Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру
1-30

августа

События в мире
В ночь с 19 на 20 Августа в акватории Англии появился "корабль-призрак". Полупустой, с сошедшей с ума командой на борту. Газетчики смакуют страшные подробности.
Китобойные суда в лондонском заливе готовятся к выходу в море. Неспокойно синее море... В воздухе витает запах розмарина и печеных яблок.
Германия и Россия грозят друг другу войной. Ирландцы хотят независимости. В Калькутте туги принесли в жертву Кали очередного губернатора.
04.10
У нас стартовал новый квест, к участию приглашаются все желающие.
9.07
Обратите внимание на имеющиеся квесты. Записаться в квест, а также высказать свои предложения по сюжету можно в этой теме.

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Дальние берега » Сигналы S.O.S. судьбе и Богу


Сигналы S.O.S. судьбе и Богу

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Аленари Сантар и Росс Манро (NPC)
1 августа 1886, где-то посредине Атлантики

"На судне бунт, над нами чайки реют!
Вчера из-за дублонов золотых
Двух негодяев вздёрнули на рею,
Но мало — надо было четверых."
© Высоцкий

Судно «Сильвер датчес» было отправлено в научно-исследовательскую экспедицию Парламентом. За право выйти в увлекательное плавание боролись многие морские офицеры. Все считали эту экспедицию шансом, а она обернулась кошмаром. Где-то посреди океана некоторые члены команды сошли с ума и устроили бунт. Их безумие, будто инфекция, перекидывалось на других. Многие члены команды были убиты, часть здравомыслящих заперли по каютам, давая только воду и то через раз. Полное мертвецов и трупов судно сменило курс и никто не зал, что сейчас ищет «Сильвер датчес».

0

2

Профессор, конечно, понимал, что господа-моряки уже далеки не только от понятия “джентльмен”, но и от понятия “homo sapiens”, но его всё равно возмутило, когда в их тесную каютку зашвырнули ещё и даму, в весьма побитом состоянии. Да, леди Аленари Сантар была категорически против и обращения “леди”,  и обращения “дама”, о чём дала ему понять в их первый ужин месяц назад. Счастливое время лишённое сошедшей с ума команды! Но всё же про себя профессор Манро называл её “леди”, как положено её титулом, и “дама” как положено её физиологии. Все женщины, даже те, что переоделись в брюки, вспоминали про свою половую принадлежность с первых дней эмбрионогенеза и до родового акта. Но это же не значит, что ссориться надо.
- Вставайте, офицер, дайте мне вас осмотреть, - спокойно проговорил он, помогая Аленари подняться, и присесть на койку сбоку от Тима Рота, их рулевого. Выглядела девушка не очень хорошо, вся в садинах, отощавшая (как и они все тут), но с горящими гневными глазами. Мужчина её не винил. Он и сам был обросшим за неделю заточения и встрёпанным от немытости. Росс придерживался мнения, что человек становиться человеком внутри, и то, что произошло на «Сильвер датчес» лишний раз подтвердило верность его мышления. Взгляд профессора, тем не менее, был деловым и спокойным. - Тим, мы ведь не добили последнюю затаённую?
- Нет, сэр.
- Доставайте, надо обработать коммандеру раны, а ничего лучше 45 градусов сейчас под руками нет. И порвите простынь Меверика на лоскуты, ему уже всё равно.
- Да, сэр, - Тим слушал его, с трудом протиснувшись в маленькой каютке в сторону сундуков, где была запрятана бутылка с алкоголем. Бедолага рулевой, он перестал верить, что они выберутся, уныло смотря на круглый иллюминатор, за которым качалось море. Выполнять рубленные приказы Росса ему было проще, не приходилось думать самому.
- Вы пытались бежать, офицер Сантар? - спросил профессор Манро с мягкой лукавой улыбкой, закатывая рукав девушки. У неё были подраны локти, но, судя по всему, ничего жизненно важного не задето. Если не считать такой гордость. - Поспешили вы, теперь за вами, как и за нами тут, будут следить пристальней. Они уже выкинули все спасательные шлюпки? Или вы не добрались до верхней палубы?
- Профессор Манро, сэр, вот, - Тим передал флягу с самогоном и в ней едва булькало.
- Печально-печально, - вздохнул Манро, нанося брагу на лоскут ещё чистой тряпицы. - Теперь к нашему вечернему ужину из фантазий даже нет аперитива. Можете ругаться, коммандер, по крайней мере сейчас у вас будет оправдание.
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

+1

3

Слабость в коленях, головокружение и легкая дурнота это признаки внезапной влюбленности – так говорят светские романы.
А еще – хорошего удара по голове, – добавляет проза жизни.
— Куда ее …но?
— К …ным
В ушах стучала кровь, чужие слова доносились рывками, как сквозь слой ваты. Аленари Сантар слабо представляла, куда ее тащат и что вообще происходит; более-менее она в себя пришла уже на полу каюты, чувствуя, как кто-то помогает ей подняться на ноги.
Хотела огрызнуться – рефлекторно, просто на волне прежней злости, но узнала голос. Смолчала. Позволила усадить себя на койку.
Мир, как выключенная карусель, двигался все медленнее и медленнее, пока вовсе не остановился. Теперь можно было осмотреться.
В каюте их оказалось трое – рулевой Рот, профессор Манро и, собственно, леди Аленари Сантар. Выглядели мужчины измотанными, осунувшимися, но куда менее потрепанными, чем она.
«Леди» потрогала языком два боковых зуба и тут же ощутила теплый ток крови – шатаются.
«Ничего, врастут… если успеют».
Следом Аленари украдкой подвигала челюсть вправо-влево – та болела, но слушалась. Это хорошо. Значит, ни вывиха, ни перелома.
— Добралась. – Она хмурилась, чувствуя себя под этим мягко-укоряющим взглядом не офицером военно-морского флота, а нашкодившей девчонкой. – Нету больше шлюпок. Второй лейтенант Дженкинс убит. С-с-скоты.
Последнее могло относиться как ко всей взбунтовавшейся команде, так и конкретно к убийцам лейтенанта.
Хотя, если уж по чести, глупая была попытка. Глупая. Без плана, без подготовки…
Их с Дженкинсом неделю держали в такой же каюте. Трижды приносили воду, единожды бросили паек – один на двоих. А вот сегодня решили перевести куда-то еще; всего трое в конвое и руки связали спереди. 
Спереди. Вот кретины, - подумала тогда Аленари.
Решила, что это шанс.
Сперва все получилось на удивление гладко – помог и эффект неожиданности, и злоба, которой офицеры накопили предостаточно. Второй лейтенант даже револьвером завладеть успел. А на верхней палубе они столкнулись с часовыми – и Дженкинс, земля ему пухом, открыл стрельбу, на которую тут же сбежались все ублюдки, не страдающие перманентной глухотой. Вот вам и весь побег.
Единственное, чего Аленари не понимала, это почему ее тоже не убили, обошлись «гуманным» ударом по голове – судя по ощущениям, шишка уже должна была перерасти саму голову.
Ругаться, пусть даже с разрешения, она не стала – это как… как проиграть окончательно. Поэтому, когда тряпица касалась разодранной и свезенной кожи, Аленари сжимала челюсти до боли, чувствуя, как кровянит разбитая десна.
— Вы видели кого-то еще из наших? – она имела ввиду арестованную часть команды, по всегдашнему морскому закону записав всех бунтовщиков в «чужих».

+1

4

- Весьма удивительно, странно и дико, но факт - помимо общего помутнения рассудка, в них ещё отсутствует здравомыслие и инстинкт выживания, - говорил Росс размеренно, будто бы молодёж была на его лекции. Он не мог предоставить им пока большего, чем собственное хладнокровие, рассудочность и уверенность, что они выберуться, даже если всё это было ложью. Говоря, он методично протирал рану за раной, сидя на корточках перед леди Аленари. - Ведь им тоже могут потребоваться шлюпки… если только они не уверены, что скоро сойдут с корабля. Глотните, последний глоток для вас, притупит голод. И помяните павших… Сколько бы их не было. Нас не выпускали из каюты, офицер, но один раз Меверик попытался бежать, и вырвался в коридор. Это стоило ему жизни.
Профессор Манро отдал даме флягу с остатком спирта и встал, мягко спружинив на корабельной качке. В каюте было душно, пахло кисло от немытых тел, хотя сама она сохраняла остатки порядка и чистоты. Росс не давал их маленькому плену превратиться в средневековые казематы.
Мужчина опёрся о беленую стену каюты смотря вдаль, в морскую бесконечную даль. Его взгляд выражал не потухшее отчаяние или злую досаду, а отчетливый мыслительный процесс, будто бы там, в его черепушке работали новенькие часы. Только постоянно думая, ищя новую информацию среди монотонности дней Манро и держался. Он надеялся разгадать происходящее, будто ещё один исторический казус.
- Вы знаете, коммандер, я уже говорил Тиму и поделюсь с вами - очень странно они с нами обходятся. Для того, чтобы требовать за нас выкуп (а среди нас есть люди за которых можно потребовать выкуп, ровно как и те, за кого некому ничего давать), нас надо чаще кормить. Еда на судне есть. Но нет, им будто… просто нужно чтобы мы дожили до чего-то, до какого-то события. Причём, не обязательно все. Я бы даже предположил, что их подкупили пираты, но…
- Земля! - вдруг воскликнул рулевой, припав к иллюминатору, будто бы  желая в нём раствориться. Впервые за последние дни в почти пустых и безучастных глазах Тима забрезжил лихорадочный огонь. - Клянусь всеми святыми, это земля!
Росс в два шага дошёл до Тима и чуть-чуть отодвинул его в бок. Поначалу он хотел с прискорбием диагностировать бедолаге рулевому галлюцинации от изнемождения, но вот очередная волна качнулась и…
- Дьяволы Лондона, это действительно так, - Росс развернулся на каблуках, опустив глаза, бегающие, как по строчкам невидимой книги. Земля… это очень похоже на “пункт назначения” до которого их везут. А ещё земля - это еда и пресная вода, даже если есть придётся корешки, а для воды придётся рыть землю. И это возможность сбежать.
- Лейтенант Сантар, у вас сломана рука, - без экивоков, рублено сказал мужчина, подхватывая тот самый содранный локоть девушки и за него отводя её назад, на койку. - С какой вы лучше стреляете, с правой или левой? Вы вроде правша, отлично, тогда правая. Тим, достань со дна сундука револьвер.
В маленькой каютке закипела деятельность. Росс сам переменился, резковатые действия, которыми он перебентовывал руку Аленари и делал бондаж. Очень странный, рука в нём болталась, но план мужчины тут, кажется, поняли все. Особенно когда он стал вкручивать в бондаж револьвер.
- Прижимайте повязку как можно ближе к себе, иначе он вывалиться. И не горячитесь, офицер, там всего 4 патрона, больше нет. До того, как мы сойдём на землю, дополнять недостаток железа в мозгах наших бывших товарищей - плохая идея.
Корабль запыхтел винтовыми двигателями, закоптила внизу котельная и угольная печь. Они спешили пристать к странным берегам, а Росс спешил всё правдоподобно замаскировать.
- Подожмите пальцы, их видно быть не должно. Всё…
Профессор встал, раскручивая отвороты рубахи, будто собирался потом выйти на лекцию.
- И прошу вас помнить, коммандер, если капитан мёртв, вы должны будете взять на себя командование, потому держите голову холодной.
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

Отредактировано Game Master (Вчера 20:20:55)

+1

5

«Здравомыслие! Да ни у одного из этих ублюдков не осталось и капли здравомыслия».
Она злилась – из-за боли, неудачи, неопределенности, дикости всего происходящего. И все же мерный тон отвлекал от этой злобы. Помогал собраться. 
— Спасибо, профессор.
Алкоголь обжег разбитые губы, перебил дыхание, привел в себя окончательно.
Морщась и ощупывая ушибленное плечо, Аленари слушала рассуждения Росса Манро – рассуждения ясные и здравые, но какие-то неутешительные.
Поведение команды действительно было странным. Да что там, весь этот бунт был чертовски странным! Она носила эполеты достаточно давно, чтобы знать – к экипажу необходимо присматриваться и прислушиваться, как к собственному организму, дабы в самый неподходящий момент не получить какой-то фортель.
На «Сильвер датчес» фортель вышел презнатный. А вот обычных предпосылок не было. Вообще.
На протяжении недели мысли раз за разом возвращались к пройденному пути. Что пошло не так? Ни поломок, ни проблем с курсом, ни перебоев с провиантом. Жестокость офицеров? Нет, командование собралось на редкость лояльное. Временами даже слишком, как на взгляд дочери Роланда Сантара. Да и не вели себя матросы как те, кто чем-то очень недоволен и вот-вот готов выплеснуть это недовольство. Не было тех особых косых взглядов, шепотков, затихающих при появлении офицера, мелких, но нарочитых нарушений устава…
Голос рулевого застал ее врасплох. Аленари вскочила на ноги – каюта тут же сделала замечательный кульбит, едва не усадив обратно на койку.
Земля. Это могло стать концом всему, а могло – новым шансом. На этот раз настоящим. Пусть на корабле посреди моря тебя легко загнать в угол, словно  амбарную крысу, но вот на земле…
Она удивленно нахмурилась, услышав слова профессора – рука? В порядке ее рука. Даже обе руки. И стреляет она одинаково хорошо, что с правой, что с левой, только какая разница-то?
«Разница» легла в наскоро связанный бандаж.
— Жаль, что не обе. – Аленари усмехнулась. Кривовато, болезненно, но искренне.
Всего четыре патрона. Целых четыре патрона.
Странную силу имело над ней оружие. Револьвер не мог никого выручить, а врагов за стенами каюты будет явно больше четырех, и все же холод металла, его тяжесть давали практически мистическую уверенность в себе. Аленари казалось, что она чувствует запахи пороха и оружейного масла – лучшие ароматы на свете.
Сейчас не было человека более внимательного и послушного, более собранного и трезвомыслящего, чем лейтенант-коммандер Сантар.
Как и было велено, она крепко прижала к себе перевязанную руку. Плечо тут же дернуло болью, но теперь это не злило.
— Обещаю, профессор. Холодная голова. Пока не ступим на землю, я буду кроткой, словно овечка.
«…а там мы еще поглядим, как много патронов окажется под рукой».
Им не пришлось долго ждать; похоже, догадка мистера Манро оправдала себя на все сто, и дальше виденного острова «Сильвер датчес» идти не собиралась. Вскоре за дверью зазвучали голоса, звякнул засов, и та распахнулась. Все четверо матросов были вооружены, Билл Торман ко всему прочему напялил на себя китель покойного Дженкинса.
— Отойти к дальней стене. – Торман ткнул куда-то вглубь каюты. – Выходить по одному. Сперва ты, затем ты. – Он по очереди показал на Тима, затем на профессора. – Ты последняя.
С видимым спокойствием Аленари сделала несколько шагов назад, как и приказали.

+1

6

Опустившиеся люди… Мародёры, падальщики и невежды. И среди них люди из образованных семей, офицеры. Где-то в этом ребусе пропущена составляющая. Аргумент функции, Розеттский камень древнеегипетского. Росс шёл по освещённым уже электричеством коридорам, заведя исхудавшие руки за спину и искося смотрел на лица конвоиров, пытаясь найти этот самый ключ или подсказку.
Любой непосвященный назвал бы такое поведение простым сумасшествием, и возможно был бы прав, но пытлиывый научный ум отвергал столь простой ответ. Не было до этого прецедентов массового и выборочного сумасшествия. Где же ответ?
Они поднимались на палубу, профессор невольно оступился, сбив их стройный марш на эшафот, за что тут же получил тычок прикладом в бок.
- Не мешкай тут, старик, - оскалил зубы Билл Торман. На месте были не все, как и всякого простого моряка, и с лейтенантским камзолом смотрелось это… колоритно. И вот этот называет его стариком?! Росс не то, чтобы страдал геронтофобией, но простите, он прожил только половину от планируемого им срока!
- А я вижу, вы получили повышение, Билл, - не удержался мужчина от ответной иронии, выходя на верхнюю палубу. Его волосы тут же подхватил ветер, даря непередаваемый запах свежести и свободы.
- Нет никаких повышений, старик, нет чинов и вашей аристократской зазнайности, - неграмотно и грубо рубил Торман, и глаза его при этом отражали какую-то странную отвлечённость, - перед Ним все равны, скоро сами увидите.
Росс приподнял брови, удивившись какой-то непривычной для моряка символике или же аллюзии к высшим силам, украдкой оглянувшись на спутников. Тим Рот явно нервничал, но ещё держался, на лице леди Сантар не было и лишней эмоции. Молодцы.
- Вперёд, не вертеть головой.
Снова болезненный толчок и профессор пошёл вперёд. Верхняя палуба живо осиротела без шлюпок, большей части экипажа, а ещё пугала кровавыми пятнами то тут, то там. Их вели вдоль борта, и теперь приблизившаяся мистическая земля казалась почти осязаемой. Даже ему стоило усилий оторвать взгляд от такого пленительного зрелища, как скорая свобода.
Ближе к квартердеку собралась небольшая толпа. В кругу вооружённых людей истощённых и ободранных моряков, верных своему разуму, короне, Англии, да хоть выпивке, главное не помешательству, толкали вперёд, вынуждая сесть и завести руки за голову. В числе уцелевших был ещё канонир Альберт и даже капитан, но выглядел он… Росс поджал губы, всё ещё блуждая в чертогах разума и пытаясь найти ключик. Ключик…
- Вот и последние, - немного лениво сказал Люк Гейбл, зачинщик всего этого мерзкого цирка уродцев. Он стоял в небрежно, будто в насмешку, накинутом на плечи капитанском кителе, набекрень нахлобученной капитанской кепке. Глаза мужчины горели совершенно безумным восторгом, близким к лихорадке. - Разве вы не рады?! Вот она земля, я вывез вас всех из этого бессмысленного плавания к чему-то настоящему! Буквально осязаемому, сильному, древнему. - нотки его голоса были странно истеричными и издевательскими. Росс мог бы поклясться что он мешал морфий с выпивкой для такого безумного эффекта, но как жалкий наркоман взял под контроль полкоманды? Более того, раньше Люк был нервным и в меру тихим лейтенантском, которому не хватало характера для настоящего командования. Где же и что пошло в мире не так? Росса опять толкнули, на этот раз в спину.
- Без фортелей. На колени, руки за голову, - напомнил о себе беззубый Билл.
Росс медленно оглянулся на Тима и Аленари и также медленно сел, убедительно пародируя ревматизм. Он же старик, черт подери этого паяца. В морском воздухе немного чувствовался порох. Уже стреляли до этого?
- Люк, ты больной ублюдок, не достойный даже мичмановского колета! Какого Дьявола ты заварил эту мясорубку?! - прорычал капитан разбитыми губами. - Какого чёрта вы все тут устроили?!
- Мы?! Мы причищаемся к миру новых возможностей! - позёрски, до отвращения театрально и эмоционально молодой, некогда выглядевший привлекательным, человек раскинул руки и покрутился вокруг своей оси ,будто предлагая насладиться видом корабля, почти ставшего призраком и истощённых товарищей против сытых и таких диких лиц. Росс сам не знал почему но чувствовал к нему всё большее отвращение. А ещё, лишь сейчас, когда первая волна эйфории схлынула с него, профессор понял, что что-то еще смущает его в окружающей действительности. Он искося осматривал коптящие трубы двигателя, такелаж и поднятые, за ненадобностью, паруса, но ответ не приходил.
- Фортуна любит нас, любит и с сегодня будет любить до конца! - Люк закончил на звонкой ноте, встав прямо напротив капитана.
- В последний раз, - рыкнул тот в ответ своему бывшему подчиненному и сделал свой последний, свой отчаянный, но такой не своевременный рывок! Он выдернул из голенища нож, сохраннённый при досмотрах, наверное, также, как они сохранили револьвер, и рванул к Гейблу. Последний. В непривычно тихом для бухты воздухе прозвучал выстрел и капитан рухнул, не успев сказать красивое “прощай”. Росс болезненно и печально поморщился, смотря на нелепо подвернуть руку мужчины, с которым больше месяца вёл застольные беседы. Да что ними со всеми стало?!
Некоторые из “здравых” моряков попытались вскочить и сопротивляться, но кольцо конвоя было на чеку. И при оружии.
- Тихо-тихо, не плачьте, дети, - издевательским голосом протянул Люк, вертя в в руке ещё дымящий револьвер. Казалось, ему нравилась общая абсурдность происходящего. - Был капитан, нет капитана, да здравствует новый капитан!
С гиенским смехом он снял кепкуи пошёл в их сторону. Росс с затаенным напряжением догадался, к кому он так чеканит шаг по металлическому покрытию палубы. “Держитесь, леди Аленари, только держитесь и держите себя в руках!”.
Росс видел, как близко Люк прошёл рядом с ними и поймал себя на мысли, что будь его голова хоть чуть-чуть горячее, а голод - сильнее, он бы тоже попытался кинуться на зачинщика бардака, даже понимая бессмысленность этой затеи. Но он был собой и вместо приятных мечтаний о пришедшей Немезиде, профессор Манро отметил кулон мужчины, выправленный на рубашку. На нем был какой-то странный символ.
- Как это говориться? Да здравствует капитан? С повышением тебя, офицер! - Люк дошёл до Аленари и нахлобучил на неё кепку. - ты так давно мечтала о капитанской должности. Я вот готов тебе прямо подарить эту возможность!
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

0


Вы здесь » Brimstone » Дальние берега » Сигналы S.O.S. судьбе и Богу