Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру
1-30

августа

События в мире
В ночь с 19 на 20 Августа в акватории Англии появился "корабль-призрак". Полупустой, с сошедшей с ума командой на борту. Газетчики смакуют страшные подробности.
Китобойные суда в лондонском заливе готовятся к выходу в море. Неспокойно синее море... В воздухе витает запах розмарина и печеных яблок.
Германия и Россия грозят друг другу войной. Ирландцы хотят независимости. В Калькутте туги принесли в жертву Кали очередного губернатора.
04.10
У нас стартовал новый квест, к участию приглашаются все желающие.
9.07
Обратите внимание на имеющиеся квесты. Записаться в квест, а также высказать свои предложения по сюжету можно в этой теме.

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон и Англия » Моя пре-е-елесть...


Моя пре-е-елесть...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Джордж Ройс, Алек Сантар, Вальден Сантар
16 августа 1886

У троих морских офицеров увольнение в окутанном смоге Лондоне. Пока корабли Сантаров и Джорджа стоят в доках на тех. ремонте, дома ждут сложности, они коротают вечера в прогулках и пабах. Рядом с одним из таких происходит заурядная, на первый взгляд картина - два моряка, скорее всего подвыпивших, сцепились в ожесточённой драке. Почти наверняка офицеры прошли бы мимо, если бы не признали в одном из оппонентов  своего сослуживца и тоже, к слову, офицера. В ходе попытки разнять и успокоить дерущихся стали всплывать очень интересные детали ситуации.

0

2

Джордж конечно понимал, что любой здравый человек должен любить отдых, а любой нормальный офицер - увольнение, но как-то у него совершенно не клеялось с праздным бездельем. Или с Лондоном. Или с местной выпивкой. Или с опасной близостью собственной семьи, или Дьяволы особо прозорливые ещё знают с чем, но мужчина очень быстро заскучал. Они торчали тут уже почти месяц, а уважительная причина была только у его спутников. Сам Ройс мог только с досады пинать мебель или шляться в поисках идеи по утопающему в грязном смоге городу, не в силах ускорить поиски или прибытие Аленари.
В общем, гуляли они втроём, настроение паршивое было у всех, и все, в то же время, пытались делать вид что всё нормально и никто не унывает. Выглядело жалко, что злило Ройса ещё больше. Он постепенно доходил до кондиции, когда готов был искать потенциально опасных неприятностей. Особенно после местного виски. Отец говорил, что до ТОГО САМОГО разлома британцы могли гордиться своим виски, а Джордж лишь гадал, насколько тогда было хорошо, что сейчас так плохо?
И вот вам картина - трое мужчин, молодых ещё, крепких, не успевших обрасти положенным отставным морякам и офицерам брюшком выходят из паба, один из них с ходу, залихваски, пинает одинокий булыжник на мощёной дороге, смеётся и оглядывает местность именно так, как оглядел бы тот, кто ищет драки.
Кто ищет, тот всегда найдёт! Правда Джордж надеялся на личное участие...
- И даже тут нет места затосковавшей душе, - сказал он с наигранным сожалением своим спутникам, Алеку и Вальдену. Сбоку от паба, во влажном "пару" выхлопов лондонских заводов вскрикивая и мыча дрались двое. Джордж вздохнул и покачал головой, не удовлетворённо. Сунув руки в карманы брюк он думал пройти мимо. Он уже сейчас признал, что драка была на редкость ожесточённая, казалось вот-вот в ход пойдут зубы. За баб так не дерутся, разве что за наследство и задетое достоинство. Они почти прошли мимо, как из клубка двух тел мелькнуло знакомое лицо и Джордж удивлённо присвистнул. Нет, похоже это всё-таки их драка! Не бросать же своего уорэнт-офицера на избиение какого-то левого моряка. Сначала он потянулся к поясу за револьвером чтобы выстрелить в воздух, но передумал. Улыбнувшись почти шкодливо он расстегнул китель и громко окрикнув: "Господа, какого Святого вы тут устроили?!", - пошёл к дравшимся.
Он не знал, что сейчас делают Сантары, но разумная половина Алека была далеко в море (или где её там Дьяволы носят?! Нашла время пропадать!), ток что Ройс даже не сомневался в поддержке одного и бесполезности протестов другого.
- Отдай! - рычал напавший на сослуживца моряк, - Такому хлыщу как ты не надо, отдай!
- Нет! Нет, моё, слшишь! - визжал знакомый, но какой-то не знакомый сейчас Гарри.
- Что здесь происходит? Эй, Гарри, я к тебе обращаюсь! - крикнул он второй раз уже громче, потому что первый его оклик драчуны проигнорировали. Он дёрнул знакомого офицера за плечо, чуть не словив себе фингал.
Матрос-нападавший зарычал будто зверь и попытался навалиться на обоих.
Это ж сколько надо выпить?!

+1

3

Алек не особо-то и искал сегодня драку.
На это он всем своим видом – рассчитанным в первую очередь на Вальдена, неумело подменявшего Аленари собой, – и намекал. Намекал в пабе – тесном, солоновато-горьком, забитом больше матросами, чем офицерской братией, – и на улице, залитой удушающим, выбивающим дыхание смогом. Кто-то вполне панибратски толкнул его в плечо, и Алек, разгорячённый выпивкой, но остановленный уличной прохладой, слабо отмахнулся. «И вовсе всё не паршиво», – лицемерно сообщала в нём каждая черта; и вовсе он не так уж и переживал за Аленари – она же сильная, она же его сестра, она справится, – и вовсе не так его тяготил Лондон с этой вскрывшейся раной, от которой выкручивало суставы, а все его желания сводились к жажде, утолить которую нельзя было ни водой, ни добрым английским чаем, ни дешёвым разведённым виски. Каждая третья мысль его была далека от Лондона с его перепутанными в клубок улицами, от Вальдена и Джорджа, от пропавшей сестры, от отца, тень которого нависала над Алеком как никогда ощутимо, и это, чёрт побери, злило.
Драка нашла его сама – бессвязная, первобытная и совершенно простая.
– Да брось, Джордж, – неискренне отозвался Алек, усмехнулся даже, вновь сделал вид, что они здесь не при чём, что им не сдалась эта потасовка двух отчаянных ребят, перебравших со спиртным, женщинами и картами. – Оно того не стоит, – так, что и сам бы себе не поверил, добавил он.
  Джордж не бросил. Алек, на ходу закатывая рукава – он только привёл форму в подобающий офицеру вид! – не сразу заметил в безобразном месиве тел знакомое лицо, теперь больше лихорадочное и чумное, словно обладатель его на неделю, не меньше, зарылся в опиумный притон. И всё бы ничего, когда б обладателем этого лица не был Гарри Уиттакер – добряк, романтик и славный парень, из всех пороков позволявший себе лишние бокал-другой виски за ужином. Впору было уверовать, что бедолага Гарри заимел себе в Лондоне злобного двойника, доппельгангера, за грехи которого ему после придётся отвечать.
Второго – такого же бешеного, с горящими глазами и жалкими умоляющими нотками в голосе, отзывавшимися в Алеке брезгливостью, – он не знал, да и ни к чему оно ему было.
Драчунов вялым улюлюканьем, свистом и хлопками поддерживала честная компания, выбравшаяся из паба поменьше и похуже того, из которого вышли они трое. Появление офицеров собравшихся особо не смутило – Алек наступил кому-то на ногу, и ему ответили сильным и злым тычком в спину, – и вызвало разве что слабый разочарованный стон. Все они сейчас разойдутся, знал Алек, и найдут себе ещё выпивку и новую драку.
– Джордж, – попытался одёрнуть он друга, но его безобидный оклик утонул в почти зверином рёве, и матрос, месивший их Гарри, словно индианка сладкое тесто, обрушил вес своего тела и беспорядочную серию ударов на офицеров, подогревая и без того распалённую виски и переживаниями кровь Алека. От одного удара он увернулся, но другой пришёлся ему в рёбра, третий – рядом с ключицей. Упрашивать Алека долго не пришлось: ответив новоявленному сопернику резкой бранью, он оттолкнул Гарри в сторону и ухватил нападавшего на него матроса за болтавшийся на шее шнурок, натянул тот на руку, дёрнул на себя и увёл в сторону, утягивая за ним и массивное тело. – Я тебе сейчас покажу, – почти ласково пообещал Алек, – как раскидываться своими ручищами в сторону офицеров Её Величества.
Лицо – жалостливая гримаса, сплошные складки, переломанный нос, шрам через бровь, – оказалось так близко, что Алек только одно успел понять перед тем, как оттолкнул от себя матроса: от того не пахло ни спиртным, ни табаком, ни опиумом. Чистое, незамутнённое ничем безумие. Верёвочка под его пальцами, на которой болтался то ли крестик, то ли медальон с локоном какой-нибудь несчастной, лопнула вместе со всеми его тревогами, неудовольствием и злостью. Алек не искал сегодня драку, но, раз уж она сама нашла его, отказываться не собирался.

0


Вы здесь » Brimstone » Лондон и Англия » Моя пре-е-елесть...