Brimstone
University
Добро пожаловать на ролевую!
18+
смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Требуются в игру

Каноничные ведьмы, демоны, заинтересованные в помощи посольству, авантюристы и исследователи, люди науки (включая студентов), жители Лондона

октябрь'86 - январь'87

События в мире
Монстр терроризирует Лондон. На счету чудовища уже шесть пострадавших. Ходят слухи, что он создан из похищенных с кладбища тел...
Студенты Уробороса замечены за странным поведением. Юные дарования ходят во сне. Профессора списывают это на усталость, но что происходит на самом деле?...
Рабочие фабрики Чарльза Эктона устроили забастовку, мотивируя тем, что жизненно необходимый для лекарства от холеры и туберкулёза "блюмер" отравляет их
01.08
Во-первых, у нас смещение игровых рамок на октябрь 1886 - январь 1887 (на два месяца вперёд). В мире Брима будет рождество и снег :3 Во-вторых, мы стартанули новый квест для студентов и профессоров! Всем неравнодушным - к ознакомлению!
01.08
Игроки молодчинки, и мы завершили большой квест "Клуб любимчиков фортуны". Результаты можно почитать тут.
03.06
Сюжет не стоит на месте, мы отметили некоторые события, развивающие канву повествования, почитать обновления можно тут.
АМС

Лили
ГМ-админ

Арон
PR-админ

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Роланд Сантар, магистр ордена «Мистический Рассвет»


Роланд Сантар, магистр ордена «Мистический Рассвет»

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Роланд Сантар (Roland Santar)

http://i.imgur.com/NhTDtD2.jpg

О персонаже

1. Полные имя и фамилия персонажа, возраст, раса
Сэр Роланд Кристофер Сантар.
Граф Бекингем. Рыцарь-командор ордена Звезды Индии.
55 лет, родился 16 марта 1831 года.
Человек.

2. Род деятельности
Адмирал Её Величества Королевского военно-морского флота в отставке.
Лорд-заседатель Адмиралтейского комитета.
Генерал-губернатор Индии (1874 — 1883 гг.)
Магистр ордена «Мистический Рассвет».
Граф Бекингем.

3. Внешность
(Daniel Day-Lewis)
Роланд — рослый и крепкий мужчина с военной выправкой, завидным здоровьем и скупой жестикуляцией. Широкие жесткие ладони с длинными пальцами привычны к перу и к оружию.
В молодости не был красавцем. Впечатление несколько портит тяжёлый подбородок и нос с горбинкой. Из-за них худое длинное лицо с высоким лбом смотрелось несколько по-лошадиному. Зрелость сгладила эти черты, и теперь лицо Роланда смотрится более органично, но и более хищно, а порой и зловеще.
Глубоко посаженные серые с ржавчиной глаза цепко рассматривают объекты внимания Роланда через прищур — зрение графа постепенно сдаёт.
Брюнет, но шевелюра уже изрядно побита сединой.
Скупится на жестикуляцию в обыденности, но весьма экспрессивен, когда выходит из себя.
Обладает низким и как будто тоже слегка тронутым ржавчиной голосом.

4. Способности и навыки
• Отлично знает устройства кораблей, которые сходили с верфей Её Величества, морскую службу, устав. Превосходно знаком с тактикой морских сражений.
• Хорошо ориентируется на местности. Не пропадёт в походных условиях. Умеет быть неприхотливым. Способен не потерять человеческий вид при необходимости выживать вне цивилизации.
• Образован. Кроме родного свободно владеет латынью и греческим, а также французским. Сносно изъясняется на хинди и бенгальском языках. Обучен манерам, классическим наукам. Имеет некоторое представление об инженерном деле и кораблестроении.
• Руки Роланда привычны к оружию, он способен на достойном уровне управиться с любым, что попалось под руку. Нельзя сказать, что он мастер, но с оружием в руках он определённо очень и очень опасен. Куда лучше стреляет, чем сражается, но к шестому десятку глазомер стал уже совсем не тот. И без оружие может представлять серьёзную угрозу — к своему возрасту Роланд сохраняет крепкое тело и может одолеть и более молодого задиру.

5. Общее описание
Роланд происходит из семьи, уже более трёх веков поддерживающей Корону оружием.
Его отец сэр Чарльз был значимой фигурой при короле Георге, но изрядно растерял влияние во время короткого правления короля Вильгельма, так что детство Роланда проходило по большей части в Бекингемшире, в угрюмом родовом поместье Порфири-холл.
Роланд был вторым сыном и вечной тенью своего блистательного старшего брата Ленарда. Тому прочили головокружительную карьеру, у него было много друзей в кругу молодых офицеров Лондона и репутация безукоризненного джентльмена.
В сорок девятом году на охоте Ленард получил шальную пулю в живот и очень быстро и болезненно скончался. Присутствующие на охоте джентльмены немедленно организовались и поймали селянина из ближайшей деревушки, которого вовсе не должно было там быть. И он тоже как-то скоропостижно и спонтанно умер, не добравшись даже до городской тюрьмы.
Все скорбели о смерти Ленарда, но более всех — его младшая сестра Эвелина. Роланд, вызванный к похоронам из Лондона, мрачный и собранный, не проявлял чувств. Он знал, почему на самом деле рыдает сестра, догадывался о причинах, приведших селянина в лес, и понимал, почему единственные, с кем он успел поговорить — сэр Чарльз и местный констебль. Ребёнком он был свидетелем тайной стороны Ленарда, но теперь это было не важно. Ленард был мёртв, и в этом не было заслуги Роланда, о чём он в тайне и благодарил небо, и жалел.
После этого сэр Чарльз наконец вспомнил о младшем сыне. Тот уже успел составить о себе некоторое представление в Адмиралтействе и не собирался останавливаться. Но теперь на него налагались новые обязательства, поэтому через два с половиной года ему нашли невесту, и совсем скоро леди Агата Сантар осветила собой мрачный Порфири-холл.
С её появлением алые камни в стенах поместья наконец перестали смотреться кровавыми потёками и приобрели изначальный торжественный и благородный вид. Она вдохнула жизнь в нездоровую застоявшуюся атмосферу этого дома, и Роланд очень скоро поймал себя на неподдельном желании возвращаться в это место, которое он прежде практически возненавидел.
Эвелина в тот же год вышла замуж и уехала из дома.
Роланд продвигался по службе, надолго уходил в море во имя славы Её Величества, со всей страстью стремился выше и выше, но если раньше берег для него ограничивался Лондоном, то теперь большой город был лишь перевалочным пунктом между океаном и Бекингемширом.
На двадцать третьем году его жизни у Роланда появился сын Кристофер. Это послужило мощным стимулом рваться вперёд и вверх с силой четверых. Немало тому способствовала разразившаяся вскоре Крымская война. Несмотря на не слишком удачное начало кампании, Роланд показывал себя с лучшей стороны, и потому быстро двигался по службе. В конце лета 54 года Роланд получил ранение и был отправлен домой до самого конца войны.
После войны Роланд получил Крест Виктории и хороший толчок карьеры. Он всё так же редко появлялся в Бекингемшире, но неизменно с охотой возвращался в родовое поместье. Вскоре после подписания мирного договора Агата родила второго сына Вальдена.
Всё более очевидным для Роланда становилась особенность Агаты, не просто её удивительные человеческие качества, согревающие старые камни Порфири-холл. Это был новый, но такой близкий мир непознанного, что Роланд стал не только наблюдать за супругой, но и по мере сил искать книги о невероятном в Лондоне. Нельзя сказать, что в ту пору он разыскал так уж много полезного, но по меньшей мере с помощью Агаты сумел отделить часть достоверного от сора.
До рождения близнецов Александра и Аленари Сантары довольно долгое время провели в гостях у Эвелины, и вернулись в Порфири-холл после после нескольких месяцев отсутствия. Это время лучше чего-либо ещё обнажило перемены в старшем Сантаре. И хотя до времени не было понятно, с чем именно связаны перемены в Порфири-холле, со временем они стали очевидны.
Роланд, прежде старавшийся не пересекаться с сэром Чарльзом в интересах, стал всё чаще сталкиваться с отцом, ограждая собственную семью от его мнения о правильном и неправильном. Порой дети становились свидетелями этих споров, но не понимали корни тех историй, ветвями от которых нет-нет да хлестали друг друга мужчины.
Свет Агаты не мерк, но тени стали глубже и острее. В отсутствие Роланда сэр Чарльз давал волю своей паранойе и дьявол знает ещё каким демонам своей души, и рано или поздно это бы сделало жизнь Агаты невыносимой.
На счастье, однажды он просто сжёг себя в приступе сумасшествия. Это едва не послужило причиной пожара в том крыле, где находились детские (по неведомой никому причине сэр Чарльз решил совершить акт самосожжения именно там, у дверей близнецов), но домашние вовремя подоспели, так что все отделались испугом. А у сэра Чарльза не выдержало сердце, он умер раньше, чем его успели потушить.
После случившегося Роланд резко изменил порядок в доме. До того он тихо гордился наследием Агаты в его детях, муштровал особые дары старших детей подобно тому, как муштруют офицеров. Но со смертью Чарльза через прислугу пошли тревожные шепотки. Все видели, как портится и без того нелёгкий характер сэра Чарльза, все знали, что он человек недобрый, но сумасшедший настолько, чтобы наложить на себя руки? Более того, никто не нашёл ничего, что могло бы загореться. Эти слухи были опасны, потому проявление особых талантов в доме оказалось под запретом.
Вскоре вслед за сэром Чарльзом ушла и его супруга леди Маргери — тихий бессловесный призрак дома Сантар, обитавший в своей комнате или в библиотеке, более безучастный ко всему происходящему вокруг, нежели садовые статуи. Многие удивились, узнав, что она умерла только теперь, а не годы назад, после гибели Ленарда.
Два года спустя Англию постигла катастрофа. Казалось, наступил Конец Света, и Ад вторгся на землю, чтобы установить тысячелетнее царство Сатаны. Как оказалось позже, вопли особо набожных домашних не были так уж далеки от истины, но вместе с тем не было никакого смысла не жить дальше.
Роланд приложил все возможные усилия для сохранения влияния и благосостояния семьи. Большая часть земли Бекингемшира оказалась под водой, множество людей погибло. В ход пошло всё: старые договорённости, знакомства, догадки, оккультные знания.
Последние оказались на удивление полезными и бесполезными одновременно. Ни одно знание не объясняло и части постигших Англию несчастий, но они помогли Роланду найти людей, по-настоящему сведущих в мистических искусствах. И они были готовы рассмотреть Роланда, а после, возможно, поделиться своими знаниями.
Шесть лет спустя влияние этих людей весьма помогло Роланду, чтобы заставить покровителей «Страшного Суда» кануть в небытие после осады Порфири-холла в семьдесят втором году.
Кристофер и Вальден так же не оставались не у дел, следуя семейной традиции и выстраивая собственную карьеру. Но посвящать их в оккультизм Роланд не спешил, полагая, что они и без того одарены природой.
В 1873 году Роланд потерял супругу, а вместе с ней — что-то очень важное. Но поначалу это никак на давало о себе знать. Он не оставил своей деятельности, поддерживал консерваторов и набирающее вес объединение в правительстве, настаивающее на необходимости возрождения колониальной кампании, и в конце концов получил возможность отправиться в колонию в качестве генерал-губернатора Индии.
Смерть Агаты да ещё не стёршаяся из памяти осада Порфири-холла заставили Роланда перевезти в Индию всю свою оставшуюся семью. Под жестким солнцем колонии отношения в доме Сантаров стали охладевать. У генерал-губернатора было бесчисленное множество забот и задач. Отвыкшие от железной руки Её Величества аборигены бунтовали, и чем более жёсткие меры приходилось принимать, тем менее колебался граф. И тем более жёстким он становился к своим детям.
Дошло до того, что в 1877 году младший его сын Александр после громкой ссоры уехал из дома, чтобы более не возвращаться. Вслед за ним с молчаливого одобрения Роланда уехала и Аленари, всегда более кого бы то ни было имевшая влияние на своего брата-близнеца.
На расстоянии отношения Роланда с Александром смягчились. Их переписка до недавнего времени носила весьма спокойный характер. Но о возвращении до сих пор речи не идёт.
Подавляя сопротивление индийцев, Роланд всё более отдалялся от семьи. Кроме того, его покровитель в Лондоне, позволивший ему занять столь высокое место, подбросил ему след, и Роланду достало таланта и хватки, чтобы уже здесь, в Индии, обнаружить столь тёмные глубины мистицизма, что, будь он моложе, они лишили бы его рассудка.
В 1883 году, оставив пост в Индии, Роланд Сантар с дочерью Лилиан вернулся в Англию. В награду за службу он получил владения в колониях с правом распоряжаться на них по своему усмотрению. Но, по всей видимости, Индия наскучила ему. Теперь, со своими знаниями и со своим влиянием Роланд стал влиятельным членом «Мистического Рассвета», а вскоре — одним из магистров тайного ордена. Обращая магию себе на пользу многие годы, Роланд не замечал, как она медленно и верно завладевает его рассудком и начинает диктовать ход его мыслей и поступки.
До поры до времени Роланд Сантар не вызывает подозрений ни у кого, кроме собственной семьи. С течением времени всё растёт его раздражительность и нетерпимость. На людях он пока держит себя в руках и остаётся скорее приятным человеком. Он живо участвует в делах Адмиралтейства. Он, как и прежде, ироничный собеседник, азартный игрок, знаток лошадей, собак, оружия и алкоголя. Вояка, не слишком хорошо разбирающийся в искусстве, но и не отрицающий его значение, а потому появляющийся на крупных культурных событиях столицы.
В обществе вежлив, с дамами обходителен, в споре непримирим, но свою позицию обосновывает веско и ясно, иначе не берётся спорить. Несколько прямолинеен, но это и неудивительно для военного.

* графов и герцогов Бекингем в реальной истории Англии к концу девятнадцатого века не стало, рискну во-первых, прервать линейку герцогов раньше реального срока, а во-вторых, вернуть титул на графский.

Об игроке

6. Способ связи

7. Пробный пост

Свернутый текст

- Что ты здесь делаешь?
Тихий голос, возникший как бы из неоткуда, заставил слугу-коридорного подпрыгнуть на месте и уронить на пол совок, которым он чистил камин. На его беду, в этой комнате не было не то, что камина - захудалой печки для сжигания мусора. Слуга был в доме всего несколько дней и не предполагал, что хозяин и безраздельный обитатель северного крыла "Дождливого сада" появится так внезапно, не предупредив о себе ни звуком шагов, ни скрипом петель. От изумления и ужаса, который настиг молодого чезарийца, когда он поднял взгляд на хозяина, выдавить из себя он смог только нечто, похожее на ослиную икоту.
Инноченцио смерил молодого человека взглядом. Он был смешон, этот скуластый юноша с широким носом и большими светлыми глазами, обрамлёнными почти девичьими ресницами, трепетавшими теперь в совершенно девичьем же смущении. Он был смешон и незнаком. И он находился в месте, не предназначенном для посещения слугами.
- Что ты здесь делаешь? - медленно и с расстановкой повторил Инноченцио, делая шаг в пыльную комнату, заставленную не используемой в доме мебелью. Коридорный вздрогнул, бросил затравленный взгляд на дверь за спиной ди Вольпе и кинулся поднимать совок, как будто тот мог дать ему защиту от разноса. Юноша был готов поклясться, что речь шла по меньшей мере о его жизни, такой ужас нагнал на него хозяин. Оноре, вероятно, осознав, что от страха слуга не способен ни мыслить связно, ни ворочать языком, задал вопрос полегче.
- Кто ты такой?
- К-кол-лне-л-л, ваш выс-сок-к... к-к-кол-л...
Молодой человек картавил так, что в его пережёванной речи Инноченцио едва разобрал то, что его интересовало. Это было не сложно, его едва интересовала личность служки и его глубокие переживания. Но имя Корнелио в самом деле фигурировало в списке недавно взятых в дом слуг, болталось где-то в самом его конце и само по себе ни о чём не говорило. Всё, что за этим скрывается, должен был знать дворецкий.
- Вот что, - всё ещё тихо и спокойно сказал Инноченцио, подойдя на расстояние в какой-то шаг к растерянному слуге. - Если я ещё раз увижу тебя праздно шатающимся по дому, и только попробуй мне сейчас солгать, будто ты искал здесь камин, то это наказание покажется тебе лёгким ветерком.
С этими словами Инноченцио с силой опустил на плечо молодого человека складной стул для пикника, в руке кавалериста порхнувший со стремительностью хорошей трости, а то и палаша. Стул треснул, Инноченцио хладнокровно разорвал его на части, взял самую толстую рейку и ещё два раза прошёлся по спине согнувшегося под ударом слуги. Лицо Инноченцио потемнело от гнева, но на третьем ударе он отшвырнул обломки в сторону и столь же холодно, как и раньше, произнёс, перекрывая стоны коридорного:
- Собери мусор, приведи себя в порядок и возвращайся к работе. Иначе сегодня же уйдёшь из этого дома, и тебя не возьмут даже в дом милосердия чистить отхожее место. Услышу о жалобах - то же самое. Шевелись!
Носком ботинка Инноченцио подпихнул слугу к действию. Неловко держа левую висящую плетью руку, слуга, скуля и рыдая, собрал обломки стула и поспешил убраться вон. Инноченцио, оставшись в одиночестве, оскалился подобно дикому лису, злобно и довольно, обернулся к одному из ковров, устилавших стены, поднял его и нажал на ручку скрывающейся за ним двери, совсем незаметной для стороннего наблюдателя.
Недлинная лестница вела в просторное помещение, совмещённое, судя по дверям, с двумя комнатами по разные стороны света от спуска. Тут Инноченцио прошёл вглубь комнаты остановился, не зажигая свет, как будто его глазам не нужен был свет, он знал здесь всё на ощупь, или же он просто задумался на полпути, и для этого свет ему совершенно не требовался.
Где-то в глубине подвала что-то звякнуло. Инноченцио не пошевелился, его лицо было обращено к спуску в подвал.

Отредактировано Roland Santar (6 сентября, 2017г. 13:00:26)

+4

2

Добро пожаловать в Brimstone!
Приятной игры, и да будет море милостиво к вам

Заполнение профиля   ●   Координаця игры   ●   Вопросы к АМС   ●   Шаблон игрового эпизода

0


Вы здесь » Brimstone » Принятые анкеты » Роланд Сантар, магистр ордена «Мистический Рассвет»