Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, заинтересованные в интригах демоны, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

август-ноябрь

События в мире
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
“Пророк” Децемус воскрес! Всю общественность Лондона потрясло увиденное вчера перед Посольством Ада! Казнённый намедни бродяга... далее в статье.
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
12.03
Стартовал новый социальный квест, рады старым и новым желающим :)
06.03
С любопытством продолжаем следить за событиями в мире. Обратите внимание на обновление темы Что происходит?

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Виктория Грейс, 34 года, отставной капитан флота


Виктория Грейс, 34 года, отставной капитан флота

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Виктория Грейс (Victoria Grace)

http://sf.uploads.ru/ryZsq.gif

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Виктория Грейс
34 года (13 июля 1852 года)
Человек

2. Род деятельности
Капитан Королевского Британского военно-морского флота в отставке.

3. Внешность
Прототип: Eva Green (Ева Грин)
Виктория красивая женщина. Правильные, но немного резкие черты лица. Между бровей пролегла заметная морщинка, признак частой хмурости и задумчивости. С годами морщинки стали отчётливо видны у уголков глаз и на лбу. Внимательные, и пронзающие  с лёгким прищуром, голубые глаза. Чем больше щурится обладательница этих глаз, тем больше она вам не доверяет.
Прямой и аккуратный нос. Губы правильной формы с мягкими, приятными глазу изгибами. Волосы тёмные, вьющиеся. Телосложение поджарое и спортивное, с явным рельефом мышц. При достаточно высоком росте в  180 см, весит 75 кг, но не выглядит полноватой или неповоротливой, напротив, она пропорциональна и даже аккуратна не смотря на такое соотношение роста и веса. Прямая осанка. Поступь мягкая, но напористая и быстрая.  Питает страсть к ярким, богатым нарядам, но совершенно не умеет их носить.  В обыденной одежде предпочитает дорогие ткани, зелёных, глубоких алых и синих оттенков.
4. Способности и навыки
- Стандартный набор знаний аристократа. Грамотна, хорошо знает немецкий, французский языки. С трудом говорит на хинди, слабо изъясняется на испанском и китайском. Знакома с историей, отлично знает географию и историю искусств
- Хороший живописец, помнит несколько не сложных произведений для фортепиано, совершенно не умеет танцевать, но знает этикет, в высшем обществе сможет держаться на уровне, однако в домашних условиях совершенно об том не заботится.
- Физически сильна и вынослива. Отлично плавает. Хороший фехтовальщик и чуть менее хороший стрелок. Знает ближний бой и болевые приёмы. Сносно держится в мужском седле, в женском вовсе не держится. Имеет навыки выживания, сможет разжечь костёр, добыть пропитание, защитить вещи и себя от дождя. В быту совершенно спокойно может себя содержать, без посторонней помощи и заштопает и постирает если таковое потребуется.
- Знакома с анатомией. При случае сможет себя перевязать или помочь окружающим.
- Хорошо знает картографию, знает как использовать навигационные приборы, как прокладывать курс. Отличный рулевой. Знает устройством корабля. Так же достаточно сильный лидер и достойный оратор.

5. Общее описание
Я была счастливым ребёнком, ведь мне было с кого брать пример. Мои родители были хорошими людьми. Возможно они не любили друг друга, в общепринятом смысле слова "любовь", ведь их брак был договорным, но они всегда были честны друг с другом. Честности они научили и меня.
Малькольм и Лорейн. Лорд и Леди Грейс. Отец и матушка. Тогда мне казалось, что они ослепительно красивы. И все говорили, что я переняла черты отцовской породы, но глаза унаследовала от матушки. И ведь что странно, её пронзительные зелёные глаза я помню до сих пор, спустя столько лет, сидя в этом Богом забытом захолустье, я словно чувствую её взгляд на себе, пронзительный и любящий. Матушке достаточно было посмотреть на меня, и она уже знала о всех моих проказах и тех мыслях, что роились в моей по-детски ветреной голове.
Из неизданных мемуаров Виктории Грейс, 1885 год

Дорогой друг! Не смотря на долгое отсутствие писем от тебя, я искренне рад, что ты не забываешь хотя бы раз в пару месяцев писать своему старому другу!
Уолтер, я стал отцом! Ты не можешь даже вообразить как сильно ликует моя душа! Не смотря на все перипетии, и кучу зловредных слухов вокруг нашего с Лорейн брака, я несказанно рад видеть на своих руках мою девочку! Мы назвали её Виктория - Победа! Родилась здоровенькая, правда очень помучила Лорейн перед тем как появиться на свет. Я, право слова, боялся, что супруга отдаст душу Господу, так она страдала, бедняжка! Но уже всё позади. В честь рождения нашей малышки вскоре дам пышный приём. Я был бы очень рад лицезреть тебя там, вместе с твоей семьёй разумеется...
Отрывок из письма Малькольма Грейса, 15 июля 1852 год

Дражайшая матушка! Давеча, я получила твоё письмо и не смогла удержаться, сразу села за ответ.
Ты была права, Вики, она копия наш батюшка! Я даже не знаю радоваться этому или всё таки огорчатся. Ты бы видела её в этих смешных мальчишеских нарядах, которые ей шьёт нянюшка Кристин, за моей спиной! Вчера я попыталась втиснуть её в то красное, чудное платьице, которое ты подарила ей на седьмой день рождения. Покрутившись у зеркала, она сказала, что в нём будет неудобно лупить Айзека. Совсем недавно эти двое подрались в столовой, расколотили пару чашек фамильного фарфора!
Отрывок из письма Лорейн Грэйс, сентябрь 1859 года

Я искренне не любила Айзека в те годы, а ведь он был моим кузеном. Он был младше меня на год, на сколько я помню. Вечно ревел по чём зря. Моя тётушка, Эветт, мать этого сопляка, постоянно донимала мою матушку тем, что я прохода не даю её сыну. Я и не давала. Меня забавляло закапывать его в кучу опавших листьев в скверике, что был недалеко от поместья или отбирая его вещи дразнить, забираясь на дерево, зная, что он не полезет следом. Кто же знал, что спустя пару-тройку лет, мы станем хорошими друзьями.
Из неизданных мемуаров Виктории Грейс, 1885 год

Право слова, её будет сложно выдать замуж, мой дорогой Малькольм. Это всё твоё влияние, если бы ты не брал её так часто, с собой на корабль, я бы сейчас знала как с ней управляться! Ты уехал к своим родителям, решать семейные вопросы, а я теперь должна попытаться приструнить эту молодую фурию! Ей всего двенадцать, а она уже ругается как заправский матрос с ваших фамильных судов.
Ах, прости мне мои упрёки, ты сейчас и так переживаешь за свою семью, а я пытаюсь добавить ещё одну ложку дёгтя в и так не сладкий мёд, но мне кажется ходить под парусом, не совсем то занятие для юной леди. Вчера она весь день провела за письмом. Нет, она не писала милые натюрморты или унылые зимние пейзажи, которых сейчас с лихвой за нашим окном, она в очередной раз рисовала корабли. Мне польстило, что один из них был назван в мою честь, но меня беспокоит эта нездоровая страсть к морю, мой дорогой.
Отрывок из письма Лорейн Грейс, зима 1864 год

Конец 1865 года. Это было страшное время. В один момент я потеряла обоих родителей. В один момент моя жизнь разделилась на "до" и "после". Они были в море когда пучина поглотила их, я помню как слёзно умоляла их взять меня с собой, но мой дед, Эдвард, был непреклонен. Возможно, вполне возможно, в нём говорило предчувствие, ведь старший Грэйс всегда славился своим "нюхом" на проблемы. Бабушка была безутешна, а я долго не понимала, что всё это правда, и мир теперь не будет таким как прежде.
Из неизданных мемуаров Виктории Грейс, 1885 год

Дед отдавал мне много своего времени, возможно даже больше, чем нужно было. Не смотря на то, что я была не единственной внучкой, он искренне, так же как и бабушка сочувствовал мне и поддерживал меня в моих лишениях. Ведь лишилась я семьи, нет, конечно, у меня остались мои многоуважаемые старики, но мало кто может заменить мать. Я была в таком возрасте, в котором сложно не свернуть с заданного пути. И я честно пыталась.
Мы много времени проводили за книгами, дед Грейс был умным мужчиной, наверное многие аристократы могут похвастаться большой библиотекой, но не многие прочли в этой библиотеке и треть книг. Мой старик был не таким, он запоем читал любую литературу, и привил это мне. Тогда мне больше всего нравились приключенческие романы о пиратах и бравых моряках, и так как море было моей извечной страстью, я дала себе обед, что рано или поздно, но я всё таки стану капитаном корабля, ведь название у моего корабля уже было - "Лорейн"
Из неизданных мемуаров Виктории Грейс, 1885 год

Моя дорогая девочка! Я очень рад, что твой первый год в морском офицерском колледже подходит к концу и ты скоро окажешься дома! Мы с твоей бабушкой очень скучаем по тебе. Не смотря на то, что я сильно сдал после болезни, я всё ещё сам помогаю ухаживать за твоим конём. Он тоже очень ждёт тебя, наверняка уже заскучал стоя в конюшне, хотя я велю, Грехему, каждую неделю его объезжать, возможно так, его тоска по тебе поубавится.
Ты перестала писать о том юноше, Оливере, наверное вы не поладили. Бабушка переживает, что не успеет выдать тебя замуж, хотя я знаю что твоё сердце навсегда отдано морю.
Из письма Натана Грейса, май 1869

Мой дед, Натан Грейс скончался 10 сентября 1874 года. Не дожив до моего нового назначения на "Суркеш" три дня. К слову "Суркеш" стал третьим кораблём, на котором мне посчастливилось служить. Вместо того, что бы отмечать данное мне звание 1-го лейтенанта, я стояла у могилы моего дорого Натана, держа под руку чёрную от горя бабушку. Моё присутствие длилось не долго, ведь мне дали всего два дня.
Из неизданных мемуаров Виктории Грейс, 1885 год
Как же давно мы не виделись с тобой, моя дорогая племянница. Кажется прошло три два года. Наверняка ты уже можешь похвастаться новым званием. Ты уже видела тех ужасных монстров, о которых так много говорят. Если да, надеюсь с тобой всё в порядке. Твоя бабушка очень слаба, врач говорит, что ей осталось не так долго. Дорогая Виктория, она постоянно вспоминает о тебе, мечтает, что до кончины сможет увидеться с тобой. Постарайся приехать...
Отрывок из письма леди Сьюзан Хаббард, октябрь 1878 года

С прискорбием сообщаю тебе, дорогая кузина, что наша бабушка вчера скончалась. Прости за эти не добрые вести. Похороны состояться 16 января. Если можешь, приезжай
Из письма Айзека Хаббарда, январь 1880 года

Письмо от Айзека я получила только в марте. Когда всё случилось, я была у берегов Китая. Приехать в хиреющее поместье Грэйсов мне удалось спустя ещё месяц. Казалось с уходом стариков, этот особняк потерял что-то очень важное, словно где-то обрушилась опора и дела семьи пошли на спад. мне удалось увидеть тётушку Сьюзан и Айзека, он значительно изменился, стал более сдержан, более рассудителен и это мне пришлось по душе. Сьюзан долго ругала меня за курево, на что мне не чего было ответить.
Из неизданных мемуаров Виктории Грейс, 1885 год

В 1882 я наконец-то получила звание капитана. Я так много сделала для этого, но когда получила эполеты, у меня вовсе не было радости. Возможно сказывалась усталость. А ещё, ровно на доли секунды я почувствовала такой страх, которого не испытывала ни когда. Всё улетучилось как только я ступила на борт своего "Стремительного". Это было совершенно новое чувство, не сравнимое ни с чем что можно испытать на суше.
Из неизданных мемуаров Виктории Грейс, 1885 год

16 Август 1883. Мы стояли у берегов Китая. В тот вечер мою каюту посетил Нил Парсонс - шкипер нашего судна. Визит этот был сугубо рабочий, однако уже тогда его взгляд казался мне не здоровым. Тогда я подумала, что Нил что-то принял. Я очень резко отреагировала на такую возможность, на что шкипер отвечал недоумением. Я приставила к нему стюарда, что бы тот проследил. Тот явился ко мне уже ночью, утверждая, что Парсонс очень странно себя ведёт. Нашли мы шкипера совсем в бессознательном состоянии. Пока мы добрались до родных берегов, он стал совсем плох, даже не смотря на все усилия корабельного врача. По прибытии в Лондон Нила поместили в лечебницу.
12 Сентября 1883. Это была самая тяжёлая неделя этого года. Будучи в своём родном порту, мы изнывали от того, что не могли ступить на родную землю. Сначала нам твердили об эпидемии, и что состояние нашего внезапно спятившего шкипера не случайно. Корабль проверяли, потом проверяли команду, и всё запускалось по новому кругу. Спустя неделю, нам таки дали разрешение покинуть наш корабль, который стал на это время для меня и моих людей темницей.
13 Сентября 1883. Мне сообщили, что трое из младших офицеров взяты под стражу. Констебль мало что мне объяснил, только указал, что эти трое за ночь успели совершить три убийства при весьма странных обстоятельствах. Один пристрелил пьянчугу в баре близ порта, второй вломился в один из домов и заколотил до смерти хозяина дома на глазах у испуганной жены, а третий вскрыл глотку своей жене. Я начинаю опасаться за остальную часть своей команды
Из личных записей капитана Грейс

Как ни странно, но опасаться мне нужно было за себя. 15 сентября 1883 года, я собрала небольшую компанию друзей в своём доме. Среди людей были и члены моего экипажа. Мы начали с обсуждения последних новостей и пары бутылок крепкого боцманского рома, любезно предоставленного нашим штурманом. Ночь была длинная, а у рома была странная особенность, заканчиваться неожиданно. На нашем пути встретился бар, там мы провели остаток ночи. Я была достаточно пьяна, что бы не запомнить обратной дороги. Но очнулась я там. В той злополучной квартире, в крови и с двумя растерзанными трупами. Меня радует лишь одно, что этих людей я не знала, как бы то жестоко не звучало, но я рада, что это были не мои люди.
Я не знаю сколько я провела времени там, не знаю как всё произошло, но точно знаю, что я не могла этого сделать.
Из показаний капитана Виктории Грэйс, 2 октября 1883 года

Мне помог Айзек, к тому моменту он стал адвокатом Лондонской палаты. Мне удалось отмыться от самых жутких обвинений, но не удалось освободить свою душу от невыносимой боли, что мне причиняла вся эта ситуация. Я всегда была хорошим капитаном, старалась быть хорошим человеком и командиром. Пусть я мало сделала для своей семьи, но я сделала достаточно для своей страны. Возможно поэтому мне удалось избежать тюрьмы, но я оказалась так или иначе в заточении. Меня сослали сюда, в захолустное имение моих стариков, с небольшим штатом слуг и чувством вины, за то, что я не совершала. Прошло уже два года, за которые я накрапала целую книгу своей жизни. Я не стану перечитывать свою рукопись, ведь так или иначе, ни кто не увидит её, а я растратила своё время ссылки хоть немного. На днях я всё таки вернусь в столицу, кто знает что меня ждёт в моём холодном особняке, который пустовал так долго. Радует лишь одно, я снова увижу море и ощущу на коже солёные брызги.
Из неизданных мемуаров Виктории Грейс, 1885 год

Об игроке

6. Способ связи Skype: anamentes

7. Пробный пост

Свернутый текст

Воздух отчаянно пах осенью. Ароматы скошенных лугов смешивались с запахами кострищ. Все эти запахи сменили собой вонь горящих тел погибших, что полегли в окрестностях крепости. Их было не так много, и в основном это были трупы стражников, что банн Пат оставил для охраны крепости. Этот самый банн, конечно, совсем не предполагал, что в его отсутствие, на его земли нападут. Нападут вероломно, неожиданно и перебьют почти всех его оставленных солдат, крестьян и земледельцев.
На самом деле, Чёрнокрылая прекрасно понимала, что её люди воины, воины удалые, но они ни как не земледельцы. Аввары всегда выращивали пшеницу, картофель, некоторые озимые культуры, но всё это обычно или погибало в суровом климате подгорий, оказавшись в один прекрасный момент под снегом или же давало такой скупой урожай, что этим самым авварам, приходилось банально тащить из домов крестьян мешки пшеницы или капусты, во время набегов. Согласитесь, грозный аввар ворующий картошку с вашей грядки, выглядит весьма комично. Всё это наводило Муйре лишь на одну мысль, крестьяне и земледельцы, должны остаться жить.
Нет, безусловно, те кто не захотел работать под крылом авварского ярла, уходили...к праотцам, а те кто ценил свою жизнь и жизнь своих близких дороже своей же брюквы, оставался жить и продолжал работать на полях, в кузницах, и ремесленных лавках, делиться своими знаниями с дикими варварами, что хотели всего лишь одного, жить так же как эти крестьяне: растить урожай, заводить детей и не бояться за своё будущее. Разумеется бывали и побеги. Бегунов быстро ловили патрули, выставленные по дорогам и тракту. Воронов с доносами перехватывали соколы и ястребы, терзая тех ещё в воздухе. Устрашать неграмотных обитателей близких ферм было просто, сложно было заслужить их доверие. Однако спустя почти месяц, это удалось. В основном тем, что Чёрнокрылая обязала своих людей и людей Колбана, что остался в крепости не смотря на уговоры Хакона, покинуть это место вместе с ним, помогать крестьянам в уборке урожая, в особенности тем, кто лишился взрослых мужчин в семье. Колбан не сопротивлялся такому распоряжению своей невестки, или не подавал виду. Муйре не знала, как бы повёл себя ярл Стормхолда, если бы его не связывала клятва.
Так или иначе к середине третьего осеннего месяца, когда в горах уже были морозы, а здесь только начинало холодать, всё улеглось. Крестьяне, понимая, что им угрожают меньше всего, вошли в привычную колею, аввары скучали, перебиваясь редкими пирушками в местной таверне, устраивали там погромы, а потом сами же чинили эту таверну. Девка Пата всё ещё сидела взаперти. Муйре общалась с ней всего дважды. Впервые когда они захватили крепость, а второй раз вчера, когда оказалось, что она отказывается есть. В общем-то пообщаться им толком не удалось, Патова жена старательно делала вид, что в ярла в комнате нет, а после того как Чёрнокрылая покинула комнату, она запустила в дверь тарелку с похлёбкой. Характер у девки был, а вот ума не было. В её положении устраивать подобные голодовки было опасно. Что девка Пата беременна, Муйре поняла сразу, ещё при первой их встрече. Авварка была матерью двоих детей и сразу всё поняла. Новостей, ни от Солоны, ни от Инквизиции не было. Где был Пат, двигался ли он в сторону своего баннорна, было не известно. Где был Ферелденский Король тоже было не известно. Казалось, всё ради чего затевался этот поход стало несущественным.
Сегодня Колбана не было в крепости, что аввары окрестили на свой лад оплотом "lavlandet" или Низинный. Чёрнокрылая не знала куда тот отправился на рассвете, знала только, что тесть, взял с собой не большой отряд своих людей, оседлал коней и направился за стены, возможно для проверки дорог, возможно для проверки крестьян, Колбану было сложно усидеть на одном месте, и в этом Муйре была с ним солидарна. На главной площади, где расположилась большая часть аварских войск, в грязи топталась Тира и Стейн, они вели тренировку. Чуть дальше, собравшись в небольшой круг спорили маги Стормохолдов, а в таверне верещал не своим голосом скальд Падрайк, что увязался за объединёнными авварскими войсками в поход.
Когда взревевшие рога, перепугали мелких птичек гнездившихся на деревьях, солнце уже было высоко в небе. Влетевшая, в открывающиеся ворота, конница расшугала сидящих у костра авваров, словно пёструю рыбёшку. Во главе конницы был Колбан, растрёпанный и с безумным блеском глаз, его белоснежный Бальгот был "в мыле", он тяжело дышал, еле держась на ногах, так же как и скакуны остальных людей в отряде ярла Стормхолдов. Колбан спешившись, поспешно направился ко входу в крепость, расталкивая по дороге людей. За всем этим, Муйре наблюдала из окна, оторвавшись от начертания символов на карте, что была разложена на столе .
- Чёрнокрылая! - зычно рявкнул Колбан, буквально влетая в главный зал, - Чёрнокрылая!
- Ты загнал своего коня, - констатировала авварка торопливо спускаясь по каменным ступеням, придерживая плотную юбку из тёмной бордовой ткани. Ворон, сидящий на её плече, недовольно взмахивал крыльями, вороша волосы ярла - Не являются так с хорошими новостями.
- Вести как есть дурные, Муйре, - Колбан схватил со стола кубок, наполнил его вином, разбрызгивая вокруг, жадно припал губами, - Похоже дракон! - громко выдохнул аввар и звонко поставил кубок на место. В дверях показалась Тира, и несколько воинов встревоженных звуком рогов, - Были мы у границы баннорна. Я подумал, что лишний дозор, не помешает. Сама знаешь, хочешь сделать хорошо...
- К делу, друг мой...- Муйре опустилась в деревянное кресло и подлила вина в кубок Колбана.
- Да..да,да. Так вот, Рёскат, тот небольшой клан, что южнее Йорунхолдов. Сожжён, полностью, Чёрнокрылая! - ярл говорил вкрадчиво, будто боялся привлечь лишнее внимание, - Нас привлекли дикие псы, что вереницами там ходили. Там где они, обычно добра не жди. Решили проверить. Только пепел нашли. Я много пепелищ видел, много деревень сжёг. Но только одно пламя может так уничтожать.
- Отлично - голос Тиры нарушил тишину повисшую в зале, - Не было печали. Если не Пат, так дракона нам только не хватало. Что делать будем? - собравшаяся не большая группа авваров зашумела.
- А что делать-то, ежли там уже только пепел, значит зверюга улетела.
- Зверюга эта, может вернуться в любой момент, и тогда плакали наши посевы, и люди.
- Нужно разведать, - прервала всех Чёрнокрылая, - Отправим птиц и группу разведчиков. Есть примерное направление куда эдакая громадина могла направиться? - ярл глядела на Колбана, её ворон вторил ей, уставившись чёрными не мигающими глазами.
- Из Рёската он явно давно улетел, но не думаю что далеко. Я помогу с разведкой. - отвечал Колбан, снова жадно глотая вино из кубка.
- Нет, - Муйре поднялась из кресла, - Останешься в крепости. У меня есть "знающие", пусть не в полном составе, но они лучшие из всех кто есть здесь. Я пойду с ними. Тира, - Муйре обратилась к светловолосой, облачённой в тёмно-синюю рубаху подпоясанную тонким кожаным поясом. Тира была девушкой крупной, не уступающей авварам ни в росте, ни в комплекции, - Снаряди лошадей, сообщи разведчикам, пусть глядят в оба глаза, - Тира кивнув, исчезла в дверном проёме, чуть позже послышался зычный голос авварки с улицы.

Отредактировано Victoria Grace (4 декабря, 2017г. 01:27:55)

+3

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

0


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Виктория Грейс, 34 года, отставной капитан флота