Свайр или как его зовут в действительности?
   - Меня и правда интересует еще одна вещь. Сэр Свайр, расскажите, пожалуйста, каково это быть мертвым? Особенно меня интересует, какие ощущения вы испытали, когда снова смогли сделать вдох, шаг, ощутили сердцебиение…. - девушка подняла взгляд на собеседника и во взгляде этом читалось - она знает. Знает, что ювелир не тот, за кого себя выдает.
   - А еще я была бы вам благодарна, если бы вы не усложняли и без того запутанную историю и согласились пройти со мной. Пожалуйста. - несмотря на то, что после сказанного сердцебиение учащалось, а волнение росло, девушка решила стоять намертво. А в случае чего, она вполне успеет выбежать на оживленную улицу!

+1

6

Не то Боггарт заимел разум, позволяющий понять, когда именно его ободранному хвосту грозит кара небесная, не то сам Редгрейв в такой момент позволил эмоциям проступить во взгляде, но кошак, воспользовавшись временной заминкой своего недохозяина, убегает весьма быстро — только когти по полу скребут.
Каково это быть мертвым, — неприятно, девочка, даже не застрелишься.
Артур смотрит прямо в глаза юной мисс Темперс, остро чувствует её испуганную, но непоколебимую решимость, и ощущает иррациональное веселье. Скулы ноют от попыток сдержать улыбку, но в какой-то момент хочется просто плюнуть на маскарад, и тот самый "мёртвый" смеется. Ситуация донельзя занятная. Хотя бы потому, что он совершенно точно уверен в нескольких вещах — Сабрина Темперс никогда не присутствовала на ритуале воскрешения, и черт бы её побрал, откуда-то узнала о нём "из первых рук", так сказать; у него есть два выхода из сложившейся ситуации, но убивать рыжеволосую посреди белого дня... да ещё и в ювелирной лавке собственного брата, кажется излишне поспешным. Договориться?
Подбирая слова, Редгрейв качает головой, смотрит на девушку с преувеличенным сожалением, мол, простите, но это невозможно.
— Позвольте вопрос. — Артур намеренно оглядывается на пылящиеся в углу часы, отмечает местонахождение ключей на крючке у рабочего стола Ричарда, снова поворачивается к Сабрине. — Каково это? — Дождавшись вопросительного молчания, медленно, стараясь не спугнуть резким движением, обходит витрину, направляясь будто бы к вешалке за пиджаком, словно тотчас собрался последовать просьбе дамы и незамедлительно отправиться с ней. — Быть живой. — Связка скрывается в ладони, Редгрейв рассеянно касается забытого братом инструмента, гадая, насколько тот острый и будет ли кожа и плоть случайной посетительницы расходиться под ним топленым маслом. Опасные мысли остаются мутным осадком среди вполне разумных доводов, из которых даже рядовой шантаж не кажется такой уж плохой идеей. — Находиться в своем собственном теле, оковах из кожи, плоти и костей? — Он возвращается к рыжеволосой будто бы и неохотно, чеканя шаг на каждое оброненное слово. — Вы помните вкус воды? Тепло солнца? Запах свежеиспеченного хлеба? А свежевырытой могилы? — Редгрейв улыбается, неторопливо обходит девушку по кругу, оказываясь лицом к витрине и на пару шагов ближе к единственному выходу. — И самое главное. Помните ли вы, что телесная оболочка очень хрупкая, что от смерти её отделяет только пара заполошных ударов сердца?
Боггарт, решив, что представление затянулось, одним точным прыжком атакует юбки мисс Темперс, повисая на подоле острыми когтями. Вгрызаясь в тронутую улицей ткань, сумасшедшее животное испускает грудной рык, найдя игры с запыленной материей крайне занимательным аналогом ловли ужина. Артур даже не собирается его останавливать, отвлекшись на закрытие двери, пока Сабрина тщетно пытается отцепить от себя взбесившуюся тварь.
— Плохой кот. — Редгрейв демонстративно прячет ключи в карман брюк, одергивает край тяжелой шторы, закрывая окно. — Видите ли, мисс Темперс, быть мёртвым куда занятнее, чем студенткой Бримстоуна, рискующей вылететь из университета за проведение одного занятного ритуала по, можете себе представить, воскрешению. — Артур берет паузу, позволяя осознать сказанное, а затем всплескивает руками, нагоняя на лицо маску спохватившегося удивления. — Подождите-ка, но ведь вас там не было.
Несложно догадаться, откуда Сабрина может знать о произошедшем, вариантов мало. Сами студенты распространяться о таком не станут (Редгрейв слишком хорошо помнит устроенную ими же истерику, когда они осознали, следом за ликованием от удавшегося ритуала, сложившуюся ситуацию), а значит мисс Темперс принимала в этом маленьком запрещенном действе самое прямое участие. Даже отсутствуя в том переполненном крысами подвале, где смрад разлагающихся тел животных, ранее участвовавших в неудавшихся опытах, намертво въедался в кожу и волосы. (Запоздало Артур радуется, что сосудом выбрали не вшивого портового пса.) Остается только узнать, какую именно роль сыграла во всём это миловидная студентка, явно не относящаяся к аристократии Лондона.
— Значит ли это, что до сих пор никто не догадывается о вашем участии?

+2

7

Сабрина замерла, внимательно смотря за реакцией недавнего мертвеца. Она не знала, меняется ли человек после смерти, что ждет там, не знала многого. И оттого азарт пробирал до кончиков пальцев, когда девушка думала, какой потенциал у эксперимента. Постепенно научное любопытство отодвигало в сторону страх, хотя нельзя было сказать, что воскресшего мертвеца девушка перестала опасаться. Живой-мертвый, он явно был сильнее нее. И смотрел на девушку странно.
   - “Он ведь не собирается убивать меня посреди белого дня в лавке?” - взгляд Сабрины скользнул по окружающим предметам. Вот там стояли тяжелые часы, чуть дальше вазан с каким-то цветком. Девушка соображала, что, в случае нападения, можно превратить если не в оружие, то в отвлекающий маневр. Швырнуть в окно, например. Сомнительно, что люди на улице не захотят узнать, по какой это причине из лавки ювелира среди бела дня на мостовую падают часы.
   Решимость начинает сходить на нет, когда мертвец смеется. Выглядит это жутко. Еще больше страха нагоняют слова фальшивого ювелира. Он говорит и движется неспешно, от чего мурашки пробегают по спине. Рин знает, что нужно прервать мертвеца, но не может ни слово выдавить из себя, ни двинуться. Смотрит на этого человека, как на огромную змею. Слова о смерти, хрупкости... Взгляд сам собой падает на вазан.
   - “Кинуть его и выбежать прочь, если что”.  - решает Рин.
   Взять над собой контроль оказывается целым подвигом. Приходит понимание, если она сейчас так и будет молча смотреть за этим не-человеком, то можно смело хоронить и свою карьеру, и все перспективы и, скорее всего, себя. Девушка уже готова была возразить, как с утробным рыком на нее бросился кот. Не ожидавшая такого развития событий, Сабрина вскрикнула, пытаясь смахнуть с подолов обезумевшее животное. Вот только кот решает, что это какая-то игра.
   - Фу! - Рин тряхнула юбками, но хвостатый держался крепко и спрыгнул лишь тогда, когда девушка сняла перчатку и врезала ей по морде агрессора. Не оценив такой игры, это мохнатое чудовище в три скачка преодолевает комнату и скрывается где-то под прилавком.
   Сердце от пережитого колотиться как сумасшедшее, но хуже становится от осознания - она сейчас заперта.
- “Ну уж нет, мистер Свайр! Не так просто!” - слова про отчисление ударяют по самому больному. Ей бы разрыдаться снова, как в парке, но вот толку то? Сглотнув подступивший к горлу ком, Рин решительно смотрит на мужчину… Старается смотреть решительно, насколько это возможно для испуганной дамы.
   - Не вам судить, вы не были студенткой Бримстоуна. - но пламенная речь тут же спотыкается о недостаток знаний о том, чья же душа прячется в этом теле - Или были?.. - девушка с подозрением смотрит на мужчину.
   - “Нет, вряд ли при жизни он был женщиной. Повадки, манера речи… Такое не исправить столь быстро”. - приходит к выводу девушка. Задор ученого вновь напоминает о себе. Этот человек опасен, так почему бы не попытаться сделать так, как делают многие животные – притвориться более опасным.
   - В любом случае, чтобы вы не говорили мне сейчас, у вас нет ни единого. - Сабрина старалась, чтобы голос ее звучал как можно увереннее. Если начнутся отчисления, то ее сдадут как миленькую, тут и гадать особо не было нужно. Надеяться на честность своих сокурсников - бессмысленно.
   - Вы просто пытаетесь меня запугать, сами не понимая с кем именно сейчас говорите. Не знаю, помните ли вы тот ритуал, признать я вообще не знаю сохраняется ли полная память после кончины… Не важно. Это я разработала его, и я же могу в любой момент повернуть совершенное вспять. Вы лишитесь тела, которое рухнет бездыханно на пол - для убедительности и серьезности настроя, Рин даже сделала небольшой шаг вперед, хотя хотелось отступить вон к той замечательной стене.
   - И можете не пугать меня полицией. На вас не будет ни следа повреждения. А сердце иногда подводит даже молодых мужчин. - подытожила девушка. Она надеялась, что звучало все это уверенно, потому что по спине бегали мурашки, руки подрагивали и хотелось сбежать отсюда.
   - “У таких зданий ведь обычно есть задняя дверь. А тут есть? Закрыта ли? Да конечно закрыта!” - Рин чуть приподняла подбородок, пытаясь показать, что совсем-совсем не боится ожившего мертвеца, вот только по бледности она сейчас сама напоминала усопшего и руки дрожат.

+1

8

Будь у мисс Темперс возможность вернуться назад во времени и исправить свою маленькую ошибку, отказалась бы она от участия в этой авантюре? От шанса узнать, что за хитросплетением церемонных обрядов, витиеватых выражений и совершенно алогичных на первый взгляд действий кроется сила, способная воскрешать мертвых.
Предположение о студентке вызывает стойкую улыбку, которую так просто у Артура согнать уже не получается. Он смотрит на мисс Темперс без злости, только с некоторой долей недоумения — не каждый день тебе угрожает явно испуганная девушка, готовая, должно быть, эту самую перчатку, которой прилетело коту, затолкать ему в рот да поглубже. Бравада учащейся Бримстоуна заставляет присмотреться, в глаза заглянуть, выискивая тот бесовской огонек, который по мнению Редгрейва отличает каждую ведьму от обычной женщины. Такое ни с чем не спутаешь. Едва встретившись взглядом, видишь "двойное дно", беги со всех ног, пока в лягушку не обратили. Или не засунули в кулон, тоже бывает. Сабрина же вовсе не ведьма. Нет, это он бы сразу почувствовал. Но умная девочка, не отнять. Кто ещё так виртуозно и на глаз смог бы создать ритуал, способный перенести его бесхозную душу в уже умершее тело?
— Мисс Темперс, смею заверить, моё сердце — единственное, что меня никогда не подводило. — Артур склоняет голову, будто отдает дань хорошей наследственности, которая, благо, не покинула его и в новом теле, не считая нескольких неприятных мелочей. — О, и если бы вы действительно могли это сделать, почему же до сих пор не сделали? — Тонкая улыбка застывает на губах. — Не потому ли, что понятия не имеете, как так вышло? — Он разводит руками демонстрируя то самое "так".
Действительно, кто бы мог подумать, что труп оживет. Кто бы мог подумать... Явно не Эвелин. Иногда Редгрейву кажется, что при малейшей мысли о ведьме в его жизни либо приключается очередная неурядица, справиться с которой без горячительного порой бывает крайне сложно, либо начинается изжога. Что чего страшнее — можно поспорить.
— Вам бы волноваться совершенно о другом, мисс. — Артур качает головой, словно отец сетует на неблагоразумие мятежного чада. По правде, ему бы тоже волноваться совершенно о другом. В планы не входит студентка, требующая послушным агнцем лечь на хирургический стол. Не думает же она, что он по своей воле вернется в небытие, или, скорее, бытие небытием, чтобы сохранить в спокойствии её тонкую натуру? — О том, например, что вы совершенно ничего не можете сделать в данной ситуации. — Он задумчиво оглядывает лавку, задерживает взгляд на пострадавшем коте, мстительно сверкающем глазами в дальнем углу помещения. Боггарт хоть и прослыл скотиной резвой, но ума ему не занимать — понимает, когда шкура целее не будет. — Позвольте предложить вам чашечку чая. И прежде чем вы откажетесь, смею заверить, лучше решить эту, хм, щекотливую ситуацию разговором. К тому же, я совершенно не хочу с вами ссориться.
"Ссориться" — несколько неподходящее слово для сложившейся ситуации, ибо, окажи мисс студентка должное сопротивление, ему бы пришлось применить силу по отношению к даме, и, если быть совсем откровенным, начинать новую жизнь с убийства крайне неразумно.
— Здесь неподалеку есть пекарня. Кроме свежей выпечки хозяин предлагает горячие напитки. Мы сможем поговорить в спокойной и безопасной для вас обстановке. Что скажете?

+1

9

Сабрина продолжала бровадиться. Она считала, что человек этот пытается пользоваться ее же приемом. Она уверена была в том, что о ритуалах и оккультизме этот жуткий мужчина не знает ровным счетом ничего и лишь строит догадки, пытаясь запугать ее еще больше.
   - Я ученый, мистер, а не убийца. Поворот ритуала вспять, это убийство - довольно четко выказала свою позицию Рин - Но если у меня не останется выхода, мне придется применить этот вариант решения вопроса. - уверенность ожившего мертвеца в своих словах смущала девушку. Однако "тело" не было похоже на человека разбиравшегося при жизни в оккультных науках. Рин жалела, что место этого, возможно достойного человека, занял такой негодяй. По другому назвать человека, который откровенно шантажировал и пугал ее Сабрина не могла. Страх постепенно уступал место возмущению,а последнее предложен и вовсе выбило. Рин пару раз моргнула, осознавая произошедшее. Быть может, ей стоило расплакаться и таким образом снять напряжение. Тем более давний факт, то слезы женщин часто трогают сердца мужчин. За примером даже ходить далеко не нужно было. Именно так сестра Сабрины иногда манипулировала своим, уже покойным, мужем.
   - Что простите? В пекарню? - переспросила девушка, но не дала ответить - Да как вам вообще не стыдно! Вы только что запугивали меня, угрожали смертью, заявляли о моей некомпетентности, а еще... еще натравили своего кота! - мисс Темперс говорила громко, но не срывалась на крик. Возмущение чувствовалось буквально в воздухе. Даже если бы Рин захотела, то не остановилась. Она, невысокая, раскрасневшееся, сейчас стояла напротив мужчины и отчитывала его бурно жестикулируя и порой взмахивая перчатками. - И после всего этого вы предлагаете мне не ссориться с вами? Вы... Вы бесчестный, наглый, невоспитанный... - тут дама запнулась, не в силах подобрать эпитет. Использовать слово "человек" было не совсем уместно в данном случае.
   - ... мистер! И вообще вы думали, как может на моей репутации отразиться встреча с незнакомцем в пекарне Не хватало мне еще слухов о недостойном поведении! Вы себя ведете не как джентльмен и воспитанный человек! - отповедь Сабрина закончила и будто этого мало, добавила веское - Вот что я хочу вам сказать!
Сабрине нужно было время, чтобы перевести дыхания и как то уложить в своей душе всю эту бурю. По сути, предложенный вариант был лучшим решением, чем торчать в закрытой лавке. Девушка вздохнула устало и обреченно. На данный момент иного такого же выгодного выхода она не видела.
   - Хорошо, мистер "Свайр". Я принимаю ваше предложение. Но для начала прошу открыть дверь. В качестве демонстрации ваших благих намерений. - Сабрина попыталась придать строгости своему голосу и нарочита приосанилась. Она не хотела, чтобы мужчина чувствовал себя победителем.

+1


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Дело одного тела