Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, заинтересованные в интригах демоны, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)
06.03
С любопытством продолжаем следить за событиями в мире. Обратите внимание на обновление темы Что происходит?

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » А для чего ещё существуют балы?


А для чего ещё существуют балы?

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Лилиан Сантар и Арон Ферро
15 сентября 1886 с 22.30 и до 23.30

Сезон, сезон, он улетает. Приёмы чередой проносятся перед глазами, Лили не успевает их даже запоминать. Арон, наоборот не привычный к атласно-парчовому бомонду, едва чувствует себя в своей тарелке. Но этот приём они оба запомнят особенно. Как всякую необычную сказку.
[icon]http://se.uploads.ru/Lv62y.jpg[/icon]

+1

2

Среди плеяды прошедших за сезон 1886 года балов этот не был самым изысканным, не представлял всех алмазов общества (в виду не знатного происхождения хозяина), не отличался давящей помпезностью здания. Он не обещал стать особенным, начавшись буднично и даже утомительно - никто из братьев не смог сегодня составить ей сопровождение, и Лилиан пошла на приём в окружении средне-знакомых приятельниц, докучавших ей глупыми разговорами, в которых она не смыслила.
Не обещал, но стал. Когда леди Лилиан, легко обмахиваясь веером заметила в толпе изысканно одетых господ молодого капрала, старающегося держаться в тени колоны.
Держался он очень прямо, слишком прямо для привыкшего к такому отдыху, держал бокал, но позабыл из него пить, и выглядел поразительно знакомо. Если бы не абсурдность идеи, Лили признала бы его сразу. А так потребовалось целых пять минут и несколько отвлекающих разговоров, прежде чем мужчина был назван просебя Ароном. И мысли раздробились такими противоречивыми чувствами. Она, конечно, уже знала, что дорогой друг жив, и даже не слишком серьёзно покалечен, но пообщаться за целый месяц им так и не довелось.
И сейчас, когда на лицах играли блики от хрустальных люстр, а шею тяжелило золотое колье, казалось совершенно недопустимым просто подойти и поговорить. Будто бы в обёртке бального платья Лили окончательно становилась леди Сантар. А платье, сегодня было загляденье: вышивка ласточек на персиковом атласе и фиолетовые кустовые розы, идущие по вороту, приподнятой верхней юбке и длинному шлейфу, каскад кружев по нижней юбке, перчатки выше локтя, обвитые круглыми золотыми браслетами, и причёска из собственной косы. Как и любая девушка, Лили любила приятные хлопоты подбора гардероба на такие приёмы. Она так тщательно выбирала ткань, узор... Достойный леди наряд, увы-увы, он так привлекателен для досужих глаз!
Пока Лили думала о маленьком шансе поговорить с мужчиной украдкой (о чём?), она неспешно двигалась между столов, мимо музыкантов, вдорь длинного фуршета с закусками, не забывая кивать джентельменам знавшим отца, и дамам не знавшим её. По странной превратности судьбы, многие женщины предпочитают быть узнанными только тогда, когда ясно дадут понять об этом. Вот, например, сейчас...
Арон её, очевидно, успелувидеть. Скорее всего, ровно как и она сама, успел узнать. И соврешенно ясно - не задумался о том, почему бы ему не подойти, что собственно и сделал встав на её пути у длинного стола с закусками. Лили, увидев Арона буквально в метре, как можно быстрее схватила ближайший бокал и невольно мысленно сосчитала, сколько любящих говорить дам узнали её сегодня, и смотрят на неё сейчас.
- Как вам бал, сударь? - вежливо улыбнулась девушка, прежде чем дорогой друг совершит роковую ошибку и назовёт её по имени прежде, чем она представится.

платье

http://s2.uploads.ru/BgJbi.jpg

[icon]http://se.uploads.ru/Lv62y.jpg[/icon]

+2

3

[icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/91992.jpg[/icon] Прием, бал, светский раут - все эти слова были чужды Арону в его двадцать девять лет. Несмотря на то, что брат его был неплохим учителем, понять и проникнуться мужчина пока не мог. Он стоял в тени колонны, пытаясь не слишком мозолить глаза остальным гостям. Ферро был тут поделать и старался не слишком приносить проблем возможному союзнику. Союзнику ли? Недавно несколько производств встали и забастовку не смогли разогнать не мордовороты (которые сами отхватили), ни угрозы, ни попытки развалить коллектив. И лишь единицы знали, что эти события ведут к одному человеку. Они и правда пытались по хорошему, но промышленник не стал их слушать. Что же...
несмотря на все свои мысли и настроения, ненависти или неприязни к присутствующим Арон не испытывал. Он не знал этих людей,а рычать на всех просто по праву рождения глупо. Наверно настолько же, как и он в этом месте. Мужчина изучал зал, пытаясь учить и запоминать. Он собрался взять в жены лучшую женщину Англии, значит придется привыкнуть и к приемам, и к балам, и к светским раутам. Отчасти он согласился посетить этот вечер потому, что Лили должна быть тут. Весь этот месяц прошел как один день и был настолько сумбурен, что Ферро даже успел позабыть про свой день рождения. Интересно,можно считать встречу с ней подарком судьбы? А демоны его знает, но взгляд выцепил в толпе девушек одну очень похожую.Узнал ее бывший военный не сразу, но признав - обомлел. Лилан всегда была красавицей, а сейчас особенно. Платье шло ей, а легкие взмахи веером завораживали. Не задерживать на ней взгляд слишком долго было самым сложным испытанием. Но и не с таким справлялись! Подставить Лили не хотелось, особенно при условии, что Арон то и дело ловил на себе заинтересованные взгляды прекрасной половины человечества. Он и правда выглядел сегодня джентельменом. Форма ему всегда шла, а сегодня он даже разорился на цирюльника и привел себя в порядок. В таком виде даже домой возвращаться было страшно - не узнают и ограбят.
Спустя пару минут, мужчина пойма себя на мысли, что стоять и просто смотеть уже не может. Он направился наперерез девушке, не слишком быстро, чтобы не выдать себя и ее. Ферро чувства шпионом с стане врага. Шпионом, которому ни в коем случае нельзя выдать себя. Он не очень знал, как заводить беседы на балу, а при виде Лилиан все заученные знания словно выбило из головы. Девушка пришла на помощь.
- Здесь как-то по особенному. - мужчина улыбнулся даме - Судя по всему вы тоже скучаете. Позволите скрасить ваше время беседой? - эта фраза далась непросто и Арон мысленно подивился, как смог выдать что-то настолько куртуазное.
- Может присядем? - Ферро подал Лилиан руку и улыбнулся.

+1

4

Лили чуть-чуть приподняла брови и во взгляде мелькнуло что-то озорное и ироничное на витиеватость речи Арона. В любой другой ситуации Лили позволила бы себе рассмеяться, приняв в этом шутовство, иногда присущее характеру доброго друга. Но взгляда на всё ещё напряжённую спину хватало, чтобы понять: Арон изо всех сил старается соответствовать лоску, блеску и неспешности высшего общества, в котором оказался волею судеб. И она моргнула глазами, будто бы одобряя старания.
Как жаль, что они не придумали себе какой-то условный язык!
- Что вы, я не успела даже прийти, чтобы начать скучать. Говорят, что мистер МакКархи расстарался и на приёме множество необычных гостей, - она украдкой посмотрела на руку и также украдкой покачала головой из стороны в сторону, давая Арону понять - этот жест неуместен.
Лили шла через анфиладу, мимо гостей, очень неспешно, из-за тяжёлого шлейфа и платья казалось, будто она просто скользит по начищенному до блеска паркету. Чинно. Благопристойно. Примерно на расстоянии полуметра от Арона. Закономерно радость встречи сильно смазывалась необходимым политесом.
- Вы пришли с кем-то, капрал? Я ведь права, у вас нашивки капрала? - она ободряюще улыбнулась, быстро пробежав глазами по форме Ферро. Как дочь и сестра военных, Лилиан не могла не оценить красоты внешнего вида мужчины в форме. Почему Арон не родился хотя бы сыном барона?! Да, отец не одобрил брака Вальдена, но не прекратил с ним общ... Стоп! Стоп, что за мысли?
Лили отвела взгляд, едва удерживаясь от того, чтобы спрятаться за веером, как нашкодивший котёнок. Они дошли до свободной софы и сели в малой проходной гостиной. Отлично, здесь одновременно с ними вряд ли будет больше пяти человек, а сейчас и вовсе стояла всего пара.
- Я завидую мужчинам, вы можете прийти в любое место сами, просто вызвав карету. Для девушки любое нахождение без сопровождения становится вопиющим. Но мои подруги меня ненадолго покинули, - Она улыбнулась, беря бокал. Арон наконец представился и спросил её имя, она представилась, с полным титулом, отпила вино и... на буквально десяток секунд из гостиной вышли другие люди, а те, что стояли у дверей анфилады не могли их слышать.
- Что ты тут делаешь, Арон?! - Лили смотрела на него с хитрой улыбкой и настороженностью, ещё не поняв больше ли она в восторге или ужасе от такой выходки, - Ты вообще тут законно, или... как всегда?
Она чуть прищурилась, мужчина не успел ответить, в комнату чинно, будто гуси на прогулке, вошли пожилые виконт и виконтесса и Лили кивнула им, а они, куда ниже, ей. Пришлось подождать, пока чета смирно пройдёт мимо, ненавязчиво обмахиваясь веером, так что до Арона доносился лёгкий запах полевых цветов с кожи и волос Лили. Стоило паре пройти, она приподняла брови, смотря на мужчину и давая понять: вопрос не отменён.
[icon]http://se.uploads.ru/Lv62y.jpg[/icon]

+1

5

[status]из породы веселых да смелых. [/status][icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/91992.jpg[/icon] Поклоны, представления, кивки и легкие улыбки - все демоны моря были свидетелями, картография и инженерия была легче всех этих правил. И честнее. Проводить даму под руку было неприличным и Ферро без лишнего мельтешения убрал руку. Главное правило - даже если ты влип и опозорился сохранить чинное лицо.
Но все эти сложности стоили взгляда Лилиан, которым она смотрела на него. Ему и правда придется очень постараться, чтобы сделать девушке предложение. И, как оказалось, вопрос тут был не только в деньгах. Интересно, а в Бримстоуне есть факультет манер графьев?
Мужчина легко улыбнулся на вопрос девушки. Она хорошо делала вид, что не спасала жизнь его людям, что ни не были знакомы еще в жаркой Индии и не сцепились с ее злополучным братом на дуэли.
- Да, леди права,несомненно. Я прибыл сюда в гордом одиночестве. Признать, я не слишком привычен к подобным приемам - почему-то хотелось смеяться. Так глупо казалось все это мужчине. Ферро несомненно понимал, что все это Лилиан делает оттого, что не хочет терять репутацию, а знакомство с трактирщиком. Придется играть тогда капрала.
- А мужчинам приходится воевать, нести ответственность за семью и решать все возникающие вопросы. - Арон чуть пожал плечами - У каждого свои привилегии и обязанности. А еще мы просто стараемся огородить то, что любим от напастей и разочарований. - Арон с улыбкой развернулся к Лилиан. Она была настолько красиво, что кроме восторга капрал начинал ревновать и даже бояться, что пока он решает свой финансовый и культурный вопрос его даму кто-то уведет. Придется тогда застрелить ее жениха на дуэли.
- И где мои манеры, - мужчина чуть рассмеялся, мысленно добавив
- "На дне"...
- позвольте представится, отставной капрал Арон Ральф Ферро, Имею ли я право узнать, как зовут вас? - наконец закончил мужчина самую глупую часть сегодняшнего веера. Хотя, Лилан до сего дня вряд ли знала, что он еще и Ральф.
Вне большой комнате, где они нашли свободное место то и дело чинно прогуливались пары, какие-то аристократы, сводя на ноль возможность нормально поговорить. Ответить на заданный вопрос про его нахождение Арон не успел и с трудом подавил в себе желание вздохнуть.
- Хей, что значит как всегда? - уточнил Арон полушепотом, смотря не войдет ли кто-то еще сюда. - Я тут исключительно по приглашению хозяина вечера. Дело с забастовками сдвинулось с мертвой точки... - посвятить остаток вечера разговору о забастовке, промышлениках и о том, что своей шеей он рисковал ой как, Арон не хотел, поэтому перевел тему в иное русло.
- А когда я узнал, что семейство Сантар тоже приглашено, то стало ясно - пропустить светский раут не в моих силах. - в комнату вплыла стайка смеющихся девиц. Кто-то бросил хитрый взгляд на Арона, а потом девушки удалились куда-то.
- Вы ведь соблаговалите удостоить меня чести, украсть у вас первый танец? - с легкой улыбкой спросил ужчина - Кто знает, когда наши дороги сойдутся вновь.

+1

6

- Это значит - как всегда, - Лилиан озорно засмеялась, испытывая примерно те же чувства, что и лет 10 назад, когда покрывала убежавших из дак-бунгало близнецов перед отцом. Это вроде что-то нехорошее, но отчего-то весело, и совсем не стыдно. - Когда это наши встречи имели белый, как первый снег характер?
Арон сумел её приятно удивить, но не пожелал продолжить. Очень жаль! Лилиан хотела услышать о забастовках, о том, удалось ли им чего-то добиться, ведь это было важно. Действительно важно, а не вот эти веера, ласточки, эполеты…
Она хотела задать наводящий вопрос, но в комнату вошла баронесса Нотерлинг и её подруги. Бесспорно, любая оплошность тут пролетит по двору быстрее дирижабля. В такие моменты ужасно досаждает, что никто из братьев не пошёл с ней! Если бы тут был Вальден, он бы понял и, вполне возможно, после представления позволил бы Арону один танец. Лили хотелось верить, что брат бы не стал… не повёл себя как Алек. Он, конечно, очень за неё волновался, но злое лицо брата до сих пор в глубине вызывало дрожь дурного предчувствия. Им стоит поговорить, пока он не уехал.
- Увы, но первый танец у меня уже занят, - Лили улыбнулась мягко, проницательно, подхватив бальную книжку, висевшую на запястье, - но контраданс пока никто не успел попросить у меня вперёд. Вы любите быстрые танцы?
Лили никогда не видела, как танцевал Арон, и была готова не только к тому, что ей наступят на ноги, но и к тому, что мужчину придётся учить. Ничего, это даже мило и забавно. Она когда-то давно, однажды, застала неловкий румянец Арона и, как и любая женщина, была бы рада сохранить ещё одно такое сокровище в памяти. Маленький камушек за камушком дорогих воспоминаний. Конечно она не откажет ему в танце.
Наклонившись к небольшому столику при софе, девушка открыла книжку. Уложенные в сложную причёску волосы падали на шею и грудь, будто бы подражая в этом с дорогими украшениями, чьи камни блестели гранями и бросали блики на кожу. Убористым почерком леди занесла в книжечку имя: “Арон Ральф Ферро”. При этом Лили ненавязчиво закрыла того, кому была обещана кадриль. Она конечно хочет верить в благоразумность дорогого друга, но ведь не только её брат был виноват в их глупой дуэли… А ещё ей очень понравилось имя Ральф. Оно будто второе лицо Арона, которое тоже может пугать, но остаётся частью его.
- В таком случае, контраданс, - улыбнулась она, посмотрев в глаза мужчины. Просто ещё одно маленькое драгоценное мгновение в воспоминания...
Контраданс - достаточно невинный танец, чтобы её не осудили за партию с капралом.
В этот момент баронесса и девушки воскликнули в восторге - какой-то капитан в соседней комнате взял гитару и решил сыграть романс. Девушки поспешили усесться поближе, давая Лили возможность снова хитро посмотреть на Арона.
- Ты решил прийти, потому что узнал о нашем присутствии? - недоверчиво уточнила она, - А если бы меня сопровождал Кристоф или Алек? Или, хуже того, отец! Без их согласия ты бы со мной даже не заговорил.
Лили без укора покачала головой и улыбнулась тепло:
- Как тебе высший свет? Это ведь не то, что ты любишь.
[icon]http://se.uploads.ru/Lv62y.jpg[/icon]

+1

7

- Не правда! - Арон даже слега рассмеялся - Наверняка есть хоть одна такая встреча должна найтись за все это время… Котята. ЧТо может быть невиннее котят? - с улыбкой спросил мужчина негромко. Он краем глаза следил за тем, кто входит в комнату, как надолго задерживается и не греет ли уши о его разговор с Лилиан. Это чем-то напоминало когда ты ждешь связных и ждешь, пока контрабанду сгрузят с твоего корабля. И еще неизвестно где последствия будут плачевнее тут или там.
“Первый танец уже занят” - эта фраза состоящая всего из трех слов заставила ревновать. Неприятное и мерзкое чувство, от которого избавиться так же сложно как и от насморка. Арон отметил, что нужно будет приглядеть, кем именно он занят, а еще уточнить у своих информаторов слухи. Кто знает, может в народе уже ходят кривотолки о помолвке Лилиан. Хотя тогда она, наверняка, не вела себя так с ним. Или вела повинуясь правилам бального этикета? И почему в высшем свете все было так сложно!  И танцы тоже.
- С вами я готов на что угодно - негромко проговорил мужчина и улыбнулся Лилиан. Сам тем временем вспоминая, который из танцев назывался так, какие у него были правила и движения. Вроде помнил хорошо. Главным было не отдавить ноги Лилиан. Хотелось того или нет, но придется и дальше пытать брата на тему того что нужно делать, как нужно делать и когда. Тем более как бы Ферро не пытался отсрочить, все эти знания ему понадобятся в будущем. Если он хочет добиться того, чтобы рабочих признавали как разумную силу, а не дикарей.
Когда девушка наклонилась записать что-то в книжечку, Арон залюбовался на даму. Такой ее он не видел никогда и хотел сохранить это воспоминание. Черт его знает, что будет дальше, а память о этом моменте будет греть как солнечный зайчик в промозглый лондонский день.
Кто-то из мужчина взял гитару, привлекая тем самым к себе внимание впечатлительных дам. Оно и лучше. Пусть все внимание достанется этому незнакомцу, а сюда никому не нужно ни смотреть, ни идти. Тут, совершенно скучно и не на что смотреть. Хоть будет время поговорить нормально. Хотя говорить хотелось не так сильно, как взять девушку за руку и приобнять. Увы, в рамках светского разговора для тех, кто познакомился вот только сейчас, а именно эта роль им выпала, будь она неладна, можно было только говорить. Поступить неприлично не давало уважение к Лили и опасение за ее репутацию.
- Это был решающим фактором, после которого я ответил да и пошел чистить мундир - Арон улыбнулся. Несмотря на то, что краем глаза он посматривал на публику вокруг, что появлялась и исчезала, вел он себя расслабленно, насколько это было возможно для того, кто впервые попал на бал.
- Зато я мог бы тебя увидеть, это уже не мало - приходилось одергивать себя, чтобы не забыться и действительно не взять лилиан за руку. - Был бы Алекс - не подошел. Твой брат слишком… вспыльчивы. - Аон коснулся языком десны. Она уже не болела, но отсутствующий зуб это чертовски обидно!
- А будь отец или Кристоф… спросил разрешения поговорить, скорее всего был бы послан в дальние моря. но это лучше, чем совсем не пытаться. - Арон чуть пожал плечами. “лучше влезть и огрести” - можно было бы выгравировать на его гербовом щите. Вот только гербового щита у Ферро не было и в помине. И не предвиделось даже.
- Здесь очень… непривычно. Не скажу чтобы отвратительно, ужасно и мерзко, но не привычно. Это как взять любого из баронов и усадить за праздничный стол моряка. Рыба бывает весьма вкусна, но его милость, наверняка, будет удивлена ее странному вкусу. - мужчина улыбнулся. - Хотя, если мне немного подфартит… - улыбка сменилась усмешкой - Скоро мои доходы немного возрастут. А там глядишь можно начать забывать вкус рыбы - тема была… не из самых веселых. Общение с душеприказчиком хоть и было необходимо, но выматывало. Так некстати все слиплось в один ком.
но к черту. Он же тут не только ради работы, сложных разговоров и печальных событий.
- Это не самое худшее, что случалось со мной. Лучше расскажи, как ты все это время. А то я завертелся после спасения Искры,  даже забыл про свой день рождения, представляешь? - Арон улыбнулся Лилиан. Хотелось верить, что у нее все сложилось намного лучше. [status]из породы веселых да смелых. [/status][icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/91992.jpg[/icon]

+1

8

- Если бы ты попросил разрешения у Кристофа, я бы тебя больше не увидела, - сказала Лили с наигранно тяжким вздохом, прежде чем поднять на мужчину немного (ну чисто по-женски) хитрые глаза, - Ты жертвуешь очень многим ради одного танца, и поверь, это совершенно не оправдано.
Она опустила всё остальное. О том, что не только Алек вспыльчив, но и он задирист. О том, что от одной мысли встречи Арона с отцом в девушке всё холодеет и о том, что если она такой вески повод для вычистки военного мундира, почему бы ему всегда не приходить в этом мундире? В голове опять, как-то само собой, появилось ощущение, что у них есть это всегда. Будто у детей, что после взбучки родителей всё равно упрямо начинают ту же шалость. Будто у человека, который упорно позволяет себе верить в лучшее, эфемерное, инфантильное. В принципе, так оно и было.
- Ты пропустил свой День Рождения? - Лили удивилась совершенно искренне. Её дату рождения невозможно забыть, настолько не возможно, что леди крайне удивляло, как такое вообще могло случиться. - И ты не предупредил меня о своём дне рождения, - она шутливо всплеснула руками, - Это не честно, совершенно не честно, капрал Ферро. Впрочем, если так же как ты искать себе неприятности, то наверное это не должно быть необычным.
Беспечный смех прервали очередные входящие в ротонду люди и Лили спрятала улыбку, открыв веер, а после чинно сказала ему: “значит контраданс”, - и поднялась, переходя в общую залу. Она итак достаточно долго проговорила с “незнакомым мужчиной.
***
Кадриль была весёлой, она кружила-кружила, скрипки задавали быстрый ритм, так что к концу первого танца щёки Лили горели алым, а глаза блестели, как камни на шее. Как приятно забыться в круговороте фигур, лёгком привкусе фруктового вина на губах, будто бы в этом достаточно беспечном веселье. Многое можно забыть. О многом не тревожится. Путь на один небольшой час, до необходимого застолья, даже на 15 минут, пока тебя снова не увлекут в щебечущую кутерьму подруг. Но можно же.
А ещё можно ненадолго забыть, что вам нельзя, так неприлично, так нежелательно общаться. Даже танцевать то зазорно, если вспомнить на одно мгновение всё то, что прячется у Арона за спиной, что мундир его давно тень прошлого, что в настоящем он контрабандист. Так ли это важно? Так ли это правда?
Когда Лили подавала мужчине руку, переходя к контрадансу, казалось - совершенно нет. Все мысли витали в плутоватых представляениях о том, как он танцует и где-то эхом радовались столь лестному, хоть и столь опасному визиту мужчины на бал.
Они меняли фигуры, мягко скользили по полу атласные с вышивкой туфельки Лили, по начищенному до зеркала наборному полу, среди шёроха таких же тканей, среди смеха таких же молодых. Бал это праздник молодых! А они молоды, Боже милостивый, они же совсем молоды, неужели они не имеют права вот так, немного меняя пары, ряды, касаясь друг друга руками, взглядом немного потанцевать. Плечом к плечу.
- Боже милостивый, Арон, ты и правда научился танцевать, - едва слышно и едва давя задорный смех сказала Лилиан во время очередной такой фигуры, когда они стояли плечом к плечу, а его рука ненадолго легла на её талию. - У тебя хорошо получается.
Потом смена фигуры, и они опять выстроились в две линии, и снова фигура на 4-х, фигура на двоих…
Интересно, а каким бы получился с Ароном вальс?...
Скрипка затихла. Полон головы, последний реверанс, и ей нужно идти… куда-то нужно непременно отойти, потому что нельзя вот так замирать посреди бальной залы. Эта секунда, Лили замешкалась, улыбаясь широко и счастливо, потом одёрнула себя, неспешно сделала пару шагов с танцевального пространства, подняла растерянный от кружащего голову чувства взгляд и… увидела смотрящего на них пристально Алека.
[icon]http://se.uploads.ru/Lv62y.jpg[/icon]

0

9

Алека вело вперёд самое просто и понятное из желаний – надраться, и желательно – хорошенько, чтобы утром не вспомнить ни имени, ни лица своей «дамы». Он ещё чувствовал свербевшую под кожей магию, словно он был атакованным термитами деревом, и её поводком обвившее ему шею требование вернуться. У Одри, растрёпанной, потому что он слишком сильно встряхнул её за плечи, и покинутой, лицо, запечатлевшееся в памяти, всё ещё было таким, словно любимую игрушку отняли и она вот-вот заголосит и затопает ножкой. От любой возможной трагедии их уберегло лишь явление кого-то из слуг, судя по лицу – не особо и поверившего, что юной леди здесь сделалось плохо и нечем дышать. К счастью Алека, платили им всё-таки не за веру, а за работу.
Кто-то из присутствующих узнавал его, кого-то узнавал он сам, третьи просто цеплялись за его форму и пытались увлечь Алека к себе, но, натыкаясь на твёрдый отказ, тут же забывали о нём и примечали кого-то ещё. Он не хотел танцевать, он не хотел говорить, его не манили азартные игры и безумные пари, заключаемые под воздействием момента. Алека тянуло к Одри, и тягу эту следовало запить, но быстрая и продуктивная разведка показала, что с выпивкой здесь дела обстояли так себе – не токайским же, право, ему здесь пировать поверх своего изувеченного сердца? Самое время было оставить этот дом ради любого офицерского кабака, где к его кислой роже никто не будет цепляться, а наливать будут столько, сколько он скажет, и без какой-либо молчаливой укоризны во взгляде. Самое время, когда бы в толпе танцующих не мелькнул знакомый профиль. Подумав, что ему уже мерещится, Алек всмотрелся пристальней, но глаза его не обманывали, это не оказалось продолжением ведьминой иллюзии – на глазах у всех собравшихся его сестра радостно вытанцовывала в компании трактирщика Ферро, не выучившего урока держаться подальше от юных леди.
«Упрямый баран», – мрачно подумал Алек не то про себя, не то про Арона, но не следить за парочкой больше не мог. Он-то думал, что Ферро поймёт всё, будет держаться от Лили подальше, желательно – на каком-нибудь другом континенте, но куда там. Он обнимал её на глазах у всех, и ей, что было для Алека настоящим предательством, казалось, приятно такое его внимание. Он осмотрел зал, но никого из родных не приметил, а, значит, всей этой историей вновь придётся заниматься ему.
Музыка вышла на финальный виток и стихла, а с ней замерли и танцующие, медленно разошлись в стороны, рассыпались и перегруппировались для следующего танца. Алеку не пришлось привлекать к себе внимание сестры – она увидела его, и он просто шагнул вперёд и шёл, пока не настиг её.
– Моя дорогая Лилиан, – Алек шутливо ей поклонился, но взгляд его был мрачен, как предгрозовое небо. – У тебя следующий танец не занят? Вот и замечательно, – он подхватил её под руку и потянул в сторону от танцующих, взглядом показывая Ферро, что следовать или нет за ними тот пусть определяет на свой страх и риск. Алек не успел изучить особняк достаточно, чтобы теперь представлять, где двое или трое могут переговорить в относительно приватной обстановке, и поэтому он просто тянул Лили подальше от людей, подальше от музыки, от всего этого веселья, лёгкости, шелеста ткани и звона бокалов.
Как это случалось и в прошлые их встречи с Ароном Ферро, Алек закипал.

+3

10

- Слишком многим? Брось у бедности есть один значительный плюс, ты практически ничем не жертвуешь. У тебя только твоя жизнь, честь и совесть. Хотя у некоторых последнего не бывает. Тем более ради счастливых минут не жалко ничего. Разве не так - Ферро подмигнул девушке. О дурном сейчас думать не хотелось. Да и что дурное может случиться? Здесь его вряд ли знал кто-то близко, что сейчас только на руку было. Хотя сам Арон сегодня уже узнал несколько людей. некоторые из них были крепко завязаны с контрабандной. Естественно подходить к ним контрабандист даже и не думал, но посмотреть "в естественно среде" на "верха" было интересно. Сейчас голову забивали совершенно не рабочие мысли, а на языке крутился комплимент для глаз девушки.
- Да, представляешь. Совсем забыл какое число. Да и я все суечусь, суечусь, то приключения, то неприятности ждут, а я, как джентльмен, не имею никакого права заставлять их ждать - нарочито насмешливо и беспечно отозвался мужчина умалчивая про смерть своего дяди, про суматоху с похоронами и наследством. А еще забастовка. О последней он бы рассказал Лилиан, но не здесь и не сейчас. Пусть этот вечер запомнится смехом, звуками музыки и легкостью.
- Со всей серьезностью уведомляю вас, леди Лютик. 3 сентября. - мужчина даже насмешливо поклонился даме. - За мое невежество дарю вам обещание исполнить одно ваше желание - беседу и смех смутили очередные шастающие туда сюда аристократы. Подумать только, словно они сюда приехали походить по коридорам... или правда этого?
- Значит контрданс - чинно произнесла Лилиан и пришлось прилагать усилия, чтобы не рассмеяться такому тону.
- Для начала -ответил Ферро хитро блеснув глазами.
***
Несмотря на опасения, в танце мужчина не чувствовал себя как медведь или слон. Видимо уроки взятые у брата не прошли даром. Сюда добавилось чувство равновесия и ловкость, делая из вполне терпимого пантера по танцам. И думал он не о том, как переставить ногу и что делать дальше, а о Лилиан, о бале, о обществе собравшимся тут. Но мысли все равно рано или поздно возвращались к леди Сантар. Арон уже давно перестал отрицать, что питает к девушки чувства более сильные, нежели дружеские. Но почему-то не испытывал этой возвышенности, которую приписывают влюбленным.Томных желаний и вздохов тоже не наблюдалось. Только уверенность и какое-то странное веселье. Наверное именно с таким идут в бой повторяя имя жены или возлюбленной. Чувство это было легким и приятным. В голову не лезли мысли о том, что они совершенно различны по уровню и даже сословию. У Ферро за душой было сейчас, конечно, больше чем даже год назад, но все равно недостаточно, чтобы сделать девушке предложение. А хотелось. Будь у него деньги,он не медлил бы ни минуты, несмотря на проклятые амулеты, кошмары и всю эту чертовщину.
- Боже милостивый, Арон, ты и правда научился танцевать, у тебя хорошо получается. - негромко произнесла Лили и мужчина ответил ей улыбкой.
- Я все ноги оттоптал брату. И я еще не на такое способен! - и пусть он не произнес "ради тебя" это и так было ясно.
Танец закончился и пары расходились, хотя Арон задержал свою руку на руке на пару секунд дольше чем того требовали приличия. Им ведь удаться еще потанцевать и поговорить... В это Ферро верил ровно до того момента, как заметил на горизонте грозовую тучу, которую по ошибке называли Александр Сантар. И как этот человек умудрялся так мастерски все портить и появляться там, где нахрен не был нужен. Арон помрачнел. И пусть внешне этот человек был спокоен, взгляд его не предвещал ничего хорошего. Признать, Арон даже боялся, что алек сделает сестре что-то плохое или ударит ее. Слишком неуравновешен. Арон подождал, пока пара отойдет достаточно далеко, чтобы незамеченным другими проследовать  за ними. Помимо вреда, этот кретин сейчас мог наболтать лишнего про амулет, убийства и культистов. Ферро не был уверен, что в запале гнева Сантрар вспомнит о мужской солидарности. Проследовав за парой, он замер недалеко от вода в комнату. Алек старался его игнорировать,на что Ферро только усмехнулся и скрестил руки на груди.[status]из породы веселых да смелых. [/status][icon]http://forumfiles.ru/files/000c/a9/31/91992.jpg[/icon]

+2

11

- Алек... - она ничего не успела сказать, ничего не успела объяснить и была не готова объясняться. Брат её сцапал, как гончая добычу, и повёл из зала прочь. Рассеяно и виновато девушка обернулась на Арона, минуту назад такого милого и весёлого, сейчас... ничуть не лучше Алека. Нет… не надо, ну только не опять! - Алек, пожалуйста подожди, - твёрже сказала Лили, но её не послушали. Её опять не слушали, будто бы решать за неё в этой семье стало настолько нормальным, насколько таскать, как куклу! Отец, теперь Алек, сколько можно?! - Алек, стой! - голос Лили был непривычно, даже для неё самой, громкий, и брат остановился, может от удивления? Они замерли в небольшой пустой ротонде с окном во двор. Сделав глубокий вздох и уняв дрожащее внутри негодование, Лили сглотнула и заговорила ровно, - Пожалуйста. Сейчас бессмысленно меня упрекать в недостойном, я не хочу слушать такое от человека, который так вёл себя в парке и после пошёл на незаконную дуэль.
Сказано. Тяжело, напряжённо, но сказано, Лили хотелось защищаться от новой волны упрёков, что непременно последует за этот один танец, и она решила пойти в атаку. Решила, и даже немного испугалась себя, смотря на брата напряжённо, как собака, которая смотрит на пришедшего домой вдрызг пьяным хозяина. Ещё не знает, можно ли к нему подойти и ласково повилять хвостом или её побьют?
- Ты всегда можешь послушать об этом от Кристофа, - с показательно ледяным спокойствием, под которым угадывалось буйство сдерживаемого пламени, произнёс Алек, недовольный и остановкой, и обвинением. - Ему, конечно, твой поклонник очень понравится. Даже больше, чем мне.
Лили начинало мелко трясти. Она понимала свою неправоту, и понимала, что для такого эфемерного, но такого важного “достоинства семьи” ей нельзя общаться с Ароном, да-да, даже общаться. Но 20 лет, 20 лет она делала всё, чтобы о близких думали хорошо, и считала семью своим уютным гнездом и очагом. А она оказалась глухой клеткой. Отец превратился тирана, братья - в надзирателей. Только Аленари и Вальден оставались теми, с кем она могла побыть человеком. И Арон, с которым ей “нельзя общаться”.
- Ты всегда можешь рассказать об этом Кристофу и посчитать, что быть хорошим человеком и братом достаточно от того, чтобы прятать свою задетую гордость за мнимой опекой, - с горечью сказала Лили, выворачивая руку, - пусти, я не желаю с тобой сейчас никуда ехать.
- Словно бы я сам хочу здесь быть, - невпопад ляпнул Алек, не сразу понявший, что говорила сестра не о том. Он представлял себе лицо Кристофа и за ним - лицо отца, и почувствовал себя оскорблённым ещё больше: старался тут без лишней крови всё решить, а ему ещё что-то высказывали. Роланд бы точно не стал церемониться с трактирщиком, это он, Алек, барахтался во всех этих условностях и приличиях, стараясь огородить сестру от беды. - Прекрасно, можешь оставаться здесь и дальше всё гробить, если моя опека тебе кажется мнимой. Думаешь, Кристоф с отцом рано или поздно о твоём трактирщике не узнают и без моей помощи?
Лили тяжело дышала, сжимая руки и краснея, от всего - и от несогласия и от согласия, и от стыда за, возможно, то что обидела брата слишком сильно и за то, что обижали уже её. Запал смелости ещё горел, но как тревожило это лёгкое пламя всё вокруг…
- А что осталось гробить? - уже тихо и немного отчаянно проговорила Лили, - Что у нас осталось от семьи, если половина старается не смотреть на состояния друг друга, и всё “благополучие” закрывается только в необходимые для выполнения нормы…
Лили выдохнула ещё раз, сглотнув, сделав шаг вперёд, к брату и тихо сказав:
- Алек, пойми, я скоро и сама не смогу гарантировать, что нахожусь в здравом уме если у меня пропадут последние причины искренне смеяться. Ты прав, отец не сделает Арону ничего хорошего, если узнает. Но ты не видел его сейчас, ты не видишь во что превращается наш дом, наша семья и наша мнимая честь. Я не могу, мне кажется я сломаюсь раньше, чем у нас всё будет хорошо… Я не могу… отказать себе иногда побыть вне этого варева. Побыть просто девушкой, а не леди на выданье, которой никак не найдут мужа по “марке”.
Брат хотел что-то сказать, она видела, как в его глазах полыхали и боролись десятки чувств, но в этот момент в комнату вошёл Арон, молча встав у стены и скрестив руки. В гнетущем, напряжённом молчании Алек молча прожигал взглядом сестру, а потом вырвал руку, резко развернулся и ушёл стуча каблуками ботинок. Лили неуверенно и заторможено сжала ладонь, будто ловя чужое уходящее тепло и опустила голову.

+3


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » А для чего ещё существуют балы?