Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру
1-31

августа

События в мире
В ночь с 19 на 20 Августа в акватории Англии появился "корабль-призрак". Полупустой, с сошедшей с ума командой на борту. Газетчики смакуют страшные подробности.
Китобойные суда в лондонском заливе готовятся к выходу в море. Неспокойно синее море... В воздухе витает запах розмарина и печеных яблок.
Германия и Россия грозят друг другу войной. Ирландцы хотят независимости. В Калькутте туги принесли в жертву Кали очередного губернатора.
29.10
Чем дышит полузатонувший Лондон? О насущных проблемах, вам расскажут газеты, о скрытых - ваше собственное любопытство.
04.10
У нас стартовал новый квест, к участию приглашаются все желающие.

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Колыбельная


Колыбельная

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://data.whicdn.com/images/225798007/large.gif

Лилиан Сантар, Вальден Сантар
14 августа 1886, дом Вальдена Сантара, поздний вечер-ночь

Little child, be not afraid
The rain pounds harsh against the glass
Like an unwanted stranger
There is no danger
I am here tonight

Проливной дождь стал поводом для Лилиан задержаться в доме брата на ночь. Вальден, съехавший от отца, живёт со своей дочерью Эмили в арендованном доме, почти за городом. Он был рад принять на ночь сестру, они оба были рады, хоть и не сказали в слух, побыть вдали от отца. Дождь умывал окна, а на столе расставлен сервиз для чая.
И где-то в этом уютном коконе послышалась песня, до ужаса похожая на известную Вальдену колыбельную. Послышалась ли? И закрыты ли все двери в доме?

0

2

- Похож на мамин, - с приятной улыбкой, Лилиан приподняла фарфоровую чашку повыше к глазам, рассматривая позолоченные ободы. - Но ведь это наверняка выбирал не ты, - сестра лукаво посмотрела на брата, - Ты никогда не тяготел к фарфору.
Был поздний вечер, и капли дождя за окном собирались в ручьи. Сантары проводили время за пустыми светскими разговорами, по сути дела не обсуждая сейчас ничего важного или тяжёлого. Не хотелось снова касаться темы странного поведения отца, пропавшего коробля Аленари и прочих тревожных новостей, что жужжали в Лондоне назойливыми насекомыми. Дождь обернул дом в уютный кокон: горел камин, два канделябра со свечами стояли на столе, они пили чай с молоком и говорили о пустом. Просто отдыхая, как дети спрятавшиеся под одеялом и наивно считавшие, что внешний мир их тут не тронит - в тепле и темноте.
Может и не верили, но нарушить иллюзии не могли, просто наслаждались.
Лили с тихим стуком поставила чашку назад на стол и посмотрела на Вальдена, ворошащего угли в камине. Время перевалило за 11 вечера, Эмили и её няня давно спали, из слуг ночные бдения господ сторожил только камердинер, по совместительству секретарь и помощник, брата.
А они всё не могли, не хотели заканчивать его, наслаждаясь минутами покоя. Как раньше... когда-то очень давно...
- Ты знаешь, я всегда поражалась детской фантазии! На днях я возвращалась мыслями в наш родной Помфри-холл, когда ещё не было культистов. Я чётко помню все коридоры ещё времён матери, старый гобелен, картинную галерею, дубовую лестницу. Если дать мне карандаш (я уверена!), я набросаю тебе как в твоей комнате стояла мебель и где ты прятал Френка. Ты ведь помнишь ежа Френка, что ты принёс из сада? - Лили весело рассмеялась, удобнее устроившись в кресле. - Но знаешь, что удивительно, куда-то сюда приплетаются мои детские фантазии. Я уверена, что когда-то придумала себе всяких чудес, а теперь они стоят в голове, будто воспоминания. Например, мне вот до сих пор чётко видется, будто бы ты поднял в воздух своих солдатиков и устроил прямо над головой новый игрушечный Ватерлоо. Вот не поверишь, вроде придумала, а в голове так чётко! - Лилиан отвлеклась налить ещё чая, и не заметила, как брат отвёл глаза. - Я была месяц назад на лекции профессора Бенингтона в Бримстоуне. Это просто потрясающе светлого ума джентльмен! Я давно так не вдохновлялась темой, что мне совершенно чужда, но его манера речи, все эти эпитеты и хороший юмор не могли оставить равнодушной! Так вот, он рассказывал о удивительных свойствах нашего разума. Сетовал, что сейчас, не то что в его молодость, люди любой самообман принимают за вмешательство потусторонних сил. Что человек может во многом убедить себя, убедить настолько, что уши, глаза, всё его тело поверит в то, чего нет. Собственно, лекция была о диагностировании настоящего сумасшествия, я пошла её послушать из-за леди Эванс. Ты наверное знаешь, бедняжка...
Лили прервалась на полуслове, удивлённо замерев и распрямив спину. Ей показалось, что в глубине дома она услышала женский голос, будто бы напевающий мотив. Но потом шум дождя о окна усилился и наваждение пропало. Лили тряхнула головой и, прикрыв ладошкой рот, зевнула, глянув на большие напольные часы в углу.
- Вот. Вот я ходячее подтверждение всех этих теорий! Чуть-чуть за одинадцать вечера, и слышится всякое.

+1

3

Дождь барабанил по стеклу, а ветер раскачивал кроны деревьев, но внутри небольшой гостиной было тепло и уютно.  Угли в камине потрескивали, а по стенам плясали мягкие тени. Тепло было не только телу, но и душе. Вальдену нравились такие вечера. Долго дома он находиться не мог, рано или поздно зов моря всегда побеждал, и все же, после всех испытаний, приятно было вернуться к теплому семейному очагу. И последнее время, такая тихая пристань, была нужна как никогда. Проблемы сыпались одна за другой, но сегодня им удалось спрятаться от них в этом спокойном вечере и разговорах ни о чем, как они прячутся от дождя в этой теплой гостиной. А что обсуждать проблемы? Все что можно и так уже было сказано, и повторять по третьему кругу бессмысленно. Однако шторм к утру утихнет, а проблемы никуда не денутся. Возможно, это была одна из причин, по которой Вальден с сестрой в столь поздний час все ещё бодрствовали. Хотелось продлить этот вечер, хотя бы ещё ненадолго. К счастью, у них была такая возможность.
- Нет, не я. Его подарили нам на свадьбу. – Вальден отошел от камина и приблизился к столу. Лилиан очень удачно выбрала тему воспоминаний о Помфри-холле, и теперь щебетала о них с таким упоением, что это не могло не радовать слух. Перед глазами Вальдена эта картина была не столь четкой, но некоторые образы не стереть из памяти никакими способами. Сад, в котором всегда можно было найти или придумать что-нибудь интересное, таинственный кабинет отца, заходить в который нельзя было ни под каким предлогом, голос матери, эхом разносившийся по коридору.
-Конечно, я помню Френка. Вспоминается, на третий день он все-таки сбежал из моей комнаты и напугал своим пыхтением нашу горничную. – Вальден улыбнулся, то ли из-за воспоминаний, то ли из-за смеха Лилиан. Но практически сразу эта улыбка приобрела меланхоличный оттенок, когда Лили заговорила о солдатиках. Вальден отвел взгляд. Хорошо, что тогда сестра была слишком маленькой, и несколько непонимающих взглядов заставили поверить её в выдуманость своих историй. В какой-то мере, мужчина даже был рад, что тайна о его даре осталась лишь в ограниченном круге людей и последние годы никогда не упоминалась. Свой небольшой секрет, как он сам называл, он не рассказал даже своей жене. Чем меньше людей знают, тем лучше, особенно это касалось близких. Незачем взваливать на их плечи ещё один груз тайны, так было лучше для всех. 
Удивительная вещь – воспоминания. Увы, но среди них присутствовали и печальные эпизоды, и как не старайся думать только о хорошем, все равно, рано или поздно, всплывет и грусть. Стоило Вальдену хоть ненадолго обратиться в своих воспоминаниях к своей погибшей жене, как среди стука капель и шороха листвы, он уловил едва слышный женский голос. Такой знакомый, будто отголосок из памяти. Он бы не придал этому большого внимания, если бы не слова Лилиан.
- Не думаю. Мне кажется, я тоже слышал что-то.
Вальден насторожился, но теперь ему слышался лишь шум дождя. Он в своем доме, все двери уже закрыли. К тому же за дверью не раздалось шагов камердинер, а тот точно предупредил бы, если произошло что-то подозрительное. Беспокоиться не о чем.
- Может, ветер или скрипнуло что-нибудь.  – Попытался логически обосновать услышанное Вальден. И правда, всякое бывает. Просто послышалось.  Нельзя позволить такому испортить этот чудный вечер. – О леди Эванс я слышал немногое. Говорят, её самочувствие оставляет желать лучшего.

+1

4

Лилиан привыкла верить мужчинам своего дома, если только это не были моряцкие выдумки Алека, потому просто приняла версию Вальдена и снова отпив из чашечки. Дом... он должен быть таким - уютным и лишённым переживаний, а не то, во что превращалось их лондонское поместье и Помфри-холл. Чёрные тени спускались в родные коридоры, и Лилиан с затаённым страхом вспоминала иногда, как ей чудились крики в ночи. Пусть они бы ей только чудились!
- Да, бедняжка так и не покидает поместья. Мне пока не удалось уговорить графа Эванса взять её со мной на прогулки. Мне кажется, граф слишком жесток, - Лилиан нахмурилась, не одобряя поведение партнёра отца. Она позволяла себе такие разговоры только в кругу близких. - Конечно, он надеется на выздоровление дочери и её дальнейший брак, а потому не хочет ненужных слухов. Но запирать её в клетке четырёх стен, будто дикого зверя, это бесчеловечно.
Лилиан допила свой чай и привстала долить в заварничек воды, как ей опять послышалась песня. На этот раз девушка подняла голову, вслушиваясь. Это было очень странно, но на этот раз доносящийся откуда-то издали голос не пропал в то же мгновение, как появился.
- Может быть Эмили проснулась и няня решила убаюкать её? - рассеяно спросила Лилиан, отставляя посуду. За дверью раздались звуки шагов и голос опять стих. - Иногда дети бояться гроз и ливней...
Шаги были всё четче и закономерно закончились вежливым стуком в дверь.
- Ваша милость, - камердинер появился в проёма с керосиновой лампой в руке, - Прошу прощения, сэр, но возникла сложность, сэр. Похоже ветер открыл окно в комнату, приготовленной для леди Лилиан, и туда налило много воды. Я сейчас подготовлю новую комнату, но это займёт не менее десяти минут, и стоит, я думаю, разбудить Лизу, чтобы она помогла Её милости подготовиться ко сну.
- О, не стоит беспокойства, я справлюсь сама. Мистер Барнеби, вам не слышалась песня?
- Песня, миледи? Да, я слышал, что кто-то пел, но мне казалось, что это вы, - с вежливым удивлением ответил камердинер, - мне говорили, вы прекрасно поёте.
- Нет, это была не я... Наверное няня Эмили всё-таки решила успокоить её на ночь. Вальден, возможно стоит проверить спит ли она, если ребёнок напуган дождём, ей не будет лишним внимание отца. Мистер Барнбери, главное подготовьте ночной гардероб, и я справлюсь сама.
Камердинер коротко поклонился и ушёл, и Лилиан повернулась к брату.

Отредактировано Lilian Santar (22 сентября, 2017г. 12:53:03)

+1

5

Пока Лилиан рассказывала про леди Эванс, Вальден занял свое место за столом и отпил из своей чашки. Чай уже успел порядком остыть, но таким он нравился мужчине даже больше.
- Бедная девушка. Надеюсь, тебе все же удастся уговорить графа. Свежий воздух должен пойти её на пользу.
Внезапно голос снова появился. Он был все таким же тихим, но теперь не пропал мгновенно. Вальден посмотрел на сестру, и, судя по её напряжению, понял, что это точно им не чудится. Несмотря на то, что голос звучал как будто издалека, мотив песни, напеваемой им, теперь стал более явным.  Мужчина постарался разобрать хотя бы часть слов, но у него не получилось это сделать.
Голос стих столь же внезапно, как и появился, стоило в коридоре раздаться шагам. Через несколько мгновений дверь отварилась, и в проеме показался мужская фигура с лампой в руке. Своего камердинера Вальден мог узнать издалека. Мистер Барнеби отличался высоким ростом, футов шесть с половиной, не меньше, и очень хорошими манерами. По незнанию некоторые могли сначала даже принять его за виконта, особенно учитывая, что Вальден не любил украшений и броских одеяний, но все быстро вставало на свои места. Мистер Барнеби был не только камердинером, он также исполнял роли секретаря, помощника и советника. В какой-то мере Вальден даже мог назвать его своим другом.
Досадный случай, по поводу которого зашел камердинер, пусть и был неприятным, но легко поправимым. Однако потом сестра задала вопрос о песни, и, судя по ответу, этот голос был слышан во всем доме, а не только в гостиной. Да что ж это происходит?
Лилиан продолжила разговор с камердинером, однако Вальден слушал их краем уха. В голове эхом отдавался напев только что услышанной песни. Он был знаком ему. Хорошо знаком, не смотря на то, что мужчина не слышал его несколько лет. Именно с таким мотивом была колыбельная, что пела Элинор когда-то. Тот же темп, стиль… Но ведь это невозможно. Это должно было быть слуховой галлюцинацией, но на деле ей не являлось.
От размышлений Вальдена оторвал голос сестры. Её предложение про испуг ребенка было вполне логичным, и мужчина ухватился за эту догадку.
- Да, схожу, проверю, как она.
Странно, Эмили раньше никогда не боялась непогоды, разве что в очень раннем детстве. По крайней мере, насколько мужчина помнил. Однако Вальдена давно не было дома. За это время она вполне могла что-нибудь для себя выдумать, а няня могла выучить новую песню. Просто так совпало, что эту же колыбельную пела Элинор.
-Я скоро вернусь.
Стоило Вальдену выйти за дверь, как он слегка тряхнул головой. Похоже, он настолько привык, что вокруг творится кавардак из проблем, что  когда ему, наконец, выпал спокойный вечер, сам начал придумывать себе всякое. Постаравшись отбросить мысли о своей покойной супруге, мужчина поднялся по лестнице наверх, где располагалась детская.

+1

6

Сидеть в гостиной одной было грустно, вместо уютного очага лицо поворачивалось к окну, по которому плакал дождь, а дом из полного жизни становился пустым, тихим и холодным. Лили выдохнула и встала, решив подняться в изначально приготовленную для неё комнату и проверить, всё ли из её вещей забрал мистер Барнбери. Подхватив со стола один из канделябров, девушка неспешно пошла наверх. Сонные коридоры, шум дождя, запах воска от свечей... Лили сейчас подумала, что невероятно устала и действительно хочет спать. Придававший сил разговор с братом закончился и сразу пришло осознание, как же сильно она устала.
Видимо, мистер Барнеби был всецело поглощён быстрой подготовкой комнаты, потому как с ним Лилиан не пересеклась. Она зашла в гостевую комнату, окно которой было уже закрыто, и действительно увидела промокшие занавески и палас. пройдя вдоль трюмо и комода, просматривая, не оставила ли она тут гребня или украшения, Лили обратила внимание, что мокрый след на паласе немного странной формы. Он делал плавный поворот от окна и дальше у двери в соседнюю комнату. Будто бы лужа странным образом потекла туда. Насторожившись, Лили тихонько открыла дверь анфилады гостевых комнат и прошла дальше…

Свет в коридорных бра уже затушили и не видно было бы даже серванта, попадись тот на пути. Но когда Вальден повернул в коридор, ведущий в комнате дочери, в его конце у окна он сразу увидел женский силуэт, прикрывавший дверь Эмили. Буквально секунда, он замер у проёма окна тёмной тенью, а потом метнулся в дверь напротив, в анфилады гостевых комнат.

Лили шла медленно чётко по мокрому следу. Тот потихоньку становился меньше, не таким чётким, но уже было совершенно понятно, что натекло не просто из окна. Это кто-то в тяжёлой промокшей одежде (может плаще, а может и платье), залез в окно и пошёл, вместо коридора для слуг, по гостевой анфиладе. Лили шла, всё больше напрягаясь, и думая, что, наверное, это воры.
И тут дверь очередной смежной комнаты распахнулась и в комнату вошла женщина. Было темно, но та замерла у самого окна, и тусклый свет улицы выхватил половину бледного и ужасно знакомого лица. Лилиан спешно попятилась назад, воскликнув, а Элинор или нечто столь ужасно похожее на Элинор, распахнула окно и прыгнула, будто бы это был вовсе не третий этаж. Лили же буквально примёрзла к месту не в силах сделать хоть шаг. Быть не может… Не может быть!

+1

7

Вальден аккуратно шел по темному коридору. Левой рукой он касался стены, чтобы хоть как-то ориентироваться в этой черноте. Песня снова пропала и теперь тишину ночи нарушали лишь стук капель дождя и веток о стекло да его собственные шаги. Чем ближе Вальден подходил к комнате дочери, тем больше себя убеждал, что голос Элинор ему послышался. Может, действительно Эмили просто не могла уснуть, а няня выполняла свою работу? Слишком много плохого произошло за последнее время. Ему просто нужно хорошо выспаться, благо завтрашний день мог ему это позволить. По крайней мере, он таковым ожидался.
Мужчина повернул в коридор, в конце которого находилась комната дочери. В слабом свете, что шел из окна около входа в детскую, он различил силуэт женщины, прикрывавшую дверь. На мгновение у него отлегло от сердца. Похоже, догадка Лили была верной. Но в следующую секунду, вглядевшись в замерший в тусклом свете силуэт, Вальен понял, что это не няня. Слишком отличается рост, телосложение.
Мужчина направился вперед. Однако женщина уже бросилась прочь через гостевые комнаты. Вальден тут же кинулся за ней, и практически тут же его ушей достиг крик Лилиан. Вальден ускорился настолько, насколько мог но когда он забежал в комнату, успел заметить лишь как незнакомка выпрыгнула с третьего этажа. Мужчина подскочил к окну, и с удивлением обнаружил, что женщина от падания с такой высоты не умерла. Даже не было похоже, что она сильно покалечилась. Как такое вообще возможно?
За спиной послышались спешный топот.
- Нарушительница. Спрыгнула в окно. Вниз, за ней. – Скомандовал Вальден появившемуся в дверном проеме мистеру Барнбери, и камердинер тут же направился в сторону лестницы, ведущей вниз.
Мужчина обернулся к Лилиан.
- Ты в порядке? – Спросил он, положив руку её на плече и окинув взглядом. Она была в шоке, но в остальном все на первый взгляд было в норме. Да и не могла эта женщина успеть совершить что-то плохое, слишком недолго она здесь была. Но эта незнакомка долго находилась в комнате Эмили… Господи, Эмили. Мужчина развернулся и быстрым шагом, чуть не срываясь на бег, направился к комнате дочери.

+1

8

"Не может быть!", - всё повторяла себе Лили, но память навязчиво роптала о том, что в современном мире может быть и не такое. Когда к ней, перепуганной и бледной, бросился Вальден Лили смогла лишь кивнуть, не находя правильных слов. Слов о том, КОГО она видела.
- Я... да, брат, всё хорошо, но мне кажется...
Лили лепетала слишком тихо и неуверенно, а мир вокруг нёсся слишком стремительно. Появился и исчез в проёме Барнеби, дёрнулся и побежал в сторону брат, а Лили старалась сказать, чтобы поверить самой себе - это было Элинор.
- Вальден, постой! - она метнулась за братом, но остановилась у окна. В мокром, освещённом проулке никого не было. И ничего. Ни крови, ни тела, ни женщины. - Вальден!
Девушка догнала его уже у детской комнаты, когда тот быстро распахивал дверь. Маленький свёрток одеял на кровати завертелся и с капризным хныканием проснулся.
- Папа? - спросила Эмили, как-то недоверчиво. Лили тихо ступала за братом, - Папа, а мне мама снилась. Она пришла из Рая и спела мне колыбельную.
Шаг и Лили замерла, всё также сжимая канделябр. Его рыжие огни танцевали по маленькому личику, сонному но озарённому спокойной улыбкой. Может быть...
- Детка, разве колыбельную тебе пела не няня? - ласково, но с дрожью в голосе спросила Лили.
- Мисс Тиффани спит. Мама сказала, что все спят. А мы сейчас спим, папа?

+1

9

Голос сестры доносился будто издалека. Вальден слышал его, но практически не воспринимал слова. В голове была только одна мысль. Лишь бы с Эмили все было в порядке. Вдруг придется бежать за врачом или, в лучшем случае, успокаивать перепуганную девочку.
Вальден резко открыл дверь. Пожалуй, даже слишком резко, но тогда для него это имело наименьшее значение. Дверь громко хлопнула. Мужчина не знал точно, что ему ожидать после визита незнакомки. Но в детской все было спокойно. Даже слишком. Ни следов поиска, ни повреждений. Все на своих местах. Даже Эмили до прихода отца мирно спала в своей кровати, и проснулась лишь после хлопка.
Увидев дочь, Вальден немного успокоился. Он тихонько присел на край кровати. Главное, никто в доме не пострадал, остальное можно решить. Оставалась надеяться, что Барнери успеет за этой незнакомкой. Или же придется сейчас идти в полицию и пытаться поймать её, пока она не далеко ушла. Но следующие слова дочери прервали мысли мужчины и прозвучали для него ещё более жутко, чем недавняя песня. Несколько секунд ему потребовалось, чтобы обдумать эту фразу, прежде чем ответить на, казалось бы, простой вопрос.
- Нет, Эмили, мы сейчас не спим. - Вальден был практически уверен, что это так. Такая ситуация не могла привидеться ему даже в кошмарах. Мужчина бросил мимолетный взгляд на Лилиан. Что вообще происходит? Этому же наверняка можно найти какое-то объяснение, пусть даже чередой поразительных совпадений. - Скажи, а часто тебе снятся такие сны?

0

10

Лили не могла передать, какой страх её охватил в тот момент. Хоть внешне лицо её застыло мраморной маской, внутри неистово колотилось сердце. Что пришло к её племяннице этой ночью? Что пело песню? Это был не призрак ,а существо из плоти и крови и с лицом Элинор. Это была Элинор?... это могла быть Элинор? Она не могла ответить брату ничем, кроме тревожного смятения. Ответ на вопрос казался близким, но будто ребёнок перед жуткой тёмной дверью, Лилиан боялась посмотреть за порог. А ребёнок говорил, беспечно и даже радостно, что почему-то пугало девушку ещё больше.
- Нет, я первый раз такой сон видела. Но мама всегда наблюдает за нами. Так мне отец Франциск сказал. Что она с небес за нами наблюдает. И я видела, она иногда смотрит на нас, когда мы с мисс Тиффани гуляем. А мисс Тиффани говорит, что я придумываю, но я ничего не придумываю…
Лили слабо нащупала стул и медленно села, отставив канделябр на тумбу. Мёртвые не возвращаются… или возвращаются? Настоятель Микаэль говорил как-то, что такое возможно. Что такое аморально, но возможно. И жутко.
- Вальден, - слабым голосом сказала она из своего угла. - Я её видела. Я её Тоже видела…
Больше слов не нашлось. Они смотрели друг другу в глаза, блестящие искорками в темноте комнаты, озарённой лишь канделябром, и не знали, что сказать сверху этого.
За дверью послышались стремительные и уверенные шаги. Барнери зашёл в комнату чеканно и стремительно, что выдало в нём бывшего военного. Лили очень странно успокаивал и такой шаг и такая чёткость. Более осязаемые, более понятные, чем молчаливый мрак комнаты.
- Ваша Милость, простите, что потревожил. Мы не смогли найти нарушительницу, но тут есть, на что вам взглянуть, - камердинер стоял в проёме мокрый насквозь, но всё такой же собранный и решительный.
Лили поднялась, и прошла ближе к кровати Эмили.
- Ступай, Вальден. Эмили, я, конечно, не мама, но давай я спою тебе колыбельную и мы ляжем спать, хорошо?...
Когда Вальден выходил из комнаты дочери, в спину ему зазвучали звуки колыбельной. Другой, другим голосом, другого мотива.
- Ваша Милость, - продолжил Барнеби, пока они шли по коридору, - Я не знаю, как эта женщина смогла, но она пробралась в дом прямо с улицы. Я имею в виду, прямо через окно, сэр. Это моя оплошность, я увидел в темноте лужу, но подумал ,что это просто натекло из-за дождя. Я уже позвал патрульного и они осматривают закоулки. Но сэр, простите, я оторвал вас не для этого. Из дома пропала вещь, сэр. Я разбудил Лизу, и она проверила всю комнату, что готовилась для миледи Лилиан ещё раз, и обнаружила что оттуда пропал кулон Её Милости Элинор.
Барнеби не знал ничего о прошедшем разговоре и о страшных подозрениях. Он просто по деловому рассказывал о краже, как он считал.
- Я с завтрашнего же утра сообщу по ломбардам его описание, мы сможем вычислить вора.

+1

11

Взгляд сестры говорил больше, чем её слова. И от этого становилось ещё страшнее. На некоторое время Вальден остановил расфокусированный взгляд на канделябре. Надо отбросить эмоции и взглянуть на ситуацию с рациональной стороны. А факта было два. Во-первых, Элинор умерла. В это сомнения не было. Во-вторых, Элинор как минимум сегодня была в доме. Проверить этого Вальден не мог, но если Эмили и Лилиан . Конечно, в парке Эмили могла перепутать маму с какой-нибудь похожей женщиной, но в своей комнате, вблизи… И ещё этот голос, слишком похожий, чтобы быть выдумкой. Сестра бы тоже не стала шутить, не такими вещами, не с таким лицом. И как возможно объяснить эти два факта вместе?
Размышления прервал вошедший в комнату Барнеби. Вода буквально стекала с его одежды. Стихия за окном разбушевалась не на шутку. Ветер стал ещё злее, о чем свидетельствовали ветки дерева, без перерыва скребущие по стенке дома, а звуки капель окончательно слились в единый поток. Но исполнительный камердинер даже в такую погоду постарался сделать все, на что был способен. В том, что нарушителя не поймали не было ничего удивительного. Если она ничего себе не повредила после падения с третьего этажа, вряд ли её можно было так просто догнать. Однако, как будто предыдущих событий было мало, ночь решила преподнести ещё один сюрприз.
- Конечно. – Вальден поправил одеяло дочери. – Приятных снов, Эмили.
Выйдя из комнаты, мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Из-за неё послышался мелодичный голос, напевавший простой мотив, призванный успокоить и усыпить. Хотя Эмили и так была спокойна, что пугало ещё больше.
Пропавший кулон не стал неожиданностью. После всего произошедшего эта ночь вряд ли могла ещё чем-то удивить. Факт кражи скорее стал финальным штрихом, ещё раз подчеркнувшим, что это все происходит на самом деле.
- Это тот, что из аметиста? – Спросил Вальден скорее для порядка, он и так знал ответ. Этот кулон был любимым у Элинор. – Благодарю Вас, Барнеби. Не вините себя, каждый бы решил подобное в такой час. Оставшиеся дела мы вполне сможем завершить сами. - Им всем нужно отдохнуть и привести мысли в порядок. Хотя мужчина сомневался, что сумеет сегодня уснуть. С пропавшим кулоном, конечно, придется повозиться, но это казалось ничтожной проблемой, по сравнению с внезапно объявившейся мертвой супругой. Вальден даже не мог предположить, с чего здесь начать и как действовать. Впрочем, на размышление до рассвета у мужчины ещё достаточно времени. А он-то думал, что день выдался сложным.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Колыбельная