Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

август-ноябрь

События в мире
Посольство Ада выразило желание отправить в Африку исследовательскую экспедицию и даже полностью компенсировало расходы.
Военно-исследовательское судно "Сильвер датчес" брошено у берегов неизвестного острова! Адмиралтейство не желает комментировать подробности этого дела, но уже известно, что часть команды сошла с ума.
В ночь с 19 на 20 Августа в акватории Англии появился "корабль-призрак". Полупустой, с сошедшей с ума командой на борту. Газетчики смакуют страшные подробности.
29.11
Хотите отправится в экспедицию? Джунгли Африки и морские просторы ждут вас. К участию приглашаются все желающие.
29.10
Чем дышит полузатонувший Лондон? О насущных проблемах, вам расскажут газеты, о скрытых - ваше собственное любопытство.

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Сигналы S.O.S. судьбе и Богу


Сигналы S.O.S. судьбе и Богу

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Аленари Сантар и Росс Манро (NPC)
1 августа 1886, где-то посредине Атлантики

"На судне бунт, над нами чайки реют!
Вчера из-за дублонов золотых
Двух негодяев вздёрнули на рею,
Но мало — надо было четверых."
© Высоцкий

Судно «Сильвер датчес» было отправлено в научно-исследовательскую экспедицию Парламентом. За право выйти в увлекательное плавание боролись многие морские офицеры. Все считали эту экспедицию шансом, а она обернулась кошмаром. Где-то посреди океана некоторые члены команды сошли с ума и устроили бунт. Их безумие, будто инфекция, перекидывалось на других. Многие члены команды были убиты, часть здравомыслящих заперли по каютам, давая только воду и то через раз. Полное мертвецов и трупов судно сменило курс и никто не зал, что сейчас ищет «Сильвер датчес».

0

2

Профессор, конечно, понимал, что господа-моряки уже далеки не только от понятия “джентльмен”, но и от понятия “homo sapiens”, но его всё равно возмутило, когда в их тесную каютку зашвырнули ещё и даму, в весьма побитом состоянии. Да, леди Аленари Сантар была категорически против и обращения “леди”,  и обращения “дама”, о чём дала ему понять в их первый ужин месяц назад. Счастливое время лишённое сошедшей с ума команды! Но всё же про себя профессор Манро называл её “леди”, как положено её титулом, и “дама” как положено её физиологии. Все женщины, даже те, что переоделись в брюки, вспоминали про свою половую принадлежность с первых дней эмбрионогенеза и до родового акта. Но это же не значит, что ссориться надо.
- Вставайте, офицер, дайте мне вас осмотреть, - спокойно проговорил он, помогая Аленари подняться, и присесть на койку сбоку от Тима Рота, их рулевого. Выглядела девушка не очень хорошо, вся в садинах, отощавшая (как и они все тут), но с горящими гневными глазами. Мужчина её не винил. Он и сам был обросшим за неделю заточения и встрёпанным от немытости. Росс придерживался мнения, что человек становиться человеком внутри, и то, что произошло на «Сильвер датчес» лишний раз подтвердило верность его мышления. Взгляд профессора, тем не менее, был деловым и спокойным. - Тим, мы ведь не добили последнюю затаённую?
- Нет, сэр.
- Доставайте, надо обработать коммандеру раны, а ничего лучше 45 градусов сейчас под руками нет. И порвите простынь Меверика на лоскуты, ему уже всё равно.
- Да, сэр, - Тим слушал его, с трудом протиснувшись в маленькой каютке в сторону сундуков, где была запрятана бутылка с алкоголем. Бедолага рулевой, он перестал верить, что они выберутся, уныло смотря на круглый иллюминатор, за которым качалось море. Выполнять рубленные приказы Росса ему было проще, не приходилось думать самому.
- Вы пытались бежать, офицер Сантар? - спросил профессор Манро с мягкой лукавой улыбкой, закатывая рукав девушки. У неё были подраны локти, но, судя по всему, ничего жизненно важного не задето. Если не считать такой гордость. - Поспешили вы, теперь за вами, как и за нами тут, будут следить пристальней. Они уже выкинули все спасательные шлюпки? Или вы не добрались до верхней палубы?
- Профессор Манро, сэр, вот, - Тим передал флягу с самогоном и в ней едва булькало.
- Печально-печально, - вздохнул Манро, нанося брагу на лоскут ещё чистой тряпицы. - Теперь к нашему вечернему ужину из фантазий даже нет аперитива. Можете ругаться, коммандер, по крайней мере сейчас у вас будет оправдание.
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

+1

3

Слабость в коленях, головокружение и легкая дурнота это признаки внезапной влюбленности – так говорят светские романы.
А еще – хорошего удара по голове, – добавляет проза жизни.
— Куда ее …но?
— К …ным
В ушах стучала кровь, чужие слова доносились рывками, как сквозь слой ваты. Аленари Сантар слабо представляла, куда ее тащат и что вообще происходит; более-менее она в себя пришла уже на полу каюты, чувствуя, как кто-то помогает ей подняться на ноги.
Хотела огрызнуться – рефлекторно, просто на волне прежней злости, но узнала голос. Смолчала. Позволила усадить себя на койку.
Мир, как выключенная карусель, двигался все медленнее и медленнее, пока вовсе не остановился. Теперь можно было осмотреться.
В каюте их оказалось трое – рулевой Рот, профессор Манро и, собственно, леди Аленари Сантар. Выглядели мужчины измотанными, осунувшимися, но куда менее потрепанными, чем она.
«Леди» потрогала языком два боковых зуба и тут же ощутила теплый ток крови – шатаются.
«Ничего, врастут… если успеют».
Следом Аленари украдкой подвигала челюсть вправо-влево – та болела, но слушалась. Это хорошо. Значит, ни вывиха, ни перелома.
— Добралась. – Она хмурилась, чувствуя себя под этим мягко-укоряющим взглядом не офицером военно-морского флота, а нашкодившей девчонкой. – Нету больше шлюпок. Второй лейтенант Дженкинс убит. С-с-скоты.
Последнее могло относиться как ко всей взбунтовавшейся команде, так и конкретно к убийцам лейтенанта.
Хотя, если уж по чести, глупая была попытка. Глупая. Без плана, без подготовки…
Их с Дженкинсом неделю держали в такой же каюте. Трижды приносили воду, единожды бросили паек – один на двоих. А вот сегодня решили перевести куда-то еще; всего трое в конвое и руки связали спереди. 
Спереди. Вот кретины, - подумала тогда Аленари.
Решила, что это шанс.
Сперва все получилось на удивление гладко – помог и эффект неожиданности, и злоба, которой офицеры накопили предостаточно. Второй лейтенант даже револьвером завладеть успел. А на верхней палубе они столкнулись с часовыми – и Дженкинс, земля ему пухом, открыл стрельбу, на которую тут же сбежались все ублюдки, не страдающие перманентной глухотой. Вот вам и весь побег.
Единственное, чего Аленари не понимала, это почему ее тоже не убили, обошлись «гуманным» ударом по голове – судя по ощущениям, шишка уже должна была перерасти саму голову.
Ругаться, пусть даже с разрешения, она не стала – это как… как проиграть окончательно. Поэтому, когда тряпица касалась разодранной и свезенной кожи, Аленари сжимала челюсти до боли, чувствуя, как кровянит разбитая десна.
— Вы видели кого-то еще из наших? – она имела ввиду арестованную часть команды, по всегдашнему морскому закону записав всех бунтовщиков в «чужих».

Отредактировано Alenarie Santar (30 октября, 2017г. 10:03:23)

+1

4

- Весьма удивительно, странно и дико, но факт - помимо общего помутнения рассудка, в них ещё отсутствует здравомыслие и инстинкт выживания, - говорил Росс размеренно, будто бы молодёж была на его лекции. Он не мог предоставить им пока большего, чем собственное хладнокровие, рассудочность и уверенность, что они выберуться, даже если всё это было ложью. Говоря, он методично протирал рану за раной, сидя на корточках перед леди Аленари. - Ведь им тоже могут потребоваться шлюпки… если только они не уверены, что скоро сойдут с корабля. Глотните, последний глоток для вас, притупит голод. И помяните павших… Сколько бы их не было. Нас не выпускали из каюты, офицер, но один раз Меверик попытался бежать, и вырвался в коридор. Это стоило ему жизни.
Профессор Манро отдал даме флягу с остатком спирта и встал, мягко спружинив на корабельной качке. В каюте было душно, пахло кисло от немытых тел, хотя сама она сохраняла остатки порядка и чистоты. Росс не давал их маленькому плену превратиться в средневековые казематы.
Мужчина опёрся о беленую стену каюты смотря вдаль, в морскую бесконечную даль. Его взгляд выражал не потухшее отчаяние или злую досаду, а отчетливый мыслительный процесс, будто бы там, в его черепушке работали новенькие часы. Только постоянно думая, ищя новую информацию среди монотонности дней Манро и держался. Он надеялся разгадать происходящее, будто ещё один исторический казус.
- Вы знаете, коммандер, я уже говорил Тиму и поделюсь с вами - очень странно они с нами обходятся. Для того, чтобы требовать за нас выкуп (а среди нас есть люди за которых можно потребовать выкуп, ровно как и те, за кого некому ничего давать), нас надо чаще кормить. Еда на судне есть. Но нет, им будто… просто нужно чтобы мы дожили до чего-то, до какого-то события. Причём, не обязательно все. Я бы даже предположил, что их подкупили пираты, но…
- Земля! - вдруг воскликнул рулевой, припав к иллюминатору, будто бы  желая в нём раствориться. Впервые за последние дни в почти пустых и безучастных глазах Тима забрезжил лихорадочный огонь. - Клянусь всеми святыми, это земля!
Росс в два шага дошёл до Тима и чуть-чуть отодвинул его в бок. Поначалу он хотел с прискорбием диагностировать бедолаге рулевому галлюцинации от изнемождения, но вот очередная волна качнулась и…
- Дьяволы Лондона, это действительно так, - Росс развернулся на каблуках, опустив глаза, бегающие, как по строчкам невидимой книги. Земля… это очень похоже на “пункт назначения” до которого их везут. А ещё земля - это еда и пресная вода, даже если есть придётся корешки, а для воды придётся рыть землю. И это возможность сбежать.
- Лейтенант Сантар, у вас сломана рука, - без экивоков, рублено сказал мужчина, подхватывая тот самый содранный локоть девушки и за него отводя её назад, на койку. - С какой вы лучше стреляете, с правой или левой? Вы вроде правша, отлично, тогда правая. Тим, достань со дна сундука револьвер.
В маленькой каютке закипела деятельность. Росс сам переменился, резковатые действия, которыми он перебентовывал руку Аленари и делал бондаж. Очень странный, рука в нём болталась, но план мужчины тут, кажется, поняли все. Особенно когда он стал вкручивать в бондаж револьвер.
- Прижимайте повязку как можно ближе к себе, иначе он вывалиться. И не горячитесь, офицер, там всего 4 патрона, больше нет. До того, как мы сойдём на землю, дополнять недостаток железа в мозгах наших бывших товарищей - плохая идея.
Корабль запыхтел винтовыми двигателями, закоптила внизу котельная и угольная печь. Они спешили пристать к странным берегам, а Росс спешил всё правдоподобно замаскировать.
- Подожмите пальцы, их видно быть не должно. Всё…
Профессор встал, раскручивая отвороты рубахи, будто собирался потом выйти на лекцию.
- И прошу вас помнить, коммандер, если капитан мёртв, вы должны будете взять на себя командование, потому держите голову холодной.
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

Отредактировано Game Master (18 октября, 2017г. 20:20:55)

+1

5

«Здравомыслие! Да ни у одного из этих ублюдков не осталось и капли здравомыслия».
Она злилась – из-за боли, неудачи, неопределенности, дикости всего происходящего. И все же мерный тон отвлекал от этой злобы. Помогал собраться. 
— Спасибо, профессор.
Алкоголь обжег разбитые губы, перебил дыхание, привел в себя окончательно.
Морщась и ощупывая ушибленное плечо, Аленари слушала рассуждения Росса Манро – рассуждения ясные и здравые, но какие-то неутешительные.
Поведение команды действительно было странным. Да что там, весь этот бунт был чертовски странным! Она носила эполеты достаточно давно, чтобы знать – к экипажу необходимо присматриваться и прислушиваться, как к собственному организму, дабы в самый неподходящий момент не получить какой-то фортель.
На «Неудержимом» фортель вышел презнатный. А вот обычных предпосылок не было. Вообще.
На протяжении недели мысли раз за разом возвращались к пройденному пути. Что пошло не так? Ни поломок, ни проблем с курсом, ни перебоев с провиантом. Жестокость офицеров? Нет, командование собралось на редкость лояльное. Временами даже слишком, как на взгляд дочери Роланда Сантара. Да и не вели себя матросы как те, кто чем-то очень недоволен и вот-вот готов выплеснуть это недовольство. Не было тех особых косых взглядов, шепотков, затихающих при появлении офицера, мелких, но нарочитых нарушений устава…
Голос рулевого застал ее врасплох. Аленари вскочила на ноги – каюта тут же сделала замечательный кульбит, едва не усадив обратно на койку.
Земля. Это могло стать концом всему, а могло – новым шансом. На этот раз настоящим. Пусть на корабле посреди моря тебя легко загнать в угол, словно  амбарную крысу, но вот на земле…
Она удивленно нахмурилась, услышав слова профессора – рука? В порядке ее рука. Даже обе руки. И стреляет она одинаково хорошо, что с правой, что с левой, только какая разница-то?
«Разница» легла в наскоро связанный бандаж.
— Жаль, что не обе. – Аленари усмехнулась. Кривовато, болезненно, но искренне.
Всего четыре патрона. Целых четыре патрона.
Странную силу имело над ней оружие. Револьвер не мог никого выручить, а врагов за стенами каюты будет явно больше четырех, и все же холод металла, его тяжесть давали практически мистическую уверенность в себе. Аленари казалось, что она чувствует запахи пороха и оружейного масла – лучшие ароматы на свете.
Сейчас не было человека более внимательного и послушного, более собранного и трезвомыслящего, чем лейтенант-коммандер Сантар.
Как и было велено, она крепко прижала к себе перевязанную руку. Плечо тут же дернуло болью, но теперь это не злило.
— Обещаю, профессор. Холодная голова. Пока не ступим на землю, я буду кроткой, словно овечка.
«…а там мы еще поглядим, как много патронов окажется под рукой».
Им не пришлось долго ждать; похоже, догадка мистера Манро оправдала себя на все сто, и дальше виденного острова «Неудержимый» идти не собирался. Вскоре за дверью зазвучали голоса, звякнул засов, и та распахнулась. Все четверо матросов были вооружены, Билл Торман ко всему прочему напялил на себя китель покойного Дженкинса.
— Отойти к дальней стене. – Торман ткнул куда-то вглубь каюты. – Выходить по одному. Сперва ты, затем ты. – Он по очереди показал на Тима, затем на профессора. – Ты последняя.
С видимым спокойствием Аленари сделала несколько шагов назад, как и приказали.

Отредактировано Alenarie Santar (20 ноября, 2017г. 16:50:34)

+1

6

Опустившиеся люди… Мародёры, падальщики и невежды. И среди них люди из образованных семей, офицеры. Где-то в этом ребусе пропущена составляющая. Аргумент функции, Розеттский камень древнеегипетского. Росс шёл по освещённым уже электричеством коридорам, заведя исхудавшие руки за спину и искося смотрел на лица конвоиров, пытаясь найти этот самый ключ или подсказку.
Любой непосвященный назвал бы такое поведение простым сумасшествием, и возможно был бы прав, но пытлиывый научный ум отвергал столь простой ответ. Не было до этого прецедентов массового и выборочного сумасшествия. Где же ответ?
Они поднимались на палубу, профессор невольно оступился, сбив их стройный марш на эшафот, за что тут же получил тычок прикладом в бок.
- Не мешкай тут, старик, - оскалил зубы Билл Торман. На месте были не все, как и всякого простого моряка, и с лейтенантским камзолом смотрелось это… колоритно. И вот этот называет его стариком?! Росс не то, чтобы страдал геронтофобией, но простите, он прожил только половину от планируемого им срока!
- А я вижу, вы получили повышение, Билл, - не удержался мужчина от ответной иронии, выходя на верхнюю палубу. Его волосы тут же подхватил ветер, даря непередаваемый запах свежести и свободы.
- Нет никаких повышений, старик, нет чинов и вашей аристократской зазнайности, - неграмотно и грубо рубил Торман, и глаза его при этом отражали какую-то странную отвлечённость, - перед Ним все равны, скоро сами увидите.
Росс приподнял брови, удивившись какой-то непривычной для моряка символике или же аллюзии к высшим силам, украдкой оглянувшись на спутников. Тим Рот явно нервничал, но ещё держался, на лице леди Сантар не было и лишней эмоции. Молодцы.
- Вперёд, не вертеть головой.
Снова болезненный толчок и профессор пошёл вперёд. Верхняя палуба живо осиротела без шлюпок, большей части экипажа, а ещё пугала кровавыми пятнами то тут, то там. Их вели вдоль борта, и теперь приблизившаяся мистическая земля казалась почти осязаемой. Даже ему стоило усилий оторвать взгляд от такого пленительного зрелища, как скорая свобода.
Ближе к квартердеку собралась небольшая толпа. В кругу вооружённых людей истощённых и ободранных моряков, верных своему разуму, короне, Англии, да хоть выпивке, главное не помешательству, толкали вперёд, вынуждая сесть и завести руки за голову. В числе уцелевших был ещё канонир Альберт и даже капитан, но выглядел он… Росс поджал губы, всё ещё блуждая в чертогах разума и пытаясь найти ключик. Ключик…
- Вот и последние, - немного лениво сказал Люк Гейбл, зачинщик всего этого мерзкого цирка уродцев. Он стоял в небрежно, будто в насмешку, накинутом на плечи капитанском кителе, набекрень нахлобученной капитанской кепке. Глаза мужчины горели совершенно безумным восторгом, близким к лихорадке. - Разве вы не рады?! Вот она земля, я вывез вас всех из этого бессмысленного плавания к чему-то настоящему! Буквально осязаемому, сильному, древнему. - нотки его голоса были странно истеричными и издевательскими. Росс мог бы поклясться что он мешал морфий с выпивкой для такого безумного эффекта, но как жалкий наркоман взял под контроль полкоманды? Более того, раньше Люк был нервным и в меру тихим лейтенантском, которому не хватало характера для настоящего командования. Где же и что пошло в мире не так? Росса опять толкнули, на этот раз в спину.
- Без фортелей. На колени, руки за голову, - напомнил о себе беззубый Билл.
Росс медленно оглянулся на Тима и Аленари и также медленно сел, убедительно пародируя ревматизм. Он же старик, черт подери этого паяца. В морском воздухе немного чувствовался порох. Уже стреляли до этого?
- Люк, ты больной ублюдок, не достойный даже мичмановского колета! Какого Дьявола ты заварил эту мясорубку?! - прорычал капитан разбитыми губами. - Какого чёрта вы все тут устроили?!
- Мы?! Мы причищаемся к миру новых возможностей! - позёрски, до отвращения театрально и эмоционально молодой, некогда выглядевший привлекательным, человек раскинул руки и покрутился вокруг своей оси ,будто предлагая насладиться видом корабля, почти ставшего призраком и истощённых товарищей против сытых и таких диких лиц. Росс сам не знал почему но чувствовал к нему всё большее отвращение. А ещё, лишь сейчас, когда первая волна эйфории схлынула с него, профессор понял, что что-то еще смущает его в окружающей действительности. Он искося осматривал коптящие трубы двигателя, такелаж и поднятые, за ненадобностью, паруса, но ответ не приходил.
- Фортуна любит нас, любит и с сегодня будет любить до конца! - Люк закончил на звонкой ноте, встав прямо напротив капитана.
- В последний раз, - рыкнул тот в ответ своему бывшему подчиненному и сделал свой последний, свой отчаянный, но такой не своевременный рывок! Он выдернул из голенища нож, сохраннённый при досмотрах, наверное, также, как они сохранили револьвер, и рванул к Гейблу. Последний. В непривычно тихом для бухты воздухе прозвучал выстрел и капитан рухнул, не успев сказать красивое “прощай”. Росс болезненно и печально поморщился, смотря на нелепо подвернуть руку мужчины, с которым больше месяца вёл застольные беседы. Да что ними со всеми стало?!
Некоторые из “здравых” моряков попытались вскочить и сопротивляться, но кольцо конвоя было на чеку. И при оружии.
- Тихо-тихо, не плачьте, дети, - издевательским голосом протянул Люк, вертя в в руке ещё дымящий револьвер. Казалось, ему нравилась общая абсурдность происходящего. - Был капитан, нет капитана, да здравствует новый капитан!
С гиенским смехом он снял кепкуи пошёл в их сторону. Росс с затаенным напряжением догадался, к кому он так чеканит шаг по металлическому покрытию палубы. “Держитесь, леди Аленари, только держитесь и держите себя в руках!”.
Росс видел, как близко Люк прошёл рядом с ними и поймал себя на мысли, что будь его голова хоть чуть-чуть горячее, а голод - сильнее, он бы тоже попытался кинуться на зачинщика бардака, даже понимая бессмысленность этой затеи. Но он был собой и вместо приятных мечтаний о пришедшей Немезиде, профессор Манро отметил кулон мужчины, выправленный на рубашку. На нем был какой-то странный символ.
- Как это говориться? Да здравствует капитан? С повышением тебя, офицер! - Люк дошёл до Аленари и нахлобучил на неё кепку. - ты так давно мечтала о капитанской должности. Я вот готов тебе прямо подарить эту возможность!
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

Отредактировано Game Master (27 октября, 2017г. 16:49:56)

+1

7

Как водится, обещания проще давать, чем исполнять.
И маску легче надеть, чем удержать.
Каждый раз, когда прежняя злоба вспыхивала, словно раздуваемый уголек, Аленари прижимала к себе револьвер. Боль и тяжесть металла отрезвляли, раз за разом помогая восстановить равновесие.
«Ты все еще жива, — говорили разбитые костяшки, ноющие ребра и вкус крови во рту».
«Ты все еще можешь остаться в живых, — говорил подарок, спрятанный в бинтах».
А еще она пыталась размышлять, рассуждать, как рассуждал профессор ранее, пыталась хотя бы мысленно копировать его размеренный и рассудительный тон. Получалось неважно – склад ума не тот, да и голова все еще шла кругом после удара.
И все же, кое-что Аленари запомнила.
Резануло по уху «нет чинов и вашей аристократской зазнайности». Резануло не столько нарочитым хамством и вопиющей безграмотностью, сколько дикостью суждения.
Матросня не любит аристократию? Ну, так ее никто не любит. Но «нет чинов»? Для корабельной жизни отсутствие субординации это… это конец корабельной жизни! Без нее любое судно — просто лоханка полная скота. И эту простую истину знает каждый, от капитана до юнги.
Атмосфера, царившая на верхней палубе, казалась ей… дикой. Странной.
Они не были пьяны до животного состояния. Не казались одуревшими от власти и вседозволенности, злобы или жадности. Нет, люди вокруг словно собрались на какой-то безумный праздник. Они все ждали чего-то. 
Предвкушение. Вот что не нравилось Аленари сильнее всего, вот что она ощущала интуитивно, каким-то звериным чутьем, вот что заставляло холодку бежать по спине. Предвкушение чего-то ей невидимого и непонятного, а оттого пугающего.
Но все это бледнело перед лицом встречи с Люком Гейблом – одним из тех людей, на которых по идее ей стоило полагаться, как на саму себя.
Ненависть омывала изнутри, от нее плыла голова.
На колени лейтенант-коммандер опустилась неловко и нехотя, лишь крем уха слыша тот бред, который несет бывший третий лейтенант.
Мир новых возможностей? Причащение?
Нет, пожалуй, они все же сошли с ума.
Дыхание с присвистом вырвалось сквозь сжатые зубы, когда рука капитана потянулась к голенищу сапога — такое до боли знакомое, такое предсказуемое и такое бесполезное движение.
— Нет! — в ее собственный затылок ткнулось дуло винтовки.
Грянул выстрел, кисловато запахло порохом — Аленари вздрогнула, словно сама получила эту пулю.
Есть вещи, к которым привыкнуть невозможно, вещи неподвластные профессиональной деформации. Одна из таких — видеть, как глупо и бессмысленно умирают люди, достойные куда большего.
«…держите голову холодной, — эхом прозвучало последнее наставление профессора».
Теперь никто не отдаст ей нужный приказ. Никто не встанет между ней и ответственностью за жизни этих измученных людей. Никто.
Капитанская кепка легла на голову вместе с издевательским назначением.   
Она подняла взгляд.
Желание ударить, смять, раздавить, причинить боль, стереть мерзкую усмешку ударом сапога – это желание сделалось практически невыносимым, оно раздирало, от него потряхивало. Какая-то почти первобытная жестокость пульсировала сейчас внутри, словно гигантский нарыв. 
«Я убью тебя, Гейбл. На хрен законы, на хрен суд. Ты даже веревки не стоишь. Я убью тебя сама. Убью, потому что ты, паскуда, сидел с ним за одним столом. Со всеми нами».
Аленари опустила глаза. Все так же молча, сцепив зубы, она прижимала к груди перевязанную руку.
Боль и тяжесть металла.
Боль и…
«Я все еще жива. И останусь живой, чтобы выстрелить тебе, ублюдок, в лицо».

+1

8

“Молодец, молодец…”, - с облегчением того человека, который только что уждержал последнюю надежду, думал Росс. Девочка выдержала, и ещё есть шанс на безумное спасение с карнавала уродцев. Профессор Манро опустил глаз на палубу, просто чтобы их блеск не сдал их нехитрого плана. Только первая ступенька. Только первый шаг. Они ещё не знают обстановки на острове, так что не стоит расслабляться.
- А сейчас, когда утрясены ваши глупые формальности, пора преступить к чему-то… настоящему! - Гейбл ликовал. Возможно, этому падшему ублюдку казалось, что показательной казнью он сломил остатки сопротивления. Что трусость за свою жизнь, вкупе с недоеданием и слабостью, делает их покорными. Это было полезно, любое заблуждение невежества всегда играло на руку думающим.
- Вставай, старик, - снова буркнул Билл, и Росс, поддерживая образ, поднялся медленее.
Сложно было не заметить, что лица перебезчиков становятся всё более… нетерпеливыми. Что же за “Эльдорадо” жаждут их фантазии? Чем он их зацепил?
Ещё разумных моряков под конвоем повели вдоль борта. Неведомая земля была теперь так близко, как на ладони. Он видел холмистый остров, странную низкую порасль, жи… Вот оно! Вот что смущало Росса! Он не слышал и не видел ни одной чайки! Ни альбатроса, ни крачки… ни одной прибрежной птицы! Это было… очень странно.
Гейбл свернул к носу, и у самой кормы стянул парусину с большой шлюпки на 45 человек. Как раз для высадки большой развед. команды.
- Последняя! - со странной ноткой гордости сказал, зубоскаля, мятежник, - специально для нас и для вас. Наш пункт назначения, - мужчина с экспрессией ткнул пальцем на остров, - Он.
- И что же это за острова? - Росс понадеялся, что гордыня и чувство триумфа Люка сделают его разговорчевее, но тот, на удивление, быстро свернул тему:
- Это не то, что отмечено на ваших бумажонках, профессор. Мы в колыбели Бога, - странно рассмеявшись он отдал приказы, и шлюпку стали готовить к спуску.
***
С этой водой тоже было что-то не так. Росс не мог похвастать широким профилем и образованием ихтиолога или океанолога, но тинистый запах, мутноватая вода и попадавшиеся дохлые рыбы давали исчерпывающую информацию даже для дилетанта.
Хоть плыли они на шлюпке всего 10 минут, им даже тут довелось пережить откровенно жуткие и мерзостные моменты. К примеру, один из моряков, увидев белоглазый трупик… он не мог ответить какой именно рыбины, как оголтелый ломанулся к воде, схватил её и впился зубами. В стороны брызнула чёрная кровь, а Гейбл гортанно захохотал, очевидно находя это проявление наивысшего отчаяния забавным. Моряк не обращал внимания. Он трясся и жевал, раздирая даже чешую, и это было… отвратительно.
Борт прошкрёб почему-то склизкие камешки гальки, лодку вытащили на берег. Обрамлённый кривыми болезненными деревьями, он производил странно отталкивающее впечатление. Всех пленных тычками ссадили на берег, кто-то споткнулся, упал, и так и остался на коленях тяжело дыша и впиваясь руками в землю.
Признаться, у Росса и самого было странное желание побежать прямо сейчас, но он подавил его, пристроившись ближе к Аленари. За ними хвостиком встал Тим Рот, и они так и шли троицей, поддерживая друг друга без слов.
Здесь было странно… Светило солнце, но все краски выглядели выцветшими. Больными.
- В линию по 4-ро, - отрывисто, не так как недавно, скомандовал Люк и махнул рукой на тропу в джунгли. Росс сощурился. Ноздри мужчины раздувались и глаза приобрели неестественный блеск. Значит, они близко… к чему?
Веретеница в 11 рядов вошла в джунгли из редких кривых деревьев. Где ни пела ни одна птица. Росс не знал почему, наверное именно поэтому, но внутри него стало нарастать напряжение и какой-то глубинный, животный страх. Ему не хотелось идти дальше. Там, за короткой чащобой было что-то, что было хуже ружья. Оно взывало к глубинному и инстинктивному чувству самосохранения. Росс сцепил зубы и приказал себе успокоиться. Человек для того и человек, что контролирует своё животное.
Тим Рот за спиной стал шёпотом молиться.
***
Некоторые сдавали по пути. Кто-то из моряков, ещё на корабле державших осанку и достоинство, с воем и воплем пытались развернуться и убежать. Иногда им просто стреляли ногу и тащили. Иногда били прикладами и тащили. Иногда… их становилось меньше на один. Те, кто сохранял рассудок жались друг к другу будто слепые котята, брошенные матерью. Ровные строи были нарушены, теперь они шли в кольце, старались меньше соприкасаться с миром вокруг… чужим и незнакомым миром.
Чёрная суша, казавшаяся бескрайней, спускалась постепенно в глубину кратера. то, что должно было затопить водой по законам физики было склизко и мертво. То тут, то там из земли торчали огромные и жутковатые обелиски, испещрённые рисунками созданными, как казалось, просто чтобы ужасать. Омерзительные создания, на них, являвшиеся будто бы помесью людей и рыб, безумно корчились и вздымали руки вверх. Росс не видел ни костей, ни камней, только низ… там, внизу чёрным зеркалом блестела какая-то вода, вроде озера.
Гейбл опять захихикал. Его смех с каждой минутой становилчся всё безумнее и напоминал странное гигикание. А ещё он постоянно хватался за свой кулон и облизывал губы.
- Напоминает бешеную псину, что хочет твоей колбасы и крови, - не сдержавшись негромко проговорил Росс Аленари. Ему тоже хотелось бежать отсюда. Прямо сейчас и как можно быстрее.
И потому удивительным было то, что с их конвоем метаморфозы происходили обратные. Они… трепетали в предвкушении. В лицах пропадали остатки разумного, только отражение какого-то... тупого экстаза. Точнее ожидание его.
- Но в этом и плюс, - опять невольно вслух проговорил Манро, и провёл рукой по лицу, собирая остатки своей воли. В этом и плюс. Они стали рассеяние.
Процессия дошла до какого-то древнего гладкого плато, выщербленного временем. Конвой стал расползаться, а Люк развёл руки в стороны, протянув их к заходящему солнцу и откинув голову. Символично до короби - ореол убийцы окрасился в алый.
- Да-а-а, всё будет как должно. Сегодня… Сегодня, - бессвязно говорил он и опять гиенисто хихикал.
Росс быстро осмотрелся. Некоторые из конвоиров подталкивали пленных (их осталось ровно 15, плюс два раненных), сесть на колени, кто-то расчищал площадку.
И вдруг вся ужасная правда стала ему невероятно ясна, хоть и нелепа. Их хотят принести в жертву! Чёртов Люк, похоже, пошёл по примеру индийских жрецов Кали и нашёл себе языческого бога!
Нет. Тянуть было нельзя. Сейчас.
Росс повернулся сначала к Аленари и едва заметно кивнул, потом к Тиму Роту, и ему указал на конвоира сбоку. Главное забрать винтовки, пока они не начали стрелять… Они не будут стрелять по своему вождю!
Профессор Манро указал Аленари глазами на Гейбла и едва слышно хотел сказать это, но тут его грубо огрели прикладом по спине и он рухнул на колени уже вполне натурально. В глазах заплясали чёрные звёзды…
- Много ты болтаешь, старик, - сказал недовольно Билли.
Люк вальяжно подошёл к их группе. Улыбнулся широко и безумно.
- Ну вот с него и начнём.
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

Отредактировано Game Master (27 октября, 2017г. 16:50:05)

+1

9

Гиблое место.
Она слышала это выражение, встречала его в книгах, но лишь сейчас сумела прочувствовать смысл. Там, куда их везли, хозяйничала смерть: не романтически-печальная, как в поэмах, а настоящая — гнилая, бледная, с глазами снулой рыбы. Море утратило все свои краски, все привычные запахи, напоминая теперь мутное болото, полное мертвечины. И люди вели себя, словно в лихорадочном бреду – чего стоит только пожирание тухлятины!
Остров приближался, а вместе с ним приближалось нечто огромное, неизвестное и, в прямом смысле, неописуемое. Аленари не обладала ни нужным складом ума, ни слогом, чтобы объяснить собственные чувства, однако, ей раз за разом приходил на ум эпизод из далекого прошлого, когда на ее глазах индийская топь «отпустила» на поверхность тело буйвола, утопленного двумя месяцами ранее.
Остров встретил их все той же атмосферой гнилого болота. Что-то пропитало здешний воздух, отравило его, а теперь травило их всех. Аленари чувствовала, что ее слегка потряхивает – ничего общего с нормальным, рациональным страхом за свою или чужую жизнь. Нет, на этот раз ужас был отупляющим, примитивным, исходящим из тех уголков мозга, где живет память тысяч и тысяч первобытных поколений.
И все же, воспитание, вбитое похлеще инстинктов, мешало отдаться панике.
Аленари боялась — и злилась на себя. Эта злоба стала для нее «кошками» на льду. Она помогала держаться прямо и идти вперед.   
*** 
Они шли и шли, сперва сквозь лес, затем под гору по черной осклизлой земле. Торчащие тут и там обелиски напоминали кладбище или святилище, вроде друидических кругов… если бы друиды были чокнутыми монстропоклонниками, конечно.
В отличие от профессора, лейтенанту Гейбл казался не бешеными псом, а классическим умалишенным в буйной стадии. Его смех становился все более истеричным, движения дерганными, слова бессвязными… впрочем, подчиненные от своего командира ушли недалеко. 
Их небольшая процессия остановилась, и Аленари огляделась по сторонам. 
«Открытое место. Плохо. Начнется стрельба — многие лягут».
Однако, прав профессор. Во всем есть свои плюсы. Действия охраны действительно стали совсем уж расхлябанными: вместо того, чтобы пасти пленников плотным кольцом, половина моряков занялась какими-то малопонятными для непосвященного делами.
А вот это хорошо. Очень хорошо.
Она перехватила взгляд профессора, но ничего не ответила. Знаком к действию для нее стали слова Люка. 
«Начнем так начнем».
Со стоном-хрипом Аленари согнулась, опустившись на одно колено.
— Что с вами, капитан? — смешок бывшего третьего лейтенанта прозвучал, как безумное карканье. Гейбл сделал шаг вперед.
«Ближе».
Весь нехитрый расчет стоился на простом умозаключении – если Люк не поленился устроить весь этот цирк с фуражкой, то и сейчас, при виде откровенной слабости, не преминет поиздеваться еще. Какое-то особое удовольствие, видимо, унижать тех, кому ты совсем недавно подчинялся. 
Она согнулась еще сильнее, баюкая «поврежденную» руку – на деле, нащупывая рукоять.
Еще один шаг.
«Сейчас».
Дальнейшее заняло всего несколько секунд.
Удар кулаком в коленный сустав — один из самый простых и самых болезненных. Люк охнул, его повело вперед и влево. Не давая опомниться, Аленари стремительно распрямилась, хватая мужчину за ворот и дергая на себя.
Выбей человека из равновесия, дезориентируй и крути им, как хочешь – в прямом смысле. Еще одним рывком, лейтенант развернула бывшего товарища к себе спиной, беря его шею в локтевой захват. В левой руке, как по волшебству, появился револьвер — дуло его ткнулось Люку чуть пониже уха. Щелкнул курок.
Надели ее природа иной комплекцией и весь этот трюк едва бы удался. Однако, Аленари Сантар не занимать было ни роста, ни силы, ни решимость или злобы. Особенно злобы.
— Оружие на землю! — она гаркнула во всю мощь собственных легких, отлично зная, как действует на обученных моряков командирский голос. — Два шага назад! Руки держать на виду!
Она сама сделала несколько шагов назад и в сторону, не давая Люку восстановить точку опоры, а особо нервным — прицелиться.
Самое сложное, как оказалось, это сдержаться, и не придушить ублюдка раньше времени. 
— Руки так, чтоб я их видела. — На этот раз голос звучал куда тише, однако, вескости словами придавало дуло револьвера. — Дернешься – увидишь, как вылетают собственные мозги.

+1

10

Они отупели до зверей, не сказать иначе! В первые моменты действий Аленари сознательные бунтующие матросы бы взяли заложников в ответку, перегруппировались или протянуть время. Но поднимаясь и оборачиваясь, Росс видел вместо тупой агрессии тупое же удивление. Впрочем, умные люди бы и не стали связываться с жертвоприношениями, так что тут закономерная цепь прослеживалась.
- Дура, - сипел в самых крепких женских объятьях Люк, неровно шагая назад, - Когда Он придёт, не будет иметь значения где вы. Весь этот остров... всё это его вотчина. Всё это его храм...
Мужчина опять странно загигикал, цепляясь за душащий его локоть, но его Росс только слушал, а смотрел он напряжённо и пристально на моряков напротив. Те смотрели на пленённого вожака, будто не обученные псы, ждущие правильной команды.
- Кто бы и куда не пришёл, Гейбл, вы этого уже не увидите, если наш голод и страх или изнемождённость толкнёт нас убить вас раньше. За всё хорошее, - Росс говорил негромко, но уверенно. Гнилая атмосфера этого острова располагала к страху и зверствам и чудо, что они всё ещё не обезумели, как и все здесь присутствующие. - Прикажи им бросить оружие.
Люк опять гигикнул, но более нервно. Секунды тянулись в зыбкости местной неподвижной атмосферы. Росс слышал, как тяжело дышат моряки, висящие на мушке и держащие остатки воли в кулаке. Он видел испарину, текущую по вискам Тима Рота и чёрную тучу на горизонте. И тупую злобу в глазах напротив.
Кто не выдержит первым?
Гейбл засипел (его сильнее сжала Аленари или он просто?) и медленно качнул рукой в жесте. Одна пушка упала на землю, вторая... но не все бунтовщики спешили расставаться с оружием. Любой здравомыслящий будет понимать, что ждёт их в случае перестрелки. А они здравомыслящие?
Отсюда нужно бежать, бежать! Пока черная туча не дошла до острова, пока они не задохнулись от местного стоячего воздуха - бежать!
"Нет.
Стой. Соберись, Росс Манро!
Чтобы здесь не поджидало, сейчас его здесь нет. Сейчас есть люди. Те кого надо вытащить."
Профессор сжал кулак, чтобы чувствовать руку и прямо, пристально переводил взгляд с одного оппонента на другого. Он не струсит и не сбежит, пока не будет понимать, что это более приемлемый вариант для выживания.
- Бросайте, - просипел Люк и ещё двое неохотно бросили оружие. Потом ещё один.
Надо было перевешивать уже в свою сторону.
- Тим, будь добр, возьми оружие, - самым спокойным и вежливым из возможных тонов проговорил Манро, силясь дать пример своего спокойствия.
Он ловил взгляды особо агрессивных и продолжал смотреть в них, пристально, уверенно, упрямо, не давая сорваться.
Тим медленно и осторожно подошёл, как к своре бешеных псов у которых собирался забрать кость. Наклонился, не отрывая взгляда, схватил ремень оружия, подтянул к себе и попятился.
- Подтолкните пушки нам. Ну же, - когда и у кого тут сорвёт терпение? Тим вооружён, ещё четверо послушались, не отрывая взгляда от главаря, и подтолкнули ногами оружие, но Росс чувствовал - их маленькой победе скоро может настать конец. Не упустить момент. Уйти раньше. чем придёт чёрная грозовая туча.
Почему это важно?
- Майк, Дениэл, Эл, Диггори возьмите оружие тоже.
- Дураки... все вы, - Сипел извивающийся змеёй в хватке Аленари Люк, - Ему всё равно чья кровь! Вы всё равно... приведёте к неизбежному.
Где-то тут кто-то и не выдержал... У них было 5 винтовок и один пистолет Аленари, у противников десять, и первый выстрел был от тех, кому уже нечего было терять. Но вот цель они выбрали неудачную, профессор ждал того, что его могут избрать мишенью и дёрнулся рефлекторно от звука, пуля лишь процарапала руку, а не продырявила грудь. Тим, Майк и Дэниэл дали ответку, сразу убив двоих, а потом грозился начаться хаос.
- За колонны! - крикнул Росс, подавая пример и убегая к ближайшему исполинскому монументу.
Где-то в далёкой чёрной туче раздался гром, а кровь первых убитых заструилась по желобкам древней круглой плиты.
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

Отредактировано Game Master (13 ноября, 2017г. 21:07:03)

+1

11

«Храм? Вотчина?»   
Бредил ли Люк Гейбл? Скорее нет, чем да. То есть, бывший третий лейтенант, конечно, не в себе, но его состояние не имело ничего общего с delirium tremens. Нет, что-то действительно шло сюда. Что-то реальное – и оттого невыразимо жуткое.
Страх этот слившись с гневом, давал поистине убойную смесь – Аленари чувствовала, как темное и дикое закипает в ней самой; словно ядовитая черная дымка, что клубится под тонким льдом. А еще она знала, что ни в коем случае не должна дать этим чувствам выход.
«Держите голову холодной…»
Она встряхнула бывшего товарища, и для ускорения мыслительного процесса сильнее сжала руку – замечательный способ слегка придушить человека, не убивая и не раздавив ему трахею.   
Упала на землю одна винтовка. За ней еще одна. И еще, еще.
Минус четыре выстрела. Минус четыре потенциальных трупа среди ее людей.
Манро отдавал приказы своим спокойным, размеренным голосом, и лишь бог знает, как в этот момент ему была благодарна Аленари – сама бы она так точно не смогла.
«Собаки. Он ведет себя с ними, как со сворой псов».
И где-то недалеко ходит их хозяин.
Эта мысль пустила колкую дрожь вдоль хребта.
Она наблюдала за происходящим, но большую часть внимания приходилось посвящать Люку – если ублюдок освободится, то все отступление пойдет по оси.
А затем хрупкое, напряженное перемирие лопнуло, словно мыльный пузырь. Над плато грянули сухие выстрелы.
«Минус два… только бы добрались до камней».
Она знала, что если люди сумеют укрыться за обелисками, то шансы существенно повысятся. Лишь бы не палили в молоко, отходя – перезарядить винтовки было нечем.
Сама Аленари отступала спешно, но без паники – ее практически полностью закрывал заложник, а для прицельной стрельбы из «энфилда» нужна немалая сноровка, так и собственного командира продырявить недолго.
Так они и пятились с бывшим третьим лейтенантом. Грозовой раскат заставил сердце ухнуть куда-то вниз – никогда, даже в глубоком детстве, не боялась Аленари грома. Однако, этот звучал, словно похоронный набат.   
- То, что идет сюда… как его избежать? И не говори «Не знаю», сам-то сдыхать здесь не собирался.
Она не оборачивалась, но знала, что до обелисков осталось совсем недалеко. Там Гейбла можно оглушить, и снять с его пояса второй револьвер. Винтовки как раз «выплюнут» весь заряд и без поддержки бывшим пленникам придется худо.

0

12

Некоторые из агрессоров начали радостно выкрикивать в тон каждом раскату, и в их лицах неуловимо что-то поменялось. Россу даже показалось: в чертах лица появилось нечто родственное фрескам на колоннах, за одну из которых забежал он, за ним Тим, Майк... Дэниэл не добежал. И ещё двое. пули в спины настигли их раньше, но 11 человек, включая Росса успели укрыться за колоннами, а Аленари пятилась. Умело и в меру спокойно. Молодец, девочка. Молодец. Они должны держаться, хотя непонятный ужас уже и душил, как стоячий в джунглях воздух перед грозой.
- Эдвард. Подними винтовку Дэниэла, - голос Манро сипел, и он прогнал на силу слюну. Нельзя. Нельзя.
Опустив глаза на свою кисть профессор заметил, что она невольно трясётся.
***
- Боишься, да? Я чувствую, что боишься, у тебя сердце как у кролика, - Люк сипел и гигикал, состояние его было всё дальше от адекватного, чем ближе была чёрная туча, - А страх, это тоже плен, Сантар. Все трусы не свободны. Он придёт и воздаст храбрым. Он придёт и воздаст своим жрецам. Я не буду его останавливать, Сантар, не будь такой идиоткой!
Он всё пытался вырваться, под сапогами удивительно громко, наверное из-за общей тишины этого мёртвого плато, хрустела каменная крошка. Ни одной чахлой травинки. Только склизкая серость, гниль, редкие камушки.
Как только  Аленари подошла к колонне, Люк "оступился" и стал падать вниз, утягивая за собой Сантар, надеясь повалить её в свалку и вниз. Она успела увидеть его безумные глаза, полные дикого предвкушения.
Но потом чья-то рука взяла её за локоть и резко утянула назад, к колоннам. Диггори, простой матрос, он спрятал Аленари за монументам и несколько пуль выбили на них крошку, но её не задели.
Люк Гейбл со смехом поднялся, доставая пистолет и...
- Получай, гнида! - Тим Рот с выражением ожесточения дал по нему очередь. Задело плечо и, вроде, печень, противник упал, то крича, то смеясь. - Всё ещё жив!
Росс, находившийся за соседней с Аленари колонной кивнул ей, будто говоря, что ещё живы. Не все, но живы.
Перестрелка была похожа на эхо раскатов, такая же редкая, такая же пронзающая тишину и гнетущая. Им удалось убить ещё всего одного человека, и если вычесть ползущего к своим Люка, противников оставалось 16. Их 12. Ещё есть шансы...
Манро не заметил, как стал суетиться. Как движения его обрели резкозть, как по лицу покатилась испарина. Им надо было бежать. Сейчас же. Он не мог объяснить своего глубинного страха и только учёная жилка, требовавшая объяснений происходящему, ещё держала его на плаву. Он хотел понять почему боится грядущей тучи и не мог.
Но не все обладали такой же силой воли.
Сначала первый моряк, вытиравший потеющее лицо рукавом грязной рубахи крикнул и опрометью кинулся прочь, просто прочь. За ним побежал второй, третий панически смотрел на их спины, на то, как пули противниов выбивают землю под их ногами, но пока не попадают, и уже привстал.
- СТОЯТЬ! - крикнул Росс, блестя глазами от гнева. - Никакой. Паники! У вас есть капитан, никаких бежать без приказа!
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

+1

13

Попытка достучаться до чего-то разумного — хотя бы до инстинкта самосохранения! – вышла неудачной. Аленари до последнего надеялась, что угроза жизни поможет разговорить Гейбла, и он сболтнет что-то, может мелочь какую-то, которая поможет ей вывести людей из этого могильника.
Нет, тщетно. Люк нес какой-то бред — про жрецов, свободу и воздаяние… Он захлебывался своей слабоумной радостью.
Боишься?
«Да, боюсь».
Она была больна этим страхом. И контролировать его получалось не лучше, чем тропическую лихорадку, лишь через силу заставляя себя двигаться или говорить. «Боишься?» стучало в висках, оно отвлекало и заставило пропустить момент, когда Гейбл «оступился». И если бы не Диггори…
— Беречь патроны! — она рявкнула на Тима, поднимаясь. Обменялась взглядами с Манро — профессор был сравнительно цел, и это почему-то стало гарантом успеха для офицера Сантар.
Она наскоро откинула барабан, проверяя заряд.
Рычал гром и с каждой минутой раскаты звучали все чаще. Они словно разбивали в мозгах последние барьеры между разумным и паникой. Люди побежали.
Позиция за обелисками была куда более выигрышной, чем у людей внизу, даже с учетом численного перевеса. Однако, что-то шло к ним. Приближалась буря, а с ней, в ней, шло что-то еще.
«Надо уходить».
Непонятное что-то лишало матросов воли к сопротивлению, и если опоздать, то побегут все. А это конец.
— Стоять! — Аленари рыкнула в тон грозовым раскатам. — Отходим по приказу! Тим, Эд! На три — огонь. Манро и остальные — десять шагов по склону. Засядете и прикроете нас!
Только так, ведя постоянный огонь и страхуя друг друга, они смогут выбраться из проклятого котлована.
— Раз, два, три! Пошли! — она сорвала с шеи бесполезный бандаж и отшвырнула его в одну сторону, а сама на полшага выступила с другой стороны обелиска. Не имея возможности прицелиться как следует, успела сделать всего два выстрела, прежде чем у самой головы брызнула каменная крошка и пришлось отступить в укрытие.

+1

14

музыка на пост

Терпение. Им удавалось это. Какой-то период отступление группы Аленари могло быть образцовым. Восемь мужчин, даже несмотря на сильное недоедание ещё держались и следовали логике, заученным военным инструкциям. Более того, имея оружия меньше, они отстреливались чётче и удачнее - в первые же две минуты удалось убить ещё двоих, потом они уже скорее ранили, но ранили удачно.
Росс, никогда не умевший стрелять, смотрел на это с волнением вынужденного зрителя. И терпел... Надо выждать, нельзя нестись ломя голову, но чёрная туча... такая непроницаемая. Откуда она? Почему приближается так быстро туда, где не дует ветер? Почему тут не дует ветер? Почему так панически страшно?... О чём предупреждает древний человеческий инстинкт?
Росс тряхнул головой, отгоняя наваждение.
"Вернусь и напишу об этом научную работу. Чёрти его знает, правда, к какой дисциплине её отнести!", - невесело хмыкнув этим мыслям, он вытер рукавом пот со лба и вновь посмотрел на чёрную тучу и молнии. Они буквально обрисовывали что-то огромное в своих проблесках.
- Надо уходить, - сказал он сипло то, о чём все только думали. Диггори молча кивнул и украдкой поцеловал крестик.
Кровавая черта горизонта моргнула и потухла. Они отходили, а в резко почерневшем ночном небе снова мелькнула молния и ударила прямо в залитый кровью сумасшедших моряков алтарь. Росс не знал, что напугало его так сильно в тот момент, когда они достигли верха этой воронки. Искажённые лица бывших моряков, которые, как ему казалось, потеряли человеческие черты и стали меняться, абрис гиганской фигуры в туче или неловко и нелепо поднимавшийся вопреки логике Люк Гейбл, но он побежал за остальными, теми, кто побежал впереди.
Такое слаженное отступление, они ведь подкосили своих противников наполовину!
Разум сожалел. Животное вопило - прочь. Прочь!
Кривые деревья, тени, корни, звуки погони. Странные звуки, голоса преследователей гулькали, будто бы у огромных жаб.
Рос однажды обернулся увидел Аленари, Тима и Эда. И то, как Эд падает подстреленный.
- Зигзагом! Стреляют! - крикнул он Аленари и Тиму, сам тоже петляя между кривых и изогнутых стволов.
Один раз он споткнулся и чуть не расшибся, но его подхватили. Аленари. Умница! Молодец!
Они вернуться, покинут этот остров и он напишет научный труд о превосходстве женской выносливостью над мужской. Ну так, порадовать девочку, вызвать пару жарких диспутов лишённых смысла. Его опровергнут, конечно, но пока это лучший стимул верить в то, что то жуткое за спиной останется за спиной.
Как быстро они неслись? Чёрт их знает, Росс никогда так не бежал, не разбирая толком дороги и цепляясь за идею того, что надо держаться рядом с другими. Тим, всё ещё вооружённый, разок обернулся и дал очередь. Судя по звуку - попал. Судя по тишине за спиной - они даже чуть-чуть вырывались.
Ещё чуть-чуть и... вот он пляж! Молодцы. Они все молодцы!
Росс почти без сил упал у камня, тяжело опираясь на него. Лёгкие рвало.
- Эй! Чарли, куда вы направились?! - крикнул Диггори. Росс повернул голову в бок и увидел двух моряков, что убежали тогда, первыми. Бледные, трясущиеся, они отвязывали лодку, на которой их привезли в этот... удушливый Ад! Если реальный Ад - пекло, то Росс согласиться на него, а не на эту безмолвную, безжизненную обитель... безумия.
Чарли и его спутник колебались, но видя винтовки отпустили трос лодки, не отходя от неё. Как это говорят? На них лица не было. Восковые маски ужаса и глаза смотрящие на черноту там... над залитым кровью алтарём. Там. Скоро тут. Надо уходить!
- Все уместимся, - сказал Росс, садясь у камня, чтобы отдышаться, - Крепкая большая лодка, капитан Сантар и...
Из кустов раздался выстрел.
Росс дёрнулся, глаза заслезились от накрывшей боли и уши... Он слышал злой и отчаянный вопль Тима Рота, ответный выстрел, руку, дёрнувшую плечо и заставляющую сесть ровно. Когда он упал?
"В сознание, Манро, в сознание! Если это не...", - с глотком мужчина прогнал по горлу кровавую слюну и опустил глаза. Сердце слева. Пуля пробила справа. Лёгкое... Было так совсем чуть-чуть! Так мало.
Он с кашлем рассмеялся и поискал глазами Аленари.
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

+1

15

Все могло сложиться по-другому.
Будь у нее больше людей и оружия. Не нависай бы над ними эта черная, мертвая, совершенно чуждая гроза. Не застилай глаза адова смесь из ужаса и злобы…
Все могло сложиться по-другому, и Аленари обязательно бы вывела своих людей по всем правилам тактики со стратегией. Как хорошо она знала теорию! — из записок, хроник, мемуаров, чужого опыта и тех нормальных, правильных стычек, которые довелось пережить. И какими же мелкими, бесполезными сейчас казались эти знания… Все хитрости, весь расчет, вся дерзость внезапных ходов — всё это совершенно бессмысленно, когда на горизонте клубится тьма. Настоящая тьма.
Когда-то давно она заходила в индийские джунгли с американским «винчестером», и чувствовала себя королевой. Теперь же бежала сквозь лес, как зверь во время лесного пожара. Бежала подгоняемая лишь одной целью — убраться от гнилого котлована, от молний, от крови и от того, что пришло на зов Люка Гейбла.
Лишь чудом они не заплутали в лесу, лишь чудом не угодили в какой-то зыбун и лишь чудом выскочили туда, где стояла на приколе лодка.
Ноги вязли в песке, и Аленари едва не упала, пытаясь держать тот же темп. Она припала на одно колено, взмахом револьвера веля Чарли с подельником отойти от лодки — дыхания не хватало на слова. Это «капитан Сантар» вызывало кривоватую усмешку — невелико, однако, судно у капитана!
Она пошутит над этим. Когда-то потом, обязательно.
А затем грянул выстрел. И невидимая сила швырнула профессора Манро назад.
— Нет! — Аленари дернулась вперед в совершенно бессмысленном порыве. — Черт…
На несколько секунд она стала той, от которой бежала всю свою жизнь — испуганной девчонкой, растерянной и жалкой, потерявшей землю под ногами. Лишившейся гаранта на успех.
Но то лишь на несколько секунд.
— Тим, забрать оружие. Диггори, помоги профессору забраться в лодку.
По груди Росса Манро быстро-быстро расползалось алое пятно.
«Он не жилец» — шепнул тот самый бесполезный опыт.
Может и так. Может и не жилец.
«…но им я его не оставлю».
— Все на борт! Чарли, Бен, выводим ее!
Сунув револьвер за ремень, она сама шагнула в воду, положив руки на шершавое дерево. Сперва толкать было тяжело, но с каждым шагом море помогало все больше и больше, когда вода дошла до бедер, Аленари с силой толкнула вперед, подтянулась и перебросила тело через борт. 
— Рот, на корму — стреляй в любого, кто покажется из леса. Остальные на весла. Уходим отсюда!
Пошатываясь, она дошла до носовой части, туда, где Диггори усадил — хотя, скорее, уложил — Росса Манро. Опустилась на колени, зная, что нужно что-то сделать, что-то сказать, но не имея понятия что именно.
— Профессор, всё…
Она правда хотела заверить, что «всё будет хорошо», но, увы, Аленари никогда не умела врать во спасение, не было в ней этой милосердно-лживой жилки.
Она замолчала, чувствуя, как горло свело спазмом.
Все могло сложиться по-другому. Все должно было сложиться по-другому!
Однако, сложилось как сложилось.

+1

16

музыка на пост

Росс не думал умирать, не хотел, не желал. Но умирал. На самом паршивом месте из возможных, из худших раскладов. Глаза смотрели в серое, постепенно чернеющее небо, и мозг хватал несколько последних, важных мыслей.
Над ним возникла Аленари и мужчина выдал что-то вроде улыбки. Холодно становилось быстрее, чем больно.
- Всё... паршиво. Не врите, у вас не получается. Времени... мало. Слушайте. Корабль на прицепе. Вам его... - каждый вздох профессора отдавал всё большим хрипом и Тим Рот, неделю живший только на приободрении этого человека быстро вытер щёку о плечо, пристально и неотрывно смотря на удаляющийся берег. - ...вам его не угнать. Людей... не хватит. Но там... полные трюмы. Вода. Еда. Берите что успеете там... мало осталось. Этих.
Ему требовались усилия, в арифметической прогрессии больше предыдущих, чтобы говорить и иногда, когда Росс закрывал глаза, там блестели, будто солнце на волне видения того, что было и что было ценно.
- Аленари... меня лучше... выкиньте... где море чище. Не... спорьте. Не нужно меня... истлевшим куда-то...
Росс закашлялся, лицо его белело, а вёсла отчаянных и напуганных людей толкались от мёртвой воды прочь, пока в раскатах грома что-то там... что-то смотрело в след.
- Капитан, - тихо говорил профессор, так что слышала его только девушка, - всегда тот, кто принимает самые сложные решения. Для порядка... шкипер. Для маршрута навигатор. Ты станешь...Аленари, - вдруг другим совсем тихим голосом сказал мужчина. В его глазах, всегда задумчиво лукавых как на последок мелькнуло что-то растерянное и тёплое. - Просьба. Там... у меня дочь осталась. Пусть... гляньте, чтобы всё нормально было. С ней.
- Сантар! - крик шедший с берега совпал с выстрелами винтовки, но качка и расстояние помешали Тиму сделать выстрел удачным. Мстительным.
На берегу, широко расставив ноги и смотря им в след стоял Люк Гейбл... или нечто отдалённо похожее на него. Склизкая сероватая кожа создания и что-то неуловимо рыбье в лице, перекошенная в лапу рука. Он смотрел в след лодке, уже уплывшей достаточно далеко для хорошего выстрела и хохотал.
- Ты вернёшься Сантар! Ты сюда вернёшься!
Издали было видно, что к нему на берег в ошмётках морской одежды выходит что-то похожее на лондонских глубинников и все эти пары пустых рыбьих глаз следили за уходящими.
Когда Аленари снова повернулась к профессору, на восковой маске навсегда застыло выражение человека, который в последний момент вспомнил что-то важное, что уже не успел.
Он был мёртв.
[icon]http://s4.uploads.ru/apjIU.jpg[/icon][nick]Росс Манро[/nick][status]глубины неизведанного куда меньше глубин глупости[/status]

Отредактировано Game Master (26 ноября, 2017г. 21:06:02)

+2

17

Врать она не стала — ни ему, ни себе.
Врать себе Аленари Сантар вообще не умела: отвратительная черта, всегда чертовски осложнявшая жизнь.
Росс Манро умирал. А с ним она упускала что-то важное, что-то необходимое. 
Почему, когда обещают опасную профессию, никто не предупреждает, что придется не только рисковать головой, но и хоронить? Много хоронить. Почему?
Она слушала, не прерывая, лишь кивала. Да, нужно вернуться на корабль, да, необходимо пополнить запасы. Когда они поднимутся туда, она велит взять парусины больше, чем нужно для тента. В конце концов, ни у кого из погибших в море не было ни гроба, ни савана, чаще всего их заменял все тот же отрез парусины. 
И лишь последняя его просьба — личная, тихая, заставила вздрогнуть.
Спросите ее часом ранее, и Аленари сказала бы, что во всем проклятом мире не было человека менее подходящего на роль опекуна для ребенка, чем она.
Однако, есть моменты, когда ты споришь, уверяешь и отстаиваешь свою точку зрения. А есть такие, когда просто нужно делать то, о чем тебя просят — неважно, чего это будет стоить. 
— Обещаю. 
Она хотела сказать что-то еще, что-то окончательное, заверяющее, но не успела. Обернулась на звук собственного имени, испытав новый прилив ненависти и отвращения — каким бы человеком ни был Люк Гейбл при жизни, теперь он человеком быть перестал вообще. Однако, сейчас это уже не имело значения. Капитан это тот, кто принимает самые сложные решения, верно?   
Почти сразу Аленари отвернулась — что-то легонько щекотнуло по щеке, подбородку и вниз по шее.
Она протянула руку, закрывая профессору Манро глаза. И тогда же свинцовой тяжестью на плечи легли усталость, голод и боль. Они нагнали разом, накрыли, как накрывает волна, и буквально согнули пополам.
Аленари знала, что должна стоять прямо. Должна командовать.
«Когда-то… когда-то я не смогу подняться. Просто не смогу. Когда-то. Однажды».
Вставая на ноги, она была рада, что все гребцы за спиной, и никто не может видеть ее лица.
— Курс на корабль.
Голос звучал хорошо, уверенно, разве что чуть хрипловато. 
Впереди… впереди было еще много всего. Человек понаивнее мог бы решить, что все кончилось, что они победили и спаслись, но лейтенант-коммандер — скорее всего, бывший лейтенант-коммандер — знала, что все только начинается. Их ждало самое сложное: выжить в открытом море, имея очень ограниченный паек воды и еды, и чертовски примерное представление, куда теперь двигаться.
Но она выживет. Чтобы взглянуть в глаза людям, которым была преданна куда сильнее, чем любому капитану, адмиралу или королю.
И чтобы раздать долги.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Сигналы S.O.S. судьбе и Богу