Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
27.11
В связи с приближающимися праздниками, призываем всех желающих игроков принять участиев новогоднем посткроссинге!
04.11
Обо всём, что произошло в игре за минувшие месяцы можно узнать в объявлении, либо прочитать всю хронологию игровых событий.
30.10
Чем дальше в лес, тем там темнее. Экспедиция продолжает своё движение в джунгли экваториальной Африки. Всем участникам принять информацию к сведению!
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Дуэль - это тоже способ общения!


Дуэль - это тоже способ общения!

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://se.uploads.ru/qD4cU.gif

Арон Ферро, Алек Сантар, Джордж Ройс, ГМ (который будет учить коалиции в условиях "внезапных обстоятельств" Х))
20 августа 1886, Лондон, доки

Для разрешения конфликта, Арон вызвал Алека на дуэль. Конфликт разрешить таким образом не получилось, а вот забирать назад вызов уже как-то не по мужски. Алек же намерен отстоять в поединке честь сестры. И решителен он настолько, что его не смущает даже отсутствие титула у Ферро.

Отредактировано Aron Ferro (23 октября, 2017г. 17:23:36)

+1

2

– Если ты не прекратишь, – небрежно отозвался Алек, – то на следующую дуэль я вызову уже тебя.
В последний момент он решил не брать с собой Уолли, причитавшего почище деревенского викария и грозившего им ссылкой, тюрьмой и разжалованием. Джордж, изначально выбранный в секунданты, проявил себя отлично – нашёл трактирщика, переговорил с ним и обо всём условился, после чего вернулся к Алеку, – и всё портили его шуточки и это вот выражение лица, которое хотелось развидеть. Все посвящённые сходились в том, что Алек – идиот, но дальше мнения разнились: Уолли считал, что надо было затаскать Арона Ферро по судам, оставить его без пенни в кармане и без драгоценного трактира, Джордж был проще, о чём теперь и сообщал последние полчаса без остановки, с некоторой ленцой в голосе. Алек его, в общем-то, понимал, но отступаться не собирался. Вино, ванна и ледяной компресс не поставили его на ноги сразу, но привели во вполне жизнеспособное состояние, а остальным получалось пренебречь.
Непарадный утренний Лондон, работящий и нищий, как и живущие здесь люди, уже вовсю гудел голосами попрошаек, трудяг и моряков, отзывался тягловыми лошадьми и механизмами, руганью и проклятиями. В доках на них, одетых в простое и тёмное, всё равно поглядывали, как на чужаков, и Алек хмурился, не оглядывался, но по сторонам смотрел, в порядочность трактирщика особо не веря. У людей его породы низменная порочность являлась частью натуры, и казалось скорее странным, нежели приятным, что за ближайшим углом их не поджидает разъярённое и жадное до крови сборище его товарищей. Сегодня Алек ошибки не совершил и из дома вышел с оружием, готовый и к нападению, и к любому иному непредвиденному исходу дуэли. Лили, если не спала, с уговорами не вышла, а её служанка после сцены в парке сделалась неразговорчивой и стремилась побыстрее уйти, словно и на неё могли броситься с кулаками. Спасибо, что хоть до отца и старшего брата новости не донесла.
– Это здесь? – Алек нырнул в подворотню следом за Джорджем и тоскливо обозрел самый обычный внутренний двор, для которого само слово «двор» казалось чрезмерным и громким. Коробки, склады и крысы, камень и дерево. В этом, как и в выбранном оружии, была своя ирония. Арон со своим секундантом ждал их, и Алек удовлетворённо кивнул, отвечая на собственный вопрос: здесь. Желать трактирщику и его товарищу доброго дня не хотелось, но он всё-таки расщедрился на лаконичное приветствие. После прошлой их стычки у Алека неприятно тянуло низ грудины, на выдохе иногда обжигало нутро и чесались синяки и ссадины, оставшиеся больше от падения, валяния в пыли и когтей Клемента, и ко второму заходу он несколько поостыл и драться готовился больше механически, нежели от души. – Думаю, нет смысла тянуть кота за хвост. Моего секунданта вы знаете, с вашим я надеюсь не продолжать знакомство дольше сегодняшней встречи, – он равнодушно дёрнул плечом и, разоружившись, передал пистолет и саблю Джорджу. – Или у вас будут какие-нибудь ещё последние слова?

Отредактировано Alec Santar (8 ноября, 2017г. 18:33:40)

+2

3

Джордж любил своих друзей-Сантаров, эти двое никогда не заставят его скучать. Одна, блин, пропала, другой ввязался в драку в подворотне. Нет, ну вы же не думаете всерьёз, что это можно назвать дуэлью? Обычный портовый мордобой, и хорошо если обойдётся без грабежа и ударов по голове. Судя по наглому взгляду трактирщика - могло и не обойтись, так что Ройс предусмотрительно вооружился, поделился своим ехидным мнением с Алеком, и пошёл выполнять свою роль в этом маленьком балагане.
Как расхваленная, цитата: "кроткая и умненькая Лили", - умудрилась завести себе таких "друзей", мужчина не то чтобы не понимал,скорее удивлялся. В его голове немного другой образ сложился. Хорошо хоть ему хватило ума не озвучить их, а то Алек мог решить что и он его сестру оскорбляет.
- О-о-о, эта знакомая рыбная вонь. Как на корабле в дни голодовки, - нарочито беспечно говорил Джордж, пребывая совершенно не в состоянии идти молча. - Мне кажется это просто такая ироничная изнанка вашей первой драки. Ну мол - Ферро этот подрался с аристократом в аристократическом парке, сейчас ты будешь драться с трактирщиком у старого склада - равновесие в мире сохраниться, ваши носы - возможно нет.
Словив недовольный взгляд Сантара, Джордж широко улыбнулся в пока целые зубы и остался нарочито ленным и наглым.
"Свиданице" состоялось. Второй взгляд на этого Арона не привнёс ничего нового к первому. И что было заморачиваться за дуэль? Нанять громил, чтоб объяснили почему к леди лучше не лезть, и дело с концом.
- Я на всякий случай напомню, что секунданты не мстят за убитого, - ленно сказал Джордж, а после усмехнулся, - Правда, наш прецедент даже с натяжкой не назовёшь дуэлью. Всё же я положено спрашиваю, не передумали ли вы двое выпусть друг на друге пар? В конце концов, держаться подальше от девушки можно и с обеими ногами, - он с шалой улыбкой глянул на Арона.
"Шёл бы ты парень, пока он действительно не взбесился и не спалил тут всё к чертям. Шутки шутками, но если Алек потеряет контроль - могут погибнуть сторонние люди".

+2

4

Арон пришел загодя и не один. Помимо секунданта стоило взять пару крепких парней. Усадил бы их на одном из складов. Кто знает, что в голову взбредет этому аристократишке? Притащит еще бобби или пару "друзей". Арон не удивился бы ни первому, ни второму. А себя стоит беречь. Он у дяди один. Но мужчина все же понадеялся на "порядочность" Сантара. Не могла же Лилиан настолько сильно ошибаться в своем брате?!
- Ну в крайнем случае, у нас явное преимущество. Мы с тобой эти склады знаем как свои пять пальцев, а эти не знают нихера. - почесывая подбородок заявил он Гарду, который стоял рядом. Светловолосый и коренастый мужчина, с лицом покрытым шрамами от оспы сидел на бочке и с интересом изучал утреннюю газету. Казалось, ему совершенно нет дела до всей этой дуэли. Но кому как не Арону знать, что рядовой только делает вид.
- Ага. Если не припрут Доусона. Вот уж у кого зад чешется нас изловить. Старый бобтейл. - Гард усмехнулся - Только хера ему лысого. Он уже не угонится. И кстати, что эта за херня с дуэлью. Просто так вы морду друг другу не могли набить?
- Друг мой, я задаюсь тем же вопросом. Я то был уже готов за честь дамы сражаться, так сказать, до последней капли его крови. А тут вот что. - Арон пожал плечами. Саму эту придурь Александра контрабандист мог объяснить лишь дурным характером. Но это даже хорошо. Наконец-то Ферро сможет намять бока этому идиоту совершенно не сдерживаясь!
- Вон парочка идет. Наши? - Гард кивнул на приближающихся мужчин. От уж точно этого человека можно было узнать легко.
- Наши, наши.- мужчина отттолкнулся от стены, которую подпирал
- Доброго дня Вам, господа. - Арон лучезарно улыбнулся. Гард кивнул, но се так же продолжал восседать на бочке с газетой. На дуэль это не походило вовсе. 
- Конечно! А не трепать своим языком можно и с целыми зубами. - с улыбкой поддержал Арон секунданта противника. - Но если мистер Сантар готов принести извинения своей сестре и мне, я забуду этот случай как глупое неразумение. - Арон улыбался нагло и открыто, расстегивая пуговицы сюртука и передавая его Гарду. Тот наконец слез с бочки и отложил газету. С задумчивостью древнего философа он рассматривал рыжего секунданта, который был намного выше белобрысого.
- И да. Если я, неожиданно умру, передайте моей жене и детям, что я их любил. - Вполне серьезно отозвался Арон.
- У тебя нет ни жены ни детей. Своих я тебе не дам. - хмыкнул беловолосый секундант.
- Ну вот. Придется жить, пока не найду супругу и не заведу детей. До какой точки деремся, сэр. До отруба или до крови, а может пока кто-то не сдастья?

+1

5

– Можете сдаться прямо сейчас, – Алек с показной невозмутимостью подёрнул плечом, взглядом продолжая изучать и складской двор, и забранные ставнями окна, и чужого секунданта, и крыс у того под ногами. Солнце, прорвавшееся через облака и смог, выхватило что-то у Арона Ферро в вороте рубашки, оберег, или крестик, или медальон с чьим-нибудь локоном внутри. Алек походя нахмурился: сам он от всего лишнего избавился, понимая, что драться они будут уже не как тогда, в парке, а много серьёзней, и не желая давать противнику преимущество и возможность придушить его цепочкой. – Но если нет, то, полагаю, до потери сознания будет вполне разумно.
Не до первой же крови, в самом деле, им драться. Арону Ферро следовало преподать урок хороших манер, чтобы он надолго – навсегда – запомнил, почему не стоит даже в помыслах навязывать своё общество молоденьким леди, а уж после можно будет поговорить и с Лили, взяв в компаньоны разве что Вальдена. Алек рано научился не поверять своих сердечных тайн Кристофу, если уж только те совсем не прижимали его к стене, а Аленари теперь не было рядом. Она бы тоже не одобрила эту дуэль, но не так, как Вальден и Джордж, и она одна могла бы постараться её предотвратить.
Алек стряхнул с себя неприятное оцепенение, вызванное мыслями о Лилиан, и посмотрел на трактирщика. Стоило разукрасить его получше, верно, чтобы навсегда забыл имя его сестры, её лицо и дорогу к их дому. Он стянул с себя шляпу и куртку и передал те Джорджу вместе со своим оружием. Сделалось неуютно и холодно,
– Смотри, если тебя выпрут с флота, сможешь стать неплохим лакеем, – и, отшутившись, Алек демонстративно закатал рукава, как если бы воспринимал Ферро серьёзным противником. Удар у него, может, и был хороший, но куда трактирщику против военного? Только бы не спалить его случайно вместе со складскими помещениями, а всё остальное – пустое. Алек встряхнул кистями рук, прошёлся взглядом по застарелому рубцу на левом запястье, по бледным дробинкам ожогов на правой. Словно хирург, готовившийся к операции, или застывший перед холстом художник. – Что ж, давайте начнём. Как там по правилам дуэли? – он посмотрел не на Джорджа, но на второго секунданта, которому едва ли были знакомы хоть какие-то правила. Алек вообще сомневался, что этот светловолосый и шрамированный умеет читать. – Оскорблённая сторона стреляет первой? – он усмехнулся и перевёл взгляд уже на Арона, приняв позу вроде бы и расслабленную, но вполне готовую к потасовке.

+2

6

- Сдаться? После всего что вы сделали сэр? - мужчина усмехнулся, смотря на наглого зазнайку. Тот делал вид,что презирает Арона, его секунданта, всю эту ситуацию и находится тут только по делу чести. Ха! Напыщенный ублюдок. Арон размял кулаки хрустнув костяшками. Главное не прибить этого выскочку и в пылу драки не потянуться за ножиком. Всадить его под ребро было идеей дурной. Лили тогда точно на него обидится! Мужчина выдохнул.
- Да, стреляет первым "обиженный". - Он усмехнулся. Арон выглядел обманчиво расслабленно и непринужденно. Может у этого холеного мальчика и была подготовка училища... Ну и пару заварушек за спиной. Получил же он где-то шрамы. Но как это может сравниться с тем адом, который прошел Ферро в Индии и на улицах, выгрызая себе место? Это словно сравнивать охотничьего и уличного псов,всем известно, кто выиграет в склоке. 
- Вы так и будите трепаться? - устало вздохнул Гард, - Мы тогда пойдем выпьем с секундном, к ночи придем, как раз когда наболтаетесь. - мужчина скестил руки на груди. Ему не нравилась идея бодаться с благородными... так. Драка это дело такое. Убить случайно могут как одного, так и другого. Вот только если за Арона плакать никто не станет, кроме его друзей, то за благородного могут дать срок и нажить проблем. Признать, Гард сам вызвался еще и для того, чтобы в случае чего встать между двумя молодыми идиотами. С другой стороны, может выбьют дерьмо из друг друга и успокоятся.
Арон еще раз осмотрел Алека. Можно было сразу начать с сильного пинка под ребра или ударить в нос, сломав его. Но Лили не обрадуется не сломанным ребрам брата, ни картофелине на пол лица. Значит просто намнет ему бока.
Арон ударил в корпус и враг его сделал шаг в сторону. Начались танцы. Удары сыпались один за другим. Бывший военный получил тычек в ребра, тяжело выдохнув и ответил не менее неприятным ударом. Постепенно кровь "закипала", а мир сужался до противника. Все остальное сейчас было не важно. Это одна из тех драк когда можно было не переживать о том,  что твориться округ.
Гард внимательным взглядом смотрел на это "побоище". Выглядело впечатляюще. Всегда приятно смотреть на схватку равных.
- Еще не поздно сделать ставки - усмехнулся он обращаясь к рыжему.
Арон пропустил удар, что сильно мазнул его по скуле, сам со всей дури ударил в живот противника. Злость и ярость делали схватку все яростнее. Алек ловко уклонился от удара в корпус, сам прописывая от души. От следующего ушел урон, отскакивая от противника как от прокаженного. И все, что для дерущихся казалось неспешным, для зрителей представало, как быстрое действо. Мужчины постепенно отступали с первоначального места встречи.
А Ферро отводил душу, ударяя со всей силой. Он мстил сейчас этому напыщенному болвану и за свое оскорбление,и за оскорбление его возлюбленной, и за мерзкое надменное выражение на лице. Ему нравилось это злое и лихое чувство возмездия. Боль подстегивала только сильнее.
- Сука! - рыкнул мужчина, в очередной раз получив, теперь по лечу. В ответ зло и со всей силы ударив в солнечное сплетение, потом сразу же под ребра очень глупо открывшись. Этим то и воспользовался Алек, налетев на Арона всем корпусом и ударив в челюсть. Боль сильно отдалась в голове и висках. Феро влетел в стену одного из складов. Он почти не почувствовал удара от падения. Неожиданно в голове зазвучали шепотки на знакомом и одновременно непонятом языке.
- "Хер!" - зло подумал контрабандист, выразив этим нежелание отрубиться. Очухался он быстро видя вокруг себя то, что привело его в замешательство. Голова гудела, во рту чувствовался вкус крови и что-то лишнее. Мужчина сплюнул кровь вместе с зубом прямо под ноги... Каким-то другим господам, которые смотрели на него, как на путану в церкви. В руках у одного был нож, другой зажигал свечи, а третий держал в руках Искорку... Ферро тряхнул головой, но вдение так и осталось рельностью.
- Какого хуя... - только и смог выдавить из себя, все еще чувствуя как гудит голова. Время, которое совсем недавно словно замедлилось, сейчас понеслось во весь опор. Девчонка, совсем мелкая, укусила за руку неизвестного и заорала. Только толку то. В доках на это всем срать. Близко раздался выстрел, а бывший военный вскочил на ноги собираясь кинуться на того, кто держал его соглядатая, совсем малую сироту. Про Алека он уже забыл.

Все пошло не по плану, когда под спиной Арона проломилась сена одного из складов. Град напрягся готовый разнимать двух драчунов. Но раз все начало идти по плану,тут уже трудно остановить судьбу. Господа с неоднозначными намерениями скрывались за стеной, а хуже того, у них был их человек! Девчонку они потеряли несколько дней назад и вот как оказалось!
- Вот блядь! - Рыкнул Гард, доставая нож. Понять "не так" тут было очень трудно.

+2

7

Старое складское помещение, стену которого Арон проломил спиной, было невероятно "населено". Помимо четырёх человек, стоявших по окружности примерно на концах не дорисованной пентаграммы, был ещё один человек, чертивший эти символы, один крепкий парень, державший извивающуюся девочку с платком, завязанным на манер кляпа, врезавшегося в уголки губ, и ещё один человек, стоявший сбоку от пустых ящиков и пролома. Все они были, явно в качестве дешёвой и неубедительной конспирации, одеты в мантии, на манер студенческих и низко натянули на лицо капюшоны. Один из них держал свечу и лучину (очевидно, редкие свечи расставленные в тёмном складе были его рук делом), другой кинжалом водил по строчкам какого-то затёртого пергамента, читая.
Вся эта идеалистичная в своей картинности сцена была такой ровно до момента, пока к ним под ноги не упал, с характерным грохотом проломанной старой древесины, Арон, немного проскользив по полу и не дотянув до пентаграммы примерно полутора метров.
Не передать того удивления, что охватило всех участников действа. Группа "оккультистов", или кем были эти люди, замерев на секунду, тут же пришли в движение. Если быть точным - прыснули в стороны, как мыши при виде котов. Тот, кто держал сопротивляющуюся девочку скрылся за ящиками, тот, что стоял ближе к пролому толкнул другие пустые ящики на Арона, третий достал пистолет и стал без разбору палить в сторону Алека и подоспевших секундантов, прежде чем тоже сбежать вглубь пропахшего тухлой рыбой помещения. Один комично и заикающееся запричитал:
- Почему здесь кто-то есть?! Здесь никого быть не должно!
И попытался затоптать начатую пентаграмму, пока пятый за руку не поволок его в сторону. Ещё один достал пистолет но палить не стал, затаившись в тени.
Когда вся эта суета, занявшая секунд 10, прекратилась, в плохо освящённом помещении было лучше всего слышно только мычание пленённой девочки.

+2

8

Джордж украдкой закатил глаза. Алек нашёл себе равного по браваде (иногда он позволял себе забыть, что и сам не прочь потрепаться, сбивая противника с настроя). Глянув на задиристого и показушно театрального трактирщика чуть насмешливо, Джордж небрежно поймал кинутую ему другом одежду. Друг решил не отставать и тоже острил на всех.
- Может вы уже придёте к соглашению, что дуэль может быть и словесной, - это ленное предложение оскорблённые и оскорбляющие не приняли. А зря. Это хоть весело бы было, а не потенциально опасно... С другой стороны порт... интересно, если толкнуть воспламеняющего всё Алека в море, он заставит его кипеть?...
- Меня никогда не выпрут с флота, а у тебя никогда не хватит денег на такого лакея, давай сойдёмся на этом, - "с тем, как мы эти деньги тратим...".
Ещё полминуты, и парни наконец перешли... к типичному мордобою. В общем и в целом, Джордж с трудом представлял, как оценивать результаты такой дуэли. Они не обговорили ни  разрешено ли тут использование сторонних предметов, ни тяжесть повреждений. Время от времени секунданты обменивались напряжёнными взглядами. Время от времени Джордж оглядывал доки и держал руку на поясе, где был пистолет. Если бы он был таким трактирщиком, он бы притащил в закоулки всю свою банду. Гордыня Ройса была не так велика, как его азарт. 
- Ещё не поздно сделать ставки, - проговорил парень-имя-которого-Джордж-забыл. Офицер посмотрел на него чуть внимательней, но решил, что хуже не будет:
- Фунт на то, что ваш продует, - хмыкнул он, и в этот самый момент Алек нанёс хороший хук справа, отшвырнув противника.
"Молодчина", - подумал Ройс, немного расслабляясь и поспевая к месту происшествия вслед за проигравшим ему фунт секундантом. Чтобы убедиться, что был нокаут и свалить отсюда.
Но всё оказалось сложнее. Пришедшим последним Ройс успел лишь дёрнуть Алека с линии огня и увидеть свечи, людей ринувшихся в рассыпную и падающие на Арона ящики. Если бы не последнее обстоятельство, Ройс бы своей шевелюрой поклялся, что это и было "подкрепление" Ферро на случай его проигрыша.
Но нет. Секундант противника зарычал и достал нож, в самих складах слышалось копошение. Джордж припал к деревянной стене склада и глянул в щель между досками. Какой-то бугай в "рясе" усиленно держал брыкающуюся девочку, другой - жарко шептал ему что-то, держа кинжал, ловивший блики одинокой свечи.
- Похоже, мы прервали какое-то милое студенческое собрание, - успел он сказать негромко Алеку, но их всё равно услышали. Тот, что держал кинжал, дёрнул голову в сторону звука и, суматошно, явно не профессионально, нашёл в складках одежды пистолет.
- Пригнись! - он с силой дёрнул друга ниже.

Отредактировано George Royce (11 ноября, 2017г. 18:14:01)

+1

9

Вот оно. Алеку всё казалось, что трактирщик так и будет трепаться, но Арон сделал удар, ещё один, и пришлось уклоняться, и уворачиваться, и бить в ответ. Старый азарт разгорался в нём постепенно, но уже в полную силу. Он касался его сестры голыми руками, напоминал себе Алек, примеряясь к рёбрам противника, он говорил ей вещи, о которых не имел права даже помыслить. Лили могла до бесконечности повторять, что он её друг, просто друг, случайный удачный знакомец; он-то таких «друзей» знал, и именно потому Арона Ферро надо было понадёжнее отвадить от их дома и от его сестры, пока с собой он не притащил гнусный дух бедных лондонских районов и ещё какую заразу.
Алек чувствовал тепло, приятно разливавшееся по венам, и вкладывал его в каждый удар. В этом было больше веселья, чем злости, и он не боялся пока случайно что-то поджечь. Пропущенные удары вызывали у него досадливое сопение, но на слова, как трактирщик, он не тратился. Время стянулось вокруг них в один плотный кокон, замкнулось, выдало удары повтором – Алек только выдохнул, как при удачном вражеском выстреле, и ответил. Арон Ферро ушёл назад, в стену, но порадоваться не вышло – доски, затрещав, прогнулись, выставляясь вперёд острыми обломками, и трактирщика унесло вперёд. Алек подался следом, желая убедиться, что противник повержен, или разочароваться, но через полтора шага остановился. За стеной должен был оказаться склад, а не расчищенное пространство, заполненное какими-то бримстоунскими ошмётками. Вооружёнными ошмётками и девчонкой.
– Какого вообще?.. – брань не вмещала в себя происходившего. Алек наскоро изучил обстановку – людей, оружие, меловой узор на полу и свечи, – но не успел ничего, когда Джордж дёрнул его в сторону, а там, где мгновением раньше была его голова, пронеслась пуля. Кокон безвременья лопнул, и думать пришлось быстро, словно на корабле в шторм. Алек выхватил у Джорджа свой пистолет, всё остальное швырнув в сторону. Можно было бы обвинить Арона Ферро в том, что это какие-то его товарищи, когда бы тот сам не выглядел ошашело-недобрым, а его секундант не примерялся к ритуалистам ножом. – Наша дуэль не закончена, если что, – ворчливо прошептал Алек, не собиравшийся упускать тот факт, что это он так умело закинул трактирщика в эту стену, а не наоборот. Жаль только, что чёртов Ферро оказался гадской упёртой свиньёй и сознание не потерял; из него вышла бы неплохая баррикада или вполне годное дорожное бревно.
Второй выстрел доказал, что миром разойтись не получится. Ну и ладно, порешил Алек, проверяя собственный боезапас, зато патронов у них теперь осталось меньше. С другой стороны, это всё-таки они удобно окопались, имея за спиной стену, тогда как что он с Джорджем, что трактирщик с секундантом вынуждены были прикидывать, чем бы прикрыться, чтобы не словить шальную пулю. И ещё, не дай бог, придётся делать это сообща.
– Эй, вы, как там вас, – окликнул он здоровяка, пришедшего с Ферро, – с вашей стороны удобный длинный ящик, если вы его опрокинете, получится отличное прикрытие, – каждое слово он сопровождал жестами, смотря на вражеского секунданта с нетерпением и укоризной. – Вы же не попрётесь на них с этим? – нож в его руках годился для пьяной драки, разве что мужик не кидает его, что цирковой фигляр, с закрытыми глазами и ровнёхонько в цель. – Я на всякий случай сообщаю вам, что здесь находятся офицеры Её Величества, – это уже на ту сторону, и пусть сами решают, что делать с этой информацией. Алек понятия не имел – и сейчас, когда третья пуля могла прошить любого из них, не очень-то хотел просвещаться на эту тему, – покрывает Бримстоун своих недоучек или нет, но если всё-таки да, то лучше их всех здесь аккуратненько уложить. Едва ли девочка там в качестве вольнослушательницы.

+1

10

Джордж, не испытывавший никаких личных претензий к головорезам с дуэли, не имел столь строгих предубеждений насчёт сообща, он о них вообще не думал. Ещё раз прокрутив в голове короткую сцену увиденного и оставшись недовольным результатом, он решил начать с чего-то привычного.
- Сдавайтесь, мы наглее! А ещё целенаправленно пришли сюда драться и не закончили эту миссию. - Джордж хаотично осмотрелся, ищя лазейки и находя. Чуть выше, там где у складов был небольшой внутренний балкон, виднелось несколько приоткрытых окон. Пробраться к ним можно было по ящикам, находившимся со стороны “оппонентов”... в смысле оппонентов дуэли… Многовато, блин, оппонентов тут стало! Ладно, сначала дело, потом воспоминания словарных значений. Джордж перепроверил патроны и решил, что старое доброе заговаривание зубов ещё никакому делу не повредило.
- С точки зрения закона, за добровольную капитуляцию без вреда нам и девочке, вы ещё отделаетесь только унижением достоинства, - “и выбитыми зубами”, - В противном случае у нас за незаконные тёмные ритуалы виселица! Это я так, на всякий случай напоминаю, что ещё есть шанс повернуть всё в нелепо-цивильный вид!
Параллельно с этим, он показывал этому… Ферро глазами и дулом пистолета на те самые злополучные окошечки, предлагая свалиться господам из фриканутого Глита (ну где ещё могут быть такие больные экспериментаторы?!) как снег на голову в Калькутте.
- Идите отсюда вон своей дорогой! - с нервной нотой раздалось по ту сторону деревянной стены, - Иначе мы вас всех расстреляем!
Громкое завяление прервал недовольный гомон и даже ругань. Похоже речь этого спикера была не согласована с остальными участниками действа. “Как и у любого склада у него должно быть два выхода. Сквозных”, - продолжал думать Ройс, кивая на место предполагаемого выхода Алеку.
- Вы думаете, что после увиденного можно пойти пить чай? - старший лейтенант проследил глазами, как Ферро в меру ловко для своих помятых боков корабкается наверх, - Господа, я вынужден вас расстроить, но Индия научила не верить людям, у которых связанные девочки и ритуальные ножи в руках.
Сбоку, совсем рядом с головой, продырявила доску очередная пуля, оставив ему россыпь опилок в кудрях. Чертыхаясь, Ройс пригнувшись поменял место положения.

+2

11

- Еб твою мать! - рыкнул Арон отскакивая от падающих ящиков. Эти негодяи не собирались сдаваться и заставили четверых мужчин прижиматья к стенам старого склада.
- Знал бы, что карнавал будет, не пришел бы "голый". - раздраженно выдал Арон за что получил скептичный взгляд друга.
- А я же тебе говорил? Говорил! Вот и не слушай стариков, Ферро! - Гард осматривался ища возможность прижать этих ублюдков. Может ринуться за ребятами? Они явно тут недалеко шныряют. Вот только чем задерживать этих? Явно не двумя пистолетами.
- Интересно, сколько у них стволов? Неужели у каждого? - Гард выглянул и быстро убрал голову. Пуля просвистела совсем рядом. Ситуация накалялась с каждой минутой и обиднее всего, что девчонка была все еще у них. Мужчина зло сплюнул на землю выражая этим действием все, что думает о ситуации. А вот собратья по несчастью возмущались намного громче.
- И родственники девчонки. Сделаете ей хоть что-то, я вас на кишках повешу. Отпустите ее! - рыкнул Арон, но неудавшиеся культисты не спешили выполнять приказ бывшего военного. Зато действующий военный активно указывал на небольшое складское оконце. Ферро кивнул ему и ловко начал карабкаться по конструкции. Тело ломило, ныло и болело. Челюсть опухла и приходилось часто сглатывать кровь. Вот же срань, почему именно сейчас все завертелось?
Забравшись на самый верх, мужчина подпрыгнул и подтянувшись, залез внутрь на помост из рассохшегося дерева. Кто бы мог подумать, что спустя пару лет ему пригодятся умения сбегать в самоволки? Мужчина пригнувшись пробирался по балкам не громче портовой крысы. Удивительно, как не выдал себя кряхтением, потому что  бок отчего начал садить. Вспоминалось как когда-то в Индии точно так же они крались по иссохшему полу казармы. Добравшись до края, Арон осторожно вытянул из сапога острое лезвие.
Гард тем временем продолжал осматриваться и взгляд его наткнулся на знакомый предмет. Мужчина усмехнулся. Ну и повезло ему, если так можно сказать!
- Хватит бабушку лохмаить. У вас скоро закончатся патроны. А тягаться с теми, кто всю жизнь провел в драках гавно идея! - рыкнул мужчина осторожно отходя к самому краю склада и запуская руки в лужу. Как он и думал, та оказалось глубокой а на дно валялось то, что можно назвать оружием. Арматура, конечно, не пистолет но в умелых руках весомый аргумент!
Арон тем временем напрягся, примеряясь к стоявшим снизу. Пару секунд ушло на то, чтобы задержать дыхание и приземляться на одного культиста, с силой ударив ногами по голове. Не теряя секунды и опасаясь стать нашпигованным свинцом, контрабандист быстро шагнул к другому за спину и всадил в горло нож. Брызнула алая кровь орошая грудь и медальон. Реальность пошла рябью и перестала существовать. Мужчина видел ужасные картины. Черную глубину, которая высасывала чужую жизнь, голо, что по кругу повторял одно и тоже, заставляя глохнуть, и великий храм по лестнице которого лились реки крови... Что-то внутри приказывало убивать. Наполнять алую реку.
Пришел в себя Арон так ж резко, как и потерял связь с реальностью. Он все еще стоял  прижимая к себе тело культиста, а в ушах звучали отголоски слов на неизвестном языке...

+2

12

Эффектное появление мужчины сверху произвело на культистов неизгладимое впечатление. Возможно лучшее, на которое мужчина мог рассчитывать - сконцентрированные на говорящих с ними секундантах, культисты не смотрели много по сторонам, особенно они не смотрели наверх. И, очевидно, из смертей рассчитывали увидеть только смерть девочки.
Под ногами Арона хрустнуло, проломленная шея обеспечила первому мгновенную смерть, как и второму - перерезанное горло.
Третий культист заорал и стал бездумно палить, две пули всадив в тело бывшего же товарища, ещё две мимо, а потом его револьвер стал выдавать глухие холостые щелчки и он с досадой его выкинул, будто тот был ядовит.
- Ты говорил, что тут никого не будет! - крикнул другой, не вооружённый, прежде чем ломануться к выходу опрометью.
Бугай, сжимавший девочку, так сконцентрировался на Ароне, что не заметил, когда пленница от души врезала ему пяткой по коленке и вывернулась, упав на пол.
Рыча от досады он достал пистолет и юркнул в другое укрытие. Его примеру последовал ещё двое, а один всё стоял как-то нелепо и беспомощно хлопая глазами. Очевидно, что компания была разношёрстная и неподготовленная к форс-мажорам.
Давший стрекача мужчина на выходе налетел прямо на Алека, заорал от страха или неожиданности и рефлекторно ударил в живот. За ящиками, где укрылись трое, раздалась тихая ругань, а потом что-то загорелось и запахло палёной бумагой. Бежать оттуда мужчины не спешили, так что поджог был, скорее всего, умышленным.
___________________
P.S. Оружие осталось у двоих из троих укрывшихся. Среди укрывшихся же и культист с кинжалом. Девочка на полу, ещё связанная (руки за спиной, кляп). Один безоружный культист на Алеке, другой потерянный стоит посреди зала.

+1

13

Алек успел только присвистнуть – с такой лёгкостью и хладнокровием Ферро, воспринявший идею Джорджа с завидной серьёзностью, порешил сначала одного странного типа в балахоне, а потом и второго. Ладно, хорошо, с первым ему ещё повезло так удачно приземлиться, но вот тот, другой… Алеку померещился хруст, словно бы трактирщик не просто вспорол балахонному горло, но вовсе отделил голову от туловища; сил бы ему наверняка достало. «И с этим человеком Лилиан…», – успел он подумать за секунду до того, как один из представителей данного благородного собрания решился его покинуть самым неординарным способом – через его, Алека, тело. Удар пришёлся туда же, куда бил Ферро, прошёлся по корпусу волной боли и злости, и в следующее мгновение мужчины уже валялись на земле.
Балахонному драка и в половину не была так интересна – Алек сознавал это по его движениям, по попытке выкарабкаться, подняться, подорваться в бег с этого неудобного положения. Не особо задумываясь, он приласкал мужчину прикладом в челюсть, двинул того лбом куда-то в нос, откинул от себя и подскочил на ноги, примеряясь к выстрелу. Хлопок за спиной напомнил, что патроны и у них с Джорджем тоже в ограниченном количестве, и потому Алек обошёлся парой сильных пинков, ухватил дрожащее человекоподобное существо за шкирку и рывком поднял на ноги, швырнул вперёд, к пролому в стене.
– Кажется, господа предпочитают виселицу, – недобро прорычал Алек в сторону Джорджа. Тот, наверно, понимал больше других сейчас – и в начертанных на полу знаках, и в расстановке свечей, и в книгах, которые господа в балахонах бросили там, внутри. – Те, которые до неё дотянут, конечно. Эй, Ферро, пригнитесь, мать вашу, я не хочу, чтобы вас убили они!
Эта честь, если это слово вообще здесь увязывалось, принадлежала ему, чёрт побери. Алек провёл рукой по лицу, и пальцы его окрасились алым. Первое удивление схлынуло быстро: болтавшийся на земле мужичонка зажимал ладонями кровоточивший нос и всё ещё упорно пытался отползти. Алек протестующе придавил его ногу своим сапогом и мельком, прицеливаясь уже в его товарища, соблазнительной мишенью болтавшегося внутри склада, помотал головой. А потом дважды выстрелил этой складской крысе под ноги, целясь в колени, стопы, куда придётся.

+1

14

Какое же это облегчение, когда по тебе перестают палить! Джордж для проверки ещё раз глянул в проём, переглянулся с мордоворотом Арона и последовал, сильно наклоняясь из-за роста, в нутро склада. Осторожно, оглядываясь, и держа оружие на готове. Самой расправы Арона над двумя первыми, но результат... внушал. Ройс приподнял бровь и, щурясь, огляделся.
- Вы не надумали сдаться и исповедоваться? - крикнул он противникам, прикидывая, как бы обойти эти ящики. Карабкаться - услышат, выстрелят вверх. Повалить? Можно попытаться, если они пустые, как и те, которые рухнули на Арона. Здесь пара рядов этого прогнившего деревца, в одиночку не получится... За ящиками ненадолго засветилось ярче, проступил отчётливый запах сожжёной бумаги а потом стало гаснуть. Жалко они сами себя не спалили!
Пока Джордж пытался прикинуть что-то вроде стратегии, Алек втолкнул в склад одного недобитка, и подстрелил другого.
Закричав, тот зажал бедро с внешней стороны и попытался максимально бодро доковылять до укрытия своих подельников, но Ройс кинулся наперерез и с силой ударил парня в живот. Тот рухнул на пол и скуля, обнимая свою подстреленную ногу, так и остался.
Что за слизень морской? Что вообще за маскарад?!
- Я б не рыпался, следующая пуля в голову будет.
К девочке подошёл друг Ферро и стал её развязывать, а Ройс внимательнее посмотрел на незавершённый опус. Нет, это не призыв демона... А в оккультизме он, к своему сожалению, знал чертовски мало.
Они тут не студентиков ли часом убивают? Неловко получится, если это детки какой-нибудь графини. Ройс дёрнул капюшон с того, кто лежал перед ним. Средних лет мужчина, даже парень, рябой от оспин, зубы плоховаты для аристократа. Или сына промышленника. Нос разбит разок, да и стрижен не по мое, абы как.
Сплюнув под ноги недобитку, он подошёл к трупам убитых Ароном. Первый и вовсе был грубоватым мужиком под 40, явно из слуг или даже возничих. А вот последний, которому резали горло, показался не только лощёным хлыщом, но и знакомым. Бакены, усики по моде принца, виднеется ворот дорогой рубашки и сюртука.
- Где-то я его видел, - проговорил Ройс, разгибаясь и снова поворачиваясь к баррикаде из ящиков.
- Эй, мудаки доморощенные. У вас потеря в четыре морды, у нас оружие и не царапины, и мы чертовски злые. Будем доводить счёт до ста, или вы вылезете оттуда?!
Кто-то ему в ответ руганулся, кто-то забормотал. Они перебросились парой фраз друг с другом. Джордж уже настроился опять отвлечь внимание на себя и болтовню, пока прочие выкурят ряженных, но тут за ящиками раздался сначала один, затем сразу второй вскрик и сип, подозрительно похожие на посмертные, а потом треск стены амбара.
- Что за?... - Ройс сначала кинулся к ящикам, потом передумал, бегом опять наружу, чтобы услышать громкий "плюх" в морскую воду. Когда он обежал склад и оказался у нового проёма, с набережной никого не было видно. Зато сами доски проёма были одновременно будто бы подгнившими и опалёнными. Он зашёл в этот проём и обнаружил два заколотых трупа на горе пепла от страниц сожжёной книги. Форзаца не было.
- Убил своих же... Эй! Здесь больше никого нет. Два заколоты, третий ушёл, судя по всему прыгнул в море.

+1

15

Арон выдохнул, осматривая склад словно в первый раз. В разуме еще эхом отдавалось видение древнего величественного храма и рек крови бежавших по его лестницам. Это храм казался отдалено знакомым, словно Ферро его видел где-то раньше.
- Эй, Ферро, пригнитесь, мать вашу, я не хочу, чтобы вас убили они! - обращение  заставила сова мотнуть головой рассматривая поле боя. Не приходилось задавать вопросы, чтобы понять, кто победил. Опасаясь, Арон быстро нашарил глазами искорку, которую уже развязывал Гард. Выдохнув, мужчина опустил холодеющее тело из своих рук, вытаскивая нож и вытирая об одежду покойника. Судя по разговорам остатки культистов засели за ящиками. Алек и его  друг вполне себе могли справиться с остатками этой банды. У них пушки, черт возьми. А у него есть дела поважнее. Он отошел к гарду и девшуче. Икра закрыла глаза руками и тихо всхлипывала.
- Тихо, девочка, тебя уже никто не тронет. - Гард обнял девчонку и та вжалась в мужчину, вцепившись своими худыми ручонками. Думать было противно о том, что если бы не случайность, Искра стала бы жертвой этих мудаков. Слова Лилиан про сирот и беспризорников обретали все больше веса и смысла. Пара минут и все. Веселая девчушка, покрытая конапушками, стала бы частью какого-то ужасного ритуала полоумных.
- Ты порядке? - Ферро похлопал по плечу друга и тот коротко кивнул, продолжая гладит девочку по спине. - Отлично. Забирай ее и уходите. - бывший военный был сейчас серьезен, а во взгляде его было что-то странное. Можно был все списать на убийство, но Гард видел Арона в деле и знал, каким он бывал даже после самой горячей заварушки. Не то. В глазах Гарда читалось беспокойство.
- Плохая идея, Ферро. Оставлять тебя тут одного...
- Я тебя не упрашиваю. Это приказ - голос был тверд и уверен. - Если они захотят то могут нас порешить или сдать даже если ты тут останешься. - говорил мужчина негромко.
- Арон, нет я не уйду.
- Гард,не раздражай меня Мне не до этого. Алек и его друг не страшнее сепаратистов. Посмотри на Икру. Ей нужно нормальное место, чтобы успокоиться, а не склады залитые кровью. Я справлюсь. Иди. Сейчас. - Ферро  выделил последние слова особенно и бросив на командира обиженный и непонимающий взгляд, Гард подхватил девчонку на руки и быстро направился со склада.
Арон проводил их взглядом, а затем достав платок и наклонился подобрать один из револьверов. Как могло все просто решиться. Два выстрела и все. Пистолет он унесет с собой, а затем выкинет его где-то посреди моря. Зато никто не будет мешать ему. Полиция. а что полиция? Ссора культистов и один из них ушел. Свои не выдадут. Всего два выстрела. Какие к демонам два выстрела? Такая родная и простая мысль сейчас возмущала и даже пугала. Арон поднял револьвер, подходя ближе к мужчинам. Руки немного подрагивали словно после перенапряжения.
- Просто охренеть - контрабандист сплюнул. Жутко захотелось закурить, хоть он с детства не любил вкус табака. - На кой хер он своих-то заколол? Тут свидетелей вагонами можно грузить. - мужчина высунулся в дыру, смотря на воду. Медальон выскользнул из-за рубашки. Логики в действиях Ферро не находил. Разве что на виселицу не попасть. На кой тогда своих кромсать.
- Морские демоны с ним!- решительно заявил Ферро - У нас, господа, дела поважнее. - Мужчина подошел к стонущему культису сжимавшему ногу и приподнял его за грудки.
- А сейчас ты мне расскажешь все. - заявил контрабандист - Если хочешь жить. Если нет, то я изуродую тебя так что мать не узнает. Говори живо, что вы тут делали! Кого призывали! Где поймали девчонку ил есть ли другие? Живо! - Ферро тряхнул мужчину.

+1

16

офф

вне очереди вместо поста ГМ

Любой здравомыслящий человек испугается, когда остаётся раненным, побитым, почти один на один с группой людей, который только что убили половину твоих если не товарищей, то соучастников точно.
Подстреленный не был исключением из правил. Он ещё раз затравленно осмотрелся красными от боли и неподобающих мужчине слёз глазами. И бессвязно заговорил.
- Р-ритуал... посвящения. Нам должно было везти, должно!... - он схватился за ворот, что-то нащупывая и сжимая в руке.
- То, что ритуал, и без твоей пискотни понятно, как и то, что этот ритуал омерзительная декадентская хрень, - зло прорычал Джордж, пребывавший в не лучшем настроении от собственного неведения. - Вы чуть ребёнка не зарезали!
- А вы не чуть! - завизжал подстреленный и беспомощно посмотрел по сторонам. Второй был слишком занят собственным разбитым носом, говорить он явно не мог, а говорить требовали.
- Что за посвящение?! В кого? В рыцари моральных уродов?! - продолжал наседать Ройс.
- Я...я не могу сказать я поклялся!
Ройс закатил глаза. Сейчас кого-то придётся бить. Впрочем, судя по бешенным глазам и Ферро и Алека, эта часть будет выполнена с удовольствием. Может и к лучшему. Выпустят пар, разбегутся, забудут о "дуэли". Этот исход устраивал Ройса на все сто. Он был предпочтительнее как ножа в спину в подворотне, так и суда над Алеком за принятие дуэли от безродного. Потому он просто помассировал переносицу, позволяя другу начать нормальный допрос.

+1

17

– Ничего себе, – Алек носом сапога оттянул капюшон мертвеца немного в сторону, подтолкнул обескровленное и какое-то очень возмущённое лицо, присматриваясь со всех сторон, наклонился к нему и недобро просиял. Показавшегося Джорджу знакомым щёголя он знал лучше даже, чем хотел, и когда-то именно его отец ставил Алеку в пример как образцового сына, не позорящего своего родителя в обществе. Вот вам и образцовое поведение – валяться мёртвым на складском полу, в балахоне, с распоротым горлом и в сомнительной компании; позорнее, вероятно, только быть обнаруженным в специфическом мужском клубе, и даже не обязательно мёртвым. – Мэтью Уолтон, виконт чего-то там, сын очень важной шишки в Адмиралтействе, – он снизу вверх посмотрел на трактирщика, ещё не познавшего этой своей удачи. – Ваши святые вас любят, Ферро.
Из-под ворота у того выползла змейкой серебрёная цепочка, и Алек, наклонившись, потянул за неё. В ладонь ему плюхнулась половинчатая безделушка, показавшаяся смутно знакомой. Он присмотрелся – у второго, которому трактирщик так ловко переломал кости, шею обхватывала прочная нить.
Он оставил Мэтью, которому уже не могли помочь ни бог, ни дьявол, и перешёл к балахонному, ещё способному говорить, и без особой цели продемонстрировал тому пистолет, в котором ещё оставались патроны. Ненавязчиво крутанул тот в руках. На такую пакость и патроны-то было жаль тратить. Это бессвязное мычание, которым тот отзывался на все вопросы Джорджа, и злило, и казалось знакомым. Точно так же заикался Гарри, когда они отпаивали его крепким спиртным в доме у Вальдена. Алек сгрёб балахонного за воротник, приподнял над полом и хорошенько двинул ему в челюсть, стараясь ту не сломать.
– Тебе что дороже – клятвы или твоя жизнь? – он уронил мужика оземь и хорошенько пнул в изувеченную ногу. Войди пуля пониже – и остался бы он калекой; всё ещё можно было исправить. – Нищим да увечным в Лондоне подают скверно, – он покачал головой, утыкая пистолетное дуло балахонному типу в коленную чашечку.
– Н..но, – парень был близок к тому, чтобы позорно разрыдаться от боли, обиды и страха. Бешено и отчаянно осматривая лица допрашиваемых, он опять повторил, – нам должно было везти, – но потом скис, «раскололся» и полилось. – У нас…. У нас Клуб. Когда кто-то на грани, ничего нет ни за душой, ни в перспективе… Хоть вешайся! Когда так, нам может повезти. Таким нам… то есть, таким, как мы. Неудачникам, которых полюбила фортуна.
– Клуб любимчиков Фортуны? – вклинился Джордж, ожив.
– Вы… вы знаете?!
Джордж переглянулся с Алеком.
– Явно не всё. Что за ёб… к чертям морским за «посвящение» такое?!
Битый опять зажался, заколебался и потухшим голосом сказал.
– В офицеры. Клуба. Нас четверых должны были… Они сказали, что так надо. Сами эту девчонку принесли, и… Вам не понять! Мэтью тоже не понял бы, не знаю, что он тут забыл! Мы на грани были, даже с половинкой, – он наконец разжал руку и с трепетным восторгом безумного фанатика посмотрел на кулон. Такой же, как был у Гарри. – Нам дают вторую половину. Двойная удача. И мы становимся офицерами Клуба.
Алек с брезгливостью отстранился и чуть не протёр пистолет рукавом, словно это касание оставило скверну и на нём тоже.
– Вот оно что: не можешь стать офицером Флота, – он обошёл мужичонку по кругу, в задумчивости рассматривая распростёртый во все стороны склад, – значит, стань офицером Клуба.
Это злило. Алек сознавал, что многое досталось ему по праву крови, но были в том и его личные заслуги, его персональное упорство, стёртые до крови руки, выгоревшая на солнце до струпьев кожа, пойманная на американском побережье пуля. Были в его мире и люди безродные, но способные и опять же – упорные, не останавливающиеся ни перед чем. И было… это.
Не желая смотреть на ничтожество в балахоне, Алек посмотрел на Арона Ферро и приметил наконец то, что притягивал его взгляд всё это время. На груди, из-под ворота рубашки, у трактирщика торчал кругляшок медальона, смутно похожий на все те половинки, что они до того видели. «Вторая половина, – эхом прозвучал в его голове голос раненного, – двойная удача, и мы становимся офицерами Клуба».
– Что это у вас, Ферро? – его недобрый взгляд впился в этот медальон и, если бы мог, то прожёг бы дыру в том месте, где он касался ткани. Алек приблизился к трактирщику и пистолетом поддел побрякушку, натягивая удерживающий её шнурок. – Действительно, ваши святые вас сегодня очень любят, – он оскалился, кивком головы показывая Джорджу, что всё самое весёлое и интересное происходит здесь. – Ты посмотри, всё это время он просто мог сказать своим дружкам, чтобы они перестали, но, видимо, нас сочли хорошей публикой. Польщён, – Алек дёрнул пистолет на себя.

+1

18

-Сука, - рыкнул Ферро выпуская из рук этого слизняка. Он сделал шагов в сторону, потерев лицо руками.С ним творилось что-то не то. Хотелось пустить этому засранцу кровь или потроха, только за одну мысль о том, что он так бесчеловечно может зарезать ребенка.
- Какой клуб, что за херню ты вообще городишь. Поклялся он. Да я тебя, слизняк, на такие тонкие лоскуты порежу, что тобой корсеты шнуровать можно будет. - контрабандист выдохнул, пытаясь унять это странное чувство, явно чужеродное и противоестественное самой природе человека. Мужчины тем временем обходили склад и осматривали тела.
- Мои святые давно покинули меня, Сантар. Приходится как то без их помощи выживать - огрызнулся Арон. Новость о том, что он прикончил важную шишку, не добавляла радости или гордости. Это значило только то, что он нажил себе еще больших проблем. И на кой черт он вообще вязался в эту авантюру? Плюнуть было нужно на Алека с его честью и достоинством. Все случившееся тянуло на эшафот. Но мысли эти ушли на задний план, когда раненный начал говорить. Контрабандист слушал внимательно, но не понимал ничего, а вот его "противники", кажется, наоборот. Арон напрягся. Кто знает, может те и эти "офицеры" заодно?.. Но еще больше мужчина напрягся, когда увидел половинку медальона. Точную копию его! Как они попали к этим долбанутым культистам? Хотя это очень уж хорошо объясняло свойства амулета.
- Во что же ты меня втянул, Садхир? - чуть слышно произнес мужчина, когда свой грозный взгляд на него направил Алек. Странно, но он не боялся офицера, хотя следовало бы. Их двое, у них оружие, а у него только нож. В этом случае схватка предрешена. На Ферро вешали сейчас грехи, которых он не совершал. Бывший военный стиснул зубы. Ему было плевать на многое, но обвинять его в том, что он хотел прирезать Искру, допустить мысль об этом. Да к чертям пусть прогуляется пусть этот Сантар со своими домыслами!
Опасно натянулся шнурок и вместе с нем внутри натянулась струна. Опасаясь той черноты, что поселилась в нем вместе с медальоном, Ферро снял его с дула пистолета.
- лишком много чести, Сантар. Стреляйте, если уверенны, что я с ним за одно. Стреляйте, Сантар. Пусть моя жизнь будет грехом на ваших руках. Но отношения к этим трахнутым осьминогам я не имею никакого. Хотя вам какая разница. Вы мне не поверите. Я бы никогда не подверг опасности ребенка. Может я и подлец, но не настолько. Хотите знать, откуда у меня медальон? Нет, не хотите. Вы хотите верить в то, что я заодно с этими - Арон кивнул на трупы. Говорил он уверенно смотря в глаза Алека. 
- А что я могу вам рассказать? Только правду, в которую вы нихера не поврите. Ни в то, что не закончив инженерное в затонувшем корпусе я отправился в индию. Потому что на мне был брат и мать. Ни в то, что я служил там, по колено в грязи и крови, ни в историю, как наш отряд болел, неделю блюя чуть ли не своими органами из-за отравленной воды. Ни в то, что получал нож под ребро, ни про зверства, которые я совершал по приказам офицеров - Ферро выпрямил спину и расправил плечи. Он говорил совершенно спокойно.
- Ни в друга, который не предал меня даже под угрозой смерти. - эту фразу Арон произнес на чистом хинди. Несмотря на все слова умирать он не хотел.  Дальше вновь говоря на родном языке.
- Первую половину мне перед смертью вручил Садхир, пожилой индиец, который учил меня языку. Прямо перед тем, как его повесили за преступление, которого он не совершал. Потом было много чего. Несколько месяцев в руках культистов Кали, смерть большей части отряда, еще несколько лет службы перед увольнением. Уже в Лондоне я купил вторую часть амулета. Не верите мне, сходите к старьевщику Торвальду и спросите, нет ли у него второй половины. За пару пенни он с радостью укажет на меня. Хотя какая к черту разница? Вы уже придумали сказку, которая ВАМ нравится. И плевать, насколько она близка к правде. - Арон неспешно поднял нож и выкинул его на пол склада. Он все равно был бесполезен в подобном раскладе.
- Стреляйте или сдайте полиции. Все равно поверят вам, богатым и с титулами, а не мне. Однако у меня к вам тоже вопросы. Откуда вы знаете про этот...клуб или как там его? Мне не меньше вашего интересно, что это за зараза. С тех пор как я соединил две половины, меня преследуют только кошмары и неудача. – Ферро нервно рассмеялся - И я бы рад был избавиться от него.
Алек в любом случае не поверит ему, но отчего-то страх все так и не шел. Может в бывшем военном взыграла гордость и стремление к правде? Ведь в своем рассказе Ферро практически не врал.

Отредактировано Aron Ferro (10 декабря, 2017г. 21:09:16)

+1

19

В какой-то момент информации стало слишком много даже для него. Нет, серьёзно, слишком много. Джордж прислонился спиной к ящикам и накрыл лицо рукой, в попытке унять всё это в голове. Ладно, хоть что-то... В целом, до момента пока Ферро начал ломать трагедию всё вполне укладывалось - дурацкий клуб Гарри оказался чем-то страшнее вытяжкой денег. Впрочем, иногда шарлатаны опускаются и до убийств, чтобы произвести впечатление. И план действий казался совершенно логичным - найти Гарри и отговорить его от дальнейшего участия. Но потом Алек заметил у Ферро то, что внезапно поставило вопрос новой позой, но иметь его не хотелось. А надо было.
И полилось...
С каждым словом полным страдания короля драмы на лице Ройса проступало всё больше досады и презрения. Он начал понимать Алека и его опасения относительно сестры. Такие вот... с надрывной историей о умерших за них друзей первыми в постели и залазят. И вылазят, впрочем, тоже быстрее всех. Потому что в мире существуют только они и их ОхренительнаяИстория. Джордж и охренел. Он просто перестал понимать, что тут происходит.
Наверное, Алек тоже, может даже и увлекшийся своими страданиями Ферро, потому все проворонили тот момент, когда избитый Сантаром сначала отплоз, а потом побежал.
- Стой, кракенова отрыжка! - Ройс рыкнул и погнался следом, с откровенным облегчением внутри оставляя Алека с готовым "героически погибнуть" страдальцем. Это было эгоистично, но Сантар сам его в это втянул!
Бег между бочками, ящиками, старыми кранами был стремительный и похожий на охоту, но... продлился не долго. В какой-то момент улепётывающий "любимчик Фортуны" толкнул старые сложенные бочки и те понеслись на Джо лавиной, сбивая с ног, а после и вовсе повалив. Пока моряк выбрался из этого бардака и выскочил на портовую площадь, побитого и след простыл.
"Дерьмово"...
Ройс шикнул и вернулся в склады.
- Меня задрало, - коротко сказал он, беря последнего живого за шкирку и ставя на ноги, включая больную. - Я иду в полицию и рассказываю им всё, что мы застали. Что делать со страдальцем, "видившим самое ужасное, что есть в жизни и желающим рассказать об этом каждому встречному",- Джордж не скрывал насмешки над Ферро, причём насмешки злой, - решай сам. Я знаю, что группа придурков попыталась принести жертву и не преуспела. Это и передам констеблю.
- Нет! Нет не надо, я всё объясню! - взвыл подстреленный заставив Ройса закатить глаза.
- Ну нет. Ещё одного короля драмы я просто не вынесу. Или вынесу, ногами вперёд. Иди, может твои сопли и разжалобят пару виконтесс из суда присяжных. Алек, ты поосторожней, я скоро вернусь.
Кивнув другу он пошёл на выход, толкая подстреленного перед собой.

+3

20

Жалеть, что вызвал трактирщика на дуэль, Алек не стал, но историю его, внезапно обрушившуюся на их с Джорджем головы, слушал с самым сложным своим лицом, за которым не угадать было ни единой мысли. С таким выражением в детстве он выслушивал курс арифметики и почему-то после доводил наставника до белого каления своими вопросами. Теперь вместо наставника выступал Ферро, и лучше бы он вещал о цифрах и формулах, нежели о собственной тоскливой и сложной жизни. Алек всё ждал, когда в истории – буквально, допустим, – всплывёт несчастная матушка трактирщика или случится ещё что-нибудь слёзовыжимательное, но мужчина всё больше говорил о службе, Индии и медальоне, и он постепенно прислушался, хоть в этом всё ещё было чрезмерно много личных страданий Арона Ферро.
– Допустим, – только и сказал Алек, не успев толком уточнить, что именно они тут допустят, и со своим сложным выражением посмотрел на медальон, а после – на трактирщика. Он хотел уже скривиться, когда весь его рассказ вышел за пределы личной драмы и перешёл к классовым разногласиям, но отвлёкся сперва на Джорджа, а после – на недобитого ублюдка с расквашенным носом, подорвавшегося вдруг сайгаком и рванувшего в сторону созданного ими пролома в стене. Алек вскинул было руку и почти прицелился, приготовился стрелять, но только злобно цокнул языком: под выстрел подставился Джордж, решивший побыть гончей, а оставаться ещё и без друга в планах не было. Он опустил оружие, выругался и мрачно посмотрел сперва на Ферро, а после – на подстреленного балахонного типа, под его взглядом разве что добровольно не задымившегося.
Джордж вернулся быстро – всклокоченный, запыхавшийся и злой ещё больше, чем сам Алек, словно всё это сделалось для него личным. Алек досадливо отметил, что пришёл он в одиночестве, значит, балахонному удалось всё-таки скрыться. Паршиво. Вся эта история – медальоны, приносившие и забиравшие удачу, непонятное жертвоприношение, жадная истеричность в чужих глазах, – с каждым мгновением нравилась ему всё меньше и меньше. Алек задумчиво посмотрел на Ферро: тоже будет трепыхаться рыбёшкой и умолять, если стянуть с него медальон? Но проверять было некогда. Единственный оставшийся им балахонный тип заскулил, стоило Джорджу поставить его на ноги, и кое-как пошёл, подволакивая подстреленную ногу. Стоило сгрести за шкирку Ферро и топать за Джорджем; сдать трактирщика полицейским – не самая плохая идея из всех, что приходили ему в голову. И всё же идея эта разбилась о вероятность того, что в историю о дуэли кто-то поверит, и тогда уже головы не носить Алеку.
– Справлюсь, – он махнул Джорджу рукой с пистолетом, убирать который не собирался вовсе, и повернулся к трактирщику. Тот не слинял, в лице его всё ещё мешались неприязнь, страдание и упорство. Как было бы просто – выстрелить в него и сжечь здесь всё… вместе с ещё половиной города. Чёртовы склады. – Расслабьтесь, Ферро, никто не будет вас пока убивать.
Он заходил кругами, рассматривая склад, но не выпуская из поля зрения Арона. Всё это оккультное мало занимало Алека. Вот если бы балахонные господа навязали здесь морских узлов!.. Он опрокинул один из ящиков и жестом показал трактирщику, что в ногах правды нет и ему бы тоже лучше присесть. Жесты его приходились на руку с оружием.
– Если с вас снять этот ваш медальон, – через некоторое время, когда тишина в складском полумраке сделалась густой и ощутимой, спросил всё-таки Алек, – что с вами будет? – он вспомнил Гарри и задиравшего его матроса. – Люди из клуба, – он указал на мёртвого Мэтью Уолтона, самую несуразную часть окружающего натюрморта, – если вы не заметили, начинают паниковать, крыситься и скулить. Вы пробовали продать его?
Лучше бы Джорджу не таскаться там долго. Алек умел общаться с трактирщиками – внутри трактиров, разумеется, когда заказывал выпивку для себя и товарищей, а не вот так вот, когда надо было вести какое-то подобие светского разговора в неприспособленных под то условиях.

+1

21

Арон знал сейчас то, что его задрало. Задрал Сантар, его друг, культисты, кошмары и все это дерьмо. И будь он слабее, мелонхоличнее и глупее, повесился бы от неразделенной любви и всего вот этого вот. Но Ферро лишь устало вздохнул и потер глаза руками. Один из этих придурков (которые в балахонов, а не дуэлянтов) поднялся и рванул прочь. Контрабандист даже не дернулся, все еще держа закрытыми глаза и надавливая на уголки глаз. В голову словно вкрутили раскаленный болт. Мужчина был уверен, что все это из-за проклятого медальона. Может и правда плюнуть на все и просто уйти. Пусть эти благородные разбираются и с трупами, и с проклятьем, и со своими правилами и приличиями.
Задрало все это, как оказалось, не только Ферро. Мужчина уже пожалел, что дал слабину и волю своему языку. Но ведь он тоже не железный.
- Ой, да иди ты нахер. - вяло огрызнулся Арон, наконец опуская руки и пытаясь промограться. Убивать его сегодня, видимо, правда не собирались. Отлично. Умереть на складах в компании каких-то поехавших было тем еще удовольствием. На слова Алека мужчина не ответил ничего. Тот еще, как назло, стал мельтешить подобно акуле. Волнуется? Да чего ему-то волноваться. У него оружие и его точно послушают, в отличии от трактирщика. А вот предложение присесть принял, усевшись на ящик прямо напротив Сантара. Феро молчал. Единственное, что он хотел сейчас Алеку, это куда тому нужно идти. Чувствуя в скуле боль и вкус крови, Арон сплюнул на землю. от то и дело наполнялся кровью.
Тишину нарушил Сантар.
- Отращу жабры и лососем выпрыгну в море - с усмешкой проговорил контрабандист, улыбнувшись на мгновение. Херовая, но шутка.
- Если отнять медальон, то сделаю все, чтобы его вернуть. Не то, чтобы эта треклятая штука была мне дорога, но сопротивляться этому очень сложно. Ты всегда хочешь иметь его при себе. Бессознательное. Я уже пару месяцев пытаюсь избавиться от него. Выкидывал в море, а потом сам за ним же и прыгал. Было бы в моих силах - давно бы избавился. Это так себе, знаете ли. Но должен признать. И правда везет с ним намного сильнее.Ну и должен наверное спасибо сказать, кому-то, что без него скулить я не начинаю. Вообще не имею привычки скулить. - никакой тайны в происходившем не было. Не боялся сейчас он и то, что Алек про него подумает плохо. Куда уж хуже. Но раз уж была возможность поговорить без членовредительства...
- Ваша сестра, Лилиан, удивительный человек. Я не знаю, что именно вы там подумали, но у меня никогда не было мысли навредить ей или ее репутации. В тот день она пришла спросить помощи для Аленари. Потому, что боялась а нее и не хотела своими тревогами беспокоить вас. Она знала, что у меня есть корабль. И что я должен ей две жизни, как минимум. Моему секунданту она как то спасла жизнь. - Арон кивнул на пролом в стене, словно бы за ней прятался Гард.
- Я слишком уважаю эту девушку, чтобы допускать себе излишние вольности.

+2

22

Во второй раз Ферро в подробное и красочное жизнеописание собственных злоключений не пустился, за что Алек был ему весьма благодарен. Весьма. Второй раз на очень сложное лицо его вместе с выдержкой могло и не хватить, а выжигать склад вместе с трупами и трактирщиком всё ещё мнилось слишком сомнительной идеей. Алек опустил взгляд на собственные руки и оружие в них, гадая совсем о другом. Была ли эта их одержимость медальоном сравнима с тем наваждением, от которого мучился он? Одри хотя бы была живой, и улыбка её… грела больше, нежели ухмылка мифической госпожи Фортуны. Он пытался не думать о ней всё то время, что прозябал в Англии, но светловолосая девушка то и дело настигала Алека в случайных мыслях и других людях, приходила в его грёзах и снах. Он почувствовал это и сейчас – тёплую и сладостную злость, расползавшуюся кровавым пятном по груди, – и мысленно приказал себе сжать её в кулак, спрятать, не ко времени не призывать.
Променял бы он одно проклятие на другое?
Вместо живой девушки – металлический холодный кругляшок на верёвочке, приносивший поровну удачу вместе с бедой и превращавший нервы в скверно натянутые скрипичные струны. Даже так это выглядело привлекательнее, чем любовь, которой он не просил. Это и любовь-то называть не хотелось – одержимость, затянувшийся неприятный сон, иглами собравшийся под кожей и никак не желавший закончиться.
Он хотел сказать об этом Арону Ферро – не прямыми словами и не со всей откровенностью, но с пониманием, которого здесь и сейчас им бы хватило. Должно было хватить. Но трактирщик испортил момент и расшатал их хрупкое перемирие, вспомнив Лилиан. «Лучше бы ты молчал», – мрачно подумал Алек, потемнев и лицом, и взглядом, и мыслями, и только сильнее сжал в руках пистолет. Джордж со своей задержкой теперь рисковал привести шайку бобби к одному лишнему трупу. Сам он стремился не вспоминать сейчас сестру – это поднимало в нём и вину, и гнев разом, – но теперь уже было поздно: старая обида в Алеке зашлась сбрендившим часовым механизмом, запружинила и заскрежетала.
– Моя сестра, – голос Алека звучал теперь без былого светского интереса, без малейшего намёка на понимание, – ещё достаточно юна, чтобы не понимать, что и зачем она делает. Она умна, и когда она выйдет замуж, это пройдёт, как это обычно и бывает, – он отвёл взгляд, не желая смотреть на Ферро, и изучал теперь расплывчатую торговую эмблему на одном из складских ящиков – отороченного печатным текстом орла с какими-то датами под размашистыми крыльями. Чего бы там ни пытался достичь трактирщик, ему удалось только выволочь обратно яростное раздражение Алека. – И когда это вы задолжали ей эти жизни? – он не был уверен в силе собственного любопытства, но сначала задал вопрос, а после уже подумал. Чем Лили вообще здесь занималась, пока все они утонули в делах или ходили в море? И куда, кракен их побери, смотрели отец с Кроули?
Алек вдохнул. Выдохнул. Перевернул пистолет так, чтобы смотрел тот Ферро в рожу.

+1

23

Арон был не лучшим медиком и знал лишь один способ избавиться от гнойника - расковырять его и залить спиртом. Со спиртом и Алеком не сложилось, но вот расковырять его - милое дело. Контрабандист видел, как меняется лицо офицера, но еще не бросал надежды сквозь эмоции пробиться к разуму Сантара. Ферро чувствовал себя устало, но ведь должно же хоть что-то полезное быть с этой встречи. С паршивой овцы хоть шерсти клок!
- Ваша сестра юна, но при этом умна. Но вы права. Она еще немного наивна и не донца разбирается в людях. Но прекрасно разбирается в том, чего хочет достичь. А замужество... Женщины не глупеют после него, мистер Сантар. - Арон усмехнулся и потер переносицу, снова надавливая на глаза. Шепотки продолжали давить на голову, выводя из себя и предлагая самый легкий вариант решения проблемы - убить Алека и скинуть тело в море. Все произошедшее так давило на голову, что Арон даже не понимал, что прекрасно разбирает шепот.
- Когда успел? Да вот в течении нескольких лет. Она помогает детям, а я миссионерам. Там и пересеклись. А когда Гарда сбила карета,  Ваша сестра помогла выхлопотать хорошего врача Как могли видеть, Гарди спокойно ходит, хоть кость раздробило. Моему воспитаннику она помогла с лекарством при кашле с кровью. Можете не беспокоиться, сама она него не осматривала. - Арон снова поднял взгляд на Алека с легким удивлением замечая, что дуло пистолета смотрит на Арона.
- Да и так я ей должен. По своей сути, мы с ней за одно дело сражаемся, только способы у нас разные... - хотелось заметить, что целиться уже не обязательно, но Арон прикусил язык. Сможет ли понять Алек, что да него пытается донести до него Ферро? Вряд ли. А вот нафантазирует сверх этого. Господь и дева Мария, как с ним вообще уживается Лилиан?
Снаружи склада раздались шаги.
- Кажется ваш друг и правда поторопился - усмехнувшись Арон мысленно прикинул, сколько нужно идти до ближайшего участка и усмешка сползла с его лица. Слишком быстро. Но озвучить свое опасение контрабандист не успел. В проломе склада показался Гард и ребята. Были тут и похожие как две капли Яс и Ребе,и Соболь с хищным цепким взглядом. Не видно было разве, что Волчонка. Около десяти мужиков в целом вооруженных не только огнестрелом но и весомыми дубинами. На направленное на Арона оружие они отреагировали недружелюбно, напрягаясь. Дуло же теперь смотрело и на Алека.
- Милорд, выбы кинули пушку на землю. Тяжелая же - оскалился Соболь.
- "Вот только вас здесь не хватало" - устало подумал Ферро, вставая между своими людьми и Сантаром - "Я стою к тебе спиной, не подведи меня, Алек. Не думай стрелять". - с каким-то злым задором подумал мужчина. голоса призывали напустить "свору" на своего врага. Да пошли бы они в задницу каркена,эти голоса!
- Тише, тише. Ребята, мы тут сидим, разговоры разговариваем. Все под контролем. - со смехом, немного натянутым, выдохнул контрабандист.
- Не засиделся ли ты тут, Ферро - поинтересовался Гард - Мы за тобой пришли.
- Соскучился что ли? Гард, мне не десять лет. И поздно уже волноваться о том, что я свяжусь с плохой компанией - Арон шутил и пытался казаться расслабленным,хоть мысленно он прокручивал, как бы все это разрешить чтобы не упасть в грязь лицом.
- Ферро я не шучу, какого черта ты все еще тут торчишь? хочешь чтобы загребли бобби? - Гард не унимался. Что ж он как взъелся на этих сынишек адмиралов?
- Я тоже. Я не помню приказа привести подкрепления. Мужики, вам не стоит тут находится сюда сейчас и правда заявятся бобби. Меня не повяжут, а вот к вооруженным вопросы будут...
- Да ты сума сошел? Тебя сдадут как виновника на раз два. И виселица там. Кто тебя вообще будет слушать? - Гард всплеснул руками и Арон с опаской глянул на пистолет.
- Гард, прекрати истерить как баба. Хочешь, чтобы дальше наших дергали какие-то поехавшие? Никто меня не повесит! - во взгляде друга Арон читал намерение спасти даже против воле и вздохнул,
- Рассредоточтесь по кварталу. В случае опасности я дам знак. Тогда будите действовать, а до этого, я вас заклинаю, не суйтесь даже. И на складе чтобы вас не было. Что смотрите на меня? Исполнять приказ. - мужчина видел, что Гард с ним не согласен, но переломив себя, друг стал раздавать указания
- Переживают - с улыбкой он развернулся к Алеку. - Надеюсь, что ваш друг не приведет половину морского корпуса. Стенка на стенку, это уже не дуэль...

+1

24

С бараньей упёртостью и каким-то излишне благодушным взглядом Арон Ферро здесь и сейчас напрашивался на продолжение дуэли или хотя бы новый вызов, теперь уже – со стороны былого оскорбившего. Алек с силой сжал зубы, после каждого слова трактирщика рассчитывая, что тот сейчас заткнётся. Должно же в нём быть хоть как-то благоразумие, правда, человек не может состоять из одной только жажды красиво самоубиться обо всё вокруг и дожить до… сколько там ему? Лет тридцать? Алек устало выдохнул и немного опустил пистолет, но и говорить Ферро что-то ещё не стал. Ни про Лилиан, ни просто так. Теперь на разговор следовало вызывать уже младшую сестру и спрашивать с неё за всё – и за эту дружбу, и за неприличествующее девушке её происхождения «хобби». Хорошо хоть, что во всей семье знал об этом только Алек; он бы поделился этим с Аленари, когда бы она была здесь, но остальные, и он знал это слишком хорошо, отнесутся к ней строже, чем могла бы это сделать она сама.
– Заканчивайте трепаться о моей сестре, – только и сказал Алек устало, поднимаясь на ноги и отворачиваясь. Вовремя – со стороны улицы послышались голоса и топот, но вместо Джорджа, ведущего за собой стайку бобби, в проломе показался давнишний секундант Ферро, а за ним замелькали и прочие бандитские рожи, удивлённые, недобрые и недружелюбные. Замечательно.
Алек весь подобрался, расправил плечи, хотя до Гарда ему было расти и расти. Он показушно им всем поклонился, прикидывая тем временем, что, если они его атакуют сейчас, начать можно будет с одного из пареньков-отражений. Банда Ферро окружала его плохо обученной сворой, из них сыпались смешки и оскорбления, которые Алек с себя стряхивал. Он впервые настолько наглядно ощущал собственное преимущество: попытаются забить его все вместе – погорят в самом буквальном смысле, вот с этого хитроглазого типа, что подбирался к его оружию, и ровнёхонько до Арона.
И приведёт Джордж полицию к пламенеющей линии складских помещений, панике и столпотворению. Да и то только в том случае, если особо ретивый ублюдок с пистолетом не решит впечатлить… главаря, видимо.
– Замечательная у вас компания, Ферро, – оскалился Алек. Пистолет он бросать не стал, но убрал в кобуру, так, чтобы в любой момент можно было выхватить. Он старался никого из них не терять взглядом и каждого держать в поле зрения. Чего-то такого, отстранённо подумал Алек, и следовало ожидать от человека неблагородного, слабо знакомого с таким понятием, как «честь». Ему самую малость сделалось горько от этого – трактирщик тут так старательно являл ему собственную порядочность, а эти пришли и всё порушили. – Очень подходит причине нашего собрания здесь сегодня.
«Да нет уж, забирайте его, забирайте», – хотел сказать он пришельцам, но Ферро быстрее вытурил их из здания патрулировать район. Алек не мог не признать, что это было смело, пусть и достаточно безрассудно. Он сошёлся взглядами с Гардом, выходившим последним, скользнул ниже, не смея отрицать качества проделанной Лили работы.
Без десятка людей внутри склад показался ему даже больше, чем до того.
– Ну почему же, – отозвался Алек, обходя помещение по кругу и рассматривая доски под собственными ногами, – очень даже дуэль при определённых условиях. – Он хмыкнул, откинул в сторону какую-то щепку, склонил голову набок, рассматривая кусок пентаграммы и опрокинутую свечу. Лорда Уолтона ждало восхитительное известие, и Алек жалел, что не сможет увидеть его лицо в этот момент. – Я должен бы поблагодарить вас за доверие, – задумчиво протянул он, подняв взгляд на Арона, – но я, пожалуй, не буду. Вы неоправданно смелы, – за проломом вновь раздались шаги, и Алек, быстро посмотрев в ту сторону, уже не сомневался, что это полицейские. Должны быть они. В крайнем случае – товарищи этих, убитых, и тогда ничего хорошего их здесь не ждёт. Он кивнул Ферро. – Спрячьте эту вашу побрякушку, чтобы не было лишних вопросов.

+1

25

Ситуация… Разрешилась если можно было это так назвать. Очевидно было то, что теперь Алек надумает про него еще больше всякой чуши, например, что Ферро предводитель банды опасных головорезов… Нет, так то это так, но все равно было обидно как-то. Мужчина вздохнул, голоса снова шептали что-то, а отмахнуться от них и заткнуть не представлялось возможным.
- Я думал причина нашего собрания здесь не в том, что мои друзья за меня переживают. - с усмешкой сообщил Арон вновь усаживаясь на ящик. В целом… Все ведь могло пойти в десятки раз хуже, так? А могло не пойти никак. И какого черта он вообще во все это ввязался?
- Не сказал бы, сражение, быть может. хотя, по чести, я ни черта не смыслю в дуэлях - Ферро чуть коснулся щеки и поморщился от боли. Надо было не церемониться, а с первого удара сломать этому выскочке нос. Когда нибудь благородство доведет его до могильной плиты. Сколько раз ему твердили… оказалось и правда нет у благородных никаких чести. На слова Алека Ферро только усмехнулся.
- А вы обожаете делать выводы, не зная всей ситуации. У каждого свои недостатки, Сантар. Но в конечном счете все мы не идеальны. - бывший военный прислушался к своему телу. Так неприятно тянуло под боком. Оставалось лишь надеяться, что ребра целы. 
Снова раздались шаги и это уже вряд ли были его люди. Более того, слыша три коротких удара дверью можно было понять - бобби. Послушав Сантара, мужчина спрятал медальон и зашнуровал ворот рубашки.
- Ну что же, пришло время проверить, зря ли я вам поверил…

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Дуэль - это тоже способ общения!