Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона, подростки-дети

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Ах ты ж!... И прочие неудачные знакомства


Ах ты ж!... И прочие неудачные знакомства

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Арон Ферро, Лилиан Сантар, Алек Сантар
18 августа 1886, парк в Лондоне

Поиск пропавшего военного корабля, конечно же не дело для честного контрабандиста. Не разумное, ни прибыльное, непонятное. Но что ты будешь делать, когда об этом приходит просить небезразличная девушка? Это как минимум можно использовать поводом для столь редких с дочерью графа встреч.
Для Лилиан же ситуация куда печальнее и сложнее. Корабль с сестрой пропал где-то в Атлантическом океане, и ни одно ведомство не может дать ответа о команде. Заочно их уже просто отнесли к потопленным тварям несчастным. На небольшом семейном совете они с братьями решили организовать частные поиски. Нужно было только найти корабль и капитана, что согласиться плыть "туда не знаю куда" и "искать ветра в штиль". Она знала одного контрабандиста, но прежде чем представить Арона братьям, леди решила встретиться и обсудить это непростое дело.
Всё должно было пройти мирно, но "рандеву" по случайности застал один из братьев Лилиан...

Отредактировано Lilian Santar (13 сентября, 2017г. 11:03:02)

0

2

Штиль. Именно это слово подходило к сегодняшнему дню просто идеально. С самого утра не происходило ровным счетам ничего. Считать великим событием свору моряков, отмечавших что-то в углу постоялого двора, было глупо. Это же постоялый вор, тут всегда кто-то пьет, тем более моряки. Никаких срочных поручений, неожиданных новостей или даже прибытия судна с тем, чем можно поживиться не случилась. Даже проверка запасов была произведена недавно.
На краю скамейки сидел кот и вылизывался, а Арон с Франциском играли в карты у стойки. А что еще делать во время такого штиля?
- Валет червей. Карта бита. – Франциск самодовольно похлопал себя по пивному пузу. Он вел со счетом 4:2, чему был рад несказанно.
- Франц, при всем моем уважении к тебе, это уже третий валет червей за партию. И пусть мы играем не на большие деньги, ты мог хотя бы постараться? А то обидно даже. Для кого-то ты мастер, носа не подточишь, а мне суешь третьего вальта! Ну, мать твоя серена, обидно даже! – Арон кинул карты на стол, смысла доигрывать партию не было. Да и каким-то чудесным образом у него на руках оказалась одна шваль.
- Ты меня в жульничестве обвиняешь?! – друг оскорбился, даже побагровел, а Ферро закатил глаза.
- Оставь этот концерт для тех, кого ты вечерами обираешь до нитки. Друг, я знаю все твои фокусы. Конечно, я готов извиниться, если мы проверим скинутые карты и там не найдется ни одного вальта червей. – эти слова просто чудодейственным образом подействовали на Франциска, который тут же скинул карты и стал перемешивать их ловкими движениями рук.
- Еще партийку будешь? – деловито уточнил он, смотря на скучающее лицо Арона.
- Раздавай, только давай в этот раз… поискуснее что ли. А о просить тебя не жулить, то же, что просить рыбу петь на деревьях. – карты ложились на стол. Кот мурчал, а пьяные моряки над чем-то гоготали. Именно в этот момент дверь постоялого двора отварилась и к играющим юркнул один из «хвостиков». Худосочный парнишка со спутавшейся рыжей копной волос и веснушками застыл у Арона, кивая в сторону.
- А вот и новости появились – усмехнулся мужчина, следуя за посыльным в сторону.
- Там девушка, благородная, которая из приюта, попросила тебя в парк после обедни. Мол перетереть нужно за важное дело. – парнишка шмыгнул носом.
- Ох, вот как. Держи монету и не рассказывай об этом никому.
Получив свое вознаграждение, рыжий тут же юркнул к дери и только его и видели.
- Франц, я не играю. У меня срочные неотложные дела! – крикну ферро, поднимаясь по лестнице к комнатам. Наконец штиль сменился темным бризом. Лили давно не писала, можно сказать, даже запропала и получить от нее такое приглашение было просто великолепно! Это был еще один шанс все наладить. Дьяволы из моря, да они уже столько прошли, бросать все сейчас было полным расточительством. Полный волнения и какого-то ожидания, Ферро сейчас шагал по комнате, ища что-то приличное из одежды и ощущая себя глупо. Словно ему лет двадцать. Но даже пусть так! Сейчас у него появился реальный шанс… А еще интересно, что за сочное дело могло быть у Лилиан к нему, кто-то в низах опять вляпался в беду?
***
Он был полностью уверен, что не опаздывает. Ради интереса даже глянул на карманные часы, которые показывали ровно без десяти. То есть, у него было еще десять минут, а Лили уже его ждала. Он узнал её зонтик, фигуру, и, кажется, даже платье он видел однажды. Хотя чего греха таить, он бы в любом случае узнал девушку, которая пол года не давала покоя его мыслям.
- Ты выглядишь как всегда прекрасно, - проговорил Арон поравнявшись с Сантар. Выглядел мужчина хорошо. Относительно новый сюртук, котелок, часы на цепочке, темные штаны по привычке заправленные в сапоги и неизменный алый платок. Ферро улыбался и вся его мимика говорила о том, насколько он рад встретить Лили.
- Это для тебя – он потянул даме небольшой букетик – Ну, расскажешь как ты все это время? Никто из наших не мешал? - все это звучало нелепо, но как завести разговор изящнее, Ферро не знал. Слишком его переполняли чувства.

Отредактировано Aron Ferro (11 сентября, 2017г. 13:21:09)

+1

3

Чаще всего в решениях Лилиан руководствовалась глубоким убеждением, что она действует правильно. Сейчас уверенность эта растаяла утренней дымкой, что была чёткой по пробуждению и эфемерной к обеду. Потому она нервно теребила ручку индийского парасоля из слоновой кости, опустив глаза долу и рассматривая гравий парковой дорожки. Волна авантюризма схлынула за длительную прогулку, и пока Дейзи усиленно делала вид, что потеряла бигля леди, сама леди боролась с желанием развернуться и уехать домой. Это было крайне недостойно и банально невежливо после всех тех ухищрений, что предприняла дочь графа для встречи.
С утра она уведомила братьев, впервые за долгое время собравшихся под одной крышей, что уходит к полуденной молитве в церковь на другой конец Лондона, где читает проповеди её настоятель. Уверив, что продлится это не менее двух часов, и неизменно вежливо уточнив не хочет ли кто-то составить ей компанию, она удовлетворённо услышала лишённые всякого энтузиазма к очищению души отговорки. В самой церкви слушая проповеди Микаэля, как всегда отличавшиеся некоторым вольнодумством, Лили лишь укрепилась во мнении, что попросить помощи будет правильным, тем более, что Арона она знает довольно давно.
На выходе среди просивших милостыню мальчишек стоял конопатый Джимми, и приняв это за хороший знак Лилиан просила передать сообщение их общему знакомому.
После, она отправила сопровождающую её служанку за собачкой и… И уже час она металась в сомнениях, будто птица в клетке.
То, что разглашение семейных проблем плохо, отец втолковал отпрыскам на первых годах их жизни. С другой стороны, пропажа военного корабля - не маленькая мышка в сене, новость об этом уже мелькала в газетах, а имена офицеров, сопровождавших такие экспедиции на слуху. Некоторые, желавшие расположения графа, даже умудрялись выражать в визитках соболезнования. И как хорошо, что Алек ещё не наткнулся на эти “учтивые записки”!
Лили тяжко вздохнула и провела рукой в кружевной перчатки по лицу, будто снимая прилипшую паутину сторонних мыслей.
В целом, она ведь не делает ничего плохого, верно? Единственное, что сомнения может вызвать ремесло Арона. И… сам факт их знакомства. И…
- Ты выглядишь как всегда прекрасно.
Лилиан вздрогнула всем телом и тутже себя отругала. Не услышать шагов по гравию было невозможно, просто её почти уничтожили её мысли и сомнения. Арон не сомневался, как казалось, вообще ни в чём и никогда. В тот вечер, когда он убил сэра Руперта, это было до ужаса страшно, а сейчас будто бы поставило перед фактом. Верно, он уже тут, и неубедительно говорить, что просто захотела с ним увидеться будет совершенно глупо.
- Спасибо. - она широко улыбнулась, выдавая своё волнение только больше.  - Что пришёл, - поспешно добавила девушка, побоявшись, что ей поймут неправильно. В смысле, ещё более неправильно, потому что наряд Арона прекрасно подходил для романтического променада, и совсем не подходил… для чего? Лили опять провела рукой по лбу пытаясь прогнать все лишние мысли. Их скопилось слишком много. Пришлось даже отвернуться к дороге, вспоминая заготовленные заранее слова. Она их прекрасно могла продекламировать мгновение назад, помня всё, что тихо проговорила вслух, ещё до утреннего умывания. Всё было складно, понятно, она даже могла уверить своё отражение в том, что хочет попросить Арона об услуге как друга, а не… Опять не то!
Как поразительно легко они вели эпистолярные беседы, но стоило улыбчивому контрабандисту оказаться рядом и девушка растеряла всю свою изящную словесность.  Она прошла ещё шагов десять под рваной тенью деревьев, прежде чем аккуратно начала подходить к делу.
- Прости, я наверняка выдернула тебя из дел, - мужчина бодро заверил что всё с точностью наоборот. Разговор грозился увязнуть, так и не начавшись. Сделав ещё пару шагов Лили сжала пальцы на ручке парасоля, как хватался бы утопающий за соломинку, и перешла к делу, - Арон, я не знаю интересуешься ли ты светскими новостями, но может ты помнишь, что несколько месяцев назад из порта отплыл корабль “Неудержимый”. Это военный фрегат, двухлинейный, 5-го ранга, - уточнила она на более привычных для моряка терминах. - У него на борту была экспедиция, и он отправился в Атлантику. Может ты слышал, в газетах пару недель назад писали, что корабль пропал. Там среди офицеров сопровождения плыла моя сестра, Аленари.
Лилиан опять замолкла, остановившись, но всё ещё не решаясь смотреть на Арона. Говорить о произошедшем было просто, а сказать обременительную просьбу - невероятно сложно. Наверное, неумение обращаться за помочь было у Сантаров в крови. А что если она всё это затеяла напрасно? Что если Алек или Вальден найдут согласных капитанов среди своих знакомых? В конце концов, это они моряки.

+1

4

Лилиан выглядела одновременно рассеянной и смущенной. Оставалось только гадать о причинах такого поведения и сомнительно, что это было какое-то радостное событие О чем-то радостном сообщают иначе. Арон внимательно следил за девушкой, отмечая как она то теребит листы букета, то прикасается к пучке парасоля. Все происходившее было подозрительным настолько, что грешным делом закралась мысль, не собралась ли его Лилиан сдать властям. Было за что. Вот только нужны были доказательства, а самой девушке свою честь заляпать свидетельскими показаниями было ни к чему. Но по привычке Ферро чуть огляделся. Нет, подозрительны вояк или бобби в парке не наблюдалось. Тут было тихо, мирно и лишь незнакомая парочка прошла мимо о чем-то смеясь. Мужчина даже почувствовал укол зависти.
- Нет, что ты. Я был рад этому приглашению. Да и в делах сегодня был такой штиль... - бывший военный улыбнулся, стараясь приободрить Лилан. Да что такое с ней происходит? Что за дело у нее к нему? И только ли это дело привело ее сейчас. Наконец, собравшись с силами, Сантар начала говорить, вот только к чему она ведет, Арон упорно не понимал. Да, когда кто-то из родственников пропадает в море это большая утрата,которую тяжело пережить. Именно это она хотела обсудить?.. Сомнительно. Лилиан никогда не делились своими переживаниями насчет семьи, только рассказывала, какие у нее они все чудесные.
- Да, у нас многие этим интересовались. Пропажа такого корабля очень интересная тема, особенно среди моряков. – он чуть приподнял лицо девушки за край подбородка, заставляя посмотреть на него.
- Многое говорят, но не стоит всему верить. Я полтора месяца был мертв последний раз, так что не стоит отчаиваться. Тем более если это военный корабль. Уж им то противостоять и врагам и тварям намного легче, чем «простым» морякам. Лил, не отводи взгляд. В жизни может случиться что угодно! Я вообще дважды мертв – Ферро улыбнулся, чтобы подбодрить Лилиан.
Он убрал руку от лица и подал локоть Сантар.
- Тем более, если верить твоим рассказам, твоя сестра находчивый и хороший моряк. – добавил Ферро, думая как еще подбодрить девушку.

+1

5

Если Лилиан по женской беспечности и позволила себе забыть, почему старалась не общаться с Ароном минувший месяц, то мужчина ей охотно напомнил. Фамильярно поймав девушку за подбородок (что было не только фривольным, но и скандальным, увидь кто-то его действия), Ферро настойчиво ловил её взгляд. Внутри что-то непривычно дрогнуло, и вместо того, чтобы вспомнить нужные слова, она забыла последние. Замерла будто кролик, и почувствовала себя невероятно неловко. Глупая, глупая всё-таки была идея!
- Не делай так больше, - смущённая хуже некуда, Лилиан даже сделала шаг чуть в сторону, и между ней и контрабандистом легла тень от кружевного парасоля. С нежно-бежевого её лицо перешло в такой же нежно розовый цвет и она поспешила отвернуться. Дорога вперёд ничем не отличалась от дороги назад. Гравий, изгибы, деревья с густыми кронами, спокойный августовский день... Всё пахнет нагретой зеленью, жизнью, а у неё у горла ком, потому что теперь сказать что-то по делу не получалось совсем. Лилиан ещё тревожнее закрутила парасоль. Чтобы не смотреть на мужчину, она сделала пару шагов вперёд, не приняв предложенной руки скорее из волнения, чем из принципа.
- Мы с братьями хотим отправиться искать её, - проговорила она быстро, давя смущение, насколько у неё то получалось. -  В смысле, они хотят, меня, конечно, никто не возьмёт. Мы не можем смириться с тем, что все говорят нам: "Подождите официального ответа". "Ждите ответа". "Ждите новостей". "Мы ждём почты с Эквадора". Это невыносимо, - Лилиан выпустила тяжёлый вздох, лишь сейчас заметив, что сильно ускорила шаг за эту короткую тираду, будто бы вот прямо сейчас намеревалась превратиться в альбатроса, взлететь и пересечь Атлантику. Остановившись и сделав ещё пару глубоких вздохов, чтобы успокоиться, Лили снова решилась посмотреть на Арона, но уже иначе. В карих глазах горел упрямый огонёк, - Алек и Вальден готовы взять увольнительное, но не всякий капитан согласиться... на такую авантюру.

0

6

-Не пытаться поддержать тебя? – с улыбкой уточнил Арон. Он видел как от этого невинного жеста лицо Лилиан вспыхнуло краской. Она была удивительной, совершенно не похожей на тех дам, с которыми он общался обычно. Она не приняла руки и заволновалась так, словно он вновь попытался ее поцеловать. Попытается, но не сейчас. Перед мужчиной на дорожке из гравия сейчас была не веселая молодая девушка, а крайне взволнованная и смущенная.  Да, прошел месяц с момента их последней встречи, но неужели все так поменялось? Или, не приведи господь, Лили успели с кем-то обручить? Все морские твари, тогда он точно за себя не ручается. Рисковые идеи дядюшки о «расширении торгового» дела сейчас неожиданно стали казаться более чем выполнимыми… А может он опять себя накручивает и это все хваленый братов этикет.  В который раз мир, в котором жил Арон казался ему проще и понятнее. Вот только он перед трудностями не спасует. Разобрался же он когда-то в картах и чертежах! Вряд ли все эти экивоки сложнее построений и замеров.
- Хорошо, я не буду. Обещаю. – успокоил он Лил, надеясь продолжить диалог. Девушка взяла слово, продолжив историю о сестре. На моменте поисках чуть приподнял Бровь. Вот уж кого точно никогда он не взял бы на корабль, так это Лилиан. Она было слишком нежной и ранимой для такого. Благо сама дама лишь оговорилась, но слова ее, а точнее смысл, дошел сразу. Официально поиски проводить вряд ли кто станет, а люди, которые и так творят не самые законные, и откровенно сумасбродные, вещи – идеальное решение ситуации.
- А я думал, что ты соскучилась, так же как я скучал без тебя. – выдохнул Ферро. Было чуть-чуть обидно, хотя надеяться на то, что по нему скучает леди Сантар, было верхом  идиотизма. Но Арон не был бы собой, если бы не увидел в этом своем поражении возможность для победы. Если он сможет найти сестру Лилиан, то заслужит не только ее благосклонность, но и ее родственников. Ну или хотя бы одну десятую благосклонности Сантаров. А ведь она пригодится, когда он придет свататься!
- Искать людей, которые и так каждый раз рискуют своей головой здравая идея. – он снова подал Лили локоть. – Я готов это обсудить. Может присядем вон туда? – мужчина кивнул на фонтан посреди парковой аллеи.
- Там нас не расслышат лишние уши. Расскажи подробнее, что именно вы ищите?

+1

7

Вот. Именно этого она и боялась. Что её поймут слишком правильно, не поняв самой сути. Сути о том, что Лилиан никогда не стала бы использовать людей и их чувства, если бы вопрос не касался чего-то действительно дорогого, важного. Сколько писем было изведено в их попытках объясниться, но мужчина всё не хотел её понять, и новый разговор о деле сворачивал всё в ту же пропость. Кто-то из них должен оставаться разумным в водовороте, а Арон, даже если может, явно не хочет, только накручивая и без того душный узел.
- Я много раз просила тебя не сводить разговоры к этому, - Лили нарочито нахмурила тонкие брови, но упрёк в голосе был усталым, как и любая просьба, повторяемая слишком часто. - Мы слишком разные, Арон, мы из двух параллельных миров, нам будет сложно даже... поговорить за утренней газетой. У нас даже утро начинается в разное время. Пожалуйста, - Лили смотрела так твёрдо, как могла, - я пришла поговорить с другом, будь мне сейчас другом.
Верная своему решению, она не взяла  его под руку, но направилась к указанному фонтану. Украдкой делая вздох и выдох, леди возвращала себе рациональность мысли, с которой она встретила утро. Всё было правильно, она пришла к Арону потому что он мог рискнуть. Лилиан умывалась, ждала пока ей подадут платье, спускалась к завтраку с семьёй, первому за долгое время, и думала только о том, что скажет мужчине, на которого не может спокойно смотреть. Дома слова нашлись, найдутся и сейчас.
Лилиан присела на чуть влажный бортик, и водная пыль фонтана принесла пьянящий запах свежести, заискрилась солнцем на кудрявом локоне, выпущенном из-под маленькой летней шляпки. Всё было совсем не так, как внутри. Душа бунтовала, а жизнь вокруг нежилась в безмятежности. Лили смотрела на своё дрожащее отражение, пока Арон садился рядом.
- Прости... я понимаю, что моя просьба выглядит двояко и не затаю обиды, если ты откажешься. То, что мы хотим сделать опасно, это большой риск для любой команды, и я не настолько бессердечная, чтобы отправлять кого-то на убой, даже из-за сестры. Но Вальден предложил примерный курс, он выглядит разумным. У нашей семьи есть средства, точно хватит на организацию поисков, еду, новый такелаж, гонорары, всё что потребуется, даже если... - на этом моменте Лилиан невольно сбилась, - отец не согласится. Нужен корабль и капитан, умелые моряки, знающие... разные пути. Мы хотим найти Аленари, конечно. Но подойдёт любая информация сверх той, что нам предлагают в адмиралтействе. Для начала будем искать "Неудержимого", а там... как получится.
Лили замолчала, наконец высказав всё, что планировала и почувствовав себя на сотую долю от плохого получше. Да, даже если Арон не согласиться, она обязана попробовать. И понять для себя, пожалуй, что-то важное о их взаимоотношениях. Важным было то, что сколько бы не прошло месяцев, она не может спокойно смотреть ему в глаза, и это было отдельной проблемой.
Лилиан опять отвернулась к фонтану, чей весёлый "шёпот" завораживал.

+1

8

Не говори об этом, не думай, не пытайся что-то изменить. Замри на своем месте. Вот уж там! Видимо слишком часто в детстве ему рассказывали в детстве сказку про двух лягушек попавших в молоко. Да, у их семей был разный доход, разное положение… Но ведь это не значило, что теперь впору переписывать пьесу по Ромео и Джульетту под них.
- Ты пришла поговорить с другом, но даже друг может скучать. Чувствовать что-то это вполне нормально, как и делиться этими чувствами, Лил. Я даже по Францу скучаю порой, а сравнивать вас это просто немыслимо – вполне спокойно парировал Арон. Его твердолобая уверенность не давала отступиться. Она не хочет даже пытаться что-то изменить, ничего, он покажет ей, что в этом может быть толк! Да и не такой он беспросветный балван, которым его хотят считать.
- Значит мне нужно разобраться в чайном этикете – Ферро чуть пожал плечами – А пока я разбираюсь, мы можем втихаря обсудить инженерное дело. Или географию. Или Индию. – она опять не приняла руки. Конечно. Ведь он друг. Про которого забыли на месяц. И, возможно, если бы не нужда, даже и не вспомнили. Хороша «дружба»!
Мужчина глянул в сторону, выдыхая. Его несло не туда, того и гляди сейчас опять рассорятся.  А ведь к нему пришли за помощью.
Близость холодного камня и воды не принесли ожидаемого успокоения. Ферро казалось что в долетевших до его лица каплях он различил тихий шепот и даже замер на мгновение, но навождение не повторилось.
- «Опять эта чертовщина» - Арон даже нахмурился на секунду. Объяснение происходившему он никак не мог найти. Мистика, не иначе. И была некоторая ирония в том, что именно сейчас, когда он одержим и обходит стороной море, к нему пришла Лилиан. Жизнь отличный шутник.
- Значит мне нужно поговорить с Вальденом и обсудить маршрут. Лили. Лил – девушка упорно не смотрела на него, видимо сильно уязвленная его словами или просто смущенная. Ферро взял ее за руку, улыбнувшись – Пожалуйста, посмотри на меня, не заставляй нарушать обещание. Я никогда не откажу тебе в помощи. Ты можешь придти ко мне с любой тайной или проблемой. Без разницы в каком состоянии. Я не откажу, даже если придешь в одной ночной рубашке. – мужчина смотрел открыто, по доброму. Он ни разу не соврал. Деньги это самая меньшая из проблем. На крайний случай всегда можно взять ссуду под залог души…

+1

9

Вернуться домой было странно – всё здесь ещё словно бы хранило отпечаток материнского прикосновения, размытый временем и истаявший в памяти, – и Алек бродил из комнаты в комнату, рассматривал портреты предков на стенах и со внимательностью школяра изучал книги в библиотеке, словно гонялся за призраком. Теперь здесь не было ни матери, ни Аленари, и он понятия не имел, переступит ли ещё сестра порог, окинет ли собравшихся своим тёмным лукавым взглядом и выскажет что-то такое, что только она одна и могла произнести, или останется тенью, девочкой в мундире, слишком шустрой, слишком непоседливой, чтобы замереть на должное время перед портретистом. Из-за всего это Алек чувствовал себя скорее злым, нежели печальным и готовым впасть в и без того ему несвойственную меланхолию, и пришедшая утром из Адмиралтейства бумага – официальная и безликая, словно бы о какой-то другой Аленари Сантар, – эту злость только подогревала.
Алек вполне себе верил, что на самом деле «Неудержимого» и не думали искать.
Эта мысль ложилась на каждый его шаг, разрасталась до лабиринта и читалась в глазах Эмили, для которой сегодня он не способен был сыграть роль доброго дядюшки и разучить с ней очередную – приличную – моряцкую песню. Не находя себе больше места, Алек сам себя приговорил к полуденной проповеди, разумно полагая, что успеет к самому её финалу, и в этом устремлении выбрался в прогретый солнцем будничный Лондон, отговорившись тем, что собирается встретить Лили. Кэбмен, заторопившийся к богатому дому, названную младшей сестрой церковь знал и согласился особо не разгоняться, но и черепахой по городским улицам не тащиться. Их корабельный врач – тот ещё дока в ботанике и зоологии – безуспешно пытался доказать экипажу, что черепахи существенно быстроходнее, чем принято думать, но доказать не мог, а на слово ему никто, кроме молодняка, не верил.
Церковь поразила Алека непритязательностью и пустотой – только одинокая прихожанка, истово молившаяся в первых рядах, неприязненно сверкнула в его сторону глазами и поспешно вернулась к своему общению с Богом, замаливая, верно, и этот мелкий грех. Проморгавшись и привыкнув к тусклому освещению, сестры он не обнаружил – ни следа, ни слова, ни оставленной на скамейке ленты, – и обескураженно заторопился на улицу. Верно, он перепутал церкви или кэбмен его всё-таки надул, выдав один дом господень за другой. Алек на всякий случай огляделся по сторонам, но прохвост с его деньгами уже смылся, и задумчиво потеребил пуговицу пиджака. Он толком ничего и не прикинул, когда под ноги ему бросился радостно вилявший хвостом бигль, не узнать которого было сложно: накануне Алек тайком скормил ему славную телячью отбивную, после чего часть вечера пёс отирался у него в ногах и смотрел не влюблённым, но весьма благодарным взглядом.
С псом предполагаемо обнаружилась служанка сестры, переполошенная и раскрасневшаяся, но самой Лили в поле зрения не оказалось. Алек, нахмурившись и потрепав пса по умной морде, учинил девушке допрос с пристрастием, но ничего, кроме «её светлость в парке, гуляют», не добился. Это было странно и совсем не походило на повадки Лили – той Лили, которую он хорошо помнил и знал, которой привозил разные безделушки со всех концов света, куда только забрасывала его служба, – и внутренне Алек напрягся, словно внутри грудины завели часовой механизм, отщёлкивающий секунды до… чего? Он слабо представлял, какие могут быть тайны у младшей сестры, но они заведомо ему не нравились.
Не понравился ему и мужчина, вольготно устроившийся рядом с Лили на бортике паркового фонтана, рукой без перчатки сжимавший маленькую ладошку девушки и говоривший такое, что пристало бы скорее борделю, нежели приличной юной леди. В одной ночной рубашке, значит. Ворот сделался Алеку тесным, в голове застучала кровь, часовой механизм внутри затрезвонил, перекрывая этим всё разумное, светлое, доброе, что ещё могло в нём остаться.
– Вот, значит, какой у тебя настоятель, – протянул Алек, каменным гостем вырастая над парочкой. И привычно сперва сделал, а после утрудил себя раздумьями: не особо и замахиваясь, он со всей искренностью впечатал свой кулак проходимцу – в том, что это именно проходимец и негодяй, обманом завлёкший Лили в силки, он не сомневался, – в челюсть. Их могли увидеть, но это заботило Алека меньше всего; он сожалел, что вышел сегодня из дома без оружия, и немногим больше – о том, что сила его непредсказуема настолько, что по собственной воле он не может подпалить этому собачьему сыну усы. Брызнувшая во все стороны вода слабо остудила его пыл, но всё же, сделав полшага в сторону и с силой тряхнув кистью руки, он строго посмотрел на сестру и с великим трудом удержался от последующих ударов. – Он тебя шантажирует? Угрожает? – слова Алек почти выплёвывал. – Хочешь, я его на дуэль вызову?
Он принялся стаскивать перчатку.

+2

10

Ей было важно услышать его согласие, ведь общение последних дней было сухим и неловким. Она все также не могла предложить Арону того, о чем просили его глаза, но девушка надеялась, что время лечит любые навязчивые желания и идеи. Лили посмотрела в глаза напротив, добрые, мягкие, и опять почувствовала, что краснеет.
- Арон, я…
- Вот значит, какой у тебя настоятель, - голос заставил Лилиан побледнеть в одно секундное мгновение. С нежно-розовых щеки стали меловыми, в глазах мелькнула паника. Она впала в такой ступор, что пропустила момент, когда брат замахнулся в мощном ударе.
- Алек, не надо! - воскликнула Лили, вскочив с места. В панике она смотрела то на брата, то на поднимающегося из фонтана Арона.
Какой ужас. Кошмар! Почему все так внезапно?! Так не вовремя?!
- Шантажирует? Угрожает? - “кто, Арон? Господь всемогущий, он все понял совершенно неправильно! И сейчас наверняка наломает дров или, хуже того, покалечит, или сам будет побит".
Лилиан не могла допустить, чтобы они сейчас Настолько не поняли друг друга. Она встала между мужчинами, выглядя, как маленький, но бойкий котёнок в потасовке злых псов. И эффекта, конечно же, не имея. Но девушка сейчас меньше всего думала о внушительности своего образа.
- Алек, послушай, ты все понял превратно. Это мой друг. Арон, ты цел? Пожалуйста, не горячитесь, мы же в парке!

Отредактировано Lilian Santar (14 сентября, 2017г. 11:54:38)

+1

11

- Вы подлец и негодяй! Я вызываю вас на дуэль!
- Я не приду.
- Почему?
- Потому, что я подлец и негодяй.

Лилиан опять засмущалась. Мужчина был уверен, что сейчас она отведет глаза или скажет какую-то несусветную глупость. Это уже было маловажно, главное, что Лил хоть немного успокоилась. Однако сказать глупость, хоть уже и собралась, девушка не успела. Рядом с ними неожиданно возник какой-то полоумный несущий бред про настоятеля. Ферро даже сориентироваться не успел, как этот сумасброд со всей силы приложил его в челюсть. Сила была немалая, как раз хватило чтобы опрокинуть Ферро в фонтан. Удивление, злость, боль ярко и отчетливо отпечатались в душе прежде, чем вода накрыла с головой. Всего миг, но он показался часом,когда в голове тихо тихо, словно в отдалении, раздались непонятные шепотки. Арон вскочил, от злости, от страха и истово желая две вещи: чтобы шепотки заткнулись и врезать тому ублюдку который…
- Алек…
Это имя он знал. В отличии от некоторых, рассказы дамы своего сердца он слушал внимательно и прекрасно помнил, что так зовут его брата. Именно того брата, о котором сказано настолько много хорошего, что впору с из него церковный витраж ваять. Мда…  Челюсть болела и мужчина машинально провел языком по зубам. Все были на месте и даже не шатались, но во рту был мерзкий привкус крови. Арон приложил руку к губе и поморщился. Взгляд полный злобы впился в оппонента. Сейчас мужчину удерживал лишь силуэт Лили возникший меж ними, иначе Ферро уже налетел на Алека. Такие выходки спускать нельзя.
- Благими намерениями выложена дорога в ад. - буркнул Арон. Ему было противно от мокрой прилипшей к телу одежды, все еще  гудела от удара голова и очень уж хотелось здоровую голову Алека оторвать от шеи.
- Цел. Бывало и хуже. - мужчина перешагнул бортик фонтана, чуть поежившись. - Да, мы в парке. Добрый день, сэр. Снял бы шляпу, да она уплыла - в голосе мужчины звучали громовые нотки, да и взгляд не выражал радости от встречи.

Отредактировано Aron Ferro (14 сентября, 2017г. 11:34:01)

+2

12

Друг? Алек презрительно скривился, изучая выбравшегося из фонтана типа, но перчатку стаскивать перестал. Он и до того ему не сильно приглянулся, а теперь – мокрый, растрёпанный и ершистый, – не нравился вовсе. Не будь между ними Лили, Алек бы не поскупился и на второй удар, но теперь пришлось сдерживаться и только строго смотреть то на сестру, то на её «друга». Катился бы он отсюда по всем лондонским мостовым и набережным, вот что хотел сказать Алек. Откуда только у его маленькой послушной сестры могут быть такие друзья?
– Превратно? – изогнув бровь, отозвался Алек, оправляя отворот рукава и отряхиваясь, словно мелкие капли воды могли его запачкать. – Мы, как говорит этот твой друг, в парке. В том самом парке, в котором непонятный проходимец только что беззастенчиво держал тебя за руки и говорил… всякое, – он опустил взгляд на маленькие ладошки Лили, спрятанные в подобающие девушке перчатки, наверняка модные, и только сейчас заметил в них букетик. Что-то внутри неприятно дёрнулось, как при выстреле, и Алек ощутил второй наплыв жаркой, пламенной злости, тут же подхваченной церковными колоколами, как никогда громкими.
Алек не особо задумывался о том, что бы сделали остальные – отец, Кристоф, Вальден или Аленари, – сейчас, здесь, на его месте. Больше всего ему хотелось стереть этого непонятного Арона с лица земли или отправить его обратно в ту дыру, из которой он вылез. Лили можно было простить за юность и наивность, но его – нет. Ему Алек хотел доходчиво объяснить, чем и как тот оскорбил не только его младшую сестру, но и само семейство Сантар. Наглядно, по факту на ребро.
Алек медленно выдохнул.
И протянул руку, перехватывая Лили за ладошку и заставляя разжать пальцы, сомкнутые вокруг этого блеклого полевого сбора.
– Замечательно, значит, вам теперь есть, чем себя развлечь, – с яростной вежливостью отозвался Алек, притягивая сестру к себе. – Искренне сожалею, что это была не Темза. Ну, Лили, самое время проститься с твоим знакомым и вернуться домой. У нас, если ты забыла вдруг, были планы, – с мстительной многозначительностью добавил он, не забыв сверху вниз посмотреть на Арона, вокруг которого уже собралась небольшая лужица. Словно очертил этой фразой круг, в который проходимцев не звали.

+2

13

И это манеры виконта? Те самые манеры, про которые ему говорила Лил и брат? Да Арон тогда, демоны его дери, как минимум граф, а его парни не меньше баронов! Охренеть, святые в семействе у Лилиан. Слушая триаду и получая уже не первое оскорбление в свою сторону, Ферро кипел как заправский котел. Хотелось втащить от души этому ублюдку из переулков, который по ошибке назывался виконтом и братом Лили. Арон даже сжал кулак, в желании пересчитать все ребра этому куску мудака. Останавливала только Лилиан с ее красивыми глазами.
- "Фух... раз..." - мысленно отсчитал Арон, продолжая сжимать кулак. Он уже убил на глазах девушки человека, нападение на ее семью это было слишком. Мужчина тяжело выдохнул, уговаривая себя не калечить брата девушки.
- "два.."
- Слышите звон, не понимая где он, да? - Арон усмехнулся и перевел взгляд на все еще беспокойную водную гладь. Мокрое отражение смотрело на него.
- "...Красавец..." - главное сейчас было не видеть своего соперника. Второй раз не кинется уже. Кишка тонка. Прям как у сержанта. И ведет себя так же долбанутно. Как там Арон выдерживал этого сына выхухоли? Точно. Вежливо, чтобы хер подкапаешься и при этом нагло. И естественно уверенно выводить из себя. Пусть будет придурком до конца, раз уж начал так знакомство! Еще раз сделав вдох, мужчина присел на бортик, слушая последние гневные отповеди труса, который нападает исподтишка.
- Я думал не только ваша сестра хочет помочь леди Аленари... - Арон стянул с шеи платок, выжимая из него воду. Неприятно ткань липла к телу, вися грузом на плечах и стесняя движения. Было мерзко, откровенно сказать. Но от этих мыслей отвлекала возможность нападения этого придурка. Если эта пародия на мужчину сейчас на него кинется, можно уйти в бок и накинуть тряпицу на шею или лицо.
То, что этот сейчас не уйдет было и так ясно, наверняка заорет: "что ты сказал про мою семью", "не выпутывай ее сюда" или какую-то подобную херь. Если сказанное Лили о семье правда. Рассказы о манерах, например, дали знатную трещину. Но в действительности, Ферро надеялся, что ублюдок кинется и его удастся втравить в драку. Где это видано, медузья ты мать, чтобы его запросто так бил какой-то расфуфыренный петух?

Отредактировано Aron Ferro (22 сентября, 2017г. 22:52:41)

+2

14

Лилиан поначалу попыталась вклиниться, донести до мужчин, что они оба перегибают палку, особенно Алек, перед которым было одновременно удушающе стыдно и неловко, но... Брат наклонился в многозначительном предупреждении, и что-то злое, яростное в его глазах заставило девушку похолодеть внутри. Лили замерла, казалось даже губы её стали бескровными, столь безотчётно страшно: такой дурашливый и добрый брат напомнил сейчас отца. Может... она действительно была не права? Может, это действительно была плохая затея? Ведь сама Лили много раз говорила себе, что их общение с Ароно очень скоро станет либо трагикомедией, либо фарсом. Из зажатой руки выпал букетик, милый, маленький презент. Она вытащила Арона спустя почти месяц молчания для блага семьи, и совсем не хотела, чтобы кто-то запомнил Сантаров ТАКИМИ!
Но ведь она хотела помочь! Она всё ещё хочет!
Арон с куда большим спокойствием стянул платок и ответил, и Лили бросила на мужчину виноватый, извиняющийся взгляд, сказав себе, что стоит, хотя бы, объясниться. Может быть Алек поймёт её правильно? В любом случае, ему стоит дать понять, что он поступает слишком резко и недостойно.
- Алек, ослабь руку, пожалуйста, мне больно, - негромким, вежливым и подчёркнуто официальным тоном проговорила Лили, не смотря на брата. Она выдохнула, сглотнула украдкой и проговорила, - Да, ты всё понял превратно. У Арона есть судно, с которым он ведёт торговлю. Я хотела попросить его помочь нам с поисками сестры. Взять тебя и Вальдена и отправится через пол океана, о таком не просят сторонних людей. Но сейчас, я боюсь, это будет слишком... невежливая просьба.
Не меняя тона с того же тихого, но упрямого, Лили выдохнула, и решилась поднять глаза на Алека, что недавно так напугал её.
- Теперь, если ты всё ещё настаиваешь, мы можем пойти домой, но я бы попросила тебя извиниться, если тут кто-то и виноват, то это я.

Отредактировано Lilian Santar (22 сентября, 2017г. 23:41:15)

+2

15

Алек поморщился – изъяснялся «друг» Лили как типичное дитя улиц – и от этого незамысловатого движения у него неприятно, слабо заныло внутри головы, словно напряглась вот-вот готовая лопнуть рыбацкая сеть. Глухо выдохнув, он отпустил ладошку сестры. Это состояние Алек знал хорошо и сейчас оно ему не нравилось. Не потому, что ему хоть сколько-то был симпатичен этот… Арон, но из-за того, что рядом была Лили и находились они в парке, где кто угодно из редких прохожих мог признать в них младших Сантаров. Аленари всегда говорила, что он слишком демонстративно не заботится о чести семьи, чтобы это было правдой, и Алек обычно доказывал её неправоту самыми что ни на есть моряцкими методами. Но теперь её не было рядом, он застрял в Лондоне и смысла показушничать не видел.
– Постой, – Алек шагнул вперёд и, развернувшись, собственной спиной загородил Лили от её друга-торговца, откровенно тому являя, что всё дальнейшее – дело сугубо семейное и ему тут не рады. – У тебя полная семья военных, но ты решаешь обратиться к какому-то левому хе… типу? Решаешь за всех – за меня, за Вальдена, за Кристофа с отцом, – кто, куда и на чём поплывёт или нет?
Он устало потёр переносицу. Арона, зудевшего где-то над ухом, хотелось просто зажать между пальцами да посильнее стиснуть, прихлопнуть, опустить на него утреннюю газету или деревянный протез Полуторного Джо. Слова Лили проясняли больше, чем он хотел бы знать: кое-кто просто нашёл себе даму в беде и поспешил распустить перед ней перья. Алек повидал таких достаточно, чтобы знать, что у них на уме. У него и корабля-то никакого, наверно, нет. А если бы и был, то что перелатанное торговое судёнышко может в сравнении с военным кораблём? Пойдёт на корм кракенам, едва отползёт от Лондона.
Лили у него перед глазами неприятно поплыла. Хорошо бы ей оказаться за фонтаном, если всё выйдет из-под контроля. Алек бы хотел сохранить остатки собственной воли здесь и сейчас, но слова сестры, сложившаяся ситуация и вот этот нависший в стороне тип уже не просто злили его, но вытаскивали из него нетерпеливую, порывистую ярость, жалеть которую в море Алек не привык. А Лили ещё и добила его последней фразой, алым стежком прошедшейся по всему.
– Почему это я должен извиняться? – глухо возмутился Алек, каждой своей чертой, каждым жестом выражая несогласие с подобным насильственным действием. – Этот твой друг-торговец должен был думать, когда позволял себе обходиться с дочерью графа как с простолюдинкой. А если бы здесь был не я, а Кристоф? Отец? – Алек нахмурился, развернулся – и напоролся взглядом на платок в руках проходимца. Он не посмотрел на него сразу, но теперь узнал – и ярость его окончательно обрела форму, отозвалась шипением углей в словах. – Я бы попросил вас более никогда не упоминать ни одну из моих сестёр. В ваших услугах наша семья не нуждается. Уйдёте сами или вам, как это принято среди торговцев, надо заплатить? Лили, у тебя нет с собой мелочи для нищих? – он полуобернулся к ней, краем глаза приметил Дейзи с собакой, кивнул – найди, мол, экипаж. Господа загулялись, но теперь им самое время ехать домой.

+2

16

Вежливость. Это слово явно не было знакомо мужчине из семейства Сантар. Ферро тоже учебников по этикету не писал, но хоть какие-то понятия о вежливости у него были! Тут они отсутствовали напрочь и в груди все сильнее жглось желание преподать этому ублюдку пару уроков. Например, что не стоит на простых людей смотреть как на дерьмо собачье. Будто сам он чего-то доился без помощи своего папаши. Арон зло выдохнул, напоминая себе, что бить его на глазах Лили нельзя. А вот подкараулить где-то темным вечером можно. Хер потом докажет, что Ферро там был. Не впревой чать.
Когда лили попросила брата извиниться, Арон не смог сдержать усмешки. ЭТОТ? Извинится? Да он скорее сожрет свою руку по локоть. Такие спесивые не могут не извинятся, не признавать ошибки, нихера они толкового не могут и по службе продвигаются только благодаря связям. Но несмотря на этот факт "защита" которую проявляла Лилиан. Не каждая пристыженная девушка может вдруг "вскинуться" и проявить упорство в характере. Какой же контраст сейчас был между Лилан и ее братцем! Не знай, что Алек ей брат, Ферро подумал наверняка, что к аристократке пристал кучер или какой-то дворник. Хотя нет, те обычно более вежливы и учтивы. Этот только и мог что злится и шипеть, гнида подколодная. И возмущался так, словно аон начал прямо в парке с девушки сдирать платье или хамил ей напропалую. Да, Ферро еще путался в этих хиросплетениях манер, вилок с лева, с права и прочем усложнении жизни, но, демон его забери в пучину, вежлив был" Видно каролек комнатного масштаба понятия не имел как общаются простолюдины (что в его устах звучало подобно отбросам). Не видел, не знал, но возмущался. И еще устроил сцену в парке,позоря тем самым свою сестру. Может наплевать на все и правда пару раз дать ему по почкам? Обидно уже было не за себя, а за Лилиан, которая волновалась о сестре, старалась, искала пути решения проблемы, а за ее девичьи треволнения ее отчитывали как маленькую девочку. 
когда речь зашла про мелочь и продажных торговцев, Арон уже не выдержал. Хватит с него оскорблений. Он не мальчишка, чтобы бояться и глотать все то дерьмо, которое вырывается из рта "благородного" сэра.
- Если я оскорбил своими словами или действиями Лилиан, я приношу свои глубочайшие извинения. Видит бог, не желал ничего дурного - Арон сложил платок и убрал его в карман. Руки должны быть свободны. На несколько секунд Арон замолчал, вспоминая, как переделать фразу: "Ты, сукин сын, охерел в конец". Сейчас за слова ответишь" в нечто приличное. пару секунд потребовалось, чтобы в итоге выдать:
-Но вы сэр, ведете себя как невоспитанное хамло. - Арон подходил неспешно, но глаза его горели желанием сделать что-то очень нехорошее. Наконец, после всех этих оскорблений, он от души влепил пощечину Сантару.
- Я вызываю вас на дуэль. Не намерен больше терпеть ваши оскорбления меня и вашей сестры. - под конец своей речи Ферро усмехнулся, смотря прямо и с вызывом на этого холеного мальчишку. Плевать, какое оружие выберет этот придурок. Выбор места за Ферро. А доки ведь оооочень опасное место. Там случается... всякое.

+2

17

Брату ведь почти удалось убедить Лили, что поступила она крайне бесчестно и глупо. Он давил на нужные рычаги, укоряя её в невнимательности к их с Вальденом мнению, и был близок к тому, что Лили бы стала извиняться за всё произошедшее, будто бы и не она начала “разговор” с кулаков. Девушка пару раз набирала в грудь воздуха, силясь найти ответ, что недавно, в голове, звучал так ясно… ну или хотя бы достаточно убедительно, чтобы сама она обманула братьев и назначила эту встречу. Набирала и выдыхала, краснея и тушуясь от смущения. Лили не знала, что ответить правильно, и парасоль опять закрутился в руке.
Ему почти удалось. Но потом Алек дал волю своему злословию и Лили замерла и задохнулась уже от негодования. Этой заминки, ступора, хватило мужчинам чтобы сорваться с цепи.
Арон влепил Алеку пощёчину, так что Лили чуть вздрогнула, брат успел что-то ответить, и кубло грозилось взорваться прямо здесь, у фонтана, куда уже стали аккуратно подтягиваться зеваки, как у девушки прямо таки в глазах потемнело от гнева.
Ситуация становилась не просто некрасивой, она становилась откровенно отвратительной! Лили не доводилось прежде испытывать такой жгучий стыд как за своих родственников, так и за своих друзей, и возмущение это приглушило в ней все муки совести.
- Александр Сантар! Арон Ферро! Прекратите сейчас же этот цирк! - голос девушки прозвучал чётко и громко, но ещё не доходя до крика, как звучал бы голос самой строгой хозяйки старого поместья. Не похожий на привычное нежное или игривое воркование, он отвлёк мужчин уже этим.
Лили смотрела им в глаза. Прямо, пристально, строго. Как много ей хотелось сейчас сказать! Что они оба тешат свои пороки, когда надо искать Аленари. Что они оба носятся вокруг неё и апеллируют ей в споре, будто бы она не имеет тут места быть и права участвовать. Что, в конце концов, они ведут себя отвратительно, прямо посреди парка, и что ей очень хочется сейчас провалиться от стыда и уйти подальше.
Но Лили холодно молчала, переводя пристальный взгляд с одних глаз на другие, губы её были белы от гнева, одна рука сжала ручку зонтика, а другая - юбку платья. Если она сейчас опустится до публичного отчитывания старшего брата, виконта, и стороннего мужчины, то будет ничем не лучше. Чуть вздохнув, она сказала уже более ровным и мягким тоном, давя своё неуместное негодование.
- Нам действительно пора домой, - и не уже не смотря ни на кого из мужчин, Лили повернулась и зашагала по аллее назад к карете. Чем дальше она шагала, тем тревожнее билось сердце. Ей было обидно от всего, что произошло, но не за себя, а за то, что мужчины распетушились и… и всё пошло вот так. И ещё ей было действительно стыдно, что она позволила себе повысить голос на брата. Ей было ужасно обидно, что просьба о попмощи к ... "другу" переросла в унижение его. Но ведь терпеть такое и дальше было просто невозможно! Один бесился, другой дразнил, как... как маленькие мальчишки!

Отредактировано Lilian Santar (2 октября, 2017г. 10:57:57)

+2

18

Это он здесь – хамло? Алек удивлённо вскинул брови и остро ощутил нехватку оружия: семейный кодекс и хорошее воспитание предписывали застрелить Арона Ферро на месте уже за одну только мысль, что он имеет право вызвать на дуэль офицера, да ещё и виконта. Это откинуло на второй план и Лили с её серьёзным тоном, непривычным и незнакомым, подхваченным скорее в модных салонах Лондона, нежели у матери, и Дейзи с попытками найти господам экипаж, и то вообще, что их здесь могли увидеть, и тогда бы точно пошли слухи. Потирая щёку – Алек бы предпочёл перчатку, но то уж трактирщику знать о приличиях, – он оскалился, загораясь вновь, и краем глаза быстро взглянул на Лили, рассчитывая, что она увидит достаточно. Сестра же – досада! – отвернулась и зашагала по дорожке к выходу и обеспокоенной Дейзи с нетерпеливым Клемонтом на поводке.
– Я уж думал, вы никогда не попросите, – отозвался Алек.
Он бы мог вытащить Джорджа и Уолли из лондонского смога, кутежа и поиска очередных приключений и попросить их стать его секундантами. Он, пожалуй, так и сделает, но потом. Алек вполне себе представлял, как закатит глаза Джордж и как начнёт нервно заикаться Уолли, рассказывая о том, что вообще-то он должен был… Плевать. Бюрократический ад английских судов – это скорее прерогатива Кристофа, а уж ему-то точно не стоило об этом знать ни сейчас, ни когда-либо ещё. Алек до сих пор не дочитал до конца его пространное последнее письмо с чередой вкрадчивых наставлений, не носивших, спасибо, Боже, обязательного характера.
Он шагнул вперёд и честно ответил на пощёчину ударом в челюсть, теперь уже не слишком себя сдерживая. Голова перестала болеть в одно долгое мгновение, и мир вновь сделался ярким и чётким: своего соперника Алек видел как никогда ясно. Арону Ферро весьма бы пошёл огненный ореол, но пока что довольствоваться приходилось меньшим.

+2

19

Видит Бог, Дьявол и все морские черти, он сделал все, чтобы избежать излишней шумихи. Даже вызвал на дуэль этого зазанавшегося павлина. Даже играть попытался по их правилам, но все старания Арона сегодня упорно летели под хвост дворовым собакам. Брат Лили со всей дури снова врезал ему в челюсть. В голове что-то зазвенело и на долю секунды свет померк в глазах. Видимо дури в Сантаре было очень много! Но и на такого благородного найдется оглобля. Арон с силой подавил в себе желание достать нож и использовать его как аргумент. Но во-первых, тут был слишком много свидетелей, во-вторых, с полицией ссора Арону ни к чему, в-третьих этот идиот брат Лилиан. Пришлось бить на наотмашь, неудачно, а вот от Алека вновь прилетело хорошо, но парень сделал ошибку, слишком открывшись. Схватив мужчину за плечо, Арон врезал в солнечное сплетение. Кровь бурлила и злое довольство наполняло душу. Контрабандист сейчас отводил душу, не слишком сдерживаясь. Вон его и так разукрасили! И за что? За предложение помочь. Словно ему это нужно было больше всего!
Алек стал заваливаться, схватив Арона за лацкан пиджака. Неприветливо встретила земля, подняв пыль. Вокруг собирались зеваки. Вот только этого, вашу мать, не хватало. Ферро попытался отпихнуть от себя братца Лили и не попасть при том под горячую руку. Ему прекрасно было известно, что если сейчас заявится полиция, то Арон будет негодяем, напавшим на виконта. И несмотря на то, что хотелось сейчас провести Алека рожей по этой самой пыли, разум еще правил бал. Да дядя не порадуется вносить залог за непутевого племянника. Контрабандист ударил Алека ногой и замешкался. Рядом раздалось знакомое звонкое лаяние.

+2

20

То что происходило дальше походило, одновременно на страшный сон, помутнение и наказание. Лили обернулась на шум за спиной, хоть и дала себе слово строго идти вперёд, не позволяя мужчинам думать, что она передумала. Обернулась и замерла, прижав руку ко рту.
Будто взбесившиеся псы с отцовской псарни, мужчины вцепились друг в друга, ударяя зло, с такой животной яростью, что в первый момент леди похолодела и испугалась не за них, глупых, задиристых мальчишек, а за себя. Того, что видела, как пугается любой далёкий и одновременно близкий к насилию человек. Пусть она никогда не подняла руку даже на нашкодившего Клемента, но сколько раненных, избитых, изувеченных людей прошло через её руки…
Сбоку завизжала и бросила поводок Дейзи, побежала куда-то… наверное вызывать констебля? Лили думала об этом отстранённо, мир как-то странно звенел и плыл в голове. Она слышала, как колотится её собственное сердце и как начинает не хватать воздуха в тугой завязке.
“Сейчас сюда набежит полиция”, - думала Лили и пыталась заставить действовать, - “Они могут арестовать Арона, они поднимут шумиху, они… об этом может узнать отец!”.
Страх перед сцепившимися, недавно такими родными, сейчас такими чужими, мужчинами уступил перед страхом куда более глубоким и сильным. С трудом оторвав ладошку ото рта и затравленно оглянувшись, Лили отметила собравшихся зевак и тявкающего у её ног Клемента. Их надо остановить! Сейчас же!
- Клемент, - сглотнув проговорила Лили, - Фас.
Пёс сбился с звонкого лая и даже как-то странно посмотрел на хозяйку, видимо не до конца понимая, что она от него хочет.
- Фас!  - повторила девушка белыми губами, - Ну же, взять их, фас!
С рявком, собака бросилась к драчунам. Голосистая, охотничья собака. Он вцепился сначала в штанину Алека, потом вспрыгнул на его склоненную спину, перепрыгул через плечо, после кинулся на руку Арона, ощутимо, но не до крови, кусая, а потом расцепляя зубы и снова гавкая.
Пока он сбивал мужчин с животного и ужасного помешательства, Лили искала силы сделать шаг вперёд. Будто бы между ней, Алеком и Ароном сейчас встала невидимая преграда, стена, и не хватало сил её толкнуть. Но надо…
Она сглотнула и очень неуверенно сделал первый шаг, потом следующий, и третий был уже быстрее.
- Клемент, - голос уже не дрожал, и только Бог знает, скольких сил ей это стоило сейчас, - Ко мне.
Она встала между мужчинами и бросила напряжённый взгляд на Арона.
- Уходи. Сюда сейчас придут констебли.
Потом повернулась к брату.
Для него подходящих слов не нашлось вообще. Девушка просто смотрела, всё также напряжённо и испугано, хоть и пыталась прятать этот страх глубоко в себе.
В конце аллеи раздался полицейский свисток.

+1

21

Зарычав, Алек ударил снова – просто, по-моряцки, – но перекинуть трактирщика через борт фонтана и хорошенько там прополоскать не вышло. Вместо этого с он недовольным выдохом принял удар ниже грудины и, захлебнувшись, попытался хотя бы устоять на ногах. Мир перед глазами растёкся и вспыхнул злыми и яркими искрами, и на мгновение той его здравой части, сохранявшей ещё крупицы контроля, сделалось не по себе: Лили не должна была увидеть, никто не должен был увидеть, это было бы… Ткань под пальцами затрещала, но падение было громче: примерещилось, что они разнесли своей потасовкой бортик фонтана, на котором до того так славно ворковала парочка, и отсюда уже взвившееся облако пыли, накрывшее их с головой. Алек слепо боднул противника головой и закашлялся.
Женский крик настиг его охотничьим выстрелом, от которого он замер, как подружейная собака, но быстро понял, что это не Лилиан. Она бы не стала. Наверно. Алек не знал, что эта новая Лилиан может и будет делать, а что – нет. Он попытался перехватить Арона и прижать его к земле, но трактирщик выворачивался, пинался и откидывал его от себя. Приложить бы его разок макушкой о борт фонтана – и нет проблемы. Алек приподнялся на руках, но одарить противника ни недобрым взглядом, ни действием не успел – Клемент, верный хозяйкиному приказу, вскочил ему на спину, оглашая мир вокруг звонким лаем, и рванул дальше, к Арону, заслужив тем самым добрую миску отборных потрохов. Он почувствовал себя не отмщённым, но весьма удовлетворённым тем, как пёс ухватил трактирщику за руку, но почти сразу чувство это вывернулось разочарованием: пёс не стал кусать Ферро в полную силу своих челюстей, скорее, потрепал, как в порыве игры, и вновь принялся лаять.
– Хороший пёс, хороший, – он мазнул его по боку, перекатился на спину, выдохнул – всё внутри загорелось быстрее, чем погасло, – и поднялся на ноги. На Арона Ферро страшно было смотреть, но Алек подозревал, что и сам выглядит не лучше. Весь его запал сошёл на нет, оставшись простым желанием свернуть трактирщику шею да так и кинуть в тёмной подворотне, крысам на радость. – Я пришлю в эту вашу лавку своего секунданта, – холодно и чинно, словно не он только что валял Арона Ферро в пыли у фонтана, сказал Алек, неудачно дёрнув плечом и поморщившись от резкой боли. – Он договорится о времени и сообщит о выбранном оружии.
Смотреть на Лили он не хотел, и вместо того нашёл взглядом Дейзи, торопившуюся, причитавшую и волочившую за собой хмурого лондонского констебля. Алек поймал себя на злорадном ожидании – вот бы сейчас трактирщика сцапала полиция, – но почти сразу одёрнул сам себя, припоминая о том, что тогда клеймо позора ляжет скорее на Лили, нежели на кого-то из них.
– Убирайтесь. Я не хочу лишиться своей хорошей дуэли. Идём, – это уже относилось к Лили, оцепеневшей и потускневшей. – Нужно успокоить и твою служанку, и этого бобби.
Дома его ждала горячая ванна. И вино. И письмо Джорджу, лицо которого Алек, хорошенько прикрыв глаза, мог представить. И выражение этого лица ему заведомо не нравилось.

+2

22

Пес и правда бежал к нему со всех своих четырех лап. Так и хотелось зло шикнуть на него. Вот далось ему спасать эту животину! Никакой благодарности! Несмотря на мимолетный страх бигль не впился в руку, а только потрепал почти новый сюртук. Эх! Знал бы, оделся попроще! Да как уж тут так угадаешь, когда тебя решат бить чужие братья? И было бы за что! Да и тот драку не мог довести до конца, выдыхаясь быстрее чем разбавленное вино. Странный человек этот Алек Сантар! Когда в крови Арона еще кипело желание драки, тот уже вставал и отряхивался. Хэй! Не ты ли пару минут назад хотел меня растерзать?! Правда сам Ферро быстро соскочила на ноги. Большой опыт говорил, что если твой противник стоит, то разлеживаться в пыли парка идея не самая умная. Алек же был противником, как бы не хотелось иного. Адреналин еще не вышел из тела, но по откликам и неприятным ощущениям Ферро уже понимал, что завтра ему будет не так уж весело. Нужно будет зайти за растирками.
- Удивительно, вы вспомнили о манерах? - насмешливо произнес Арон. Дать в нос этому павлину все еще хотелось. Но слышен был свисток бобби.
- "Да демоны танцующие!" - мысленно ругнулся мужчина. Он прекрасно понимал, кто из них двоих будет нападавшим и похитителем женской чести, а кто героем на белой кобыле, что б его под хвост возжей! Как же хотелось на прощение стукнуть Алека. Эх! Такой день испортил, сволочь!
Лилиан он кивнул. Говорить не то чтобы не хотелось, но на губах неприятно чувствовался вкус крови. Вот он красавцем будет завтра! А вот приказы ее братца в надменном тоне так и призывали, еще раз извалять этого придурка в пыли.
- И без вас знаю. Приказы слугам оставьте. - не выдержал и огрызнулся Ферро. Больше всего он ненавидел надменных остолопов, которые добились всего благодаря связям и деньгам отца, а задирали нос так словно сами пробивались из низов.
Мужчина выловил из фонтана свой котелок и поклонился коротко Лилиан.
- Доброго вечера, леди - после этих слов контрабандист дал деру в сторону переулков. Там уж точно затеряется и залижет раны. Господи! Дай сил не убить этого идиота на дуэли!..

+2

23

В ушах был звон и в голове сумятица. Мужчины продолжали плеваться злыми фразами, вокруг поднимался гомон людей, лаял Клемент, и куда бы ты не посмотрел были "следы" разыгравшейся сцены - потревоженный фонтан, чужие лица, свисток констебля, который после слов Дейзи побежал вслед за Ароном. На шутовское прощание она не ответила, она вообще никому не ответила, только украдкой взялась пальцами за ворот платья. Ей было душно и дурно... Что будет теперь?
Опустив глаза долу, Лили на слабых ногах пошла к выходу из парка. Даже если брат подавал руку, она этого не заметила. В тот момент описать свои чувства она бы не смогла, только уже позже, дома, она поняла, что узнала о таких дорогих ей людях что-то такое глупое и неприятное, что с ними обоими не хотелось общаться. Арон вместо весёлого задиры оказался злым провокатором, брат вместо шумного бретёра - бешеным псом.
Конечно же она не произнесла такого вслух, даже себе она это сказала украдкой. Домой Сантары ехали в полном молчании, а Лили так и вовсе в лёгком одеревенении борясь со странным огнём в груди и мыслях. Она злилась на них, но понимала, что не имеет никакого права отчитывать мужчин, ведь сама виновата во всех произошедшей сцене.
"Да, это всё моя вина", - и было очень страшно. Если об этой сцене узнает отец или Кристоф...
Лили, ещё державшаяся в парке, по пути домой стала совсем походить на призрака. Последствия произошедшего вставали яркими и даже жутковатыми картинами. Она снова и снова пыталась вернуть себе рассудительность, но глянув мельком на Алека на пороге дома, она едва заметно дрогнула и молча ушла в свою комнату, так и не найдя брату правильных слов.
Вышла она из комнаты только вечером и только потому, что увидела заходящего домой Джорджа. Наскоро собрав домашнюю косу и дождавшись, пока гость уйдёт, она пришла к Алеку и попросила, чтобы он не устраивал этой глупой дуэли, но мужчина будто бы смотрел сквозь неё. Споры, мольбы, увещевания, всё будто просвестело над тёмными прядями. Хотелось крикнуть, что ведёт он себя, как обиженный мальчишка в игре где ставки выше, но она посмотрела в злые глаза и проглотила всё.
Лили решила для себя попробовать поговорить с ним утром.
Всю ночь девушка не могла уснуть. Она то открывала окно, то закрывала, то пыталась скоротать ночь за чтением книги, но слова не складывались в строчки. Прогорели все свечи из комода, и только с первой зарёй она разбитая и измотанная накрученными переживаниями легла спать, сразу забывшись.
Проснувшись, она со странным удивлением поняла, что очень плохо себя чувствует, и пока думала, что и как сказать брату и где найти на это силы, он уже уехал.

+2


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Ах ты ж!... И прочие неудачные знакомства