Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру
1-30

августа

События в мире
Китобойные суда в лондонском заливе готовятся к выходу в море. Неспокойно синее море... В воздухе витает запах розмарина и печеных яблок.
Германия и Россия грозят друг другу войной. Ирландцы хотят независимости. В Калькутте туги принесли в жертву Кали очередного губернатора.
Студенты возвращаются в родные пенаты после летних каникул. В Лондоне в разгаре подготовка к Всемирной Технологической Выставке.
9.07
Обратите внимание на имеющиеся квесты. Записаться в квест, а также высказать свои предложения по сюжету можно в этой теме.
10.06
Мы открылись! Наконец настал этот светлый день. Желающие могут потихоньку регистрироваться и начинать ритуалы экзорцизма. По любым вопросам пишите в гостевую.

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Лондон и Англия » Колыбельная


Колыбельная

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://data.whicdn.com/images/225798007/large.gif

Лилиан Сантар, Вальден Сантар
14 августа 1886, дом Вальдена Сантара, поздний вечер-ночь

Little child, be not afraid
The rain pounds harsh against the glass
Like an unwanted stranger
There is no danger
I am here tonight

Проливной дождь стал поводом для Лилиан задержаться в доме брата на ночь. Вальден, съехавший от отца, живёт со своей дочерью Эмили в арендованном доме, почти за городом. Он был рад принять на ночь сестру, они оба были рады, хоть и не сказали в слух, побыть вдали от отца. Дождь умывал окна, а на столе расставлен сервиз для чая.
И где-то в этом уютном коконе послышалась песня, до ужаса похожая на известную Вальдену колыбельную. Послышалась ли? И закрыты ли все двери в доме?

0

2

- Похож на мамин, - с приятной улыбкой, Лилиан приподняла фарфоровую чашку повыше к глазам, рассматривая позолоченные ободы. - Но ведь это наверняка выбирал не ты, - сестра лукаво посмотрела на брата, - Ты никогда не тяготел к фарфору.
Был поздний вечер, и капли дождя за окном собирались в ручьи. Сантары проводили время за пустыми светскими разговорами, по сути дела не обсуждая сейчас ничего важного или тяжёлого. Не хотелось снова касаться темы странного поведения отца, пропавшего коробля Аленари и прочих тревожных новостей, что жужжали в Лондоне назойливыми насекомыми. Дождь обернул дом в уютный кокон: горел камин, два канделябра со свечами стояли на столе, они пили чай с молоком и говорили о пустом. Просто отдыхая, как дети спрятавшиеся под одеялом и наивно считавшие, что внешний мир их тут не тронит - в тепле и темноте.
Может и не верили, но нарушить иллюзии не могли, просто наслаждались.
Лили с тихим стуком поставила чашку назад на стол и посмотрела на Вальдена, ворошащего угли в камине. Время перевалило за 11 вечера, Эмили и её няня давно спали, из слуг ночные бдения господ сторожил только камердинер, по совместительству секретарь и помощник, брата.
А они всё не могли, не хотели заканчивать его, наслаждаясь минутами покоя. Как раньше... когда-то очень давно...
- Ты знаешь, я всегда поражалась детской фантазии! На днях я возвращалась мыслями в наш родной Помфри-холл, когда ещё не было культистов. Я чётко помню все коридоры ещё времён матери, старый гобелен, картинную галерею, дубовую лестницу. Если дать мне карандаш (я уверена!), я набросаю тебе как в твоей комнате стояла мебель и где ты прятал Френка. Ты ведь помнишь ежа Френка, что ты принёс из сада? - Лили весело рассмеялась, удобнее устроившись в кресле. - Но знаешь, что удивительно, куда-то сюда приплетаются мои детские фантазии. Я уверена, что когда-то придумала себе всяких чудес, а теперь они стоят в голове, будто воспоминания. Например, мне вот до сих пор чётко видется, будто бы ты поднял в воздух своих солдатиков и устроил прямо над головой новый игрушечный Ватерлоо. Вот не поверишь, вроде придумала, а в голове так чётко! - Лилиан отвлеклась налить ещё чая, и не заметила, как брат отвёл глаза. - Я была месяц назад на лекции профессора Бенингтона в Бримстоуне. Это просто потрясающе светлого ума джентльмен! Я давно так не вдохновлялась темой, что мне совершенно чужда, но его манера речи, все эти эпитеты и хороший юмор не могли оставить равнодушной! Так вот, он рассказывал о удивительных свойствах нашего разума. Сетовал, что сейчас, не то что в его молодость, люди любой самообман принимают за вмешательство потусторонних сил. Что человек может во многом убедить себя, убедить настолько, что уши, глаза, всё его тело поверит в то, чего нет. Собственно, лекция была о диагностировании настоящего сумасшествия, я пошла её послушать из-за леди Эванс. Ты наверное знаешь, бедняжка...
Лили прервалась на полуслове, удивлённо замерев и распрямив спину. Ей показалось, что в глубине дома она услышала женский голос, будто бы напевающий мотив. Но потом шум дождя о окна усилился и наваждение пропало. Лили тряхнула головой и, прикрыв ладошкой рот, зевнула, глянув на большие напольные часы в углу.
- Вот. Вот я ходячее подтверждение всех этих теорий! Чуть-чуть за одинадцать вечера, и слышится всякое.

+1

3

Дождь барабанил по стеклу, а ветер раскачивал кроны деревьев, но внутри небольшой гостиной было тепло и уютно.  Угли в камине потрескивали, а по стенам плясали мягкие тени. Тепло было не только телу, но и душе. Вальдену нравились такие вечера. Долго дома он находиться не мог, рано или поздно зов моря всегда побеждал, и все же, после всех испытаний, приятно было вернуться к теплому семейному очагу. И последнее время, такая тихая пристань, была нужна как никогда. Проблемы сыпались одна за другой, но сегодня им удалось спрятаться от них в этом спокойном вечере и разговорах ни о чем, как они прячутся от дождя в этой теплой гостиной. А что обсуждать проблемы? Все что можно и так уже было сказано, и повторять по третьему кругу бессмысленно. Однако шторм к утру утихнет, а проблемы никуда не денутся. Возможно, это была одна из причин, по которой Вальден с сестрой в столь поздний час все ещё бодрствовали. Хотелось продлить этот вечер, хотя бы ещё ненадолго. К счастью, у них была такая возможность.
- Нет, не я. Его подарили нам на свадьбу. – Вальден отошел от камина и приблизился к столу. Лилиан очень удачно выбрала тему воспоминаний о Помфри-холле, и теперь щебетала о них с таким упоением, что это не могло не радовать слух. Перед глазами Вальдена эта картина была не столь четкой, но некоторые образы не стереть из памяти никакими способами. Сад, в котором всегда можно было найти или придумать что-нибудь интересное, таинственный кабинет отца, заходить в который нельзя было ни под каким предлогом, голос матери, эхом разносившийся по коридору.
-Конечно, я помню Френка. Вспоминается, на третий день он все-таки сбежал из моей комнаты и напугал своим пыхтением нашу горничную. – Вальден улыбнулся, то ли из-за воспоминаний, то ли из-за смеха Лилиан. Но практически сразу эта улыбка приобрела меланхоличный оттенок, когда Лили заговорила о солдатиках. Вальден отвел взгляд. Хорошо, что тогда сестра была слишком маленькой, и несколько непонимающих взглядов заставили поверить её в выдуманость своих историй. В какой-то мере, мужчина даже был рад, что тайна о его даре осталась лишь в ограниченном круге людей и последние годы никогда не упоминалась. Свой небольшой секрет, как он сам называл, он не рассказал даже своей жене. Чем меньше людей знают, тем лучше, особенно это касалось близких. Незачем взваливать на их плечи ещё один груз тайны, так было лучше для всех. 
Удивительная вещь – воспоминания. Увы, но среди них присутствовали и печальные эпизоды, и как не старайся думать только о хорошем, все равно, рано или поздно, всплывет и грусть. Стоило Вальдену хоть ненадолго обратиться в своих воспоминаниях к своей погибшей жене, как среди стука капель и шороха листвы, он уловил едва слышный женский голос. Такой знакомый, будто отголосок из памяти. Он бы не придал этому большого внимания, если бы не слова Лилиан.
- Не думаю. Мне кажется, я тоже слышал что-то.
Вальден насторожился, но теперь ему слышался лишь шум дождя. Он в своем доме, все двери уже закрыли. К тому же за дверью не раздалось шагов камердинер, а тот точно предупредил бы, если произошло что-то подозрительное. Беспокоиться не о чем.
- Может, ветер или скрипнуло что-нибудь.  – Попытался логически обосновать услышанное Вальден. И правда, всякое бывает. Просто послышалось.  Нельзя позволить такому испортить этот чудный вечер. – О леди Эванс я слышал немногое. Говорят, её самочувствие оставляет желать лучшего.

+1

4

Лилиан привыкла верить мужчинам своего дома, если только это не были моряцкие выдумки Алека, потому просто приняла версию Вальдена и снова отпив из чашечки. Дом... он должен быть таким - уютным и лишённым переживаний, а не то, во что превращалось их лондонское поместье и Помфри-холл. Чёрные тени спускались в родные коридоры, и Лилиан с затаённым страхом вспоминала иногда, как ей чудились крики в ночи. Пусть они бы ей только чудились!
- Да, бедняжка так и не покидает поместья. Мне пока не удалось уговорить графа Эванса взять её со мной на прогулки. Мне кажется, граф слишком жесток, - Лилиан нахмурилась, не одобряя поведение партнёра отца. Она позволяла себе такие разговоры только в кругу близких. - Конечно, он надеется на выздоровление дочери и её дальнейший брак, а потому не хочет ненужных слухов. Но запирать её в клетке четырёх стен, будто дикого зверя, это бесчеловечно.
Лилиан допила свой чай и привстала долить в заварничек воды, как ей опять послышалась песня. На этот раз девушка подняла голову, вслушиваясь. Это было очень странно, но на этот раз доносящийся откуда-то издали голос не пропал в то же мгновение, как появился.
- Может быть Эмили проснулась и няня решила убаюкать её? - рассеяно спросила Лилиан, отставляя посуду. За дверью раздались звуки шагов и голос опять стих. - Иногда дети бояться гроз и ливней...
Шаги были всё четче и закономерно закончились вежливым стуком в дверь.
- Ваша милость, - камердинер появился в проёма с керосиновой лампой в руке, - Прошу прощения, сэр, но возникла сложность, сэр. Похоже ветер открыл окно в комнату, приготовленной для леди Лилиан, и туда налило много воды. Я сейчас подготовлю новую комнату, но это займёт не менее десяти минут, и стоит, я думаю, разбудить Лизу, чтобы она помогла Её милости подготовиться ко сну.
- О, не стоит беспокойства, я справлюсь сама. Мистер Барнеби, вам не слышалась песня?
- Песня, миледи? Да, я слышал, что кто-то пел, но мне казалось, что это вы, - с вежливым удивлением ответил камердинер, - мне говорили, вы прекрасно поёте.
- Нет, это была не я... Наверное няня Эмили всё-таки решила успокоить её на ночь. Вальден, возможно стоит проверить спит ли она, если ребёнок напуган дождём, ей не будет лишним внимание отца. Мистер Барнбери, главное подготовьте ночной гардероб, и я справлюсь сама.
Камердинер коротко поклонился и ушёл, и Лилиан повернулась к брату.

Отредактировано Lilian Santar (22 сентября, 2017г. 12:53:03)

+1

5

Пока Лилиан рассказывала про леди Эванс, Вальден занял свое место за столом и отпил из своей чашки. Чай уже успел порядком остыть, но таким он нравился мужчине даже больше.
- Бедная девушка. Надеюсь, тебе все же удастся уговорить графа. Свежий воздух должен пойти её на пользу.
Внезапно голос снова появился. Он был все таким же тихим, но теперь не пропал мгновенно. Вальден посмотрел на сестру, и, судя по её напряжению, понял, что это точно им не чудится. Несмотря на то, что голос звучал как будто издалека, мотив песни, напеваемой им, теперь стал более явным.  Мужчина постарался разобрать хотя бы часть слов, но у него не получилось это сделать.
Голос стих столь же внезапно, как и появился, стоило в коридоре раздаться шагам. Через несколько мгновений дверь отварилась, и в проеме показался мужская фигура с лампой в руке. Своего камердинера Вальден мог узнать издалека. Мистер Барнеби отличался высоким ростом, футов шесть с половиной, не меньше, и очень хорошими манерами. По незнанию некоторые могли сначала даже принять его за виконта, особенно учитывая, что Вальден не любил украшений и броских одеяний, но все быстро вставало на свои места. Мистер Барнеби был не только камердинером, он также исполнял роли секретаря, помощника и советника. В какой-то мере Вальден даже мог назвать его своим другом.
Досадный случай, по поводу которого зашел камердинер, пусть и был неприятным, но легко поправимым. Однако потом сестра задала вопрос о песни, и, судя по ответу, этот голос был слышан во всем доме, а не только в гостиной. Да что ж это происходит?
Лилиан продолжила разговор с камердинером, однако Вальден слушал их краем уха. В голове эхом отдавался напев только что услышанной песни. Он был знаком ему. Хорошо знаком, не смотря на то, что мужчина не слышал его несколько лет. Именно с таким мотивом была колыбельная, что пела Элинор когда-то. Тот же темп, стиль… Но ведь это невозможно. Это должно было быть слуховой галлюцинацией, но на деле ей не являлось.
От размышлений Вальдена оторвал голос сестры. Её предложение про испуг ребенка было вполне логичным, и мужчина ухватился за эту догадку.
- Да, схожу, проверю, как она.
Странно, Эмили раньше никогда не боялась непогоды, разве что в очень раннем детстве. По крайней мере, насколько мужчина помнил. Однако Вальдена давно не было дома. За это время она вполне могла что-нибудь для себя выдумать, а няня могла выучить новую песню. Просто так совпало, что эту же колыбельную пела Элинор.
-Я скоро вернусь.
Стоило Вальдену выйти за дверь, как он слегка тряхнул головой. Похоже, он настолько привык, что вокруг творится кавардак из проблем, что  когда ему, наконец, выпал спокойный вечер, сам начал придумывать себе всякое. Постаравшись отбросить мысли о своей покойной супруге, мужчина поднялся по лестнице наверх, где располагалась детская.

0


Вы здесь » Brimstone » Лондон и Англия » Колыбельная