Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Новые знания


Новые знания

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/12/23/61db70f5378bf4f6f731afaa36a1f9ca-full.jpg

Adam Spencer, Sabrina Tempers
29 апреля 1886 год. Доки и заброшенный маяк (Англия).

Получив информацию от знакомого о неизвестном существе, запутавшемся в сетях Сабрина спешит привести своего друга Адама. Кому как не ксенозоологу интересоваться подобным? Но в результате осмотра выясняется, что не обошлось и без магии оккультизма.

Отредактировано Sabrina Tempers (24 декабря, 2017г. 20:55:52)

0

2

Пасмурный день, почти неощутимая прохлада, особое обилие грязи в портовом районе. Адам Спенсер, некогда также проживавший в одном из этих сырых и серых домов, не знал, что от него хочет его хорошая знакомая – Сабрина Темперс. То есть, если можно так выразиться, не знал наверняка. Ему никак не удавалось собрать мысли вместе – их перебивали еще стоящие в ушах слова Джилмана, что «эта Темперс его по миру пустит», а также родные запахи лаборатории и теплого апрельского ветра. Адам, в общем, пребывал в том презабавном состоянии духа, когда вдохновенное желание работать с трудом претворялось в жизнь, потому что в душе пела весна. Ему отчего-то захотелось прогуляться по набережной Ли, или посетить какой-нибудь парк, позвав, быть может, мисс Аттли или другого редкого друга. Быть может, даже пройтись по территории университета с мистером Джилманом, который вечно закрывал форточки, чтобы весенний дух не мешал трудиться. Он, как никто другой, знал, что в этом скрипящем сердце еще было чему пустить побеги.
- Он хотя бы сказал вам, рыба это или моллюск? – с несвойственной ему беззаботностью спросил Адам, когда экипаж подъезжал к докам. Хорошо знакомые скользкие камни, погребенные под склизкой чешуей, музыкальный скрип досок мостка, ведущего под навес, где маленькие люди торопливо переругивались над очередным сальным документом. Адам подал руку Сабрине, помогая той подняться на ступеньку, и первым шагнул в запах свежей рыбы и гнилого дерева. Старик, что встречал их, дважды вытер руку грязной тряпкой прежде, чем протянуть ее Адаму, но тот все равно ограничился вежливым кивком: перчаток он, увы, заранее не надел.
«Существо», как называл его седой мужчина преклонных лет, было сокрыто в ящике – чтобы работники не увидели. Он, по его собственным заверениям, не стал им показывать, он, тьфу, сразу же связался с племянником, а уж тот поднял на уши друзей, через одного из которых…В общем, информация дошла до Сабрины, а где воодушевленная Сабрина, там и Адам Спенсер, бывалый рыбий знаток. В общем, немного поколебавшись, старик перевернул ящик, вытряхивая на потемневшие доски моллюска. Осьминога, если быть точным. Кивнув Темперс, Адам склонился над грязным столом и медленно вытянул из кармана перчатки. Его неизменный потрепанный чемодан опустился на предварительно постеленную скатерку.
- Что ж…- Адам нахмурился и приподнял одно из щупалец. Обвисшее, лишенное присосок у кончика, оно не представляло собой ничего, что могло бы его смутить. Старик нетерпеливо переминался с ноги на ногу: ему было непонятно, отчего приглашенный мистер начал с щупалец, когда очевидная проблема заключалась в голове. Адам, тем не менее, не торопился. Он изучил рот, пощупал мантию, и лишь затем поднялся выше, к мозгу.
- Очевидно, этот головоногий м-моллюск имеет некоторые…н-несвойственные осьминогам черты. Поглядите, мисс Темперс, - Адам развернул труп, отбрасывая щупальца на другой конец стола. Старик, приметив, что к ним кто-то подходит, ринулся на перехват. Он решительно задернул штору, служившую ширмой и закрывающий стол с двух из четырех сторон. Внизу, под ногами ученых, медленно плескались волны. Перекидывались из рук в руки тяжелые ящики да рыбьи туши. Стук железных набоек сопровождал весь осмотр. Нерабочее настроение, что тут еще скажешь?
Вдоль всей головы осьминога, от небольшого черепа до самых половых желез тянулась тонкая прослойка – ее можно было принять за кожный нарост при большом желании. Однако он был твердым, и, кроме того, охватывал добрую часть осьминога, по бокам смыкаясь над жабрами. По сути, у представленного осьминога имелась раковина, и он, при том, был гораздо больше известных ему аргонавтов, что было немыслимо, и потому мечтательно настроенный Адам немедленно пришел в возбуждение.
- Я в-видел подобный рисунок однажды. Даже, п-позвольте похвастаться, з-зарисов-вывал его в атласе. Эт-ти «тигриные» п-полосы свойственны н-н…наут-тилусам. Т-тоже головон-ногие. Но, смею вас з-заверить, это не н-наутилус. Эт-то осьминог, - откинув крышку своего обожаемого чемодана, Адам взял металлический проводник и, приподняв щупальце, отогнул мантию. – Наутилусы имеют д-другое строение. Но, существо не п-похоже и на аргонавта…
Адам вдруг запнулся, бросив тараторить, и отложил проводник. Он подтянул к себе щупальца и уложил их планомерно одно  рядом с другим. А после даже усмехнулся: вот так так!
- Руки. Его р-руки. Их н-нечетное число. Д-девять, если быть т-точным, - он присвистнул и принялся осматривать каждое щупальце внимательнее.

Отредактировано Adam Spencer (12 января, 2018г. 01:53:42)

0

3

Англия уже вовсю дышала весной и ее присутствие чувствовалась даже в самых уединенных и темных местах библиотеки, кабинетах, лабораториях. Нет-нет, а проглядывало сквозь шторы солнце принося с собой не только тепло, но и мечтательное настроение. В такую пору Рин зачитывалась романами более чем обычно, а в душе от чего-то появлялось нежелание учить очередной ритуал или повторять латынь. Хотелось чего-то такого такого… такого! Непонятно какого. Благо наплывы возвышенности, обычно, не задерживались надолго и, к сожалению, часто разбивались о действительность. Какое бы настроение не было, латынь придется повторять, а экзамены сами себя не сдадут. Но любой знает, что если жаждать чего-то искренне, всем сердцем, то мир услышит тебя. Так он и услышал медноволосую девушку и представил “что-то эдакое” в виде старого знакомца. Молодой моряк обратился к Сабрине с тем, что родственник его нашел какого-то зверя, ранее не виданного никем. И пускай после таких вестей хоть кто-то скажет Рин о “порочных связях неподобающих леди”! В процессе выяснения оказалось, что зверь морской. Это, в свою очередь, вело к тому, что помощи искать у мистера Спенсера, а желания к миру сформулировать четче. Морское животное, пусть и не известное, явно не то “эдакое”, о котором мечтала Рин.
  Меж тем посмотреть на этого зверя ей хотелось. В сопровождении Адама она направилась по указанному адресу, с интересом выглядывая в оконце кэба. В порту пахло неприятно, как не старались писатели описывать свежий бриз и запах соли, в этой части доков воняло рыбой, тиной и чем-то еще. На пару мгновений даже стало жаль туфли.
- Он хотя бы сказал вам, рыба это или моллюск? – спросил Адам и Сабрина отвлеклась от окна, виновато улыбаясь.
- Не сказал, если признаться честно, я и не расспрашивала. Но информации можно верить. Дядя Джеральда рыбачит больше, чем я живу на этом свете, он точно знает всех морских животных. - тут же заверила девушка Спенсера, чтобы тот не расстраивался раньше времени. Возможно Сабрине стоило наведаться сначала самой, вот только в этих рыбах девушка не понимала ничего и судить о уникальности не могла.
Сабрина вышла их кэба, опираясь на руку друга и борясь с желанием поднести к носу надушенный платок. Наверное это было бы невежливо по отношению к дяде знакомца и работникам. Дядя немного суетился и даже не удосужился назвать своего имени, прежде чем убежать и оставить ученых один на один с… этим. Животное и правда выглядело странно и необычно. Таких Рин не встречала даже в справочниках. Адам меж тем оживал все больше и больше. Смотреть на него за работой было приятно, как и за многими учеными. Глаза молодого человека начинали гореть, а сам он пускался в объяснения которые девушке не всегда были понятны, но этого она не показывала. Тем более, что умела находил главное зерно этих объяснений.
- Адам, я правильно понимаю, что таких животных ты раньше не видел? Он и правда выглядит очень странно. Может какой-то новый вид? - девушка задумчиво подперла подбородок, всматриваясь в мутный осьминожий глаз.
- Нужно узнать, где его выловил дядя. Ведь ты можешь целую работы тогда написать по этому… мммм… Осьминогу? - ученый продолжал считать количество “рук”, осматривать их, когда взгляд девушки зацепился за странную особенность.
- Ты видишь Адам? Отогни, вон там, на щупальце которое к столу ближе - девушка указала пальцем - там словно.. татуировка или клеймо - голос Сабрины выражал всю гамму удивления. - Ничего не понимаю. Кому в голову придет клеймить осьминога… их ведь не клеймят, правда? - она обратила свой взгляд к Спенсеру. Кто знает, может ксенозоологи занимаются и таким.

0

4

Адам даже почти растерялся. Представленное существо действительно могло бы запутать кого угодно: с развитием науки находилось все больше и больше новых видов, и потому его первые мысли совпадали с мыслями Сабрины. Но что-то было не так. Его глаза видели это, а мозг еще не вполне осознавал, что конкретно его смущало. Крупное по меркам мягкотелых осьминог с раковиной. Округлый, непохожий на каракатицу. И девятью руками против обыкновенных восьми. Адам выдохнул, и, нахмурившись, потер переносицу двумя пальцами. Пахнуло рыбой. На носу остались следы слизи.
- Р-работа на эту тему не по моему п-профилю, но, - Адам вновь склонился над странным животным и попытался отогнуть размягченную раковину. Между нею и головой моллюска залегла глубокая морщина, и Адам было потянулся, чтобы изучить эту маленькую деталь, и в этот момент Сабрина прервала его. Доверившись ее чутью, он оставил в покое раковину и взялся за щупальце.
- Вы зн-нали, что каракатицы об-бладают памятью, схожей с памятью среднего млекоп-питающего? Профессор Уингри д-даже называет их злоп-памятными, - лукаво сверкнув глазами, Адам взглянул на Сабрину – профессор Уингри пользовался славой весьма противоречивый, часть университета и вовсе поднимала его на смех. Адаму же сей своеобразный человек представлялся безнадежным мечтателем. Ну кто, если не мечтатель, будет пытаться дрессировать каракатиц? – Увы, эт-то не каракатица.
Не без усилия перевернув труп, Адам подобрался к указанной руке. У ее основания действительно было нечто похожее на клеймо: недавно поставленное, оно еще даже зарубцевалось. Адам присвистнул. Стуча каблуками по деревянному помосту, он порывисто бросился к воде и, выхватив из кармана платок, едва не свалился в воду, когда промакивал его. Вернувшись, он попытался отмочить корку. Удивительно, как оно вообще прижилось в таком виде. Может, его держали в каком-то растворе, или…Корка отмокла, и Адам постепенно отделил ее. Эти ткани были будто…неродными? Он склонился ниже, разглаживая странный вздувшийся кусок плоти.
- Это «клеймо»…Поставлено поверх швов! - Адама вдруг осенило, и он, вытянув руку сильнее, припал к складке у основания рта. Ткани здесь немного отличались по цвету, и, более того, между ними отмечалась тонкая ложбинка с поперечным сечением, будто кто-то недавно снял здесь швы. Что за?...
Адам вернул труп назад и все же добрался до складки под раковиной. Аналогично – в самой глубине пролегала длинная тонкая полоска, давно стянутая рубцом. Эта раковина принадлежала другому существу. Что за…Адам ошарашенно вперил взгляд в труп, пытаясь подобрать какие-нибудь другие варианты происхождения этого существа. Ну хоть какие-нибудь. Ничего не выходило. Помотав головой, он повернулся к Сабрине и продолжил говорить, понизив голос.
- Это не новый в-вид, мисс Темперс. Это с-существо…было, - он развел руками, а после почесал затылок. -…сшито. Из нескольких ч-частей. Причем прижизненно, п-посмотрите на эти раны – они явно срослись, пока животное было живо. Я…н-не знаю, что п-происходит. Это зв-вучит как бред, н-но…Мне нужно разоб-браться с этим. Вы м-можете…составить мне к-компанию. Нам нужно дост-тавить этот образец в университет.

+1

5

Признать, Сабрина уже запуталась в том, кем в итоге является это необычное животное. Оно не было осьминогом, не было каракатицей и моллюском. Рин вообще плохо разбиралась во всех этих рыбах, а уж сейчас и тем более непонятно. Особенно хорошо ли то, о чем говорит Адам.
- Зато представь, как здорово если мы сможем чему-то обучить этих каракатиц? будут эдакие подводные собаки. - Рин мягко улыбнулась. Осуждать чужие попытки изучения и опыты они могла только рамках герметики и оккультизма. Свое отношение ко все иным наукам девушка высказывала осторожно. Никогда не знаешь, что произойдет в жизни. Сегодня кто-о исследует каракатиц, а завтра использование их для морских исследований станет обычной практикой.
Адам меж тем увлеченно ковырялся в "не каракатице" происхождение которой оказалось еще более туманным чем они рассчитывали. Рин все это время стояла на месте, удивленно смотря как суетиться Адам. Он бегал, зачем-то лез в воду, как каракатица, обтирал мертвое животное платком.
- Адам, все в порядке? - обеспокоилась Сабрина, делая шаг назад от стола, чтобы не попасть под руку увлеченному наукой ученому. Все эти манипуляции в коечном итоге привели мистера Спенсера к удивительному выводу.
- Погоди, ты хочешь сказать, что кто-то пришил этой... тому существу щупальца и отправил в море?- удивленная девушка подошла ближе, рассматривая так называемой клеймо. Что-то знакомое виделось в переплетении линий.
- Адам, будь добр, дай мне платок - взволнованно проговорила Сабрина. Оттерев от слии клеймо, Сабрина удивленно ахнула.
- Мистер Спенсер, вы не переставляете что мы нашли. Это нечто было создано не с помощью простой иглы и упорства и даже не с помощью искусной хирургии. Тут замешан ритуал. Посмотрите. Эти переплетения линий,это клеймо здесь не просто так! - глаза Сабрины горели. ей было интересно, кто смог сделать такой удивительный ритуал и главное зачем? Как потом подопытный моллюск оказался в океане, а не в лаборатории.
- Вы несомненно правы, нам срочно нужно вернуться в университет и захватить с собой этого осьминога. Хотя, вы правда думаете, что его создал кто-то из студентов? - свое согласие Сабрина не высказало, оно и так было видно по горящим глазам и истовому желанию прямо сейчас сорваься с места и идти допрашивать чуть ли не каждого на студента.

+1

6

Если в начале исследования в изучении странного создания участие принимал лишь Адам, то позднее подключилась и Сабрина. Это было довольно странно: просто стоять и непонимающе хмуриться, когда коллега замечает в образце нечто, что понятно только специалистам. Похоже, тут не обошлось без…ритуала? Адам неловко повел плечами – эта тема была ему категорически незнакома, и ему, к тому же, не очень хотелось верить в то, что мертвое существо можно воскресить. Однако об этом говорила Сабрина, а ее авторитета хватало на то, чтобы Адам поверил хотя бы немного. Их, похоже, ждало интересное исследование.
- Мистер! – провожатый вернулся на зов Адама, отирая руки и с надеждой заглядывая ему в глаза. – Запакуйте труп, пожалуйста, мы ув-везем его в университет. И…- продолжил он тише. – Постарайтесь быть как можно более вним-мательным, хорошо? Вы н-нашли нечто удивительное. В-возможно вам еще доведется столкнуться с чем-то подобным – тогда дайт-те нам знать. Мое имя Адам Спенсер, вы м-можете прислать за мной в Бримст-тоун.
Любезно распрощавшись с рыбаком, Адам собрал инструменты, забрал сверток с трупом и поймал экипаж, который позже доставил их с Сабриной в Бримстоун.

- Это удивительно, - голос Адама звучал скорее недовольно, чем восхищенно. В его лаборатории на операционном столе покоился труп неизвестного создания; места сочленений чужеродных частей с родными уже были рассечены. Извлеченные органы разложены и пронумерованы для наглядности. У существа обнаружилось два сердца, а еще – печень, очевидно, другого существа. Отдельным образцом под стеклом был уложен кусочек кожи с клеймом – он предназначался для Сабрины, дабы она могла попытаться выяснить, что за ритуал был проведен.
- Мой в-вердикт такой: эти части были пришиты до смерти, причем за некот-торое время, быть может, пару недель или даже месяц. Изменения в тканях не дают мне д-дать точный от-твет, было ли существо живо на момент операции, однако я не знаю ни одного хирурга, кот-торый мог бы оперировать под водой, - Адам оперся на стол и приложил ладонь ко лбу. – Раковина также была пришита. Это не новый вид, кто-то…Ох.
Адам мучительно изогнул брови и вздохнул.
Кто-то заставил части тел от разных животных работать в рамках одного организма. Невероятно.

+1

7

Все происходящее так волновало Сабрину! От поездки она ожидала не более, чем обрадованного Адама, а получила пищу для исследования. Ей казалось, словно они нашли жемчужину, редкую и крупную. Рин возбужденно перерисовывала узор знака на бумагу. Разобрать его местами было сложно из-за зарубцевавшейся ткани. Еще сложнее было понять, как ритуал совершен и что он представлял из себя. Оккультизм был не простым начертанием символов, как думали многие, в этой науке важно было подобрать нужный день, место, учесть множество факторов. И даже имея все это на руках, не факт, что оккультист сразу может понять и повторить ритуал. Без всего необходимого оставалось только строить догадки и пытаться размотать этот клубок по нитке. 
- Адам, вы говорите, что они были пришиты до смерти. Допустим это так. Я могу поверить в пришитые щупальца, но как же внутренние органы? Нельзя же просто так собирать живое существо как… как башенку из кубиков. Это невозможно чисто теоретически. - в задумчивости  Сабрина обошла операционный стол, кидая взгляд то на разложенные органы, то на кусочек кожи с клеймом.
- С другой стороны, если бы это существо вначале умерло, а потом его оживили, то срослись бы так его части? Возможно существу просто не давали умереть, пока заменяли и пришивали что-то новое? - девушка взглянула на своего друга очень серьезно.
- Адам, вы ведь понимаете, на пороге какого открытия мы стоим? Если нам удастся понять, как именно это существо осталось живо, то мы произведем фурор в медицине! Подумайте только, длительные операции или замены органов, которые с большей вероятностью будут проходить успешно. - говорила девушка с придыханием. Голова кружилась от возможностей.
- У вас есть карта, мистер Спенсер? Рыбак говорил, где они выловили это существо, быть может нам стоит прогуляться туда? И как думаете, могло ли это существо уплыть далеко от места где его выпустили? - В голове мисс Темперс кружилось множество идей, мыслей, догадок. Сейчас она терялась, за которую из них стоит ухватиться. Тайна загадочного осьминога не давала ей покоя.

0


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Новые знания